Большая энциклопедия рыбалки. Том третий. — Всё о рыбалке...

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий.

Саки.

Саки – захватывающие рыбу орудия с большим провисом сетки, которые применяются при ловле проходных рыб (например, корюшки в Неве) или крупных рыб в глубоких ямах, омутах и т. д. (например, леща на подкормку). Сеть сака крепится на круглый обруч, крестовину, прямоугольную раму или на шест с рогатиной или поперечиной на конце – последний вариант сака называется наметкой.

Наметка.

Наметка – снасть, известная с давних времен, и до наших дней она остается наиболее известным и широко применяемым из всех саков.

Классическая, еще Аксаковым и Сабанеевым описанная наметка, состоит из сетевого мешка (т. н. мотни), шеста-рукояти и поперечины, выполняющей роль одной стороны треугольного каркаса, роль двух других сторон выполняет туго натянутый шнур, продернутый сквозь крайние ячеи сети и прикрепленный к шесту (см. рис 171-А). Для удобства транспортировки снасти шест обычно вырубается на месте рыбалки.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 1. Классическая наметка. А – вариант для активной ловли, В – вариант для пассивной ловли с упором в дно. 1 – шест; 2 – место крепления шнура; 3 – шнур; 4 – мотня; 6 – перекладина.

Ловля осуществляется обычно на реках с крутыми берегами во время весеннего половодья: наметка плашмя опускается в воду, затем рыболов подтягивает ее к себе, перебирая руками шест, и захватывает сетью рыбу, стоящую у берега.

На небольших реках с покатыми берегами ловят иным, пассивным способом: выбрав узкое место с сильным течением, шест упирают в дно и ждут, когда в сеть зайдет скатывающаяся вниз рыба. Движения в мотне крупной рыбы, угодившей в наметку, при такой ловле обычно ощущается рукой; наличие мелкой проверяют регулярными подъемами снасти или же привязывают к сетке мотни тонкую леску, туго натянутую и захлестнутую другим концом за палец рыболова. При обоих способах добычливее бывает ночная ловля.

Иногда наметку для пассивной ловли собирают в несколько модернизированном виде (см. рис. 1-Б): заостренный конец шеста выдается ниже поперечины, а шнур крепят к нему так, чтобы образовался асимметричный треугольник. Такую снасть гораздо легче удерживать на сильном течении, воткнув заостренный конец шеста в песчаное или глинистое дно, и стоя сбоку, на берегу.

Наметками и того, и другого вида ловят и летом, чаще вдвоем – один ловец держит снасть, а другой выгоняет рыбу из травы, из водорослей, из-под камней и подмытых берегов.

Наметками несколько увеличенных размеров с более прочной сеткой ловят карасей в сильно заросших водорослями небольших прудах, не имеющих окон чистой воды: вытягивают на берег большое количество водной растительности, а затем выбирают рыбу из этой зеленой груды. Рыбачить приходится вдвоем – в одиночку набитую тиной и водорослями мотню не поднять. Карась при таком способе ловли попадается в основном некрупный.

Гораздо более интересна и спортивна ходовая ловля небольшой наметкой, описанная ниже.

Наметка для ходовой ловли.

Эта наметка устроена несколько сложнее, чем обычная. Сеть натягивается не на поперечину и шнур, а на раму, обычно пятиугольной формы, которая крепится к шесту не прямо, но под углом. Величина угла зависит от длины шеста, от роста рыболова и от условий ловли, и окончательно регулируется прямо на водоеме.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 2. Наметка для ходовой ловли и ее положение на дне.

Рама выгибается из стального прутка длиной не менее 3 м и диаметром 8 мм, причем сталь выбирается наиболее мягкая, – такая, чтобы ее можно было много раз гнуть и разгибать, не рискуя сломать. Слишком жесткий пруток необходимо отжечь на обоих концах, на длину не менее 40 см.

Затем из прутка выгибается рама (см. рис. 2), так, чтобы в верхней ее части оставались свободные концы прутка длиной не менее 30 см, для крепления к шесту. Минимальные размеры рамы: ширина 50 см, высота до места крепления к шесту – 60 см. Максимальные размеры ограничиваются физическими возможностями рыболова и рыболовными правилами, устанавливающими разрешенные размеры саков. Но даже очень сильному рыбаку, ловящему в условиях полного либерализма правил, не следует впадать в грех гигантомании: слишком большая наметка при ходовой ловле будет чаще зацепляться за подводные камни и коряги, чем ловить рыбу.

Сетевой мешок (мотня) обычно шьется из сети с ячеей 10 мм, для больших наметок возможна более крупная ячея. Длина мотни в натянутом на раму состоянии должна составлять не менее 1,5 м для указанных выше минимальных размеров, а с их увеличением – увеличиваться пропорционально. Форма мотни должна представлять из себя сильно вытянутый и сжатый в конце конус, – так, чтобы крупная рыба, попавшая в мотню, и сначала старающаяся протиснуться дальше, затем не смогла развернуться и уплыть из снасти.

Мотня натягивается на раму (пруток пропускается в крайний ряд ячей) и расправляется, а свободные концы рамы фиксируются временной стяжкой из нескольких витков проволоки (расстояние между концами должно в точности соответствовать толщине заранее заготовленного шеста). Затем мотню пришивают к раме капроновым шнурком.

После этого остается лишь укрепить наметку на шесте (чаще всего ее приматывают толстой алюминиевой или медной проволокой) и согнуть раму под нужным углом – так, чтобы когда конец шеста находится в руках рыболова в максимально удобном для быстрого подъема положении, а нижний край рамы лежит на земле, – сама рама при этом оставалась бы в вертикальном положении.

Наметка, изготовленная описанным способом, практически неразборная (хотя, конечно, можно ее каждый раз приматывать к вырубленному на месте ловли шесту) и более пригодна для рыбалки рядом с домом. Поэтому некоторые, более продвинутые и мастеровитые рыболовы, делают модернизированные наметки – с телескопическим алюминиевым шестом, с рамой из тонкой алюминиевой трубы, с механизмом, позволяющим фиксировать различные углы наклона рамы. Естественно, транспортировка такой наметки гораздо удобнее, да и ловля ею легче в смысле физических нагрузок. Единственное условие, которое стоит соблюдать, – не делать разборной раму. Нагрузки она при ловле испытывает очень большие и быстро ломается в местах сочленений.

Процесс ловли очень схож с ходовой ловлей подъемником (см. выше), поэтому отдельно описывать выбор места и времени смысла нет. Рыбак (после предварительного взмучивания воды) использует все тот же описанный цикл: заброс-пауза-нагон-подъем, постоянно находясь в движении и спускаясь вниз по течению вдоль берега речки или ручья. Единственное отличие состоит в том, что из наметки рыбе выскочить не так легко, как из подъемника, и поэтому стадию нагона можно растягивать, подходя почти вплотную к раме, – в результате за один подъем снасти можно поймать и стремительного язя, и налима-тугодума, что при ловле подъемником случается редко.

Выбирая, с какой из этих похожих по действию снастей – с наметкой или с подъемником – лучше прогуляться по верховьям речки в момент хода рыбы, стоит учитывать следующие соображения. а) Наметка позволяет поймать более крупную рыбу. Экземпляры более 1 кг чаще всего успевают выскочить из подъемника (за исключением, пожалуй, налимов). В наметку же иногда попадаются рыбины и свыше 5 кг весом. б) Извлечение некрупной рыбы из узкого конца мотни наметки занимает гораздо больше времени – надо положить снасть на берег и вывернуть ее наизнанку, к подъемнику же достаточно просто протянуть руку. Точно также гораздо больше времени занимает освобождение наметки от всевозможного мусора, сгнивших за зиму остатков водных растений, мелких камней и т. д. А при ходовой ловле улов прямо зависит от пройденного по речке расстояния, т. е. лишние потери времени ни к чему.

Вывод: для ловли не крупной и идущей густыми стаями рыбы (плотва, елец) пригоднее подъемник, а наметкой лучше ловить крупную и не так часто попадающуюся рыбу.

Рыбалка с ходовой наметкой – один из самых спортивных видов ловли сетевыми орудиями (представляю реакцию фанатов удочки и спиннинга на такое утверждение). Тем не менее факт остается фактом – для хороших уловов требуется незаурядная физическая подготовка, виртуозное владение снастью и отличное знание водоема и повадок рыбы. Пожалуй, в спортивном отношение выше рыбалки с наметкой стоит лишь ловля кастинговой сетью.

Сежа.

Описанная Л. П. Сабанеевым сежа представляет собой дальнейшее развитие пассивной ловли наметкой, при которой сак стоит неподвижно на пути у рыбы, и она сама в него заходит. Вот это описание:

Кроме того, когда белорыбица скатывается вниз, ее ловят т. н. сежами. Этот весьма оригинальный способ ловли, употребляемый во многих местностях северной и южной России, например на Днепре (где рыбу, однако, загоняют), особенно применим к ловле этой чуткой и осторожной рыбы; нельма и белорыбица никогда не попадаются в морду, и первая даже в сежу спускается хвостом. Название сежи, очевидно, происходит от сиденья, устраиваемого при этом снаряде. Последний состоит из большой сети в виде очень редкой (трехпалечной) мотни и четырех совершенно гладких кольев, вбиваемых посередине реки, на самом глубоком месте; они отстоят друг от друга на 4 м и вершина их на 35 см выше поверхности воды; в развилины этих кольев кладутся перекладины, а на последние настилаются доски, на которых и сидит рыбак. Верхняя бечева сети привязывается к задней перекладине, т. е. обращенной вниз по течению, а нижняя – к коромыслу, которое делается из еловой легкой жерди с петлей на каждом конце и, чтобы не пугать рыбу, обугливается, так же как и колья.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 3. Ловля сежей.

К коромыслу прикрепляется батожок с петлей, которая задевается за шпенек. Таким образом настороженная снасть имеет вид, изображенный на рис. 3. К середине сети прикрепляются 12 сим, которые рыбак, сидящий на помосте, держит в руке между пальцами. Малейшее прикосновение рыбы передается последним, мгновенно сдергивается петля, коромысло быстро всплывает кверху, и рыба как бы поймана в западню. Все-таки нельма часто успевает выскочить из сети, и потому редко удается поймать в ночь более 5 штук, тем более что здесь нельзя даже пошевельнуться, чтобы не испугать чуткой рыбы.

Подобными сежами ловится белорыбица и в Урале, только мотня вставляется в отверстие между крыльями из сетей же, утвержденных на кольях.

Снастями, очень похожими на сежу, ловили также лещей и других крупных карповых рыб, а также сомов (в реках Средней Азии). Сейчас все эти большие саки представляют лишь исторический интерес: размеры их значительно превышают разрешенные для любительской рыбалки, но и несознательные граждане, игнорирующие ограничения, налагаемые рыболовными правилами, едва ли станут ловить сежей: очень уж громоздкая, издалека видная на водоеме снасть, да и в воду ее в случае чего не бросить, не сделать вид, что просто здесь прогуливаешься.

Однако многие снасти, казавшиеся лет тридцать назад навеки запрещенными для любителей, сейчас вновь вернулись в их арсенал, – возможно, произойдет такое и с сежей.

Сачки.

Сачки, они же подсачки, – а проще говоря, саки маленького размера – крайне редко используются как самостоятельная снасть, обычно их применяют как вспомогательный аксессуар при ловле рыбы на крючковые снасти по открытой воде, либо для извлечения рыбы из камер некоторых рыболовных ловушек (котцев, катисок).

Авторы старых рыболовных книг сообщают, что лососи и форели, штурмующие водопады в своем пути к месту нереста, настолько теряют свою обычную осторожность, что их легко можно подхватить сачком. Едва ли так уж легко – иначе не стоило бы рыболовам выдумывать столько ухищрений для ловли лососевых рыб, и наверняка пойманного сачком лосося можно считать приятной, но совершенно случайной удачей.

Заметив неподвижно стоящую в воде щуку, словно бы оцепеневшую в летнюю жару, можно попытаться подвести к ней сачок и выбросить рыбу на берег. Иногда такой маневр удается, особенно если голова щуки укрыта в водорослях, а сачок подводить с хвоста, – но опять-таки имеет место приятная случайность.

Столь же нерегулярно ловят сачками травмированных и почему-либо потерявших ориентировку рыб – например, свалившихся с водосброса плотины или попавших в зону действия гребного винта судна (известно, что не только хищники ловят оглушенных моторками мальков, сами порой попадая под винт, но и такая осторожная рыба, как лещ, подплывает в поисках вымытой из донного грунта пищи под самую корму теплоходов, буксиров и т. д.).

На небольших речках подсачки можно использовать на манер наметки для ходовой ловли, но с более скромными уловами. В заросших и травянистых водоемах сачком можно с успехом ловить живцов, выгребая на берег водоросли вместе с запутавшимися в них карасиками, ротанчиками, гольцами и щиповками.

Семга (атлантический лосось).

Образ жизни.

Из всех многочисленных представителей нескольких родов семейства Лососевые, водящихся в России, наибольшего внимания рыболовов заслуживает проходной лосось, давший свое имя и роду, и всему семейству: семга, она же атлантический лосось, она же благородный лосось.

На самом деле у этой рыбы куда больше имен: ихтиологи именуют ее на латыни Salmo salar Linne. На Северо-западе (на Балтийском море и впадающих в него реках) у русскоязычных рыболовов в ходу название лосось, у поляков созвучное losos, у латышей – lasis, у эстонцев (и у родственных им финнов) – lohi.

На Севере – на Белом и Баренцевом морях и на впадающих в них реках, поморы называют атлантического лосося исключительно семгой. Ну а в англоязычных каталогах рыболовной продукции используют название salmon.

Более того, отдельные названия благородный лосось имеет на каждом этапе своего жизненного цикла: подрастающая в реке молодь называется пестрятка, тальма (на Печоре). Подросшие лососята, сменившие окрас и скатывающиеся в море – серебрянка или покатка (покатник), но в последнее время эти название почти не используется, вытесненные другим: позаимствованным у англичан термином смолт (smolt).

Нагуливающуюся в море семгу, а также скапливающуюся перед устьями рек незадолго до нереста называют белянкой (за цвет чешуи, почти лишенной в этот период пятен). Впервые входящие из моря в реку лососи, проведшие одну зиму в море зовутся тиндой (на поморском Севере) и синюшкой (на реках Ленобласти). Пожившие в реке и полностью созревшие для нереста рыбы именуются лошалыми семгами (самки) и просто лохами (самцы), отнерестившиеся и скатывающиеся в море – вальчаками.

Но вот что удивительно: имен у рыбы много, а «в лицо» многие любители рыбалки знают ее плохо и очень часто путают с другими рыбами. Вернее, наоборот, – гордо именуют «лососем» или «семгой» ее случайно пойманных родственников.

Обычная история: торжествующий спиннингист объявляет на весь Интернет о победе в тяжелом поединке с «семгой», в качестве доказательства размещает свою фотографию с трофеем – но на снимке ясно видна кумжа, а то и радужная форель… Конечно же, рыболовы Кольского полуострова (либо регулярно ездящие туда в рыболовные туры) такой ошибки не совершат, но среди любителей, ловящих на реках Ленинградской области, она весьма распространена.

Нередко эта ошибка насаждается вполне сознательно – нашими соседями-финнами (стоимость рыболовного тура в Финляндию для жителя, например, Санкт-Петербурга значительно ниже стоимости путешествия на Кольский полуостров, а уровень сервиса даже сравнивать не приходится).

И вот ситуация: стоят на берегу финской реки российские рыболовы-туристы, хлещут спиннингами какой-нибудь перекат, где семга не появляется, или появляется в другое время года, и вытягивают бурно сопротивляющихся пестрых рыб приличных размеров: тайменей (не наших сибирских, – в Финляндии тайменем называют кумжу) или радужных форелей, активно запускаемых финнами в свои водоемы. Понятно, что нашим спиннингистам из центральных областей, до того встречавшимся в основном с окунями и щуками, и такая рыба за счастье, а финские гиды-инструкторы ехидно кивают: «Лохи, лохи!», – и не совсем ясно, кого они имеют в виду: рыбаков или их улов… Дурной пример заразителен – и карельские турфирмы, занимающиеся рыболовным туризмом, в последнее время начали практиковать финские методы (с некоторым отличием – радужной форели в Карелии мало, и за семгу наряду с кумжей активно выдается озерный лосось).

Поэтому нелишне будет описать внешность семги с указанием ее отличий от упомянутых выше родственников. Итак:

У взрослых особей семги, недавно зашедших в реку для нереста, спина темная, с синевато-стальным отливом; хвостовой и спинной плавники темно-серые, а остальные несколько светлее; тело покрыто мелкой ярко-серебристой чешуей, среди которой, выше боковой линии, разбросаны в небольшом количестве темные пятнышки Х-образной формы. Изредка пятнышки можно встретить и ниже боковой линии семги, но всегда в передней части тела, до условной вертикальной линии, проведенной от первого луча спинного плавника.

У кумжи чешуя серебром отливает не столь ярко, пятен на ней больше, они ярче выражены и более округлой формы, к тому же опускаются ниже боковой линии, в том числе и в хвостовой части тела.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 4. Благородные лососи: 1 – семга, 2 – кумжа (лосось-таймень).

Радужную форель отличить и от кумжи, и от настоящего лосося еще проще: у двух последних на боках никогда не бывает красной продольной полосы, очень яркой и хорошо заметной у форели.

Пресноводный подвид атлантического лосося (научное название – Salmo salar morpha relictus), в море никогда не выходящий, обитает в Ладожском, Онежском и некоторых других озерах, а для нереста заходит во впадающие в них реки. Семгой озерного лосося не называют, окраской он более похож на кумжу: темные, ярко выраженные пятна покрывают все тело, особенно много их у грудных плавников. Если для вас принципиально знать, кумжу или озерного лосося удалось вытащить из вод Свири или Ояти, надо присмотреться к голове пойманной рыбины: у озерного лосося пасть несколько короче, верхняя челюсть никогда не заходит за вертикаль заднего края глаза, – у кумжи заходит, и заметно. Отличается и форма хвостового плавника – у кумжи он имеет ровный обрез, у лосося – слегка вогнутый.

Прочие отличия (количество и форма жаберных тычинок, например) интересны только ихтиологам, и на них мы останавливаться не будем. И без того у читателя этой книги теперь достаточно информации, чтобы не принять за семгу схожие с ней виды.

А вот главный признак, по которому издавна отличали рыб отряда Лососевые – маленький жировой плавничок на спине – стал в наше время не слишком надежным. Дело в том, что многие рыбоводные заводы помечают подращенную и выпущенную молодь лосося, удаляя жировой плавничок (рыбе он нужен для жизни не более, чем аппендикс человеку). И у рыбака всегда есть шанс поймать лосося, чей жизненный путь начался в заводском инкубаторе. С другой стороны, корюшки и хариусы, которых малосведущие граждане нередко считают родственниками лососей из-за наличия пресловутого плавничка, – на самом деле относятся к двум другим семействам рыб, к Корюшковым и Хариусовым соответственно.

Прежде чем перейти к ареалу обитания и собственно к образу жизни семги, стоит сказать несколько утешительных слов туристам, купившим «лососевый тур» и попавшихся на удочку его организаторов: и кумжа (она же лосось-таймень), и озерный лосось все же относятся к роду благородных лососей. Даже радужная форель – пресноводная разновидность благородного лосося (американского стальноголового).

* * *

Места нагула семги – северная часть Атлантического океана и европейские моря Северного Ледовитого.

Отсюда она входит на нерест в реки Европы и Америки, впадающие в Атлантику, в Северный Ледовитый океан и в моря, являющиеся частью этих океанов (в России это Балтийское, Белое, Баренцево моря и частично Карское). В Европе юго-западной границей ареала семги считаются реки Португалии, северо-восточной – впадающая в Северный ледовитый океан российская река Кара (далее к востоку, вдоль сибирского побережья, семга не встречается). Вдоль атлантического побережья Америки семга распространена от реки Коннектикут на юге до западного побережья Гренландии на севере (до 68° с. ш.).

В этом правиле предостаточно исключений – например, балтийская популяция семги в океан не выходит, не покидает пределов внутреннего моря, а семга Финского залива всю свою «морскую» часть жизни проводит в этой достаточно опресненной акватории. В то же время рыб, помеченных в российских водах бассейна Баренцева моря, вылавливали далеко в океане, у северных берегов Норвегии, причем двигались лососи туда быстро, проходя за сутки более 50 км.

Если отвлечься от географии и взглянуть на политическую карту Российской федерации, то семга заходит в реки следующих ее субъектов: Ленинградской, Мурманской, Вологодской и Архангельская областей, республик Коми и Карелия, Ненецкого автономного округа. Если считать, загибая пальцы – немного, но если учесть, что на территории только лишь Коми можно разместить полтора десятка областей центральной России, и место еще останется, – не так уж мало, почти весь Северный федеральный округ и часть Северо-западного.

Теоретически можно добавить в этот список Новгородскую область – но семги там исчезающе мало и ловля ее находится для любителей под строжайшим запретом.

Особняком от остальной России стоит Калининградская область – и в самом прямом географическом смысле, и в том, что касается ловли балтийских лососей. Семга и кумжа там водятся, встречаются в прибрежных морских водах, заходят в речки на нерест, и на грани исчезновения их популяции не находятся, – промысловики добывали за сезон (в 90-е годы) в среднем по 11 тыс. особей лосося. Однако любителям долгие годы ловля была запрещена, и лишь с 2007 года разрешили ловить с огромным количеством ограничений. Но, как говорится, если нельзя, но очень хочется, то…

Впрочем, вернемся к образу жизни семги.

При входе из моря в пресную воду она прекращает питаться и живет исключительно за счет отложившихся в теле жировых и белковых запасов, – однако же исправно ловится в реках и на блесну, и на живца. Противоречия тут нет: рыба убивает свою жертву, стиснув челюстями, иногда даже перекусывает пополам, но не проглатывает. Дело в том, что очень крупная (5–6 мм в диаметре) и питательная икра семги – лакомая пища для многих других рыб. И семга инстинктивно защищает будущее потомство, убивая всех, кто может на него покуситься.

Чем больше времени семга проводит в реке (а ее нерестовые путешествия весьма долгие, и порой растягиваются на полгода и даже более), тем сильнее она худеет, и ее вкусное красное мясо, жирное и богатое белками, теряет свою питательность, делается белесым, дряблым и невкусным. Зато все более вкусной становится созревающая икра – но семгу, в отличие от тихоокеанских лососей, ловят в основном не ради икры, а ради мяса.

По мере продвижения семги в верховья реки приближающийся нерест меняет внешность рыбы: окраска ее постепенно изменяется, переходя из ярко-серебристой в тускло-темные тона; на боках и на голове появляются оранжево-красноватые пятна. Наибольшим изменениям подвергаются самцы (у них удлиняются и искривляются челюсти, на верхней челюсти образуется крючкообразный выступ, входящий в выемку на нижней челюсти), и меньшим – самки. Этот процесс называют лошанием, а самцов в таком виде – лохами; самку называют икрянкой или лошалой семгой.

Рыбаки, ловящие семгу на блесну или живца, считают, что случающиеся иногда пустые хватки принадлежат именно лохам – тройник выскакивает, не зацепившись, из широкой щели между челюстями. Не здесь ли коренится полублатное словечко «лох» (в значении «раззява», «разиня»), ставшее ныне общеупотребительным?

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 5. Голова семги-самца в период лошания.

До каких размеров и веса вырастает в море семга? Вопрос сложный… Разные источники называют максимальный вес в 32, в 37, в 40 и даже в 46,5 кг… В Интернете встретилось упоминание о рекордном лососе весом в 174 кг, но отсутствие подробностей наводит на мысль о том, что это всего лишь рыбацкая байка.

На основании личного опыта могу сказать: в наше время в реке Луге, протекающей в Ленинградской области (именно на ее берегах мне чаще всего доводилось встречаться с лососями) 10-килограммовая семга уже считается весьма крупной, и уважительно именуется «мамкой» (самые крупные экземпляры – самки), а 15-килограммовая – трофей, о котором вспоминают не один год. Хотя в былые времена попадались якобы и рыбины в полтора пуда… Но все рыбаки – и лужские не исключение – любят преувеличения. Однако надо отметить, что и полтора века назад лужские семги уступали в размерах своим сородичам, заходившим на нерест в Неву и Нарову.

Ихтиологи же, обобщая данные об уловах промысловиков, называют следующие цифры:

Длина ходового невского лосося колеблется от 38 до 116,5 см, вес – от 1,1 до 23,1 кг. Средний вес лососей, вылавливаемых в восточной части Финского залива, – 10 кг. Средний вес осенней семги в р. Онеге – 8,1 кг, в Северной Двине – 8,8 кг, в Печоре – 7,5 кг. В реках Поное, Варзуге, Кулое осенняя семга мелкая – 4,2–4,7 кг. Средний вес озерного лосося из Ладожского озера – 3 кг.

Семга живет не более восьми – девяти лет и за это время мечет икру не более трех раз, обычно один раз. И лишь однажды за полуторавековое наблюдение за лососями отмечен случай пятикратного нереста семги. Чем сильнее развит в реке промысел, тем меньше процент повторно нерестующих рыб.

В реке лосось растет очень медленно, в море – очень быстро. Если за 3 года жизни в реке пестрятка вырастает на 10 см, то за один год жизни в море прибавляется 23–24 см (данные по реке Поной).

В полуопресненных водах Финского залива взрослеющий лосось набирает вес быстрее, чем в Онежском, Ладожском и других озерах, но медленнее, чем в соленой морской воде. Обычно семга достигает половой зрелости в возрасте трех-пяти лет, но в реках попадаются половозрелые карликовые самцы длиной 15–20 и даже 10 см. Такие самцы созревают в реке, не уходя в море, и принимают участие в нересте наравне с самцами нормальной величины, пришедшими с моря.

Считается, что ход семги в реки на нерест разделяется на весенне-летний и осенний. Первый начинается в незначительном количестве вскоре после вскрытия реки и спадения весеннего паводка. В этот ход идут почти одни крупные рыбы. Затем с середины июня идет семга весом не более 3 кг. Осенний ход начинается с августа и продолжается до поздней осени (чаще всего до ледостава). В это время идут крупные рыбы, достигающие иногда 16 кг и больше. Вместе с крупными входит и мелкая семга, не превышающая веса в 4 кг. (С позволения читателей я опущу многочисленные местные названия семги, различающейся по размеру и времени входа в реки).

На деле же все эти закономерности весьма условны. Ход семги в реки для нереста очень сильно зависит от местных условий: например, в р. Луге весеннего хода практически нет, летом, во второй половине июня, появляются штучные экземпляры – т. н. «разведчики», а настоящий массовый ход – с конца августа до конца октября, иногда до ноября и даже до ледостава. Причем год от года и сроки хода, и численность идущих на нерест рыб сильно колеблются и весьма зависят от уровня воды в реке. При высоком осеннем паводке семга в большом количестве входит в реку, при его отсутствии ход очень слабый.

Наблюдения, сделанные на лососевых реках других регионов, тоже не складываются в единую картину: в одну реку массовый ход семги происходит летом, причем идет почти одна мелкая рыба, в другую – осенью, и идет крупная семга; в некоторые же реки семга входит чуть ли не в равных количествах и весной и осенью, а ход летней семги невелик. И опять же все колеблется от года к году…

Семга становится вполне готовой к нересту, лишь прожив некоторое время в реке. Рыбы, вошедшие в реку весной и летом, нерестятся осенью того же года. Семга, вошедшая в реку осенью, перезимует в ней, а нереститься будет лишь следующей осенью.

Ихтиологи считают, что это две биологически различные формы одного и того же вида Salmo salar. Te лососи, которые входят в реки или подходят к устьям рек, имея слабо развитые половые продукты, должны для созревания провести зиму в реке; они подымаются к верховьям рек: по Северной Двине – до Вычегды и Сысолы, по Печоре и притокам – до предгорий Урала, по Неве – до ее истока и далее, до северо-восточных берегов Ладожского озера.

В отличие от них лососи, которые входят в реки, имея хорошо развитые половые продукты, нерестятся в том же году, не очень далеко от устья. Нерест семги начинается осенью при температуре воды не более +6°, примерно с середины сентября, и продолжается до замерзания рек. Икрометание происходит на мелких местах с песчано-галечным и не заиленным дном.

Самка вырывает в песчано-галечном грунте большую (до 2–3 м длиной) яму и зарывает в нее оплодотворенную икру. Вот как это происходит по наблюдениям ихтиологов: «Самка ложится в яму, упирая голову в камень на краю ее. К ней в вечерние часы или рано утром подплывает самец и останавливается, держа голову около ее полового отверстия. Как только раздраженная присутствием самца самка выпускает немного икры, он устремляется вперед, задевая ее своим боком, и выпускает молоки. Затем он останавливается примерно в 1 м впереди самки и постепенно выпускает струю молок на икру, которая теперь целым потоком бежит из самки; последняя в то же время боковыми движениями хвоста забрасывает икру песком и галькой».

Отнерестившиеся лососи скатываются вниз по течению, исхудав от долгой голодовки, израненные, с потрепанными плавниками. Часть их, особенно самцы, гибнет от истощения, но достигшие моря вновь приобретают серебристую окраску, начинают питаться и восстанавливают силы.

По мнению других ихтиологов, после нереста не вся семга скатывается в море, а часть ее остается в реке на глубоких местах до весны будущего года и скатывается в море вместе с полой водой.

* * *

Температура воды на нерестилищах лосося зимой не превышает 6° С, поэтому икра развивается медленно, – так учат нас ученые-ихтиологи.

Не превышает – мягко сказано. Однажды мне довелось бродить в резиновом полукомбинезоне без утепления (штаны с приклеенными сапогами) по родниковым верховьям лососево-форелевой реки Систы, впадающей в Финский залив. Изумила вода, прямо-таки ледяная, – более 10–15 минут в речке не выдержать, приходится вылезать и отогреваться на берегу. Под рукой случился термометр, измерил температуру воды: +4°. А дело происходило, между прочим, в середине июля (та экспедиция к семге отношения не имела, состоялась в поисках форели-пеструшки). Надо полагать, что осенью, во время нереста семги, Систа по меньшей мере не теплее…

В общем, икра превращается в личинок лосося лишь в мае (личинка отличается от малька тем, что у нее еще не конца рассосался жировой пузырь – у лососей, с их крупной икрой, это рассасывание происходит особенно долго).

Как уже сказано выше, подрастающие поколение семги долгое время живет в пресной воде, – где два-три года, а где и все пять, в зависимости от кормовой базы.

Молодые лососи не похожи на взрослых рыб и раньше, в девятнадцатом веке, даже считались за самостоятельный вид. Это бойкие и подвижные рыбки, пестро окрашенные, с темными поперечными полосками по бокам, с темной спинкой, покрытой коричневыми и красными круглыми пятнышками, – т. н. «пестрятки».

Рацион пестряток мало отличается от пищи форели, нередко живущей в тех же верховьях рек и конкурирующей за пищу с молодью семги: черви, личинки ручейников, рачки-бокоплавы, упавшие в воду насекомые…

Подрастая, пестрятки медленно скатываются к устьям рек. Достигнув размера 12–18 см в длину, молодые лососи выходят в море. Перед этим у них исчезают темные полосы и пятна, и чешуя становится серебристой.

Это превращение нередко называют смолтификацией, а рыб – «смолтами».

Однако не все пестрятки сплывают к устью и превращаются в смолтов. Значительная часть их остается на нерестилищах и там созревает. Это карликовые самцы, о которых уже упоминалось. Среди идущей с моря семги самок всегда больше, и речные самцы-карлики исправляют дисбаланс. Более того, порой даже умудряются успешно конкурировать с крупными морскими самцами – быстренько оплодотворяют икру, пока один лох отгоняет от своей самки другого…

Лохи – они и среди лососей лохи.

* * *

Оказавшиеся в море смолты начинают расти ударными темпами – поначалу питаются ракообразными и морскими червями, затем переходят на рыбную диету: в Атлантике охотятся за сельдью и песчанкой, в Финском заливе преследуют косяки салаки и корюшки, в Баренцевом море – мойвы. Через год (или через два, или через три, в зависимости от состояния кормовой базы в местах нагула) выросшие и заматеревшие семги начинают путешествие к истокам рек, где они появились на свет – преодолевая преграды, штурмуя пороги и водопады… Жизненный цикл замыкается.

А теперь можете смело забыть все написанное мною выше. Так должно происходить в идеале, так всё и происходило когда-то – но в наши времена жизнь атлантического лосося весьма и весьма изменилась…

Семга – рыба для Европы реликтовая, наиболее благоприятные для нее условия существования (даже если полностью исключить человеческий фактор) имели место во времена ледникового периода – когда каждая речонка, впадающая в Атлантику, Балтику или Северное море, брала начало с тающих ледников: для нереста именно в таких холодных и чистых водах генетически «заточен» атлантический лосось.

Но ледниковый период закончился глобальным потеплением, и для лососей наступили нелегкие времена – наступили давно, десятки тысяч лет назад, когда наши предки своими первобытными снастями не могли еще нанести существенный вред популяциям семги.

Ледники растаяли, и европейские реки значительно удлинились, вода в них потеплела и помутнела, появлялись новые, более теплолюбивые породы хищных рыб, – а места нереста постепенно отодвигались все дальше и дальше от устьев рек, в верховья, в холодные родниковые истоки. Все труднее становился для взрослых рыб путь на нерестилища, и все опасней для молоди становился путь обратно в море.

Идеальные для размножения лосося реки – короткие, с чистой и холодной водой – уцелели только на севере Европы: в Скандинавии, на российском Кольском полуострове. В них естественных врагов у лосося немного, лишь собственные мелкие родственники (форели и т. д.), не боящиеся холодной воды и любящие поживиться икрой и мальками семги. А щуки и окуни – редкость в холодных быстрых водах, и мало тревожат движущихся к морю пестряток и смолтов.

В реках, впадающих в моря атлантического бассейна с юга, совсем иная ситуация. Рассмотрим на примере Луги (так уж получилось, что на берегу этой реки стоит дом, где я провожу почти все теплое время года). Длина Луги 353 километра – не так уж много в сравнении с Печорой (около 1800 км), но вполне сравнимо с Онегой (около 400 км) и нерестовыми лососевыми реками Кольского полуострова (Кола, давшая название полуострову, всего-то 83 км длиной).

Однако Луга – река достаточно теплая, среди ее ихтиофауны можно встретить, например, сома – как известно, весьма теплолюбивую рыбу. В самые верховья Луги идущие из моря лососи не поднимаются (исток Луги не родниковый, берет она начало в болотах Новгородской области), а заходят для нереста в небольшие холодные притоки. Молодь повторяет тот же путь в обратном направлении – и чтобы попасть из притоков в Финский залив, должна пройти через теплые воды собственно Луги. А там ее уже поджидают многочисленные хищники: и зубастые щуки, и прожорливые окуни, и теплолюбивые сомы…

Популяции лосося на реках, подобных Луге, находятся в крайне уязвимом положении – достаточно наложения нескольких случайных факторов, например, всплеска численности щуки и одного-двух неудачных для нереста лосося сезонов – и численность нерестового стада может упасть ниже критической отметки (даже без участия человека).

А люди участвуют в деле сокращения популяции семги, и весьма активно. Уловы любителей не так уж велики (даже у тех, кто пользуется не спиннингом, «корабликом» или «парашютом», а плавны́ми сетями), но и они вносят свою лепту. Промышленный лов – реку для него перегораживают от берега до берега – собирает куда более изобильный урожай. И браконьеры, наведывающиеся на отдаленные от деревень нерестовые притоки – рыбоохрана борется с ними активно, поэтому способы хапуги используют самые быстродействующие: электроток и взрывчатку. Гибнет все: и икра, и мальки, и пестрятки; уцелевшие от электроудочек взрослые особи навсегда теряют способность к размножению.

Ну и так называемая «хозяйственная деятельность» человека (зачастую ее правильнее называть бесхозяйственной). Надо признать, что кризис начала 90-х годов пошел лужской семге на пользу: разорился и закрылся недоброй памяти кожзавод «Победа», проклинаемый всеми кингисеппскими рыболовами; многие предприятия города Луги постигла та же судьба. Огромные животноводческие комплексы (в Сабске и других прибрежных деревнях и поселках), порой «радовавшие» обитателей реки сбросами сотен тонн навозной жижи, не выдержали конкуренции с дешевым импортным мясом…

Передышка оказалась недолгой. ОАО «Химик» и абразивный завод в городе Луге вновь заработали, в устье реки развернулось громадное строительство портов, а распашка земель по берегам притоков не прекращалась никогда (смываемая с полей пахотная земля заиливает лососевые нерестилища, и для семги это страшнее брошенной в воду гранаты).

Мне могут возразить: если все так плохо, и становится хуже, отчего все магазины буквально завалены семгой? Тридцать лет назад ее можно было отведать лишь в ресторане, а сейчас – лежит в любом рыбном отделе, в любом виде: и целые охлажденные туши, и филе, и нарезка, и суповые наборы из голов и хвостов…

Возражение принято.

С магазинной семгой разберемся.

* * *

Допустим, сейчас вы отложите эту книгу, отправитесь в магазин, и, расставшись с некоторой суммой денег, купите упаковку малосольной семги. Допустим даже, что в упаковке действительно семга (в магазине эконом-класса вполне могут подсунуть в лучшем случае какого-нибудь дальневосточного лосося, например, горбушу; в худшем – треску, напичканную всевозможной химией: красителями, усилителями вкуса и пищевой добавкой «Лосось», идентичной натуральной). Купленная семга с вероятностью 90–95 % окажется норвежской – примерно такой процент российского рынка в этом его сегменте закрывает импорт из Норвегии.

Помните телерекламу норвежских морепродуктов? «Бережно и с любовью» суровые мужики в зюйдвестках извлекают из сетей семгу, а вокруг вздымаются морские волны… Брехня. Безбожно врут потомки викингов: их семга, прежде чем превратиться в нежное филе, открытого моря не видывала… Норвежцы в двадцать первом веке промышленным ловом семги не занимаются, экспортируют исключительно выращенную в садках рыбу.

Выращивают лосося и в других странах Западной Европы, но Норвегия по объему экспорта семги уверенно шагает впереди планеты всей – очень уж норвежцам повезло с морским побережьем: сплошные фьорды, где не бывает штормов, а приливы дважды в сутки приносят свежую воду из моря. И сейчас трудно разыскать в Норвегии фьорд, где бы не были установлены садки для выращивания лососей – от огромных промышленных комплексов полного цикла, работающих на экспорт, до небольших садков, где из закупленных смолтов растят товарную рыбу для местного потребления.

Популяции «дикой» семги служат в Европе исключительно для спортивной рыбалки. Как подсчитали досужие люди, пойманный на удочку или спиннинг лосось обходится западному рыболову в двадцать раз дороже, чем купленный в магазине. Снасти, снаряжение, аксессуары, стоимость рыболовных туров – все складывается в весьма круглые суммы, и принцип «поймал – отпусти» европейские любители принимают куда легче российских коллег. Люди платят за удовольствие, за адреналин в крови, а не за рыбу к столу.

Однако вернемся к семге, выращенной в садке и купленной в магазине. К ее качеству в сравнении с «дикой» рыбой. Качество вызывает большие сомнения… Дело не только в консервантах, усилителях вкуса и прочей химии, добавляемой в процессе приготовления. Технология выращивания тоже имеет большое значение. Откармливают смолтов до взрослого состояния не мелкой рыбой, а гранулированными кормами, и состав их – большой-большой секрет. Белковая основа сомнений не вызывает, но вот добавки… Судя по тому, как быстро растут смолты у норвежцев – несколько месяцев, и готова товарная рыбина – гормональные ускорители роста применяются очень активно. Не исключено, что и посадочный материал – т. е. смолты – несколько отличаются от природных. Селекцией быстрорастущего лосося норвежцы упорно занимались последние сорок лет – и нет никакой гарантии, что при этом не применялись методы генной модификации.

В начале двадцать первого века и Россия попыталась перенять норвежский опыт: фонд «Русский лосось» и одноименное ЗАО занялись организацией лососевых садков в Мурманской области. Любопытно, что продав свою технологию выращивания рыбы, секретом изготовления кормов норвежцы не поделились – закупайте, дескать, готовые по полтора евро за килограмм. И смолты тоже приплывают из Норвегии – на специальных рыбовозных судах, с морской водой, постоянно циркулирующей через трюмы[1].

В общем, нарезку из норвежской семги я стараюсь покупать как можно реже.

* * *

А что же происходит с семгой наших рек? Неужели так и вымрет в большинстве из них, уцелев лишь в глухих северных уголках, где половить ее можно будет за огромные деньги?

Все не так плохо.

Люди слишком любят лосося (пусть и эгоистичной любовью), чтобы позволить ему исчезнуть. И не позволяют…

Почти на всех значительных лососевых реках России работают рыбоводные заводы (ничего общего не имеющие с лососевыми заводами норвежского образца). Только у нас в Ленинградской области их пять (балтийской семгой нанимаются лишь три из пяти – Свирский завод специализируется на озерной форме лосося, а Волховский – на сигах).

Действует такой завод и у нас на Луге, ежегодно выпуская в реку триста тысяч смолтов – поближе к устью, чтобы дать лишние шансы разминуться с прожорливыми щуками и прочими речными хищниками. Затемно, не привлекая лишнего внимания, выезжает с завода неприметный «ЗиЛ», нагруженный чанами с молодыми лососями (каждый раз на новое место).

Но иногда разминуться с хищниками все же не удается… С двуногими. Доводилось встречаться с рыболовами-поплавочниками, случайно угодившими на место выпуска и демонстрирующими садки, наполненные якобы «форелью». Выращенные в неволе смолты доверчивы, как дети, – для них фигура человека сигнал не опасности, а близящейся кормежки, – и наудить их можно сколько угодно…

К чести лужских рыболовов, большинство из них, узнав о невольной ошибке, выпускают добычу и меняют место ловли. Однако некоторые упорствуют – «форель», и точка! Мой улов и пошли все лесом! Прежде чем переходить к физическим мерам воздействия, стоит попробовать психологические: сообщить, сколько составляет штраф за одного незаконно выловленного лосося, независимо от размера, – а он в начале 2000-х годов составлял в Ленинградской области 1250 рублей – и начать демонстративно пересчитывать улов; для большей убедительности можно достать мобильный телефон, записать номер машины (грешат ловлей смолтов обычно приезжие).

Конечно, при заводском разведении лосося случаются самые разные накладки, и вылов смолтов недобросовестными удильщиками – только одна из возможных. Это лишь частный случай меньшей приспособленности заводской молоди семги к вольной жизни: оказавшиеся в реке смолты не имеют навыков добывания корма, пассивно реагируют на хищников и т. д. И гибель немалой их части в период адаптации неизбежна.

Существует и другая проблема: производителей на большинстве заводов изымают из идущих на нерест рыб – а ход семги, как уже говорилось, весьма периодичен, иногда количество входящих в реку рыбин изменяется в разы по сравнению с прошлым годом (как в большую, так и в меньшую сторону). Некоторые ихтиологи выделяют циклы численности лосося продолжительностью 8-11 лет, связанные с цикличностью количества кормовой рыбы в море, в местах нагула. Например, в реке Коле в 1969 году промысловики поймали 91 центнер лосося (нижняя точка цикла), в 1975 году – свыше 500 центнеров (верхняя точка).

Однако директорам заводов (все они государственные предприятия) никто план с связи с цикличностью лососевого хода не меняет: изволь свою сотню тысяч смолтов, или две сотни, или три (в зависимости от мощности завода) в реку выпускать каждый год. В результате посадочный материал (оплодотворенная икра или только-только проклюнувшиеся мальки) для Невского, например, лососевого завода закупается в неудачный год на других заводах других рек – на Коле, или Онеге, где в тот же год ход лосося более массовый. А в другой год картина меняется – и невские мальки отправляются на Белое море.

Проблема в том, что внутри единого биологического вида Salmo salar существуют разные расы с генетическими отличиями, нерестящиеся на разных реках. Рыбы различаются и размерами, и вкусовыми качествами. Обмен мальками между разными заводами ведет к утере генетической чистоты расы, к образованию метисных форм – ихтиологов этот факт весьма тревожит.

А еще у лососей на генетическом уровне заложен некий природный навигатор – способность возвращаться на родные нерестилища, преодолевая огромные расстояния. Способность эту называют «домашним инстинктом», или хомингом (homming – англ.). У родившихся на заводе лососей этот навигатор-хоминг дает сбои чаще, чем у «диких» (да и при всем желании невозможно вернуться в заводские инкубаторы и бетонные бассейны).

В результате иногда заводскую семгу заносит в места странные… (Один мой знакомый поймал четырехкилограммовую самку в реке Сестре, давненько исключенной из списка лососевых рек Ленобласти; в заводском происхождении сомнений не было – жировой плавничок отсутствовал). Забредают меченые питомцы заводов в небольшие реки, впадающие с юга в Финский залив: в Систу, Воронку и даже Стрелку (в последнюю далеко не проходят, упираясь в Стрельнинскую плотину); в реках, впадающие в залив с востока, с Карельского перешейка, заводская семга тоже попадается, но реже, чем на южном побережье. Не исключено, что часть «заблудившейся» семги вместо рек Ленобласти радует спиннингистов на водоемах Прибалтики и Финляндии…

Однако, при всех накладках, лишь искусственное воспроизводство помогает семге выжить в густонаселенных местах, – в таких, как Ленинградская область. Если насчет Луги можно сомневаться – все-таки там семга попадалась и до постройки завода в 1989 году, хоть и в меньших количествах, – то о Неве, протекающей через огромный город, можно сказать определенно: семги в ней давно бы не осталось, не будь еще в 1921 году построен старейший в СССР рыбоводный завод. А в реке Нарве (Нарове, как чаще называют ее местные жители) – семги и в самом деле не осталось после постройки ГЭС, перекрывшей путь к нерестилищам. Нарвская популяция лосося искусственно восстановлена Ивангородским заводом.

А теперь, сказав «спасибо» рыбоводам за их труды, поговорим о том, какими способами рыболов-любитель может воспользоваться результатами означенных трудов. Проще говоря – как и чем ловят семгу.

Морская ловля.

Семгу в море ловят самыми разными снастями: сетными, крючковыми и ловушковыми, но большинство из них для любителей недоступны, поэтому мы подробно останавливаться на них не будем, лишь упомянем для полноты картины.

В своих книгах, посвященных ловле ловушками, я не раз упоминал, что лососи в них не попадаются – но это относится лишь к тем скромным по размерам ловушкам, что дозволяют рыболовные правила для любителей. В море (обычно на участках неподалеку от устьев нерестовых рек) семгу ловят ставными неводами – их крылья и открылки представляют из себя многокилометровые лабиринты, заплутав в которых, семга рано или поздно оказывается в центральной камере ловушки. Несколько реже промысловики используют для ловли лосося ставные сети – тоже очень длинные, соединенные в многокилометровые порядки.

Лет двадцать-двадцать пять назад в прибрежных водах Прибалтики был весьма распространен лов не ставными, а обычными неводами, отцеживающими. Снасти использовались длинные, до километра и более длиной, заводимые в воду с большого катера, и лососи составляли лишь небольшую часть добычи, попадаясь в лучшем случае по пять-шесть штук за тоню – главным уловом были лещи, судаки и другие рыбы, обычные на опресненном взморье. Наиболее удачным для поимки лосося считалось время сразу после стихшего шторма, взмутившего воду – в прозрачной воде лососи легко уходят из медленно ползущего невода, к тому же шторм вымывает из песка прибрежной зоны всевозможных личинок, мелких беспозвоночных и т. д., привлекающих мелкую рыбу, за которой охотятся лососи. Ловля эта производилась не промысловиками – браконьерами в погонах, в погранзонах и полосах отчуждения Минобороны. Лещи с судаками отправлялись в солдатские столовые, семга – на начальственные столы.

В местах нагула лососей ловят ярусами – длинными, порой до нескольких километров в длину, морскими переметами.

Любителям, естественно, пользоваться многокилометровыми ярусами не дозволяют правила рыбной ловли. В Белом море, например, максимальное разрешенное число крючков для любительской ловли – 100 шт., а у промысловиков – многокилометровые яруса с многими тысячами крючков. С тем же смешным количеством крючков, что разрешают на перемете правила Западного рыбохозяйственного бассейна, в Балтику лучше не соваться. Поэтому морские переметы используют лишь жители прибрежных районов Баренцева и Белого моря, но их снасти отличаются скромными размерами, и лосось попадается на них достаточно редко.

Как и пресноводные переметы, яруса делятся на донные и поверхностные – и применяются в зависимости от того, где на какой глубине держатся в данный момент косяки мелкой рыбы, служащей кормом лососям. (Например, в тех районах Балтийского моря, где главная кормовая рыба для лосося – салака, ловят поверхностными ярусами).

Расстояние между поводками в ярусе зависит от конкретных условий ловли (но в любом случае крючки не должны цепляться один за другой), например, на Балтике его делают 1,5–2 м, в мурманских ярусах 2–2,5 м. Длина поводков колеблется от 0,8 до 2 м, и делают их не из лески – из тонкого капронового шнура.

В качестве наживки применяют мелкую рыбу: мойву, песчанку, салаку, корюшку, ельца (последнего – лишь в Финском заливе, в опресненных водах которого держатся большие стаи этой рыбки и служат кормом для семги). Ловлей на живца ярусный лов назвать нельзя – рыбки насаживаются способами, исключающими возможность остаться в живом состоянии (см. рис. 6). Несколько реже насаживают резку (куски более крупной рыбы, попавшейся в качестве прилова), креветок и морских червей.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 6. Ярусные крючки, наживленные песчанкой и мойвой.

Любопытный способ установки морских переметов издавна применяют местные жители на побережье Белого моря – с берега, без лодок. Снасть растягивают на вбитых в морское дно кольях, когда вода уходит вместе с отливом, а в следующий отлив собирают добычу. Причем насадку заранее не заготавливают, а собирают здесь же – морских червей, моллюсков, мелкую рыбу, оставшуюся в лужах после отлива.

На Финском заливе, как уже сказано, выставлять переметы подходящей длины любителям запрещают правила, поэтому главный способ любительской охоты на лосося – морской троллинг.

Он несколько отличается от пресноводного – катера применяются более мореходные и обязательно используется навигационная аппаратура: в реке или небольшом озере уловистые места нетрудно находить по береговым приметам, в огромной же акватории Финского залива без навигатора можно не просто остаться с пустым куканом, но и угодить в серьезные неприятности – залив вроде и большой, но запретных мест в нем много: и погранзоны, и места промыслового лова, и фарватер для прохода к Санкт-Петербургу большегрузных судов…

Другое отличие – чаще всего суда оснащают двумя моторами, мощным основным и небольшим дополнительным, используемым непосредственно для ловли (он же служит гарантией, что не придется вызывать спасателей при поломке основного, на веслах до берега, едва виднеющегося на горизонте, добираться проблематично).

Обычно троллингисты ищут семгу, уже собравшуюся на нерест, – на взморье в приустьевых участках рек и в прибрежных водах залива на путях к этим рекам. Стоит лосось обычно в глубоких местах за подводными или надводными валунами, за каменистыми грядами, выступающими в море. При наличии морского течения лосось предпочитает держаться в его струях.

Семга в заливе попадается относительно мелкая, 10-килограммовая считается отличным уловом, поэтому спиннинги морского класса не нужны. Однако удилища применяется достаточной прочности, с мощными мультипликаторными катушками, с запасом лески-плетенки длиной не менее 150–200 метров. При ловле в поверхностных слоях иногда используют более толстые лески из мононити (для глубинной ловли они мало подходят – увеличенная «парусность» лески отжимает приманку к поверхности).

Приманкой обычно служат крупные воблеры – длиной не менее 18–20 см (на больших глубинах – 25 см и более), оснащенные тремя тройниками, несколько реже – тяжелые колеблющиеся блесны. Самые распространенные из применяемых воблеров – т. н. «хаски». Этим термином троллингисты залива называют не только классические рапаловские воблеры «Husky», но и однотипные с ними изделия других фирм, и самоделки, сделанные по образцу фирменных «хасок».

Дело в том, что узкие, прогонистые «хаски» служат отличной приманкой не только для лосося, но и для трофейных экземпляров судака (клыкастый хищник вырастает в Финском заливе до очень солидных размеров). Если же ловля ориентирована именно на судака, «хаски» применяют меньшей длины, обычно не более 14 см.

При ловле в придонных слоях используют модели с увеличенной лопастью, типа «Down Deep Husky Jerk» и вводят в оснастку грузила – либо самодельные свинцовые, либо фирменные «дайверы» (их форма и особый способ крепления приводят к тому, что сопротивление воды прижимает «дайвер» ко дну; не стоит лишь верить указанной производителем величине заглубления – реальные цифры обычно раза в полтора меньше; кстати, примерно такие же результаты приносит и практическая проверка указанного заглубления воблеров).

Зачастую семга, до входа в речную воду не прекращающая кормиться, поднимается в поверхностные слои (вслед за косяками салаки), тогда в ход идет «Husky Jerk» с небольшим заглублением. Хотя, судя по слову «jerk» (т. е. скачкообразный тип проводки), разработчики предназначали эти разновидности воблеров не для троллинга, а для классического спиннинга.

Когда ловля происходит на небольшой глубине, осторожного лосося может отпугнуть шум мотора. В отличие от постоянно живущих в реках щук и жерехов, у лососей звуки, издаваемые моторной лодкой, не ассоциируются с легкой поживой – с оглушенными винтом рыбешками. Поэтому гораздо более уловистой бывает буксировка приманки в стороне от катера, параллельным с ним курсом. Используется для этого устройство под названием «катюша», позаимствованное у карельских рыболовов, активно применяющих «катюши» при троллинге озерного лосося. Фактически «катюша» – разновидность давно известного питерским рыбакам «кораблика» или «водяного змея», и подробно ее конструкция будет описана, когда речь пойдет о ловле лососей в пресных водах.

Еще несколько слов о звуках и их воздействии на лососей: фирменные рапаловские «хаски» изготавливаются из пластмассы, и дробинки внутри полого корпуса обеспечивают дополнительные звуковые эффекты. Привлекают ли эти эффекты семгу – большой вопрос. Но, по крайней мере не отпугивают: самодельные деревянные воблеры хорошего качества, копирующие форму и игру «хасок», но не имеющие дробинок, демонстрируют примерно ту же уловистость.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 7. Оснастка для троллинга в Финском заливе: 1 – воблер «Down Deep Husky Jerk»; 2 – воблер «Husky Jerk»; 3 – глубоководный «дайвер».

Вышеназванные приманки используются для ловли семги в южной части залива, в относительно мелководных Лужской и Копорской губах. Там целенаправленная ловля лосося троллингом продолжается недолго – 2–3 недели в июне и в начале июля (сроки сдвигаются год от года). Весь остальной сезон открытой воды главные мишени троллингистов – судак и отчасти щука, семга и кумжа попадаются случайно, в виде прилова.

Про ловлю лососей троллингом в Маркизовой луже (части Финского залива, непосредственно примыкающей к Санкт-Петербургу) мне слышать не доводилось – вполне вероятно, что через эту мелководную и загрязненную часть акватории семга проходит без задержки.

В северных водах залива – в районе Выборга, финской границы и непосредственно в финских водах, – тоже ловят семгу троллингом. Там ввиду бо́льших глубин, уже порой используют даунриггеры (устройства, заглубляющие блесны) и другие типы приманок, в основном колеблющиеся блесны типа «профессор».

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 8. Заглубление блесен при помощи даунриггера.

Даунриггер – устройство, напоминающие лебедку: на стальном тросе висит грузило – изрядная гиря в несколько килограммов весом, к тросу на нужной глубине особыми «прищепками» крепятся лески спиннингов; при хватке лосося леска выскакивает из «прищепки», и рыбу выводят обычным порядком.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 9. Расположение «прищепок» на тросе даунриггера: 1 – при ловле в толще воды; 2 – при донной ловле.

Подробнее описывать эту ловлю смысла нет, она практически полностью монополизирована фирмами, специализирующимися на рыболовном туризме: за 20 000 рублей (по ценам 2009 года) можно нанять троллинговый катер и несколько часов кататься на нем в поисках лосося в российских водах. Улов, правда, фирма не гарантирует – но свежим морским воздухом подышите и судака скорее всего поймаете.

Иногда попадается семга при старом добром дороженье (на гребных лодках без эхолота) и при ловле обычным спиннингом на каменистых банках Выборгского залива; чаще всего поклевки случаются на тяжелые колеблющиеся блесны и на воблеры типа «минноу». В Калининградской области спиннингисты ловят лосося прямо с морского берега, дальними забросами (на мелководном Финском заливе подобная рыбалка возможна лишь в самой северной его части). Более подробно эти виды ловли описаны в статье, посвященном кумже, – ближайшая родственница семги гораздо чаще своей старшей сестры попадается на крючок и выборгским, и калининградским рыбакам.

О морской ловле на блесну в Баренцевом море у меня сведений нет – если такая ловля существует и кто-то из читателей в ней участвовал, буду благодарен за сообщенные подробности.

Информации о троллинге семги в Белом море немногим больше: ловля осуществляется в десятикилометровой береговой зоне, в Онежской губе и районе устья реки Кемь. Организуют ее все те же рыболовно-туристические фирмы, и удается ли что-либо выловить их клиентам – для меня вопрос открытый.

Главная любительская ловля семги (да и промысловая) происходит все же в реках. Стремящихся к нерестилищам лососей ловят ставными и плавны́ми сетями, промысловыми ловушками, любительскими подъемниками, живцовыми снастями и нахлыстовыми удочками…

Но основной любительской снастью на лососевых реках остается все же спиннинг (а во многих местах и единственно разрешенной).

С него и начнем.

Ловля спиннингом.

Вот что писал один из первых пропагандистов спиннинговой ловли в СССР в конце 40-х годов: «Лучшей для ловли семги следует считать реку полноводную, бурно несущую свои воды, с руслом, заваленным крупными камнями, которые образуют пороги».

Остается лишь вдохнуть по тем временам, когда реку для ловли семги выбирали лишь по этим признакам и спиннингист мог целый день ловить на ее берегах и не встретить коллегу по увлечению…

Традиционно лучшими для ловли семги спиннингом считаются реки Кольского полуострова, а среди них – впадающие в Кандалакшский залив Белого моря. О тех реках разговор впереди, но начну я все же с ловли наиболее знакомой, – с лососевой рыбалки на реках Ленобласти вообще, и в частности на реке… (кто-нибудь сомневался, на какой?) да-да, на Луге.

Поймать на спиннинг лужскую семгу ох как не просто, и лужский спиннингис-лососятник без труда адаптируется на реках Кольского полуострова, куда более богатых семгой. А вот обратный процесс значительно труднее… Многим питерским рыбакам, познакомившихся с лососем в Финляндии, Карелии или Мурманской области, приходила в голову здравая мысль: зачем тащиться за тридевять земель и тратить кучу денег, если можно ловить лососей рядом с домом, в реках Ленинградской области?

Время от времени группы таких здравомыслящих питерских рыболовов появляются на лужских берегах – оснащенные по последнему слову рыболовной науки и вооруженные опытом ловли семги на Умбе или Варзуге[2]. Обычно их выезды заканчиваются полным фиаско: множество приманок оборвано, а добычи нет, в лучшем случае – пара щук, державшихся в яме ниже порога…

Чаще всего причина неудач – неправильный выбор времени и места ловли (повадки семги мало отличаются в разных регионах). Главная мишень для приезжих малоопытных рыболовов на кольских реках – т. н. «тинда», из всех сезонных разновидностей семги самая многочисленная и мелкая, массово заходящая в реки в середине лета. Поэтому многие питерцы убеждены, что лучшее время для ловли семги – июль. В то время как на Луге до конца августа-начала сентября спиннингисту-лососятнику делать нечего.

Да и места надо знать. На коротких кольских реках участки, где держится лосось, имеются в изобилии и распределены более-менее равномерно. А на всем протяжении равнинной Луги по большому счету два удобных места – кингисеппские пороги и сабские, и уже в нескольких километрах от них река течет неторопливо и спокойно – на этих протяженных и широких плесах с ровным дном пытаться «нащупать» блесной лосося нечего и пытаться.

Но и на сабских порогах, даже если приехать туда в самую удачную пору, поймать лосося надежды мало – ниже по течению, у п. Ивановское, расположен сплошной сетевой закол, перекрывший реку от берега до берега: теоретически там добывают лишь в ограниченном числе производителей для Лужского рыборазводного завода, а на практике… На практике до Большого Сабска доходят лишь самые ранние лососи-«разведчики». (Хотя случаются удачные годы, когда неожиданный паводок мешает выставить закол в урочный срок, и лососи с кумжами прорываются на верховые нерестилища в достаточном количестве…).

Главная беда местных лужских спиннингистов – постоянные обрывы приманок. Каменистое, зацепистое дно в лососевых местах – полбеды (подводные камни – неизбежные спутники лосося, что в реках, что на взморье). Но, например, многие северные реки никогда не страдали от лесосплава (какой уж лес в тундре). А по Луге много десятилетий сплавляли лес, причем самым вредоносным для рыболова способом – молевым.

Тем, кто не знаком с тонкостями лесодобычи, объясню: молевой сплав – это когда бревна плывут по реке не связанными в плоты, а каждое само по себе, поодиночке. Плывут до запани, перегораживающей реку и задерживающей сплавляемый лес – на Луге главная запань находилась у поселка Лесобиржа, расположенного чуть выше по течению от Кингисеппа (и от лососевых порогов). Там бревна вылавливали, сушили на берегу, сортировали, отправляли на окрестные лесопилки, грузили в вагоны на подведенной к берегу железнодорожной ветке…

Молевый сплав на Луге закрыли много лет назад, и не из заботы о рыбе и рыболовах, – просто истощились леса в верховьях реки; ныне древесину доставляют в Лесобиржу машинами-лесовозами.

Водный кодекс Российской Федерации 2006 года вообще законодательно запретил молевой сплав – повсеместно, без исключений. Однако из отдаленных глухих уголков до сих пор приходят вести: сплавляют! Нарушают закон, платят штрафы, – но сплавляют. Ибо выгодно. Лесовоз больших денег стоит, плюс бензин, ремонт, обслуживание, зарплата водителя… А тут скатил бревно в воду – река бесплатно довезет. А рыба… А что рыба?! Мы не рыбой, мы лесом занимаемся…

Луга – место не такое уж отдаленное и глухое, бревна по ней больше не плывут. Но последствия молевого сплава долго еще будут аукаться… Дело в том, что далеко не каждое бревно доплывало до запани – многие намокали и тонули. Топляков на лужском дне – видимо-невидимо. Лежат, чуть присыпанные песком и илом, ждут своего часа. Час приходит, когда бурная прибылая вода вырывает топляк из донного плена и начинает тащить по дну… Происходит это в весенние половодья и в осенние, дождями вызванные паводки, – второй случай наиболее опасен для нерестующего лосося.

По рассказам старых рыбаков, раньше нерестовые «гнезда» лосося были нередки на лужских перекатах. Сейчас их практически не осталось, рыбы уходят нереститься в небольшие притоки. Причина – ползущие по дну старые топляки, словно плугом вспахивающие лососевые нерестилища. Не меньший вред приносят утонувшие куски коры – в изобилие лежащие на дне, гниющие, выделяющие вредные вещества. Семга и кумжа любят чистое галечное дно, а замусоренные и заиленные нерестилища прекращают использовать…

Рыболовам наследство молевого сплава тоже доставляет много неприятностей: топляки в клочья рвут сети, а уж сколько оборвано зацепившихся за них крючков и блесен! Причем застревают топляки очень часто на относительно мелководных и каменистых местах – как раз там, где любит держаться лосось. Каждое лето, в низкую воду, лужские спиннингисты расчищают любимые места – вытаскивают баграми тяжеленные бревна, сушат, пилят на дрова (заодно возвращая часть оборванных блесен). А в сентябре пройдут дожди, река вздуется, – и с верховьев ползет пополнение…

Когда-нибудь проклятые деревяшки закончатся. При жизни внуков, наверное. А покамест исправно отрывают приманки в огромных количествах.

В результате стоимость блесны крайне важна для местных лужских рыболовов, людей в основном не слишком зажиточных, не готовых для поимки лосося расстаться с суммой, в двадцать раз превышающей рыночную цену рыбы.

Ловят они приманками двух типов. Во-первых, колеблющимися блеснами, – узкими, хорошо играющими при очень быстрой проводке и утяжеленными припоем (без утяжеления быстрое течение поднимает блесну на поверхность, даже выбрасывает из воды). Блесны обычно самодельные, штампованные из меди, латуни и т. д. Но для штамповки в домашних условиях требуются немалые навыки и специальное оборудование: пуансон, матрица, пресс…

Поэтому гораздо чаще применяются более легкие в изготовлении самодельные блесны типа «Кастмастер» из латуни, бронзы или нержавеющей стали, – применяются издавна, когда про импортное название «Кастмастер» никто и не слыхивал. Процесс изготовления достаточно прост, не требует сложных технологий и оборудования – достаточно иметь минимальные слесарные навыки.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 10. Лососевая блесна типа «Кастмастер» из круглого прутка нержавейки.

От шестигранного или круглого прутка под острым углом (10–30 градусов) ножовкой или пилой-болгаркой отрезают заготовки толщиной от 4 миллиметров и выше (рис. 11). Чем меньше угол, тем длиннее получаются заготовки. Плоскости срезов обрабатывают напильником, зачищают и шлифуют наждачной бумагой, постепенно уменьшая ее зернистость. Затем до зеркального блеска полируют на войлочном круге с использованием пасты ГОИ. Можно ограничиться лишь шлифовкой, если применять светоотражающие наклейки для блесен.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 11. Изготовление самодельной блесны из шестигранного прутка: 1 – линия отпила; 2 – плоскости шлифовки и полировки.

На концах заготовки просверливают отверстия под заводные кольца диаметром 2,5 миллиметра. Карабины, заводные кольца и тройники для оснащения блесны отбирают крайне тщательно, перекаленные либо недокаленные крючки немедленно отбраковываются. У некоторых рыболовов осталась со старых времен привычка протравливать в кислоте и облуживать заводные кольца (уже на собранной приманке, разумеется) – блесна получается неразборной, зато есть полная уверенность, что кольцо не подведет в критической ситуации.

Возможно отрезать заготовки под более пологим углом, чем изображен на рис. 11 – тогда блесна становится более длинной. Пруток, соответственно, в таком случае берется меньшего диаметра, чтобы приманка не получалась слишком тяжелой. Обычно вес лососевых блесен (для условий ловли на реках Ленобласти) колеблется от 40 до 70 гр.

Не менее популярны среди спиннингистов-лососятников Ленинградской области и граненые «колебалки». Самый распространенный вариант, особенно среди рыбаков, ловящих лосося в реках Карельского перешейка, – блесна «Трехгранка». Изготавливается она методом отливки: достать металлический пруток трехгранного сечения затруднительно. Среднюю часть трехгранного напильника (со стороной треугольника 14–16 мм) огибают тонким листовым металлом, – медью или латунью. Получившуюся форму заливают расплавленным свинцом, оловом или припоем.

Концы заготовки стачиваются на скос, на одном из них просверливается отверстие для поводка, на другом под тройной крючок (см. рис. 12). Но если для заливки применять мягкие сорта свинца, то лучше не сверлить отверстия, а поместить перед заливкой в форму отрезок прочной проволоки с петельками, торчащими наружу. Длина получившейся приманки 60–70 мм, вес 45–55 г.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 12. Блесна «Трехгранка».

В северо-восточных районах области, граничащих с Карелией, в ходу похожие шестигранные блесны – но их не отливают, а вытачивают из шестигранного латунного прутка толщиной около 20 мм: один конец обтачивают на скос, как у «Трехгранки», другой заостряют (на манер конца заточенного шестигранного карандаша). Причем крючок в зависимости от условий ловли можно крепить как с одного конца блесны, так и с другого – изменяя тем самым лобовое сопротивление и игру приманки.

(«Трехгранки» и «Шестигранки» применяются и для другой ловли, мало общего имеющей со спиннингом, хотя удилище и катушка используются спиннинговые, – для багрения, особенно распространенного на Карельском перешейке, в местах нереста лососей на быстроводных протоках, соединяющих озера Вуоксинской системы. Тяжелые граненые блесны входят в оснастку всевозможных «самодерок», «секуш», «живодерок» и т. д., – в качестве грузила и для дополнительного привлечения рыбы, охраняющей нерестилище. Описывать подробно устройство этих снастей и способы их применения я не стану из принципа, – ловля ими гнусная, плодящая огромное количество подранков.).

Новые времена, когда для спиннингистов стало доступным все великое многообразие импортных лососевых приманок, не внесли больших изменений в арсенал лососятников Ленинградской области (по крайней мере тех, кто ловит на реках бассейна Финского залива). Фирменные «Кастмастеры» ничем, по большому счету, не отличаются от самодельных; разве что можно выделить блесны этого типа со сквозным отверстием, т. н. «Streaker» (рис. 13). Производители уверяют, что отверстие при проводке издает дополнительные гидроакустические колебания, привлекающие рыбу. Но если исходить из рассуждения, что семга за рыбой в реке не охотится, лишь инстинктивно убивает, стиснув челюстями, всякую рыбешку, проплывающую перед рылом, – то встает вопрос, насколько пресловутые колебания могут заставить сдвинуться с места семгу, притаившуюся в затишке за подводным камнем… Впрочем, балтийскую кумжу, о которой разговор пойдет ниже, ловят в тех же местах и теми же снастями, а эта рыба в реке питаться не прекращает.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 13. Блесна «Streaker» фирмы «Halco».

Воблеры типа «Minnow» с небольшим заглублением, традиционно считающиеся самыми «лососевыми», используют лишь малочисленные приезжие рыболовы, а местные игнорируют, – скорее из-за цены, чем из-за рабочих качеств: низкое лобовое сопротивление и большая дальность заброса делают эту приманку вполне уловистой на наших реках. По тем же причинам не получили широкого распространения и приманки типа «Stinger» – удачно сочетающие свойства воблера и колеблющейся блесны, к тому же доказавшие свою уловистость.

Но, с учетом немалой цены «минноу» и «стингеров», большого количества обрывов и относительно малого количества лосося, – уловы получаются «золотыми».

Вопреки ожиданиям, не нашли широкого применения и джиг-приманки – дешевые и менее «зацепистые». Причина не в цене – бурно сопротивляющаяся семга гораздо чаще сходит с одиночного крючка, чем с тройника.

Выходя на ловлю, необходимо иметь набор из 10–15 блесен различной длины и толщины, и, соответственно, разного веса. Какими из них ловить, определяется на месте: например, скорость течения в лососевых местах Луги сильно зависит от уровня воды – пройдут в верховьях дожди, река поднимется всего на 10 см, а блесну надо ставить уже другую, более тяжелую.

Иногда, увы, приходится уходить с реки после дня ловли без единой блесны и без единого хвоста. Но никто и не говорил, что ловить лосося в 120 км от пятимиллионного Санкт-Петербурга легко и просто… Даже в пятидесятитысячном Кингисеппе, где рыбалкой увлекается каждый второй мужчина, не считая каждого первого и примкнувших женщин, – лососятников очень мало. Спиннингисты в подавляющем большинстве охотятся за щукой и окунем, за жерехом и голавлем… И в самом деле, скучноватое занятие: час за часом бросать блесну в реку, и все впустую. То ли дело таскать окуней на «вертушку» во время их жора: заброс – окунь, заброс – окунь.

Но лососятники в чем-то сродни наркоманам: «подсели» на лосося. Лосось – это… это лосось. Каждый, кто хоть раз одолел его в тяжкой борьбе, от щук прежнего удовольствия не получает. Приходит к порогам и раз за разом посылает блесну в воду – и один из бесчисленных забросов приносит долгожданный рывок, едва не выдирающий спиннинг из рук…

Если насчет конструкций блесен среди лужских рыболовов наблюдается единство, то насчет их цвета – полный разнобой мнений. Одни утверждают, что цвет блесны не важен – лишь бы блестела и играла, лосось непременно схватит любую блесну, упавшую у его носа. Другие (их, пожалуй, большинство) отстаивают преимущество желтых латунных и красноватых медных блесен, третьи утверждают, что лучше всего полированная нержавейка со светоотражающими наклейками, четвертые им возражают – неестественные солнечные блики лишь слепят и пугают семгу, и «нержавками» можно ловить лишь в пасмурную погоду. В общем, сколько людей, столько и мнений.

Надо полагать, истина где-то посередине. Многие предпочтения обусловлены субъективными и случайными факторами.

Например: семга не клюет, рыболов меняет и меняет блесны, и вдруг на очередную – хватка! Естественно, именно на эту или однотипную блесну продолжится ловля – и будет пойман второй лосось, и третий… А другие приманки рыбак вновь достанет из коробки при полном бесклевье, но успеха они не принесут. И готово твердое убеждение в «особой уловистости» той или иной блесны, подтвержденное фактами, и тем не менее ложное.

Несомненно одно: мы слишком много «думаем за семгу», слишком мало зная о ней. Даже среди ихтиологов нет единого мнения по поводу зрения у лососевых рыб. Согласно одной теории, семга цвета различает, и зрение ее достаточно близко к человеческому. Другие ученые считают: нет, мир для семги черно-белый, и т. н. колбочки в ее глазу выполняют иную роль, чем в глазу человека: позволяют различать 256 градаций черно-белого цвета (т. е. оттенков серого), в то время как человеческий глаз – всего 32. Причем достаточно большое количество этих градаций лежит в диапазоне длин волн до 420 мкм, – т. е. в части спектра, невидимой человеческому глазу…

Кто тут прав, кто нет – не мне судить. Но даже если и впрямь глаз семги работает подобно человеческому – работает-то он в другой среде! Нырните с открытыми глазами без маски – всё совсем другое… В общем, рассматривать приманки на берегу и дискутировать, как они видятся под водой, да еще глазами рыбы, – бессмысленное занятие. Надо идти на берег и забрасывать, забрасывать, забрасывать, почаще меняя блесны… На какую-нибудь обязательно клюнет.

Несколько слов об удилищах и катушках. Спиннинги до недавних времен использовались самые примитивные, многие еще советского производства: дюралевые или из клееного бамбука. Но, постепенно и медленно, лужские лососятники перевооружаются – удилище не блесна, в реке не оторвется… Хотя еще остались последние могикане, машущие трехметровыми «граненками».

Катушки в прежние времена применялись непременно инерционные типа «Невская», «Славутич» и т. д., – ввиду малой надежности ЛЭМЗов и им подобных советских «безынерционок».

А схватиться с 10-килограммовой «мамкой» на сильном течении, когда на спиннинге стоит «Невская»… Это сродни подвигу. Воспоминания остаются надолго. И долго заживают разбитые пальцы.

Зачастую инерционные катушки собственноручно дорабатывались: ненадежные заводские ручки из хрупкой пластмассы удалялись и вместо них ставились самодельные, выточенные из текстолита, – увеличенного размера и «ухватистые», не скользящие в пальцах. Некоторые рыболовы ставили лишь одну ручку, после чего заново центровали барабан.

Конкретные марки современных катушек и спиннинговых удилищ рекомендовать не буду, уж извините. Мне за рекламу не платят… Назову лишь общие характеристики снастей: спиннинги применяются длиной от 2,8 до 3,5 м с тестом до 40–60 граммов для удилищ европейского производства, и 80-120 г – южнокорейского (корейцы свои спиннинги тестируют по иной методике), с китайскими удилищами лучше не связываться.

Поскольку сам я предпочитаю «плетенку» диаметром 0,25 мм, то использую соответствующие тюльпан, пропускные кольца и катушку со шпулей вместимостью 150 м. Но многие лужские рыболовы остаются верны монолеске, причем не тоненькой: 0,5–0,7 мм, и, соответственно, используют «безынерционки» устрашающих размеров, с ручную мясорубку величиной.

Теперь собственно о ловле. Условно ее можно разделить на четыре вида: с берега, взабродку, с лодки и со «столбика». Для начала разберемся, чем они отличаются, а потом перейдем к общим для всех четырех способов приемам ловли.

Ловить с берега – отнюдь не значит, что стоять придется на сухом берегу. Дно Луги на быстроводных ее участках – камень-плитняк у берегов (и завалы камней ближе к середине), глубина понижается очень медленно, и хотя бы по колено зайти в воду придется, так что непременный аксессуар этой ловли по меньшей мере сапоги-болотники.

В ловле с берега есть свои минусы и плюсы (как, вероятно, и в любом способе рыбалки). Минус очевиден – увеличивается дальность забросов, и, как следствие, падает их точность; а к чему приводит неточный заброс на Луге, я уже объяснял. Плюсов два. Во-первых, ловля с берега более мобильная, ходовая – можно обловить большее количество «камушков», т. е. локальных мест со слабым течением, расположенных на быстрине за камнями, торчащими из воды или скрывающимися под поверхностью (но местные рыболовы знают все «камушки» наперечет, видны они или нет). Но под «камушки», расположенные на дальней половине реки, ближе к противоположному берегу, блесну не забросить. Добросить-то можно, – блесна тяжелая, спиннинг длинный – но ведь надо еще и попасть в маленький «пятачок», порой в два-три квадратных метра площадью…

Второй плюс проявляется после поклевки, когда наступает самый волнующий, самый адреналинный момент рыбалки – вываживание. Небольшого лосося при ловле с берега нетрудно вывести на мелководье и вытащить волоком, не пользуясь сачком или багориком – ровная, отполированная водой поверхность плитняка с минимальным наклоном идеально подходит для этого. Со здоровенной «мамкой» такой фокус не пройдет: можно раз за разом подводить ее к мелководью, казалось бы, уже подуставшую, утомленную, – увидит рыболова, развернется и рванет к середине реки с прежней прытью, разом отвоевав метров 30–40 лески. Какой-то подводный робот, не знающий усталости…

Но и в поединке с крупным лососем близкий и ровный берег дает неоценимые преимущества: достаточно в начале схватки отступить на несколько шагов, и появляется пространство для маневра – можно не сдавать рыбине с таким трудом отвоеванные метры лески, а самому следовать за ней по берегу.

При ловле взабродку какие-либо маневры исключены – глубина на месте ловли уже не по колено, по пояс, и напор течения гораздо сильнее, и плитняк усеян мелкими и средними обломками… Там приходится стоять неподвижно, на одной точке, упираясь двумя ногами – как гвардейцы-панфиловцы: ни шагу назад, Москва за нами!

Я уже говорил, что ловля спиннингом семги на Луге – спорт опасный? Нет? И правильно, что не говорил: он не просто опасный. Он смертельно опасный. Люди тонут – не каждый год, но достаточно регулярно.

Главная группа риска – приезжие, не пользующиеся вейдерсами, лезущие в воду в комбинезонах-забродниках с приклеенными резиновыми сапогами. Резина скользит по мокрому камню, как хорошо смазанные лыжи по лыжне… К тому же со стороны Луга на быстрине выглядит мелководной: смотришь на реку, и кажется, что можно без труда перейти ее в резиновом костюме вброд, не замочившись.

Можно. Сам переходил. Но в низкую воду и хорошо представляя рельеф дна. А не зная броду… Не зная броду, можно и в низкую воду с головой ухнуть в «подвал» – яму метра два глубиной, со стороны совершенно незаметную: вроде дно ровное, глубина меньше метра, делаешь очередной шаг – а под ногой опоры нет, и обратно не шагнуть, напор течения не дает… Резиновый костюм быстро наполняется водой и превращается в тяжеленную гирю… А вода холодная, и паника нарастает, мешая предпринять правильные действия по своему спасению…

В западных каталогах среди аксессуаров нахлыстовика или спиннингиста-лососятника можно встретить посохи – легкие, складные, разбирающиеся на 6–8 секций, которые можно компактно уложить в сумку, – а при извлечении из нее посох приходит в рабочее положение автоматически. Не самое дешевое приспособление, но полезное – дает дополнительную точку опоры и уж всяко не позволит ухнуть в подводную яму. Но наши рыбаки безгранично верят в русский авось, и не только игнорируют фирменные посохи, но и подходящую жердинку на берегу вырезают крайне редко… (Да и я не вырезаю, если честно.).

Кстати, если уж нет средств на покупку вейдерсов, то гораздо безопаснее дешевых забродников нижняя часть от армейского костюма ОЗК – на практике доказано, что сбросить просторные штаны от химзащиты в критической ситуации легче (если не затягивать ремни, прижимающие их к телу).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 14. Принадлежности лососятника: 1 – забродники российского производства (можно использовать лишь в теплую погоду при низком уровне воды и слабом течении); 2 – вейдерсы из гортекса (хороши в относительно теплую погоду); 3 – вейдерсы из 5-миллиметрового неопрена (используются в холода, в т. ч. при минусовой температуре воздуха).

Вейдерсы снабжаются «войлочной» подошвой, в некоторых модификациях оснащенной металлическими шипами. Сцепление со скользкими камнями на дне реки возрастает в разы по сравнению с резиновой подметкой. Однако не стоит пытаться модернизировать обычные забродники, выкроив для них подошвы, например, из старого валенка. «Войлок» для вейдерсов делается не из шерсти – из полиэстера со специально подобранными характеристиками.

Шипы на каменном дне не нужны, но, по моему опыту, очень хороши при достаточно протяженных прогулках вброд по форелевым речушкам, где каменистое дно чередуется с глинистым, а также весной, когда в мутной воде можно невзначай забрести на донный лед.

Кроме безопасности, вейдерсы дают и комфорт на рыбалке: современные материалы типа Gore-Tex и его аналогов имеют одностороннюю проводимость молекул воды: снаружи вода в костюм не попадает, а молекулы пара (т. е. наш пот) изнутри уходят свободно. Из костюма же, пошитого из голимой резины, после двухчасовой рыбалки вылезаешь насквозь мокрым от собственного пота, особенно если ловля связана с активным движением…

Вейдерсы, конечно, стоят недешево. Но жизнь и здоровье – дороже.

Однако тактика лососевой рыбалки на Луге отрабатывалась в те времена, когда не то что вейдерсы – отечественные забродники купить в магазинах было почти невозможно. В ход шла старая добрая химзащита и всевозможные самоделки. Я, например, свой первый костюм для ловли склеил из резиновых шахтерских штанов (неподалеку, в городе Сланцы, этого добра хватало) и обычных резиновых сапог, слегка укороченных; конструкция, надо отметить, получилась долговечная, прослужила четыре года при самой активной эксплуатации, в то время как ОЗК дольше сезона не выдерживали.

Чтобы в столь несовершенных забродниках иметь гарантию, что лосось при рыбалке на быстрине не утащит рыбака в родную стихию, была придумана ловля «на столбике». Готовятся к ней заранее: в межень (т. е. при самом низком уровне воды) спиннингисты присматривают подходящие места где-нибудь в середины реки (так, чтобы в пределах прицельного заброса находились несколько «камушков» и «подвалов»), и кувалдой надежно вколачивают там в щели плитняка «столбики», они же «тычки»: обрезки водопроводных труб диаметром не менее 1,5 дюймов и чуть меньше человеческого роста в длину. В прибылую воду очень трудно и опасно пробираться к «столбику» сквозь сбивающий с ног поток воды, поэтому по дну заранее прокладывается «помочь» – чаще всего толстый, в мизинец толщиной, провод в резиновой изоляции. Один конец «помочи» привязывается к трубе, а второй крепится неподалеку от берега, но замаскировано, под водой, чтобы не воспользовались чужаки, – обычно к короткому металлическому костылю, опять же вколоченному в щели плитняка.

Ловить «со столбика», спору нет, удобно: можно повесить на него рюкзак или сумку с рыбацкими принадлежностями, привязать кукан для добычи, а заодно и привязаться самому – так, что никакая «мамка» не сдернет с места. Но, на мой вкус, несколько скучноватая ловля получается: доступны лишь несколько перспективных точек, и приходится тупо «обстреливать» их блеснами: заброс, заброс, заброс, заброс… Ловля для самых терпеливых и упорных.

Однако в начале и середине 80-х годов лишь так можно было блеснить лужскую семгу – рыбнадзор спиннингистов не жаловал, считая матерыми браконьерами (в отличие от настоящих браконьеров, их уловы не позволяли делиться с инспекторами); и планы по протоколам и штрафам во многом выполнялись за счет любителей спиннинга. За счет береговых любителей – к «столбисту» попробуй-ка, подберись, не зная, где припрятана «помочь»: и на лодке не подплыть, и вброд не добраться, смоет.

Смешная картина: на берегу беснуется рыбинспекция, а посреди реки машет удилищем мужик и в ус не дует. Близок локоть, да не укусишь… Ничего не сделать, разве что стрелять на поражение, так ведь засудят потом.

Бывало, самые упорные инспектора плотно оседали с двух сторон, на обоих берегах, дожидаясь, когда холод выгонит рыболова из воды. Иногда дожидались. А иногда рыбак под вечер доставал из рюкзака камеру от колеса грузового автомобиля, насос, накачивал, – и уплывал в сгущающейся темноте вместе с уловом…

Также «столбики» используются для ловли на живца в проводку и для пассивной ловли на спиннинговые приманки (подробности такой ловли приведены чуть ниже).

Ловля с лодки – наименее уважаемая среди лужских лососятников. На лодках сплавляются к границе быстрины рыбаки случайные, лишь изредка охотящиеся за семгой. Ставят лодку на якорь и обычно ловят в одиночку сразу на 2–3 спиннинга. Как можно? – спросит недоверчивый читатель. Можно. Если ввести в спиннинговую оснастку поплавок с достаточной грузоподъемностью, способный удержать блесну на плаву, – можно. Такую снасть на одном или двух спиннингах отпускают вниз по течению, на манер обычной проводочной удочки. Когда оснастка попадает на быстрину, катушку ставят на тормоз – и блесна, оставаясь на месте, играет в быстрой струе воды. При удаче можно дождаться хватки лосося. Третьим спиннингом в это же время делают забросы вверх по течению, на более спокойную воду, где можно подцепить щуку или жереха.

Есть и другие способы пассивного лова на спиннинговые приманки: «дурилка», «тычка» и «поставушка».

Лососевая «дурилка» – крайне примитивная снасть, действие которой основано на том, что идущий на нерест лосось инстинктивно хватает любую рыбку, оказавшуюся у него перед мордой.

В дно реки на быстром месте заколачиваются две «тычки» – крепкие колы, между которыми натянут прочный шнур. Подвешенные к нему на поводках блесны, виброхвосты или снасточки с мертвой рыбкой играют в струе воды, провоцируя лосося на хватку.

Попадается едва ли десятая часть рыб, схвативших приманку, в основном мелкие, – остальные срываются, понапрасну травмированные. Поэтому «дурилка» почти повсеместно запрещена, и ловить ею разрешается лишь представителям малых коренных народов Севера и Сибири в местах их проживания. Однако находятся и у нас любители снять с «дурилки» истомленную, полуживую семгу или кумжу.

«Тычка» еще проще – один кол, один поводок, одна приманка. Иногда утомленные бесклевьем спиннингисты, уходя со своего «столбика», оставляют на нем поводок с приманкой – вдруг что-нибудь зацепится.

Ловля «поставушкой» более увлекательна. Эта снасть некий гибрид донки и спиннинга – тяжелое грузило, заброшенное спиннингом, лежит на дне, а одна или две блесны на расположенных выше поводках играют на струе. Спиннинговое удилище можно не держать в руках, укрепив как-либо на берегу – семга, с ее резкой хваткой, сама себя засекает, а сигналом поклевки служит треск катушки. Однако перед началом вываживания необходимо сделать еще одну подсечку, вогнав поглубже крючки тройника, иначе сход почти неизбежен.

Однако вернемся к способам активного блеснения – с берега, взабродку и со «столбика». В главном они схожи: цель рыболова – «нащупать» блесной семгу, остановившуюся за лежащими на дне большим камнем или каменной грядой, где течение замедляется. Летние семги-«разведчики» всегда стоят не за, а перед камнями, – вода в Луге, как уже не раз упоминалось, весьма теплая для лососевой реки, камни в июле обрастают длинными зелеными бородами из тины и водорослей (осенью усилившееся течение их быстро обрывает), а семга подводную растительность не любит и всегда избегает.

Другое излюбленное место стоянок семги – «подвалы», подводные ямы с обрывистым верхним краем. Срез каменной плиты там практически отвесный, что делает «подвал» смертельно опасным для разгуливающего вброд по реке рыболова, а для семги – весьма комфортным местом. Обнаружить «подвалы» при визуальной разведки незнакомого места труднее, чем «камушки» (либо торчащие из воды, либо выдающие себя характерными возмущениями водной поверхности), но местные рыболовы знают их наперечет.

Трудно понять, для чего служат семге эти места – для краткого, на пару часов, отдыха перед дальнейшим преодолением быстрины, или для временной, на несколько дней, стоянки, – но поимка семги именно там весьма вероятна.

Иногда летом, в межень, рыболовы сами выкладывают посередине реки небольшие запруды из обломков плитняка, 2–3 метра длиной, искусственно создавая удобные стоянки для лососей. Сооружения эти одноразовые, на один сезон, – весенний ледоход разметывает их, вынуждая каждый раз восстанавливать заново.

Многие опытные лососятники считают, что если возле камня стоит семга, то она немедленно бросится на попавшую в поле ее зрения блесну; это почти всегда происходит при первом забросе.

Мнение спорное, трудно подтвердить или опровергнуть его без подводных съемок скрытой камерой… Значит ли отсутствие хватки при первом забросе, что семги в данном месте нет? Что она, схватившая блесну при энном забросе под тот же камень, только-только туда подошла? Или же ей до того надоела постоянно падающая перед носом непонятная блестящая штучка, что она ее наконец схватила?

Специалисты советуют повторять забросы в одно место до 10 раз, делая при каждом новом забросе отклонение на метр-два в ту или другую сторону от предыдущего. Если не последовало хваток, надо перейти на другое удобное для забросов место, или сделать перерыв.

Однако практика показывает, что иногда стоит сменить после первого десятка забросов блесну – и немедленно следует хватка. Что, впрочем, ничего не доказывает: отчего бы и не подойти семге на удобное для стоянки место во время паузы, вызванной сменой приманки?

Но одно несомненно: в чем-то семга похожа на щуку, при всем несходстве образа жизни этих двух рыб. Свято место пусто не бывает – поговорка, вполне применимая к точкам, удобным как для щучьих засад, так и для стоянок семги. Поймав одну рыбу, можно рассчитывать спустя недолгое время выловить там же вторую, третью и т. д. При активном ходе семги промежутки между поимками в одной точке могут исчисляться часами, при вялом – сутками. (Кстати, изредка и щука хватает блесну в совершенно нехарактерных для себя «семужьих» местах, опровергая мнение, что охотится исключительно в спокойной воде.).

О проводке заброшенной блесны долго говорить не приходится: быстрая, прямолинейная, без особых изысков. Начинать ее (по крайней мере выбрать излишки лески) надо до падения приманки в воду, иначе потери блесен возрастают; небольшие паузы можно делать лишь в тех случаях, когда блесна забрасывается в яму глубиной 2–3 метра. Если место ловли незнакомое и оценивается «на глазок», расположение таких ям визуально определить трудно, и лучше не рисковать, начинать подмотку сразу.

Последняя и самая сложная часть ловли – вываживание. Заурядная семга весом в пару килограммов при наличии опыта у рыболова особых хлопот не доставляет: если не форсировать вываживание, побуянит, побуянит, но все же утомляется – обессилев, без сопротивления идет к берегу, иногда даже повернувшись на бок или вверх брюхом, без попыток дальнейшего сопротивления. И вот тут-то некоторые рыболовы расслабляются, пытаются схватить рыбу руками… Но семга остается семгой, и у нее вполне может открыться в такой момент «второй дыхание». Лучше не рисковать, и, не приближаясь в рыбе, вытаскивать ее волоком на берег (хотя на реках, отличающихся характером берегов от Луги, этот совет может оказаться неприменимым на практике).

А вот утомить «мамку»… Это проблематично. Можно, конечно, но придется провозиться не меньше часа, при самом удачном стечении обстоятельств (т. е. если заброс сделан против течения и быстрина не помогает рыбе в борьбе, а напротив, утомляет ее). Форсировать вываживание, надеясь на прочность спиннинга, катушки и «плетенки», не рекомендуется категорически. «Плетенка» – то выдержит, но семга с мясом вырвет из себя тройник и уйдет.

Коронный трюк крупной семги – молниеносный бросок в сторону, которым она часто сматывает с катушки несколько десятков метров лески. Сделать тут ничего нельзя, да и не надо, – за рыбака работает фрикцион катушки, утомляя рыбу. Но если в пределах досягаемости семги водопад, или завал из деревьев, или густо торчащие из воды обломки камней, – беда. Пускать туда лосося нельзя, и приходится поднимать спиннинг почти вертикально и стопорить катушку, надеясь на прочность лески и амортизирующие свойства удилища: иногда удается остановить и развернуть семгу, иногда поединок на этом и заканчивается… В последнем случае остается лишь позавидовать любителям монолески с их громоздкими «мясорубками» – подобная оснастка дает больше шансов в описанной ситуации, за счет пружинящих свойств самой лески.

Но если участок реки достаточно чистый, а снасть надежная, то терпение рыбака в конце концов побеждает – «мамка» позволяет подтянуть себя на расстояние удара багром с полностью выдвинутой телескопической рукоятью (если ловить с берега, то нужно не тянуть рыбу на самую мель, а самому зайти в воду на финальной стадии поединка). Лучше доверить нанесение «удара милосердия» коллеге, но если уж привыкли ловить в одиночку, приходится справляться самому.

При ловле взабродку семгу любого размера берут из воды подсачком с короткой ручкой, напоминающим увеличенную в размерах форелевую «ракетку», или багориком, тоже коротким, либо сдвинутым телескопическим. Но багрят здесь семгу ударом не сверху, как на прибрежном мелководье, а снизу, и удобнее для этого крюк другой формы (рис. 15); лучше всего иметь два сменных крюка для одной рукояти и привинчивать нужный при изменении условий ловли.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 15. Принадлежности лососятника: багорики с крюками разной формы: 1 – для удара сверху; 2 – для удара снизу; 3 – кукан-игла; 4 – напильник-финир для заточки крючков.

Хватать рыбу за жабры или за туловище у хвоста, как рекомендуют некоторые рыболовы, я не пробовал. Не так часто клюет в Луге лосось, чтобы рисковать.

О времени ловли. В начале лососевого сезона – в солнечную и теплую сентябрьскую погоду – лучшее время суток для ловли утренние и вечерние зори, но случается, что семга хорошо берет и среди дня. В пасмурную погоду лучший клев обычно днем.

Глубокой осенью, когда похолодает, семга ловится в продолжение всего светлого времени суток. Ночные поклевки семги в наших краях не отмечены, но летом на Кольском полуострове она неплохо берет в белые полярные ночи.

Необходимые при ловле дополнительные аксессуары (помимо упомянутых выше вейдерсов, сачка или багорика) – кукан, защитные очки и приспособление для заточки крючков. Про кукан почему-то никто не забывает, хотя зачастую он не потребуется, а вот очки или мелкий брусочек (или фирменное приспособление для заточки) берут с собой далеко не все рыболовы, и совершенно зря. Крючки при ловле в каменистых местах очень быстро «садятся» и требуют постоянной подточки; и столь же быстро «садится» в солнечный день зрение спиннингиста, напряженно вглядывающегося в бликующую воду.

Близоруким рыболовам, вынужденным носить очки с диоптриями, можно посоветовать посетить салон оптики и нанести там на линзы очков специальное покрытие, изготовленное на основе галоида серебра. С ним линзы приобретают свойства «хамелеона» – меняют цвет в зависимости от интенсивности светового потока: в помещении прозрачные, на солнце – темные.

Но по-настоящему «зрячим» рыболова делают очки с линзами «Polarexit» и аналогичных торговых марок, дающими неискаженное поляризованное изображение. У большинства опробовавших их рыбаков реакция однотипная: да как же я раньше без этого ловил-то?! Попробуйте (только не дешевые китайские, чтобы ни было на них написано) и убедитесь – вода становится ДЕЙСТВИТЕЛЬНО прозрачной.

* * *

Теперь о том, чем отличается ловля лососей на Кольском полуострове, в нашей северной рыболовной Мекке (южная – Ахтуба и дельта Волги).

Сама ловля, по большому счету, ничем не отличается – разве что сроки ее начала значительно сдвинуты вперед, и семгу можно успешно ловить начиная с мая месяца.

Рыбы, конечно же, на Кольском значительно больше. Но этот плюс лично для меня никак не окупает большой минус: бесчисленные стада рыболовов, желающих поймать лосося. Не люблю ловить в многолюдных местах.

Богаче на Кольском ассортимент применяемых спиннинговых приманок – большинство любителей из других регионов выезжают за семгой 1–2 раза в год и не скупятся на снасти и экипировку – дорогие воблеры и импортные «колебалки» остаются в реках в огромных количествах, служа дополнительным источником дохода для местных жителей, собирающих их летом, когда уровень воды сильно опускается.

Ловля в реках на естественные приманки.

Главная естественная приманка для ловли лососей – живец либо мертвая рыбка (от слишком больших рыбок используют лишь хвостовую часть). Оговорюсь сразу: в этой главе речь не идет о ловле на спиннинговую снасточку с мертвой рыбкой, она в принципе ничем не отличается от ловли на блесну или воблер.

Несколько реже семга попадается на земляных червей, а на участках рек, расположенных неподалеку от устьев, неплохо клюет на креветок и на морских червей. Почему клюет, если в реках не питается, – непонятно. Однако клюет, возможно по привычке.

Снасть для естественных насадок – либо обычная поплавочная удочка (пригодная для проводки на сильном течении и для борьбы с крупной рыбой), либо удочка без поплавка, с одним лишь грузилом; для дальних забросов нередко используются спиннинговые удилища с поплавками-«бомбеттами». «Кораблики» (они же «торпедки», «салазки» и т. д.) тоже применяются для доставки в водоем естественных насадок, хотя чаще с их помощью ловят на искусственные, в основном на «мух».

Но беда в том, что в большинстве стран, где водятся лососи, ловить их в реках на естественные насадки запрещено. И у нас – там, где организован лицензионный лов лосося – запрещено. Наши рыболовы, конечно же, все равно ловят, но с большой оглядкой.

Европейские же лососятники, более законопослушные, пошли другим путем, сложным и затратным. На западе в большом распространении насадки, которые смело можно назвать псевдоестественными. Например, черви-выползки, – и на вид, и на ощупь практически не отличающиеся от настоящих. Живцы и куски рыбки, ракообразные, черви, бойлы, имитирующие несколько слипшихся красных икринок… Речь не о достаточно условном сходстве с живым объектом, как у блесен или воблеров, – о полной скрупулезной имитации, даже человек и даже вблизи может обмануться.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 16. Имитации естественных наживок: 1 – рыбьи хвостики: 2 – выползки; 3 – лососевая икра.

К тому же к таким приманкам прилагаются флакончики со смесями из ароматизаторов, имитаторов вкуса и прочей химии, – побрызгав на приманку, можно добиться, чтобы она на вкус и запах почти не отличалась от настоящей.

В России эти хитроумные приманки пока не получили широкого распространения, отчасти из-за своей высокой цены.

Ловля ставными и плавными сетями.

Одна из главных промысловых снастей для ловли лосося – ставная сеть-гарва.

Гарва – старинный рыболовный термин, употреблявшийся еще в средневековых русских летописных документах, и происходит от саамского слова «харръв» – так аборигены Кольского полуострова и северной части Скандинавии называли свои сети для ловли лосося, использовавшиеся по крайней мере с конца позапрошлого тысячелетия.

Едва ли «харрьвы» саамов напоминали нынешние гарвы, по крайней мере в середине девятнадцатого века В. Даль в своем словаре дал такое определение гарвы: «ставная сеть на семгу, длинной 10 саженей, шириной 3 сажени, ячеи в 1–2 вершка».

Но уже к концу века гарвы значительно выросли в размерах, и словарь Брокгауза и Ефрона сообщает: «Длина гарв бывает различна и достигает иногда нескольких верст».

Длина современных гарв, используемых для ловли в пресной воде, исчисляется по меньшей мере сотнями метров, высота 8–9 метров, ячея 70-100 мм. Растянуть в воде сеть таких размеров можно только поплавками с большой грузоподъемностью (раньше использовали т. н. «кубасы», сейчас их с успехом заменили пластиковые бутылки из-под прохладительных напитков). Ставят порядки гарв не в прямую линию, а достаточно хитрым лабиринтом, в поисках выхода из которого лососи запутываются в ячеях.

Большие размеры (в сочетании с изрядной ценой) делает эту снасть «неподъемной» для любителей, и в переносном, и прямом смысле слова, – с обычной лодки ее не выставить. Да и рыбнадзор не выдает любителям лицензий на пользование гарвами, больно уж велики и уловисты.

Однако «любители» находятся – ловят гарвами в Ладожском озере, еще чаще в Онежском. Часто при троллинге на этих озерах блесны и воблеры зацепляются за гарвы, не имеющие никаких опознавательных бирок, обязательных для промысловых снастей. Но «любительской» такую ловлю можно назвать лишь в кавычках – тот же промысел, лишь подпольный.

Если гарвы применяют на широких водоемах, перекрыть которые от берега до берега невозможно, то на относительно узких реках Кольского полуострова используется другой метод установки сетей: они натягиваются поперек реки, параллельно, на расстоянии не более 2 метров друг от друга. Обычно реку перекрывают 3 сетями, иногда их число в одном месте доходит до 5–6. Смысл такой установки в следующем: лосось хорошо видит сеть в прозрачной воде, и идти в нее не желает. Но инстинкт гонит рыбу в верховья, к нерестилищам, – она перепрыгивает через препятствие и тут же оказывается перед следующим, не имея свободного пространства, чтобы разогнаться перед новым прыжком. А если как-то исхитрится и перепрыгнет вторую сеть, то впереди третья и т. д.

Но так происходит лишь в теории. На деле же семга, умудряющаяся запрыгивать на двухметровые водопады (тоже почти не имея места для разгона), нередко играючи преодолевает выставленные человеком преграды. Вот небольшая зарисовка, сделанная приезжим питерским спиннингистом, дебютировавшим на речках Мурманской области (В. Макеев, «Впервые на Кольском», «Рыболов» № 4/2000):

«На следующий день решили половить на Куз-реке, которая находится всего в 20 км от поселка (от Умбы – А. Ш.). По всему было видно, что на речке этой рыбинспекция поставила большой крест – похоже, ее тут вовсе не бывает, и, как следствие, семги нет – повыбили ее браконьеры почти полностью. Но остатки некогда большого стада упорно шли в свою родную речку, преодолевая одну за другой расставленные сети.

Браконьеров мы увидели почти сразу, они, развалившись на травке, поглядывали в сторону реки: вдруг какая-нибудь дуреха, влетев в сеть, все же попробует из нее выбраться. Расспросив их, мы с ужасом узнали, что сетей на этой реке стоит никак не меньше 50–60! Они полностью перегодили реку, да к тому же в два-три ряда: лосось – умная рыба, сеть перепрыгивает, но, преодолев одну, с разгона влетает в другую. Одну рыбину можно выменять на 6 бутылок водки, вот и стерегут ее днем и ночью, не думая о том, что пропадет она в этой реке безвозвратно.

И все же каким-то чудом часть сетей семужка проходит!».

Эмоциональное мнение. Приезжий спортсмен мог бы немного задуматься: местные жители ловят семгу таким способом испокон веку – но она до сих пор не кончилась… Мог, но не задумался. Не захотел. Или не сумел.

А вот другое мнение, более взвешенное, – изложенный в Интернете взгляд на проблему сетей кольского рыболова-нахлыстовика А. Соколова, надо полагать, несколько лучше г-на Макеева знакомого с местными реалиями:

«В то же время есть люди, которые ловят на продажу спортивными снастями – спиннингом и нахлыстом. За сезон некоторым наиболее «работоспособным» удаётся выловить до 200 хвостов, и это не где-нибудь на кишащей мелочью Варзуге, а на Коле! И это на одного человека! Режим лова простой – «поймал-в-кусты».

При этом, в сети в июне и в июле толком мало попадается – я много снимал сетей в это время на Коле и Кице – пустые. Сёмга не дура, сетку хорошо видит. И перегораживание реки с берега на берег порядком из 5–6 сетей, поставленных через 2 метра в расчёте заячеить перепрыгивающую через сеть рыбу не помогает. А вот осенью с тёмными длинными ночами сети становятся уловистыми. Да и пояски тоже, и наплавные».

Говорил не раз и повторю: нет хищнических снастей, есть рыболовы-хищники. Что наносит больший ущерб популяциям семги – сети или спиннинг с нахлыстом – вопрос спорный. Но надо отметить любопытный факт: в середине 20 века, когда применение сетей на кольских реках практически не ограничивалось, а спиннингисты на их берегах были явлением уникальным, – семги заходило в реки в разы больше.

Некоторые спортсмены высказываются за такое радикальное решение проблемы: сети запретить раз и навсегда, за исполнением запрета следить строжайшим образом, а спортивными снастями ловить по принципу: «поймал-отпусти».

В ответ могу лишь привести еще одну цитату, на сей раз из себя, любимого (из предисловия к одной из своих книг):

«Ах да, есть же еще знаменитый принцип: «поймал-отпусти». Но ведь с ним тоже не все так просто… Применяют его массово при лицензионной ловле на нерестовых лососевых речках. Дескать, и спортсмен себя потешит, и семга отнерестится, потомство даст…

Ой ли? Лосось ведь в реках не питается: хватает подвернувшуюся рыбешку, перекусывает пополам и бросает, – инстинктивно заботится о судьбе потомства, уменьшает число любителей полакомиться лососевой икрой и мальками. Весь запас энергии на долгий путь к нерестилищам и на сам нерест – в жире, накопленном рыбой за месяцы морской жизни. И хватает того запаса едва-едва, в обрез, – обратно в море лососи скатываются исхудалые, истощенные до последней степени.

А если немалая часть того запаса израсходована на долгую яростную борьбу, на попытки уйти со спиннинга спортсмена-природолюба? А если добавить последствия от травматического шока? Нельзя и сбрасывать со счетов нервное потрясение от пребывания в руках у людей (не обойтись ведь без фотосессии с побежденной рыбиной, – неспортивно). Остаются ли после всего этого у рыбы шансы на успешный нерест? Хорошо, допустим, что остаются. Крохотные, но остаются. Так ведь впереди новый лицензионный участок, и вновь падает блесна перед носом лосося, и вновь инстинкт заставляет ее хватать…

Я не утверждаю, что если пойманную семгу засолить, то рыбы в реках прибавится. Но как-то это честнее получится, без ханжеского спортсменского лицемерия…».

* * *

Однако вернемся от дискуссий о браконьерстве и спортивности к ловле семги сетями. Для любителей более, чем гарвы, доступны небольшие порядки из относительно коротких сетей, допускаемых правилами. Естественно, применяются они не в больших озерах, а на относительно узких и не бурных участках рек.

Л. П. Сабанеев описал такие порядки под названием «завесков»:

«Ставные сети (для ловли семги – А. Ш.) разделяются на завески и гарвы. Первые состоят из двух ставных сетей, утвержденных на кольях; одна из сетей – «стена» – идет от берега перпендикулярно к его направлению; другая же сеть – «завод» – примыкает своей серединой к первой, идя к ней перпендикулярно, следовательно, параллельно берегу; к концам завода приставляется «тайник» – сеть в форме полукруга, обращенная отверстием к стене; доступ же в тайник сужен двумя сетями, которые оставляют между собою только небольшой проход – «воротцы». Семга, идущая вдоль берега, упирается в стену, заворачивает вдоль ее, упирается в завод, опять заворачивает и наконец попадается через воротца в тайник, откуда ей уже трудно выбраться».

Довольно смутное описание, а картинку, проясняющую суть дела, классик не привел. Однако ясно, что применяемы в наши дни порядки жаберных ставных сетей мало отличаются от «завесков» – принцип тот же: выставить преграду на пути идущего против течения лосося и завернуть его в тесный загон, со всех сторон окруженный сетью.

Там, где любителям разрешены сети до 60 м длины (или две тридцатиметровые), еще можно пытаться в одиночку выставить нечто вроде «завеска»; там, где можно ловить лишь одной сетью длиной 25–30 м, на ловлю надо выходить как минимум вдвоем (причем каждый рыбак должен иметь свое именное разрешение; впрочем, многие наши рыбаки презирают чиновничью бюрократию и прекрасно обходятся темными ночами без бумажек с печатями).

На рис. 17 изображен порядок из двух одностенных сетей-тридцатиметровок, установленный у берега на вбитых в дно кольях. По такой же схеме, пропорционально увеличив указанные расстояние, можно растянуть и две 60-метровые сети, главное – не нарушать пропорции: углы БВГ и ЕЖЗ на изображенной фигуре не должны превышать 35–40 градусов.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 17. Порядок из двух 30-метровых сетей для ловли семги. Расстояния между кольями: АБ – 30 м; БВ и ВГ – 6 м; ГЛ и ДЕ – 3–3,5 м; ЕЖ и ЖЗ – 6 м; ЗБ –1,5 м.

Специальные «лососевые» сети достаточно дороги, поэтому иногда в одной конструкции применяют сети двух видов. Например, на участке АБ вытягивают в прямую линию обычную «лещовую» сеть из крученой нити (лосось в нее почти никогда не путается, и выполняет она лишь направляющую функцию), а многоугольную фигуру выстраивают из специальной «лососевой».

Теоретически, направляющую сеть можно сделать из любого оснащенного сетеполотна, например, из крыла от невода, – так сооружают промысловики свои заколы. Но на практике реализовать такую идею не получается: сети на лосося всегда выставляются у того берега, ближе к которому находится стрежень реки, и сильное течение не позволяет использовать сети с большой парусностью (сильное – к данном случае лишь в сравнении с течением у противоположного берега; на настоящей быстрине сеть не выставить).

Почему именно «лещовая»? Почему не какая-нибудь частиковая мелкоячеистая? По ряду причин. Во-первых, не будет попадаться всякая мелочь и отвлекать от серьезной рыбалки. Во-вторых, из-за увеличенного размера ячеи сеть будет меньше ловить палую листву и прочий мусор, плывущий осенью по реке. В-третьих, лосось может и не заметить сеть, рассчитанную на мелкую рыбу, – т. е. связанную обычно из тонкой лески, – и сдуру влетит в нее. Событие, печальное не для лосося, а для сети и ее владельца, – поутру вместо пойманной рыбы обнаружится большая дыра в сети. А крупноячеистые жаберные сети для ловли весеннего икряного леща в наших местах вяжут из крученой капроновой нити, достаточно толстой и грубой (отчего-то лещ идет в такую сеть охотнее, чем в тонкую лесковую, возможно, в поисках предметов, о которые «трется», выдавливая из себя икру и молоки). Семгу такая снасть удерживает, хоть и попадается она в нее редко.

Но обычная «лещовая» сеть нуждается в некоторой доработке, прежде всего в оснащении дополнительными поплавками и грузилами (особенно если на ней используются грузовой и наплавной шнуры с вплетенными внутрь грузиками и поплавками – такие сети подходят исключительно для спокойной воды, и на реках их устанавливают в заводях, заливах и вдоль прибрежных трав).

В качестве дополнительных грузил подвязывают большие (18–20 см в диаметре) и тяжелые кольца из пятимиллиметрового металлического прутка; над каждым кольцом крепят пенопластовый поплавок. Свинцовые литые грузы применять неудобно – они проваливаются в крупные ячейки сети, запутывая снасть.

Грузоподъемность поплавков определяют экспериментальным путем: берут поплавок, заведомо больший, чем нужно, привязывают у нему кольцо и опускают в бочку с водой. Затем уменьшают поплавок до тех пор, пока он вместе с кольцом не станет тонуть быстро, доходя до дна бочки за 2–3 секунды; получившийся поплавок используют в качестве шаблона для изготовления остальных.

Промежутки между дополнительными поплавками и грузилами зависят от первоначальной огрузки сети и от силы течения в выбранном для ловли месте, и могут составлять от 0,5 до 1,5 метров. Чаще, чем через 0,5 м привязывать их смысла нет: если течение все равно «укладывает» сеть, можно привязать к ней через каждые 5–6 метров якоря (тяжелые, в несколько килограммов, металлические грузы или камни того же веса), а над каждым якорем подвязать к верхней подборе пластиковую двухлитровую бутылку. Чтобы сеть не деформировалась в воде, в местах крепления якорей сквозь ее ячейки пропускают вертикальную пожилину (капроновый шнур 1,5–2 мм толщиной, а длиной несколько меньше высоты сети в посадке), привязывая ее концы к верхней и нижней подборе.

Если и якоря не помогут удерживать сеть в правильном вертикальном положении – ищите новое место для ловли, с более спокойным течением.

Теперь перейдем от вспомогательной сети, натянутой перпендикулярно берегу, к главной части снасти – к той, что собственно и ловит семгу.

Лучше всего приобрести фирменную лососевую сеть финского или норвежского производства, с ячеей 70–80 мм (этот размер ячеи наиболее оптимален для лужского лосося, в местах, куда заходит более крупная семга, возможно использовать ячею 100–120 мм). Импортные лососевые сети изготовлены из мультимонофиламентной нити – название сложное, но, упрощенно говоря, среди материалов, из которых вяжутся сети, эта нить то же самое, что «плетенка» среди лесок: при малой толщине отличается повышенной прочностью.

Лучшие сети – связанные без узлов, есть и такая технология при машинном сетевязании: пересекающиеся нити, образующие ячейку сетеполотна, не связываются, а как бы вплетаются одна в другую. Обычно имеющиеся в продаже лососевые сети правильно посажены, но догружать их все-таки иногда приходится, подгоняя под конкретные условия ловли; впрочем, не такое это трудоемкое занятие, в сравнении с вязанием и посадкой.

Единственный минус норвежских и финских «лососевок», особенно безузловых, – высокая цена. Поэтому многие пользуются самодельными сетями: либо сами вяжут сетеполотно, либо сажают на подборы готовое. В первом случае не советую пользоваться мононитью, хотя при толщине 0,4–0,5 мм она удерживает запутавшегося лосося. Но проблема в узлах: мононить вообще достаточно скользкая по сравнению с кручеными капроновыми нитями, и требует более сложного узла, либо двойного обычного, иначе «поползет»; на толстой монолеске такие узлы затягивать особенно сложно и получаются они громоздкими, неаккуратными, – сети с ними больше цепляют плывущий мимо мусор, а рыба в них идет неохотно.

На имеющихся в продаже лесочных сетеполотнах узлы небольшие и аккуратные, но там тоже используется хитрая технология: нити только на узлах нагреваются до определенной температуры, и склеиваются, сплавляются, – в результате простой узел не «ползет». Полотно фабричного изготовления из мононити подойдет для лососевой сети, но беда в том, что почти невозможно найти в продаже полотна с ячеей 70-100 мм и диаметром лески 0,5 мм, – слишком уж ограничен круг возможных покупателей.

Крупноячеистые полотна из крученой капроновой нити встречаются в продаже значительно чаще, – их обычно и применяют, когда сажают лососевую сеть самостоятельно.

Способы посадки несколько отличаются от тех, что применяют при изготовлении обычной частиковой сети. Если в сети, предназначенной для мелкой рыбы, на т. н. «огниву» или «посад» (отрезок посадочной нити между двумя узлами, крепящими ее к нижней или верхней подборе) свободно нанизывают от 4 до 7 крайних ячеек сетеполотна, то в лососевых сетях – не более двух, и то при относительно небольшой ячее (60–70 мм), а в крупноячеистых сетях (свыше 70 мм) к подборам крепят каждую ячейку (похожая посадка применяется при изготовлении бредней).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 18. Посадка крупноячеистой лососевой сети.

Лишь в тех случаях, когда точка крепления посадочной нити к подборе попадает на поплавок, на «огниву» в любом случае сажают две ячейки (размеры поплавка не позволяют разместить его между ячейками). В качестве грузил используются описанные выше кольца из металлического прутка, и для их крепления удваивать длину «огнивы» не надо.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 19. Посадка лососевой сети в месте крепления поплавка.

Поплавки заранее, до начала посадки сети, нанизываются на шнур верхней подборы и фиксируются деревянными клинышками на заданном расстоянии друг от друга. Кольца-грузила привязывают потом, на собранную сеть, каждое в точности под поплавком. Случается, по условиям ловли приходится использовать очень большие поплавки и очень тяжелые кольца – в таких случаях не мешает соединять их вертикальными пожилинами, как описано выше.

Если нужна особо тяжелая огрузка, то чересчур увеличивать диаметр грузовых колец нежелательно. В тоже время гнуть их из очень толстого прутка тяжело – гораздо проще соединить два кольца вместе, приложив одно к другому и зафиксировав изолентой.

Шнуры для подбор и посадочная нить используются увеличенной толщины и повышенной прочности. Посадочные узлы тоже необходимо вязать более надежные: например, финские рыболовы используют для посадки своих лососевых сетей узлы, изображенные на рис. 20.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 20. Особо прочные узлы для посадки лососевых сетей.

Коэффициент посадки сети по длине стандартный, 1×2: т. е. из 60-метровой куклы должна получаться 30-метровая сеть. Сети с коэффициентом посадки 1×2,5 (именно такая посадка изображена на рис. 18) более уловисты, но в реках применимы только в местах со слабым течением, то есть крайне редко, – в основном такими сетями ловят в проточных озерах Карелии и Кольского полуострова.

Колья для установки сети вырубаются прочные (ольха и подобные ей деревья не годятся), с толщиной в вершине не менее 3–4 см; если нижний конец получается при этом слишком толстым, излишки дерева с него стесываются.

Каждый кол привязывается по очереди к сети заранее в двух точках, к нижней и верхней подборе (к нижней – отступив от конца кола на расстояние, равное заглублению кола в донный грунт), а затем вколачивается в дно при помощи кувалды и нехитрого приспособления под названием «набойник» – отрезка металлической трубы, насаженного на шест.

Обычно колья забивают так, чтобы они не доходили до поверхности воды на 5-10 см, что делает выставленную снасть незаметной со стороны.

Есть еще один способ установки одностенной лососевой сети, гораздо более простой, но значительно менее уловистый. Применяется он на неглубоких местах, где по каким-то причинам нельзя растянуть сеть в виде ловушки: каменистое дно, не позволяющее вбить колья, слишком сильное течение и т. д. Причем ловить сетью этим способом можно без лодки, взабродку, и устанавливать сеть в одиночку.

Называется упрощенная установка «флюгерной» – один конец сети прочно привязывается к колу или металлической трубе, а сама она свободно вытягивается силой течения, никак и ничем больше не зафиксированная, и колеблется, как флюгер, или, скорее, как большой флаг на ветру. Чтобы избежать скручивания сети в жгут, к дальнему концу ее привязывают т. н. «кляч» – деревянный шестик, снабженный на верхнем конце грузом, а на верхнем – поплавком; огрузку подбирают так, чтобы кляч стоял в воде вертикально, но на поверхности при этом оставался только его поплавок.

Длина кляча должна быть значительно меньше высоты сети в посадке (например, для сети высотой 1,8 м достаточно метрового кляча). По всей длине сети через каждые 3–4 метра ставят вертикальные пожилины, равные длине кляча. Тяжелые грузила при этом способе ловли не нужны, сеть должна иметь положительную плавучесть, – достаточно, чтобы грузовой шнур придавал ей в воде вертикальное положение.

Такая сеть уже представляет собой нечто среднее между сетями ставными и плавными, о ловле которыми семги подробно рассказано в статье «Плавные сети».

Другие сетные снасти для речной ловли семги.

Как уже было сказано выше, промысловики в реках ловят семгу ловушками, сооружая закол от берега до берега реки. Фактически это ставной невод, крылья которого удерживаются в вертикальном положении не поплавками, а кольями, часто вбитыми в дно (места для заколов выбирают не глубокие). Колья возвышаются над поверхностью воды примерно на 1–1,5 метра, и на такую же высоту поднимаются над водой привязанные к ним крылья закола. В центре закола имеется 1–2 ловушки (иногда лишь прикрытые сверху легко снимаемой сетью, чтобы рыбу можно было извлекать саком). Возможны и другие конструкции заколов, но любителям они нигде рыболовными правилами не разрешены, поэтому останавливаться на подробностях ловли не будем.

В обычные подъемники любительского размера (т. е. до 2×2 метра) семга попадается очень редко, в основном весной или осенью, в мутную воду. Хотя «заблудившаяся» семга, о которой я писал в начале этой статьи (пойманная в реке Сестре), попалась именно в подъемник. Большие крупноячеистые подъемники, так сказать, «промысловые», гораздо более эффективны, но лишь в сочетании с «заязками» и прочими преградами на пути рыбы, и там, где ход лососей достаточно обилен.

Есть специальные подъемники для ловли на быстрине, называемые в Ленобласти «парашютами» – они, при достаточно скромных размерах, позволяют захватывать семгу, не выставляя у нее на пути искусственных преград.

Сродни ловле «парашютом» и использование больших стационарных саков, похожих на описанный Л. П. Сабанеевым под названием «сежа» (см. статью «Саки»). Но в наше время, кажется, никто уже не возводит посреди реки стационарные сооружения, на которых надо сидеть сверху, – сак растягивается между двумя кольями, а рыболов в забродниках стоит рядом, готовый захлопнуть его, едва лишь внутри окажется семга, – подняв третий кол, лежащий на дне реки и крепящийся к нижнему краю сети.

Еще более упрощенный вариант этой ловли осуществляется при помощи известной «курицы» (подробно описанной в статье «Бредень»). Но «курица» используется видоизмененная – сеть на ней стоит более крупноячеистая (ячея не менее 50 мм), концы клячей несколько выдаются за пределы сети и заострены для втыкания в дно. Иногда на сильном течении верхнюю и нижнюю тетиву «курицы» крепят к жердинкам – жестко соединенные с клячами, они образуют четырехугольную раму. Такую «курицу» не натаскивают на рыбу, как обычную, – укрепляют на дне и поджидают семгу. Ловля всеми видами саков производится обычно ночью – днем лосось может попасться только в очень мутную воду.

На Кольском полуострове ловят семгу снастью, представляющей собой нечто среднее между саком и плавной сетью. Называется она «поезд» (иногда «поездок» и даже «поясок»), известна давно, по крайней мере упомянута еще Л. П. Сабанеевым: «Кроме того, на севере ловят семгу поездами – мешками из сетей, которые за оба конца тянут в воде, гребя на лодках».

Подробности этой ловли в современном ее виде мне неизвестны: рыболовные правила признают «поездок» неимоверно истребительной снастью и повсеместно запрещают, а те, кто рискует нарушить запрет, занимаются ловлей по ночам и не склонны делиться впечатлениями. Однако вот почерпнутое из Интернета свидетельство кольского нахлыстовика А. Соколова, уже выступавшего в качестве эксперта на этих страницах:

«В большинстве случаев нормальным результатом считается, если бригада из 5–6 человек поймала каждому по рыбинке. Ну, бывает и получше, но редко. Бывает, что ни одной не достаётся. Много могут поймать только если не лимитированы по времени и сети на ямах поставят, а поездком будут яму шуровать. Но такое нахальство происходит по сговору с отдельными рыбинспекторами, иначе риск попасться слишком велик. А оттого нечасто такое происходит».

С «парашютами» и саками разных видов та же картина – по уловистости они весьма уступают спиннингу. К тому же ловля ими достаточна уныла – стоишь и ждешь, ждешь, ждешь… когда семга или кумжа соизволит заплыть в снасть.

Ловля на искусственных насекомых.

Почему-то искусственные приманки, именуемые по старинке «мухами» (хотя современные «мухи» имитируют не только насекомых, но и червей, и мальков, и различных водных беспозвоночных) у большинства рыболовов издавна ассоциируются с нахлыстовой ловлей. Отчасти это связано с настойчивой рекламой нахлыста – если почитать рыболовные издания, может сложиться превратное впечатление, что нахлыстовиков у нас в стране чуть ли не меньше, чем спиннингистов.

На деле же любители нахлыста – весьма немногочисленная секта в сравнении с многомиллионной армией любителей других видов рыбной ловли. Нахлыст слишком затратный и трудный в освоении спорт, чтобы стать по настоящему массовым увлечением. Поэтому отдельного разговора о нахлысте не будет – о нахлыстовых удилищах, шнурах и катушках, равно как и о приемах ловли, нахлыстовики знают больше меня, и учить их чему-либо смысла нет. А остальным – ни к чему.

Но ловля на «мух» значительно шире, чем «чистый» нахлыст. Для их доставки в водоем используются и спиннинги, и «кораблики», – причем у этих куда более простых в освоении снастей «дальнобойность» и эффективность в разы превышает возможности даже самых опытных нахлыстовиков.

«Кораблик» и ловля им более подробно описаны на страницах, посвященных кумже, а здесь остановимся на ловле спиннинговыми оснастками, включающими в себя «мух» (сектанты упорно называют такую ловлю «псевдонахлыстом» и относятся к ней весьма презрительно).

* * *

Почему семга, в реках не питающаяся, тем не менее хватает там «мух», в том числе имитирующих живых насекомых, – загадка природы. С рыбами и изображающими их приманками все относительно понятно: уничтожение врагов и конкурентов будущего потомства. А вот насекомые…

Версий на сей счет выдвигается достаточно много. Например, такая: у семги сохраняется рефлекс хватать упавших в воду насекомых еще с тех пор, когда она жила в реке в виде пестрятки. Или такая: инстинкты семги по охране нерестилища, икры и мальков распространяется не только на рыб, на насекомых тоже (многие насекомые и их личинки активно истребляют мальков, например, жуки-плавунцы).

У всех этих версий имеется немало слабых мест, но останавливаться на них не будем, примем как данность: семга в реках неплохо клюет на «мух».

Впрочем, как уже сказано, современные «мухи» далеко не всегда изображают насекомых; на рис. 21 изображены некоторые весьма популярные в наше время типы лососевых «мух», и из них только приманки с чудными названиями палач (Executioner) и киллер (Killer) напоминают насекомых. Ганн (Gunn), как считается, имитирует червя (эта «муха» бывает до 7–8 см длиной), а шримп (Shrimp) – морскую креветку, которой вообще-то в пресной воде делать нечего.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 21. Современные лососевые мухи: 1 – киллер; 2 – шримп; 3 – ганн; 4 – палач.

Непременной деталью старинных лососевых «мух» считались птичья перышки, сейчас они используются значительно реже, – современные продвинутые «муховязы» пользуются в основном синтетическими волокнами. Однако далеко не везде можно закупить необходимые материалы, и многие провинциальные рыболовы вяжут «мухи» по старинке – из козьей, собачьей или оленьей (на Кольском полуострове) шерсти, и не используют специальные «мушиные крючки» и трубочки-сердечники для утяжеления тонущих «мух». Сектанты-нахлыстовики отказывают таким изделиям в праве называться «мухами» и именуют их «вабиками».

Считается, что спиннинговые оснастки, сочетающие поплавки и «мух», появились в нашей стране недавно, с широким распространением импортных поплавков «бомбетта» и «сбирулино». На самом деле история этой ловли значительно древнее: в Сибири такую оснастку использовали по меньшей мере с середины двадцатого века для ловли хариусов, ленков и даже тайменей. Впервые появилась она, кажется, на Ангаре и постепенно распространилась на другие сибирские реки, а затем и на лососевые реки Кольского полуострова.

Классический тип «ангарской» оснастки изображен на рис. 22: утяжеленный поплавок в форме «веретена» или «морковки», ниже него поводки с «мухами» (для крупных рыб – тайменя или семги – обычно используется один поводок).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 22. «Ангарская» оснастка.

И до сих пор на реках Сибири и Севера можно встретить немало рыболовов, категорически не желающих пользоваться блеснами при ловле спиннингом: утяжеленный пенопластовый поплавок и самодельная «муха» обходятся значительно дешевле, чем покупная блесна и значительно проще в изготовлении, чем самодельная.

Однако надо признать: по-настоящему широко российские спиннингисты приняли «мух» на вооружение именно после массового появления в продаже поплавков, специально предназначенных для этой ловли. Три основных типа этих поплавков представлены на рис. 23. Попробуем разобраться, какие из них в каких условиях удобнее применять.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 23. Поплавки для ловли спиннингом на «мух»: 1 – водоналивные; 2 – утяжеленные; 3 – тонущие «сбирулино».

Водоналивные поплавки (рис. 23.1) почти ничем не отличаются от давно известных у нас поплавков-шаров, лишь форма у них более вытянутая, обтекаемая. Этот тип поплавков наиболее удобен при ловле на «мух» сухого типа либо на тонущих, но находящихся в самых верхних слоях воды: для семги такая ловля используется лишь летом, в июне и июле, когда рыба, по выражению кольских рыболовов, «мушкует». Поплавок ставится на самый конец оснастки и заливается водой так, чтобы оставался на плаву, но при этом был обеспечен дальний заброс; поводки с 1–2 мухами привязываются несколько выше поплавка. Пожалуй, лишь этот способ ловли в какой-то мере заслуживает название «псевдонахлыст».

Утяжеленные поплавки (рис. 23.2) выпускаются с самой разной плавучестью: положительной, отрицательной и нулевой, – и являются наиболее универсальными (имеется в виду универсальность самого типа поплавков – среди них всегда можно подобрать подходящий для тех или иных условий ловли). Плавающие поплавки удобно использовать на манер водоналивных, как описано выше. При донной ловле семги (весной и осенью) используются тяжелые тонущие поплавки, работающие уже как донное грузило (но не как обычное свинцовое, такие грузила обрываются на каменистых реках очень быстро, а как грузило-балеринка: лишь касаясь дна своей нижней точкой, что значительно уменьшает вероятность зацепа); «муха» в этом случае также привязывается на поводке выше поплавка и движется невдалеке от речного дна. Поплавки с нулевой плавучестью неплохо обеспечивают дальние спиннинговые забросы, хоть и не могут сравниться с наиболее дальнобойными «сбирулино».

Поплавки «сбирулино», называемые также «бомбеттами» (рис. 23.3) обычно изготовляются одного и того размера: 70–80 мм в длину (не считая трубочки) и 12–15 мм в диаметре; вес их зависит не от размера, а от количества свинца, залитого в нижнюю часть. По виду они чем-то напоминают классические поплавки с длинной антенной, но сходство обманчивое – наблюдать в ожидании поклевки за трубочкой, напоминающей антенну, рыболову не приходится, наоборот, «сбирулино» изготавливают обычно из прозрачных материалов, добиваясь их незаметности в воде. Назначение у трубочки другое – она задает положение приманки относительно поплавка при проводке: если поплавок закреплен на леске трубочкой назад, то блесна или «муха» несколько приподнимается, что удобно при проводки у самого дна – первым ударяется о донные камни поплавок, имеющий меньше шансов за них зацепиться. При быстрой проводке в верхних слоях поплавок крепят трубочкой вперед, и приманка заглубляется.

Наиболее часто «сбирулино» используют для дальнего спиннингового заброса – появляется возможность доставить легкую приманку: «муху», маленькую «вертушку» или крохотную силиконовую приманку на 100 и более метров. Главный плюс по сравнению с традиционными свинцовыми грузилами – можно, подобрав вес поплавка, обеспечить проводку в любом слое воды с любой нужной скоростью. Возможности спиннингистов расширились неимоверно – а сектанты лишь бессильно завидуют: максимальная дальнобойность нахлыстовой снасти – 30–40 метров, но обычно нахлыстовики ловят на значительно меньших дистанциях.

«Сбирулино» крепятся на основной леске при помощи каких-либо стопоров (бусинок, кусочков кембрика и т. д.), а «муха» привязывается на поводке ниже поплавка, обычно через 1–2 карабина, препятствующих закручиванию лески. Какой длины ставить поводок? Большинство любителей отвечает на этот вопрос однозначно: чем длиннее, тем лучше. Минимум 1,5 метра, а максимум зависит от длины спиннингового удилища (длина поводка не должна его превышать). Однако есть и другое мнение, менее распространенное: снасть с коротким поводком не менее уловиста, «сбирулино» не просто не пугает рыбу, – наоборот, при длине поводка 10–15 см дополнительно привлекает и семгу, и кумжу.

Сиги.

Название этой главы, в отличие от других, недаром дано во множественном числе – очень уж сиговых рыб много, самый многочисленный род в семействе Лососевые. Например, лишь один вид – европейский сиг, широко распространенный на севере и северо-западе России, – образует около сорока подвидов: тут и волховский сиг, и чудской сиг, и ладожский (он же сиг-лудога), и сиг-валаамка, и увесистый онежский сиг, и карликовый сямозерский, и многие другие, менее известные и многочисленные разновидности сигов. Еще надо учесть, что реки и озера бассейнов Балтийского и Белого морей, где водятся европейские сиги, связаны между собой, разные подвиды встречаются, скрещиваются, образуют метисные и переходные формы… Голова у ихтиологов идет кругом, и они, отчаявшись, перечисляют в справочниках лишь основные подвиды и добавляют: «и др.».

Восточнее Урала обитают свои виды сигов: енисейский сиг, амурский, сиг-хадары… А еще у сига очень много родственников, относящихся к тому же роду, но носящих иные названия: пелядь, чир, муксун, омуль… «И др.», – скажу я в подражание ихтиологам. Да и ряпушку нельзя забывать – хоть мелка и смахивает на селедку, но тоже сиговая рыба и образует множество подвидов.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 24. Сиги: 1 – волховский; 2 – ладожский; 3 – амурский; 4 – сиг-валаамка; 5 – чудской; 6 – енисейский.

Сиги, как и родственные им атлантические лососи, относятся к осенненерестящимся рыбам. Нерест большинства видов происходит в сентябре-ноябре и даже в декабре. Для обитания сиги чистые и холодные воды, богатые кислородом. Окраска рыб серебристая, у некоторых видов с золотистым отливом, спина темная. Между хвостовым и спинным плавниками расположен жировой плавничок (отличительный признак семейства Лососевых, кроме них в наших пресных водах этим украшением обладают лишь Корюшковые). Однако в наше время можно встретить сига и без жирового плавничка – это означает, что рыба получила «путевку в жизнь» на рыборазводящем предприятии, где помечают своих питомцев, удаляя жировой плавник, не выполняющий никаких жизненно важных функций. Тело сигов удлиненное, покрыто довольно крупной чешуей, рот маленький.

Писать в отдельности про жизнь и ловлю каждого вида сигов возможности нет. Да и развита любительская ловля сиговых рыб слабо, несмотря на их многочисленность и широкое распространение – для заурядных плотвичек и окуньков придумано куда больше способов лова. Причина в том, что главные популяции сиговых обитают в местностях удаленных и труднодоступных, а сиги, что водятся в водоемах более населенных местностей, зачастую ведут скрытный образ жизни, держатся на больших глубинах озер, лишь ненадолго выходя туда, где их можно достать любительскими снастями… Многим питерским рыболовам, выезжающим на лед Чудского озера и Ладоги, доводилось вылавливать сигов – при ужении плотвы или окуня кивок вдруг резко согнется, уверенная тяжесть притиснет мормышку ко дну, и вскоре закувыркается на льду серебристый килограммовый красавец… Добыча приятная и почетная, но абсолютно случайная, о целенаправленной ловле речь не идет.

Но есть немногочисленные рыболовы, охотящиеся за сигами, – чаще всего это местные жители, хорошо изучившие маршруты сиговых стай, знающие, где и когда можно ждать их выход на кормежку на отмели или к каменистым островкам-лудам. Существуют и способы ловли, направленные именно на сига.

О них и пойдет речь ниже.

Европейские сиги.

Летняя ловля сигов развита гораздо меньше, чем зимняя. Для сетей любительских размеров сиги летом практически недоступны (хотя у промысловиков с их громоздкими снастями случаются неплохие уловы, особенно ближе к осени). Ловят по открытой воде сигов мало где, применяя способы и снасти, имеющие малое распространение и местные названия.

В водоемах Верхневолжского бассейна, например, сига ловят так называемым «побрадком». Вот свидетельство очевидца такой ловли:

«Побрадок – это метровый прут из можжевельника, к концу которого привязана леска длиной 3 м с двумя-тремя поводками. Ни поплавка, ни грузила на блесне нет. Ловят побрадком на течении. Зайдя в воду, шевелят ногой грунт. От этого в воде образуется мутная дорожка. Ее издали замечает сиг и в поисках корма поднимается к ней. Корма он не находит, зато замечает насадку и заглатывает ее.

Ловля побрадком требует определенного навыка: побрадок держат приставленным к ноге (вершинка у самого дна, комель в руках. Время от времени блесну отпускают от себя, потом подтягивают. При поклевке держат на себе. В качестве насадки обычно используют червя, реже – опарыша. Через некоторое время после начала ловли надо сменить место, т. е. подняться на несколько шагов по течению».

Попадаются сиги в сезон открытой воды на донки и поплавочные удочки (насадкой обычно служит червь), при ловле спиннингом, нахлыстом и псевдонахлыстом. Но в основном ловля эта случайная, главная охота за европейскими сигами начинается зимой, когда облюбованные этими рыбами большие глубины становятся более доступными для любителей. К рассказу о зимней ловле мы и переходим.

* * *

На Ладожском озере сиги держатся на глубинах 20, 30 а иногда и 40 метров, причем, как свидетельствуют эхолоты-флэшеры, часто стоят не у дна, а в полутора-двух метрах над ним, а порой и вполводы, – зависит горизонт, судя по всему, от атмосферного давления. Но на кормежку стаи движутся на более мелкие места, к так называемым «лудам».

Лудами на севере и северо-западе называют каменистые возвышенности на озерном дне – иногда надо льдом торчат гранитные валуны, а иногда не торчат, показываются лишь летом, в межень. На луды размером побольше ветер наносит землю, семена растений, – и получается небольшой такой необитаемый островок: вместо пальм – пара перекрученных ветром березок, мох, еще кое-какая скудная растительность. Встречаются и подводные луды, никогда, даже в самую низкую воду не появляющиеся над поверхностью.

На склонах луд всегда много корма, в сравнении с расположенными рядом озерными глубинами, – и там всегда держится мелочь и мирные рыбы, а следом подтягиваются и хищники.

Кормится у луд и сиг, периодически поднимаясь туда с глубин на дневную кормежку, а на ночь вновь отступая на глубину. В сильный ветер и при скачках атмосферного давления походов за пищей может не случаться несколько дней кряду, но при устойчивой ясной погоде, хотя бы и морозной, сиги поднимаются на склоны луд регулярно…

Ловят их там на самодельную объемную блесну особого устройства, так называемую «сиговку».

Сиговка – блесна старинная, в ходу уже много десятилетий, некоторые рыболовы называют ее «сигушей». Не исключено, что происходит второй термин от «секуши» – названия весьма похожей литой блесны, издавна используемой на Чудском озере местными рыбаками.

Отливается сиговка из олова или припоя, в длину имеет 5–8 см, формой и пропорциями напоминает плотвичку.

Отливают блесны в гипсовых формах, перед отливкой помещая в верхнюю часть блесны (в хвостик «плотвички») кусочек проволоки с колечком, за которое будет привязываться леска, а в головку рыбки – два больших одинарных крючка (даже для самых маленьких сиговок, предназначенных для двухметровой глубины – № 10–12, для больших не менее № 14), приложив их цевьями друг у другу и прихватив несколькими витками самой тоненькой медной проволоки (по беде сойдет и нитка). На готовой сиговке крючки находятся в одной плоскости и далеко выдаются за габариты приманки.

К сожалению, сделать рисунок сиговки для этой книги не удалось и чтобы как-то исправить дело, привожу точные параметры довольно крупной сиговки, лежащей сейчас на моем столе (потемневшей, еще отцом отлитой): длина без крючков и колечка 71 мм, максимальная ширина 18 мм, максимальная толщина 7 мм, вес 33 грамма, крючки № 18 (по отечественной нумерации).

Блесны не раскрашиваются и никакого покрытия не имеют, но некоторые любители тщательно процарапывают на готовой сиговке чешуйки, глаза, жаберные крышки, – на мой взгляд, ненужные излишества. Гораздо важнее блеск блесны – после отливки и предварительной обработки ее шлифуют и полируют, добиваясь как можно большей яркости. Блесны из некоторых сортов припоя быстро теряют блеск и становятся матовыми, и их приходится надраивать по нескольку раз в ходе многочасовой рыбалки. Хорошо сохраняют блеск сиговки из стоматологического припоя, но он дорог и имеет высокую температуру плавления (на газовой конфорке не расплавить).

Блеснят сигов на глубине 4–6 метров, иногда поглубже, иногда помельче – зависит это от конкретного рельефа каждой луды. На крутых обрывах сига искать смысла нет, его «столовые» расположены там, где под водой имеются горизонтальные уступы и относительно пологие склоны.

Техника блеснения применяется следующая: блесна несколько раз резко, рывком поднимается примерно на полметра, пауза между подъемами делается коротенькая, только для того, чтобы блесна успела опуститься вниз (тяжелая сиговка ныряет быстро, почти не отклоняясь от вертикали). Затем выдерживается длительная пауза, во время которой, слегка подергивая концом удильника, блесну заставляют «приплясывать» почти на месте. Затем снова следует серия из нескольких резких подъемов, и наконец на одном из них рука ощущает приятную тяжесть…

В нижней точке цикла блесна не должна касаться дна, а должна находиться над ним в полуметре или даже в метре – ладожский сиг не лещ, в донном иле в поисках мотыля не копается, его пища – бокоплавы, другие беспозвоночные, плавающие в придонных слоях, при случае и мальки. Но сиг всегда держится выше своей потенциальной добычи и атакует ее сверху, об этом свидетельствует характер его поклевок как на блесну, так и на мормышку или крючок с насадкой – никогда кивок не разгибается и не всплывает поплавок, рыба всегда тянет приманку сверху вниз.

У сига небольшой рот, но несоразмерно большие крючки сиговки не мешают ловле – рыбы засекаются снаружи, за нижнюю челюсть, за жабры, иногда за глаз. Однако багрением эту ловлю назвать нельзя – при багрении рыбу, плотно стоящую на зимовальных ямах, крючки цепляют за что придется, в том числе под брюхо и за хвост, отчего случается много сходов и подранков. Сиг же всегда попадается за голову, то есть в момент атаки блесны.

Атаку эту, как свидетельствует флэшер, порой приходится дожидаться долго. Рыба находится под лункой, но хватать блесну не спешит – две полоски на индикаторе сближаются, затем сливаются, а поклевки все нет… Старые ладожские рыбаки утверждают, что блесна интересует сига не в гастрономическом смысле – зачарованный блеском, он любуется сверкающей игрушкой, потихоньку придвигаясь все ближе и ближе, пока при одном из взмахов его не зацепляет крючок. Иногда характер клева свидетельствует в пользу такой версии, но иногда несколько сигов попадаются буквально один за другим – на любование и медленное приближение у них явно нет времени.

Некоторые рыболовы используют другие блесны – зимние, длиной около 50 мм, или узкие летние «колебалки», но суть ловли остается той же: серебристая или желтоватая приманка должна ярко блестеть и иметь крупные крючки (обычно снизу подвешивают на колечке летний тройник увеличенного размера), а играют ею агрессивно, с резкими взмахами.

Удильник должен соответствовать технике ловли, то есть иметь жесткий и достаточно длинный хлыстик; в кивке нужды нет – сиг всегда засекается исключительно на подъеме блесны, никогда не пробуя атаковать опускающуюся или подергивающуюся на месте.

Сиги клюют на ладожских лудах не очень крупные, килограммовый считается хорошей добычей, хотя изредка блесной могут заинтересоваться экземпляры и вдвое большего веса, так что качественной лески диаметром 0,2 мм вполне хватает, чтобы быть уверенным в исходе поединка с серебристым обитателем Ладоги. Хоть сиги в родстве с лососями, но всей силы и бойкости своих родственников не проявляют.

Зимняя ловля сига начинается по перволедью и продолжается (с перерывами, вызванными непогодой) всю зиму. А вот вместо усиления клева, происходящего весной, по последнему льду, сиги объявляют забастовку, – можно целый день впустую махать удочкой и получить ноль на выходе…

Гораздо вероятнее в эту пору поймать сига – если выдержит леска – на удочку с мормышкой, при ужении плотвы в местах ее весеннего скопления. Но это, как уже говорилось, ловля случайная.

* * *

Хищная рыба сиг или нет? Рыболовы дают разные ответы на этот вопрос.

Сторонники хищности ссылаются на то, что сигов регулярно ловят на блесны, и на то, что на многих озерах севера стаи сигов следуют, совместно с крупными окунями и с судаками, за косяками мелкой кормовой рыбы, снетка или корюшки… С чего бы, в самом деле, преследовать корюшку вегетарианцам?

Другие рыбаки уверенно возражают: нет, никакая эта рыба не хищная. Зубов нет, маленький рот плохо приспособлен хватать рыбешек… А что попадается на блесну – так то сиг просто багрится, приманенный блеском. Разве что изредка сиг полакомится каким-нибудь ослабевшим мальком, ну так ведь даже мирный лещ порой грешит этим. Доказательство тому – отсутствие в кишечнике сигов (желудка у них нет) проглоченных рыбок.

На мой взгляд, отчасти справедливы обе позиции. Сиги и в самом деле больше приспособлены эволюцией для питания беспозвоночными. Даже не в отсутствии зубов в пасти дело, у жереха их там тоже нет, а хищник, каких поискать. Но внешность жереха не дает оснований усомниться в хищной натуре: мощный хвост, торпедообразное тело, широченная пасть… Сиг по сравнению с жерехом – увалень, подводный ботаник.

Однако среди рыб идейных вегетарианцев нет – когда пищи не хватает, хищничать начинают рыбы любой породы, даже самые мелкие и мирные. У всех рыб после нереста аппетит усиливается, и сиг не исключение, но нереститься-то он осенью, перед ледоставом, а когда приходит пора отъедаться и восстанавливать силы, главной пищи – беспозвоночных – становится значительно меньше. В кормных озерах или там, где обитают слишком мелкие разновидности сигов, преследовать корюшку у них нет желания в первом случае и возможности во втором. Но сиги приличного размера и в самом деле «пасут корюху», преследуют ее густые косяки, – даже полный увалень сумеет прокормиться охотой, когда вокруг кишмя кишат мелкие рыбешки.

Довод о том, что в брюхе у сигов не находили проглоченных рыбок, я не принимаю. У крупных сигов находили, и не раз. По свидетельству амурских рыболовов, сиги настолько набивают утробу рыбьей молодью, что пойманных достаточно потрясти за хвост – и на лед выпадают только что проглоченные мальки, некоторые еще живые!

Конечный вывод такой: сиг рыба, приспособившаяся к питанию любой животной пищей, рыбешками в том числе. Но хищничает не во всех водоемах и в основном зимой.

* * *

Зимняя ловля сигов в Карелии в общем-то подтверждает сделанные выше выводы о хищности и миролюбивости сигов. Озер в Карелии не счесть, от громадного Онежского до крохотных затерянных в тайге водоемов, сиги водятся во многих из них, но весьма различаются питанием и образом жизни. Соответственно разнятся и способы ловли.

На некоторых небольших озерах водятся лишь мелкие формы сигов, по 20–25 см в длину, рыбка в триста граммов весом считается уже очень крупной. На блесну там не ловят, в основном сиги клюют на мормышки с насадкой мотыля, опарыша, ручейника. В мае, по последнему льду (весна на север республики приходит поздно) используются более крупные насадки: черви, личинки короеда. Клевать сиги могут начать на разной глубине – и в метре-полутора от дна, и вполводы, и чуть ли не под самой лункой. Поэтому при отсутствии поклевок последовательно облавливают все горизонты.

В некоторых водоемах насадкой номер один служит икра лососевых рыб – семги, кумжи, озерного лосося. Чтобы икринки лучше держались на крючке, их слегка отваривают. Икра при этом белеет и ее нередко подкрашивают красными пищевыми красителями.

В крупных озерах, в Онежском в первую очередь, сиги достигают более крупных размеров и ведут хищный образ жизни. Нередко попадаются сиги на окуневые блесны при ловле крупного окуня, активно преследующего косяки корюшки. (На лудах Ладоги, кстати, блесну-сиговку порой тоже атакуют изрядных размеров горбачи). Для специальной ловли служат светлые узкие блесны длиной 50–70 мм. Что характерно, крючками увеличенного размера свои блесны онежские рыболовы не оснащают, подвешивают снизу на колечке либо одинарный крючок, либо вполне соразмерный блесне тройник.

Иногда, если удается попасть на активно жирующего сига (охота происходит в густом косяке корюшки), размер блесны не имеет особого значения, сиги хватают даже крупные блесны, 120–130 мм длиной. Впрочем, онежская разновидность европейского сига относится к крупным, двухкилограмовой рыбиной никого не удивить, да и четырехкилограммовый экземпляр не допустят к участию в конкурсе «Рыба года».

В Карелии сигов активно ловят сетями, как промысловики, так и любители, рыбоохранное законодательство в северной республике одно из самых либеральных в России.

Промысловые сети велики по размеру – длинные и достигают 6–8 метров в высоту, чтобы перекрыть как можно больше горизонтов, на которых может двигаться стая сига. Любителям правила запрещают ловить сетями такой высоты, да и ставить и проверять их – тяжкий труд. Поэтому на сигов ставят сети стандартной высоты, до 2 м, но посаженные особым образом: верхняя подбора значительно длиннее нижней – т. е. наиболее уловистой, «рабочей» получается верхняя половина сети. При ловле сигов, у самого дна держаться не любящих, такая посадка приносит наибольшие уловы.

Выставляют сети (длиной чаще всего 30 или 50 м) на ровном песчаном или песчано-галечном дне на глубине 5–6 метров, размер ячеи сетей бывает самый разный, в зависимости от размера водящихся в озере сигов. Весной, перед распадением льда, наиболее успешной бывает ловля сетями у устьев рек, впадающих в крупные карельские озера, – там, где происходит преднерестовая концентрация рыбы. Сами сиги нерестятся осенью, но очень не прочь поживиться чужой икрой, и весной достаточно активно поднимаются для этого в реки, вслед за косяками идущей на нерест рыбы.

* * *

В Финляндии, в водоемах которой сиги водятся во множестве, ловят их либо небольшими, до 30–35 мм блесенками с небольшим подвешенным снизу тройничком, либо тандемом из блесны и мормышки (рис. 25. 1). Причем блесна при этом выполняет роль «подблестка» – крючков не имеет, ее блеск служит для привлечения внимания рыбы, а тяжесть – для скорейшего достижения оснасткой нужной глубины, поклевка же происходит на мормышку.

Мормышки финны в такой оснастке используют чаще безнасадочные, например «чертика», отличающегося своей игрой от российского за счет расположенного значительно ниже центра тяжести. Мормышка может располагаться на отдельном поводке ниже или выше блесны, либо свободно скользить по леске.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 25. Варианты оснастки с «подблестком» для ловли сига: 1 – финский с «чертиком», привязанным на нижнем поводке (А) и свободно скользящим по леске выше блесны (Б); 2 – кольский с двумя поводками; 3 – ладожский с насаженной мормышкой (к «подблестку» иногда крепят тройник, превращая его в блесну).

Оснастку, похожую на финскую, используют для подледной ловли рыболовы Кольского полуострова. Говоря про кольские водоемы, обычно вспоминают королеву наших вод – семгу, но и сиги водятся в большом количестве в реках и проточных озерах полуострова и служат важным объектом зимней ловли.

Устроена кольская оснастка с «подблестком» несколько иначе, чем финская: леске диаметром 0,25-0,3 мм с помощью карабинчика крепят колеблющуюся блесну средних размеров, обычно самодельную, из нержавеющей стали или латуни толщиной 1,0–1,5 миллиметра, и хорошо отполированную. К нижнему отверстию блесны привязывают короткий поводок с крючком № 6–7 или мормышкой. В 15–20 сантиметрах выше блесны привязывают еще один поводок с крючком. Длину поводков выбирают с таким расчетом, чтобы они не захлестывались за основную леску. Поклевки случаются как на нижний, так и на верхний крючок.

Для ловли кольской оснасткой используют технику, аналогичную зимнему блеснению, отслеживая поклевки при помощи жесткого кивка или осязанием, по отдающемуся в руку толчку. Возможен и более пассивный вариант ловли – с крупным поплавком, применяемый обычно на течении, когда «подблесток» колеблется и играет в обтекающей струе. С поплавком можно ловить двумя или тремя снастями одновременно.

Кроме сигов, на снасть с «подблестком» попадается представитель другого рода семейства Лососевые – арктический голец, заходящий из моря в водоемы полуострова, и его озерная форма, не выходящая в море – палья. Ловят такой оснасткой даже кумжу, относящуюся к роду настоящих, или благородных лососей, давшему имя всему семейству, – но снасть для нее мощнее, и на нижний крючок (обычно тройной) насаживается за спинку живец.

Иногда пользуются «подблестком» и питерские рыболовы, ловящие на Ладоге, в основном при вялом клеве сига. Выше летней «колебалки» около 50 мм длиной на коротком поводке диаметром 0,18 мм привязывается серебристая мормышка с крючком № 4–5, наживленная парой мотылей или кисточкой из шерстяных красных ниток (рис. 25.3). Однако многие ладожские рыболовы считают, что чем больше крючков, тем лучше, – и вместо «подблестка» ставят обычную блесну, с хорошо заточенным тройником больших размеров: если рыба промахнется по мормышке или не засечется, тройник может исправить дело, зацепив сига под жабры.

Сибирские сиги.

Речной сиг, встречающийся в бассейне Енисея и в самой великой сибирской реке, значительно отличается от своих европейских родственников.

Во-первых, размерами – «крупняком» у местных рыбаков считаются шестикилограммовые экземпляры, а по мнению ихтиологов, енисейский сиг может дорасти и до 8 кг.

Во-вторых, сиг предпочитает проточную речную воду озерной – молодь держится возле берегов, крупные особи выбирают для своих стоянок ямы вблизи фарватера, хоть и подходят к берегу на утреннюю и вечернюю кормежку.

В-третьих, енисейские сиги отличаются от родственных видов нижним положением рта (как у сырти или подуста) – питаются эти сиги в основном донной пищей, а если их внимание привлекает рыболовная приманка, плывущая в толще воды, то поклевка происходит довольно затейливым способом: сиг быстро всплывает на один уровень с замеченной пищей, ложиться на бок и в таком положении хватает добычу, после чего возвращается на глубину. Или не возвращается, если рыболов не промедлил с подсечкой.

Енисейские рыболовы ловят в основном поплавочной снастью. Удилище – легкое телескопическое, позволяющее выполнять дальние забросы и вываживать крупных рыб, достаточно бурно сопротивляющихся на сильном течении.

Диаметр основной лески 0,22-0,25 мм, поводков 0,15-0,17 мм. Поплавки применяются пенопластовые, удлиненной формы, с длинной антенной и маленьким килем, большой грузоподъемности. Огружают поплавки не одним, а несколькими грузиками разного размера размещая самое крупное ближе к поплавку, самое маленькое неподалеку от поводка. Катушки – инерционные, типа «Невской».

Вместо крючков используются небольшие мормышки («капелька», «уральская», «муравей») с искусственной насадкой, так называемой «обманкой». Выполняются «обманки» из надетого на крючок кембрика и кисточки шелковых или хлопчатобумажных ниток, нередко в ходу медвежья или козья шерсть. В разное время года и при разных условиях ловли используют «обманки» разных цветов, экспериментально определяя самые уловистые. Блеск мормышки никакой роли в привлечении сигов к приманке не играет и наиболее подходящими считаются матово-черные мормышки.

Играя на течении, «обманки» имитируют наиболее привычную сигам в данный момент пищу: личинок, червей, икру хариуса, до корой сиги большие охотники.

В принципе, снасть для ловли сига мало отличается от «ангарской оснастки», применяемой в тех же краях для ловли хариуса (см. соответствующую статью), и с равным успехом может считаться как поплавочной, так и псевдонахлыстовой.

Лучшее ужение сига на Енисее – весной и в начале лета, начиная со схода льда, к середине июля ловля прекращается, хотя бывают случайные поклевки при ловле хариуса и ленка псевдонахлыстом или «корабликом». В середине сентября активный клев возобновляется, но почти сразу вступает в силу двухмесячный запрет на ловлю, и сигов ловят с большей оглядкой…

Зимняя ловля енисейских сигов мало развита, возможно оттого, что ловится в основном молодь, а крупные особи попадаются подо льдом редко.

Ловят подо льдом сижков мормышечной снастью, иногда без насадки, на пустую мормышку, придавая ей очень частые колебания, но чаще рыболовы насаживают на крючок личинки репейной моли или ручейника.

Поклевки енисейского сига зимой не резкие, в отличие от летней ловли, и сопротивление, попав на крючок, он оказывает слабое. Сибирские рыболовы отмечают, что на мотыля сиги берут неохотно – довольно странно для рыбы, ведущей явно выраженный донный образ жизни. Про ловлю енисейского сига на зимние блесны у меня сведений нет.

Зато весьма развито зимнее ужение другой сибирской рыбы, родственной сигам – широко известного (хотя бы по знаменитой народной песне) байкальского омуля. Об этой рыбалке стоит сказать несколько слов, и не только ради уважения к народным песням: ловле весьма своеобразная, не укладывающаяся в общую классификацию зимних способов. Снасть, именуемая «байкальский настрой» удильника как такового не имеет – леска намотана на длинное мотовило, им же рыболов и манипулирует над лункой. Ни кивка, ни сторожка: поклевка определяется осязанием, либо «впригляд» – вода Байкала обладает уникальной прозрачностью не только в жидком состоянии, но и в виде льда, а снега на нем из-за сильных ветров почти не бывает. Ловят байкальские рыболовы не на блесны или мормышки – на несколько мушек, изображающих рачка-бокоплава (бормаша по-местному) и увлекаемых на глубину грузилом. Любопытно, что живыми бокоплавами местные рыбаки активно прикармливают лунки, но насаживать на крючок рачков не спешат. Похоже, снасть весьма древняя, появившаяся в те времена, когда небольшие крючки, годящиеся для насадки рачка, на свет еще не появились (мушки вяжутся на самодельных крючках, сделанных из швейных иголок). При этом примитивность и древность снасти сочетаются с большой изощренностью местных рыбаков в деле изготовления мушек и в умении играть ими, подражая движениям живого бормаша.

* * *

На Дальнем Востоке, в бассейне Амура водятся сиги еще двух видов – уссурийский и сиг-хадары. Первый из них достигает 3 кг веса и кроме Амура и его притоков встречается в солоноватых и даже в соленых водах – не только в Амурском заливе, но и в Охотском море. Сиг-хадары чисто речной житель и вырастает несколько крупнее своего родственника.

Ледостав обычно застает сигов Амура за ежегодным путешествием – они скатываются после нереста в места нагула, расположенные в низовьях и на взморье, иногда подолгу задерживаясь на участках, богатых пищей.

И конечно же, сигов встречает на этом пути многочисленная армия рыболовов.

Амурские рыболовы-зимники ловят сигов главным образом в местах скопления мальков: в устьях проток, соединяющих озера с рекой, у выходов из заливов, на многочисленных разливах. Начинается ловле в ноябре – сначала на первом тонком льду у выходов в заливы, в тихих заводях, на заберегах проток. По мере того, как крепнет лед, рыболовы выходят и на Амур, и на его многочисленные притоки.

Для ловли используются в основном две снасти: «махалка» и «хапуга».

У термина «махалка» несколько значений – это и зимняя удочка для блеснения довольно грубого устройства, и летняя снасть с резиновым амортизатором, и вообще любое большое мотовило, на которое намотана толстая леска или рыболовный шнур. Для зимней ловли сига на блесну используется, естественно, «махалка» в первом ее значении.

Самое интересное в оснастке «махалки» – весьма оригинальная блесна, разновидность балансира, именуемая местными жителями «сиговкой» (рис. 26) и ничего общего не имеющая с одноименной ладожской блесной (все-таки фантазия рыболовов гораздо лучше работает при изобретении новых снастей, чем при обозначении их новыми названиями).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 26. Амурская «сиговка».

Изготавливают «сиговку» по довольно сложной технологии – спаивая по плоскости две металлические пластины толщиной по 4 мм разного цвета (заодно впаивая между ними крючки), затем убирая напильником лишний металл, – так, что в результате получается весьма своеобразный зимний балансир: граненый и без нижнего тройника. Хвостик балансира изготовлен либо из щетины, либо из третьей пластинки, тоненькой, впаянной вежду двумя толстыми. И, естественно, после шлифовки блесну до блеска полируют.

Зимой Амур беден донными беспозвоночными, и голодные после нереста сиги кормятся преимущественно мелкой рыбешкой: карасиками, сазанятами, вьюнами и личинками миноги (пескоройками). «Сиговки» изготавливают разных цветов и размеров, добиваясь сходства с привычными для сигов мальками.

Леску на свои «махалки» амурские рыбаки ставят внушительные – диаметром 0,4 мм, а то и 0,5. Амур богат хищниками, куда более крупными, чем сиги (сиги сами служат им кормом), и надо быть готовым к случайной поклевке, например, тайменя.

Играют «сиговкой» так же, как и обычными балансирами, но иногда ненадолго кладут ее на дно – по мнению амурских рыбаков, сиги сначала оглушают свою жертву, прижимая ее к грунту, а уж потом хватают пастью.

При плохом клеве на крючки сиговки подсаживают небольшие естественные насадки (чаще всего мелкую резку), или привязывают к основной леске тонкий поводок длиной сантиметров сорок, с мелким крючком, наживленным кусочком рыбы.

Очень часто сигов ловят на две снасти одновременно: рыболов расставляет подо льдом несколько экранов, обычно «косынок», а сам греется, работая «махалкой», и время от времени проверяет, не попалось ли что в экраны.

Но ловить экранами достаточно скучно, участие рыболова не требуется, да и не столь уж они уловисты, как порой сетуют рыболовы-спортсмены: не каждая рыба. ткнувшись рылом в сеть экрана, продолжает движение и запутывается.

Гораздо азартнее (и производительнее) ловить сигов амурской «хапугой» – снастью гибридной, совмещающей свойства рыболовного экрана и подъемника.

Принцип ловли «хапугой» следующий: сетное основание, горизонтально растянутое по принципу «зонтика», лежит на дне, а вертикально стоящие (на манер экранов-«косынок») крылья останавливают и задерживают плывущую над снастью рыбу.

«Хапуга» – снасть активная: рыболов наблюдает за поплавком, связанным леской с крыльями, и едва увидит, что в снасть зашла рыба и ударилась в крыло – резким движением поднимает хапугу. Рыба при этом либо запутывается в крыле, либо подхватывается сложившимся подъемником.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 27. Амурская «хапуга» конструкции Г. Белокурова, горизонтальная часть (А) и снасть в сборе (Б): 1 – пружины; 2 – центральный груз, 3 – горизонтальная сеть подъемника; 4 – прутья каркаса; 5 – тяговый шнур; 6 – поплавок; 7 – вертикальное крыло.

Устроена «хапуга» достаточно сложно и требует при изготовлении большой тщательности. Известно много конструкций «хапуг». Изображенная на рис. 27 конструкция, названная автором «хапуга-паук», максимально отвечает, на мой взгляд, критерию простота/уловистость.

Важнейшие элементы изображенной «хапуги» – четыре пружины (1), наглухо заделанные в центральный груз. Именно они раскрывают на дне снасть в горизонтальное положение и не должны помешать ей захлопнуться при резком подъеме. Если учесть, что четыре прутка каркаса (4) тоже заделаны в пружины наглухо и снасть в транспортном положении находится с напряженными (согнутыми под углом 90°) пружинами, то ясно, насколько важны надежность этого элемента и тщательный подбор пружин с нужными характеристиками.

Сеть горизонтальной основы (3) – нитяная, с ячеей 30 мм, четыре треугольных крыла лучше делать из лесковой сети. Необходимо, чтобы пружины, сгибаясь при подъеме, не «закусывали» горизонтальную сеть и не мешали ей провисать в виде мешка, куда скатывается рыба. Для этого витки пружин обматывают черной изолентой на матерчатой основе (такая лента лучше выдерживает мороз, чем пластиковая).

Центральный груз (2) отливается из свинца в форме плоского цилиндра, вес его зависит от габаритов снасти, глубины и течения в месте ловли. Концы пружин помещаются в форму перед отливкой, т. е. деталь одноразовая, служит до поломки одной из пружин. К грузу крепится центральная леска, соединяющая его с поплавком (6), растягивающим своей подъемной силой всю вертикальную часть конструкции. Кроме того, на центральную леску посажены своими вертикальными катетами крылья-треугольники.

Еще одна важная деталь – тяги из лески диаметром 0,5 мм в количестве 4 штук (на рисунке не отмечены). Каждая тяга привязана к внешнему концу одного прутка, затем свободно протянута сквозь боковые ячейки горизонтальной сети к концу следующего прутка, продернута сквозь укрепленное там небольшое проволочное кольцо, затем так же свободно протянута сквозь ячейки крыла (его «гипотенузы»), сквозь отверстие в поплавке. Над поплавком четыре тяги связываются в один узел и к ему крепится тяговый шнур (5). Центральная леска крепится к поплавку и с тяговым шнуром не соединена. Главное условие правильной работы снасти – тяги должны свободно, без сопротивления скользить сквозь ячейки сети, сквозь кольцо и поплавок.

Добывается «хапугой» любая речная и озерная рыба, не впадающая в спячку, движущаяся по водоему. Чем-то эта ловля сродни ужению, рыболов должен внимательно следить за поплавком, и немедленно «подсекать» при его движении – стоит промедлить, и значительная часть зашедших в «хапугу» рыб уходит.

Но не браконьерская ли, часом, снасть «хапуга»? Больно уж название какое-то… неприличное…

Не пропагандирует ли Антон Шаганов злостное браконьерство?

Рыболовы-«хапужники» сидят на льду Амура в больших количествах и совершенно открыто, а уловы их на злостное браконьерство, прямо скажем, не тянут…

Хотя это ничего не значит, браконьерской может стать любая снасть, хоть спиннинг, – если ловить им в запрещенный срок или в запрещенном месте.

Поэтому откроем Правила рыболовства, действующие в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне: среди запрещенных снастей «хапуга» не названа. Но и среди разрешенных не названа. Нет такого термина в правилах.

Может, забыли про «хапугу» законотворцы? Если уж от Комсомольска до Благовещенска любителям разрешено ловить лососей плавны́ми сетями длиной 120 метров, то стоит ли обращать внимание на скромный подъемник размером 1,5×1,5 метра? Ни лосося, ни осетра таким не поймаешь…

Не забыли. Пункт 74 правил не пользуется неприличным словом «хапуга», но упоминает «подъемные сетки», ловить которыми можно, лишь имея на то разрешение. Но можно. Лежит ли именное разрешение в кармане каждого «хапужника»? Не знаю. Сомневаюсь. Но любое сомнение, как известно, толкуется в пользу подозреваемого.

* * *

В заключение несколько слов о представителях рода сигов, не носящих этого имени.

Самые мелкие из сиговых рыб – ряпушки. По внешности европейская ряпушка похожа на сельдь, да и по размерам тоже. Средний вес – 25–50 г, а длина – до 16 см. Туловище сжато с боков, спина плоская голубовато-зеленоватого цвета, брюшко белое, бока серебристые. Ряпушка кормится преимущественно зоопланктоном. Кроме него в рацион входят также черви, личинки и моллюски. Ряпушка встречается в Чудском, Онежском, Ладожском озерах, в Карелии, в Финском заливе Балтийского моря, водится также в озёрах бассейна Волги (например, в Переяславском озере) и некоторых других водоемах. Одна из форм европейской ряпушки – рипус, обитатель Ладожского и некоторых других озер северо-запада. Он значительно крупнее и достигает длины 34 см и веса 460 г.

Мне доводилось много рыбачить на богатых ряпушкой водоемах (на Чудском и Ладожском озерах, например), но об ужении ряпушки там никто и не слышал, лишь промысловики добывали ее сетями. На севере, в либеральной к сетям Карелии, любители также ловят ряпушку мелкоячеистыми (ячея 18–20 мм) сетями, выставляя их у прибойного берега больших озер, куда ряпушка подходит на кормежку. Промысловики (чтобы не возится с выпутыванием из ячей сети большого количества мелкой ряпушки) чаще пользуются мелкоячеистыми неводами до 300–350 м длиной.

По побережью Северного Ледовитого океана широко распространена сибирская ряпушка. Обитает она на опресненном взморье, заходя для нереста в реки. Сибирская ряпушка внешне похожа на европейскую, но превосходит ее размерами: длина – 42 см, вес – до 500 г. В Обь и Енисей косяки ряпушки начинает заходить в июне и заканчивает в сентябре. Как и в европейской части страны, ужением ряпушки мало кто занимается, но там, где разрешена любительская ловля сетями (особенно без лицензий, как на р. Яне в Якутии) уловы бывают очень значительными.

В северных реках от Мезени до Колымы обитает еще одна форма сигов – пелядь. Пелядь, или сырок, в длину достигает более 0,5 м, а веса до 3 кг и более. Окраска у нее темнее, чем у других сигов, верхняя челюсть несколько длиннее нижней, тело широкое, спина немного горбатая, на спинном плавнике и голове есть мелкие пятна черного цвета.

Размеры пеляди делают достаточно заманчивым ужение этой рыбы, летом ее ловят реже, поплавочными удочками, гораздо чаще зимой – преимущественно на мормышку с насадкой из мотыля.

Пелядь хорошо выдерживает акклиматизацию и вселена во многие озера северо-запада России, обладающие чистой водой и большими глубинами. Другие обитатели северных рек из рода Сигов – чир и мускун – приживаются на новых местах не столь успешно и рыболовы густонаселенных областей страны с ними почти не знакомы.

СОМ.

Сом – самая крупная пресноводная рыба, оседло живущая у нас преимущественно в предустьевых пространствах и дельтах крупных рек бассейнов Каспийского, Аральского, Азовского, Черного и Балтийского морей. Этот прожорливый, особенно после нереста, хищник держится в глубоких ямах, заваленных коряжником, каменными глыбами, затонувшими деревьями и всяким хламом. Ямы, пожалуй, главное условие для обитания сома в водоеме – его трудно встретить в реках даже порядочной величины, если они текут по ровному руслу и не имеют ям. В водохранилищах и больших озерах сомы также чувствуют себя неплохо. А вот соленую воду сом не выносит и поимка его в море – исключительный случай. Есть мнение, не знаю уж насколько справедливое, что сомы умеют предчувствовать сейсмические толчки и накануне сильных землетрясений уходят из устьев рек в море.

Чешуя у сома очень мелкая, утопленная в кожу и рыба, подобно налиму, кажется «голой». Окраска в большинстве случаев бурая с оттенками коричнево-зеленого, брюхо желтовато-белое. В зависимости от мест обитания цвет может меняться от почти черного до светло-желтого. Иногда, очень редко, встречаются белые сомы-альбиносы.

На долю громадной головы сома, вооруженной громадной пастью, приходится около четверти общего его веса. Зубы очень многочисленные, мелкие и острые, загнутые внутрь, Другая особенность внешнего облика сома – три пары усов, одна из которых (верхняя) значительно длиннее других.

Нерест сомов происходит весной в прибрежной зоне среди водной растительности. Самка откладывает икру в гнездо, которое самец охраняет.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 28. Сом.

По утверждениям авторов старых рыболовных книжек, сомы могут достигать пятиметровой длины и нескольких центнеров веса. Надо полагать, что в наше время шансов дорасти до столь гигантских размеров у сомов уже нет, слишком активно люди охотятся за усатыми хищниками. Но в прессе время от времени появляются сообщения о сомах весом в 70, 80, даже 100 килограммов, пойманных в низовьях южных рек. Сом теплолюбив – чем дальше к северу, тем размеры сомов скромнее (самый крупный из сомов, пойманных за последние двадцать лет в Ленинградской области, весил 40 кг, – хотя, разумеется, далеко не все рыболовы спешат регистрировать свои рекорды).

Большей частью сом живет в один раз избранной им яме, ненадолго и недалеко покидая ее лишь во время сильного паводка и помутнения воды, а также в поисках пищи.

Наиболее добычлива ловля сомов по окончании их нереста, с конца мая. Специалисты-сомятники утверждают, что наилучший жор сомов бывает около новолуния и на ущербе луны, вообще в темные ночи. Ненастные, грозовые ночи также радуют хорошей добычей.

Сомовий перемет («сомовник»).

Наиболее добычливым и широко распространенным способом любительской ловли сомов является ловля на перемет.

Например, в низовьях Волги широкое распространение имеет перемет для лова сома, получивший название сомовника. Длинник сомовника имеет длину 75 м и делается из тонкой веревки диаметром 3–4 мм. Через каждые 1,5 м к нему подвязывают поводцы длиной 0,5–0,6 м с наживленными крючками. Сомовник устанавливают на якорях или чипчиках на дне водоема. Иногда конец снасти выводят на берег.

Крючки для волжского сомовника используют самодельные (при отсутствии более подходящего материала выгибают и отковывают крючки из гвоздей 150–200 мм длиной, затем закаляют).

В другом варианте волжского сомовника поводки ставят длиннее, до 2 метров (в сильно закоряженных местах – до 1,5 м), шнур – плетеный капроновый или кабель в изоляции.

На реке Урал (в районе города Уральска), местные рыболовы-любители используют для ловли сома несколько иную снасть: плетеный капроновый шнур, расстояние от первого поводка до чипчика 2–3 м, между поводками – 1–1,5 м, поводок длиной 30–40 см, крючки самодельные кованые № 16–25 (по отечественной нумерации) леска на поводках 0,6–1,0 мм. В качестве насадки применяется мелкая бель и лягушка, кроме сомов в качестве прилова иногда попадаются судаки, крупные язи, реже жерехи.

Устанавливаются сомовники в не особенно глубоких и малозасоренных корягами местах (но неподалеку от глубоких коряжистых омутов, откуда сомы совершают вылазки для охоты). Перемет устанавливается поперек реки, на небольшом расстоянии от дна, но с таким расчетом, чтобы насадка не лежала на самом дне, а находилась от него на расстоянии 30–40 см.

Заслуживают внимания места со слабым течением, богатые мелкой рыбой, глубокие перекаты, заросшие травой, еще не вышедшей на поверхность воды, а также ямы, имеющие по своим краям деревья с подмытыми обнаженными корнями.

Весной нередко приносят успех переметы, натянутые неподалеку от прибрежных заводей, где мечут икру лягушки. Насадкой, естественно, тоже служит лягушка. Не всегда и не везде такая ловля бывает успешна. Зачастую случается, что холодной затяжной весной снег долго тает в лесах, на северных склонах оврагов, – и лягушки вовсю уже распевают свои брачные песни в прогревшихся болотцах и мелководных заводях, в то время как в основном русле реки вода еще холодна и сомы не начали питаться. Но если весна выдалась теплая и дружная и вода в реке прогрелась быстро, сомы непременно наведываются ночами к местам лягушачьих концертов, забираясь порой на самое мелководье.

В отличие от ловли голавлей или жерехов, для сома выбирать мелких лягушат не надо. Наоборот, следует насаживать самых крупных квакушек, давая лишний шанс подрасти молодым сомятам (хотя сомики 40–50 см длиной пасть имеют широкую, глотку тоже, и способны заглотать крупную насадку на большом крючке).

Глубоко втыкать крючки больших размеров в лягушку нельзя, она тогда быстро теряет подвижность и значительно менее привлекает сомов в темноте своими движениями. В то же время крупная лягушка, зацепленная жалом крючка лишь за кожицу спины, движется весьма бойко и способна самостоятельно освободиться. Поэтому, по мнению волжских рыболовов, лучше использовать снасточки особого устройства из трех поводков: один подлиннее, с большим крючком, и два потоньше и покороче, с крючками меньшего размера. Большим крючком прокалывают складку кожи на спине, недалеко от головы, а маленькими – складки у основания лап. На такой снасточке лягушка держится достаточно надежно, а сом обычно засекается на все три крючка, что делает его вываживание более безопасным.

Кроме живцов и лягушек, в качестве насадок успешно пользуются также птичьими и рыбьими потрохами, а также – для крупных рыб – жареными (вернее, опаленными на костре) птицами – галками, воробьями и т. п. Вообще сомы более чем неравнодушны к запаху горелых перьев, шерсти, кости… Отчего так происходит, понять трудно. Едва ли естественным и привычным кормом сомов могут быть обгорелые птицы и животные – откуда им взяться в больших количествах в реках?

Непонятно, но факт – запах горелой роговицы сомов привлекает. При ловле на перемет зачастую в качестве привады к шнуру привязывают два-три свиных или коровьих копыта (в разных местах, равномерно распределив их по длине перемета), предварительно обожженных в костре или печке. На Средней Волге для насадки для переметов издавна использовали круглые куски войлока или фетра, диаметром около 40–50 мм, дочерна обожженные.

Замечено, что наиболее успешна ловля с использованием опаленных насадок бывает в тихой воде, где нет течения – в озерах, в речных старицах и затонах.

Хотя сомов никак нельзя отнести к насекомоядным рыбам, весьма популярной насадкой для их ловли является медведка – крупное, до 50 мм длиной, насекомое, днем отсиживающиеся в земляных норках, а ночью выползающее в поисках пищи. На медведок ловят небольших сомов в основном в южных регионах (насекомое это весьма теплолюбивое), насаживая по нескольку штук на крючки № 12–14. Днепровские рыболовы вместе с медведками прокалывают тем же крючком 2–3 лепестка подсолнуха – считается, что желтый цвет дополнительно привлекает сомов.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 29. Наживки для ловли сома и способы их насаживания: 1 – перловица; 2 – конская пиявка; 3 – лягушка (донской способ насаживания за две губы); 4 – лягушка (волжский способ насаживания на снасточку из трех крючков); 5 – червь-выползок; 6 – медведка.

Л. П. Сабанеев писал, что в Астраханской губернии очень часто насаживали на сомовьи переметы саранчу. Не знаю, насколько применима в наше время такая насадка – успехи в борьбе с саранчой авиации, вооруженной ядовитой химией, несомненны. Миграции колоссальных стай этого насекомого (во время которых наверняка немало саранчи попадало в водоемы) теперь большая редкость.

По слухам, неплохой насадкой служит кусок тухловатого мяса. На реках Ленинградской области, где сомы большими размерами не отличаются, ловят их в основном на лягушку, на крупного выползка, реже на личинку миноги и ракушку-перловицу – насаживают ее целиком, не вынимая из раковины, но надкалывают створки ударом молотка или другого твердого предмета. Делается это для того, чтобы насадку меньше трепала мелочь, но не всегда помогает. Неплохой способ сохранения этой наживки от поклевок мелочи придуман нижневолжскими рыболовами – завязывать мясо одной крупной перловицы или нескольких мелких в кусок нейлонового женского чулка, но готовить таким способом насадку для переметов с большим количеством крючков утомительно.

Мне доводилось ловить некрупных сомов на реке Луге, на короткие переметы (7-10 крючков), натянутые в заводях и протоках между тростниками, на глубине около метра. Причем, что характерно, ям поблизости не было, но сомики заплывали на день в тростники и выходили на кормежку только ночью. Дневные поклевки случались крайне редко, исключительно во время гроз, резко обостряющих аппетит у сомов.

Насадкой служили лягушки средних размеров, насаженные снизу за губы, вернее, даже за челюсти. Этот вариант насадки прочный, сама лягушка не освобождается никогда. Но поскольку сомы были некрупные, самых больших квакушек они нередко мяли, а затем выплевывали, возможно уколовшись о крючок.

Самые мелкие лягушата не годятся по другим причинам – на них покушаются другие рыбы, сбивая с крючков. Порой удается выловить голавлика или крупного окуня, лишь у них пасть достаточно крупная, позволяющая заглотать сомовий крючок. Но такая добыча, когда ожидаешь поимку сома, совсем не радует. Щука в жор тоже атакует лягушек, не особенно обращая внимание на размер, но дело почти всегда заканчивается перекушенной леской.

Щук в тех заводях было множество, поэтому насаживать переметы живцами я избегал, хотя сомы на рыбок (особенно на густерок и подлещичков) клевали исправно; но лягушек зубастые хищницы хватают гораздо реже, чем живцов, а усложнять снасть, навязывая металлические поводки, не хотелось.

На личинку миноги (пескоройку) сомы берут даже чаще, чем на лягушку. Но эту насадку добывать труднее, и ее опять-таки слишком часто атакуют посторонние рыбы.

Многие рыболовы убеждены, что сомы – хищники достаточно медлительные, а потому не брезгуют падалью, собирая со дна всевозможную тухлятину. На основании собственного лужского опыта могу сказать: на лягушку «с душком», околевшую на крючке и провисевшую затем 2–3 дня, сомы попадаются нередко. Но в начале сезона, во время июньского жора, в июле такие поклевки сходят на нет. На мертвую пескоройку тоже случались поклевки, а вот других мертвых рыбок сомы почему-то игнорировали.

В тех же заводях сомы порой попадались на щучьи жерлицы, при этом заглатывая живца с крючком глубоко, в желудок. При поклевках же на перемет рыбы чаще всего засекались за губу, вернее, за угол рта, сами губы у сомов чрезвычайно жесткие, жалу крючка проколоть их трудно. Углы рта у сомов очень мясистые, крючок входит глубоко и держится надежно, сходы редки. Но некачественные крючки сом отбраковывает очень быстро – разгибает, ломает, и экономить на этой детали оснастки нельзя.

Рыболовы Десны наживляют свои переметы-сомовники крупными пиявками (конскими) – поклевок мелочи на них практически не бывает, хотя иногда клюют крупные окуни и даже щуки. Причем пиявки не надевают на крючок подобно червю, т. е. «чулком», либо прокалывая тело в нескольких местах. Пиявок лишь слегка цепляют на крючок за кожицу в середине тела или за присоску; кожа у пиявок прочная и наживка долго держится на крючке. Но, очевидно, не во всех водоемах такая пища привычна для сомов: все мои попытки насаживать крупную пиявку вместо червя-выползка (в Ленинградской области) успеха не принесли.

На реках бассейна Дона иногда используют для ловли сомов (в период их преднерестового и посленерестового жора) верховой перемет, т. е. протянутый над поверхностью воды. В центре шнур перемета может опускаться до самой воды за счет провиса, и вся снасть представляет собой большую дугу. За счет этого крючки, привязанные к поводкам длиной 2 м, находятся на разной глубине. Такой перемет чаще всего привязывают на обоих берегах реки к каким-либо деревьям или большим кустам. Насадкой служит крупная лягушка, насаженная не на снасточку, а на одинарный крючок, проколотая им за бедро или за две губы, – так, чтобы она плавала по поверхности или несколько глубже, привлекая своими движениями вышедшего на ночную охоту сома.

Довольно оригинальная снасть описана Сабанеевым под названием «воронежский перемет». Оригинальность в использовании очень крупных живцов и в том, что перемет имеет сигнализатор поклевки – то есть ловля, наподобие ночной ловли переметом угря, активная и требует присутствия рыболова. Вот что сказано про воронежский перемет в книге «Рыбы России»:

«В реке Воронеж, по-видимому, переметы ставят совсем на весу, так что бечева его не касается воды. Так, г. Веневитинов говорит, что воронежские рыболовы ставят переметы под мостом, в пролете, почти на 2 м от поверхности, прикрепляя бечеву к лозовым кустам. Насадка большей часть язь весом около 1 кг, надеваемый на крючок под спинной плавник; на кусте – колокольчик. Сом, не видя ничего подозрительного ни в воде, ни на дне, т. е. ни веревки, ни камней, берет живца с разбега. Кроме того, такой верховой перемет не дает возможности сому залечь на дно и тем долее сохранять свою силу. Очевидно, воронежский перемет весьма пригоден в таких местах, где сомы чересчур осторожны».

Килограммовые язи в качестве живца – такой подход к делу внушает уважение. Даже если перемет совсем небольшой, на десяток крючков, – все равно внушает. Впрочем, и в наши времена, куда менее рыбные, применение крупных живцов не редкость, если добыча того стоит. Например, по сообщениям с Камы, местные сомятники насаживают на самодельные крючки своих донок и переметов крупных подлещиков, не менее полукилограмма весом.

Ловля на квок.

Ловить сомов можно самыми различными снастями – поплавочными и донными удочками, жерлицами, кружками, спиннингом. Существуют специальные методы троллинга (ночного), ориентированные на крупного сома. Но, по большому счету, все эти виды рыбалки мало отличаются от ловли других хищников, лишь снасти для них используются повышенной прочности.

Однако есть одна оригинальная, чисто сомовья рыбалка – ловля на квок. Слышали о ней все рыболовы, кто хоть немного интересуется теоретической стороной своего увлечения, а на практике пробовали немногие.

Во второй половине 80-х годов известный рыболов-сомятник Г. Атанов довольно резко покритиковал на страницах журнала «Рыболов» авторов рыболовных книг: дескать те в своих трудах, когда речь заходит о сомах, обязательно пишут о ловле на квок, никогда не пробовав эту ловлю – пересказывают своими словами дедушку Сабанеева, лишь иногда добавляя от себя высосанные из пальца уточнения.

Покритиковал – и поведал миру, как на самом деле ловят сомов на клок в наше время. Подтвердить свои слова Атанову было чем – неоднократно побеждал в конкурсе «Рыба года» с сомами весом под центнер.

Поэтому признаюсь честно: на квок сомов я никогда не ловил, и все нижеизложенное – краткий пересказ статей Г. Атанова.

Итак, ловля основана на подманивании сомов звуком, который издает специальное устройство – квок (иногда называемое «клок»). При этом рыболов находится в лодке. Сом, привлеченный звуком, всплывает, встречает насадку на крючке и хватает ее.

Квок и его составные части изображены на рис. 30. Он состоит из трех частей: ручки, ножа, пятачка. Ручку и нож можно делать из любого дерева, удобного в обработке, а пятачок – из эпоксидной смолы.

Из дерева можно выполнить и пятачок, приклеивая его водостойким клеем, предварительно проделав паз, в который, как шип, вставляется нож. Нож и пятачок могут быть из металла, их можно склепывать, паять, сваривать.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 30. Квок (по Г. Атанову): 1 – нож, 2 – ручка; 3 – пятачок.

Распространенное мнение о том, что пятачок должен быть не плоским, а в виде чашечки, с углублением, Атанов опровергает. Звук возникает не тогда, когда квок входит в воду, а когда выходит из нее, – и плоский пятачок производит звук нисколько не тише вогнутого. В тихую погоду квок слышен за несколько километров.

Внешняя простота квока обманчива– случалось встречать в Интернере объявление о продаже «рабочих» квоков за весьма приличные суммы.

Но иметь правильно изготовленный квок – полдела, необходимо овладеть специальной техникой работы им.

Г. Атанов рекомендует следующий алгоритм действий.

«Квок берут в руку таким образом, чтобы его ручка составляла с предплечьем угол в 45–50°. Исходная позиция – положение 1 на рис. 31. Затем руку разгибают (плечо пока неподвижно), и квок входит в воду. Делается это не очень резко, но решительно. От положения 2 плечо начинает поворачиваться, движение убыстряется и, наконец, ручка квока принимает горизонтальное положение 3. В этот момент начинает работать кисть, которая резко поворачивается, способствуя быстрому выходу пятачка из воды; Положение 4 – конечное, если бы не было поворота кисти, квок занял бы положение, показанное штриховой линией».

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 31. Схема движения квока (по Г. Атанову): 1 – исходная позиция; 2 – положение, когда с поворот плеча движение убыстряется, 3 – ручка квока принимает горизонтальное положение; последняя стадия движения квока, когда пятачок выходит из воды.

Снасть для квоковой ловли устроена так: капроновый шнур длиной 30–50 метров и диаметром 3–4 миллиметра наматывается на мотовило, на конец шнура крепится грузило весом 150–200 граммов и поводок длиной 50–60 см из лески диаметром 1 мм. Еще лучше использовать для поводка капроновый шнурок – у сома много мелких и острых зубов, которые повреждают леску.

Крючок зависит от размеров предполагаемой добычи. Г. Атанов рекомендует использовать для ловли сомов весом 30–35 килограммов крючки № 25–30 по российской нумерации, или даже более крупные – с № 30 случались сходы самых крупных экземпляров.

При ловле не применяют ни удилищ, ни катушек. Шнур привязывают к квоку на расстоянии 4–5 метров от крючка, для чего в ручке квока делаю отверстие. Весь запас шнура находится на мотовиле.

Ловля сомов на квок ведется с лодки – лучше всего легкой, чтобы крупный сом тащил ее без больших усилий, и не приходилось опасаться за целость снасти. Удобнее ловить вдвоем: один гребет, другой ловит, к тому же для вытаскивания самых крупных сомов необходим помощник.

На квок сом ловится в любое время суток, но наилучшее время клева – раннее утро и перед заходом солнца. Однако бывают случаи, когда ни утренняя, ни вечерняя ловля успеха не приносит, а днем сом клюет активно.

В качестве насадки годится все, чем сом питается. «Деликатесами» для сома Г. Атанов называет, как ни странно, достаточно мелкую в сравнении с размерами хищника насадку: капустниц, крупных гусениц, личинок майского жука, пиявок, крупных кузнечиков.

Техника ловли следующая: рыболов в лодке сплавляется по течению, мотовило со шнуром лежит на дне лодки, квок – в правой руке, крючок с насадкой опущен в воду. «Левая рука поддерживает шнур, поскольку от ударов он сильно дергается. Запас шнура отматывать не надо, так как это ловлю не облегчает, но может привести к запутыванию снасти. Ни в коем случае нельзя наматывать шнур на руку: крупный сом может утащить рыболова в воду».

Лодка плывет над сомовьими ямами и выходами из них, над другими местами кормежки хищника. Квоком работают в следующем режиме: три удара, пауза. Удары совершаются за две-три секунды, столько же длится пауза. Если течение слабое, паузу можно увеличить.

Поклевка ощущается по-разному, чаще всего как сильная, но плавная потяжка. Подсекают резко, но после паузы, во время которой выпрямляют руку, держащую квок.

Иногда сом только трогает насадку, но не берет ее, иногда тянет и тут же отпускает. Полезно при этом подразнить хищника, подергивая насадку. Чаще всего это вызывает хватку.

После удачной подсечки сому сдают запас лески с мотовила и дают утомиться, буксируя лодку, выбирая при этом возникающую слабину шнура. Утомившегося и ослабевшего хищника вытаскивают на берег, лучше всего на отмель, заранёе выбранную. Когда сом окажется на мелководье, его берут руками под грудные плавники и перетаскиваю подальше от воды.

Остается добавить, что хотя ловля на квок считается чисто русской, в Восточной Европе, на Дунае издавна добывали сомов схожим способом, но не крючковой, а сетной снастью – привлеченные звуками квока сомы запутывались в крупноячеистой плавной сети-путанке.

Спиннинг.

Термин «спиннинг» имеет два значения: 1) снасть, состоящая из относительно короткого удилища и катушки с большим запасом лески, позволяющая делать дальние забросы, снасть эта может использоваться как для одноименного способа ловли, так и для других: на дорожку, донкой, поплавочной удочкой; 2) способ ловли при помощи указанной снасти, состоящий в дальнем забросе искусственной приманки, чаще всего имитирующей рыбку, и подтягивании ее к рыболову. Надеюсь, читатели поймут из контекста, где в каком значении используется термин.

Разговор о спиннинге начнем со снасти, с ее составных частей.

Спиннинговые удилища.

С позволения читателей я не буду начинать со времен Адама и Евы – со спиннинговых удилищ из цельного и клееного бамбука, дюраля и стекловолокна. К чему вспоминать снасти минувших дней? Хотя иным рыболовам они до сих пор исправно служат, но в магазине такой раритет уже не приобрести – там вас встретят шеренги композитных и углепластиковых удилищ, от самых дешевых, неизвестно кем произведенных в медвежьем углу провинции Сычуань, до очень дорогих моделей известных фирм. О них – о те и других – мы и поговорим.

Первые удилища из стекловолокна не вызвали восторга у спиннингистов – были слишком тяжелыми, грешили частыми поломками. Затем началось изготовление удилищ из углепластика, – и казалось: вот, он, идеал! Идеальное сочетание легкости и прочности!

Но цены кусались, и еще как кусались… Высокомодульный графит – материал, прямо скажем, не из дешевых. (Модуль графита – это известный из школьного курса физики модуль Юнга, величина которого определяет упругость любого материала). К тому же дорогие углепластиковые удилища очень нежны, крайне чувствительны к ударам о твердые предметы и требуют деликатного обхождения – перевозки в специальных тубусах и т. д. А деликатность и педантичность в обращении со своими снастями свойственна далеко не всем рыболовам…

Поэтому большинство удилищ, применяемых российскими спиннингистами, изготовлено из композитного материала, содержащего и углепластик, и стекловолокно. Свойства удилища и его цена во многом определяются соотношением этих компонентов.

«Голое» удилище, без колец и тюльпана, иногда без рукояти и катушкодержателя, называется бланком. Самые «крутые» спиннингисты предпочитают покупать именно бланки и оснащать их самостоятельно, «под себя», в соответствии с излюбленными приманками, способами ловли и т. д. Обычные любители довольствуются уже собранными удилищами.

По способу соединения колен спиннинговые удилища делятся на два типа: штекерные и телескопические. Надо заметить, что во время великого спиннингового бума, случившегося в 90-е годы, когда количество армии спиннингистов увеличилось в разы, почти все новобранцы этой армии вооружались «телескопами» – дешевыми, компактными, удобными в перевозке, быстро собираемыми и разбираемыми. Многие до сих пор пользуются телескопическими удилищами – в основном те рыбаки, для кого спиннинг не стал увлечением всей жизни, оставаясь лишь одной из снастей, применяемой от случая к случаю.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 32. Спиннинги: 1 – телескопический двуручный; 2 – штекерный одноручный.

Спиннингисты же заядлые, не изменяющие любимой снасти, – конечно же, пользуются штекерами, более дорогими и более качественными. У штекеров меньший вес (у «телескопов» на стыке колен – лишний, не работающий материал), их гибкость и чувствительность недостижима для «телескопов». Кольца на штекерных удилищах устанавливаются там, где это необходимо для оптимального распределения нагрузки, а не на концах колен, как в «телескопах».

На удилище, обычно на комлевой его части, производители рисуют цифры и нерусские буквы, помогающие рыболову разобраться: то ли это удилище, что подойдет именно ему? Для тех, кто не учил в школе английский, разберемся с этими надписями.

Итак, что же там пишут? Во-первых, можно обнаружить надпись «carbon» – она означает, что удилище композитное – к стекловолокну добавлено большее или меньшее (в зависимости от цены) количество высокомодульного графита. Скорее всего, обнаружится и надпись «total length» совместно с цифрой в метрах либо сантиметрах. Это общая длина собранного удилища. Рядом может стоять «ctosed length» и другая цифра – это длина в сложенном состоянии.

А теперь ВНИМАНИЕ! Если вы держите в руках удилище, приглянувшееся вам своей исключительно низкой ценой, только на эти цифры и стоит обращать внимание, – и то лишь потому, что их правдивость легко проверить линейкой или рулеткой. Особенно если на дешевеньком удилище изображено название какой-нибудь известной в рыболовных кругах фирмы – малограмотные производители контрафакта зачастую бездумно копируют маркировку фирменных удилищ, абсолютно не соотнося ее с характеристиками своей продукции.

Но если у вас в руках удилище из следующей ценовой категории, то имеет смысл посмотреть, какие цифры стоят после слова «casting» (реже «action»). Цифры эти выглядят как диапазон, обозначенный в граммах: 10–30 г, например. Российские рыболовы именуют эту характеристику спиннингового удилища «тестом», и определяет она вес используемых приманок. Если прикрепить к леске блесну с весом, превышающим верхнюю границу теста, – при забросе возникнут перегрузки, способные сломать кончик удилища. Приманку, весящую меньше, чем нижняя граница теста, забросить кое-как можно, но спиннингист при ее проводке «ослепнет и оглохнет» – не сможет контролировать движение приманки, ни осязанием, ни наблюдая за кончиком удилища.

Следующая важная для ловли характеристика – строй удилища. Применительно к спиннингам-«телескопам» о ней говорить не приходится, у них «работает» лишь верхняя часть удилища, т. е. все телескопические удилища относятся к жестким. Среди штекеров, кроме жестких, можно подобрать удилища среднего и параболического строя.

На маркировке строй удилища помогает понять значение тестовой кривой – цифра, обозначенная в фунтах (lbs) и соответствующая весу, который необходимо закрепить на последнем кольце вершинки (тюльпане) горизонтально расположенного удилища, чтобы вершинка, изогнувшись, образовала прямой угол по отношению к комлю.

Естественно, удилище выбирают с учетом предполагаемых условий ловли – все зависит от того, какую рыбу, какой приманкой и на каком расстоянии вы собираетесь ловить.

Конкретно для щуки и окуня, которых редко приходится ловить на расстоянии свыше 40 м, чаще всего применяют удилища длиной 2,5–2,7 м, со средним строем. Но любители «обстукивать» в поисках судака джиг-приманками бровки на глубоких водоемах ловят на больших расстояниях – до 70, даже до 100 м, и используют удилища длиной 3,6 м, причем более жесткие и с высокой верхней границей теста: подсечка требуется более резкая, особенно если применяется леска из мононити.

О таких деталях удилища, как кольца и катушкодержатель, долго распространяться не буду, – они должны соответствовать применяемым катушкам и лескам, к разговору о которых мы переходим.

Катушки и лески.

Теоретически спиннинговые катушки делятся на безынерционные (открытые и закрытые) и инерционные, среди которых отдельным подклассом выделяются мультипликаторы. На практике же безынерционные катушки открытого типа почти полностью вытеснили прочие модели из арсенала среднестатистического спиннингиста.

Увы, в обзорной книге нет возможности распространятся о достоинствах и недостатках многочисленных моделей безынерционных катушек – в этом вопросе читателю помогут специализированные пособия по спиннинговой ловле, издается их достаточно.

Отметим лишь один момент: катушка должна соответствовать остальным элементам снасти, в первую очередь – удилищу и леске. Например, большая катушка с емкой шпулей большого диаметра неуместна на «лайте» ближнего боя, как неуместно мерседесовское колесо на «Запорожце» – сверхдальний заброс все равно не получится.

Для плетеных лесок существуют особые типы катушек, главное отличие – высокопрочный ролик лесоукладывателя (тюльпан и пропускные кольца удилища также отличаются повышенной прочностью), – «плетенка» буквально «пропиливает» за сезон ловли эти детали, изготовленные из обычных материалов, предназначенных для работы с монолеской.

Какая леска лучше: плетенка или мононить? – споры об этом идут давно, и однозначного ответа вопрос не имеет. Большая часть многомиллионной армии спиннингистов ловит все-таки монолесками, и во многом это предпочтение определяется ценовыми факторами. Мастера-спиннингисты более высокого уровня предпочитают «плетенку», и не только из-за ее повышенной прочности – плетеная леска практически не растягивается в воде, позволяя чувствовать малейшие нюансы проводки и поведения приманки.

Приманки.

При всем разнообразии спиннинговых удилищ и катушек к ним, количество их моделей и типов, предлагаемых нам в рыболовных магазинах, уступает в разы, а то и в десятки раз, ассортименту спиннинговых приманок.

Условно все это изобилие можно разделить на несколько типов. (Условно – поскольку существуют в немалом количестве приманки комбинированные, сочетающие, например, мягкий силиконовый хвост с металлическим вращающимся лепестком.).

1) Металлические блесны, подразделяющиеся в свою очередь на колеблющиеся и вращающиеся. Несколько особняком в группе вращающихся блесен стоят девоны.

2) Мягкие приманки. Родоначальница их – поролоновая рыбка – ныне используется значительно реже, уступив место приманкам из другого материала, силикона.

3) Воблеры – объемные приманки из дерева, пластмассы или пенопласта, с большей или меньшей долей условности имитирующие форму небольшой рыбки.

4) Снасточки с мертвой рыбкой.

Существуют отдельные виды спиннинговых приманок, не укладывающиеся в приведенную классификацию: «кисточки» и «вертолеты» для ловли судака, жереховый вабик, искусственные мыши разных видов (активно применявшиеся на сибирских реках в те времена, когда тайменей там было больше, чем спиннингистов), пулька-зеркальце, некогда весьма популярная… О некоторых из них рассказано в статьях, посвященных ловле отдельных видов хищников, здесь же поговорим о наиболее популярных у спиннингистов приманках.

Вращающиеся блесны.

Для ловли на мелководных местах наиболее популярны вращающиеся блесны, в просторечии именуемые «вертушками».

Не так давно купить фирменную «вертушку» составляло немалую проблему, а на детища отечественной промышленности поймать что-то живое было нелегко – большинство рыболовов применяло самодельные блесны: одни самостоятельно занимались слесарными работами, другие покупали блесны у умельцев на птичьем рынке, причем иные из них представляли вполне удачные копии с фирменных оригиналов.

Те времена ушли, магазины радуют нас изобилием блесен, и на изготовлении не будем останавливаться, ограничимся лишь характеристикой и назначением деталей, а также изложением требований, выполнение которых обеспечивает хорошую работу (игру) «вертушки».

Техническую сторону дела очень хорошо рассмотрел в свое время С. Груздев в статье «Охота с вертушкой» (журнал «Рыболов» № 5/87), ниже приводятся выдержки из его статьи:

«Стержень, на котором собирается вся блесна, представляет собой упругую нержавеющую проволоку диаметром 0,6–0,8 миллиметра. Упругость проволоки позволяет исключить возможные деформации стержня.

Дужка, или скоба, служит для соединения лепестка со стержнем и обеспечивает вращение лепестка на нем. Варианты дужки показаны на рис. 33. В первом из них дужка выполнена из латунной проволоки диаметром 1,0–1,2 миллиметра, сплющенной с концов, в которых сделаны отверстия диаметром чуть больше диаметра стержня. Проволока изогнута в виде подковы.

Второй вариант – из латунной пластины – предпочтительней, так как дужка при этом не подвергается сжатию в процессе эксплуатации. Кроме того, ее форма, видимо, улучшает динамические свойства блесны. Изготавливают ее из латунной шайбы толщиной 0,5 миллиметра или из пластинки в форме неправильного эллипса, сложенной вдвое.

Существует еще и бесскобочное соединение, по образцу шведской блесны «Morum», где лепесток вращается непосредственно на стержне.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 33. Составные части вращающейся блесны и углы вращения различных по форме лепестков.

Лепесток – наиглавнейшая деталь блесны. В зависимости от формы и веса (размер и толщина) лепестка различны скорость и угол его вращения по отношению к стержню. На примере французских блесен «Mepps» (рис. 33) показаны углы вращения разных по форме лепестков. Очевидно, чем легче и шире лепесток, тем больше скорость и угол его вращения, и наоборот.

Лепесток делают из латунной пластинки толщиной 0,5–0,75 миллиметра, чаще – 0,6 миллиметра. Для придания ему нужного цвета латунь гальваническим способом покрывают слоем серебра, омедняют или чернят.

Применяют также клейкие отражатели различных цветов и оттенков».

Сердечник по сути груз, составляющий с вращающейся блесной единое целое. От его формы зависит игра блесны, от веса – дальность заброса. Кроме того, некоторые сердечники создают шумовые эффекты (например, изображенный на рис. 34 справа, представляющий собой нечто вроде мини-колокольчика) и даже ароматические (в пустотелый сердечник с отверстиями помещают ароматизатор, создающий за блесной «пахучий след»).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 34. Различные виды латунных сердечников.

Изготавливают сердечники иногда из олова или свинца (на самодельных блеснах), но чаще вытачивают из латунного прутка.

Еще одна маленькая, но важная деталь «вертушки» расположена на стержне между сердечником и дужкой – обычно это крохотный шарик или диск, обеспечивающий минимальное трение при вращении дужки.

«Вертушки» без сердечника, с вынесенным вперед свинцовым грузом, некогда были популярны у спиннингистов: главное их преимущество в том, что они меньше закручивают лесу и при свободном падении вращаются, то есть можно применять ступенчатую проводку у дна на больших глубинах. Но сейчас блеснами с грузом-головкой ловят значительно реже: «обстукивать» бровки на глубине гораздо удобнее джиг-приманками, а если все-таки вращающиеся блесны применяют для глубинной ловли, то вводят в оснастку специальные грузила-дайверы либо так называемые «патерностеры».

Тройник с вращающейся блесной соединяют либо через заводное кольцо, либо вставляют в петельку стержня непосредственно при сборке «вертушки». В первом случае тройник можно быстро заменить, если он сломался или разогнулся, гораздо удобнее крепить на нем дополнительные силиконовые приманки и т. д., при втором варианте крепления сменить тройник, не разобрав блесны, невозможно.

Поэтому если на купленной недорогой вертушке тройник чем-то не нравится – тупой, или не соответствует размеру блесны, или сделан из слишком мягкой стали – проще всего перекусить петельку горе-крючка, поставить заводное кольцо и в ходе ловли спокойно менять тройники. Очень часто случается: щука конвоирует блесну чуть ли не до ног спиннингиста, но так и не атакует. Обычно в таких случаях рекомендуют изменить скорость проводки, не поможет – сменить приманку. Но блесен с собой много – какую выбрать? Или попробовать воблер? А может, силикон? И очень часто случается так: рыболов начинает торопливо заменять приманки – одну на вторую, вторую на третью – но той щуки больше так и не увидит. Мой совет: не спешите рыться в коробке с блеснами, сначала замените тройник. Ведь если щука провожает блесну – чем-то она ей приглянулась, не хватает совсем чуть-чуть, чтобы спровоцировать хватку. Этим «чуть-чуть» может стать тройник с подсаженным небольшим твистером или оперенный на манер нахлыстовой мушки.

Универсальных блесен, как известно, не существует (хотя таковыми часто именуют приманки с широким спектром условий ловли) и каждая вращающаяся блесна рассчитана на определенную рыбу, скорость течения, глубину и т. д. Но общие требования, предъявляемые к работе (игре) «вертушек», следующие:

– лепесток должен совершать как можно больше оборотов при наименьшей скорости проводки;

– угол вращения (разброс) лепестка по отношению к стержню не должен быть слишком маленьким, то есть лепесток не должен «залипать»;

– «вертушка» должна входить в контакт с водой сразу; иными словами, – лепесток должен начать вращаться не позднее чем через 2–3 сантиметра после начала проводки;

– вращение тройника может быть незначительным или отсутствовать вовсе;

– вибрацию блесны при проводке желательно исключить.

Последнее из перечисленных требований считают верным далеко не все опытные спиннингисты. Существует и противоположное мнение, подкрепленное примерами из практики: в некоторых условиях (ночью или при ловле в мутной воде) дополнительная вибрация, передающаяся от вращающегося лепестка всей приманке, увеличивает уловы. Есть и обратные примеры – когда лучшие результаты на водоеме показывали блесны с ровным, спокойным ходом, а вибрирующие «вертушки» хищники провожали без хваток… В общем, вопрос спорный.

Получить дополнительные акустические и колебательные эффекты можно и без ненужных вибраций – достаточно использовать двухлепестковую блесну (т. н. «тандем») с разным размером лепестков. «Тандем» нетрудно смонтировать и самому из двух блесен, насаженных на общий стержень. Главное соблюдать два правила: во-первых, меньший лепесток всегда должен стоять впереди большего, во-вторых, лепестки не должны радикально отличаться по форме. Несоблюдение этих правил может привести к тому, что один лепесток будет вращаться, а второй «залипнет». Зато можно вволю поэкспериментировать, сочетая разные цвета лепестков.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 35. Двухлепестковая вращающаяся блесна («тандем»).

Спиннинговое удилище для ловли на «вертушку» применяют легкое, с небольшим тестом, длиной до 2 метров на небольших реках, протоках и заводях и 2,10– 2,80 метра на открытых водоемах (озерах, заливах, водохранилищах и т. п.).

На другой разновидности блесен – на колеблющихся – я здесь останавливаться не буду. Приманки это довольно консервативные: самые уловистые формы, размеры и окраски давно найдены и успешно используются, и каталоги ведущих фирм новинками в этой области не радуют; в основном все новшества связаны с сочетанием «колебалок» с другими видами приманок: с вращающимся лепестком, с твистером и т. д.

Силиконовые приманки.

Этот тип приманок получил широкое распространение в нашей стране (и огромную популярность среди спиннингистов) относительно недавно, и единства в терминологии нет: одни рыболовы называют их «резиновыми приманками», другие «мягкими пластиковыми приманками» – термины, не совсем точно характеризующие применяемый изготовителями материал; последнее время все шире распространяется название «джиг-приманки» – но оно весьма сужает предмет нашего разговора: твистер, насаженный вместо джиг-головки на тройник блесны, не перестает быть твистером, а виброхвост с залитым в теле грузиком – виброхвостом.

Поэтому остановимся на термине «силиконовые приманки», признавая за другой терминологией право на существование и соглашаясь с тем, что чаще всего эти приманки используются именно с джиг-головками.

Разделить их можно на две большие группы: твистеры и виброхвосты; кроме них существуют отдельные разновидности приманок, используемых достаточно редко, в специфичных условиях ловли, которые нельзя отнести ни к твистерам, ни к виброхвостам.

Название «твистер» по одной версии происходит от английского жаргонизма twister (жулик), по другой – от английского глагола twist (извиваться); обе версии неплохо отражают суть приманок.

Классический вариант твистера (рис. 36) – с шарообразной головкой и хвостом в виде вопросительного знака – самый простой (однако вполне уловистый) и наиболее распространенный, на его основе созданы все остальные варианты твистеров.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 36. Классический вариант твистера: 1 – твистер, 2 – джиг-головка, 3 – приманка в сборе.

Плоский изогнутый хвост твистера при движении (не только при активной проводке, но и при падении на дно) совершает волнообразные колебания, придавая приманке сходство с живым организмом. Но с каким?

Авторы многих рыболовных книг без тени сомнений повторяют вслед за каталогами производителей: твистеры «имитируют различных червей». Может, в Америке и водятся черви, движущиеся в воде подобно твистеру, но в наших реках и озерах я таких не замечал. Обычные земляные черви, брошенные водоем, извиваются на дне; пиявки плавают, извиваясь в вертикальной плоскости и в каждый момент своего движения напоминая положенную на бок латинскую букву «s». Личинки миноги, которых можно отнести если не к червям, то к червеобразным существам, тоже плавают весьма отличающимся от движений твистера образом. И вовсе уж непонятно, за какое водное животное может принять щука или судак твистеры более сложной формы, изображенные на рис. 37. Некоторые рыболовы именуют двухвостый твистер «лягушонком» – но каждый видевший, как плавает лягушка, согласится, что название это весьма условное.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 37. Многохвостые модели твистеров.

Надо признать: движущийся в воде твистер кажется хищной рыбе неизвестным, невиданным ранее живым существом. И, надо полагать, вызывает в рыбьей голове реакцию, аналогичную человеческому любопытству: что это такое? Нельзя ли пустить в пищу? А способ проверки у щуки лишь один: попробовать на зуб непонятную диковинку.

С виброхвостами такой вопрос не возникает – имитируют они в основном рыбок. Поперечная лопасть на конце гибкого мягкого хвоста заставляет приманку колебаться, придавая ей сходство с живой рыбой.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 38. Виброхвосты: 1 – классическая модель; 2 – виброхвост с кольчатым телом; 3 – виброхвост с дополнительным плавником; 4 – виброхвост с вырезами на теле, создающими дополнительные колебания.

Из всех виброхвостов наиболее широко используется классическая модель (рис. 38.1) в виде рыбки. В некоторых виброхвостах для создания дополнительных гидроакустических колебаний используются элементы, присущие твистерам: кольчатое тело (рис. 38.2) или гибкий спинной плавник, напоминающий своей игрой хвост твистера (рис. 38.3). Силиконовые рыбки с поперечными вырезами (рис. 38.4) отличаются увеличенной гибкостью и амплитудой колебаний – у них изгибается и «играет» не только хвост, но и большая часть тела.

Предпринимаются многочисленные попытки использовать в силиконовых приманках акустические эффекты и различные пахучие добавки, то есть звук и запах.

Иногда используются небольшие бубенчики, которые либо ввинчиваются в тело приманки на проволочном штопоре, либо крепятся в особый карман на хвосте твистера. Существуют джиг-головки с подвешенным к ним металлическим лепестком – при колебаниях приманки он ударяется о головку и создает дополнительные звуки.

Для создания «пахучего следа» приманки натирают специальными пастами либо заливают ароматизатор в полость в теле твистера либо виброхвоста.

Как уже упомянуто, виброхвосты и еще чаще твистеры входят в состав комбинированных приманок: насаживаются на тройники вращающихся и колеблющихся блесен, на большие мормышки-«пульки» и т. д. Если же силиконовые приманки используются самостоятельно, то их обычно насаживают на джиг-головки.

Джиг-головки (рис. 39) – не что иное, как тяжелые мормышки с ушком в верхней части и специальным стопором, не позволяющим приманке сползать с крючка. Стопор обычно выполняется в виде зазубрины, составляющей одно целое с телом головки, реже на самом крючке имеются одна-две дополнительные небольшие зазубрины, улучшающих сцепление с мягким материалом приманки.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 39. Различные формы джиг-головок.

Ассортимент джиг-головок, различающихся по форме и весу, очень велик – на рисунке 209 представлены далеко не все их разновидности.

Популярность силиконовых приманок у современных спиннингистов тем и объясняется, что, подобрав соответствующую головку, можно применять один и тот же твистер или виброхвост для самых различных условий ловли.

Требуется дальний заброс – ставим шарообразное грузило, имеющее наибольший вес при том же размере. Нужно вывести приманку на поверхность – берем джиг-головку со скосом в передней части, создающим положительную подъемную силу; нужно заглубить – пожалуйста, в нашем распоряжении есть головка с обратным скосом, работающим подобно лопасти воблера. Плоские и удлиненные джиг-головки при прекращении подмотки создают эффект планирующей блесны – приманка падает на дно не вертикально, а «рыскает» под разными углами, провоцируя хищника на хватку.

Но даже используя стандартный, наиболее распространенный у рыболовов «шар», можно менять игру приманки, по-разному насаживая ее на крючок. Например, вывести жало крючка не через спинку виброхвоста, а через боковую поверхность: и он при проводке будет напоминать плывущую на боку раненую, ослабевшую рыбку – таких более охотно хватают относительно сытые щуки, либо те, что подстерегают добычу в ямах у водосбросов плотин, куда течение часто сносит оглушенных падением рыбешек. Еще пример: при ловле на сильном течении эффективность твистеров мала – быстро обтекающая струя воды вытягивает хвост в прямую линию, почти лишая его игры; помочь делу можно, насадив твистер так, чтобы тело его изгибалось почти под прямым углом к направлению проводки – игра значительно улучшается.

Насадив виброхвост так, чтобы жало крючка плотно прижималось к спинке силиконовой рыбки, можно сделать приманку незацепляющейся и ловить ею в самых коряжистых и заросших местах. Пустых хваток при таком способе насадки будет больше, но хотя бы не придется платить за каждую пойманную щуку двумя-тремя оторванными приманками.

Существует разновидность силиконовых приманок, не нуждающихся в насадке – джиг-головка вставлена при изготовлении и со всех сторон залита силиконом: наружу торчит только крепежное колечко. Хороши они тем, что при хватке рыба чувствует только мягкую часть виброхвоста или твистера и не пытается сразу же бросить его, – но экспериментами с разными способами насаживания заняться не удастся.

Иногда в тело виброхвоста помещают грузик, не связанный с крючком и располагающийся ниже горизонтальной оси приманки.

Менее распространены – в основном для ловли поверху в «зацепистых» местах – силиконовые приманки, используемые вообще без груза: насаживаются они на крючок особой формы (т. н. «офсетный»), не позволяющей приманке сползать с него.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 40. Офсетный крючок: 1 – общий вид; 2 – насаживание приманки.

Очевидные достоинства силиконовых приманок – низкая стоимость и универсальность – отчасти умаляются их главным недостатком: недолговечностью. Щучьи зубы очень быстро превращают в лохмотья виброхвосты и твистеры, клыки судака режут их, как ножом, и даже беззубый вроде бы окунь иногда умудряется отхватить хвостовую лопасть виброхвоста или хвост твистера. Чем уловистей приманка, тем короче ее век.

Воблеры.

Считается, что воблеры появились на вооружении российских (вернее, тогда еще советских) рыболовов относительно недавно – в 80-х годах двадцатого века, и пришли к нам из-за границы, о чем свидетельствует даже их название (от английского to wobble – шатать, качать, колебаться).

Мнение широко распространенное, но совершенно ошибочное.

Возможно, в центральных, южных и восточных регионах всё обстояло именно так. Но у нас, на северо-западе (в Ленинградской и Архангельской областях, в Карелии, на Вологодчине в республике Коми и на Кольском полуострове) приманки, именуемые ныне воблерами, используют не менее века – для дороженья, а с появлением спиннинга – для спиннинговой ловли.

Позаимствована приманка у финских рыболовов (очевидно, еще в те времена, когда Финляндия входила в состав Российской империи), чем объясняется первоначальная зона ее распространения, и называлась в былые времена попросту «деревянная рыбка»; финское название воблера – Puukala – в переводе обозначает то же самое.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 41. «Деревянные рыбки» 40-х годов ХХ века.

Первые «деревянные рыбки» и в самом деле изготавливались из дерева, в основном из липы. Позже рыболовы-умельцы стали использоваться более современные материалы: твердый пенопласт, стоматологические самотвердеющие пластмассы… Ну а затем на рынок хлынул поток импортных воблеров, хлынул так изобильно, что начинающему спиннингисту нетрудно запутаться во всем этом изобилии: тонущие, плавающие и медленно тонущие модели, суспендеры, попперы и джерк-бейты, минноу и раттлины, шумящие и светящиеся воблеры, модели с разным заглублением и т. д. и т. п.

Несколько советов, как разобраться во всем этом изобилии, приведены в статьях, посвященных ловле судака, дорожке и троллингу, здесь же остановимся на некоторых общих особенностях, присущих ловле воблерами.

Без сомнения, воблер – приманка, требующая от рыболова большего искусства управления снастью, чем твистеры и виброхвосты (отчасти именно поэтому воблеры не завоевали столь высокую популярность, как джиг-приманки; отчасти – из-за своей более высокой цены). Силиконовые приманки относятся к активному типу: продолжают хуже или лучше играть при любой подмотке, даже самой дилетантской, – и способны вызвать хватку хищника, особенно голодного.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 42. Воблеры: а – с регулируемой лопастью; б – бананообразный; в – шумящий (с внутренней полостью и шариками в ней); г – двухсоставной; д – классический «Рапала».

Воблер – пассивная приманка, и требует от спиннингиста более умелого владения снастью, причем для каждой новой модели приходится импровизировать, экспериментально подбирать наиболее подходящие для нее методы проводки – слишком сильные колебания, неестественные «рысканья» воблера иногда оказываются столь же неэффективными, как и безжизненное, прямолинейное и равномерное движение.

Хотя надо признать: среди современных моделей есть и такие, что выдают вполне приемлемую игру даже при равномерной подмотке и неподвижном кончике спиннинга – достаточно лишь подобрать оптимальную скорость движения приманки.

В последнее время появились приманки, призванные совместить достоинства воблеров и виброхвостов: рыбки из вспененного силикона с грузиком внутри (приманка сохраняет небольшую положительную плавучесть), спереди – заглубляющая лопасть, как у воблера, под брюхом – дополнительный тройник, а сзади – мягкий колеблющийся хвост, как у виброхвоста.

Увы, вместе с достоинствами совместились и недостатки обоих типов приманок… У меня дома лежат два таких воблера-виброхвоста – с большой точностью, до мельчайших деталей копирующие внешний вид окунька и щуренка. Лежат для красоты, для коллекции: сто́ят эти красивые игрушки не меньше воблера, но во что они превратятся после двух-трех хваток крупной или даже средней щуки? В лохмотья…

Даже наиболее простые в эксплуатации воблеры своей популярностью у спиннингистов не могут сравниться с «вертушками» и джиг-приманками. Но есть близкий к спиннингу вид рыбной ловли, где воблеры уверенно оттеснили всех конкурентов и прочно удерживают первое место – троллинг.

Рассмотрев составные части спиннинга и приманки, я намеренно оставил в стороне технику ловли. Приемы ее весьма многообразны и для разных рыб различаются – подробнее о том, что надлежит делать со спиннигом на водоемах, рассказано в статьях, посвященных семге, судаку, голавлю и другим хищникам.

Ставные сети.

Классификация и устройство сетей.

Ставные сети – одно из древнейших орудий рыболовства, хоть и появившееся несколько позже ловушковых и крючковых снастей, однако же известное со времен палеолита.

Например, кеты (аборигены Красноярского края, жившие к моменту прихода русских в каменном веке) использовали для рыбной ловли так называемый унянг– ставную рыболовную сеть из крапивной (!) пряжи до 10 м длиной, высотой до 1 м; грузилом служили камни, закрепленные в обруче из тальника, поплавки были из прошитой в несколько слоев или свернутой рулоном бересты. Применялся унянг весь период открытой воды и подледно, в первые зимние месяцы; размер ячей зависел от объекта промысла (от двухперстной до шестиперстной[3]). Имелись схожие снасти и у других народностей, затормозившихся на достаточно примитивных стадиях развития.

Многообразие условий промысла и видов рыб обусловило появление самых разных типов сетей и способов их установки. Сети располагают у дна (донные), на заданной глубине в толще воды и у поверхности, вдоль или же под углом к линии дна.

По конструкции ставные сети бывают:

– одностенные, наиболее простые, в которых рыба обычно застревает (объячеивается), цепляясь плавниками, жабрами (бытовое название – жаберные сети).

– двух– и трехстенные, а также рамовые, в которых рыба запутывается, накручивая на себя сетное полотно (бытовое название – «путанка»).

– комбинированные, сочетающие особенности разных типов сетей.

Сложные по конструкции сети как правило более уловисты и долговечны.

По способу применения сети различают на ставные, закрепленные якорями или кольями на дне (заберег, тростник и т. д.) и плавные (дрифтерные), дрейфующие по ветру и течению. Одна из разновидностей плавных сетей – буксируемые сети.

Рыболовная сеть состоит из сетного полотна, подбор и оснастки. Сетное полотно делают из крученой нитки или мононити (лески) с фабричным размером ячеи от 6 мм и выше.

Уловистость сети возрастает с уменьшением толщины нити сетного полотна, более уловисты сети из лески, но они менее долговечны. Подборы изготавливают из плетеного шнура или крученых веревок. Посадка сетного полотна на подборы производится вручную или механизировано, различными способами, с коэффициентом посадки от 0,33(1 к 3) до 0,5(1 к 2).

Оснастка рыболовных сетей очень разнообразна. Для обеспечения плавучести применяют поплавки различных типов или шнуры с плавучим наполнителем (вплетенным в шнур пенопластом и т. п.). Для загрузки используют свинцовые грузила, металлические кольца или шнуры с утяжеляющим наполнителем (в виде вплетенных грузиков) и т. п.

Длина стандартных любительских сетей обычно 25–30 м, что вполне достаточно, т. к. при необходимости всегда можно соединить несколько сетей в сетной порядок необходимой длины. К тому же рыболовные правила многих регионов (особенно центральных, густонаселенных) ограничивают суммарную длину сетей теми же тридцатью метрами на одного рыболова-любителя.

Применение более длинных сетей (там, где они разрешены) требует определенных навыков в их установке и переборке.

В настоящее время крученые нити растительного происхождения (льняные, хлопчатобумажные и т. д.) применяются крайне редко, в отдаленных местах, где сети до сих пор вяжут кустарным способом. Для промышленного изготовления сетей применяются исключительно высокопрочные синтетические материалы (капрон, лавсан, полипропилен и т. д.).

Изготовление (посадка) сетей.

Определение параметров сетей для конкретных видов ловли.

Купить готовую сеть или же изготовить своими руками? – каждый сам решает для себя этот вопрос. Лет двадцать-тридцать назад, когда сетевые орудия можно было купить лишь из-под полы и за большие деньги, были они доступны только браконьерам, ловящим рыбу для продажи, – а многие любители проводили долгие зимние вечера за вязанием сетного полотна. Сейчас ситуация изменилась – доступные по цене сети лежат практически в каждом магазине, торгующем рыболовными принадлежностями. Но не всегда рыболовов устраивает их качество и соответствие конкретным условиям ловли. Поэтому многие любители выбирают промежуточный вариант – изготавливают сети сами, но из покупных материалов: сетных полотен (т. н. «кукол»), ряжей, грузовых и наплавных шнуров.

Основные моменты, которые необходимо знать перед тем, как купить принадлежности для изготовления сетей, следующие:

– какие виды рыбы станут объектом ловли;

– размеры водоема, где будут применяться сети;

– глубина постановки сетей;

– конфигурация дна в месте лова.

Важнейшие характеристики сетного полотна – длина, высота, размер ячеи, диаметр нити. Длина и высота сетного полотна определяются в натянутом состоянии. Скажем, если указано, что сетное полотно имеет размеры 1,5 – 60, это означает, что при высоте (глубине) 1,5 м, длина полотна составляет 60 м.

Выбирая сетное полотно для самостоятельной посадки сети, в первую очередь обращают внимание на шаг ячеи.

Ученые, изучающие рыбный промысел, вывели следующую формулу зависимости между длиной рыб и размером ячеи сетей, предназначенных для их поимки:

Где а – шаг ячеи; L – зоологическая длина рыбы; k – коэффициент зависящей от соотношения между максимальным обхватом рыбы и ее длиной (см. табл. 1).

Таблица 1. Значения коэффициента k для некоторых рыб внутренних водоемов.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Но обычно любители ловли сетями не пользуются таблицами и формулами, определяя необходимый размер «на глазок». Мелкоячеистые сети (с ячеей менее 20 мм) они используют для ловли мелкой, но ценной стайной рыбы (ряпушки, рипуса, корюшки), а также для ловли живца, когда он требуется в больших количествах, например, для многокрючковых переметов.

Для ловли частиковых рыб, наиболее распространенных в водоемах России – то есть окуня и плотвы – любители наиболее часто применяют одностенные сети с ячеей 27–32 мм. В такую же сеть может попасться и щучка весом до 1 кг, зацепившись не жабрами, но костистыми выступами на своей нижней челюсти, а порой даже умудрившись намотать сеть на хвост. Для рыб, у которых соотношение ширины тела к его длине увеличено (подлещик, карась и т. п.), требуется сеть с большим размером ячеи.

Для поимки самых крупных рыб используются крупноячеистые сети, в любительском рыболовстве обычно с шагом ячеи, не превышающим 120–140 мм.

Ряжа на двух– и трехстенные сети (иногда ее называют ряжью или режой) ставится с ячеей от 170 до 400 мм. Нить на реже в 4–6 раз прочнее, чем у сетного полотна.

Влияние толщины и цвета нити на уловистость сети.

При выборе сетематериалов, кроме размеров сетевого полотна и его ячей, стоит обратить внимание на толщину нити, из которой сеть связана.

При объячеивании рыбы нить, из которой связана сеть, врезается в тело рыбы и сдавливает его. Чем тоньше нить, тем сильнее она врезается, и тем лучше удерживает пойманную рыбу. Поэтому для объячеивающих орудий лова применяют сетное полотно из наиболее тонкой нитки: капроновой крученой или полимерной мононити (из полиамидных материалов, из нейлона).

Удельный вес мононити составляет 1,14 г/см³ – то есть неоснащенная лесковая сеть медленно тонет в воде. Точка плавления нейлона равна приблизительно 200 С, но этот материал может претерпевать изменения и при более низкий температурах, поэтому его нельзя держать рядом с отопительными приборами или в опасной близости от костра. Согласно рыболовной науке, нити лесковой сети называются монофиламентными, торговые организации чаще используют термин «мононить».

Тонкая и прозрачная леска меньше заметна в воде, поэтому рыба меньше пугается сети, и, подойдя к ней, может запутаться в сетном полотне при прикосновении к нему.

Важное достоинство лесковых сетей – они после окончания ловли высыхают гораздо быстрее, чем сети из крученой нити.

Еще одно преимущество этого материала состоит в том, что при одинаковых с другими материалами прочностных характеристиках срок службы нейлоновых полотен гораздо дольше, они значительно меньше загрязняются и, как правило, дешевле полотен из других материалов.

В последнее время большую популярность приобретают мультимонофиламентные полотна. Это полотна, изготовленные из нейлоновой нити, скрученной по особой технологии, – не из волокон, имеющих большие колебания по толщине и прочности, а из тонких, хорошо откалиброванных мононитей. Преимущество данных полотен перед обычными монофиламентными в том, что при одинаковой суммарной толщине нити мультимонофиламентные полотна значительно прочнее и эластичнее, а также обладают большей уловистостью. Правда, цена их выше, чем на полотна из мононити, но не настолько, чтобы их не покупать. Именно из этих нитей делают сети, наиболее удачно ловящие лосося и других крупных, сильных и осторожных рыб.

Рыболовная сеть должна быть малозаметной, поэтому на изготовление сетей идут нити главным образом серого цвета. Однако при ловле рыбы на глубине более 5 м цвет практически не играет никакой роли, поскольку на такой глубине все цвета нивелируются и приобретают почти одинаковый оттенок – даже наиболее яркие цвета на глубинах более 5 м будут казаться сероватыми.

Таким образом, выбор цвета дело сугубо индивидуальное, основанное на личных пристрастиях рыбака. Самый «ходовой» цвет, как для нейлоновых, так и для капроновых полотен – серый или темно-серый. В последнее время начали применять полотна ярко-синего цвета. Эти полотна используются главным образом для лова судака. Неплохо зарекомендовали себя и сети красного цвета. Сети такого цвета наиболее эффективны для ловли хищной рыбы – щуки, окуня.

Не стоит впадать в крайности, уменьшая диаметр нити или лески, из которой связано сетеполотно (лесок для удочек и спиннингов, кстати, это утверждение тоже касается в полной мере). К недостаткам сетей из слишком тонкой нити относится уменьшение их прочности, быстрый износ, гниение, а также порча рыбы от излишнего врезания нити. Для лова крупной рыбы необходима прочная толстая нить, однако и ячея в этом случае будет крупной. Таким образом, между толщиной нити и шагом ячей существует зависимость, которая выражается отношением d/a (d – диаметр нитки; a – размер ячеи). Чем меньше это отношение, тем выше уловистость сети.

При слишком большом отношении d/a сеть оказывается неуловистой: рыба плохо объячеивается, а объячеившись, легко выпадает из сети при ее подъеме. При слишком малом значении – уловистость сети повышается, но уменьшается прочность нитки. Кроме того, слишком тонкая нитка сильно врезается в тело рыбы и затрудняет ее выпутывание из сетей.

Поэтому выбирать сетеполотно с очень завышенным или заниженным отношением d/a не рекомендуется. Практически для основной массы сетей с ячеей от 30 до 50 мм отношение d/a должно быть близким к 0,01 (для крученых нитей). Это отношение принято считать нормальным для объячеивающих орудий лова. Однако для увеличения прочности мелкоячеистых сетей с ячеей 12–18 мм отношение увеличивают до 0,02 и даже 0,025. Наоборот, для увеличения уловистости крупноячеистых сетей из толстой нити отношение d/a уменьшают до 0,007 и даже до 0,005.

Выбор грузовых и наплавных шнуров.

Известно, что рыболовная сеть работает тем эффективнее, чем меньше натяжение сетевого полотна между верхним и нижним шнуром. В некоторых сетях, чтобы снизить напряжение и добиться максимальной уловистости сети, грузовой шнур вообще не устанавливается (например, при плавной ловле лосося).

Плавучесть верхнего шнура – величина не постоянная, на нее оказывают влияние засорение, намокание, вес пойманной рыбы, течение, глубина лова и даже содержание соли в воде. Качество поплавков имеет значение при ловле рыбы на большой глубине, поскольку давление воды увеличивается с глубиной. На глубине 10 метров давление воды в два раза больше, чем на поверхности, на глубине 30 метров – в четыре раза больше и т. д.

Поплавок под действием давления может сжиматься, вследствие чего его плавучесть ухудшается и может быть утеряна вообще. В поры пенопластового поплавка под давлением может попасть вода, что, естественно, отрицательно сказывается на плавучести. Снижение плавучести рыболовной сети можно компенсировать добавлением съемных поплавков.

При выборе шнура следует иметь в виду и такие соображения: плетеный шнур небольшой промежуток времени растягивается до определенного размера, но затем его длина остается неизменной. Витой шнур растягивается в течение почти всего срока службы, в начале растяжение происходит быстрее.

Появившиеся относительно недавно в продаже сплошные поплавковые и грузовые шнуры показывают высокую эффективность и надежность в различных типах рыболовных сетей. Использование специально вспененного полиэтилена предохраняет шнур от намокания. Грузовой шнур выполняется из маленьких свинцовых грузил, нанизанных на капроновую нить и оплетенных снаружи. Рыболовная сеть, изготовленная из таких комплектующих, становится легче и компактнее, меньше растягивается и запутывается.

Вот собственно и все составные части сети. Процесс соединения их в единое целое называется посадкой. Можно купить готовую сеть, уже посаженную, но многие любители сами занимаются посадкой сетей из купленных материалов – это позволяет сделать сеть таким образом, что она будет наиболее уловиста для конкретного вида рыб и конкретного водоема.

Посадка сети на подборы.

Главный инструмент для изготовления (ручной вязки) сетей и для посадки сетеполотен на подборы – челнок (см. рис. 43).

Изготавливается челнок из самых разных материалов: выстругивается из тонкой липовой дощечки, выпиливается из фанеры, листовой пластмассы или оргстекла, вырезается (отверстие вырубается) из листового металла… Главное условие – отсутствие заусениц, трещин и прочих неровностей; у металлических челноков необходимо затупить и скруглить все грани, иначе при работе такой челнок скользит сквозь сеть как надо, не зацепляясь, – но незаметно подрезает нити сетеполотна, лишая их большей части прочности.

Размеры челнока достаточно произвольные: ширина зависит от ячеи, с которой приходится работать – челнок, полностью заполненный нитью, должен свободно проскальзывать сквозь ячею. Длина определяется удобством работы, вернее, двумя противоположными требованиями: челнок должен вмещать как можно больше посадочной нити, однако не должен быть чересчур длинным, затрудняющим движения при работе. При посадке сетей любительской длина челнока обычно не превышает 25 см, для изготовления больших профессиональных снастей используются челноки более внушительных размеров.

Удобно использовать челнок и как линейку – сделать на нем водостойким маркером метку, отмеряющую расстояние между узлами, крепящими посадочную нить к подборе. По окончании работы метка смывается растворителем.

Для посадки служит посадочная нить, намотанная на челнок. Правильная посадка сети начинается с этого самого наматывания… И неправильная тоже. Если челнок не вращать вокруг его вертикальной оси, как показано на рис. 43.1– один оборот на каждый намотанный на челнок виток нити – при посадке нить начнет скручиваться и мешать работе.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 43. Посадка сетей: 1 – челнок и посадочная нить; 2 – «скользящая» посадка сети; 3 – узел «свиное копыто» (изображен для правшей, левши вяжут его в зеркальном отражении).

В одном из писем мне задали вопрос: можно ли использовать мононить (леску) в качестве посадочной нити? В частности, для посадки лесочной сети? Ответ категоричен: нельзя. Толстая не имеет нужной эластичности, тонкая – прочности. «Плетенка», пожалуй, подойдет, но сетка получится «золотая».

Существует несколько типов посадки сетей, т. е. несколько видов швов, которыми сетеполотно крепится к грузовому либо наплавному шнуру.

Основной тип посадки, используемый для любительских сетей с мелкой и средней ячеей, – «бегучая» или «скользящая» – показан на рис. 43.2. Челнок при этом виде посадки пропускают сквозь несколько крайних ячей дели (обычно 4–6 для среднеячеечного полотна), никак не закрепляя их, затем фиксируют крепежным узлом (рис. 43.3) на подборе, затем снова пропускают и фиксируют и т. д. Иногда попадаются посадочные нити (например, белорусского производства), вполне подходящие по толщине и прочности, но чересчур скользящие в узлах. Тогда на крепежном узле, изображенном на рисунке, надо делать еще одну петлю, страхующую узел от расползания.

В крупноячеистых сетях посадочную нить продевают через две-три, иногда даже через одну ячейку дели.

Сеть при «скользящей» посадке получает некоторую ограниченную свободу движения относительно нижнего и верхнего шнуров, что увеличивает ее уловистость (в туго натянутое сетеполотно рыба запутывается гораздо хуже).

Никогда не следует для ускорения работы чересчур увеличивать расстояние между крепежными узлами – сеть, конечно, вы изготовите быстрее, но в воде ее конфигурация будет нарушаться, и сэкономленное время обернется потерями в уловах.

Сеть считается посаженной равномерно, если ячейки дели растягиваются в виде ромбов, длина горизонтальной диагонали которых равна стороне ромба, и при этом длина верхней подборы равна длине нижней. Такая сеть одинаково ловит рыбу что своей нижней частью, что средней, что верхней, – т. е. достаточно универсальна. Иногда сажают неравномерно – так, что ромбовидные ячейки дели в нижних рядах растянуты по диагонали, а в верхних – по вертикали, либо наоборот: длина подбор при этом получается разная.

Неравномерная посадка сетей служит для повышения уловистости при ловле отдельных видов рыб, и в главе, посвященных ловле леща, будет более подробно рассказано, каким способом производится неравномерная посадка.

Длина стандартных любительских сетей обычно 25–30 м, что вполне достаточно, т. к. при необходимости всегда можно соединить несколько сетей в сетной порядок необходимой длины. К тому же рыболовные правила многих регионов (особенно центральных, густонаселенных) ограничивают суммарную длину сетей теми же тридцатью метрами на одного рыболова-любителя.

Длина сети всегда считается в посадке, а не по длине заготовки, то есть сетеполотна («куклы», как ее называют). Когда сетеполотно хранится в виде «куклы», оно максимально вытянута в длину, и ромб ячейки фактически не имеет высоты – верхний его угол соприкасается с нижним. Нетрудно подсчитать, что из 60-метровой «куклы» при равномерной посадке получится 30-метровая сеть, а при более уловистых видах посадки длина ее будет меньше. Эти соотношения надо иметь в виду, закупая материалы для изготовления сети.

Одностенные (жаберные) сети.

Ставная одностенная сеть представляет собой сетное полотно прямоугольной формы, посаженное на верхнюю и нижнюю подборы и иногда на боковые пожилины. Рыба в ней застревает, зацепляясь жабрами (а точнее – жаберными крышками; отсюда и второе название) за ячеи сетного полотна. При установке сетей такого рода подборы натягиваются горизонтально, а стена сети висит вертикально.

Одностенные сети дают хорошие уловы при массовом ходе рыбы. Уловистость одностенных сетей увеличивается при наличии вертикальных пожилин, длина которых должна быть на 20 % меньше высоты полотна сети в посадке.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 44 Жаберная сеть: 1 – сетное полотно; 2 – поплавки: 3 – грузила; 4 – приухи; 5 – наплавной шнур; 6 – грузовой шнур.

Подборы сетей делают длиннее полотна, так, чтобы с каждой стороны сети оставались их свободные концы длиной 0,5–0,8 м. Эти концы, называемые приухами, служат для связывания сетей в сетные порядки, а также для привязывания к якорям, буйкам и кольям.

Посадка сетей, как уже упоминалось, производится с коэффициентом 1/2 – 1/3. В качестве посадочной используют капроновую нитку. По верхней подборе сети оснащают поплавками, по нижней подборе – грузилами. Соотношение подъемной силы поплавков и веса грузил определяется условиями ловли. Если сеть должна стоять на дне, то потопляющая сила грузил должна превосходить плавучесть поплавков, которые лишь расправляют и поддерживают в вертикальном положении сетное полотно. В этом случае необходим некоторый запас излишней плавучести, чтобы пойманная рыба или течение не заставили сеть осесть на дно.

Длина посаженной сети для любительской ловли составляет 25–30 м, высота на внутренних неглубоких водоемах – от 1,5 до 1,8 м. На больших и глубоких озерах применяется сети высотой до 3–4 м и более. Правила рыболовства в ряде регионов РФ ограничивают не только длину сети и размер ячеи, но и высоту (иногда нельзя ловить снастью, превышающей по высоте полтора метра). Невысокой сетью поймать рыбу в глубоком водоеме труднее, но все же можно, при хорошем знании горизонтов, на которых она держится. Сети в таком случае выставляются при помощи нескольких якорей и веревок строго на заданной глубине, а подъемная сила наплавного шнура должна превышать тяжесть грузового.

Вообще-то каждый уважающий себя сетевик имеет сети в количестве, значительно превышающем разрешенные правилами, – самые разные, на все случаи жизни. Но хранить их следует дома, потому что даже сухая сеть, лежащая в багажнике машины, стоящей на берегу, приравнивается правилами к выставленной в водоем.

Китайские сети – плюсы и минусы.

Много лет в нашей стране сети были для любителей под полным запретом, и продажа их частным лицам также запрещалась. Даже на птичьих рынках и на «толкучках», расположенных возле крупных рыболовных магазинов, купить сеть из-под полы не всегда удавалось. Да и цены кусались…

В начале 90-х годов все изменилось, и в страну хлынул поток импортных сетей и сетематериалов. И почти сразу появившиеся в свободной продаже сети начали подразделяться на «китайские» и «финские».

«Финская» – сейчас уже не означает, что сеть изготовлена непременно в стране Суоми, ее могут сделать и в любой другой стране, и в России, но сделать достаточно качественно и из качественных материалов.

Есть, конечно, и у «финок» недостатки, и наиболее искушенные рыболовы предпочитают оснащать сети сами или же заказывать у мастеров этого дела. Но все-таки основную массу любителей-сетевиков «финские» снасти устраивают. А уж от китайских отличаются, как небо от земли.

Китайские сети и в самом деле вяжут китайцы. И экономят при этом, на чем только могут. На свинце для грузил, на пенопласте для поплавков, на сетном полотне, расползающемся под пальцами. Покупая «китайку», никто не знает, чем она может порадовать. Я видел на водоеме китайскую сеть, у которой наплавной шнур утонул после часа ловли. Намок и преспокойно отправился на дно. Видел другую, у которой тот же шнур упорно не желал вытягиваться, как положено, а желал сохранить ту форму, какую принял в упаковке, – и при малейшем ослаблении стягивался на манер пружины, заодно стягивая и сеть. Видел небольшого щуренка, буквально проковырявшего своим острым рылом дыру в китайской одностенке – сеть не порвалась, просто поползли некачественные узлы на ячеях. Китайские трехстенки, кстати, трехстенками являются лишь по названию – частиковое полотно посажено с коэффициентом 1×1, и ряжа никакого участия в ловле не принимает.

Плюс у «китаек» один – цена. Более чем символическая.

Ловить или не ловить китайскими сетями? На этот счет у любителей-сетевиков существуют два мнения, в корне противоположных. Одни считают, что ловить «китайками» – значит, не уважать себя и дело, которым занимаешься. Другие же напирают на дешевизну китайских снастей, как на главное их достоинство. Зайдя перед рыбалкой в магазин за насадкой и блеснами, отчего бы и не прикупить «китайку», если уж стоит дешевле пары воблеров? Пригодится, а то вдруг клевать не будет… Украдут – не больно-то и жаль. Сам потеряешь, не найдешь, где поставил, – да и Аллах с ней, дешевле купить новую, чем прочесывать «кошкой» водоем в долгих поисках. И стоят потерянные, а то и просто забытые по пьянке сети в реках и озерах неделями и месяцами, понапрасну гибнут в них рыбы, утки, ондатры, разлагаются и отравляют воду и воздух. И спиннингист, зацепив блесной такую осклизлую, набитую разлагающейся органикой снасть, проклинает гадов-браконьеров, – и в данном случае совершенно прав.

Нет снастей плохих и хороших, правильных и неправильных (взрывчатку, химию и электричество за рыболовные снасти я не считаю). Утверждать, что сети губят природу, так же нелепо, как обвинять в убийствах автомобили, – оттого лишь, что за руль иногда садятся пьяные отморозки и давят людей. Губит рыбу не сеть. Губит человек с сетью, не умеющий ею ловить и не желающий учиться.

Скажи мне, какая у тебя снасть, и я скажу, какой ты рыбак, – так можно перефразировать известную пословицу. Рыбак с китайской сетью – плохой рыбак, которого опасно подпускать к водоему.

К тому же смешная цена на китайские сети поощряет иных «любителей» покупать их в огромных количествах, погонными километрами, в надежде обилием снастей компенсировать отсутствие умения. Если опутать сетями все озеро, уж что-нибудь да попадется, а налетит вдруг рыбнадзор – я не я, сеть не моя…

Однако в любых правилах существуют исключения. В глухих вымирающих деревнях совсем иной масштаб доходов и цен, чем в Москве или Питере, и даже покупка китайской сети – существенное капиталовложение. И рыбалка там не развлечение, не форма досуга, а способ прокормиться в нелегкие времена – огородничество с садоводством на скудных болотистых почвах не больно-то процветают. Жители таких деревень покупают китайские сети. Но, будьте уверены, никогда не бросят их гнить в воде вместе с попавшейся рыбой. Да и ловить «китайкой» в ее первозданном виде едва ли будут: разбортуют, переоснастят, сделают удобной и уловистой.

Но когда хорошо одетый и явно не бедствующий дядька говорит в магазине: «Дайте двадцать китайских, завтра еду на рыбалку», – у меня возникает нехорошее желание настучать на него рыбнадзору.

Трехстенные и двухстенные сети («путанки»).

Двух– или трёхстенная сеть состоит, соответственно, из двух или трёх сетных полотен, посаженных на общие подборы, основное мелкоячейное называется «частиком», а крупноячейные – «режью» (иногда – «режой», «ряжой»).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 45. Трехстенная сеть (путанка) и принцип ее действия: 1 – сетное полотно; 2 – верхняя подбора; 3 – нижняя подбора; 4 – боковая подбора (пожилина); 5, 6 – режа, 7 – посадочная нитка; 8 – поплавок; 9 – грузило; 10 – сетной мешок (карман).

Частик располагают между режами с большой слабиной, для чего высоту режи делают в 1,5–2 раза ниже высоты частика. Поэтому рыба, попав в частик, легко протаскивает его через крупную ячею режа и попадает в образовавшийся сетный мешок (карман).

В результате в таких сетях рыба не только объячеивается, но и запутывается.

Размер ячеи частика обычно колеблется от 30 до 60 мм, режа от 170 до 400 мм. Нить на реже в 4–6 раз прочнее, чем у частика. Трёхстенки делают из крученой нити и мононити (лески) высотой от 0,7 до 3 м. Их применяют на спокойной тихой воде как ставные, плавные и ботальные. Трехстенные сети наиболее уловисты и долговечны, они особенно эффективны при ботальном лове. Ботать (тарбать, бряцать) – означает пугать рыбу, выгоняя ее из тростника, с мелководья и т. д, и загоняя ее в сеть.

Уловистость «путанок» выше одностенных сетей, однако выше и их стоимость, а выпутывание рыбы затруднено и требует значительно большего времени. Особенно это неудобно при массовом ходе рыбы.

Двухстенные ряжевые сети призваны несколько улучшить соотношение цена/уловистость, – но удачно ловят ими только в тех случаях, когда рыба подходит к снасти со стороны основного полотна и протаскивает его сквозь крупную ячею ряжи, запутываясь в образовавшемся мешке. И, выставляя двухстенную «путанку», рыболов должен хорошо представлять, откуда и куда идет в водоеме крупная рыба. Для рыб, подходящих с другой стороны, двухстенная сеть работает как обычная жаберная.

Размер ячеи ряжи берётся в 4–5 раз больше размера ячеи основного полотна. Высота ряжевых сетей определяется высотой ряжи в посадке. Обычно у ставных сетей высота ряжи внатяг берётся на 30–40 % меньше высоты основного полотна внатяг. В правильно посаженной трёхстенной сети ячеи обеих ряжей совпадают (накладываются).

Рамовые сети.

В сети рамовой (рамной) сетное полотно разделено на отдельные «окна» пожилинами из толстой нити, продетыми сквозь ячеи вдоль и поперек сети.

Посадка рамовой сети производится с посадочными коэффициентами по горизонтали и вертикали, доходящими до 0,33 (или 1 к 3). В результате такой посадки сеть приобретает очень большую слабину – образуется как бы большой мешок. От одной боковой пожилины до другой параллельно подборам протягивают несколько продольных пожилин, длина которых равна длине подбор. Эти пожилины на расстоянии 40–80 см одна от другой продевают сквозь горизонтальные ряды ячей сети, а концы крепят к боковым пожилинам. После установки продольных пожилин устанавливают поперечные, по длине равные боковым пожилинам, на расстоянии одна от другой 40–80 см. Каждую поперечную пожилину одним концом закрепляют на верхней подборе, пропускают сквозь ряд ячей сети и другим концом закрепляют на нижней подборе. В местах перекрещивания поперечные и продольные пожилины скрепляют между собой. Поперечными пожилинами образовавшиеся ранее продольные мешки делятся на ряд маленьких мешков, как бы посаженных на кромки, образованные в результате переплета пожилин, и хорошо запутывающих рыбу, а нагрузка распределяется на большое количество нитей, что не позволяет даже крупной рыбе повредить сеть.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 46. Рамовая сеть (трехрамовая): 1 – сетное полотно; 2 – верхняя подбора; 3 – нижняя подбора; 4 – боковая подбора (пожилина); 5, 6 – режа, 7 – посадочная нитка; 8 – поплавок; 9 – грузило; 10 – сетной мешок (карман).

Пожилины связаны в местах пересечения и создают рамы, препятствующие запутавшейся в сети рыбе вывести из участия в дальнейшем лове значительные участки сетного полотна. Количество рам по высоте сети определяет ее название – 2х, Зх-рамовая и т. д., обычно число рам не более 8, размеры рамы от 0,6 до 1 м. Для изготовления рамовых сетей используют крученую нитку и мононить (леску).

Принцип действия рамовой сети заключается в том, что рыба, пройдя сквозь окно рамы и попав в сетной мешок, запутывается в нем, причем настолько сильно, что иногда выпутывать ее из сети приходится с большим трудом. Рамовая сеть успешно вылавливает как крупную рыбу, которая не смогла бы объячеиться в обычном сетном полотне, так и мелкую. Рамовые сети, подобно двухстенным и трехстенным, применяют главным образом в речном и озерном рыболовстве. Ими также успешнее вылавливают разреженную рыбу, чем густые косяки. Однако, если попавшая в сеть рыба двухстенку и трехстенку может скрутить на большом протяжении, то в рамовой сети скрутится только сетной мешок одного из окон, а все остальные участки будут годны для дальнейшего лова.

Фабричный размер ячеи в рамовых сетях от 40 до 80 мм. Рамовые сети проще в эксплуатации, чем Зх-стенные, долговечней и уловистей, чем одностенные. Рамовые сети особенно эффективны на ровном несильном течении и при наклонной установке на отмелях, с применением кольев, для лова крупных рыб – судака, сига, леща и пр.

Уход за сетями.

Даже самые современные полимерные материалы, из которых изготавливаются сети, снижают прочность под воздействием трех факторов:

– физического (нагрузки, ультрафиолетовое излучение, перепады температур и т. д.);

– химического (частично от растворенных в воде веществ, но в основном от едких органических соединений, образующихся при разложении рыбной слизи, чешуи и прочих остатков);

– микробиологического (на мертвой рыбе, остающейся в долго не проверяемых сетях, и на невычищенных рыбьих остатках особенно бурно развивается микрофлора и микрофауна, повреждающая снасть).

К тому же замечено: в грязные сети рыба идет значительно хуже, иногда не идет совсем, особенно летом и на местах без течения (к способам ловли с нагоном это утверждение неприменимо). Особенно сильно, как выражаются рыбаки, «закисают» сети из крученой льняной или хлопчатобумажной нити (там, где такие еще используются), капроновые более устойчивы, а сети из мононити менее всего подвержены «закисанию».

Поэтому проверять сети надо минимум 2 раза в сутки. Если рыба попадает не в очень больших количествах и извлекается без вытаскивания сети на берег, то после 3–4 дней ловли необходимо снять сети, вытащить на берег, выпутать рыбу и все посторонние предметы (ветки, подводную растительность, оторванные крючки и блесны), тщательно очистить снасть от чешуи и слизи, затем прополоскать в чистой проточной воде. Карельские рыболовы советуют обкуривать «закисшие» капроновые сети дымом от тлеющих еловых веток, – уловы после такой обработки резко повышаются.

Если рыбалка закончена, то после описанной выше обработки сеть вывешивается для просушки в укрытом от прямых солнечных лучей месте. Самые аккуратные рыболовы перед длительным хранением промывку сети предваряют легкой стиркой с мылом или порошком (на мой взгляд, это уже излишний педантизм).

После сушки снасть укладывается таким образом, чтобы ее подготовка к работе занимала наименьшее время.

Способы установки сетей.

Большая часть сетей устанавливается с лодок, катеров и других плавсредств. Устанавливать можно как вдвоем (один гребет, второй вытравливает сеть), так и в одиночку – ловец по очереди то подгребает веслами, то отправляет за борт снасть. Второй метод затруднителен при сильном ветре либо течении, и иногда сначала между двумя кольями туго натягивают шнур, а уж затем, перебирая шнур руками, выставляют сеть.

На небольших водоемах можно ставить сети взабродку, особенно этот метод эффективен весной, на мелководье. Иногда – например, среди затопленных весенним половодьем кустарников, лодке не проплыть и не развернуться, и сети (обычно укороченной длины) рыболов выставляет исключительно взабродку, пользуясь резиновым костюмом.

В редких случаях и в жаркую погоду сети ставятся вплавь, вдоль берега или перпендикулярно ему. Способ не очень удобный и даже рискованный, невзначай можно запутаться в собственной сети. Если сеть ставится вплавь, скатываясь от берега на большую глубину, то дно водоема в этом месте должно быть достаточно чистым, чтобы можно было вытянуть снасть, перебирая подборы.

На узких реках (и на бухтах, заливах и протоках значительных водоемов) сети изредка ставят, не заходя и не заплывая в воду, – с двух берегов, методом перетяги. Рыболов бросает на другой берег тонкий шнур с грузом, затем медленно тянет его обратно, после того как коллега привяжет шнур к концу наплавного шнура и начнет вытравлять сеть. Для небольших и легких сеток возможно использовать спиннинг с достаточно прочной леской.

Такой способ весьма эффективен с сочетании с нагоном (ботаньем) на узеньких речках, имеющих глубокие омутки с крутыми берегами: два рыболова, перетягивая с берега на берег сетку уменьшенной длины и загоняя в нее рыбу, могут обловить за день речку на большом протяжении и вернуться с отличным уловом.

Наконец, можно забросить сеть в водоем в одиночку: сеть аккуратно раскладывается на чистом и ровном берегу, один конец грузового шнура закрепляется к колу, кусту и т. п., ко второму привязывается тяжелый груз и зашвыривается в водоем, вытягивая за собой сеть. Способ неудобный и ненадежный, верхний и нижний шнуры легко могут перехлестнуться, и придется доставать сеть и повторять все сначала, распугивая рыбу плеском груза.

Гораздо удобнее при ловле сетью в одиночку с берега использовать резиновый амортизатор (подробнее об этом способе будет рассказано в статье «Экраны»).

Для ловли крупной осторожной рыбы (например, лосося) сети иногда выставляются не по прямой линии, а образуют всевозможные фигуры, затрудняющие рыбе выход из огороженного сетями места. В основном этим занимаются промысловики, выстраивающие из своих длинных сетей настоящие лабиринты. Любителям такие конструкции недоступны (слишком мала в большинстве регионов разрешенная длина сетей). Но иногда полезно поставить даже небольшую сеть в форме буквы «Г» – чтобы конец сети касался берега, и чтобы одна часть сети вытянулась поперек реки, а вторая – параллельно берегу. Естественно, снасть ориентируется так, чтобы поднимающаяся или скатывающаяся рыба оказывалась окруженной с трех сторон; место изгиба сети фиксируется вбитым в дно колом или якорем и буйком.

Установка сетей зимой, подо льдом, весьма трудоемкое дело. Во льду рубится пешней майна, от нее в линию бурятся лунки на расстоянии 2–3 м одна от другой. Затем в майну опускается шест с привязанной к его концу веревкой (длина шеста на 0,5–0,8 м превышает расстояние между лунками) и продергивается при помощи багра от одной лунки к другой. Затем протянутую подо льдом веревку привязывают к верхней подборе, и затягивают сеть под лед. На мелководье ни в коем случае нельзя допускать, чтобы наплавной шнур касался нижнего края льда или находился рядом с ним – в сильный мороз прирост толщины льда составляет до 10 см в сутки, и можно лишиться примерзшей снасти, либо же забрать ее только весной, наполненную испортившейся рыбой.

Но иногда все-таки приходится ловить на небольших глубинах, особенно по перволедью, до того как рыба скатилась в глубокие зимовальные ямы. В таком случае полезно измерить глубину водоема (не только на концах устанавливаемого порядка сетей, но в нескольких точках на его протяжении, чтобы не угодить невзначай на подводный горб). Затем, если ловля предполагается не однодневная, надо вычислить примерный прирост льда, пользуясь данными табл. 2. Цифры там указаны достаточно приблизительные: например, мутная или солоноватая вода замерзает хуже чистой и пресной, и, соответственно, прирост толщины льда происходит медленнее; большое влияние оказывают и другие факторы: глубина водоема, сила течения, толщина снежного покрова и т. д. Можно считать, что в таблице приведены максимальные значения – при условиях, наиболее благоприятных для замерзания воды.

Таблица 2. Ориентировочный прирост толщины льда.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Если в результате подсчетов получится, что сети спустя какое-то время попадут в «зону риска», срок ловли стоит ограничить. Однако прогнозировать температуру воздуха – дело достаточно сложное даже для метеорологов, и, существует старый способ обезопасить сети от вмерзания. Вот какой: на всем протяжении сети (или на том ее участке, что приходится на возвышение дна) к верхней подборе сети не очень часто привязываются небольшие дополнительные поплавки на поводцах из тонкой нити длиной 25–30 см. Когда при выборке сети окажется, что эти поплавки вмерзли в лед и поводцы рвутся, – место ловли необходимо менять.

На реках иногда не сверлят цепочку лунок, а используют силу течения для протягивания подо льдом веревки, привязав к ней буек (большой кусок пенопласта, пустую пластиковую бутылку и т. д.). Особенно удобен этот способ по перволедью, в местах с тонким и достаточно прозрачным льдом, сквозь который хорошо виден буек. Однако ближе к середине зимы большинство рыб избегает течения, скапливаясь в тиховодных ямах.

На водоемах, где ловля производится постоянно, можно заранее, по открытой воде, проложить по дну в удобных местах несколько шнуров с грузилами на концах, отметив их буйками. В таком случае первый выезд на водоем после ледостава не следует затягивать, чтобы не заниматься долгими розысками буйков под сугробами.

В целях безопасности после окончания рыбалки необходимо огородить хорошо заметными вешками майны, – рубятся они достаточно большого размера, и, присыпанные снегом, могут обеспечить другому рыбаку или случайно вышедшему на лед человеку незапланированную водную процедуру.

Современные методы зимней ловли сетями.

Развитие науки и техники не обошло стороной и весьма трудоемкий процесс установки сетей подо льдом. Но, увы, прогресс в этом деле происходил где угодно, но только не в нашей стране. Лишь в последние годы в России начали появляться всевозможные более или менее хитроумные устройства, призванные облегчить труд любителей зимней ловли сетями.

Встречаются среди них и весьма замысловатые. Например, нечто вроде миниатюрной подводной лодки на электрическом ходу – привязанная на длинном шнуре, такая «субмарина» плавает широкими кругами вокруг лунки (у самой нижней поверхности льда), пока не зацепится шнуром за проволочный крючок, опущенный в другую лунку. После чего протянуть сеть между лунками особого труда не составляет.

Однако чем сложнее устройство, тем выше вероятность его поломки. По моему опыту, оптимально сочетаются простота, надежность и удобство в работе в подледной лебедке финского производства, которой российские рыболовы успели дать прозвище «каракатица».

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 47. Лебедка для установки сетей подо льдом («каракатица»).

Как видно из рис. 47, главная деталь лебедки – большой барабан с запасом тонкого и прочного шнура. Внутри барабан полый и заполнен пенопластом, а большинство деталей лебедки выполнено из пластика. В результате она имеет большую положительную плавучесть, которая прижимает к нижней кромке льда опущенную в майну лебедку. Через систему шестеренок вращение барабана передается на крайние шестерни, оснащенные острыми шипами, цепляющиеся за лед. Металлический «рог» позволяет придавать опущенной под лед лебедке нужное положение, и к нему же крепится второй шнур, рабочий, за которым впоследствии протягивается сеть.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 48. Протягивание шнура при помощи лебедки.

Установка сетей происходит следующим образом: во льду пробивается (выпиливается) майна такого размера, чтобы в нее проходила лебедка. Затем лебедку опускают под воду так, чтобы шипы были направлены вверх, в сторону нижней поверхности льда.

При помощи металлического «рога» лебедку направляют в ту сторону, где будет находиться вторая лунка, и туда же начинает движение рыболов, держа в руке конец шнура. Шнур сматывается, вращая барабан, он, в свою очередь, заставляет вращаться шестерни с шипами, – и лебедка ползет подо льдом следом за своим владельцем.

На лебедке установлена громкая трещотка, позволяющая контролировать ее движение по звуку (щелчкам). К тому же и лебедка, и шнур окрашены в ярко-оранжевый цвет, позволяющий разглядеть их сквозь не слишком толстый лед, если он не покрыт снегом. Опыт показал, что лед толщиной 80 см, покрытый полуметровым слоем снега, услышать треск «каракатицы» не мешает, однако чем толще слой снега, тем труднее определить по звуку точное положение лебедки, – звуковые волны распространяются в четырех граничащих средах: вода-лед-снег-воздух, – по каким-то не совсем понятным законам, и иногда на слух кажется, что лебедка примерно в метре от ее истинного положения.

Отойдя на необходимое расстояние (до 70 метров) и обнаружив лебедку, пробивают вторую майну и достают «каракатицу». Обычно она слегка отстает от рыболова за счет проскальзывания шипов по льду, и приходится еще подтягивать ее за шнур.

Затем тяговый шнур сматывают обратно на лебедку, а рабочим протягивают сеть или перемет подо льдом. Опытные рыбаки, хорошо освоившие ловлю с «каракатицей» и пользующиеся сетями любительской длины, обходятся без рабочего шнура: протягивают сеть при помощи тягового, иногда даже привязывают наплавной шнур к «рогу» лебедки, и она сразу затягивает сеть под лед (но в случае каких-либо нештатных ситуаций такой способ может доставить неприятности).

Шнур, которым комплектует лебедку производитель, имеет длину 150 м и позволяет протягивать подо льдом порядок из двух тридцатиметровых сетей – а в большинстве регионов, где допускается любительская ловля сетями, это максимальная их разрешенная длина. Если требуется выставить порядок сетей большей длины, можно оснастить лебедку нештатным, более тонким и длинным шнуром. Либо, что проще, повторить процесс протягивания шнура несколько раз.

Обычно лебедка поставляется в комплекте с ручной ледовой пилой – с помощью этого приспособления майны нужного размера выпиливаются легко и просто, к тому же края у них получаются ровные и гладкие, не перетирающие шнур и не цепляющиеся за сеть.

Выбор места для установки сетей.

Самое главное и самое трудное в ловле сетями – правильно выбрать место для их установки. Особенно верно это утверждение на больших водоемах – на небольшом озере или на неширокой реке можно методом проб и ошибок достаточно быстро нащупать места концентрации рыбы и пути ее миграций. Но когда вокруг расстилается безбрежная водная гладь, то экспериментировать вслепую можно долго и безуспешно: выставлять километры сетевых порядков и доставать из них лишь отдельных, случайно попавшихся рыб. В то время как рыболов, хорошо изучивший водоем и повадки его рыбьего населения, с одной-единственной сети снимает блистательный улов.

Давать какие-либо советы по этому вопросу смысла мало, все зависит от конкретного водоема, от населяющей его рыбы, от времени года, погоды и т. д. и т. п.

Однако некоторые самые общие закономерности рыболову, ловящему сетями, надо знать:

– на больших водоемах рыба всегда идет к подветренному (прибойному) берегу – здесь волны вымывают из дна и берегов большое количество корма; менее заметные сети из мононити ставятся в чистую воду перед прибойной мутью, а сети из крученой нити – в саму муть, но неподалеку от границы чистой и мутной воды;

– зимой, подо льдом, а также в летнюю жару рыба идет к источникам богатой кислородом воды – к родникам, к устьям притоков, и пути ее подхода перекрываются сетями; наличие родников зимой определяется по более позднему замерзанию таких мест и промоинам на льду, летом – измерением температуры воды (термометр опускается ко дну на леске с грузилом);

– по наблюдениям некоторых рыболовов, рыба в глубоких и больших водоемах поднимается на кормежку с глубины к берегам не по ровному дну, а по подводным лощинам, – их-то и нужно перекрывать сетями; подводный рельеф определяется либо эхолотом, либо обычным лотом (грузом на шнуре, размеченном через каждый метр узелками);

– весной (на озерах и разливах рек с медленным течением) первые, разведывательные установки сетей совершаются от самого берега в глубину, под углом 45 градусов; от того, в какую часть сети и с какой стороны попадается рыба, зависит дальнейшая ловля.

Кроме хода рыбы, необходимо учитывать и побочные факторы: движение по водоему моторных лодок, а также действия других рыболовов – в основном сетевиков, спиннингистов, доночников и дорожечников.

Наличие чужих сетей проверяется при установке якорьком-«кошкой», а моторки не страшны сетям, верхнюю подбору которых отделяет от поверхности расстояние в 1,5 м и более. От помех со стороны доночников и спиннингистов, ловящих с берега, можно избавиться, выставив снасти на достаточном, превышающем дальность заброса, удалении от береговой линии (либо наоборот, практически вплотную к линии сплошной водной растительности – кувшинок, тростника, рогоза). С любителями ловить спиннингом с лодки и блеснить на дорожку сложнее, – тут лишь от культуры рыболова зависит, отцепит ли он аккуратно блесну от чужой сети, или вырежет ножом, стараясь при этом посильнее изуродовать снасть. Гораздо вероятнее, увы, второй вариант, нередки и случаи банального воровства сетей.

Впрочем, сетевики в долгу не остаются. У них со спиннингистами вражда на каком-то прямо генетическом уровне. Присутствуют в той вражде и социальные моменты: местному жителю, живущему на берегу, «баловаться» со спиннингом времени нет, он ставит свою сеть не спорта ради, а чтобы у семьи на столе была рыба. А тут приезжает «городской» со спиннингом, который стоит порой с катушкой больше, чем заработал сельский рыбак в своем сельхозпредприятии за последние три месяца; приезжает и начинает таскать рыбу на дорогие и суперуловистые блесны, а зацепив сеть, возмущается «проклятыми браконьерами» и норовит ее изрезать, а то и вытащить на берег и зашвырнуть в костер… Причем вести о «щучьих эльдорадо» разносятся, спасибо Интернету, между городскими спортсменами-спиннингистами мгновенно, и там, где удачно половил один, завтра появятся и десять, и двадцать. Появятся, и соберут богатый урожай хищников, ошеломленных заморскими приманками и супертонкими лесками, – и затем уедут искать новые «эльдорадо». А местный рыболов со своей сетью останется, но попадется ли в нее ожидаемая рыба, – большой вопрос.

В результате (по крайней мере в Ленинградской области) местные жители, рядом с домами которых водоемы испытывают наибольший прессинг со стороны городских спортсменов, начали заниматься весьма оригинальной ловлей: ставят сети не на рыбу, а на блесны! Порой дырок в такой старой снасти больше, чем уцелевших ячей, – неважно, лишь бы якоря были потяжелее. Улов, особенно после уик-эндов, в денежном эквиваленте гораздо больше, чем разрешенная к вылову норма рыбы. Иногда и какой-нибудь подводный житель запутается в такую сеть– и отправляется на сковородку. А основная добыча отправляется на городские рыболовные рынки, где и продается за полцены.

Схожим бизнесом занимаются, кстати, и на участках рек Кольского полуострова, отведенных для лицензионного лова семги на спиннинг. Там сетей, правда, не ставят – реки каменистые, зацепов и обрывов без того хватает. Когда заканчивается сезон лицензионной ловли, вода спадает и бурный поток превращается в едва журчащую речушку, – местные жители собирают блесны, изобильно украшающие показавшиеся из-под воды валуны. Конечно, приходится отчищать их налета и заменять проржавевшие тройники, – но игра вполне стоит свеч. Тем более что сбыт обеспечен на месте, добычу купят на следующий сезон жаждущие семги рыболовы-туристы, как только поотрывают привезенный с собой запас приманок.

Активная ловля с нагоном (ботанье, тарбанье).

Чтобы рыба попалась в ставную сеть, она должна передвигаться по водоему. И чем активнее передвижение, тем больше улов.

Весной проблемы с активностью рыбы обычно не возникают, рыбьи стаи движутся с зимних стоянок к местам нереста, а затем нагула. Летом, особенно в сильную жару и при скачках атмосферного давления, картина меняется: рыба в водоеме есть, но мало питается, и, соответственно, мало движется. И сети остаются пустыми.

Чтобы выгнать малоподвижную рыбу из ее летних убежищ, применяют нагон. Способы его придуманы самые разные, очень разнящиеся в зависимости от конкретных условий. Классический и наиболее часто употребляемый описан еще Сабанеевым: трехстенной сетью длиной 30–60 м обметывается участок прибрежной растительности, после чего щуки, лини, красноперки и другие рыбы загоняются в сеть резкими ударами о воду «ботки» – деревянного снаряда, выдолбленного внутри.

«Ботанье» используется до сих пор почти в неизменном виде, разве что дерево мало кто выдалбливает, чаще насаживают на палки горлышки от пластиковых бутылок.

На мелких местах щуку и других рыб загоняют с сеть взабродку, в резиновом костюме («вытаптывание»), и этот прием действеннее, чем использование одного лишь звука при «ботанье». Перекрывая небольшую речку от берега до берега тридцатиметровой сетью, можно буквально за 2–3 нагона выбрать разрешенную норму вылова.

Несколько анекдотичный способ нагона употребляют отдельные карельские рыболовы. По их утверждениям, лосось и форель абсолютно не выносят запах пота и других человеческих выделений. Ниже мест, удобных для стоянки этих рыб, выставляются поперек реки сети, затем рыбаки проходят выше по течению и начинают нагонять: входят в реку, обычно мелководную, сняв сапоги, но оставшись в носках и портянках. Лососи и форели не выдерживают ароматической атаки и бросаются вниз по течению, попадая в сети. Впрочем, не слишком доверяя собственным носкам, рыбаки заодно швыряют в воду камни, и что именно тут более действенно, сказать трудно, – многие специалисты считают, что рыба уйдет от неприятного запаха, вообще от дискомфортной воды, не вниз, а вверх по течению.

Рыболовы, которым не слишком часто приходится ловить с нагоном, успешно используют для него обычные ставные сети, чаще всего трехстенные или рамовые. Но если этот вид ловли является основным, то весьма полезно соорудить специальные сети, так называемые «ботальные». Отличаются они следующими особенностями:

– режевое полотно ставится лишь с одной стороны, т. е. сеть двухстенная;

– высота делевого полотна превышает превышает высоту режевого в 2 раза (у обычных «путанок» – в 1,3–1,5 раза);

– дель из мононити (лески) не используется, для изготовления «ботальной» сети берут полотна из более прочной капроновой крученой нити с диаметром, увеличенным по сравнению с обычными «путанками».

Зимой нагон применим на небольших и неглубоких водоемах. Особенно он бывает успешен по первому тонкому льду, на стук и топанье по которому весьма активно реагирует рыба. Толстый ледяной покров, очевидно, гасит звуки, да и рыба в середине зимы куда более апатична из-за дефицита кислорода, – для успешного нагона приходится сверлить лунки и пользоваться «ботками».

Судак.

Образ жизни.

Судак – Lucioperca lucioperca (Linne) – относится к семейству Окуневые, и является самым крупным представителем семейства из обитающих в российских пресных водах: считается, что отдельные экземпляры достигают 130 сантиметров в длину и пудового веса (в некоторых источниках называется цифра в 20 кг). Но рекордные трофеи попадаются любителям редко (чаще всего при ловле троллингом на больших озерах и водохранилищах), – и судак весом в 2–3 килограмма считается вполне зачетным уловом, а в 5 килограммов – даже завидным.

Внешне судак напоминает окуня, своего широко распространенного и более известного родственника, но тело у судака более вытянутое, прогонистое, и покрывающих его поперечных полос больше – девять на каждом боку (вместо пяти у окуня). Полосы расположены на фоне не столь насыщенного цвета, как у окуня, – на серо-зеленом, несколько грязноватого оттенка; брюхо у судака белое, иногда серебристо-белое.

А вот раскрытая пасть судака напоминает щучью: такая же широкая и зубастая, вернее клыкастая – у судака нет сплошной щетки из мельчайших зубов, покрывающих все щучье небо и помогающих удерживать добычу (а заодно и замечательно перерезать рыболовные лески). Забегая вперед, отметим, что именно по этой причине при ловле судака никогда не используют металлические либо кевларовые поводки, необходимые для успешной борьбы со щукой.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 49. Судак.

Тело покрыто мелкой, плотно сидящей чешуей с зазубренными краями и чистить крупного судака задача не самая легкая и приятная. Чешуя покрывает жаберные крышки только в верхней их части (у окуня – полностью).

Спинные плавники разделены между собой и покрыты темными пятнами. В первом спинном плавнике все лучи жесткие и заканчиваются острыми шипами, – рыболов, неосторожно схвативший судака рукой, может заполучить на ладонь глубокие, долго нарывающие ранки.

Особенности внутреннего строения судаков интересны только ихтиологам, а рыболовам не мешает знать лишь одну из них: у судака очень узкая глотка, уже, чем у щук и окуней вдвое меньших размеров, – и хищнику поневоле приходится питаться мелкими рыбами с вытянутым телом. Эту особенность всегда надо учитывать, выбирая как живцов, так и искусственные приманки (блесны, воблеры).

Распространен судак в нашей стране менее широко, чем щука, и более придирчив в выборе водоемов для обитания.

Коренной ареал судака – в бассейны Балтийского, Черного, Азовского, Каспийского и Аральского морей. Но в советские годы проводились многочисленные работы по вселению и акклиматизации судака в водоемах Сибири, Средней Азии, Дальнего Востока и т. д. Почти все они увенчались полным успехом – например, в озере Балхаш (где мне довелось выловить немало судаков) клыкастый не просто прижился, но и практически полностью вытеснил родственный местный вид – балхашского окуня.

Для развития икры судака требуется достаточно высокая температура воды: + 14–15° С, поэтому нерестится он поздно, и по этой же причине издавна считалось, что судаки в наибольшем числе встречается в бассейнах великих русских рек, текущих на юг: Волги, Дона и др., в водоемах же Балтийского бассейна популяции менее многочисленные, а выше 64° северной широты судак вообще не водится.

Изменения климата в наше время сделали не актуальным этот тезис, до сих пор кочующий из книги в книгу: в озерах Финляндии и Карелии судаки давно уже встречаются выше указанной границы, причем не отдельные экземпляры, а вполне промысловые количества. Популяции Ладоги и Финского залива весьма многочисленны, несмотря на активный промысел, и даже в самом центре Санкт-Петербурга (например, с пляжа Петропавловской крепости) удачливые спиннингисты ловят вполне зачетных судаков.

Любопытно, что ареал близкого и похожего вида, берша, тоже в последние десятилетия очень сильно расширился в северном направлении, и берши стали обыденной рыбой там, где лет тридцать назад никто их не видел и не ловил. Причем берша (более тугорослого, чем судак, и не достигающего крупных размеров) рыбоводы специально в водоемы не запускают.

Судаки встречаются в реках (избегая узких и мелких, а также слишком быстрых и холодных), в озерах и водохранилищах, весьма многочисленны на опресненном морском взморье и даже могут водиться в соленой морской воде. Главное условие для обитания судака – чистая вода в указанных водоемах; в травянистых и заболоченных озерах или прудах, где нет проточной воды, родников или ключей, вливающихся в водоем, нет и судака.

Считается, что судак очень чувствителен к загрязнению воды. Многие классики рыболовной литературы, начиная с Л. П. Сабанеева, указывали, что малейшее помутнение от сильного дождя, особенно загрязнение отходами промышленности, спускаемыми в воду, заставляет судака скатываться вниз по течению или быстро продвигаться кверху. В худшем случае он гибнет.

Классикам, конечно, виднее, но все же в этом правиле встречается достаточно исключений. Например, уже упоминавшиеся невские судаки (постоянно обитающие в черте Санкт-Петербурга, а не заходящие из Финского залива) идеальный объект для спортивной ловли по принципу «поймал – отпусти»: в пищу они решительно не годятся, резкий запах химии отбивает охоту к кулинарным экспериментам над собственным здоровьем. Но однако живут, питаются, размножаются… Однажды я наблюдал за любопытным ритуалом в исполнении доночников, ловивших весной судаков (относительно некрупных, до килограмма весом) возле одного из питерских мостов: вытащенную из воды добычу рыбаки самым тщательным образом обнюхивали! Немудреная экспертиза позволяла отделить жилого невского судака от зашедшего из залива (на взморье судаки живут и нагуливаются, но для нереста все же заходят в проточные воды). Правда, «забракованных» рыб в родную стихию рыболовы все-таки не возвращали, но складывали в отдельные пакеты. Для кошек, не иначе.

Другой пример: в озере Балхаш (в районе одноименного города) вода особой чистотой не отличается – белесовато-мутная, со взвесями не растворяющихся известковых солей, видимость в воде чаще всего не более 15–20 см. Однако судак прижился, и даже расплодился в больших количествах. Надо полагать, не всякая муть вредна для судаков, и даже не всякая техногенная химия…

Судак – рыба прожорливая, с хорошо развитым пищеварением, и желание подкрепиться может возникнуть у него в самое разное время суток: и в середине дня, и глубокой ночью. Но все же периоды самого активного жора случаются на зорях – на утренней и вечерней, именно тогда судаки стаями выходят на мелководье и устраивают облавные охоты на мелких рыбешек. В остальное время, судак обитает, как правило, на глубине.

Считается, что судак хищник «угонного» типа, он хватает свою добычу, преследуя ее, а не подкарауливая из-за засады, как щука. Но и в этом правиле достаточно исключений. Самые крупные судаки в зоревом «бое» не участвуют, и, похоже, как раз подстерегают своих жертв, укрывшись в засаде в корягах, у расположенных на куч камней и т. д.

Ихтиологи различают две биологические формы судака: пресноводную (оседлую) и полупроходную. Полупроходной на нерест поднимается в верховья рек, а после икрометания скатывается в низовья или на опресненные участки морей. Внешне эти формы практически одинаковы, но иногда отличаются окраской. Пресноводный судак растет несколько медленнее полупроходного.

Судак – стайная рыба, и летом встречается относительно небольшими стайками состоящими из экземпляров примерно одного веса и размера, численностью от нескольких штук до нескольких десятков (чем меньше судаки, тем больше их в стайке). Самые крупные особи держатся поодиночке.

Осенью рассеянные по водоему станички судаков собираются в большие стаи, и всю зиму проводят в весьма многочисленном обществе себе подобных, перемещаясь по озеру или речному плесу в поисках пищи. В этих стаях уже можно встретить и молодых судачков, и крупных, однако в своем «походном строю» стая четко соблюдает возрастную иерархию: если при подледной ловле начали попадаться мелкие судаки, скорее всего под лунками «хвост» медленно перемещающегося по водоему косяка, – а самые крупные рыбы находятся в его «голове».

Весной, после схода льда и потепления воды, стаи распадаются – нерест у судака не массовый, как у других стайных рыб, а парный, и проходит достаточно незаметно. Нерестилища обычно расположены в заливах и протоках среди зарослей камыша, на песчаных отмелях и каменистых грядах. Подобно лососям или сомам, судаки строят на дне «гнездо», очищая хвостом и плавниками выбранное место от ила и донного мусор (занимается этим самец). В гнездо самка откладывает икру, которую самец оплодотворяет и охраняет до момента выклева из нее личинок. Икра развивается в течение 10–15 дней. Появившиеся на свет судачки растут быстро: в возрасте полтора месяца они имеют длину 7–8, а к осени 17 сантиметров, и при достаточной кормовой базе судак в течение двух лет может достичь веса более килограмма.

Донные и поплавочные удочки.

Донными удочками судаков при речной ловле добывают чаще и успешнее, чем поплавочными, поскольку рыбалка происходит зачастую на ямах глубиной в несколько метров, с резкими перепадами глубин и неправильным, зачастую водоворотным течением, – поплавочными удочками пользоваться в таких местах невозможно или затруднительно.

Основная насадка при донной ловле – живец, причем рыбки для наживки выбираются не крупные и с узким, прогонистым телом: в средней полосе это чаще всего уклейки, пескари, небольшие плотвички и ельчики; на северных озерах – корюшка; на волжских водохранилищах в большом ходу тюлька (в последние десятилетия ставшая уже совершенно пресноводной рыбой), в низовьях южных рек – бычки. Несколько реже используются в качестве живцов ерши и мелкие окуньки, однако есть водоемы, где именно эти две рыбки являются главной пищей судаков.

Ловят судаков донками чаще всего в отвес, с лодки, установленной на якорь, береговая ловля практикуется реже, в основном на относительно небольших реках, либо там, где использование лодок запрещено или затруднено.

Удилище для донной ловли с лодки используют либо спиннинговое, либо удочку-бортовку длиной около метра, но тоже оснащенную спиннинговой катушкой – она позволяет избежать запутывания лески и более оперативно регулировать ее рабочую длину. К тому же в случае поклевки рекордного экземпляра катушка дает гораздо большую вероятность успешного исхода поединка.

Хотя, отметим в скобках, крупные особи при речной ловле на донку попадаются редко: в основном клюют судачки весом 800–1000 г, реже в уловах встречаются рыбы в 1,5–2 кг. Именно такие судаки держатся в реках более или менее многочисленными стайками (чем крупнее размер, тем меньше в стае рыб). Самые крупные экземпляры, судя по всему, обитают в реках в одиночку, и шанс на их поклевку невелик. Однако все же нельзя исключать такую вероятность, к тому же живца может схватить и более солидный речной обитатель, – сом, например. В общем, катушка необходима.

Грузило используют обтекаемой формы, коническое или веретенообразное, и подбирают его вес так, чтобы совместные усилия живца и течения не могли поднять оснастку над дном.

На рис. 50 изображен вариант оснастки донки для ловли в местах с достаточно сильным течением. (Вообще-то бороться с постоянным напором воды судаки не любят, и на быстроводье держатся за подводными укрытиями, в локальных тихих зонах.) Грузило при этом варианте оснастки крепят на конце основной лески диаметром 0,4–0,5 миллиметра; поводок длиной 60–80 сантиметров и диаметром 0,3–0,35 миллиметра оснащают обычно одним крючком № 10–12 (по отечественной нумерации) и живца насаживают за губу; металлические или кевларовые поводки, необходимые при ловле щуки, не используются. Снасть настраивается так, чтобы живец находился не выше 10–15 см от дна.

Нижний отрезок лески длиной около метра с поводком и грузилом крепится к основной леске через один или два вертлюжка, во избежание закручивания. В тех местах, где не встречаются крупные судаки и нет вероятности поклевки сома, а попадаются небольшие судачата вперемешку с бершами, достаточно основной лески диаметром 0,3 мм и, соответственно, более тонких поводков.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 50. Оснастка донной удочки для ловли на сильном течении.

Техника ловли проста: рыболов выплывает на лодке на облюбованный участок реки и становится на якорь (чаще всего на границе тихой воды и быстрины, рядом с омутом или ямой), разматывает наживленную снасть, и, когда грузило касается дна, ставит катушку на тормоз. Грузило вытягивает леску под меньшим или большим углом (в зависимости от силы течения), а живец получает возможность гулять у самого дна на поводке. Если поклевок нет, грузило слегка поднимают над дном, позволяя течению относить его дальше, – и увеличивают таким образом облавливаемую зону. Но если поклевки судаков начались в 15–20 метрах от лодки, имеет смысл сплавиться поближе к стае, подняв якорь либо вытравив его веревку (если, конечно, позволяет глубина – на глубинах меньше 4 метров зависать над головой судаков не стоит, лучше ловить в некотором отдалении).

Кивки или колокольчики в качестве сигнализатора поклевки на сильном течении обычно не используются, хватка судака хорошо определяется по вздрагиванию вершинки удилища. Подсекать необходимо после небольшой, в несколько секунд, паузы, во время которой удилище наклоняют к воде и подают вперед, позволяя судаку как следует забрать живца в пасть (при ловле короткой удочкой-бортовкой в тех же целях с катушки сбрасывают метр-полтора лески).

Подсечка должна быть сильной и резкой, как, впрочем, и при любой ловле судака на крючковые снасти, – пробить костистую пасть хищника крючком, даже отменно заточенным, не так-то легко. По этой же причине неудобны спиннинги с чересчур гибкими хлыстиками, ослабляющими подсечку.

Надо отметить, что судак рыба достаточно жадная, – вонзив в добычу свои длинные клыки, расстаться с ней не спешит. После неуверенной подсечки нередко получается подвести судака к лодке (к берегу, к лунке). А когда рыболов уже тянется к сачку или багорику, судак широко раскрывает пасть, живец (или виброхвост, или поролоновая рыбка) вылетает оттуда, а рыбина, вильнув на прощание хвостом, исчезает в глубине.

Еще одну особенность судака необходимо знать для успешной ловли не только на донки, но и на любые снасти, где в качестве насадки используются живцы: клыкастые хищники хватают живую и бойкую рыбку гораздо чаще, чем засыпающую, поворачивающуюся на бок, и тем более уснувшую. Искалеченного судачьими клыками или утомившегося живца необходимо немедленно заменить свежим. Это правило относится к периодам относительной пассивности у судаков и только к тем снастям, где рыболов своими движениями не заставляет «играть» насадку; в период активного жора судаки хватают и мертвых живцов, и даже куски их, так называемую «резку».

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 51. Приготовление «резки»: 1 – из хвостовой части узкой рыбы; 2 – из боковой части широкой рыбы.

При ловле на глубоких ямах со слабым течением либо в озерах оснастка донок имеет несколько иной вид: используются всевозможные приспособления из проволоки, препятствующие живцу закрутить поводок вокруг основной лески – напоминающие известный «патерностер», а также всевозможные проволочные дуги и скобы (один из вариантов такого приспособления изображен на рис. 52); сигнализаторами поклевки гораздо чаще служат кивки либо колокольчики, в последнее время все чаще используются хлыстики-квивертипы (достаточно жесткие их разновидности), позаимствованные из арсенала любителей фидерной ловли.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 52. Оснастка донной удочки для ловли на тихой воде.

Живцы при ловле в местах со слабым или отсутствующим течением насаживаются не за губу, а за спинку. Некоторые рыболовы применяют снасточки из двух крючков несколько меньших размеров (одинарных или тройных), – один крючок проводится под жабры живца, другим прокалывают спину возле спинного плавника. Расстояние между крючками на такой снасточке должно более-менее точно соответствовать величине живца, и, отправляясь на ловлю, неплохо иметь в запасе снасточки разной длины.

Днестровские рыболовы применяют следующий способ для привлечения судаков к своим донкам: наживив два спиннинга для ловли на живца и поставив их на борт лодки на расстоянии 1,5 м друг от друга, при помощи третьего короткого удильника играют между живцами у самого дна большой зимней блесной, зачастую даже не имеющей крючка. Игра яркой блесны издалека привлекает судаков к лодке, хищники хватают живцов, попавшихся им на глаза, но саму зимнюю блесну не трогают.

Иногда донки, предназначенные для ловли судака, оснащаются искусственными приманками (на сильном течении). Вот, например, описание конструкции, предложенной волгоградским рыболовом В. Ворониным («Рыболов» № 5/2000):

«При неблагоприятной погоде заготовить малька иногда бывает трудно или вообще невозможно. Предлагаю воспользоваться простой, но довольно уловистой приманкой, которая имитирует мечущуюся на течении рыбку.

Из твердого пенопласта вырезаю усеченный конус 1 (рис 5а). Вдоль его оси высверливаю (прокалываю) отверстие 02 мм, через которое пропускаю стальную проволоку 3 с прикрепленным к ней крючком 2 (№ 10 по отечественной нумерации); на выходе у основания конуса проволоку загибаю колечком. Проволоку и крючок закрепляю в отверстии эпоксидным клеем.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 53. Искусственная приманка для ловли судака на течении: а – в разрезе; б – внешний вид; в – монтаж оснастки: 1 – тело приманки; 2 – крючок; 3 – стальная проволока; 4 – прорезь; 5 – фольга; 6 – шерстинки.

Вдоль образующей конуса острым ножом или лезвием бритвы делаю прорезь 4, в которую вставляю края алюминиевой фольги 5, плотно обтягивающей пенопластовый конус (рис. 53б). Фольгу лучше брать разноцветную: серебристую, желтую, синюю, причем разглаживать ее не надо – мятая, она больше похожа на чешую рыбки.

Привязанная к поводку через карабин (рис. 53в) приманка хорошо играет на течении благодаря своей легкости, а также за счет лобового сопротивления плоского основания конуса.

К крючку желательно привязать пучок красной шерсти».

* * *

Для донной ловли с берега наиболее удобна донка с резиновым амортизатором – при ее использовании живцов можно заводить в воду плавно, не травмируя их ударом о поверхность, неизбежным при дальнем забросе. Донку обычно делают достаточно длинную: 70–80 метров основной лески и 20 метров резиновой нити. Заводят в водоем такие донки при помощи лодки. Если судачьи ямы расположены неподалеку от берега, что случается значительно реже, применяют снасти меньшей длины и забрасывают грузило вручную.

В свое время мне довелось ловить очень много судаков в озере Балхаш именно донкой с резиновым амортизатором. Устроена снасть была просто: длинная леска толщиной 1 мм, поводки диаметром 0,5 мм и длиной полметра с одинарными крючками № 12. Для ловли судаков такая толщина поводка была избыточна, экземпляры свыше 2 кг клевали редко. Но в тех же местах и на ту же снасть нередко попадались сомы, изредка достигавшие пудового веса, и в таких случаях лишний запас прочности оказывался весьма полезен.

Ловля производилась с берега, а груз (обвязанный веревкой тяжелый булыжник) доставлялся в озеро на одноместной надувной лодке и обозначался буйком, привязанным к куску толстой лески. Насадкой служили не живцы, а резка из пойманной на удочку достаточно крупной воблы, мелкие судачки зачастую попадались у самого берега, на поплавочную удочку, насаженную червем, а иногда даже кусочками теста. Один раз удалось поймать судака на лягушку – ночью, во время ловли жерехов, причем хватка произошла у берега, когда снасть уже извлекалась из воды.

Замечу кстати, что по утверждениям некоторых авторов рыболовных книг, европейский судак охотно поедает лягушек, особенно когда голоден. Не буду оспаривать это мнение, поскольку никогда судаков специально на лягушку не ловил, но все же отмечу, что лично мне в желудках у пойманных клыкастых хищников лягушек обнаруживать не доводилось (в отличие от щук из небольших речек и проточных прудов, охотно подкрепляющихся квакушками).

Донка с резиновым амортизатором хороша на озерах, на тихих речных затонах и прочих водоемах без течения, способного растянуть резиновую нить и нарушить правильную работу снасти. В реках более удобно использовать донки без амортизатора, смонтированные на спиннинговых удилищах (забрасываемые вручную грузила очень часто до стоянок судака не долетают).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 54. Различные варианты оснастки донки для ловли судака с берега.

Самая простая судачья донка изображена на рис. 54а: удилище до 3 м длиной, безынерционная катушка с запасом лески диаметром 0,3 мм, скользящее грузило, ограниченное стопором. Поводка нет – крючок или снасточка привязываются непосредственно к основной леске. Сигнализатор поклевки – кусочек пенопласта с разрезом, слетающий с лески при начале подмотки и падающий под ноги рыболову; запас лески, вытянутой сигнализатором между первым и вторым пропускными кольцами, достаточно велик, чтобы хищник после поклевки мог беспрепятственно проплыть 1,5–2 метра, не почувствовав сопротивления. Эта донка универсальна – на нее попадается щука, а при ловле в сумерках и ночью – налим. Но применять ее удобно лишь в местах с относительно чистым дном.

На рис. 54б изображена донка с поплавком, введенным в оснастку – он необходим, когда живца необходимо приподнять над корягами или иным донным хламом, либо когда насадкой служат гольцы, вьюны и им подобные рыбки, норовящие немедленно забиться под камни, в водоросли и в другие укрытия. Сторожок используется тот же, что и в первом варианте оснастки.

Донка, изображенная на рис. 54в, хороша при ловле на большой глубине, когда неизвестно, на каком горизонте кормится судак. Живец свободно гуляет вдоль основной лески, от стопора до самой поверхности – поводок привязан к вертлюжку, свободно скользящему по леске. Иногда вместо вертлюжка используют обычную пуговицу (не ту, что с ушком, а ту, что с двумя или четырьмя отверстиями) – сквозь одно отверстие пропускают основную леску, за второе привязывают поводок. Выглядит такая конструкция хрупко, но выдерживает даже крупных судаков. В качестве сторожка обычно используется гибкий кончик удилища, основная леска должна быть натянута между удилищем и грузилом, чтобы позволить живцу свободно двигаться вдоль нее.

* * *

Издавна замечено, что дневной клев судака на живца всегда бывает лучше в местах, граничащих с ямами и омутами, а интенсивный «бой» на зорях, продолжающийся недолго, около часа, – на относительно мелком тиховодье, вблизи берега. Специалисты рыбной ловли объясняли такое поведение судаков тем, что мелкая рыба многих пород днем держится на быстринах, а на ночь перемещается на тихие мелкие места.

Но в последнее время общепринятые аксиомы, касающиеся образа жизни судака, подвергаются ревизии. Все чаще с разных водоемов поступают сообщения[4], что судак устраивается на постоянное жительство в прибрежных зонах не более 2–3 метров глубиной, заросших водной растительностью. При этом незваные пришельцы вытесняют коренную обитательницу прибрежных мелководий, щуку-травянку, – судак и щука между собой уживаются плохо.

(Каким именно образом судак вытесняет щуку – вопрос отдельный и достаточно интересный. Ясно, что речь не идет о банальном поедании: быстро растущая щучья молодь уже очень скоро становится не по зубам судаку. Очевидно, все дело в особенностях питания и даже пищеварения. Щуки, охотящиеся в одиночку, проигрывают в конкурентной борьбе за пищу судакам, практикующим коллективные охоты. К тому же щуки, наевшись в относительно краткий период жора, «выходят из игры» – подолгу переваривают пищу; а судаки съеденных рыбешек переваривают быстрее и долгих перерывов в питании не делают. Однако надо отметить, что все сказанное относится лишь к травянкам – крупные донные щуки с судаками не конкурируют, они судаков попросту поедают.).

На небольшой глубине ловить донкой в отвес затруднительно – судаки пугаются лодки, и ловля судака на живцовую поплавочную удочку, почти вытесненная спиннингом, кружками и другими снастями, обретает в наше время второе дыхание.

Обязательным условием поплавочной ловли на живца является наличие участков с чистым дном, граничащих с зарослями. Если судак относительно сыт, то не реагирует на живца, плывущего в метре-полутора над головой. Поэтому наживку пускают у самого дна, и если оно сплошь покрыто водорослями, корягами или камнями, то живец не только прячется среди них и становится незаметным для хищника, но и может зацепить или основательно запутать оснастку удочки.

Распространено ужение судака поплавочной удочкой на живца, надетого за верхнюю губу (при ловле на течении) или за спинку, под верхним плавником (на тиховодье).

Оснастка удочек мало отличается от аналогичных снастей для ловли щуки (см. статью «Щука»), лишь не применяются кевларовые и металлические поводки там, где маловероятны поклевки щук, и крючки привязываются несколько меньшего размера, соответствующие некрупным и узким живцам. Как и при ловле на донки, судаки избегают хватать насаженного на удочку снулого живца (сытая щука, наоборот, зачастую игнорирует бойкого живца, но стоит тому ослабеть, повернуться на бок или вверх брюхом – следует хватка). Еще одно отличие состоит в менее резкой поклевке судака – в тихих местах поплавок не исчезает мгновенно с поверхности воды, как при щучьей атаке, а притапливается и всплывает либо на одном месте, либо медленно двигаясь в сторону. При поклевке необходимо выдержать паузу в несколько секунд, тогда вероятность успешной подсечки увеличивается.

На сильном течении поклевка более энергичная: поплавок быстро плывет против течения, а потом уходит под воду. И в этом случае нужно немного стравить леску и только после этого подсекать.

Удилище поплавочной удочки должно быть упругим и прочным, обычно используют четырехметровые «телескопы» с безынерционной катушкой. Леска диаметром 0,35–0,4 миллиметра (для ловли небольших судаков 0,25), крючки выбирают соответственно наживке, но относительно небольших размеров, прочные и острые.

Поплавок веретенообразной формы, скользящий, с длинной «антенной» (рис. 55), изготовленный из бальсы или плотного пенопласта. Ограничителем для поплавка служит узел из цветной лески диаметром 0,30 мм. Грузило ставят скользящее, типа оливки. На конец лески привязывают карабинчик, к которому крепят поводок с одинарным крючком.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 55. Скользящий поплавок для ловли судака: 1 – тело поплавка; 2 – антенна; 3 – колечка; 4 – основная леска; 5 – стопорный узел; 6 – скользящее грузило; 7 – карабинчик; 8 – поводок.

Поплавок – очень важный элемент оснастки. Он должен быть высокочувствительным и оказывать хищнику минимальное сопротивление, иначе тот может насторожиться и выбросить приманку. С этой же целью и леска во время ловли должна иметь небольшую слабину.

Чтобы живец получал меньше повреждений и долго сохранял живучесть, его «подают» на воду мягким маятниковым забросом. При забросах через голову или сбоку он падает с громким всплеском; удар о воду может сбить или повредить живца и испугать хищника. Впрочем, бывает, и не так уж редко, что судак хватает живца и после такого заброса.

Поплавочной удочкой рекомендуют ловить на отмелях, подбрасывая приманку «под нос» жирующей рыбе. При поклевке подсекают в тот момент, когда поплавок решительно идет в глубину.

Ужение судака на каменистом дне затруднено частыми зацепами, главный виновник которых – грузило. Для снижения числа зацепов венгерские рыболовы придумали специальное грузило из железной, медной или оловянной проволоки. Его главное преимущество в том, что при подмотке лески оно занимает вертикальное положение и меньше цепляется за дно. А если все же и случается «мертвый» зацеп, то обычно теряется грузило, а не приманка или добыча. Делают это грузило так. У отрезка проволоки диаметром до 6 мм и длиной 15–20 см один конец расплющивают молотком до толщины 2 мм. Затем в расплющенной части просверливают отверстие диаметром 1 мм для крепления к леске – грузило готово. Его длина определяется видом металла и толщиной проволоки, а также величиной камней, покрывающих дно – если камни крупные, применяют более длинное проволочное грузило.

Кружки.

Конструкция кружков, предназначенных для ловли судака и щуки, ничем не отличается – один и тот же кружок будет с успехом ловить обоих хищников. Иное дело оснастка: для ловли судака кружки оснащаются по-другому.

Во-первых, возрастают требования к прочности основной лески (или капронового шнура). Хотя, казалось бы, судак сопротивляется не столь сильно, как щука одного с ним веса… Но дело в том, что эти два хищника поступают совершенно по-разному, почувствовав себя пойманными.

Щука – если рыболов по каким-то причинам позволил ей утащить кружок – пытается укрыться на мелководье, в прибрежных травах. Мне не раз случалось находить кружок, упущенный на середине водоема, в нескольких метрах от берега, среди кувшинок, а сидящая на тройнике хищница при этом стояла у самой береговой линии, на глубине 15–20 см.

Судак, наоборот, почувствовав, что попал на крючок, уходит на глубину, в «крепкие» места – т. е. в захламленные корягами и камнями. Если рыболов прозевал поклевку и судак попался «самоловом», – рыба блуждает среди коряг и наматывает на них леску. Шнур увеличенной прочности зачастую позволяет обломить ветку с затопленного дерева или поднять к поверхности небольшую корягу, – а заодно и судака. Хотя случаются и «мертвые» зацепы.

В качестве основной лески, как и при ловле щуки, обычно используют не мононить, – она пружинит, путается и часто сама соскальзывает с кружка. Поэтому на кружки наматывают капроновый шнур толщиной около 2 мм, плетеной или крученый. Длина шнура произвольная, зависит от глубины в месте ловли – на кружке, наживленном и запущенном в плавание, должен оставаться запас лески не меньше 6 метров. Это необходимо для того, чтобы хищник, схвативший живца, не почувствовал раньше времени сопротивление снасти.

Шнур достаточно заметен в воде и может насторожить судака, если он не слишком голоден. Поэтому к концу шнура привязывают так называемый подлесок из мононити длиной 1–2 метра и диаметром 0,4–0,5 миллиметра, на который устанавливают грузило и поводок с крючком.

Еще одно отличие от щучьей оснастки – металлический поводок излишен, даже вреден, количество поклевок при его применении уменьшается; судак, при всей своей зубастости, перекусить леску не в состоянии, и поводок делают из самой прочной лески диаметром 0,3 мм, длиной не менее полуметра.

Желательно иметь на рыбалке запас готовых поводков с крючками, чтобы в период активного клева не тратить время на извлечение крючка из пасти засекшейся рыбы, а просто сменить поводок на кружке.

В местах, где вероятна поклевка не только судака, но и крупной донной щуки, перед рыболовом-кружочником встает непростой выбор: поставить поводок из лески – щука перекусит, из металла – количество судачьих переверток уменьшится в разы.

Мне доводилось читать мнения некоторых рыболовных авторитетов: дескать, металлические поводки необходимы всегда, чтобы не травмировать попусту щук, уходящих с откушенными тройниками. Однако большинство кружочников ценят судака выше щуки и ловят с лесковыми поводками; на мой взгляд, наиболее оптимальный вариант – поводок из «плетенки», щука перекусить его чаще всего не успевает (но после поклевки зубастой хищницы поводок необходимо заменить). Поводок с крючком лучше крепить к основной леске через вертлюжок, чтобы живец не запутывал леску.

Многие рыболовы предпочитают при ловле судака оснащать свои кружки исключительно одинарными крючками, объясняя это тем, что о поддевы тройника судак чаще накалывается и тут же выплевывает живца вместе с крючком. Однако это правило применимо скорее к водоемам, испытывающим большую рыболовную нагрузку, – таким, как подмосковные водохранилища. Там, где рыболовов относительно немного, а рыба непривередлива, ловля на тройники бывает вполне успешной. В любом случае размер крючка меньше, чем при ловле щуки – от № 6 до № 10 (по отечественной нумерации).

Грузило обычно применяется шарообразное, либо «оливка», весом от 6 до 10 г, реже до 15 г – чем больше глубина на месте ловли, и чем крупнее и бойче живец, тем тяжелее нужен груз.

В тех случаях, когда трудно определить, на какой глубине стоит рыба (что случается обычно на водоемах без течения в летнюю жару) некоторые рыболовы применяют облегченные грузила: несколько дробинок общим весом 2–3 г, делая спуск лишь на метр меньше, чем глубина в месте ловли. Живец получает возможность странствовать от поверхности до дна, лишь изредка (утомившись) опускаясь на предельную глубину. Эффективность такого метода сомнительна: гораздо надежнее нащупать горизонт, на котором стоит судак, при помощи эхолота (либо пробными запусками кружков с различными отпусками лески) – и ловить именно на этой глубине.

Второй способ оснащения кружка – с применением «якоря» – используют при ловле на течении или в случае ветреной погоды, когда вода или ветер несут кружки слишком быстро, а бойкие живцы растаскивают их далеко друг от друга. К концу основной лески крепится массивное грузило, которое вытягивает леску отвесно либо под небольшим углом, но не переворачивает своей тяжестью кружок. Основная леска продергивается сквозь кольцо вертлюжка, к другому колечку крепится поводок с крючком. Движение вертлюжка по леске сверху и снизу ограничивают два стопора (бусинки, маленькие дробинки и т. д.), вынуждая живца держаться на той глубине, что выбрана для ловли. Для ловли щук такой способ неудобен (сопротивление волочащегося по дну грузила часто заставляет хищницу бросать схваченного живца), но судак на такие мелочи внимания не обращает, лишь крепче стискивает челюсти.

Тактика и техника ловли.

Активность судака и, соответственно, уловы кружочников во многом зависят от времени года. Неплохо клыкастый клюет весной, после схода льда, но во многих регионах России весенняя ловля запрещена до окончания нереста, то есть до начала июня.

Июнь – месяц наиболее успешной летней ловли судака кружками: хищники голодны после нереста, а пищи еще не так много, рыбье поколение этого года не успело подрасти до размеров, представляющих интерес для судаков.

В середине июля клев ослабевает и все чаще при помощи эхолота можно обнаружить судаков, не проявляющих интереса к живцам – лишь иногда, когда насаженная на крючок рыбка оказывается перед самым носом, следует очень вялая хватка… Многие кружочники в эту пору переоснащают кружки и переключаются на ловлю щуки, но самые упорные продолжают искать судака на разных горизонтах и одна – две рыбины за выезд считаются в июле вполне достойным уловом. Зато вырастает средний вес добычи по сравнению с июнем.

В августе клев судаков постепенно восстанавливается, иногда этот процесс начинается в середине месяца, иногда в конце, – в зависимости от того, насколько теплым выдался последний месяц лета.

В сентябре и октябре – второй пик активности судака, и многочисленные флотилии кружков вновь отправляются в бой.

Ловить кружками судака сложнее, чем щуку, и в тоже время проще, – такой вот парадокс. Дело в том, что судак, в отличие от своей соперницы в деле поедания рыбьей мелочи, почти никогда не распределяется по водоему равномерно, и для успешной ловли необходимо точно знать места стоянок судачьих стай и маршруты их движения.

Крупный судак всегда держится на бровках – в местах резкого перепада глубин. Обычно это граница глубокого и мелкого мест водоема, или глубокая борозда, тянущаяся среди отмелей, или – на водохранилищах – затопленный овраг либо русло бывшего ручья. Главная задача на первом этапе ловли – найти подводный склон и запустить кружки так, чтобы они проходили по уловистой зоне.

Если водоем не изучен и на вооружении у кружочника нет эхолота, кружки в первые проплывы пускают с большими интервалами. Обнаружив по первым переверткам район пребывания судака, тщательно измеряют на этом участке глубину лотом – буквально через каждый метр, и тут же отмечают границы бровки буйками; позже все лишние буйки убирают, оставляя лишь два (реже четыре), обозначающие границы тони. В дальнейшем кружки расстояние между кружками уменьшают и запускают их так, чтобы живцы двигались над вычисленной и обозначенной бровкой.

Если при данном направлении ветра достигнуть этого не удается, то лучше установить кружки в нужном месте на якоре. Очень важно правильно отрегулировать глубину отпуска живца – он должен большую часть тони находиться как можно ближе ко дну, но не задевать за него. Поклевки вполводы или ближе к поверхности бывают крайне редкими (весной, в начале лета и осенью, когда с кружками чаще всего охотятся за судаком).

В разгар лета, в июльскую жару, у кружочников на озерах и водохранилищах возникает лишняя проблема – трудно заранее предсказать, на какой глубине держится в прогревшейся воде судак. Столь же трудно объяснить, чем именно в каждом конкретном случае вызвана «нестандартная» дислокация клыкастого хищника: поиском добычи или же наиболее комфортных условий для себя, любимого. В последнее время среди наиболее продвинутых рыболовов получила большое распространение «теория термоклина» (порой из жарких дискуссий на рыболовных форумах трудно понять, что для спорящих главнее: отыскать рыбу или пресловутый термоклин). Вкратце суть теории состоит в следующем: вода в водоемах без течения разделяется на горизонтальные слои с четко выраженными границами, различающиеся температурой, содержанием кислорода и даже химическим составом. Наиболее ярко это расслоение проявляется в летнюю жару. Соответственно судак, отыскав слой с наиболее подходящими для себя условиями, «зависает» в нем, покидая выбранный горизонт лишь для охоты (оптимальные условия для рыб, служащих судаку добычей, могут находиться на другой глубине).

В первом приближении практика подтверждает теорию: в летнюю жару судака можно обнаружить на расстоянии 3 метров от поверхности, при том что глубина в этом месте может оказаться в два-три раза больше. И на двухметровой глубине можно найти клыкастого, и даже на метровой, – и это при всем известной антипатии судаков к яркому солнечному свету! При ловле же кружками на речных плесах, где вода более активно перемешивается, судаки и в летнюю жару предпочитают держаться у дна.

Ловля плавом.

Выбор лодки.

Ловля судака плавом всегда производится с лодок, в основном с весельных, медленно дрейфующих по течению, поэтому правильный выбор судна играет важную роль в успехе рыбалки.

Общие требования следующие: лодка должна быть легка на ходу, иметь небольшую парусность, быть легко управляемой и в тоже время достаточно остойчивой. Если ловля производится на выезде (с использованием собственного, а не прокатного плавсредства), то добавляется еще одно требование: весогабаритные характеристики, обеспечивающие мобильность.

Этим требованиям отвечают многие маломерные суда: надувные, разборные, перевозимые на крыше автомобиля или на небольшом прицепе… Однако в ловле плавом имеется ряд особенностей, делающих некоторые типы лодок неудобными в применении.

Ловят плавом при помощи коротких удильников (0,5–0,7 м), иногда даже «с руки», к тому же ловля часто производится в одиночку, и в таком случае рыболовы редко пользуются подсачками и багориками, предпочитая переваливать добычу через низкий борт. Крупная мормышка с острым крючком при таких вводных очень легко может вспороть борт надувной лодки, причем, если лодка слишком туго накачана, результатом станет не крошечный прокол, а большая рваная дыра в баллоне. Для такого результата даже не обязательно перестараться, работая на берегу насосом – на рассвете, по утреннему холодку давление в баллонах вполне нормальное, а потом выглядывает солнышко, нагревает лодку, а увлеченный ловлей рыболов забывает стравить излишек воздуха – и открывает купальный куда раньше срока… Вывод: пользоваться надувными лодками для ловли плавом можно, но соблюдая сугубую осторожность: следить за давлением в баллонах, монтировать снасть на спиннинговом удилище, позволяющем держать рыбу в отдалении от борта, пользоваться подсаком и не пренебрегать спасательными средствами (спасжилеты, надувные подушки и т. д.).

Могут пострадать от крючка и легкие складные лодки с каркасом, обтянутым водонепроницаемой тканью. Но дело обычно ограничивается небольшой дырочкой в борту, и нет риска, что какой-нибудь судак устроит вам незапланированное купание. В качестве меры безопасности достаточно иметь с собой ЗИП: несколько заплат и тюбик с клеем.

У «дюралек» иной недостаток, к сожалению неустранимый: они слишком шумные. При многих других видах ловли этим недостатком можно пренебречь (соблюдая максимальную тишину и осторожность, естественно). Но плавом ловят непосредственно под лодкой и звонкий металлический корпус работает резонатором – распугивает рыбу при любом неосторожном движении рыболова. Да и добыча, оказавшись на дне лодки, тут же громким стуком оповещает об опасности оставшихся на свободе собратьев.

Сейчас в продаже можно найти лодки самых разных модификаций и ценовых категорий, и давать советы о выборе какой-то конкретной модели смысла нет – но приведенные выше рекомендации стоит соблюдать, иначе рыбалка может стать не только безуспешной, но и опасной.

Снасти.

Мормышка – главный элемент снасти для ловли плавом. На крючок мормышки насаживается живец (мелкий, обычно верховка) или хвостик более крупной рыбки. Иногда, если с живцами совсем туго, ловят на пучок червей. Несколько реже используются искусственные насадки.

Обычно применяют самодельные мормышки – крупные и тяжелые, с большими крючками № 10–12 по отечественной нумерации. Зачастую используют самодельные конические «пульки» (рис. 56), но встречаются и более сложные конструкции. Чем больше глубина и чем сильнее течение, тем большего веса требуется мормышка.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 56. «Пулька», она же «конус».

Изготавливаются «пульки» очень просто: из фольги делается коническая форма (проще всего обернуть фольгой конец или колпачок авторучки, не самой тоненькой), в форму вставляется крючок и заливается расплавленное олово или припой. Можно использовать свинец, но он быстро темнеет и нуждается в дополнительной обработке.

Например, для серебрения свинцовой мормышки используют следующий способ:

Отшлифованную мормышку предварительно обезжиривают и протирают ее полировочным порошком (можно использовать обычный зубной). Затем промывают водой от остатков порошка и на 25–30 минут опускают в фиксаж, остающийся после проявления фотопленки. Не знаю уж, насколько применим этот способ в наши дни, когда проявкой пленок практически никто не занимается…

Впрочем, многие любители этой ловли считают, что цвет или блеск мормышки особой роли не играет, и назначение у нее одно: быстро доставить насадку ко дну водоема. Некоторые рыболовы даже предпочитают использовать черные либо потемневшие свинцовые мормышки.

Кроме «конусов», наиболее часто применимы каплевидные мормышки (на Волге их делают двухцветными: верхняя половина с латунным покрытием, а нижняя – посеребренная) и шаровидные, диаметром около 10 мм. «Шариками» чаще ловят на относительно небольшой глубине и слабом течении, каплевидными мормышками и «конусами» – на более быстром. Если нет времени и желания возиться с изготовлением мормышек, можно использовать джиг-головки, найти их можно в любом рыболовном магазине, в отличие от крупных мормышек.

В летнюю жару и в периоды неустойчивого атмосферного давления судак вяло берет наживку и возрастает количество пустых поклевок. Для более уверенной подсечки наживку (малька) в таких случаях насаживают на мормышку с разноплечим двойником (рис. 57.1). Такие двойники можно найти в продаже, либо изготовить самому: крючки спаивают между собой, предварительно связав тонкой зачищенной медной проволокой; плоскости крючков должны быть развернуты относительно друг друга под углом 75–90° (В. Воронин, «Судак не сойдет, «Рыболов» № 2/99). С той же целью можно привязать к мормышке коротенький (2–3 см) поводок с дополнительным крючком, – тогда малек, насаженный на два крючка, принимает более естественное положение (рис. 57.2).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 57. Мормышки с двумя крючками: 1 – с разноплечим двойником; 2 – с дополнительным поводком.

Донские рыболовы для имитации рыбьей стайки иногда применяют более сложные снасточки на основе все тех же «пулек» или каплевидных мормышек, но поскольку эти конструкции чаще служат для подледной ловли, их описание помещено в главу, посвященную зимней рыбалке.

Мормышки для искусственных насадок используют обычно те же, что и для естественных, лишь на крючок вместо малька или кусочка рыбки насаживают небольшой твистер или виброхвост (5–6 см длиной), либо вообще поролоновую полоску, достаточно отдаленно напоминающую не то мелкую рыбку, не то крупную белую личинку.

Любопытную мормышку (как для ловли плавом, так и для подледной ловли) применяют украинские рыболовы (С. Логвиненко «Вертолет для судака», «Рыболов» № 2/87):

«Многие украинские любители ловят судака на приманку, которую назвали «вертолетом». Она представляет собой крупную каплевидную мормышку из свинца или припоя, к которой крепится кисточка из елочного «дождика» или козьей шерсти, как показано на рисунке.

Размеры приманки, а следовательно, и ее вес зависят от условий ловли: чем больше глубина и сильнее течение, тем тяжелее она должна быть. Некоторые рыболовы оснащают удочку двумя приманками, однако я не советую следовать этому примеру: никаких преимуществ такая оснастка не дает, зато игра мормышек ухудшается.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 58. Мормышка-«вертолет»: а – вид сбоку; б – вид сверху; 1 – кисточка из козьей шерсти или елочного дождика; 2 – красная нитка; 3 – отверстие для лески; 4 – крупная мормышка.

На удочку с запасом лески диаметром 0,30–0,35 миллиметра ставят кивок с широким отверстием на конце. Я делаю его из плоской часовой пружины шириной 2–3 миллиметра, припаивая к кончику заводное кольцо. Рабочая длина кивка – 4–5 сантиметров. Кивки из витой пружины или ниппельной резины непригодны, так как быстро обледеневают, тогда как с описанного кивка наледь легко удалить пальцами по мере ее нарастания. Приемы ловли на «вертолет» разнообразны. Иногда приманку ритмично подергивают, как судаковую блесну, затем ее игру меняют и начинают «мормышить». Судак хватает «вертолет» намного чаще, чем блесну.

В заготовку впаиваю крючок № 8–10 с большой бородкой. Кисточку из козьей шерсти или четырех-шести полосок елочного «дождика» длиной 3–5 сантиметров приклеиваю водостойким клеем и обвязываю красной ниткой. Некоторые рыболовы делают двухцветные «вертолеты», однако существенных преимуществ, по-моему, это не дает».

Удилища используются разные, в зависимости от региона и условий ловли. Например, волжские рыболовы, имеющие вероятность подцепить щуку или судака немалых размеров, а то и приличного сома, пользуются небольшими одноручными спиннингами (на катушке, естественно, имеется запас лески, позволяющий побороться с крупной рыбиной). Кончик спиннинга оборудован кивком. Кивок нужен не для сигнализации о поклевке – она хорошо чувствуется рукой, а для передачи мормышке колебательных движений.

В других регионах используют небольшие самодельные удилища не более метра длиной, либо удочки для зимнего блеснения. Некоторые специалисты (например, на Оке) ловят вообще без какого-либо удилища, «с руки», утверждая, что так они гораздо лучше ощущают все неровности дна и малейшие прикосновения рыбы к насадке. Вот как аргументирует преимущества этого способа один из его сторонников (В. Нестеров, «Ужение хищных рыб на мормышку плавом», «Рыболов», № 5/99):

«Единственным рациональным способом признали следующий: рыболов держит леску в правой ладони, фиксируя ее между указательным и большим пальцами, а левой рукой изменяет длину лески, то сматывая ее с катушки, то укладывая на дно лодки. Обе руки постоянно в работе, а поскольку иногда нужно изменить направление движения лодки, подгрести, то не помешала бы и третья рука.

Кроме того, держа леску в руке, очень хорошо ощущаешь рельеф дна, чувствуешь малейшее прикосновение рыбы к мормышке, а «ударчики» некрупных судачков и окуней иначе и не заметишь.

Единственное, что нельзя делать ни в коем случае – наматывать леску на палец или на руку. Это просто опасно. Зажать леску большим и указательным пальцем вполне достаточно, чтобы резко подсечь при поклевке, а затем уже вытащить добычу, перехватывая леску».

Толщина лески также зависит от условий ловли. При использовании спиннинга диаметр лески не превышает 0,3 миллиметра – на толстой леске игра мормышки значительно ухудшается, да и поклевки хищников становятся реже. Но при ловле короткими удильниками или «с руки», когда в борьбе с рыбой нет возможности использовать амортизирующие свойства удилища и фрикцион катушки, применяют более толстые лески, диаметром до 0,5 мм.

Длина лески 15–20 метров, при ловле спиннинговым удилищем – до 40 (если, конечно, нет вероятности поклевки крупного сома – в таком случае никакой запас излишним не будет). Лески применяют окрашенные в тон воды, либо прозрачные.

Иногда, если мормышки часто откусывают щуки, в качестве дополнительного элемента оснастки применяют металлический поводок длиной 20–30 см – самый тоненький вольфрамовый, диаметром 0,15 мм, или кевларовый до 0,2 мм. Но, поскольку количество поклевок судака даже такие поводки значительно уменьшают, чаще ловят без них.

Тактика и техника ловли.

Мне доводилось ловить плавом на речных ямах большой глубины: десять-двенадцать метров, и уж никак не менее восьми. Но практика других рыболовов свидетельствует, что минимальной глубиной для успешной ловли судака следует признать четыре метра – на меньших глубинах уловы состоят в основном из окуней и мелких судачков; щуку же, если она голодна, смутить и напугать трудно – хищница может схватить мормышку и на полутораметровой глубине.

Тактика ловли поста: лодку на якорь не ставят, и она дрейфует под воздействием ветра и течения. Если необходимо повторить проплыв, рыболов работает веслами, возвращаясь вверх по течению. Этот способ позволяет облавливать значительный по площади участок, но требует немало физических сил. Однако, угодив на стаю берша или судака, возвращаются чуть выше, лодку устанавливают на носовой якорь с вытравленным длинным фалом, и продолжают ловлю с одного места.

Приемы игры крупной мормышкой весьма разнообразны (как, собственно, и при подледной ловле). Плавные подъемы и опускания, подергивания с различной амплитудой, постукивание по дну с вызыванием облачков мути и т. д. и т. п. Можно ненадолго остановить движение в верхней точке, иногда наоборот: протащить мормышку 20–30 сантиметров по дну, – замечено, что поднимающаяся при этом муть весьма привлекает судаков (спиннингисты тоже успешно используют это наблюдение).

Какой бы прием ни выполнялся, мормышку не следует поднимать слишком высоко над дном.

Чаще всего поклевка происходит в тот момент, когда мормышка начинает медленно подниматься от дна. Она ощущается рукой, как небольшой рывок. Если судак хватает живца в верхней точке, удар чувствуется более резкий. Иногда поклевка ощущается как зацеп за траву – на леске виснет пассивная тяжесть. В любом случае подсечку надо делать незамедлительно, сильно, но не слишком резко. Некоторые специалисты советуют делать повторную подсечку в начале вываживания: пасть у судака жесткая, и первая подсечка не всегда бывает надежной.

Вываживание добычи при ловле спиннинговым удилищем не доставляет затруднений, особенно если судака приходится поднимать с большой глубины – от перепада давлений рыба впадает в верхних слоях воды в шок, совершенно парализующий сопротивление. Известны случаи, когда судаки, поднятые с большой глубины, срывались у самого борта лодки и оцепенело стояли на месте, не пытаясь уплыть, – их подхватывали сачком или просто рукой.

Если приходится перебирать руками леску длиной 4–5 метров, крупный судак способен оказать достойное сопротивление (хотя и уступает щуке одного с ним веса). Перевалить через борт сильную и не утомленную вываживанием рыбу лучше не пытаться, – надежнее воспользоваться подсачком или багром.

Применение эхолота, особенно на незнакомых местах, весьма способствует успеху ловли плавом. Наиболее удобны зимние модели, так называемые «флэшеры», с лучом, направленным вертикально вниз – приемники у флэшеров весьма чувствительные, позволяющие разглядеть не только рыбу, но и приманку.

Но многим людям, использующим этот способ ловли, эхолот не по карману (тем более флэшер, в несколько раз превосходящий по цене летние эхолоты), что отчасти искупается отличным знанием подводного рельефа и рыбьих стоянок в местах постоянной ловли.

Ловля на спиннинг.

Так уж повелось, что спиннингисты, ловящие судака, считаются выше классом, чем их собратья, пробавляющиеся окунями и щучками. Следующий класс, наверное, – голавль и жерех; ну а лососевые рыбы – удел элиты спиннингистов. Хотя, если вдуматься, поймать на блесну лосося в какой-нибудь камчатской реке во время нерестового хода в разы проще, чем щуку в подмосковной речке, берега которой истоптаны стадами спиннингистов… Но при прочих равных условиях судак и в самом деле требует от рыболова гораздо больше знаний и умений, и не только касающихся выбора приманки и правильной ее проводки. Отыскать в водоеме постоянно кочующего судака тоже непростая задача.

Приманок для ловли судака придумано достаточно много, и приемы ловли ими весьма различаются в зависимости от водоема, на котором происходит охота за клыкастым. Можно классифицировать ловлю судака спиннингом по типам водоемов, где он встречается, можно по приманкам… я выбрал второй путь. Итак, приступим.

Воблеры.

Поскольку чаще всего спиннингисты ловят судаков в придонных слоях воды, воблеры используются в основном двух типов: заглубляющиеся и ныряющие. В чем разница? Ведь порой величина заглубления указана на приманках одна и та же?

Разница в траектории, по которой воблер уходит в глубину: у заглубляющихся соотношение пройденного по вертикали и горизонтали пути составляет примерно 1:3 или 1:4. Проще говоря, чтобы заглубить воблер на 2 метра, надо подтянуть его к себе на 6–8 метров.

Ныряющие воблеры уходят в воду очень круто, порой опускаясь на ту же глубину за 2–3 оборота катушки. Достигается такой эффект за счет лопасти большого размера, установленной под острым углом по отношению к телу приманки.

Соответственно, заглубляющиеся воблеры удобны, когда предстоит длительная проводка в донных слоях – например, при троллинге. Ныряющие незаменимы там, где необходимы «точечные» удары: при ловле щуки в окнах-колодцах среди густых зарослей или судака, скопившегося у небольшой кучи камней на дне.

Некоторые спиннингисты именуют все глубоко ныряющие воблеры «раттлинами», по названию одной из моделей (так же в начале двадцатого века все автоматические пистолеты не слишком правильно именовали «браунингами», а сто лет спустя все копировальные аппараты – «ксероксами»).

На рис. 59 изображен ныряющий воблер «Deep Secret» – одна из самых круто заглубляющихся моделей в этом классе, размер лопасти у нее не уступает размеру самой искусственной рыбки. О том, какая лопасть лучше: из прозрачного пластика или непрозрачная, из тонкого листового металла, – единства мнений среди рыболовов нет. Одни считают, что непрозрачная лопасть оптически увеличивает размеры приманки, делает ее более заметной для хищника; другие возражают: пропорции воблера в таком случае искажаются, и судак, метящий в геометрический центр приманки, может не зацепиться за тройники.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 59. Ныряющий воблер «Deep Secret».

Фирменный «нырок» – игрушка не из дешевых, более оптимальны по соотношению цена/качество воблеры российского производства, например «Вуокса– VSR» (их производители явно вдохновлялись идеями фирмы «Рапала»).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 60. Ныряющий воблер «Вуокса-VSR7» (цифра в названии обозначает длину тела воблера в сантиметрах).

На бровках и каменистых банках Финского залива и больших озер северо-запада ныряющие воблеры – идеальное оружие для охоты за судаком, особенно при ловле вдали от берега. Дело в следующем: на больших водоемах (на естественных, водохранилища не в счет) вдали от берегов коряги почти не встречаются, дно в судачьих местах обычно каменистое, а «нырки» за камни цепляются крайне редко, – конец длинной лопасти первым ударяется о дно и не позволяет зацепиться тройникам. В реках и водохранилищах, где судак обожает держаться в густом коряжнике, ловить на ныряющие воблеры накладно, – если тройник хорошенько вонзился в прочную корягу, отцеп малоэффективен: бьет по телу приманки, не задевая крючков, и единственный гарантированный способ спасти воблер – самому нырять за ним. И ведь приходилось… до слез порой жалко дорогую и уловистую игрушку. Но это, извините, уже не рыбалка, такой спорт иначе называется.

Ловят ныряющими воблерами на больших озерах северо-запада чаще всего с моторных лодок (расстояния слишком велики, чтобы махать веслами), оснащенных эхолотом.

Как и любая ловля судака, эта начинается с его поиска – судаки активно кочуют по водоему вслед за стаями мелкой рыбы, и где вчера случился обильный улов, сегодня можно не дождаться ни единой хватки. Эхолот в этих поисках незаменим. Причем главное его назначение – не выследить стайку судаков или даже конкретную рыбину, под нос которой надо закинуть воблер, но обнаружить подходящее для ловли место и установить наличие в нем рыбы. Дело в том, что даже опытные рыболовы, давно ловящие с эхолотом, порой неверно трактуют стилизованное изображение рыбок, появляющиеся на экране прибора, работающего в символьном режиме. На бровках и каменистых банках (их у нас нередко именуют «лудами») любят держаться не только судаки, но и щуки, не исключена встреча со стаей крупного леща и т. д. Специалистов же, способных правильно истолковать кривые линии, возникающие на экране при работе в реальном режиме (т. е. сам отраженный сигнал), очень мало – один-два на каждую сотню рыбаков, использующих эхолот.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 61. Экраны эхолотов, работающих в различных режимах: 1 – в реальном; 2 – в символьном; 3 – в комбинированном (эхолот и картплоттер).

Поэтому при описываемой ловле эхолот для большинства спиннингистов служит средством предварительной разведки, докладывая: именно здесь стоит попытаться соблазнить клыкастого воблером.

Справедливости ради надо отметить, что многие спиннингисты ловят судаков в крупных озерах вообще без эхолота – но на относительно небольших и хорошо изученных участках, где по береговым приметам можно отыскать знакомые бровки, луды и другие потенциальные стоянки судака. Однако и с хорошим знанием водоема ловить судака «вслепую» – лотерея с весьма малыми шансами на удачу. Поэтому ловлю обычно совмещают с троллинговой: объезжают судачьи места, буксируя за лодкой пару заглубляющихся воблеров, а после поимки первого хищника встают на якорь неподалеку от места хватки и начинают «обстреливать» этот район ныряющими воблерами с расстояния 25–30 метров.

Не всегда такой метод срабатывает: без эхолота не определить, действительно ли вы попали на стаю, или же подцепили судака-одиночку и прочесывать место поклевки нет никакого смысла. Особенно часто встречаются одинокие судаки на протяженных бровках и каменистых грядах; последовательно облавливая локальные донные возвышения, гораздо вероятнее случайно натолкнуться на судачью стаю.

Но допустим, что стая судака, стоящая на бровке или у подводной груды камней, найдена, – тем или иным способом; лодка поставлена на якорь и пора приступать непосредственно к ловле. Способов проводки глубинного воблера существует несколько. В одних случаях, быстро заглубив воблер, начинают равномерную неторопливую подмотку так, чтобы приманка своей лопастью постоянно касалась дна. При этом образуется легкое облачко мути, привлекающее хищника. Так, например, ловят судака на песчаном грунте Финского залива.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 62. Проводка ныряющего воблера.

Иногда более эффективна проводка, при которой воблер лишь временами касается дна. Этот метод отличается от предыдущего тем, что когда приманка коснется дна, подмотку ненадолго прекращают. При этом воблер начнет медленно всплывать. Как только вы снова возобновите подмотку, воблер опять уткнется в дно. Эту операцию повторяют до тех пор, пока приманка не спровоцирует хищника.

При ловле на реках воблеры используются реже, но все же используются (дело не в том, что они неэффективны – просто зацепляются и обрываются значительно чаще, чем в озерах). Классический воблер, ввиду особенностей его конструкции, труднее, чем блесну, сделать «незацепляющимся» – например, защита из тоненькой проволоки на нижнем тройнике воблера работает менее эффективно, чем у блесен.

Выпускаются специальные модели воблеров для зацепистых мест (некоторые разновидности рапаловских «минноу» и т. д.), но если их нет под рукой, можно переоснастить и обычный воблер.

При ловле в сильно закоряженных местах наиболее эффективны небольшие воблеры, оснащенные не тройниками, а одним одинарным крючком, укрепленным в хвостовой части с жалом, направленным вверх. Неудачные подсечки и сходы при ловле такой приманкой случаются значительно чаще, зато число зацепов резко снижается. К тому же отцеп (широкий кольцеобразный) гораздо успешнее «отбивает» такие воблеры от коряг.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 63. Воблер, переоснащенный одинарным крючком.

При ловле во время «боя», который иногда случается на мелководье совсем уж в густых сумерках, и при ночной ловле можно пользоваться плавающим воблером с небольшим заглублением. В тех случаях, когда контролировать падение приманки невозможно, воблер сплавляют вниз по течению до нужной точки, затем начинают подмотку. Применение этой приманки сводит к минимуму зацепы в результате неточных забросов, неизбежных при ловле в темноте.

Вращающиеся блесны.

«Вертушки» – приманки относительно легкие и недальнобойные – при озерной ловле применяются редко. Например, финские рыболовы (в стране Суоми практически весь судак ловится в озерах и на взморье) считают вращающиеся блесны абсолютно не пригодной для судаков приманкой. «Практически никогда судак не попадается на вертушку!» – категорически утверждает финский эксперт в вопросах рыбалки Яри Туйскунен.

Для условий Финляндии, где главные кормовые рыбы для озерного судака – корюшка и ряпушка, утверждение вполне справедливое.

Но у нас в России, когда спиннингисту на озере или водохранилище удается попасть на место судачьего «боя» в поверхностном слое воды (верным признаком такой судачьей охоты служит скопление кружащихся над водой чаек), приходится отложить в сторону воблеры и джиг-приманки и пустить в ход вращающиеся блесны, проводя их в полуметре от поверхности.

На реках (при ловле как с лодки, так и с берега) «вертушки» применяются значительно чаще, – там гораздо больше вероятность встретиться с судаком, охотящимся на глубине 2–2,5 метра, более подходящей для этой приманки.

«Вертушки» для поимки судака используют с лепестком длиной до 30–35 мм (реже до 40–45 мм).

Для достижения необходимой дальности заброса и заглубления блесны оснащают сердечниками или грузилами-головками весом 10–15 г (в зависимости от силы течения и глубины в месте ловли) и тройником, замаскированным красной шерстью или оснащенным хвостовой частью твистера.

При ловле в реках с берега блесны должны быть тяжелее, иначе возникает риск попросту «не дострелить» до места кормежки судака. Но поскольку бесконечно увеличивать вес блесны невозможно, надо стараться подобраться поближе к судаку, используя особенности берегового рельефа – отыскать мысок, вдающийся в водоем, песчаную косу и т. д. Штаны-забродники или вейдерсы также позволяют снизить риск «недолета»… Но все же, если вы собираетесь ловить судаков постоянно, а не от случая к случаю, советую обзавестись лодкой. Хотя бы надувной.

Однако вернемся к вращающимся блеснам. При береговой ловле чаще всего применяется проводка «на снос»: приманка забрасывается несколько выше по течению и описывает под совместным действием лески и сносящего течения широкую дугу. Если течение достаточно сильное, то оно начинает буквально вышвыривать блесну на поверхность (когда угол между направлением течения и подмотки приближается к 180 градусам) даже при самой замедленной проводке. Однажды я угодил в такую ситуацию: судаки кормились на течении несколько ниже вдающейся в реку косы, с других точек берега до них было не добросить, а хищники игнорировали «вертушки», проходящие у поверхности над их головами. Делу помогла собственноручно собранная блесна со сверхтяжелым вольфрамовым сердечником весом 35 гр и небольшим узким лепестком от «Aglia Long № 2».

При медленной проводке у дна блесны с грузилами-головками имеют неоспоримые преимущества по сравнению с блеснами с грузилом-сердечником: они более управляемы у дна, хорошо играют при самой медленной проводке, не так сильно сносятся течением, не закручивают леску. При свободном падении на дно лепесток такой блесны продолжает вращаться, привлекая хищника, – и ступенчатая проводка с паузами и касаниями дна получается не менее результативна, чем при ловле виброхвостом или твистером.

Некоторые рыболовы используют самодельные блесны. Пример такой самоделки – изображенная на рис. 64 блесна «Универсальная», предложенная И. Ткачевым (И. Ткачев, «Судак: нет ничего лучше плохой погоды», «Рыболов» № 5/99), с самодельным лепестком из посеребренной (никелированной) латуни толщиной 0,5 мм и тройником не крупнее № 7 (более крупные, по мнению автора конструкции, собирают со дна всякий мусор, и зацепы случаются значительно чаще).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 64. Блесна «Универсальная» конструкции И. Ткачева. а) Приманка в сборе: 1 – место соединения «петля в петлю»; 2 – отрезок ниппеля; 3 – кембрик. б) Вид и размеры лепестка.

Рыболовы, ловящие судака покупными «вертушками», предпочитают использовать блесны типа «Aglia Long» – с относительно узким лепестком, отклоняющимся от стержня при проводке на небольшой угол, но не «залипающим» даже при самой медленной проводке). Размеры таких блесен меньше, чем у самоделки Ткачева, и чисто судачьей ловлю назвать трудно: нередко попадаются голавли (там, где они соседствуют с судаком), еще чаще случаются хватки вездесущего окуня.

Наиболее успешна ловля «вертушкой» на утренних и вечерних зорях, во время «боя» – вышедшую на охоту стаю судака в это время можно обнаружить визуально – по всплескам, бурунам и выбросам из воды мелкой рыбешки, спасающейся от хищника, охотящегося у поверхности воды. Эти коллективные охоты случаются на песчаных отмелях, прижимах, на изрезанных промоинами мелких перекатах. Ориентируясь по «бою» судака, выбирают место для ловли, стараясь не мешкать – зоревой «бой» продолжается недолго: час, много полтора, а иногда все заканчивается за 20–30 минут. Блесну при такой ловле проводят в верхних слоях, заглубляя не более чем на полметра.

Береговая ловля во время зоревого «боя» редко приносит крупные экземпляры, чаще всего попадаются судачки весом от 400 гр до килограмма, стаи которых наиболее многочисленны. Более крупный судак подходит в полной темноте (ночью на тех же местах случаются хватки вполне зачетных экземпляров) и охотится без излишних шумовых эффектов, а днем держится в ямах неподалеку от фарватера.

Иногда судак активно кормится в прибрежной зоне, но никак себя не проявляет – например, если охотится на стаи пескарей на глубине 1,5–2 метра. В таких случаях, если есть основания полагать, что стая все же подошла к берегу, блесну проводят вдоль берега – над краем первой подводной ступеньки (обычно на глубине от 1 до 2 метров).

Вполводы и глубже ловят перед заходом и после восхода, когда судак уже вышел под берег, но активно охотиться еще не начал или уже закончил. В этот момент он стоит под берегом, прячась за неровности дна и обвалившиеся глыбы земли, и охотно берет проходящую у него перед носом блесну.

Но если судака хотят достать дальними забросами в его главной штаб-квартире – в глубоких речных ямах с неровным дном – блесны-«вертушки» применяют совместно с конструкциями, включающими бороздящее дно грузило.

Наиболее часто используется так называемый «патерностер» (еще чаще его применяют при ловле дорожкой на вращающуюся блесну в придонных слоях воды), изображенная на рис. 65.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 65. Оснастка с «патерностером»: 1 – вращающаяся блесна (груз-головка снят); 2 – рамка «патерностера». 3 – грузило.

Поводок, на котором крепится грузило, делается из менее прочной лески, чем остальная оснастка, чтобы в случае зацепа отрывалось лишь грузило; «вертушку» от зацепа предохраняет рамка «патерностера». Применяя грузовые поводки разной длины, можно регулировать расстояние между блесной и дном при проводке.

Рамку «патерностера» делают из жесткой сталистой проволоки диаметром 0,5–0,6 мм. Чтобы крючок не захлестывался за леску при забросе, длина горизонтального плеча «патерностера» должна не менее чем в полтора раза превышать длину блесны (с тройником).

Грузило ставится грушевидное или вытянутой каплеобразной формы; вес его 10–35 граммов, – что позволяет забрасывать легкие вращающиеся блесны на дальние расстояния.

Тяжелое грузило при ловле «патерностером» не влияет на скорость проводки, так как оно просто волочится по дну, изредка от него отрываясь на небольших углублениях. При проводке «патерностера» против сильного течения подмотку можно периодически прекращать на несколько секунд, при этом лепесток блесны продолжает вращаться.

Упрощенный вариант «патерностера» – так называемая «московская оснастка», проволочная рамка в ней деградировала до тройного Т-образного вертлюжка. Более подробно о ловле «московской оснасткой» речь пойдет в главе, посвященной мягким приманкам. Есть и промежуточные варианты между «патерностером» и «московской оснасткой» – всевозможные коромысла из проволоки, равноплечие и разноплечие.

Несколько более сложна, но основана на том же принципе – грузило, ползущее по дну в облачках мути, – конструкция, издавна применяемая днестровскими рыболовами (Ю. Кононенко, «Зоревая ли рыба судак?», «Рыболов-спортсмен» № 23/63). Привожу описание ее изготовления:

«Из дерева, пробки, а лучше пенопласта вырезается ножом поплавок по форме небольшой рыбки. К поплавку подгоняется маленькая вращающаяся блесна из тонкой белой или цветной жести, так, чтобы поплавок держал на плаву блесну вместе с якорьком.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 66. Приманка «Комбинация» конструкции Ю. Кононенко.

Все это проверяется дома в ведре с водой. Затем вдоль поплавка тонким шилом сверлится или прожигается отверстие. Леса вводится в отверстие со стороны головки, продергивается через поплавок и к ней подвязывается подогнанная блесенка. Сдвинутый вниз поплавок до упора в стержень блесенки вместе с последней и составляют приманку (рис. 66). Заводных колец и карабинов я на эту приманку не ставлю. Блесну оснащаю двойничком из крючков № 12, спаянных противоположно друг к другу.

Впереди приманки за 50–60 см ставится грузило на отдельном 25-30-сантиметровом поводке из отрезка этой же лесы. На поводке чуть выше грузила следует завязать одинарный узел. При зацепах грузила, что бывает редко, поводок оборвется на месте узла и позволит сохранить приманку. Грузила лучше всего применять свинцовые, шарообразные, весом в соответствии с местными условиями.

Заброшенное в воду грузило увлекает ко дну не тонущую приманку. Когда оно ляжет на дно. приманка останется на плаву на расстоянии, равном длине лесы между ней и грузилом, что составит примерно 60–70 см.

При медленном вращении катушки грузило ползет по дну, а блесна движется на 40–50 см выше. Покрашенный алюминиевой или бронзовой краской поплавок-рыбка с вращающейся блесной-хвостиком неотразимо соблазнителен для судаков.

Стоит остановить вращение катушки, и «рыбка», всплыв чуть вверх, замрет, а при возобновлении вращения снова «оживет», чуть приблизится ко дну, но, не задев за него, тихо поплывет, «помахивая» хвостиком».

Колеблющиеся блесны.

Когда-то колеблющиеся блесны и снасточки с мертвой рыбкой были главным оружием в арсенале спиннингистов, охотящихся за судаками. Ныне этим приманкам пришлось весьма потесниться – «поролон», «резина» и воблеры занимают гораздо больше места в коробках, где судачятники хранят свое «оружие».

Наиболее удачным бывает применение «колебалок» на малых и средних глубинах: на речных перекатах, в мелководных закоряженных заливах или на песчаных отмелях, а также при летней (т. е. в условиях «термоклина», когда судак стоит не у дна, а в толще воды) ловле в глубоких озерах и водохранилищах. На глубоководных бровках и в ямах колеблющиеся блесны не могут потягаться с джиг-приманками, а при ловле у дна в глубоких озерах – с ныряющими воблерами.

Пожалуй, единственная ловля судака, где «колебалки» успешно конкурируют с воблерами – это дороженье с весельной лодки (в моторизированном троллинге воблеры вне конкуренции). Однако о ловле на дорожку поговорим чуть позже, сейчас речь идет о «чистом» спиннинге.

До сих пор в пособиях по рыбной ловле можно встретить советы, дословно списанные из старых книжек. Например, такой: «Для ловли судака наиболее пригодны блесны, имеющие удлиненную и узкую форму, напоминающую форму уклейки, например «Успех», «Универсальная», «Спортивная», узкая «Женева» и т. п.» В принципе все правильно, но попробуйте-ка найти в магазине эти блесны – детища канувшей советской легкой промышленности… Прилавки завалены импортной продукцией.

В наше время многие судачятники предпочитают блесны «Toby» фирмы ABU GARCIA, выбирая наиболее узкие разновидности длиной 80–90 мм, либо однотипные с ними от малоизвестных производителей. Этот тип блесен отличается двумя выступами-плавничками на заднем конце приманки, придающими блесне характерную «рыскающую» игру (рис. 67). Но надо заметить, что «Toby» считать чисто судачьей приманкой нельзя – ее охотно хватают и щука, и лосось, и кумжа.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 67. Колеблющаяся блесна «Toby».

По утверждениям многих рыболовов, наиболее успешны одноцветные белые «Toby» (никелированные или посеребренные), однако встречаются и другие мнения – например, один мой знакомый собственноручно окрашивает «колебалки» зеленой краской и утверждает, что это самый аппетитный для судаков цвет. Причем краска довольно яркого и неестественного оттенка; впрочем, не берусь судить, какой она представляется на глубине судакам…

В сезоне-2010 я опробовал на судаке новинку – финские блесны «Suomi» длиной 80 мм и весом 25 гр. (рис. 68). Теоретически эта блесна предназначена для ловли лосося и кумжи на сильном течении, но оказалась вполне пригодна и для судака – большой вес и низкое лобовое сопротивление обеспечивают дальнобойность и позволяют проводить блесну на достаточной большой глубине.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 68. Колеблющаяся блесна «Suomi».

Принято считать, что судака интересуют исключительно узкие, прогонистые блесны. Но практика показывает, что клыкастый хищник не обходит стороной и более широкие «колебалки» (из наиболее известных можно привести в качестве примера «Атом», «Крокодил», финский «Профессор»), гораздо меньше напоминающие своими пропорциями уклейку или корюшку.

Иногда случается много неудачных поклевок: судаки упорно атакуют переднюю часть блесны, а если и засекаются, то снаружи – за глаз, за жаберную крышку и т. д. – и часто сходят при вываживании (та же проблема нередко возникает и при ловле на джиг-приманки – свинцовая головка покрыта следами судачьих клыков, а на крючок хищник почти не попадается).

Многие специалисты считают, что такое происходит, когда приманка приближается к судаку спереди, «лоб в лоб», и практика подтверждает это мнение. Можно, конечно, сменить позицию и попытаться подобраться к стае судака с фланга – но не всегда это удается, особенно при ловле с берега. К колеблющейся блесне в таком случае необходимо прикрепить второй тройник за переднее заводное кольцо, игра приманки при этом несколько меняется, но количество результативных хваток увеличивается в разы.

Тройники, коли уж о них зашла речь, всегда необходимо проверять при монтаже блесны, и недостаточно острые – затачивать маленьким специальным брусочком (рис. 69). Это же приспособление стоит брать с собой на ловлю – у приманки, постоянно «чиркающей» о дно, крючки тупятся быстро, а для судака, с его жесткой пастью, необходимы самые острые тройники.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 69. Приспособление для заточки крючков.

Неплохо проявляют себя при ловле судаков и тяжелые «Кастмастеры», особенно когда необходим дальний заброс. При летнем поиске судака с лодки на обширных, но не очень глубоких водоемах (особенно без эхолота, не слишком полезного на малых глубинах) многие рыболовы имеют с собой два спиннинга: сверхдальнобойным, оснащенным «Кастмастером», ведут поиск и нащупывают судачью стаю, а затем подплывают поближе и с меньшей дистанции «обстреливают» ее джиговой снастью. Если нет под рукой «Кастмастера», дальние поисковые забросы могут обеспечить обычные блесны, залитые с вогнутой стороны припоем, либо так называемые «пилькеры» – сверхтяжелые литые блесны.

Трубчатые блесны судаки тоже не обходят вниманием (более подробно об этой приманке рассказано при описании ловли с плотин).

Как и «вертушки», колеблющиеся блесны часто используются в комбинированных приманках. Например, кубанские рыболовы устанавливают перед блесной на расстоянии 50–70 см на отдельном поводке крупную перьевую мушку-стример белого цвета, смонтированную на тройнике № 10. В летнюю жару судак атакует такую мушку не реже, чем блесну, а при ловле летней ночью берет исключительно на мушку (при проводке у самой поверхности воды).

Еще чаще на тройник блесны насаживают небольшой твистер, как показано на рис. 70 (у слишком крупного твистера можно срезать переднюю часть).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 70. Тандем из колеблющейся блесны и твистера.

Наиболее уловисты в сочетании с «колебалкой» твистеры светлого оттенка: белого, желто-лимонного, салатного. Неплохо проявили себя в тандеме двухцветные красно-белые твистеры – на них, кроме судаков, нередко попадаются голавли и жерехи.

Отдельно надо сказать о серебряных блеснах и блеснах с серебряным покрытием. С давних-давних времен у рыбаков существует убеждение: ничто так безотказно не действует на судака, как серебро. Из чего только не изготавливали рыболовы «суперуловистые» блесны (а затем благополучно обрывали их на корягах): из старых нэповских полтинников, из ручек серебряных ножей и вилок, из технического серебра, из стоматологического припоя, содержащего изрядный процент заветного металла…

В наше время многие рыболовы подвергают большим сомнениям действенность серебряных «чудо-блесен». Другие же остаются при своем, от дедушек унаследованном мнении, и объясняют чудесные свойства именно этого металла по-разному: по одной теории, оптической, на судаков неотразимо действует блеск серебра, наиболее похожего цветом на рыбью чешую, никакой другой металл или сплав, дескать, не дает нужного оттенка. По второй версии, относящейся к области химии, за серебряной блесной остается ионный след, привлекающий хищника.

Не берусь судить, кто прав. Сам я серебряными блеснами никогда не пользовался, и, на мой взгляд, металл, из которого изготовлена блесна, значит гораздо меньше, чем умение разыскать на водоеме судака и подобрать технику проводки, провоцирующую хищника на хватку.

Однако сторонники серебра приводят порой вполне убедительные примеры из практики… Для тех, кто хочет экспериментальным путем подтвердить или опровергнуть теорию ионного следа, приведу старый рецепт получения стойкого серебряного покрытия:

«В 300 мл теплой воды растворяют 2 части ляписа-карандаша (продается в аптеках) и понемногу подливают 10-процентный раствор поваренной соли до прекращения выпадения хлопьев хлорного серебра. Осадок хлорного серебра отфильтровывают и тщательно промывают в 5–6 водах.

В 100 мл воды растворяют 20 г гипосульфита (закрепитель для обработки фотографий) и в полученный раствор понемногу добавляют хлорное серебро до тех пор, пока оно не перестанет растворяться. Полученный осадок фильтруется, и в него добавляется тонко размолотый мел (обычный зубной порошок) до консистенции жидкой сметаны.

Блесну натирают полученной смесью до получения плотной пленки серебра».

Снасточки с мертвыми рыбками.

Этот вид спиннинговой ловли, как мне представляется, прекратил свое развитие лет пятьдесят, а то и шестьдесят назад. Отчасти из-за своей простоты – трудно усовершенствовать что-либо элементарное, топор или лопату, например. Отчасти из-за того, что правилами соревнований для спортсменов-спиннингистов запрещены естественные приманки, а во многих странах Европы на них не имеют права ловить даже любители…

Если что-то и меняется у спиннингистов, ловящих на снасточку с мертвой рыбкой, то это имеет отношение к удилищам, катушкам, лескам, – приманка, забрасываемая в водоем, остается прежней.

Основные виды снасточек изображены на рисунке 71. Снасточка с одним тройником (рис. 71.1) собрана на грузиле-«чебурашке», к снасточке с двумя тройниками (рис. 71.2) груз надо крепить отдельно – «чебурашку» или любой другой груз-эксцентрик, круглые или оливкообразные с отверстием посередине не годятся, поскольку никак не препятствуют совершенно ненужному вращению приманки вокруг ее продольной оси.

Впрочем, в старые времена иногда такое вращение преднамеренно придавали рыбке при помощи специальной головки-пропеллера с двумя лопастями (рис. 71.3) – считалось, что вращающаяся рыбка лучше привлекает хищников. По-моему, в наше время такая конструкция полностью вышла из употребления, по крайней мере на водоемах мне ее видеть не довелось.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 71. Различные виды снасточек.

У всех снасточек, изображенных на рис. 71, есть один существенный недостаток: рыбку приходится фиксировать на них, обматывая витками нитки, тоненькой медной проволоки и т. п., что довольно хлопотно и оставляет меньше времени для самой ловли.

Более удобны снасточки, не требующие привязывания. Рыбка фиксируется или на центральном штыре с зазубриной (рис. 72), или прихватывается с двух сторон за голову приспособлением, действующим по принципу бельевой прищепки.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 72. Рыбка, насаженная на снасточку с зазубриной.

Пригодны для насаживания мертвых рыбок и некоторые снасточки, предназначенные для рыбок поролоновых, речь о которых пойдет ниже. По беде можно подсадить рыбку и на обычную джиг-головку, но держаться она будет слабо, и такой способ применим, если ловля происходит на небольшом расстоянии и строй спиннингового удилища позволяет делать «мягкий» заброс.

Совмещает достоинства джиг-головки и снасточки «пулька-зеркальце», во второй половине двадцатого века бывшая в большом почете у ленинградских рыболовов. Эта приманка с большим успехом применялась (а кое-кто применяет ее и в наше время) для ловли на Ладоге, на Финском заливе, на глубоководных озерах Карельского перешейка, причем ловится на «пульку-зеркальце» не только судак и крупная донная щука, но и лососевые рыбы.

В других регионах нашей страны «пулька» не получила столь широкого распространения, как на северо-западе, поэтому имеет смысл более подробно остановиться на ее конструкции.

Она представляет собой тяжелый груз, отлитый из свинца, баббита или из олова в виде разрезанного вдоль яйца, реже в виде половинки шара. В верхнюю плоскость груза перед отливкой вставляется овальное или круглое зеркальце. В головной части груза имеется петелька или отверстие для крепления к леске, а в хвостовой – одинарный крючок № 12–14, который жестко крепится на поводке таким образом, чтобы жало его всегда было направлено вверх.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 73. «Пулька-зеркальце».

В конструкции возможны различные усложнения и упрощения. Например, некоторые специалисты по ловле лосося считают, что солнечные зайчики, испускаемые зеркальцем, лишь настораживают осторожную семгу или кумжу, – и обходятся без этой детали. Иногда в дополнение к основному одинарному крючку привязывают дополнительный тройник на отдельном поводке, иногда в носовой части груза делается металлический (жестяной) колпачок, в который вставляется головка мертвой рыбки.

Фактически «пулька-зеркальце» – разновидность джиг-головки, хоть и появилась на свет задолго до изобретения мягких силиконовых приманок.

При летней ловле «пульку-зеркальце» используют как в классическом спиннинге, так и при ловле плавом: рыболов с дрейфующей лодки при помощи короткого удильника маневрирует «пулькой», резко опуская ее на дно и затем плавно приподнимая на 10–15 см. Скачкообразные движения пульки, облачка мути и сверкание зеркальца привлекают даже пассивного сытого судака.

При ловле же классическим спиннингом применение снасточек с мертвыми рыбками мало чем отличается от ловли на мягкие приманки, описанной ниже, поэтому останавливаться на этом вопросе не будем.

Мягкие приманки.

Мягкие спиннинговые приманки можно разделить на две категории по материалу, из которого они изготовлены: поролоновые и силиконовые.

Любители «поролона» делятся на две большие группы, резко отличающиеся принципами подхода к созданию приманок. Сторонники упрощенного подхода делают главный упор на простоту изготовления: их рыбки мало похожи на настоящих рыбешек – нечто вытянутое в форме сигары или морковки, хвоста нет, окрашивание тоже не применяется, какой поролон подвернулся под руку, такого цвета и будут рыбки – белые, светло-желтые, коричневатые, иногда даже голубые… По большому счету таких рыбок правильнее называть поролоновыми вабиками.

Другой подход основывается на следующем постулате: в финальной стадии охоты хищной рыбы, непосредственно перед хваткой, главную роль для хищника играет зрение, – поэтому степень внешней похожести приманки на реальную живую добычу должна быть как можно более велика. Поролоновые рыбки, изготовленные сторонниками этой теории, и впрямь очень напоминают живых уклеек или пескариков – раскрашенные в несколько красок, с тонким колеблющимся хвостом, с тщательно прорисованными глазами и плавниками… Для ловли на большой глубине поролон перед окрашиванием промазывают жидким силиконом – чтобы вода под давлением не проникала в поры и не лишала приманку плавучести.

Скажу честно – я не сторонник поролоновых рыбок. Нет практически никаких способов и приемов спиннинговой ловли, при которых «поролонку» не могли бы заменить другие приманки, причем с бо́льшим успехом. До недавнего времени сторонники поролона выдвигали в защиту излюбленной приманки следующее соображение: дескать, при ступенчатой проводке с касанием дна лишь «поролонка» позволяет выдерживать паузу в момент касания – грузило-головка лежит на дне, а рыбка под действием собственной плавучести располагается хвостом вверх (несколько под углом), колеблется под действием течения, – очень напоминает рыбешку, роющуюся в поиске корма в донном грунте, и зачастую провоцирует судака на хватку.

Действительно, другие приманки до поры, до времени не позволяли использовать такой прием, – виброхвосты, например, в такой ситуации просто падали на дно боком и могли изобразить в лучшем случаю дохлую рыбку, для судака совсем не интересную. Но с появлением вспененного силикона, имеющего положительную плавучесть, джиг-приманки и при этом способе проводки составили успешную конкуренцию поролону.

Если рассматривать поролоновых рыбок с экономической точки зрения, то сторонники упрощенного подхода к изготовлению, без сомнения, правы. Поролоновые приманки – самые недолговечные из всех, даже твистеры и виброхвосты способны выдержать большее число хваток хищников. И тратить время на долгое скрупулезное раскрашивание рыбки, обреченной очень быстро превратиться в лохмотья, едва ли целесообразно.

Наиболее простой и широко распространённый вариант оснащения поролоновых рыбок изображен на рис. 74.

Для её изготовления необходим кусочек поролон длиной 7–8 см, шириной и толщиной 1,5 см, кусочек нетолстой проволоки (вполне подойдет осторожно разогнутая канцелярская скрепка), грузило-«чебурашка» и двойник № 8-10 (по отечественной нумерации).

Куску поролона при помощи ножниц придается форма, более и менее соответствующая рыбешке – т. е. сужающаяся к хвосту (наличие хвостового плавника и прочих мелких деталей – по желанию). Затем при помощи большой иглы сквозь рыбку продевается (от спинки к голове) отрезок проволоки, на конце согнутой в небольшую петельку. Если двойник неразъемный (а такие более надежны), то его ушко надо заранее вставить в петельку проволоки. На свободном конце делается вторая петелька, к которой крепится грузило – либо напрямую, либо при помощи заводного кольца, тогда одно грузило можно использовать с разными рыбками. Приманка готова.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 74. Поролоновая рыбка с грузилом-«чебурашкой».

Некоторые рыболовы предпочитают крепить двойник не у спинки, а снизу, у брюшка рыбки, но при ловле такой рыбкой зацепы случаются гораздо чаще.

В сильно закоряженных местах используют рыбку-«незацепляйку» – двойник у нее почти полностью скрыт внутри, снаружи видны лишь жала, плотно прижатые к бокам приманки.

Такая рыбка изготавливается более сложным способом. Сначала дорабатывается двойник – у заводского поддевы разведены слишком широко, и рыбка, чтобы скрыть его, должна быть достаточно объемной, а судак, как известно, слишком широкие и толстые приманки не жалует. Поддевы крючка при помощи пассатижей осторожно сводят так, чтобы расстояние между жалами уменьшилось примерно вдвое; не исключено, что при такой операции крючки будут ломаться – тогда стоит их немного отпустить: раскалить докрасна и дать остыть на воздухе. Нагревать надо лишь цевье крючка, иначе при ловле двойник может разогнуться под тяжестью рыбы.

Затем на поролоновой заготовке делают аккуратный разрез вдоль на глубину примерно в половину рыбки, продевают проволоку в головную часть, а двойник помещают внутрь – так, чтобы загибы крючков находились снаружи, были направлены вверх и плотно прижимались к бокам рыбки. После чего разрез склеивают (не всякий водостойкий клей годится для этой операции, компоненты некоторых очень быстро растворяют поролон, буквально разъедают его, – и прежде чем пустить в ход непроверенный клей, лучше сначала поэкспериментировать на обрезках поролона).

Значительно быстрее (без разрезания и склеивания) можно собрать «незацепляйку» на офсетном крючке, применяемом для твистеров и виброхвостов, но при ловле на такую приманку чаще случаются пустые хватки.

Кроме описанных вариантов, «поролонку» насаживают на джиг-головки, на всевозможные более или менее хитроумные самодельные снасточки – например, с двумя тройниками (в голове и в хвосте рыбки, или по бокам). Некоторые из таких снасточек (рис. 75) достаточно универсальны: на них можно насаживать и поролоновых, и силиконовых, и мертвых настоящих рыбок.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 75. Универсальные снасточки: 1 – с мягкими поводками и «штопором»; 2 – с жесткими поводками и застежкой.

Вторая группа мягких приманок, используемых для ловли судака – силиконовые джиг-приманки. О джиг-приманках – твистерах и виброхвостах – более подробно рассказано в статье «Спиннинг», куда и адресую читателя, здесь же остановимся на отдельных аспектах именно судачьей ловли на мягкие приманки.

К спиннинговому удилищу для ловли судака предъявляются два требования, на практике мало сочетаемые. Во-первых, оно должно быть достаточно жестким, обеспечивающим как дальний заброс («обстукивать» подводные бровки при забросах с берега порой приходится с расстояния 80-100 метров), так и уверенную подсечку – пробить крючком жесткую пасть судака на дальнем расстоянии не так-то легко. Во-вторых, снасть должна быть очень чувствительна – если при ступенчатой проводке на дальнем расстоянии судак хватает приманку вдогон во время паузы в подмотке, рыболов может узнать о факте поклевки, лишь осматривая вынутую из воды приманку и обнаружив следы клыков на виброхвосте или свинцовом грузике. При ловле же в условиях ветра и неравномерного течения контролировать проводку жестким спиннингом практически невозможно.

Как сочетать эти не сочетаемые требования? Единого ответа нет. Универсальных снастей не бывает, те, что мы называем «универсальными», могут работать в достаточно широком спектре условий ловли, – но хуже, чем снасть, «заточенная» именно под этот водоем и под эти погодные условия.

В любом случае при ловле с берега надо использовать леску наименьшего возможного диаметра, т. е. «плетенку». К тому же ее нерастяжимость при подсечке отчасти компенсирует отсутствие у удилища излишней жесткости.

Еще один способ, позволяющий лучше контролировать движение приманки при дальнем забросе – нанесение на тюльпан и 5–6 см верхнего колена спиннинга светящей краски и применение флуоресцентной лески. При ловле в сумерках без этих усовершенствований ловить придется фактически вслепую.

А еще лучше не увлекаться дальними забросами и обзавестись лодкой, позволяющей облавливать судачьи стоянки с расстояния 40–50 метров.

Примерные траектории движения мягких приманок при ступенчатой проводке приведены на рис. 76. Как видно из рисунка, приманку можно проводить так, чтобы она временами касалась дна, либо «бесконтактным» способом (в общем случае менее уловистым, но порой неизбежным в условиях сильно захламленного дна). И в том и другом случае необходимая траектория достигается чередованием подмотки и пауз, либо чередованием быстрой и медленной подмотки.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 76. Траектории ступенчатой проводки: 1 – с касанием дна; 2 – в толще воды.

Ступенчатая проводка с касанием дна проще: после заброса приманке дают опуститься на дно, затем несколькими оборотами катушки подматывают леску и останавливают подмотку – до следующего касания дна. И так далее. Простота обманчивая, и тонкостей в этом деле немало: в каком направлении вести приманку, сколько нужно делать оборотов катушки между паузами и в каком темпе, сколько должна длиться пауза, как нужно держать удилище…

Многие специалисты считают, что наиболее эффективной ступенчатая проводка становится в том случае, если пауза между остановкой подмотки и касанием грузиком дна будет длиться не менее двух-трех секунд, – иначе судак попросту не успеет схватить приманку на падении. Но не стоит относится к этому мнению как к догме: нередко поклевку вызывает проводка с очень коротким шагом, при которой твистер или виброхрост подпрыгивает на 20–30 см и тут же падает обратно, постоянно выбивая из донного грунта облачка мути (на сильно замусоренном дне этот способ не годится и его применение приведет к многочисленным зацепам). При каждых конкретных условиях ловли эксперимент по выбору наиболее оптимального – здесь и сейчас – движения приманки начинается заново. Другое дело, что с приобретением личного опыта эксперименты становятся все более целенаправленными и все менее длительными.

Когда ловят с берега – то есть приманка движется поперек бровки, из ямы на мелководье, продолжительность паузы при каждом очередном цикле подмотки уменьшается. Если, наоборот, приманка движется с подводного бугра в яму (при ловле с лодки) – увеличивается.

Для дальних забросов используется тяжелая шаровидная джиг-головка, наиболее дальнобойная (шар, как известно, имеет наибольший вес при одинаковом с грузилами иной формы лобовом сопротивлении). Если ловить приходится на относительно небольшой глубине, тяжелый шар применять трудно – он слишком быстро тонет и не позволяет задавать «ступенькам» небольшую амплитуду. В таком случае лучше подойдет шарик небольшого диаметра, либо джиг-головка другой формы. Дальность заброса при этом существенно падает.

Кроме ступенчатой проводки, мягкие приманки можно применять для ловли с лодки в отвес (на глубинах не менее пяти метров). Порой на сильно закоряженных местах лишь этим способом можно добиться неплохого улова и избежать многочисленных обрывов приманок. Но хотя оснастка используется спиннинговая, такую ловлю можно отнести скорее к отвесному блеснению.

Еще один способ применения мягких приманок – заброс в быструю струю и удерживание на одном месте, игра приманки при этом достигается за счет ее обтекания водным потоком. Подробнее об этой ловле рассказано при описании охоты за судаком с плотин.

Наконец, существует еще одна ловля мягкими приманками, с так называемой «московской оснасткой», которую очень не любят фанатичные спортсмены-спиннингисты, – они считают, что это профанация спиннинговой ловли. Но любители, для которых улов важнее отвлеченных спортивных принципов, ловят на «московскую оснастку» охотно и с успехом.

«Московская оснастка», иногда еще называемая «оснасткой с отводным поводком», по большому счету представляет собой упрощенный до предела «патерностер», о котором речь шла выше, – вместо треугольной проволочной рамки используется тройной вертлюжок (рис. 77). К нижней петле вертлюжка привязывается грузило (круглое или оливка, или грушевидное, – короче говоря, наименее склонное к зацепам) на поводке из лески длиной 20–25 см, к боковым – основная леска и поводок длиной 80-100 см с твистером на офсетном крючке. Грузовой поводок делается из менее прочной лески, чем остальная оснастка, чтобы в случае зацепа отрывалось лишь грузило.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 77. «Московская оснастка» с твистером на офсетном крючке.

Существуют и иные варианты монтажа «московской оснастки»: с другой длиной поводков, с другой приманкой (не обязательно мягкой, в некоторых вариантах используются снасточки с мертвыми рыбками и даже воблеры), с двумя обычными вертлюжками вместо тройного, вообще без вертлюжков и т. д.

Техника ловли «московской оснасткой» проста, изощряться в ступенчатой проводке нужды нет. Дав грузилу опустится на дно, рыболов равномерно вращает катушку, грузило ползет по дну, поднимая облачка мути, твистер изображает нечто живое и съедобное…

Отчасти спортсмены правы: опытность и умение спиннингиста при такой ловле играют куда меньшую роль, чем при ступенчатой проводке, – судаки неплохо попадаются даже рыболовам, лишь начинающим осваивать спиннинг и удачно угодившим на судачью стаю.

А теперь, рассмотрев основные классы приманок, остановимся на спиннинговой ловле судаков у плотин и в сильно закоряженных местах, имеющих ряд особенностей. Да и приманки там используются порой особые, не упомянутые выше.

Ловля у плотин.

Во всех старинных рыболовных книжках указывалось, что лучшее место для ловли судака – ямы, расположенные ниже водосброса плотин и запруд. В те времена в центральных губерниях России не найти было малую или среднюю реку, не перекрытую на всем протяжении множеством плотин. Большей частью были это деревянно-земляные сооружения, обеспечивающие работу водяных мельниц, реже плотины создавали напор воды, приводящий в движение фабричные машины, либо поддерживали необходимый для речного судоходства уровень (например, на Москве-реке). Патриарх нашей рыболовной литературы Аксаков в последние годы своей жизни удил исключительно на подмосковной реке Воре – и отмечал, что свободно катящейся по руслу воды в ней не найти: верховья следующего пруда упираются в плотину предыдущего.

Времена изменились, многочисленные водяные мельницы на малых реках сменились громадными мукомольными комбинатами, где зерно молол пар, а затем и электричество. Деревянно-земляные мельничные плотины разрушились, исчезли, кое-где еще можно встретить их остатки, на уровень воды в реках никак не влияющие. Плотины исчезнувших небольших фабрик часто возводились из камня, и некоторые из этих сооружений еще остаются в рабочем состоянии. Зато неизмеримо увеличилось число плотин гидроэлектростанций на больших и очень больших реках, на небольших реках появились в немалом числе плотины, возведенные в целях мелиорации и гидрорегулирования. В общем, за судаком есть где поохотиться.

Потому что времена изменились, но не поменялись привычки клыкастого хищника, – его многочисленные стаи продолжают собираться у нижних бьефов плотин на всех реках, где водится судак.

С больших плотин гидроэлектростанций ловля запрещена. Что, конечно же, отнюдь не значит, что судака там не ловят. Ловят, но чаще всего работники электростанций и сотрудники охраны. Ну и еще друзья-родственники-знакомые вышеупомянутых лиц, районное и областное начальство разных уровней и прочие счастливчики.

Хотя и простым рыболовам иногда удается половить в охранных зонах гидрообъектов. Например, в Новосибирской области с середины 80-х годов прошлого века организовали лицензионную ловлю судака на плотине, перекрывающей Обь, на волжских плотинах тоже организована рыбалка по лицензиям.

Уловы при такой ловле случаются баснословные – известны случаи, когда улов двух рыбаков после ночи, проведенной на плотине ГЭС, не помещался в легковую машину. Упомянутые выше лицензии давали право обским рыболовам выловить за четыре часа десять судаков, и чаще всего эту норму удавалось выбрать (причем места для лицензионной ловли выделялись далеко не самые лучшие).

Надо заметить, что гидростроители, возводя свои плотины, совершенно не заботятся об удобстве рыбной ловли (и о многом другом не заботятся, кстати) – дно у гидросооружений советской постройки обычно очень сильно захламлено обломками бетонных конструкций с торчащей во все стороны арматурой и прочими отходами строительства, – течение, даже самое сильное, не в силах сдвинуть их с места. Судакам такие искусственные препятствия, замедляющие ток воды, весьма по вкусу, а для спиннингистов – сущее разорение, блесны зацепляются и отрываются одна за одной. Поэтому новосибирские рыболовы с давних времен применяют для ловли с плотин самодельные трубчатые блесны (рис. 78), иногда – для ловли на большой глубине и на очень сильном течении – заливаемые внутри расплавленным свинцом. Блесны эти очень простые в изготовлении, не требующие дорогостоящих материалов и больших слесарных навыков. Если же упомянутые навыки вообще отсутствуют – можно купить в магазине фирменный трубчатый «юккер», но его стоимость делает ловлю в сильно зацепистых местах не слишком рентабельной.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 78. Сибирская блесна-трубка: 1 – отверстие диаметром 3 мм для карабина с заводным колечком; 1 – отверстие диаметром 3 мм для крючка с заводным колечком.

Еще один способ избежать зацепов о донный приплотинный хлам – использование поплавка большой грузоподъемности, не позволяющего блесне опуститься на тот горизонт, где возможны зацепы.

Если ловля производятся возле самого водосброса (такое возможно на относительно небольших плотинах), достаточно легкие блесны забрасывают в самую быстрину, позволяют течению отнести блесну подальше, где поток воды несколько ослабевает, и ставят катушку на тормоз. Блесна играет в струе, провоцируя хищников на хватку – причем попадаются не только судаки, но и жерехи с голавлями, тоже любящие подбирать рыбешек, оглушенных падением с плотины. Более активная игра приманки в потоке воды достигается легким покачиванием кончика спиннингового удилища. Применимы для этого способа и виброхвосты с легкими джиг-головками, и некоторые разновидности воблеров, хорошо играющие в обтекающей струе. Иногда так ловят с мостов – если их опоры обтекает быстрая струя воды (например, волховские рыбаки на пешеходном мосту, ведущем к Новгородскому кремлю).

Ловля с плотин – простая, добычливая, и, честно говоря, не очень интересная. Куда более сложно добыть судака, если непосредственно на плотине и в 500-метровой зоне выше и ниже ее ловить запрещено и запрет соблюдается строго. Сложно, но можно. Дело в том, что стаи судака не держатся постоянно возле падающей струи – курсируют по замкнутой траектории в омуте, примыкающем к нижнему бьефу, покидая при этом запретные для ловли зоны.

Для успешного поиска судака желательно хорошо знать, что из себя представляет дно в районе нижнего бьефа – протяженность маршрута судачьей стаи и его траектория зависят от особенностей рельефа дна и течения.

По утверждениям одного опытного судачятника, движение клыкастых хищников подчиняется следующей закономерности: «Там, где имеется устойчивый поток вдоль прямолинейного участка берега, маршрут судака проходит на удалении 10–15 м от уреза воды, где глубина около полутора метров. Здесь судак идет вверх по течению, а назад он скатывается дальше от берега – на трехметровой глубине».

Практика иногда подтверждает эту теоретическую выкладку, а иногда и опровергает. Что, собственно, происходит и с большинством других наших попыток думать и решать за рыбу. Лишь один принцип остается неизменным в любых условиях, в том числе и при ловле у плотин: «Судака надо искать!».

Приведу небольшой отрывок из статьи А. Рыбакова «Охота на хищника у плотин» («Рыболов» № 4/2000), посвященный тактике поиска судаков:

«Нельзя наверняка сказать, в каком месте относительно плотины находятся «перламутровые» хищники. Они собираются в одну или несколько стай, в зависимости от размера акватории, и постоянно перемещаются по всему водоему в поисках корма.

Если вы ловите на малой или средней реке, то скорей всего тут промышляет только одна, но большая стая клыкастого. Она ходит вдоль берега и через определенные промежутки времени появляется в одном и том же месте. Наиболее правильной тактикой ловли будет постоянное преследование обнаруженной судачьей стаи. Можно, перемещаясь вслед за ней, периодически выдергивать по нескольку рыбин.

Задача упрощается, если в районе плотины охотятся две судачьи стаи или более. В этом случае их не надо преследовать, лучше выбрать самое выгодное место, например, небольшой мыс, песчаную косу, то есть любую точку, где, можно сказать со стопроцентной уверенностью, пройдет этот хищник.

Обнаружить стаю судаков можно либо по характерным всплескам, либо с помощью забросов с разных позиций по всему водоему. Больше всего шансов встретить судака возле каменистых гряд, которые разделяют мель и яму, или между двумя ямами. Кроме того, клыкастый держится ближе к свежим струям около гидроузла, но только не в центре водоворота, где кормится жерех, а там, где вода успокаивается и начинает течь с обычной скоростью.

Удачней всего я ловил судака у плотин ночью. Засветло подбирал подходящую отмель, а с наступлением сумерек, когда хищник выходил кормиться на мель, начинал прочесывать ее маленьким, неглубоко ныряющим воблером. Такая ловля бывает успешна, особенно в первые часы после захода солнца и за 1–2 часа до рассвета.

Днем я ловил судака на клязьминских и окских плотинах на мягкие приманки (подходят любые твистеры и виброхвосты) и на воблеры.

Цвет «резины» особого влияния не имеет, куда больше значит вес джиг-головки. Летом обычно ловят на грузильца весом 10–13 г, в зависимости от глубины и силы течения, а зимой – от 15 до 18 г.

Проводку воблеров я делал в нижнем слое воды, давая приманке проплыть несколько метров после заброса, а затем наклонял вершинку спиннинга к воде и не спеша подматывал леску».

Ловля в сильно закоряженных местах.

Судак всегда держится в «крепких» местах, коряги и всевозможный придонный хлам – непременные спутники клыкастого хищника. Поэтому под сильно закоряженными местами в данном контексте понимаются такие, где три возможных результата очередного заброса: пустая проводка, хватка судака и глухой зацеп, – примерно равновероятны.

Хорошо, если есть возможность ловить в таких местах с лодки. Тогда можно, например, отыскать в затопленном лесу (судак обожает затопленные леса) полянку и обстреливать ее короткими забросами. Или отыскать совсем крохотную прогалинку и попробовать отвесное блеснение.

Но если приходится ловить с берега – беда. Отцеп помогает мало, «незацепляйки», вопреки названию, зацепляются за густые сплетения ветвей, воблеры с одинарным крючком застревают в корягах с тем же успехом, что и оснащенные двумя законными тройниками… И приманки одна за другой остаются в водоеме.

Единственный способ помешать пойманному судаку превратиться в золотую (по своей стоимости) рыбку – использовать сверхдешевые приманки, простые и быстрые в изготовлении.

Например, так называемый «кивач» – упрощенную до предела разновидность не то воблера, не то деревянной рыбки (рис. 79.1). Это выточенная из сухого дерева палочка длиной 6–8 см. Задний ее конец косо срезан, передний закруглен. Через продольное сквозное отверстие, просверленное в теле «кивача», пропускают металлический поводок, на который с одного конца крепят тройник, с другого и вертлюжок, с боков приманку оснащают двумя дополнительными одинарными крючками.

Затем заготовку красят алюминиевой краской в два слоя, маскируют тройник красной ниткой, спереди прикрепляют грузило-эксцентрик, – приманка готова, можно отправляться на водоем.

В Казахстане, где мне довелось столкнуться с ловлей на «кивач», рыболовы, оставшиеся без приманок, изготовляли «кивачи» прямо на берегу вовсе уж упрощенным способом: ошкуривали подходящую по толщине ветку лозняка, разрезали на куски нужной длины, привязывали лишь боковые крючки. Никакой покраски – свежее белое дерево в хороший клев вполне успешно привлекает судака, а в плохой соваться в дремучий коряжник смысла нет. Острый нож, пара крючков и пять минут работы – вот и все, что требовалось для получения вполне действенной приманки.

Для ступенчатой проводки можно посоветовать дешевый аналог джиг-приманок. Все, что нужно для его изготовления – грузило-эксцентрик и тройник, прикрепляемый к нему через заводное кольцо. А можно прикрепить разъемный двойник и обойтись без кольца, еще больше удешевив приманку. На цевье крючка привязывается пучок елочной мишуры, или шерсти, или поролоновых полосок, – судак не слишком привередлив и в хороший жор схватит любую приманку, идущую на подходящем горизонте с подходящей скоростью. Количество зацепов можно уменьшить, если использовать двойники и тройники в противозацепном варианте (рис. 79.2), но совсем от утраты приманок защищенные крючки не спасают. Твистеры и виброхвосты, насаженные на офсетные крючки (рис. 79.3), тоже минимизируют потери, но возрастает количество пустых хваток.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 79. Приманки для ловли в сильно закоряженных местах: 1 – «кивач»; 2 –грузило с оперенным тройником и противозацепный двойник; 3 – твистер на офсетном крючке со штопором и утяжелением.

Все описанные приманки имеет смысл применять в сочетании с достаточно мощным удилищем, силовой катушкой и леской повышенной прочности – иначе схвативший приманку судак тут же юркнет в коряги, и вероятность извлечь его оттуда исчезающе мала. Единственное, что дает шанс на успех – немедленно после поклевки «выкорчевывать» хищника из спасительных для него завалов, переводить борьбу в верхние горизонты воды. Тянуть приходится напролом, и уверенность в снасти должна быть полная.

Впрочем, иногда случается, что судак держится и питается исключительно над вершинами коряжника, странным образом пренебрегая идеальным убежищем. Причем происходит это в местах с течением, где появление термоклина исключено. Рыболовы южных рек (например, днепровские) считают, что причиной тому служат крупные сомы, вытесняющие судаков с нижних горизонтов. Не исключено, что в более северных широтах, где сомы редки и мелки, ту же роль может исполнять и крупная донная щука – судак для нее пища привычная, в желудках пудовых «крокодилов» не раз находили судаков, и не мелких, до 3–4 килограммов весом. А на каменистых банках северной части Финского залива, в районе Выборга, щука весом в 6–7 килограммов уже редко гоняется за корюшкой, ельцом и прочей мелочью – охотится на судачков (обычно до килограмма весом) и крупных окуней.

Дорожка и троллинг.

Разница между дорожкой и троллингом и история этих двух видов рыбной ловли в России подробно разбирается в соответствующей статье этой книги, и повторяться нет смысла. Напомню лишь окончательный вывод: по-моему мнению, коренное отличие между дорожкой и троллингом состоит в применении при втором способе электронной аппаратуры для контроля рельефа дна и поиска рыбы. Проще говоря, эхолота.

При дороженье судака, как и щуки, эхолот не применяется. Напротив, дорожка сама по себе отчасти используется как некий заменитель эхолота – помогает нащупать на обширном водоеме судачью стаю: после поклевки судака рыболов откладывает весла или глушит мотор, немедленно бросает якорь и начинает «обстреливать» место хватки взаброс. Удилище чаще всего для забросов применяется то же, что и для буксировки приманки за лодкой.

Такой способ ловли хорош летом на водоемах без течения, когда судак стоит над термоклином, на глубине 2–3 метра. Чтобы рыба не пугалась, лодку лучше вести по извилистой траектории, а длина распущенного за ней отрезка лески должна быть не менее 40–50 метров.

Надо отметить, что при всех преимуществах дороженья с моторной лодки (рыболов меньше устает, легче достигать удаленных частей водоема и т. д.) правильная проводка приманки легче достигается при гребле.

Неравномерность гребли при дорожке означает примерно то же, что применение неравномерной проводки при ловле взаброс. То есть гребки можно делать часто, или, наоборот, плавно и с разными интервалами, помимо чего греблю можно на мгновение прекращать вообще. Менять скорость проводки при гребле намного легче и продуктивнее, чем достигать того же, регулируя обороты лодочного мотора.

Хорошей тактикой является движение лодки по S-образной траектории: пять гребков слева, потом пять гребков справа, снова пять гребков слева и т. д. Приманка будет также двигаться по схожей траектории (но с менее крутыми виражами, за счет длины лески), что более привлекает хищника.

При летней дорожке над термоклином в качестве приманок используются воблеры и колеблющиеся блесны. Из воблеров у нас на северо-западе для ловли судака наиболее распространены «хаски» – узкие, вытянутые рапаловские «Husky» и однотипные им модели.

Колеблющиеся блесны применяют длиной 70–80 мм миллиметров и весом 20–28 гр. Такие блесны позволяют обходится без дополнительных заглубляющих приспособлений: на пятидесятиметровой леске при средней скорости гребли блесна движется примерно в том горизонте, где вероятнее всего найти судака. В озерах Ленинградской области для дороженья весьма популярны финские блесны «Rasanen» и «Professor», многие из них специально «заточены» для ловли судака в условиях вялого клева – несут дополнительный тройник в середине или в передней части блесны.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 80. Приманки для дорожки в условиях термоклина: 1 – воблер «Husky Jerk»; 2 – блесны «Rasanen» различных расцветок.

Как определить без эхолота, на какой глубине держится судак? Или глубину термоклина, что в данном случае почти одно и то же? Можно поговорить с рыболовами-кружочниками или просто понаблюдать за их действиями: на какую глубину коллеги отпускают живца? Можно заняться самостоятельным поиском нужного горизонта: на леску крепится дайвер (речь о них пойдет ниже), а выше его – 2–3 поводка с блеснами (через тройные вертлюжки), идущими на разных уровнях; поводки ставятся несколько более слабые на разрыв, чем основная леска, – чтобы не лишиться при мертвом зацепе всех приманок разом. Расстояние от точки крепления верхнего поводка до дайвера не должно значительно превышать длину спиннинга, иначе возникнут проблемы с вытаскиванием рыбы, схватившей нижнюю блесну.

В холодную осеннюю погоду, когда термоклин исчезает и судаки стоят на глубинах свыше пяти метров, воблеры выбираются с бо́льшим заглублением, а для «колебалок» необходимо вспомогательное оборудование для заглубления. Обычно для этой цели используются т. н. дайверы – грузила, отжимающие блесну в нижние горизонты не за счет собственного веса, а за счет лопасти в передней части, напоминающей лопасть воблера.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 81. Дайвер «Kuusamo»: 1 – вид сбоку; 2 – вид сверху.

Изображенный на рис. 81 дайвер «Kuusamo» удобен, когда лодка и буксируемая блесна идут по прямолинейной траектории, и используют его в основном троллингисты. Если же вы хотите, чтобы блесна рыскала у дна, отзываясь на малейшие изменения в направлении движения лодки, лучше включить в оснастку дайверы, изображенные на рис. 82.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 82. Дайверы: 1 – «Jet Diver»; 2 – «Dipsy Diver».

Есть еще одна категория приманок, применимых без заглубляющих устройств на приличных глубинах. Это объемные глубоководные блесны. В свое время, до начала эпохи воблеров, среди дорожечников Финского залива были весьма распространены эти приманки – самодельные, отлитые из олова, свинца или баббита. Изрядный вес таких приманок не давал им уходить в верхние горизонты воды, но значительно ухудшал игру. Чтобы исправить этот недостаток, к заводному кольцу на хвосте блесны вместе с тройником часто крепили лепесток от «вертушки» – и он не вращался, а колебался, придавая блесне бо́льшую привлекательность (зачастую использовались лепестки от вращающихся блесен, произведенных советской легкой промышленностью, – использовать их по прямому назначению не представлялось возможным).

Современная финская глубинная блесна «Painoustin» (рис. 83.1) устроена схожим образом, только лепесток не болтается на заводном кольце, а вращается, как ему и положено. Заглубляет блесну большой вес (весит эта модель от 50 граммов при относительно небольших размерах), а горизонтальное положение при дороженье достигается за счет крепления лески сверху, в районе центра тяжести приманки.

Конструкторы другой фирмы – рапаловской «дочки» «Blue Fox» – пошли иным путем, создавая свою комбинированную блесну для глубинной ловли (рис. 83.2): тело рыбки выполнено из относительно легкого материала, а необходимый вес обеспечен дополнительной огрузкой, расположенной спереди и сзади, прямо на тройнике блесны.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис 93. Глубинные блесны для троллинга: 1 – «Painoustin» фирмы «Kuusamo»; 2 – «Minnow Chaser» фирмы «Blue Fox».

Тактика ловли при осеннем дороженье остается прежней: стаю хищников отыскивают, буксируя блесну за лодкой, а отыскав – встают на якорь и ловят взаброс. Но в таких случаях гораздо удобнее иметь под рукой два спиннинга, по-разному оснащенных: один для дорожки, а второй для ловли взаброс в придонных слоях – этот спиннинг обычно имеет джиг-оснастку.

При дороженье в реках с термоклином сталкиваться не приходится, и блесну даже в летнюю жару стараются проводить в нижних горизонтах. Приманки те же: воблеры и колеблющиеся блесны. Реже применяются снасточки с мертвой рыбкой, а на южных реках, богатых судаком, в ходу вращающиеся блесны, обычно в сочетании с «патерностером».

Любопытно, что на озерах Ленинградской области «вертушки» не в чести у любителей ловить судака на дорожку. Более или менее успешно ими ловят лишь в относительно мелководном Финском заливе (с применением ползущего по дну грузила, наподобие описанной выше «московской оснастки»). Но эта ловля направлена в основном на поимку окуня, а небольшие судаки попадаются в качестве прилова.

Наши соседи финны, как уже упоминалось, тоже избегают ставить эту приманку при охоте за судаком, в том числе при помощи дорожки и троллинга. Между тем кубанские, например, рыболовы дорожат с «вертушками» и на уловы не жалуются. Возможно, все дело в видовом составе рыб, служащих судаку кормовой базой – там, где он привык отъедаться корюшкой и ряпушкой, вращающаяся блесна с пищей никак не ассоциируется…

На реках дорожить удобнее с мотором. Утомительно, знаете ли, наматывать километры, плюхая веслами против течения. Даже на самые небольшие лодки можно подобрать моторчик мощность 2 л.с., но некоторые любители «тихой» дорожки используют мотор лишь для того, чтобы добраться к району ловли и вернуться обратно, а дорожат под веслами.

Двигатель надо выбирать четырехтактный, хоть двухтактные и стоят дешевле. Но опыт показал, что судак более чувствителен к шуму двигателя, чем щука. Последняя порой сама стремится к лодке, привлеченная звуком мотора, работающего на больших оборотах, – хищница рассчитывает поживиться рыбешками, оглушенными винтом.

О том, насколько применимы для дорожки и троллинга маломощные подвесные моторы отечественного производства, ничего сказать не могу. Первый мой опыт знакомства с ними стал и последним – двухсильный «Салют» обладал настолько привередливым и капризным характером, что совместная рыбалка не заладилась…

* * *

Случается при ловле с моторной лодки, оснащенной эхолотом, что прибор показывает наличие рыбы, причем судя по всему судака, – а хваток нет. Обычно в таких случаях начинается смена приманок, если она не помогает – рассуждения об температуре воды, атмосферном давлении и прочих факторах, вызывающих апатию хищников.

Давление на клев рыбы влияет, спору нет. И прочие факторы тоже. Но конкретная и непосредственная причина иногда проще – рыба напугана звуком мотора.

Происходит такое не только при ловле в верхних слоях воды. Звук в воде, как всем известно, распространяется очень хорошо. И некоторые специалисты считают, что судака, стоящего даже на глубине 10–12 метров, настораживает прекрасно слышимый звук двигателя, пусть даже работающего на самых малых оборотах.

Проверить догадку о причине отсутствия хваток при наличии рыбы просто: достаточно заглушить двигатель и начать ловлю взаброс. Но так имеет смысл ловить, если эхолот показал присутствие судачьей стаи. А если приходится «собирать» одиночных судаков с большой акватории, причем не настолько голодных, чтобы хватать приманку при любом шуме?

Выход один – отодвинуть приманки как можно дальше в сторону от кильватерной струи моторной лодки или катера. Делается это при помощи устройства, называемого нашими рыболовами «катюшей», «катамараном», «салазками», «торпедкой», а западными рыболовами – «планером».

В книге «Лососи. Секреты ловли» я написал, что «планер» ничем не отличается от «катюши», – и некоторые читатели меня неправильно поняли.

Придется объяснить подробнее. Объясняю: принципиально «планер» от «катюши» не отличается, никак и ничем, как легко убедиться, взглянув на рис. 84: фирменный «планер» выглядит красивее, чем «катюша», на скорую руку сколоченная из двух дощечек и двух реек, да стоит дороже. Вот и все отличия.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 84. «Катюша» (сверху) и «планер».

Но методы применения однотипного устройства нашими и заграничными рыбаками отличаются, и очень сильно.

«Катюшей» ловят достаточно примитивным способом (рис. 85. А) – длинные поводки с блеснами (достаточно толстые) прикреплены прямо к шнуру, на котором буксируют «катюшу», и рыбу вытаскивают, перебирая шнур руками. Заодно приходится подтаскивать к борту и «катюшу», чтобы добраться до точки крепления поводка к шнуру, – что не добавляет удобства ловле. Любителям побороться с рыбой, поводить ее на тонкой леске, давая шансы на спасение, «катюша» положительных эмоций не доставит – судака тащат на силу, как репу из грядки. Зато оснащение для ловли получается в разы дешевле, нет нужды в троллинговых удилищах и катушках.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 85. Буксировка блесен троллиговым катером при помощи «катюши» (А) и «планера» (Б).

При ловле «планером» (рис. 85.Б) все происходит сложнее. Леска с блесной не крепится жестко к шнуру, на котором буксируют «планер», а зажимается в специальном приспособлении, называемом за границей клипсой, а нашими рыболовами – прищепкой.

Опустив «планер» на воду, его заводят, вытравливая шнур, на заданную дистанцию от катера (25–30 метров, в редких случаях до 50). Рыболов фиксирует шнур, затем берет обычный троллинговый спиннинг, отпускает блесну или воблер на нужное для ловли расстояние. Прищепку закрепляют на буксировочном шнуре планера при помощи металлического крепления, свободно скользящего вдоль шнура.

Леску спиннинга зажимают в прищепке, затем позволяют прищепке (вместе с закрепленной в ней леской) скользить по буксировочному шнуру по направлению к «планеру». Отпустив прищепку на нужное расстояние, сброс лески прекращают, спиннинговое удилище ставят в держатель (в «подстаканник»), – приманка идет теперь не за кормой катера, а значительно в стороне. Таким же образом заводят приманку второго спиннинга – чаще всего их используют с одним «планером» не меньше двух и не более пяти. Закончив, с другого борта запускают второй «планер» и повторяют процесс.

При поклевке леска выскакивает из клипсы, либо ее освобождают резким движением удилища (такое часто случается, если блесну вместо судака атакует окунь размером чуть больше приманки), после чего рыбу выводят обычным порядком. А «планер» при этом остается на прежнем месте.

Чтобы лески спиннингов не путались, шнур «планера» крепят повыше, на мачте или носовом флагштоке (в отличие от шнура «катюши», закрепленного под рукой у рыболова), а лески с приманками отпускают на разную длину – чем ближе к катеру располагается на шнуре клипса, тем длиннее зажатая в ней леска.

Естественно, «спортивный» вариант ловли требует значительно больших капиталовложений. Но вместо фирменного «планера» вполне можно использовать самодельную «катюшу» – хоть небольшая, но экономия.

В каталогах иностранных производителей можно встретить небольшие «планеры», схожие не с «катюшей», а с известным «водяным змеем» (огруженной фанеркой, стоящей в воде вертикально и работающей по тому же принципу). Такие «планеры» для буксировки троллинговых приманок не годятся (по крайней мере тех, что предназначены для судака), с их помощью можно разве что попробовать протянуть за лодкой небольшую вертушку или пару мушек-стримеров.

Зимняя ловля на блесны и балансиры.

Поиск рыбы.

Отвесное блеснение судака начинается по перволедью, когда лед становится достаточно прочным, чтобы выдержать рыболова.

Как и при других способах ловли, при зимнем блеснении соблюдается принцип «судака сложнее найти, чем поймать». О тактике поиска клыкастого хищника неплохо рассказано в статье харьковского рыболова Е. Кукина «Отвесное блеснение судака» («Рыболов», № 1/85), выдержка из которой приводится ниже:

«Блеснение судака зимой имеет ту особенность, что оно часто требует больших передвижений по водоему в поисках косяка жирующей рыбы. Активный, энергичный и широкий поиск – одна из главных составляющих успешной ловли судака.

Однако выбирать места ужения нужно осмысленно, для чего необходимо знать, где держится хищник. Прежде всего это бровки – переходы дна в прибрежную полосу, границы ям и отмелей, затопленных оврагов и русел рек, каменистые гряды, коряжники, завалы камней, бывшие старицы. Иногда судак выходит на участки водоема с абсолютно ровным дном и небольшой глубиной – до 2,5 метра. Найти такое место в одиночку довольно сложно, так как судаки рассредоточиваются на большой площади и никакой закономерности поиска в данном случае нет. Здесь успех может принести коллективная ловля многих рыболовов: по поклевкам у крайних из них хотя бы приблизительно определяют границы косяка и направление его движения. В этом случае, как правило, из одной лунки ловится только один судак, соседние лунки поклевок На неизвестном водоеме могут помочь советы местных рыболовов.

Ориентировочно определив направление бровки, пробивают лунки перпендикулярно ему с интервалом 4–5 метров, пока точно не обнаружится край бровки. Лунки над ней полезно обозначить вешками, чтобы легко найти их после снегопада. Следует помнить, что на бровке имеет значение перепад глубин в двух соседних лунках даже на 0,5 метра.

В течение зимы места жировки судака меняются. Существенно и то, что этот хищник, предпочитает чистую проточную воду, и весной, когда водоем начинает мутнеть, нужно искать участки с достаточно чистой еще водой. Ловят обычно на глубине 2,5 метра, иногда – 6–7 метров.

Удачной бывает ловля судака в первые 15–20 дней после ледостава и в начале весны. Особенно интенсивным клев становится в оттепель, после длительных морозов, когда температура воздуха повышается, давление падает, на льду появляется вода, а снег переходит в мелкий моросящий дождь. В устойчивую ясную морозную погоду клев продолжается в течение почти всего дня, но все же активнее он на утренних и вечерних зорях. В середине зимы, когда день короткий, судак начинает кормиться поздно. после полного рассвета; а затем, после перерыва в середине дня, клев возобновляется. Иногда удается поймать судака еще до рассвета или вечером, уже в густых сумерках. Но это все – общие положения. Точно указать лучшее время ловли судака невозможно, его приходится устанавливать практическим путем».

Снасти.

Судак рыба не мелкая и ловят его чаще с изрядной глубины, поэтому удильники применяются с достаточно большими катушками – 70–75 мм. В процессе вываживания катушка не участвует, ее назначение – быстро смотать леску и быстро подать ее в лунку. Однако для самых крупных хищников применяют более мощную удочку (рис. 86): с мультипликаторной катушкой (с ее помощью вываживают рыбу) и усиленным хлыстиком большей длины и пропускным кольцом, рассчитанным на «плетенку». На российских водоемах такой силовой вариант удочки большого распространения пока не получил.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 86. Удильник для зимнего блеснения крупных хищников: 1 – удилище с пристыкованным хлыстиком; 2 – мультипликаторная катушка.

Ставить или не ставить кивок на удочку, предназначенную для блеснения судаков? Вопрос сложный. Некоторые рыболовы ставят, некоторые нет. Решая этот вопрос, ориентироваться надо на тип лески и размер приманки – в свою очередь зависящие от глубины водоема, размера судаков в нем и от других факторов.

С кивком используют практически всегда мононить, «плетенка» перепиливает пропускное отверстие в кивке очень быстро. Многие рыболовы оснащают свои удочки выдвижным кивком и используют его при нужде: например, если по ходу рыбалки приходится переключаться на ловлю мелкого судака, берша или окуня на небольшие приманки.

Для блесен кивки ставят более эластичные, чем для балансиров, и несколько более длинные – 70–80 мм против 40–50. Выдвижной, регулируемый по длине кивок можно приспособить для ловли и блесной, и балансиром, а финские удочки «Kuusamo» имеют несколько сменных хлыстиков, различающихся по жесткости и по чувствительности кивка (чтобы не перепутать, на хлыстики нанесена цветная маркировка).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 87. Удочки для зимнего блеснения фирмы «Kuusamo» со сменными хлыстиками: 1-рукоять с катушкой; 2 – хлыстики для блеснения окуня и ловли на балансиры; 3 – хлыстики без кивка для блеснения судака и щуки.

Качественную мононить (зимние лески, помеченные «Ice») ставят для блеснения диаметром 0,18 мм, для самых крупных блесен и балансиров – 0,2–0,22 мм. Лески качеством похуже берут более толстые, до 0,3 мм.

Приманки для зимнего блеснения судака используются трех типов:

– горизонтальные блесны, в просторечии – балансиры;

– вертикальные зимние блесны, подразделяющиеся в свою очередь на планирующие и ныряющие;

– колеблющиеся блесны для летнего спиннинга (в переоснащенном варианте).

Кроме того, вполне успешной бывает ловля, когда вместо блесны ту же самую удочку для зимнего блеснения оснащают снасточкой с рыбкой или джиг-головкой с мягкой приманкой, или какой-либо самоделкой, более напоминающей мормышку, чем блесну. Но по формальному признаку – по отсутствию блесны – такие способы ловли отнести к блеснению нельзя, и они будут описаны в других разделах.

Начнем по порядку, с балансиров – в последнее время они все больше и больше вытесняют классические «нырялки» из рыболовных ящиков и заслуживают более подробного рассказа…

Приманка эта относительно новая, пришла к нам из Финляндии и в массовом количестве появилась на вооружении у российских рыболовов в 80-х годах двадцатого века. Однако нельзя сказать, что до того в Советском Союзе не знали горизонтальных блесен: «краб», запрещаемый в свое время органами рыбнадзора за изобилие торчащих во все стороны крючков, и «стукалка», применяемая для ловли налимов, – по сути своей тоже горизонтальные блесны, хоть и не имитирующие с таким тщательностью живую рыбку. Дальневосточные рыболовы (на Амуре) с давних пор использовали горизонтальные блесны, еще более близкие к современным балансирам.

Балансиры (рис. 88), устроены просто: тело из раскрашенного свинца или другого тяжелого сплава, с впаянными спереди и сзади одинарными крючками, с висячим тройником под брюшком и с петлей на спинке для крепления лески; важнейший элемент, обеспечивающий правильную игру балансира, – пластиковый хвостик из двух соединенных под углом пластин.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 88. Балансир и принцип его игры.

В конструкции балансиров (особенно самодельных) возможны не принципиальные изменения: хвостики выполняют из тонкого листового металла или щетины, на маленьких по размеру моделях не предусмотрено крепление для тройника; некоторые рыболовы не раскрашивают свои самоделки, отлитые из олова или припоя – судак при хорошем жоре не требователен к расцветкам.

Некоторые производители балансиров («Kuusamo», например) не балуют нас разнообразием форм своих балансиров, сохраняя верность проверенным временем моделям, и предпочитают экспериментировать в основном в области расцветок и ассиметричных хвостиков, придающих приманке «рыскающую» игру.

Лет двадцать-тридцать назад считалось, что для ловли судака больше всего подходят узкие и длинные блесны, оснащенные подвешенным на кольце тройником. В наше время форма блесен в общем не изменилась (см. рис. 89), но в оснастку все чаще вводится одиночный крючок, тоже свободно подвешенный к блесне. Длина блесен чаще всего 70–90 мм, иногда, если попадается в основном мелкий судак в компании с бершом, используются блесны меньшей длины, для крупных судаков – 100–120 мм.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 89. Зимние блесны для ловли судака.

Наши соседи-финны очень любят использовать для зимнего блеснения летние «колебалки» – относительно небольшие, длиной не более 50 мм. Ловят на них не только судака, но и щуку, и лососевых. Для подледной ловли летние блесны переоснащают – вместо крупного тройника подвешивают одинарный крючок, для уменьшения числа зацепов.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 90. Колеблющиеся блесны, оснащенные для зимней ловли.

Техника ловли.

Техника блеснения судака несложна, и в основном совпадает для блесен и балансиров: хлыстик удочки резко поднимают, затем быстро опускают (амплитуда движения кончика – 25–30 см, по первому и последнему льду, когда рыба наиболее активна – до 50–60 см, в глухозимье иногда не более 15–20). Опустив удильник, выдерживают паузу в несколько секунд – пока затухают колебания блесны, это затухание хорошо передает кивок. Если кивка нет, приходится следить за движением лески – в таком случае лучше, если леска будет хорошо заметна на фоне снега и льда; наиболее удобна красная или другого контрастного цвета. Без кивка ловят на тяжелые приманки и на большой глубине, где для рыбы цвет лески уже не важен.

В ловле судака, по сравнению с блеснением других хищников, паузу выдерживают дольше, но точную длительность в секундах назвать нельзя, для каждой приманки она своя – для балансиров и планирующих блесен пауза подлиннее, для ныряющих – покороче. При ловле на тяжелые балансиры рекомендуется сначала уложить их на дно секунд на 20–30, чтобы успокоились находящиеся поблизости подводные обитатели.

Затем приманку поднимают на 30–40 см ото дна и начинают повторять цикл «подъем-опускание-пауза». Если судак стоит под лункой, но не клюет (чаще рыболов лишь предполагает такую ситуацию, и лишь счастливые обладатели зимних эхолотов-флэшеров знают точно), – тогда применяют дополнительные приемы, способные раззадорить хищника – постукивание блесной по дну, протягивание ее по донному грунту (для этого блесну отпускают в свободное падение с высоты 2–3 метра от дна, чтобы она оказалась на донном грунте как можно дальше от лунки.

Если судак клюет хорошо, то дополнительные приемы игры блесной не требуются. При вялом же клеве не только разнообразят игру приманкой, но и нередко подсаживают на крючки естественные приманки: червей или кусочек резки с плавничком, размер их необходимо соотносить с размером блесны – слишком большая подсадка ухудшает игру.

При ловле с подсадкой игра отличается затянутой до 20–30 секунд паузой, во время которой блесна не висит неподвижно – легкими движениями удильника слегка пошевеливают, заставляя колебаться в нижней точке цикла.

Еще один способ улучшения клева применяют волжские рыболовы – выдерживают свои судачьи блесны в ароматном жире, вытопленном из тюльки.

Ловля на зимние жерлицы и живцовые удочки.

Принцип действия жерлицы, как зимней, так и летней, – позволить хищной рыбе без помех заглотать живца (и крючок вместе с ним), сбрасывая леску со специального устройства той или иной конструкции. Рыболов в этой стадии ловли не принимает участия, или принимает пассивное – выжидает, когда придет время сделать подсечку.

Главная мишень для рыболовов, ловящих зимними жерлицами в европейской части страны, – щуки.

Попадаются и судаки, но реже: жерличная ловля стационарная, жерличник устраивается на одном месте всерьез и надолго, а судачьи стаи очень часто находятся в постоянном движении по водоему, клыкастые могут подойти под жерлицы – тогда улов будет завидным – а могут и не подойти.

Подробно конструкции зимних жерлиц рассмотрены в соответствующей статье, здесь лишь отметим, что зимние жерлицы можно условно разделить на две группы:

– надледные жерлицы, выставляемые открыто и требующие присутствия рыболова и его участия в процессе ловли – иногда их еще называют ставками, поставушками и т. д.;

– жерлицы-подледницы, выставляемые скрытно (снасть находится подо льдом) и на долгий срок.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 91. Надледная жерлица на треноге с флажком-сигнализатором до поклевки (А) и после (б).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 92. Самодельные проволочные подледницы различной формы.

Судак требует активной ловли, и для его поимки подледные жерлицы на самолов не ставят, в отличие от налима и щуки, – ловят, наблюдая за поклевками. Для этого в оснастку подледницы вводится небольшой поплавок – из намотанного на жерлицу запаса лески спускается петля такой длины, чтобы прикрепленный к ней поплавок находился в паре сантиметров от поверхности воды. Если поплавок не обнаружен в лунке при очередном осмотре жерлиц – значит, живца схватил подводный хищник.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 93. Жерлица-подледница с сигнализатором поклевки.

Для активного поиска судака в водоеме гораздо больше подходит живцовая удочка (рис. 94). Четверть века назад такие удочки были в большом ходу у рыболовов, охотившихся за судаком в Куршском заливе. Снасть простейшая: удильник, леска, поплавок и живец на снасточке. На лед ее не ставили, благо поклевки долго ждать не приходилось.

Дело в том, что во второй половине 80-х годов двадцатого века в Куршском заливе случился баснословный всплеск численности судака (удачный нерест, случившийся два или три года подряд, наложился на цикличный пик численности мелкой кормовой рыбы). А еще через год или два кормовая рыба не уродилась, ее жизненный цикл невелик, и колебания численности происходят быстрее… В результате залив буквально кишел судаками, причем голодными, – ловили их очень много и чем угодно, на любые блесны и любые мормышки с любыми насадками, разве только шумовками не черпали… Отмечен и опубликован случай, когда один рыбак – из одной лунки и на одну удочку – выудил за три часа ловли свыше ста судаков!

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 94. Зимняя живцовая удочка.

Почему же куршские рыболовы возились с живцами при таком небывалом клеве? Все просто: власти быстро разобрались в ситуации (нетрудовые доходы!) и ограничили норму вылова не то двумя, не то тремя судаками в день. Мобилизовали на борьбу с любителями нетрудовых судаков не только рыбоохрану – и милицию, и дружинников, и общественников, всех погнали на лед и в засады на подъездных путях к заливу. И что оставалось делать судачатникам? Шагать два часа по льду к месту ловли, за десять минут взять свою норму, затем шагать обратно? Ловили на живца, причем на самого крупного – если норма вылова в штуках, то надо брать рекордные экземпляры.

В обычных условиях живцовая удочка не столь эффективна, и ее успешно заменяет мормышечная удочка, насаженная небольшим живцом – описанию ловли на эту снасть посвещен следующий раздел.

В наше время любопытную универсальную удочку выпускает финская фирма «Karismax» (рис. 95) – ей можно ловить на блесну, а при нужде использовать как живцовую удочку и даже как жерлицу, положив поперек лунки – «рога» на концах удочки не позволят хищнику утащить снасть под лед (при ловле на блесну на эти «рога» наматывается выбираемая из лунки леска, в том числе и при вываживании рыбы).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 95. Универсальная удочка «Max-1» фирмы «Karismax».

Ловля на мормышку.

При ловле на зимнюю удочку с мормышкой судак зачастую попадается на снасть, вовсе не для него предназначенную. Например, не так уж редко судаки попадаются при ужении корюшки со льда Финского залива – корюшка не боится грубых снастей, и используемые для ее ловли толстые лески с крупными мормышками (чаще всего пластмассовыми самосветящимися) позволяют без особых хлопот вытаскивать клыкастого хищника. При ловле окуня или мирных рыб применяются куда более тонкие снасти и поединок с клюнувшим судаком далеко не всегда завершается в пользу рыболова.

Специальная же ловля судака на мормышку требует особых снастей и поклевка других рыб (за исключением берша) на них случается достаточно редко. Больше всего эта ловля напоминает летнюю рыбалку на мормышку плавом, описанную в разделе, посвященном летней ловле судака. Конечно же, бурить лунку за лункой в поисках судачьей стаи более утомительно, чем спокойно дрейфовать на лодке, без особых трудозатрат облавливая куда большие площади. Но зимой судаки собираются в гораздо более густые и многочисленные стаи, чем летом, и уловы зимних удильщиков окупают затраченные усилия.

Для ловли судака на мормышку используются удильники с катушкой и достаточно мощным хлыстиком длиной 25–30 см (общая длина удочки 50–60 см). На конце хлыстика крепится кивок с пропускным кольцом – это необходимая часть оснастки, которая не только помогает определять осторожные поклевки, но и находить дно.

Рыболовы на средней Волге делают кивок из двух металлических частей – жесткого основания и мягкой вершинки. Жесткая часть отвечает за игру приманки, а вершинка четко показывает, что мормышка коснулась дна.

Судачятники, ловящие Ладоге и Финском заливе, достигают той же цели, используя куски плоской пружины длиной 10–12 сантиметров, ближе к концу стачивая их по краям, уменьшая ширину.

Украинские рыболовы предпочитают более короткие кивки (С. Логвиненко «Вертолет для судака», «Рыболов» № 2/87):

«На удочку с запасом лески диаметром 0,30–0,35 миллиметра ставят кивок с широким отверстием на конце. Я делаю его из плоской часовой пружины шириной 2–3 миллиметра, припаивая к кончику заводное кольцо. Рабочая длина кивка – 4–5 сантиметров. Кивки из витой пружины или ниппельной резины непригодны, так как быстро обледеневают, тогда как с описанного кивка наледь легко удалить пальцами по мере ее нарастания».

При ловле в озерах и вообще в водоемах без течения зачастую используется леска-«плетенка», позволяющая корчевать со дна водоема небольшие коряги. Однако если при ловле в оттепель плетеные лески сохраняют все свои достоинства, то на сильном морозе с некоторыми из них происходят неприятные вещи (хотя рыболовы, увлекающиеся зимним спиннингом, нахваливают леску «Spidek wire», якобы совершенно не боящуюся холода).

При рыбалке на сильном течении можно применять только монофильную леску, «плетенка» под напором струи практически мгновенно вгрызается в края лунки, отчего рыбачить уже невозможно. Оптимальная толщина мононити при таких условиях ловли – от 0,25 до 0,3 мм. Более толстая излишне парусит на течении, а леска потоньше изнашивается при постоянном трении о нижний край лунки и может не выдержать первых рывков крупного судака.

Мормышки используются чаще всего самодельные, примерно те же, что и при ловле плавом: шаровидные, каплевидные и конусовидные – вес их и форма зависят от глубины и силы течения на месте ловли. Заранее предсказать, где будет обнаружен косяк судака, невозможно, поэтому обычно в арсенале судачатника-мормышечника как минимум десятка два мормышек разных форм и размеров, а в местах, где дно отличается особенной захламленностью, это число увеличивается в несколько раз, отцепы далеко не всегда помогают освободить зацепившуюся мормышку.

Некоторые рыболовы изготавливают мормышки с серебристым или золотистым покрытием, считая, что дополнительный блеск привлекает судаков. Но большинство любителей этой ловли предпочитают более экономичные конструкции из свинца, не подвергнутого какой-либо дополнительной обработке, – исходя из рассуждения, что рыбу привлекает исключительно насадка, а задача мормышки лишь доставить ее ко дну и удерживать там.

Волжские судачатники в 20–30 см выше мормышки иногда привязывают дополнительный крючок или блесенку, с той же насадкой, а при ловле на очень сильном течении, поднимающем от дна даже самые тяжелые мормышки, вводят в оснастку дополнительное грузило обтекаемой формы, расположенное в метре от приманки. Управлять оснасткой с разнесенной огрузкой намного сложнее – надо уметь чувствовать касания дна именно мормышкой, а не дополнительным грузилом.

Рыболовы, ловящие судаков на Дону, изредка применяют более сложные конструкции, позволяющие насаживать несколько мальков сразу. Такие самоделки уже затруднительно назвать мормышками, но свое происхождение эти снасточки ведут именно от них.

В качестве насадки используется обычно малек, реже – кусочек более крупной рыбки, еще реже – червь. Возможна ловля и на искусственную насадку, но о ней чуть позже.

У нас на Северо-Западе чаще всего в качестве живца используется верховка. Ее добывают перед ледоставом подъемниками и содержат в прохладном месте.

Верховка очень живуча, и если посадить до полутора сотен рыбешек в бак объемом 30–40 литров, стоящий в прохладном месте (но так, чтобы вода не покрывалась ледяной корочкой), и вовремя менять воду, то верховки, постепенно уменьшаясь в числе, доживают до распадения льда.

Но большинство рыболовов все же запасает верховку либо перед выездом на рыбалку, либо непосредственно на месте ловли. О способах добычи верховок зимой подробнее рассказано в статье, посвященной этой рыбке.

На Средней Волге (в Татарстане, Саратовской обл. и т. д.) лучшей насадкой для ловли судака считается тюлька.

Тюлька – небольшая рыбешка, достигающая 10–12 см длины. Первоначально тюлька обитала лишь в водах Каспийского моря, но лет сорок назад поднялась через шлюзы Куйбышевской ГЭС в воды одноименного водохранилища и постепенно размножилась там в огромных количествах, полностью перейдя на пресноводный образ жизни.

Зоопланктон Куйбышевского водохранилища оказался прекрасным кормом для тюльки, а особенности ее нереста позволили размножаться чуть ли не в геометрической прогрессии (тюлька нерестится в средних слоях воды и резкие колебания уровня воды, обычные для водохранилищ, не влияют на сохранность икры).

А сама тюлька, отличающаяся очень высокой калорийностью, пришлась по вкусу хищникам волжских водохранилищ, став, в частности, основной кормовой рыбой для судака. Средневолжские судаки и берши к концу зимы настолько откармливаются тюлькой, что в брюшных полостях у них образуются большие сгустки внутреннего жира. Кстати, рыболовы отмечают, что с появлением тюльки в Куйбышевском водохранилище увеличилось количество белой рыбы – давление хищников на молодь леща, плотвы и других карповых значительно снизилось.

Для наживления мормышек при подледной ловле используют мелкую тюльку длиной 4–7 см, добываемую зимой в прибрежной зоне со слабым течением и глубиной не более 2–3 метров. В таких местах тюлька с осени скапливается огромными стаями, и добыть ее подъемником не составляет труда (обычно используются стандартные подъемники-малявочники площадью один квадратный метр, опускаемые в майны несколько большего размера. Наиболее успешной бывает ночная ловля тюльки в подсвеченной фонарем майне. Улов обычно замораживают или засаливают и так хранят всю зиму, но считается, что соленая насадка менее привлекательна для хищников.

Тюльку гораздо чаще, чем верховку, разрезают, насаживая на мормышку. Дело в том, что тюлька очень жирная рыбка, и когда ее половинка оказывается в воде, на поверхности образуется жирное радужное пятно, подобное нефтяному.

На запах этого жира судак подходит издалека и даже поднимается со дна чуть ли не к поверхности льда (при ловле в местах, где отсутствует течение), нередки поклевки родственника-берша, и даже мирные рыбы (лещи, крупные плотвицы и густерки) не прочь отведать зимой скоромной пищи и попадаются порой на мелкие мормышки, насаженные кусочками тюльки. При отсутствии поклевок примерно через час ловли жир вымывается и эффективность насадки уменьшается и ее необходимо заменять.

Существуют разные способы насаживания малька. Иногда рыбешек цепляют снизу за челюсть, выводя жало крючка в ноздрю – этот способ наиболее применим при ловле на живую верховку, она долго не снет на крючке, но судаку легче сорвать ее с крючка, избежав подсечки. При ловле на мелкую тюльку часто продевают крючок через рот и выводят его ближе к спинному плавнику.

Если ловить приходится на течении, то малька протыкают крючком насквозь в районе анального плавника. В этом случае даже уснувшая рыбка будет находиться у дна почти поперек потока, и колебания ее тела привлекут хищника.

В местах, где тюльку и верховку достать трудно, на мормышки насаживают резку из любых мелких пород семейства карповые. Например, на озере Балхаш судаки очень активно клюют зимой на резку из подлещиков и рыбы, называемой местными рыболовами воблой (на мой взгляд, от российской плотвы балхашская вобла отличается исключительно отсутствием красного пигмента в окраске глаз и плавников).

Искусственные насадки используются значительно реже, когда добыча живцов почему-либо невозможна, либо судаки очень голодны, либо в самые сильные морозы, затрудняющие насаживание живцов. В таких случаях вместо малька используют твистеры или небольшие виброхвосты, нацепляя их на крючки как мормышек, так и обычных спиннинговых джиг-головок. Но привязывают джиг-головки не за колечко (его обычно срезают), а пропуская леску сквозь специально просверленное отверстие и закрепляя узлом на цевье, – так, чтобы джиг-головка располагалась в воде горизонтально.

Волжские рыболовы иногда привязывают к крючку мормышки несколько шерстинок или червеобразных обрезков поролона. Для лучшего привлечения судаков эти насадки пропитывают жиром тюльки. Делается это вот как: в небольшую кастрюльку помещают десятка полтора тюлек, заливают водой – так, чтобы она только-только покрыла рыбешек, – и ставят на огонь. Обычно хватает 15 минут, чтобы рыбки окончательно разварились и превратились в очень жирную кашицу. В нее опускают мормышки, оснащенные искусственной насадкой, и выдерживают там до остывания варева до комнатной температуры. Ароматизированных насадок хватает на час-полтора ловли, после чего жир вымывается и надо привязывать новую «пахучую» мормышку.

Если судак в водоеме обитает в больших количествах и при том очень голоден, такие ухищрения излишни (как в Куршском заливе в 80-е годы). К мормышкам тогда привязываю те же шерстинки и поролон, но ничем не обработанные, или елочную мишуру, или пучки козьей или собачьей шерсти, или червеобразные полоски, вырезанные из резиновых перчаток или воздушных шариков… Судак клюет на всё. Но такие сверхблагоприятные условия для ловли случаются крайне редко, да и рыбалка во многом теряет свой интерес…

Тактика и техника ловли.

Ловят судаков на мормышку обычно в местах с сильным течением, где блесны и балансиры не годятся из-за своей большей, чем у мормышки, парусности (в водохранилищах это обычно либо основное русло, либо затопленные русла притоков), поэтому основная ловля начинается спустя две-три недели после ледостава – самый первый лед в таких местах ненадежен и выходить на него очень рискованно.

Судак считается сумеречным хищником, однако рыболовы волжских водохранилищ в начале зимы отправляются за ним засветло – на большой глубине клев судака может продолжаться весь день даже при солнечной погоде, а ловля происходит на глубине от 10 до 20 метров.

Вот как описывает процесс ловли один из волжских специалистов (А. Похлебкин, «С мормышкой на судака», Рыболов, № 6/2004):

«Уровень воды в водохранилищах постоянно меняется из-за работы гидроэлектростанций. Над крутыми перепадами глубины лед ломается, образуя торосы – именно они указывают на наличие бровки, а значит, и на потенциально уловистое место. Поиск судака начинается с ровных полянок среди торосистых полей. Ловить между нагромождениями льдин намного труднее – леска будет постоянно путаться. Сюда можно сместиться позднее, если на более удобном месте поклевок не случится.

Насадив малька, рыболов опускает мормышку в лунку, отжимает тормоз катушки, и приманка скользит ко дну. Тут главное – не пропустить того момента, когда мормышка коснется грунта. Его можно заметить по еле заметному вздрагиванию кивка. В следующее мгновение течение натягивает леску, а потому слабина не образуется. Без чувствительного кивка нащупать дно практически невозможно.

Поскольку на крючке мормышки – естественная насадка, игра приманкой может быть почти произвольной, лишь бы мормышка все время находилась около дна, и чем сильнее течение, тем меньше исключений из этого правила. Если на слабой струе судак может подняться за приманкой на метр-другой, то на сильном течении он словно прилипает к грунту.

Найдя дно, рыболов поднимает приманку на 10–15 см и начинает ею поигрывать, покачивая или поднимая-опуская. В игре обязательны паузы. Как и при ловле спиннингом на джиг-приманки, это наиболее уловистая фаза игры. Продолжительность паузы должна быть не более 2–3 секунд, иначе поклевка судака может остаться незамеченной.

Поиграв несколько минут, рыболов вновь отпускает тормоз катушки. Приманка сносится течением и в очередной раз касается дна. Цикл проводки повторяется заново. Так можно обловить значительную акваторию ниже по течению.

В какой-то момент приманка больше не сносится струей. Значит, она находится у подножия поперечного подводного бугра, поворота русла или перед каким-нибудь непреодолимым препятствием. Лунка обловлена, и пора переходить на следующую.

Зимой судак нередко стоит в самом русле реки. Дно на фарватере ровное и жесткое, теоретически можно сплавлять приманку на сотню метров и более. На практике же наступает предел, после которого приманка из-за парусящей лески либо не касается дна, либо это касание невозможно заметить.

Если рыболов хочет повторить цикл проводки, не меняя лунку и выбирая леску не полностью, он должен подмотать на катушку несколько метров лески и быстро отойти назад шагов на десять. Медленно возвращаясь к лунке, он должен внимательно следить за показаниями кивка. Как только тот немного отыграет вверх при касании мормышкой дна, проводку можно повторить.

Один из ключевых моментов при ловле судака на мормышку – правильный шаг приманки, который зависит в первую очередь от ее веса. Если при отжатом тормозе катушки слетает по нескольку метров лески, значит, мормышка слишком легкая, надо подобрать потяжелее, чтобы «ступеньки» в середине проводки были длиной около 1 м».

Зимний спиннинг.

Признаюсь честно – ни одного судака спиннингом зимой я не поймал. Да и не пытался. Хотя и в Ленинградской области случаются рекордно теплые зимы, когда можно было бы попробовать поблеснить на реках, не замерзавших до середины зимы… И питерские спиннингисты-судачатники – самые заядлые – не желают зимой расставаться с излюбленной снастью. Но зачем? Даже если Ладоге и заливе лед встает ненадежный, опасный, остаются внутренние озера, где можно по первому льду неплохо половить судака… В общем, подавляющее большинство питерских судачатников ловит зимой со льда.

И настоящая глава написана на основании наблюдений рыболовов, рыбачивших южнее, в тех регионах, где зимняя ловля спиннингом более привычна.

* * *

В Краснодарском крае зимний спиннинг развит давно, Кубань и в старые более морозные годы практически не замерзала. Судак в ней ловится на в ямах и на выходе из них всю зиму, но клев не постоянен. Преднерестовый жор наблюдается в конце февраля или начале апреля.

В холодное время года судак берет только при очень замедленной проводке приманок у самого дна. Поклевки наблюдаются в основном во второй половине дня.

* * *

В Средней Азии судаков тоже издавна ловят спиннингом с глубокой осени до весны – в Сырдарье, Амударье и их притоках, в других водоемах. Судак в тех местах рыба не коренная – завезен и акклиматизирован в советские времена, но хорошо прижился и размножился.

Ловля происходит на речных ямах глубиной до 8 метров, применяется ступенчатая проводка – классическая, с касанием дна, а приманкой служит вабик, утяжеленный грузилом, хотя местные рыболовы именуют его «мушкой».

Вот как судачятник из города Чкаловска описывает изготовление зимней приманки:

«Мелкий судак предпочитает желтые и оранжевые мушки, крупный – от розовых и белых до красных Сделать искусственную мушку достаточно просто. Беру обычную капроновую ленту шириной 50–60 миллиметров, боковую кромку обрезаю ножницами на 25–35 миллиметров, продольные волокна ленты удаляю на длину срезанной кромки. Отрезаю кусочек ленты длиной 40–60 миллиметров и сворачиваю в трубочку диаметром 6–7 миллиметров. Полученную кисточку привязываю к двойнику ниткой любого цвета».

Ловля начинается еще до рассвета. Отчасти это связано с недостатком мест, удобных для забросов (рыболовы стараются занять их затемно), но поклевки судаков иногда случаются и в предрассветных сумерках, на темные мушки большого размера. Пика клев – на заре.

Любопытно, что при блеснении судака (даже при небольших минусовых температурах) время от времени спиннингистам попадаются небольшие сомы, до 10 кг весом, в российских водах зимой повсеместно прекращающие питаться. Мушки сом предпочитает большие, 10–15 сантиметров длиной.

* * *

В центральных областях России этот вид ловли получил развитие только в недавние времена, но развивался стремительно: дошло уже до чемпионатов по зимнему спиннингу на Москве-реке.

Москворецкие судаки, даром что почти столичные жители, своими привычками не отличаются от провинциальных родственников: зимой держатся в ямах, в местах с закоряженным дном, на бровках, на фарватере. В ясную морозную погоду судак в основном берет в утренние часы и ближе к вечеру, а в оттепель в пасмурные дни – на протяжении почти всего светового дня.

Техника ловли и приманки мало отличаются от летних, описанных в первой части этой книги: ловят на джиг-приманки несколько меньшего, чем летом, размера, в закоряженных местах применяя их незацепляющиеся варианты, используют ступенчатую проводку и ловлю «московской оснасткой».

Спиннинговая снасть требует некоторых доработок для зимней ловли: механизм катушки стоит обильно смазывать на случай попадания внутрь воды, на тюльпан и кольца тоже наносят особую смазку, предохраняющую от нарастания льда.

Лески лучше применять не летние, но и не те, что производители и продавцы позиционируют как «зимние» (они предназначены для ловли подо льдом и продаются в слишком короткой намотке).

Лучший вариант (если причин экономить нет) – «плетенки», производимые для зимней ловли спиннингом. Отыскать их в продаже нелегко, порой продавцы и сами смутно представляют, чем торгуют – выбирать надежнее всего по каталогам фирм, а в магазинах спрашивать конкретную леску, зная ее название и код.

Прочие способы ловли.

В любительские ставные сети судак попадает редко. Между тем промысловики – и легальные, и браконьеры – вполне успешно ловят его сетями и счет улова идет на тонны. Противоречия тут нет, все дело в размере снасти: на больших озерах и на взморье для ловли судака применяют сети высотой 6–8 метров, соединенные в километровые порядки, любителям применять сеть таких размеров никто не разрешит.

В реках у любительских сетей в 30 или 50 метров длиной больше шансов зацепить клыкастого, но и там нередка ситуация: в хороший жор спиннингисты ловят судаков десятками, а в сетке, стоящей неподалеку, – две-три рыбины.

Плавны́е сети, казалось бы, должны давать куда больший улов – хотя бы за счет значительного увеличения облавливаемой площади – но не дают. Причина – любовь судаков ко всевозможным естественным укрытиям, камням, корягам и т. п.

Примерна такая же ситуация с отцеживающими орудиями – с бреднями и неводами. Промысловики ловят длинными неводами очень успешно, а скромные по размерам любительские снасти судаки попадают случайно. Там же, где разрешены неводы подходящей длины (т. е. на севере) – судаки почти не встречаются.

Переметами ловят судаков чаще всего в озерах, водохранилищах и в опресненных районах морей.

Насадка – живец, предпочтительно узкотелый, как и при любой другой ловле судака. Чаще всего любители переметы на судака ставят в карельских озерах (далеко не во всех, на севере республики судак не водится) – причина тому в либеральных правилах, допускающих переметы с большим количеством крючков.

Переметы с 10 крючками, разрешенные в центральных регионах России, использовать никакого смысла нет, не только для ловли судака, но и для любой другой, – слишком низок КПД у такой снасти, чтобы ловить классическим способом, с установкой и регулярными проверками. Чтобы такой псевдоперемет принес сколько-нибудь достойный улов, необходимо ловить им активно, отслеживая каждую поклевку, удачную или нет. Но такая снасть называется уже иначе – многокрючковой донкой или подпуском.

На севере, где разрешенные переметы вполне достойны так называться, счет крючков на них идет уже на сотни – соответственно и живцов требуется много. Чтобы не тратить время на поимку многочисленных живцов, заядлые «переметчики» обычно ставят мелкоячеистую сеть на корюшку или ряпушку (излюбленную пищу судака в северных озерах).

Переметы используются обычно те же, что и для ловли щуки – так называемые «продольники». Характерная их особенность – поводок крепится к основной леске не жестко, а свободно скользит вдоль нее, привязанный к вертлюжку. Скольжение вертлюжка ограничивается с двух сторон стопорными узлами или поплавками перемета. С большими подробностями устройство щучьего продольника описано в статье «Щука», куда и адресую читателя.

Но, разумеется, выставляют предназначенные для судаков переметы в иных местах, чем для ловли щук, в большем отдалении от берега. Иногда (при ловле в условиях термоклина) практикуется наклонная установка перемета, позволяющая по первым пойманным рыбам определить глубину, передпочитаемую в данный момент судаками. Затем, после завершения разведки, перемет переводят в горизонтальное положение при помощи нескольких якорей (камней), привязанных к перемету на фалах нужной длины.

Любопытный способ ловли судаков описан в фундаментально труде Сабанеева – багрение зимой подо льдом, вприглядку, багром на длинной деревянной ручке. В былые времена такая ловля была в большом распространении на небольших притоках Москвы-реки, но ныне может рассматриваться лишь как исторический курьез.

Сырть (рыбец).

У этой рыбы много названий – на реках азовско-черноморского бассейна ее называют рыбцом, рыбчиком, лобачем, в Прибалтике – вимбой (в том числе и многие русскоязычные рыболовы), в северо-западных областях России – сыртью. В тех регионах, где сырть редка, ее часто именуют подустом, путая с другой рыбой семейства Карповые, имеющей схожее строение головы (характерный нижний рот). Ихтиологи используют для обозначения сырти латинское название Vimba vimba, выделяя азовско-черноморского и каспийского рыбца в отдельные подвиды того же вида – Vimba vimba natio carinata и Vimba vimba persa соответственно. Надо отметить, что каспийский рыбец значительно мельче своих черноморских и балтийских собратьев, дорастая в среднем до 20 см длины и 300 гр. веса, в то время как среди азовских и балтийских популяций килограммовые рыбы не редкость. Рекордная же сырть была выловлена в 1951 году в Финляндии и весила 3 килограмма 650 граммов.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 96. Наиболее распространенные подвиды сырти (рыбца): 1 – азовский рыбец; 2 – балтийская сырть (вимба).

Сырть (рыбец) – проходная рыба, растет и нагуливается она в морях: в Балтийском, в Азовском, в Черном, в Каспийском, – а на нерест поднимается в реки, поднимаясь по ним порой очень высоко, до притоков, впадающих в верховья рек. В наше время, когда многие великие южнорусские реки перегорожены плотинами, мешающими ходу рыбы, популяции рыбца разделились – те рыбы, что нерестятся в притоках нижнего течения, продолжают скатываться для нагула в море, а те, что нерестятся в верховьях, уходят после нереста в водохранилища, полностью перейдя на пресноводный образ жизни.

Хотя две главные популяции рыбца (балтийская и азовская) обитают в разных климатических зонах, разделенных тысячами километров, образ жизни и привычки рыб весьма схожи, и, как следствие этого, рыбаки ловят их схожими способами. Поэтому сначала разговор пойдет о балтийской сырти, с ловлей которой я знаком гораздо ближе, а уж затем – о южных подвидах рыбца, с указанием некоторых различий в повадках и способах ловли.

Балтийская сырть.

Образ жизни.

Зимняя ловля сырти на северо-западе не распространена, главные объекты подледной рыбалки на Финском заливе – корюшка, судак, окунь, другие рыбы, но никак не сырть. Возможно, зимние стоянки косяков сырти расположены слишком далеко от берегов, вне зоны досягаемости пеших рыболовов, а для многокилометровых рейдов на снегоходах нет желающих – и в прибрежных водах рыбы хватает.

Как бы то ни было, главная ловля сырти начинается весной, когда многочисленные косяки заходят на нерест в реки. Хотя надо отметить, что любителей, постоянно занимающихся целенаправленной ловлей именно сырти, значительно меньше, чем рыболовов, отправляющихся в это же время за плотвой, за ельцом, за ладожским лещом… Что достаточно странно – ловится сырть, если удачно попасть на ее ход, в больших количествах, а размерами превышает и плотву, и ельца, не говоря уж о том, что заслуженно считается одной из самых вкусных среди рыб семейства Карповые.

Отчасти повинна в том быстротечность ловли. Случается так: еще три дня назад лишь изредка поклевывали отдельные сыртинки-«разведчики», вчера и позавчера улов измерялся десятками килограммов на одну удочку, а сегодня – все берега усеяны рыболовами, взбудораженными слухом: «Сырть пошла!», – но клюет лишь у редких счастливчиков, по одной-две штуки за день. Если учесть, что городские рыболовы имеют возможность выезжать на рыбалку лишь по выходным, велика вероятность, что недолгий период бурного клева как раз угодит в «вилку» между двумя выездами.

Во многом из-за этого зародился и получил достаточно широкое распространение миф о быстротечности нереста сырти. Вот, например, что пишет один питерский рыболов в своей книге, изданной еще в Ленинграде:

«Нерест сырти начинается при температуре воды около 10° С и проходит очень быстро. Важно не опоздать, потому что после выметывания икры и молок эта рыба сразу же скатывается в Финский залив или в Ладогу». (Д. Струженцов, «Наедине с зарею», Л-т, 1990).

Мнение категоричное и абсолютно неверное. Не так уж быстро и не так уж сразу все происходит… Например, в нижнем течении Луги – это одна из главных нерестовых рек сырти в Ленинградской области – массовый ход начинается в самом конце апреля или в первых числах мая (год от года сроки сдвигаются). Обратно же отнерестившаяся сырть скатывается только в середине июня, а иногда даже в конце этого месяца.

Все-таки сырть не лосось, стремительно преодолевающий бурное встречное течение, – свой путь к нерестилищам стаи рыбца совершают достаточно медленно, иногда совершая даже локальные скатывания на протяженных быстроводных участках (об этом свидетельствует тот факт, что сырть во время нерестового подъема попадается в рыболовные ловушки, повернутые горловинами навстречу течению).

Короткие – в два или три дня – периоды активной весенней ловли связаны никак не с быстрым нерестом и даже не с коротким нерестовым ходом, вопреки мнению Д. Струженцева). Сырть удят во время остановок, когда она на несколько дней задерживается, чтобы передохнуть и подкрепить силы. Места таких «привалов» не меняются год от года, расположены они всегда перед участками с особо быстрым течением, и рыбаки, хорошо знающие реку и привычки сырти, никогда не дожидаются возобновления клева там, где «еще вчера клевало», – движутся вверх по реке к следующему месту остановки сырти (пешком, шагая по берегу, догнать косяки сырти едва ли получится, необходим свой автотранспорт либо моторная лодка; вполне вероятно, что сырть будет ловиться в паре десятков километров выше по течению, а то и дальше).

Иногда, при резком майском похолодании, сырть прекращает движение и «встает» в местах с относительно слабым течением. Задержки изредка длятся до двух недель, но у удильщиков баснословных уловов в таком случае не бывает – «вставшая» сырть клюет очень вяло, гораздо больше ее добывают во время длительных стоянок не удочками, а другими способами, о которых речь пойдет ниже.

Сам процесс нереста достаточно своеобразен. Сырть, в отличие от многих своих карповых родственников, не нуждается для икромета в мелководьях с прогретой водой и затопленной прибрежной растительностью, в залитых прибылой водой прибрежных луговинах и т. д. Сырть мечет икру прямо в русле реки, на достаточно быстрых перекатах, глубиной около метра и менее. Главное условие для нерестилища – каменистое дно (не гладкий, отполированный водой плитняк, а большое количество угловатых камней-обломков, не позволяющих течению сносить оплодотворенную икру).

Накануне нереста внешний вид сырти меняется: на голове и жаберных крышках появляются «бородавки», краснеют плавники и даже чешуя на брюхе становится розоватой, а на боках и спине темнеет. Причем изменения эти происходят на удивление быстро, гораздо быстрее, чем у лососевых рыб, постепенно «лошающих» несколько месяцев, – в начале мая сырть попадается в нижнем течении Луги светлая, серебристая, а несколько недель спустя к морю скатывается рыба, называемая местными рыболовами «черной» или «сиреневой» сыртью (второе название никак не связано с цветом чешуи или плавников – покатный ход сырти часто совпадает по времени с цветением сирени).

* * *

Можно встретить во многих рыболовных книгах следующее утверждение: в реках обитают жилые популяции сырти, никогда не выходя в море.

Возможно, в реках каспийского и азовско-черноморского бассейна все именно так и обстоит. Но двадцатилетние наблюдения за балтийской сыртью заставляют меня усомниться, что этот тезис применим к водоемам Ленинградской области. Действительно, сырть можно поймать в реке в конце июня, когда ее отнерестившиеся косяки уже закончили свой обратный ход в море. И в июле можно снять с крючка неплохую сыртинку, и в августе, и осенью… И даже зимой, подо льдом, случаются отдельные поклевки.

Но, во-первых, никогда не поймать в реке много летней или осенней сырти, ее разрозненные стайки весьма невелики по числу экземпляров. Во-вторых, наблюдается интересная закономерность в размерах пойманных рыб: либо это взрослые экземпляры, весом 300 гр. и выше, либо мелочь, годовики длиной 7–8 см. Рыб среднего возраста в реке попросту нет, иначе хоть кто-нибудь да изловил бы однажды стограммовую сыртинку.

Надо полагать, далеко не вся нерестовое стадо сырти скатывается после икромета в море – многие особи проводят в реке весь год, и, если удачно разминутся с пастью хищника и рыболовными снастями, следующей весной мечут икру вместе со своими собратьями, вновь зашедшими на нерест из Финского залива. А вот молодое поколение сырти, достигнув определенного размера, уходит нагуливаться в морскую воду практически в полном составе, независимо от того, где провели минувший год их родители.

Существуют на северо-западе и полностью пресноводные популяции сырти, обитающие в Ладоге, в Чудском озере, в Нарвском водохранилище и в некоторых других водоемах, – но и этих рыб жилыми назвать трудно, фактически они проходные, просто роль моря выполняет озеро или водохранилище.

Возможно, сырть Чудского озера и Нарвского водохранилища отделилась от балтийской относительно недавно, после строительства Нарвской ГРЭС, когда река Нарова стала непроходима для косяков сырти, движущихся с моря. В любом случае популяция эта невелика, и массового хода сырти в р. Нарове нет. Доводилось мне слышать и другую версию: чудская и нарвская сырть на самом деле балтийско-лужская – часть косяков сбивается с пути и попадает в Нарвское водохранилище через протоку, соединяющую этот водоем с рекой Лугой.

Ладожская сырть значительно превосходит числом нарвско-чудскую, и в реках, впадающих в озеро, весенний ход бывает значительным. Но трудно сказать, какая часть сырти нагуливается в Ладоге, а какая попадает в озеро из Финского залива, транзитом через Неву.

Весенняя ловля удочками и донками.

Особенности хода сырти во многом определяют оснащение поплавочных удочек для ее ловли и технику ужения. Сырть к берегам подходит очень редко (исключения встречаются, и о них будет сказано ниже), в основном движется по фарватеру, по самому глубокому месту реки и там же держится во время своих остановок. В судоходных реках Ленинградской области, широких и глубоких, (например, в Неве) сырть весной практически не ловят – с берега не добросить, а вставать на якорь рыболовным лодкам на судоходном фарватере запрещено.

Поэтому ловля в основном происходит на небольших и несудоходных реках, и на Луге, судоходной лишь на отдельных участках. И хотя косяки поднимаются по самым глубоким местам рек, фактически глубина в местах ловли полтора-два, редко три метра.

Удилища для ловли применяются длиной 5–6 метров, жесткие, обеспечивающие уверенную подсечку при большой слабине длинной лески. Катушки – инерционные, типа «Невская». Безынерционные катушки неудобны, как станет ясно из описания техники ужения.

Относительно небольшая глубина в сочетании с каменистым дном, излюбленным сыртью, приводит к тому, что течение не только сильное, но и неравномерное, с бурунами и водоворотиками, – поэтому поплавки для ужения используются крупные, грузоподъемностью 10–12 гр. Наиболее удобны поплавки веретенообразной формы, оказывающие наименьшее сопротивление при резкой подсечке и при вытаскивании оснастки, отпущенной по течению на большое расстояние.

Как показала практика, цвет поплавка особого влияния на клев не оказывает: рыбцы, ведущие придонный образ жизни, мало обращают внимание на то, что плывет у них над головой, да и вообще не отличаются той осторожностью, что присуща их родственникам – лещам, сазанам, голавлям. Но в тех случаях, когда ловля происходит ниже быстрин, где по поверхности часто плывут хлопья белой пены, поплавок белой окраски ставить не следует. При ловле в вечерних либо утренних сумерках (случается, что поднимающаяся сырть активно питается даже ночью) белый поплавок наоборот, дает определенные преимущества. В любом случае полезно, чтобы он имел достаточно высокую антенну, увенчанную ярко окрашенным шариком (или самосветящимся, для ловли в сумерках). Огружать поплавок надо так, чтобы из воды торчала не только антенна, но и его верхняя часть.

Грузило удобнее ставить одно, соответствующее по весу грузоподъемности поплавка, в форме оливки. Применять системы из нескольких разнесенных по леске грузил, как при летней ловле осторожной рыбы, нужды нет, более того, если под рукой не оказалось грузила-оливки и приходится закреплять на леске несколько небольших грузиков, – их надо устанавливать вплотную один к другому, иначе оснастка будет принимать неправильное положение при проводке.

Основная леска ставится достаточно толстая, диаметром 0,3 мм, иногда даже 0,35 мм, поводок – 0,2 мм. Если зацепов случается достаточно много (а именно так и бывает чаще всего при ловле сырти), перед грузилом на основной леске вяжут узел, слегка ослабляющий ее прочность, чтобы сохранить хотя бы поплавок при глухом зацепе. Некоторые рыболовы в тех же целях ставят между поводком и основной леской небольшой отрезок лески (5–7 см) уменьшенной прочности и уже к нему крепят грузило.

Поводки привязывают достаточно длинные, 45–50 см длиной, иногда и все 60 см. Отправляясь за сыртью, надо отдавать себе отчет, что при этой ловле поводки с крючками такой же расходный материал, как и наживка. Чтобы во время клева не тратить лишнее время на восстановление оборванной оснастки, лучше всего заранее, дома сделать запас поводков с крючками и небольшими петлями на другом конце. И крепить их способом «петля в петлю» к основной леске.

Размер крючка – от № 5 по отечественной нумерации до № 7, в зависимости от применяемой насадки. При ловле на опарыша иногда применяют крючки еще меньших размеров, но это неоправданно, т. к. значительно увеличивается число сходов. Еще больше сходов случается из-за того, что крючок плохо зацепляется (пасть у сырти весьма жесткая для карповой рыбы) – и крючки, быстро тупящиеся в результате задевов за камни, необходимо время от времени подтачивать.

Технику ловли можно условно назвать «проводка с потягом». Происходит всё следующим образом: удочку забрасывают поближе к середине реки (на нешироких реках с берега, на широких – с моста или с лодки). Грузило и крючок с насадкой опускаются в придонный слой воды, поплавок начинает свое движение вниз по течению и, обычно проплыв несколько метров, исчезает из вида, тонет. Необязательно это исчезновение означает поклевку – как мы уже знаем, дно в большинстве мест, где клюет сырть, густо усеяно каменными обломками, и если крючок задевает за них, поплавок мгновенно исчезает под водой.

В любом случае необходима размашистая подсечка во всю длину удилища, так что выбирается вся слабина лески и поплавок проходит метр-два против течения. Если на крючке оказывается сырть, приступаем к вываживанию. Если нет – крючок поднимается над камнями и проводка продолжается, уже несколько ближе к берегу. В результате поплавок описывает ломаную траекторию (при ловле с берега) и в конце концов оказывается на мелководье, где постоянно цепляется за камни, – снасть надо вынимать из воды и перезабрасывать.

Если ловля происходит с моста или с лодки, то при постоянных подсечках поплавок остается на одинаковом удалении от берега, и дальность проводки значительно возрастает – ее ограничивают лишь возможность разглядеть поплавок и длина лески, намотанной на катушку (если глубина на достаточном протяжении не меняется).

Постоянные взмахи длинным удилищем весьма утомляют – поэтому при ловле с лодок и мостов, когда дальний заброс не требуется, для удилища достаточно длины 3–3,5 м. Более короткие (спиннинговые) удилища лучше не использовать – при подсечке они проходят угол почти в 180 градусов, оказываясь за спиной рыболова, и начинать вываживание из этого положения крайне неудобно.

Насадки для поплавочной ловли сырти применяют исключительно животные – червей и личинок. Изредка случается, что сырть очень хорошо клюет на червя (на красного навозного и калифорнийского), но гораздо чаще проявляется обратная закономерность – у тех рыболовов, кто ловит на белых личинок, поклевок в несколько раз больше, чем у их коллег, насаживающих червей.

Лучшая насадка, на мой взгляд, – личинка репейной бабочки (или, по версии других рыболовов, не бабочки, а жука – чертополохового долгоносика). Часто рыболовы именуют ее попросту «репейником», отчего возникает некоторая путаница: то же имя носит мелкая (2–3 мм длиной) личинка репейной моли, проводящая зиму в шишечках чертополоха. Впрочем, репейную бабочку я никогда не видел, равно как и чертополохового долгоносика, но по внешнему виду любимый сыртью репейник и впрямь больше похож на личинку жука, чем на гусеницу бабочки. Это крупная, около 2 см длиной, личинка светло-кремого цвета, с коричневой головой и мощными жвалами. Добывать ее проще всего из стеблей репейника, выдергивая их из земли и раскалывая вдоль. Но личинка в стеблях не зимует, и если отправиться за ней весной слишком рано, стебли окажутся пустые. В таком случае приходится копать землю рядом с корневищем репейного куста; нередко можно обнаружить тех же или очень похожих личинок в корнях полыни (в этом случае в стебель личинка не поднимается, даже когда потеплеет – в тонком стебле полыни ей не разместиться).

Живут репейники всегда поодиночке, в одном стебле или корневище двух никогда не найти, и сажать их в одну общую тару нельзя – немедленно начнут грызню и поубивают друг друга. Поэтому тара для хранения репейников применяется особая, со множеством отсеков, или отделений, – чтобы каждая из неуживчивых личинок могла получить отдельную жилплощадь.

Таких «многоквартирных» конструкций придумано рыболовами достаточно много, одна из самых простых изготавливается так: в куске твердого пенопласта, размерами и формой напоминающего кирпич, сверлятся во множестве сквозные отверстия 10–12 мм в диаметре, куда и помещают личинок с запасом корма (с кусочком сердцевины стебля репейника), сверху и снизу отверстия прикрывают фанерки, выпиленные по размеру соответствующих граней куска пенопласта, а воедино конструкция собирается при помощи двух натянутых резинок. Другой способ, еще более простой и быстрый – купить в магазине три блока спичек и соединить опустошенные коробки при помощи клейкой ленты.

Несколько хуже, чем на репейника, клюет сырть на других личинок – короеда, жука-усача, майского жука (в последнем случае следует насаживать относительно небольших личинок, рот у сырти не отличается большими размерами). Если нет возможности достать этих личинок, следует запастись опарышами, выбрав на рынке или в рыболовном магазине самых крупных и не окрашенных в красный цвет.

* * *

Как сказано выше, сырть при своем весеннем подъеме против течения всегда движется по фарватеру, по самому глубокому месту реки. Единственное исключение – места, где на достаточно длинном участке реки течение слишком сильное, бурное (например, пороги выше г. Кингисеппа на реке Луге). Там сырть не в силах подолгу бороться с напором весенней прибылой воды, и поневоле жмется к самым берегам, в маленькие прибрежные заводинки с медленным круговоротным течением и с небольшой глубиной (50–70 см).

Естественных заводей, вызванных неровностями береговой линии, не так уж много, и постоянно ловящие сырть рыболовы сооружают искусственные. Например, кладут на урезе воды бетонную сваю (при помощи автокрана, естественно), – положенная поперек течения, летом она почти вся сухая, а весной покрывается прибывшей водой и замедляет ее бег, образуя чуть ниже по течению небольшую заводинку, где сырть набирается сил перед штурмом очередного бурного участка. С теми же целями из обломков камня-плитняка выкладывают небольшие косы, вдающиеся в реку. Иногда сооружают временные преграды для воды: в дно реки прочно вбивают двумя рядами деревянные колья (или металлические трубы, сколачивая их в щели плитняка). Расстояние между рядами небольшое, несколько сантиметров, и в этот промежуток устанавливают сколоченные из досок щиты, старые листы ДСП и т. д. Такие временные заграждения используются днем для ужения, а ночью для ловли ловушками.

И естественных, и искусственных заводей обычно не хватает всем желающим половить на них в короткий период массового хода сырти, рыболовы зачастую занимают свои места затемно и стоят в удобных местах чуть ли не плечом к плечу.

Удочки для ловли в заводях применяются облегченного типа – в дальнем забросе нужды нет, и течение менее сильное, поэтому поплавки используют меньших размеров, грузоподъемностью 4–6 гр., а также поводки и основные лески несколько меньших диаметров.

Весенняя ловля ловушками и подъемниками.

Ловля сырти ловушками во время весеннего хода отличается от аналогичной ловли других рыб. Ловушки ориентируют в реке входом против течения – так, как делается обычно при ловле покатной рыбы. Однако сырть при подъеме тоже попадается в такие ловушки в больших количествах, в то время как повернутые входом вниз по течению остаются без улова.

Обычно используют ловушки без крыльев – либо верши, либо мережи и вентери с отсоединенными крыльями, либо «рукава». Устанавливают их взабродку, выбирая места с сильным течением, – там, где вода ускоряется, огибая какое-либо препятствие.

На реке Луге многие рыболовы используют верши с внешним каркасом. Снасть эта распространена достаточна редко и используется для ловли покатной рыбы на неглубоких местах с сильным течением. Каркас делается очень мощный и тяжелый: сваривается из водопроводных труб либо металлических швеллеров или уголков. Верша вяжется отдельно от каркаса, несколько меньше его по размерам, а затем растягивается внутри, так, чтобы сеть нигде не торчала наружу.

Ловля производится аналогично ловли «рукавами» на течении, только не используются колья для крепления, тяжесть каркаса не позволяет течению унести снасть. Также не страшны плывущие по течению коряги и т. п., – каркас отбивает их в сторону, не давая порвать сеть.

Летняя ловля.

Летняя ловля начинается в июне, во время обратного хода отнерестившихся косяков т. н. «черной» или «сиреневой» сырти. Надо заметить, что скатывающиеся к морю рыбы не только окраской разительно отличаются от тех, что несколько недель назад поднимались к нерестилищам. Мясо тоже меняется – теряет жир, становится рыхлым, безвкусным и водянистым. Ловить отощавшую июньскую сырть интереса мало, но многие рыболовы ловят – наглядно показывая, что спортивные принципы для них важнее гастрономических.

Покатная сырть на разных реках Ленинградской области ведет себя по-разному: в Луге, например, очень пассивно – поплавок при поклевке очень часто не уходит резко под воду, как весной, а продолжает плыть с той же скоростью по течению, слегка подергиваясь и пуская круги: создается полное впечатление, что на насадку позарилась крохотная рыбешка, которой даже не по силам остановить поплавок – но после подсечки выясняется, что веса в «малявке» полкило, а то и больше. Трудно делать выводы на основании лишь характера поклевок, но складывается впечатление, что лужская сырть абсолютно пассивно скатывается лишь под действием течения, а если перед носом оказывается насадка – втягивает ее своим «хоботком», продолжая безвольно дрейфовать к морю.

На других, не столь длинных и бурных реках, сырть, очевидно, не тратит так много сил на путь к нерестилищам – клев у покатной рыбы более активен и на крючке она ведет себя более бурно. Иногда оголодавшая после нереста сырть даже хватает оказавшихся рядом мальков (по крайней мере попадается при ловле спиннингом на небольшие блесны-«вертушки»), – лужская обессилевшая сырть на такие проделкам не способна.

К насадкам июньская сырть не привередлива, хватает все – червя, белых личинок, ручейника. Поэтому ловят ее чаще на червя, т. е. на наиболее доступную насадку.

Клев при обратном ходе сырти продолжается дольше, чем подъеме, до двух недель. Но уловы значительно ниже, чем в начале мая.

Ловля на спиннинг.

Выше упомянуто, что оголодавшая в нерестовом путешествии сырть попадается на спиннинг. Крупной щучьей «колебалкой» или мягкой приманкой ее можно лишь случайно забагрить, более или менее регулярные поклевки случаются только не небольшие вращающиеся блесны, применяемые для ловли голавля, язя, некрупного окуня.

Специально заниматься этой ловлей имеет смысл там, где голодной сырти много и она держится не день-два, а более значительное время. Проще говоря, неподалеку от нерестилищ. Лучше всего выбирать обширное углубление в русле небольшой речки, глубиной метр-полтора, где течение достаточно сильное, но все же слабее, чем на соседствующих перекатах.

Позже, летом, на таких ямах (скорее даже не ямах, не та глубина, – на углублениях русла) держится и попадается на «вертушки» голавль, но ловля его на спиннинг во многом отличается от ловли сырти. Голавль может схватить блесну, идущую и у дна, и в толще воды, и в верхних ее слоях. Сырть держится у дна, и подниматься за кормом не любит, даже когда голодна. Поэтому проводка необходима очень медленная, когда блесна буквально постукивает по донным камням. Они, камни, в это время еще не обрастают «бородами» из тины, затрудняющими летом такой тип проводки, но все же зацепы и обрывы блесен в незнакомых местах случаются часто, лучше ловить там, где все особенности подводного рельефа хорошо знакомы.

Применение «московской оснастки» с коротким отводным поводком уменьшает потери блесен (отрываются только грузила), но резко уменьшается количество поклевок. Возможно, ползущее по дну грузило отпугивает сырть, заставляет ее отойти в сторону и проигнорировать блесну.

Ловят обычно «на снос» – забрасывают блесну перпендикулярно течению, дают ей опустится ко дну и пройти по дуге, не вращая катушку или вращая очень медленно (в зависимости от силы течения). Всю проводку необходимо «чувствовать дно» – если блесна не ударяется о камни, сырть скорее всего не клюнет.

Узкие вертушки типа «Аглии Лонг», применяемые для летней ловли голавля, при таком типе проводки работают плохо, лепесток при медленном движении часто залипает, особенно после соприкосновения с камнями. Лучше использовать блесны с более широким лепестком: обычную «Аглию», «Комет» не крупнее второго номера и им подобные.

Размер тройника еще важнее, чем при ловле голавля – рот у сырти в сравнении с голавлиным совсем маленький, и целесообразно переоснащать блесны тройниками меньшего размера.

Поклевка рыбца ощущается как поклевка окунька-недомерка, неспособного захватить в пасть блесну и лишь «тюкающего» по лепестку. Если тройник слишком велик, этими «тюками» зачастую все и заканчивается, лишь изредка размашистой подсечкой можно забагрить сыртину. При ловле с маленьким тройничком спешить с подсечкой после пробных касаний не следует, надо вести блесну в том же темпе, тогда серия едва заметных «тюков» часто завершается тем, что на леске без особого рывка повисает тяжесть – рыба наконец затянула блесну своим «хоботком».

Особенности ловли калининградской сырти.

Балтийская популяция сырти обитает в настоящем море (сильно опресненную воду Финского залива морской считать трудно), а на нерест поднимается в Неман и в его притоки, основное же нерестилище в Калининградской области – река Шешупе.

Годовой цикл миграций балтийской сырти несколько отличается от образа жизни рыб Финского залива. Нерест, как и на реках Ленинградской области, происходит весной и примерно в те же сроки, в начале мая. Но заход в реки начинается осенью, с повышением уровня воды, и значительная часть косяков сырти зиму проводит в речной воде (в основном в Немане). Другая часть сырти, по мнению калининградских рыбаков, зимует в море, и свой поход в пресные воды совершает уже весной, после ледохода. Но и зимовавшая в реке (в ямах на фарватере) рыба весной движется в притоки, к мелководным нерестилищам. Эта особенность калининградской сырти сближает ее с азовско-черноморским рыбцом, образ жизни которого будет описан ниже.

Соответственно рыболовы Калининградской области ловят сырть круглый год: весной и осенью во время хода, зимой (подо льдом и на незамерзающих участках рек) – зашедшую с осени рыбу, а летом не скатившиеся в море экземпляры, и эта ловля наименее добычлива.

Ловля во время осеннего хода бывает не менее успешна, чем весенняя, но пользуется гораздо меньшей популярностью у местных рыбаков – проходит сырть те или иные удобные для ловли места так же быстро, как и весной, но время хода предугадать очень трудно (даже приблизительно, с точностью до одной-двух недель), – на конкретный срок начала движения косяков влияет множество факторов и он весьма меняется год от года.

Самая активная ловля происходит весной, во время нереста и незадолго до него. До недавнего времени в Калининградской области она была запрещена и сырть удили украдкой, сейчас ловля происходит по лицензиям. Стоимость лицензии по ценам начала 2000-х годов 60 рублей, максимальная норма вылова рыбца на одну лицензию – 5 кг.

Снасти у калининградских рыболовов применяются примерно те же, что и в Ленинградской области: длинное жесткое удилище, катушка с запасом лески 0,22-0,25 мм, позволяющим осуществлять длинную проводку, веретенообразный поплавок большой грузоподъемности. Имеются и отличия: грузики ставятся концевые, волочащиеся по дну, весом 6-10 гр. Отливают их в форме капли, или груши, впаивая сверху вертлюжок.

Без сомнение, волочащееся по дну грузило более эффективно, чем плывущее у дна в толще воды, как практикуется в Ленобласти, – при каком-либо локальном понижении дна насадка не проскочит над головой у сырти. Однако на ленинградских реках применять такой способ затруднительно, грузики обрываются один за другим. Дно калининградских рек в местах ловли сырти не столь зацепистое, но и там грузила считаются расходным материалом и на ловлю сырти их берут не менее десятка.

Поводок с крючком привязывается чуть выше грузила и невелик по длине, не более 15–20 см.

Главная насадка для ловли калининградской сырти – мотыль, поэтому крючки применяют меньших размеров, чем в Ленобласти (№ 3,5–4 по российской нумерации). Насаживают 3–5 личинок «кисточкой», прокалывая около головок. Цевье крючка либо окрашивают в красный цвет, либо маскируют, привязывая 1–2 красных шерстинки.

Надо заметить, что калининградские рыболовы считают сырть весьма сильной и бойкой рыбой, бурно сопротивляющейся и часто сходящей при вываживании. Некоторые любители даже не отправляются на ловлю без подсачка. По моему мнению, частые сходы происходят единственно из-за мелких крючков, несоразмерных рыбе. На ленинградских реках крючки № 6–7 засекают сырть очень надежно, позволяя, например, уверенно поднимать ее на мост высотой несколько метров, и подсачками рыболовы не пользуются.

Способ ужения практически не отличается от применяемого для сырти Финского залива: длинная проводка с размашистыми подсечками при любом погружении поплавка (рыба служит причиной исчезновения поплавка лишь в 10 % случаев даже при самом лучшем клеве, остальное – зацепы).

Азовский рыбец.

Зимняя ловля.

Рыбец – подвид сырти, обитающий в водоемах бассейна Черного и Азовского морей – несколько меньше по размерам своих балтийских сородичей и обычно не превышает 600–700 гр., хотя в уловах время от времени попадаются и килограммовые экземпляры.

Азовского рыбца ловят круглый год – и летом, и зимой. На зиму проходной (т. е. скатившийся из реки в море) рыбец не уходит далеко от берегов, держится в приустьевых участках Дона и Кубани, в Таганрогском заливе. Добывают его там в больших количествах и удочками, и сетями.

Ловля обычно происходит в 5–6 км от берега, на глубине 3-4-метра. Любители зимнего ужения ищут стаи рыбца на так называемых «столах» – на небольших участках с твердым глинистым дном, не затянутым илом. Снасть – либо обычная мормышечная удочка, либо оснастка из концевого грузила и 2–3 легких пластмассовых мормышек (часто самосветящихся). Главная насадка – мотыль. По убеждению многих азовских рыболовов, форма мормышек особой роли не играет, гораздо важнее вес – оснастка должна достигать дна, не отклоняясь под действием течений, нередких в море, и в тоже время не должна настораживать рыбу излишними размерами и тяжестью. Прикормка (мотыль) применяется не всегда, лишь при отсутствии поклевок на излюбленных зимних стоянках рыбца.

Клюет азовский рыбец зимой резко, нередко утягивая под лед оставленные без присмотра удочки, а попавшись на крючок, ведет себя достаточно бойко, зачастую освобождаясь от неглубоко зацепившегося крючка.

Весной – а она наступает на Азовском море уже в феврале – разрозненные стаи рыбца собираются в плотные преднерестовые косяки и начинают движение к устьям рек и подъем по ним. В это время происходит самая активная ловля с последнего, уже разрушающегося льда. Самая активная и самая рискованная – в хронике происшествий регулярно появляются сообщения об оторвавшихся вместе с рыбаками льдинах, о снегоходах, мотоциклах и автомобилях, отправившихся на дно.

В последние годы, отличавшиеся теплыми зимами, лед на Таганрогском заливе замерзал буквально на две недели, да и то не на всей акватории, – что делало рыбалку еще более экстремальной.

При входе косяков рыбца в устья рек подледная ловля несколько отличается от морской: рыбу ищут на больших глубинах, ближе к зимовальным ямам или наиболее глубоким русловым участкам рек.

Обычные удочки с мормышкой не годятся на такой глубине и течении, – на крупную и тяжелую мормышку, только и способную достигнуть дна, рыбец не реагирует. Поэтому всегда (не только при ловле на легкие пластиковые мормышки) в оснастку вводится дополнительное грузило, вес которого зависит от глубины и силы течения и иногда достигает 50 гр.

Необходимо отметить, что кубанская популяция рыбца отличается от донской – значительная часть косяков заходит в реку в конце осени, зимует в ней, а весной продолжает свой путь к нерестилищам.

Весенняя ловля.

О подледной любительской ловле полупроходного донского рыбца, не уходящего в море, а скатывающийся для нагула в Цимлянское водохранилище, сведений в рыболовной литературе и периодике нет, хотя известно, что в сети цимлянских промысловиков рыбцы зимой попадаются. Любители же ловят рыбца подо льдом в русле верхнего течения Дона, а также в нижнем течении притоков – Хопра и Медведицы.

Пока рыболовы-зимники рискуют жизнью на хрупком последнем льду, кое-где уже с февраля ловят рыбца по открытой воде – например, в тёплых водах сбросного канала Новочеркасской ГРЭС, впадающего в Дон. Главная снасть при этой ловле – донки, смонтированные на спиннинговых удилищах, с крючками N 6–7, насаживаемыми мясом рака или червями.

В апреле, после схода льда и потепления воды, начинается массовый ход азовского рыбца к местам нереста – мечет икру он в притоках Дона и Кубани, в относительно небольших реках с каменистыми перекатами. И тогда же наступает главная, самая добычливая ловля.

Как свидетельствует А. Гузенко («Донской рыбчик», Рыболов № 2/2000), на речках бассейна Дона рыбца активно ловят стационарными деревянными ловушками: «На Дону, на таких рыбцовых реках, как Миусс и Кундрючья, жители строят десятки деревянных плотин для весеннего отлова рыбца – его просто черпают сачком в узких проходах, по которым рыба только и может достигнуть мест своего икромета». Надо полагать, что не менее эффективны и обычные сетные ловушки, подобные тем, что применяются при ловле балтийской сырти, но описаний их применения в рыболовной литературе и в Интернете мне разыскать не удалось, равно как и «подхватов» – так донские рыбаки называют свои подъемники.

Не уступают браконьерам, возводящим плотины, и браконьеры с удочками, – в уловах у них в удачные дни случается до сотни голов крупного рыбца (удильщики угодили в браконьеры по причине того, что пункт 46.11 Правил рыболовства Азово-Черноморского рыбохозяйственного бассейна запрещает ловить рыбца ЛЮБЫМИ способами с 15 апреля по 15 июня).

Сам ход рыбца весьма напоминает ход балтийской сырти, лишь сдвинутый по времени вперед примерно на месяц: уже в конце марта в реках Краснодарского края и в начале апреля в речках Донского бассейна появляются первые «разведчики», предвещающие подход густых косяков. Как и у сырти, ход у рыбца прерывист, весьма зависит от погоды – при похолодании рыба «встает» на тех местах, куда успела подняться, и почти не питается.

Весеннего, преднерестового рыбца ловят на малых реках поплавочными удочками, в проводку. Основное место ловли – небольшие ямы перед перекатами, мостами, разрушенными плотинами и прочими местами, где течение ускоряется, огибая какое-либо препятствие. Насадки отчасти совпадают с теми, что применяются для балтийской сырти: «бутерброд» из мотыля с опарышем, личинки короеда и майского жука. Но, в отличие от северо-запада, достаточно широко применяется мясо раков или т. н. «оселедочный малек» – мальки тюльки или резка из более крупных рыбок. Впрочем, как указывалось выше, балтийская и ладожская сырть тоже не обходит стороной крючки, наживленные пескоройкой или резкой, просто ее ловят на такие насадки значительно реже.

Снасти тоже мало отличаются от применяемых на северо-западе, но когда для наживки используются мотыль и опарыш (чаще всего насаженные «бутербродом», на чистого опарыша поклевок меньше), донским рыболовам поневоле приходится ловить на крючки малого размера – № 4,5 по отечественной нумерации. При ловле на мелкие крючки шансы рыбы повышаются, нередки сходы, особенно при отсутствии подсачка.

В широких местах, где использование поплавочных удочек затруднено, в ход идут донки-спиннинги с толщиной основной лески 0,3–0,4 мм. Оснастка их обычно состоит из концевого грузила и из двух поводков длиной примерно 15 см и толщиной 0,2 мм. Сигнализатором поклевок чаще всего служат колокольчики.

Кроме того, на небольших нерестовых притоках рыбца добывают ставными сетями, натянутыми поперек течения на кольях и мощных якорях, а также бреднями. Причем ловля бреднем происходит достаточно оригинальным образом: из-за сильного течения снасть не тянут в воде, натаскивая ее на рыбу, а устанавливают ее неподвижно, уперев клячи в дно, и применяют нагон. Естественно, такая ловля производится в вейдерсах или гидрокостюмах и на мелких местах.

Летняя ловля.

Специальной летней ловли рыбца в Дону не существует – тех рыб, что не скатились после нереста в море, ловят попутно с лещом и другими рыбами, в основном донками с лодок, установленных на якоре неподалеку от фарватера, над подводными бровками. Снасти монтируются на коротких бортовых спиннингах с катушками, и ловля ничем не отличается от описанной выше ловли «подергушкой» на реках бассейна Балтийского моря, лишь грузило используется более крупное, от 40 гр. и тяжелее, что обусловлено сильным течением. Насадки – червь, опарыш, малек.

Без прикормки такую ловлю не начинают: обычно опускают с лодки на шнуре большую сетчатую кормушку с растительными приманками: сухарями, жмыхом, кашей… Крючки снасти располагаются несколько ниже по течению, в струе, несущей вымытые из кормушки частицы корма. Не совсем ясно, насколько прикормка привлекает именно рыбца, поскольку и его, и балтийскую сырть растительные насадки почти не интересуют, поклевки очень редки.

Еще более эффективна снасть, известная под названием «кольцо» или «кольцовка». Более подробно она описана на страницах, посвященных ловле леща, здесь же коротко напомним суть дела: фактически «кольцовка» – громадная фидерная снасть с кормушкой, вмещающей несколько килограммов прикормки. Естественно, вытаскивать кормушку таких размеров с каждой пойманной рыбой возможности нет, – и основная леска, и поводок привязаны к металлическому кольцу, скользящему вдоль шнура кормушки, – при ловле крючок оказывается в непосредственной близости от прикормки.

Поздней осенью жилой рыбец уходит с фарватера рек в ямы с медленным течением, порой до 10–12 м глубиной. Ловят его там с берега или с лодок донками, смонтированными на спиннинговых удилищах, насаживая на крючки опарыша и червя. Именно в это время рыбец особенно часто попадается на малька тюльки, целого (мертвого) или разрезанного на куски. Добывать тюльку в сезон открытой воды достаточно трудно (она держится вполводы на самых глубоких местах фарватера), но на рынках прибрежных донских станиц «оселедочного малька» продают точно так же, как в иных местах червя, опарыша или мотыля – только расфасована насадка не в бумажные пакетики или спичечные коробки, а в полулитровые и литровые банки.

Стремясь нагулять побольше жира перед зимовкой, рыбец клюет осенью весьма активно, отмечены даже случаи успешной ночной ловли (на малька). Кстати, при подледной ловле на речных ямах или в Таганрогском заливе тоже нередко случаются удачные ночные рыбалки при свете фонаря, подсвечивающего лунку.

Любопытно, что донской рыбец осенних и летних уловов крупнее своих сородичей, попадающихся в это же время в Азовском море: в уловах чаще, чем весной, встречаются экземпляры весом по килограмму и более, в то время как в море ловится мерный рыбец по 400–500 гр.

Ловят морского рыбца летом исключительно с лодок – на прибрежных мелководьях вода в жару нагревается до тридцати градусов и выше, и рыба держится в отдалении от берегов, на глубине 2–3 метра. Рыбца там ловят поплавочными удочками вместе с азовской таранью, на навозного червя или небольшого выползка.

* * *

Про ловлю рыбца, нагуливающегося не в Азовском, а в Черном море, известно очень мало. Похоже, в Днепре и его притоках эта рыба стала настолько редка, что о какой-либо специальной ее ловле говорить смысла нет. А в Белоруссии рыбец вообще попал в Красную книгу в статусе исчезающего вида. В белорусских водах, кстати, можно встретить единичные экземпляры как азовско-черноморского рыбца, так и балтийской сырти – ареалы двух подвидов соприкасаются на территории республики.

Ловля каспийского рыбца далеко не так популярна, как азовского – размеры у этого подвида куда скромнее, чем у азовских и балтийских сородичей. Известно, что на Каспии (на Апшеронском полуострове) рыбцы попадаются при ловле другой рыбы семейства Карповые, более крупной и ценной, – кутума. Каспийские рыболовы ловят и ту, и другую рыбу донкой-спиннингом прямо с берега, забрасывая груз достаточно далеко, до 150 м. Спиннинги применяют соответствующих размеров – 3,5–4 м длиной, с большим тестом и оснащенные катушками, вмещающими до 200 м лески. Концевое грузило на апшеронских донках оригинальной конструкции – с 3–4 проволочными крюками, напоминающими лапы якоря. Такое устройство грузила не позволяет ему ползти по дну под действием прибоя и морских течений. Крючки (№ 7 по отечественной нумерации) привязываются выше грузила на трех поводках диаметром 0,25 мм, расположенных на расстоянии 60 см друг от друга.

Толстолобик.

Толстолобик (лат. Hypophthalmichthys molitrix) – крупная карповая рыба, стоящая особняком в своем семействе по причине своеобразного способа питания: кормом для толстолобика служит фитопланктон, т. е. микроскопические зеленые водоросли. Что не мешает рыбе достигать вполне солидных размеров: ихтиологи (по данным «Определителя пресноводных рыб фауны СССР» считают, что толстолобики дорастают до длины в один метр и веса девять килограммов. У рыбаков, как водится, иное мнение: есть сообщения о поимках экземпляров в 40 и даже в 50 кг; но чаще всего в сообщениях о рекордах речь идет не о наших дальневосточных толстолобиках (т. н. светлых), а о пестрых, издавна культивируемых в Европе, либо о гибридах.

Тело у толстолобика высокое, покрытое мелкой серебристой чешуёй светлого цвета; огромная голова с широким лбом не заставляет гадать, отчего рыбу назвали именно так (в родном ареале, на Дальнем Востоке, толстолобиков называли также топтыгами). Глаза на голове расположены очень низко, а рот очень высоко. В общем, с другой рыбой толстолобика спутать трудно.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 97. Толстолобик.

Родина толстолобика – Дальний Восток, первоначально он обитал в бассейне Амура (реки Уссури, Сунгари и др., озеро Ханка), но впоследствии был широко расселен рыбоводами в европейской части России и в Средней Азии. Вселение толстолобиков в пруды, используемые для нагула карпов, позволяло увеличить продуктивность вдвое – рацион этих двух рыб практически не пересекается.

Изначально в водоемах СССР акклиматизировали белого толстолобика, он же толстолобик обыкновенный, – это единственный вид, обитавший в наших водоемах. Родина пестрого толстолобика – Китай, этот вид схож с российским белым толстолобиком по внешнему виду и строению, по особенностям жизненного цикла. Отличается от него отсутствием киля на брюхе, большими относительными размерами головы и большей длиной грудных плавников, более мясистой нижней губой и более тёмной окраской тела.

Молодь пёстрого толстолобика имеет светлые или золотистые бока, но по мере роста рыб на боках проявляются тёмные пятна.

В отличие от белого толстолобика у пёстрого более разнообразная диета: молодь и взрослые рыбы используют и зоопланктон, и фитопланктон примерно в равных частях, – и в результате растут быстрее и вырастают более крупными. Зафиксированы случаи поимки пестрых толстолобиков (промысловыми снастями) весом более полуцентнера.

Оба вида легко скрещиваются, образуя гибридные формы, и некоторые специалисты считают, что чистокровного белого толстолобика в европейской части страны не осталось, все популяции несут большую или меньшую примесь «пестрых» генов.

Белые толстолобики очень осторожны, даже пугливы, и реагируют на сильные резкие звуки любопытным образом – выпрыгивают из воды, порой очень высоко, совершая прыжки до двух метров. Доводилось слышать рассказы (возможно, всего лишь байки) о выстрелах, сделанных по уткам на водоемах, где водились толстолобики: результат получался удивительный – выпрыгнувшая из воды рыбина невзначай падала прямиком в лодку к охотнику. Пестрые толстолобики тоже осторожны, но не настолько пугливы и воздушной акробатикой после резких звуков не занимаются.

Считается, что толстолобики для жизни выбирают участки с илистым дном и мягкой растительностью, с глубиной не более 3–4 м; в реках держатся на песчаных отмелях и плесах со слабым течением.

На самом же деле толстолобики (за исключением дальневосточных) – рыба подневольная, и где им жить, выбирают рыбоводы. А они, рыбоводы, ориентируются в основном на кормовую базу, – и отдают предпочтение озерам, богатым микрофлорой, то есть «зацветающим» летом, и зачастую толстолобики вынуждены обитать в водоемах мелких, хорошо прогреваемых, где четырехметровой глубины попросту нет.

Толстолобик – очень теплолюбивая рыба, и даже в южных краях уходит на зимовку (в глубокие ямы, если они имеются в водоеме) задолго до ледостава, зачастую в середине сентября. Надо полагать, дело не в приверженности рыб к теплу, а в резком снижении кормовой базы – вода светлеет, число планктона уменьшается в разы, и толстолобики, оставайся они в бодром состоянии, больше сжигали бы энергии, чем возмещали бы ее, поедая добытую пищу.

По этой причине разводить толстолобиков в северных и даже умеренных широтах смысла нет – сезон «цветения» водоемов короток, как следует нагуливаться рыба не успевает, и даже для нереста и успешного развития икры не каждый год бывает подходящая температура воды. Однако были времена – разводили, в точности как кукурузу, царицу полей. Например, 70-х годах прошлого века толстолобиков и белых амуров запустили в пруды бывших императорских резиденций под Санкт-Петербургом (в те времена называвшегося Ленинградом) – Пушкина, Павловска, Гатчины; предполагалось, что «живые косилки» и «живые фильтры» без лишних затрат очистят воду от излишней растительности. Расчет не оправдался, толстолобики с амурами не прижились и пруды по-прежнему в летнюю пору цветут и зарастают; однако сезон или два толстолобики изредка попадались местным рыболовам (в основном забагривались, удить их в те годы толком не умели).

Половозрелыми толстолобики становятся в возрасте 3–5 лет, при длине тела 50 см. Нерестятся рыбы – в родных краях, на Дальнем Востоке – в мае-июне, после достижения температуры воды 18–20 ℃, икру мечут в реках, на течении (в местах с водоворотами). Плодовитость у толстолобиков высокая – крупные производители выметывают свыше миллиона икринок.

Как происходит нерест в водоемах, искусственно зарыбленных толстолобиком, толком неизвестно. Некоторые специалисты придерживаются мнения, что толстолобики там вообще не размножаются, а численность популяций поддерживается исключительно трудами рыбоводов, за счет выпуска ими новых партий сеголетков и годовиков.

* * *

Лет тридцать назад считалось, что толстолобики – рыба, никакого интереса для любительской рыбалки не представляющая, несмотря на заманчивые размеры. Планктон, единственную пищу толстолобика, на крючок не насадить, а любительская ловля сетями и другими сетными снастями издавна была разрешена лишь в северных регионах, где толстолобики не обитали. Случаи поимки толстолобиков на крючок почитались за большую редкость; пожалуй, даже спиннингисты чаще удильщиков добывали (забагривали) толстолобиков.

В результате в некоторых книгах, посвященных рыбной ловле, толстолобики даже не упоминались. Другие авторы утверждали, что удить толстолобиков все-таки можно – на донные удочки с растительными насадками: кусочками капустного листа, зелеными горошинами (не консервированными) и т. д.

Отчасти справедливы оба мнения. Толстолобики капустными листьями не питаются, но тем не менее попадаются на эту насадку, такой вот парадокс. Фокус в том, что и свежий горошек, и капустный лист имеют положительную плавучесть – насаженные ими крючки поднимаются над дном, находятся в толще воды. И толстолобик вполне может захватить насадку пастью вместе с потоком воды, из которой рыба отфильтровывает планктон. Незачем даже изводить капусту – небольшой кусочек пенопласта сработает точно так же. Вопрос в том, как увеличить вероятность случайного захвата рыбой несъедобной насадки, как привлечь толстолобика к крючкам?

Вопрос был решен, когда появилась специальная прикормка (она же и приманка) для толстолобиков, так называемый технический планктон, «TECHNOPLANCTON». Технопланктон выпускают отформованным в виде небольших бочонков – цилиндрических брикетов с продольным сквозным отверстием, внешне напоминающих поплавки от сети или бредня. Состав технопланктона – большой-большой секрет производителей, но одно понятно и без знания точной рецептуры: помимо обычных кормовых фракций и ароматизаторов, в брикете содержится и так называемый «гейзер», дающий при попадании в воду тот же эффект, что и медицинский препарат, хорошо известный всем гражданам, страдающим похмельными синдромами, – алкозельцер (название народное и не совсем правильное, оригинальное название производителя Alka-Seltzer по-русски читается как Алка-Зельтцер).

Попав в воду, технопланктон словно бы вскипает мелкими пузырьками и образует взвесь, облако из мелких частиц корма, очень похожих на настоящий планктон. Обманутые толстолобики хватают прикормку – и заодно в их широко распахнутые пасти попадают насаженные крючки, находящиеся здесь же, в облачке привлекательной для рыбы мути. Существует несколько видов фирменного технопланктона, они одинаковы по принципу действия, различаясь вкусовыми добавками и ароматизаторами: ваниль, анис, мотыль и т. д.

Чтобы крючки с насадкой находились в самом центре облака из частиц прикормки, в состав снасти для ловли толстолобика включают особое приспособление, т. н. «палочку толстолобика» или просто «палочку». Используются как самодельные «палочки», так и фирменные, продающиеся в магазинах в комплекте с брикетами технопланктона, поводками, крючками и прочей оснасткой. Конструкция «палочки» проста – это ромбовидная, квадратная или треугольная рамка с выступающим в сторону штырьком, на который надевается и фиксируется брикет технопланктона, а к углам ромба или треугольника привязываются поводки с крючками.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 98. «Палочка толстолобика» (вариант для донной ловли): 1 – основная леска; 2 – штырек с фиксатором (кусочком кембрика); 3 – брикет технопланктона; 4 – крючки с насадкой; 5 – треугольная рамка; 6 – плоское грузило.

«Палочки» включаются как в донный вариант оснастки, так и в поплавочный, для ловли поверху. Вообще-то устройство пасти толстолобика недвусмысленно свидетельствует, что эта рыба наиболее хорошо приспособлена ловить планктон в приповерхностных слоях. При использовании поплавочной снасти нет необходимости насаживать шарики пенопласта, можно ловить даже на пустые крючки, свисающие ниже брикета приманки на 10–15 см.

Но ветер, даже относительно слабый, относит поплавок (и насаженные крючки) в сторону от облака прикормки, поэтому ловлю с поплавком поверху практикуют лишь при условии полного штиля.

Существуют и промежуточные варианты оснастки, которые с долей условности можно назвать полудонками (хотя прикормка и крючки находятся в верхних слоях воды): грузило лежит на дне, работая как якорь, а поплавок и «палочка» остаются невдалеке от поверхности. Зачастую грузило стоит не концевое, а скользящее по основной леске между удилищем и поплавком. При небольшом ветре такие снасти работают неплохо, но при его усилении облако прикормки быстро рассеивается волнами и поневоле приходится ловить со дна.

Технопланктон достаточно дорогая приманка, комплект из «палочки», трех брикетов корма, грузила и крючков с поводками стоил в начале 2010-х годов около 300 рублей. Между тем расходуются брикеты быстро, причем вне зависимости от того, есть клев или нет. Бочонок технопланктона полностью растворяется в воде примерно за полчаса, затем еще несколько минут в воде держится облако прикормки нужной концентрации, но постепенно рассеивается и снасть необходимо вытаскивать и «заряжать» заново. При слабом клеве ловля получается затратной, поэтому российские рыболовы неутомимо экспериментируют с самодельными аналогами технопланктона.

На бескрайних просторах Интернета можно отыскать много рецептов на основе муки, перемолотых сухарей, манки, измельченных водорослей, прикормочный смесей для других рыб и т. д. – и каждый автор утверждает, что придуманная им приманка вполне действенная, но с подтверждениями со стороны дело обстоит хуже. На соревнованиях по ловле толстолобика плоды пытливой рыбацкой мысли пока проигрывают конкуренцию фабричному технопланктону.

Самодельные приманки либо прессуют в брикеты наподобие фирменных и используют вместе с «палочками», либо набивают рассыпчатую массу в кормушки, например в «пружины» (см. «Карп») или в фидерные кормушки с расширенными отверстиями. Эффект «гейзера» достигается разными способами: можно добавлять тот же самый алкозельцер, можно пользоваться смесью из двух порошков – пищевой соды и пищевой лимонной кислоты (шипучий эффект алкозельцера обеспечивают именно эти два компонента).

В остальном снасти, предназначенные для толстолобика, мало отличаются от снастей для ловли других крупных представителей семейства Карповые. Для донной ловли используют фидерные удилища, либо обыкновенные спиннинговые, для поплавочной – удилища длиной не менее 3,5–4 метра. Для всех видов ловли необходимы удилища с большим тестом, позволяющим забрасывать тяжелую оснастку. Все элементы снасти должны отличаться прочностью, толстолобик – рыба сильная и часто делает неожиданные «свечки», выскакивая из воды.

Основную леску обычно ставят монофильную, своей растяжимостью гасящую резкие броски рыбы. Поводки – из прочной эластичной плетенки, вполне подходит та же, что используется для поводков при ловле карпа на «пружины» и «макушатницы». Некоторые рыболовы утверждают, что для поводков лучше использовать флуорокарбоновую (т. е. незаметную в воде) мононить диаметром 0,35 мм. Но это утверждение спорное – лишь в абсолютно прозрачной воде коэффициент преломления флуорокарбона делает его невидимым, а разыскать пруд с такой водой и разведенными толстолобиками не представляется реальным; прочностью же флуорокарбоновые лески слегка уступают обычным.

Крючки – небольшие (относительно размеров добычи), примерно № 8 по отечественной нумерации. Лучше использовать импортные крючки, самые качественные – очень острые, прочные и в тоже время легкие, изготовленные из тонкой проволоки. Тяжелые крючки из толстой проволоки решительно не годятся – они менее зацеписты и требуют пенопластового шарика больших размеров, что в разы уменьшает количество поклевок.

Ужение без использования технопланктона применяется редко и имеет шансы на успех лишь на небольших водоемах с высокой плотностью вселенного толстолобика, либо при определенных благоприятных условиях. Например, когда стая толстолобиков кормится не просто в верхних слоях воды, а на самой поверхности, выдавая всплесками свое передвижение по водоему. В таком случае можно больше наловить без технопланктона, чем с ним – оснастка с «палочкой» требует большого поплавка с большой грузоподъемностью, на воду он падает шумно, заставляя толстолобиков отплывать в сторону, к тому же крупный непонятный предмет в непосредственной близости от крючков настораживает рыб. Ловить в таком случае лучше вообще без прикормки, забрасывая оснастку с прозрачным поплавком-шаром в место наибольшего скопления рыб, определяемое визуально.

Лучшее время ловли – утро и вечер, когда толстолобик подходит к берегу, днем рыбы продолжают кормиться, но уходят далеко от берегов, оставаясь в зоне заброса только на самых небольших по размеру водоемах. С лодки можно продолжать рыбалку и днем, но на большинстве водоемов, где разведен толстолобик, допускается лишь береговая ловля.

Ночные поклевки толстолобика крайне редки, поэтому многие рыболовы, выезжающие на пруд или озеро с ночевкой, в вечерних сумерках перенастраивают снасти на ловлю карпов, продолжающих активно кормиться в темноте. Утром можно не спешить с обратной перенастройкой снастей и сполна использовать клев карпов на зорьке – толстолобики не спешат подтягиваться к берегам после ночевки и начинают хорошо клевать спустя пару часов после рассвета.

Ужение толстолобиков весной начинается поздно, в мае, иногда в начале месяца, иногда в середине или в конце, в зависимости от климатических особенностей региона и от того, какой выдалась весна. О том, при какой температуре воды начинают активно кормиться толстолобики, единства мнений у специалистов этой ловли нет, но если усреднить называемые ими цифры, получается 18–20° С. В сентябре клев сходит на нет, зимней ловли толстолобика не существует.

На многих водоемах летом случаются длительные перерывы в ловле – в самые жаркие дни, когда вода сильнее всего цветет. Толстолобики продолжают питаться, причем даже активнее, чем до того, но при сверхизобилии корма на техноплактон практически не реагируют. В такие периоды имеет смысл выбирать для ловли пруды с относительно прозрачной водой (т. е. с узкой кормовой базой), – при условии, разумеется, что туда запущен толстолобик.

Место для рыбалки на водоеме выбирают с твердым дном (каменистым, песчаным или глиняным), на илистых местах толстолобики держаться не любят. Предпочтительная глубина в местах ловли – от 2 до 4 метров, если неподалеку имеется бровка (свал на глубину 6–8 и более метров, куда толстолобики удаляются на ночевку), шансы на успех возрастают. Пруды с таким рельефом (т. н. ставки), образованные из запруженных степных балок, встречаются повсюду на Украине и в южных областях России, и очень часто используются для разведения толстолобиков. В копаных прудах с ровным подводным рельефом выбрать подходящее место значительно труднее и приходится рассчитывать на удачный подход стаи.

Угорь.

Угорь – весьма необычный обитатель наших вод, небогатых экзотическими рыбами. Необычна внешность угря – длинное и узкое тело делает его более похожим на змею, чем на рыбу. Голова небольшая, немного приплюснутая, рот маленький в сравнении с другими хищными рыбами, с мелкими острыми зубами. Тело угря покрыто слоем слизи, под которой почти незаметны крохотные чешуйки обнаруживаются маленькие, нежные, продолговатые чешуйки. Спина окрашена в бурый или черный цвет, бока значительно светлее, желтые, а брюхо желтоватое или белое (у молодых особей).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 99. Угорь.

Необычен и образ жизни – речной угорь проходная рыба, но в отличие от осетров и лососей, нагуливающихся в море и заходящих в реки для нереста, угорь проводит почти всю жизнь в пресных водоемах, а затем уходит на нерест в Атлантику, в далекое Саргассовое море, чтобы дать жизнь потомству и погибнуть.

Появившихся на свет личинок угря Гольфстрим неторопливо несет к берегам Европы, и путь занимает около трех лет. В наши водоемы молодь угрей издавна заходила весной из Балтийского моря и расселялась по рекам и имеющим с ними сообщение озерам. Но многочисленные плотины, перекрывшие реки, весьма затруднили крохотным угорькам их путешествие – поэтому мальков угря в больших количествах отлавливают в море и запускают на нагул во внутренние водоемы, в том числе и в те, куда раньше естественным путем угри не попадали.

Наиболее распространен угорь в реках и озерах Прибалтики, Белоруссии, северо-западных и западных регионов РФ.

Молодые угри питаются водными беспозвоночными: рачками, червями, личинками, улитками, поедают икру других рыб, а подрастая – переходят на питание рыбьей мелочью. Как и налим, угорь – ночной хищник, дневные его поклевки большая редкость. Но поймать и ту и другую рыбу за одну ночную рыбалку вероятность очень мала – налим избегает тинистые места, излюбленные угрем, к тому же активизируется лишь в холодной воде, когда угря одолевают апатия и отсутствие аппетита, постепенно переходящие в зимнюю спячку. Гораздо чаще при ночной охоте за угрем попадаются в качестве прилова судаки и сомята (если насажен живец), а при ловле на червя – лещи.

Достигнув половой зрелости, угри устремляются по рекам и каналам в океан. Распространено мнение – не знаю уж, насколько обоснованное – что взрослые угри способны обходить препятствия (водопады, гидротехнические сооружения), проползая подобно змеям некоторую часть пути по суше, по покрытой ночной росой траве. Спору нет, положенный на берег угорь передвигается по суше куда успешнее, чем другие рыбы, причем безошибочно выбирает кратчайший путь к воде. Но в том, что угри своей волей выползают на сушу, есть большие сомнения. В таком случае в удобных местах была бы распространена их сухопутная ловля, а про подобный вид рыбалки достоверных сведений нет. Гораздо чаще можно услышать другие истории – о погибших угрях, обнаруженных ниже плотин гидроэлектростанций и измочаленных лопатками турбин.

Ловля переметами.

Переметы для угря устроены особенным образом, и ловля ими тоже не похожа на обычную – происходит достаточно активно и требует присутствия рыболова. Дело в том, что угорь обладает прямо-таки талантом перепутывать лески и зацеплять их за всевозможные подводные предметы, и лучше его снимать с крючка вскоре после поклевки. Туго натянуть шнур перемета во избежание этой напасти нельзя – донный угревый перемет лежит свободно, прилегая ко всем неровностям дна, если шнур зависнет в толще воды над какой-либо неровностью, поклевок в этом месте не будет.

Переметы делаются небольшие, длиной 20–25 метров, из капронового шнура толщиной 1–2 мм. Чтобы шнур меньше скручивался и не путался, его натирают стеарином или парафином (можно воспользоваться обыкновенной свечкой).

Поводки из мононити диаметром 0,4–0,5 мм привязываются достаточно часто, через 1–1,5 м, и делаются короткими – не более 30–40 см.

Пойманный угорь, угодив в лодку, ведет себя особенно буйно, к тому же весьма скользок и глубоко заглатывает насадку. Поэтому с крючка его никогда не снимают, и всегда делают поводки перемета съемными, отстегивая их вместе с пойманной рыбой.

Обычные застежки и карабины очень неудобно расстегивать в темноте, при свете фонаря, особенно когда леску дергает угорь, норовящий превратить перемет в перепутанный ком. И поводки к угревым переметам крепят особыми способами, позволяющими легко и быстро отцепить поводок от шнура: либо узлом, который легко развязать, потянув за конец поводка (на конце поводка вяжется небольшой стопорный узелок), либо при помощи застежки, которую легко снять даже наощупь.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 100. Встегивание поводков в угревый перемет: 1 – при помощи легко развязывающегося узла; 2 – при помощи легко снимающейся застежки.

Крючки перемета зависят от применяемой насадки. Ловят угря либо на червя (если попадаются некрупные экземпляры), либо на живца. Для насадки червей используют одинарный крючки № 6–8, острые, сделанные из тонкой проволоки и с удлиненным цевьем.

Для ловли на живца используют однотипные одинарные крючки несколько большего размера (до № 12, если попадаются крупные угри).

Любопытно, что Л. П. Сабанеев рекомендовал использовать для ловли угря, наоборот, крючки повышенной толщины, на основании того, что толстые крючки труднее сломать при извлечении их из глубоко заглотавшей рыбы. Применение для современных крючков качественной стали сделало эту рекомендацию неактуальной.

Пасть угря относительно небольшая, и живцами служат небольшие (6–8 см) рыбки – пескарики, вьюны, гольцы, шиповки, уклейки, плотвички. В тех озерах, где водится снеток, это одна из лучших насадок для ловли угрей. В реках угри очень хорошо клюют на личинку миноги (пескоройку). Насаживают живцов чаще за губу, мелочь карповых пород иногда цепляют за спинку.

Ловля угря переметами – исключительно ночная, на день снасти в водоеме не оставляют. На рыбалку отправляются (на лодке) незадолго до заката солнца – так, чтобы в сгустившихся сумерках снасти были уже расставлены. Слишком рано выставлять переметы смысла нет – в светлое время на живцов гораздо чаще покушаются щуки, для ловли которых угревые переметы не предназначены (хищницы перекусывают лесковые поводки), а червей треплет рыбья мелочь.

Лучшие условия для ловли – ясные и теплые летние ночи, когда дует несильный юго-западный или южный ветер. В холодную погоду с сильным северным или восточным ветром угорь уходит в глубокие ямы и не выходит на отмели для ночной кормежки.

Для ловли на озерах выбирают участки глубиной 3–4 метра недалеко от берега, на отмелях, но непременным условием должна быть близость ям, из которых угри ночью выходят к мелководью на кормежку. На реках выбирают места с несильным течением и дном, покрытым тиной.

Ловят угрей переметами в основном в регионах, где правила достаточно жестко лимитируют количество крючков на этой снасти – не более 20, а то и 10 на одного рыболова. Поэтому перемет чаще всего выставляется следующим образом: на дальнем конце – якорь, обычно тяжелый камень. Привязанный к нему конец шнура не имеет поводков и крючков на расстоянии, в 2–3 превышающем глубину в месте ловли. На другом конце привязан груз значительно меньших размеров, соединенный шнуром с лодкой, поставленной на якорь (шнур крепится к лодке узлом, который можно легко и быстро развязать даже в темноте). Вдоль шнура перемета через каждые 5–6 крючков подвязываются дополнительные свинцовые грузила весом 30–40 гр. К грузилам отрезками лески подвязывают поплавки (довольно крупные куски белого пенопласта, хорошо различимые в темноте; подъемная сила поплавков не должна отрывать грузила от донного грунта под действием волн (при большом волнении на ловлю не выезжают, и в виду имеются волны от моторных лодок, катеров и других судов).

Иногда дно сплошь покрыто густым слоем тины, и живцы путаются в ней, буквально запеленывая себя в зеленый кокон, – тогда перемет приходится поднимать на небольшую высоту, на 10–12 см превышающую длину поводков. Для этого грузила привязывают не непосредственно на шнур, а под ним на поводках соответствующей длины, а поплавки делают скользящими по леске, чтобы ее можно было вертикально, без слабины, натянуть в воде, подняв крючки и живцов над слоем тины.

Но такая доработка увеличивает вероятность запутывания снасти, и по возможности надо избегать усложнения перемета – стараться выставлять его на границе тинистого дна и песчано-галечного, отыскивать на дне «проплешины» в слое тины и т. д. Однако на большом отдалении от тины ловить не следует, угри не любят далеко уплывать от нее и поклевки будут очень редки. Очень полезно бывает при рыбалке на новом месте засветло изучить район предполагаемой ловли при помощи лота-глубомера, грузило которого имеет 3–4 проволочных крючка (из мягкой проволоки, во избежание зацепов за коряги и другой донный хлам). Выбранные места надлежит отметить буйками, хорошо заметными в темноте, иначе ночью, не видя береговых ориентиров, отыскать их невозможно.

Если правила позволяют, можно вместе с основным, привязанным к лодке, выставить дополнительно еще два перемета, параллельно первому, метрах в 10 с одной и с другой стороны (на дальнем расстоянии можно не заметить хватку угря).

Поклевки на ближние к лодке крючки определяются либо осязанием, либо по звону колокольчика, укрепленного на шнуре рядом с лодкой, а на дальние и на крючки дополнительных переметов – по движениям поплавков. Заметить поклевку нетрудно даже в темноте – поплавок резко дергается, образуя большие, хорошо заметные круги, изредка даже исчезает с поверхности.

Клев угрей начинается с наступлением темноты и продолжается часа два, иногда поклевки продолжаются до 3–4 часов утра (на широте Санкт-Петербурга это уже фактически время рассвета).

Почувствовав или увидев поклевку, торопиться не следует – угорь не только внешне, но и манерами напоминает змею и неторопливо проталкивает добычу в свое узкое горло. Есть достаточно времени, чтобы поднять якорь и подгрести к поплавку – не спеша, без лишнего шума и плеска. Если поклевка произошла на дальние крючки или на дополнительный перемет, конец шнур отвязывают от лодки и бросают в воду. Естественно, на нем должен быть укреплен хорошо заметный в темноте буек.

Выждав 2–3 минуты, чтобы исключить возможность схода, угря тянут в лодку (подсечка не нужна), выбирая руками привязанную к поплавку леску.

Поплавок при этом бросают в воду с другой стороны лодки, туда же отправляют и выбранную леску, в лодке она не должна оставаться.

Подсачками, тем более багориками при ловле угрей не пользуются, – без затей втаскивают рыбу через борт. Опытные угрятники при этом накреняют лодку, уменьшая высоту борта (сидя или встав на ноги). Затем, не мешкая, скользкого извивающегося угря берут тряпкой, которая всегда должна быть наготове, помещают его в садок с пружинной крышкой. И лишь затем отцепляют от шнура поводок, оставшийся снаружи садка.

В былые годы, когда рыболовные правила были достаточно либеральными, многие питерские рыболовы ловили угрей на мелководье южного побережья Финского залива, выставляя на ночь с резиновых лодок (местные рыбаки – с деревянных) длинные, на 100–200 крючков, переметы. Ловля была пассивной, снасти до утра стояли без проверки. Чтобы попавшиеся угри не путали переметы, их туго натягивали между двумя вбитыми в дно кольями – дно Финского залива в тех местах исключительно ровное и провисание шнура над впадинами исключено. Поводки использовались не лесковые, а из тонкого капронового шнура – за несколько часов угорь вполне способен перекусить монолеску, вернее, перетереть ее своими очень мелкими зубами. Теперь мало кто занимается этой рыбалкой – и правила ужесточились, и угрей после строительства огромной дамбы в тех местах стало в разы меньше.

Другие способы ловли.

Ловля угрей поплавочной удочкой, весьма развитая в Западной Европе, у нас почти не практикуется. Надо заметить, что ловят поплавочными снастями европейские рыболовы скорее от беды – ночная ловля на донки во многих странах Европы запрещена, и единственный шанс выудить деликатесную рыбину – поймать ее на закате, когда угри только-только выходят на охоту.

Наши любители гораздо чаще пользуются донками, зачастую используя их пассивным образом – выставляя на ночь и проверяя только утром. Все, что сказано в разделе, посвященном переметам, о крючках, насадках, выборе места и т. д. – вполне относится и к ловле донками.

Некоторые рыболовы (например, на озере Селигер) предпочитают ночью активно ловить угрей кружками, теми же, что применяются для ловли судака и щуки, но насаживая мелкого живца на одиночный крючок. Ловят со дна, оснащая перемет достаточно тяжелым грузилом (около 20 г), не позволяющим небольшому живцу даже кратковременно подниматься в средние и верхние слои воды. Кружки выставляются на расстоянии 15–20 м один от другого, естественно, в тех местах, где течение отсутствует.

Способ, на мой взгляд, не самый удачный – угри, конечно, клюют не хуже, чем на перемет, но активный клев или внезапно задувший ветер приводит к неоправданным потерям среди свободно плавающих кружков. Некоторые из них удается отыскать поутру, другие исчезают навсегда. Потери можно минимизировать, поставив кружки на якорь (при помощи концевого грузила), или избежать совсем – навязав кружки на длинный шнур (за грибообразную шляпку штырька); получившаяся снасть является скорее разновидностью жерличного перемета, описанного в статье «Щука».

Уклейка.

Эта красивая и проворная рыбка хорошо знакома большинству рыболовов. Причем знакома не с лучшей стороны: очень часто при ловле крупной рыбы в местах, где изобилует уклейка, поплавок сразу же после заброса начинает буквально выпрыгивать из воды – это шустрая уклейка, заприметив упавшую в воду приманку, проводила ее до дна, схватилась за кончик червя или за опарыша и поспешила в верхний слой воды, где обыкновенно держится, собирая упавший на поверхность корм.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 101. Уклейка.

Тело уклейки прогонистое, сжатое с боков, чешуя отличается особенным серебряным блеском и очень легко спадает. Голова маленькая, но рот с выдающейся вперед нижней челюстью весьма велик для размеров рыбешки. Спинка серовато-зеленоватая или синеватая, бока и брюшко серебристо-белые. Верхние плавники серые, нижние имеют желтоватый оттенок, глаза серебристые (в ряде местностей уклейка известна под местным названием белоглазка).

Уклейка встречается в реках, водохранилищах, озерах, на взморье опресненных морских заливов и в проточных прудах на всей территории европейской части страны от Белого моря до Кавказа. В непроточных копаных прудах запущенные туда уклейки неплохо себя чувствуют весь сезон открытой воды, но зимой непременно погибают от замора. Если в пруду есть источник поступления кислорода (подводные родники, небольшой впадающий ручеек), то уклейки могут несколько раз удачно перезимовать и даже в отсутствие хищников весьма расплодиться, но затем, в суровую зиму, непременно погибают. За такой историей необычайного размножения и последующей гибели уклеек я наблюдал в одном из прудов Павловского парка под Санкт-Петербургом. Ручьи и узкие речки уклейки недолюбливают, даже если там хватает корма (падающих с деревьев насекомых), и встречаются там в небольших количествах, отдельными экземплярами или стайками в несколько голов. Уклейке нужен простор, достаточно большое зеркало воды.

Размеры уклеек невелики – в реках жилая уклейка обычно дорастает до 15 см, а самые многочисленные стаи, надоедающие удильщикам, состоят из еще меньших экземпляров, 8 см длиной, появившихся на свет весной прошлого года. В водохранилищах и больших кормных озерах уклейки растут лучше, до 20 см и даже длиннее.

Нерестятся уклейки в конце весны или в начале лета, достаточно поздно, когда температура воды достигает 15–16°. Нерест порционный, и при майских похолоданиях, нередких в средней полосе России, может растянуться на целый месяц. Икру уклейки мечут начиная с двухлетнего возраста, достигнув размера 10 и более сантиметров, в зависимости от количества корма в водоеме.

Вскоре после нереста стаи уклеек поднимаются рассредоточиваются по водоему и поднимаются в верхние слои воды, где и держаться до осени, до той поры, когда над водой перестают летать насекомые. С похолоданием стаи уклейки опускаются на дно, выбирая довольно глубокие места с илисто-песчаным дном, там же и зимуют. Иногда и летом, при продолжительном ненастье, уклейки на несколько дней уходят на дно и поверху ни одной рыбешки не поймать.

Несметные стаи уклейки – важный пищевой ресурс для хищников. Я замечал, что щука в реках, изобильных уклейкой, вырастает значительно быстрее, чем в их притоках, где уклейки нет или она заходит лишь весной. Для жереха и голавля уклейка один из главных объектов охоты (наряду с пескарем). В отдельных озерах и водохранилищах (там, где не водится корюшка, ряпушка, тюлька) уклейки являются главным кормом для судаков, особенно весной и в начале лета, когда новое, самое многочисленное поколение других карповых еще не подросло до размеров, делающих для хищников рентабельной охоту за рыбешками.

Живец из уклейки неплохой, но главное его достоинство – заметность, яркий серебристый блеск рыбешек издалека привлекает хищников. На крючке уклейка живет недолго, особенно в летнюю жару, и для наживления самоловных снастей (жерлиц и переметов) непригодна.

Сама уклейка всеядна, хватает все, что падает в воду: насекомых и их личинки, червей, растительный корм. Не прочь уклейки полакомиться икрой других рыб и только что выклюнувшейся малоподвижной молодью. Прожорливая уклейка всегда голодна и с интересом обследует все, что падает на воду, даже всевозможный несъедобный мусор.

Ловля удочками.

Про ловлю уклеек долго рассказывать не приходится. Наловить ее может любой желающий, достаточно выбрать место, где на поверхности расходятся характерные круги и пустить поплавочную удочку поверху, чтобы крючок находился в 20–30 см от поверхности воды. Толщина лески, размер и форма поплавка, даже размер крючка особой роли играют, лишь бы насадка позволяла уклейке заглотать ее с одного раза, не отщипывая по кусочку. Мне доводилось выуживать уклеек на крючок № 8 по отечественной нумерации, насаживая катышек хлебного мякиша на самый кончик жала (выуженные уклейки насаживались на тот же крючок за спину и превращались в живца для крупного окуня).

Но если требуется наудить уклеек много (иногда такая надобность возникает, для приготовления домашних шпрот, например) лучше специально настроить удочку для уклеечной ловли: маленький крючок, тоненькая леска, небольшой поплавок из белого неокрашенного пенопласта – падение на воду такого поплавка привлекает уклеек, находящихся неподалеку, и поклевка очень часто следует незамедлительно. Уклейки вообще неравнодушны к светлым предметам: при ловле со дна плотвы и подлещика насаженный червем крючок нередко опускается на дно без уклеечных атак, в то время как тонущего опарыша рыбешки начинают трепать гораздо чаще.

Уклейка клюет и попадается на любую подходящую ей по размеру насадку: на опарыша, небольшого червя, мотыля, личинку ручейника, на муху и слепня. Но предлагать такие деликатесы прожорливым рыбешкам смысла нет, улов не окупает затраты времени на добывание насадки (или затраты денег на ее покупку).

С тем же успехом уклеек можно удить на катышки хлебного мякиша, но эта насадка после каждой поклевки, удачной или неудачной, слетает с крючка. И если стоит задача наудить сотню или две уклеек, насаживание становится утомительным. Можно использовать тесто, изготовленное из воды и муки с небольшим количеством растительного масла, добавляя при замешивании волокна ваты, такая «армированная» насадка держится на крючке значительно надежнее.

Еще лучше использовать искусственную насадку, способную выдержать не один десяток поклевок, – маленький кусочек пенопласта, поролона или размоченной в воде кожи. Такую имитацию насаживают, проколов насквозь, чтобы жало крючка торчало наружу, бородку крючка при этом почти полностью спиливают надфилем. Подсекают при поклевке немедленно, при первом движении поплавка, иначе уклейка тут же выплюнет подделку. Пойманную рыбешку встряхивают на леске над ведром или мелкоячеистым садком, она сама отцепляется и попадает в подставленную тару. Сходы при такой рыбалке случаются чаще обычного, но быстрее выудить новую уклейку, чем возиться, снимая ее с крючка.

Если уклейка сыта, что случается очень редко, на подделку она клевать не спешит – приближается к насадке неторопливо, осматривает внимательно и хватать несъедобные предметы не спешит. Но в плохой клев не стоит заниматься ужением уклейки.

Рыболовы ловят уклейку редко, на живца или от лютого бесклевья. Лишь детвора, делающая первые шаги на рыболовном поприще, с большим энтузиазмом удит постоянно клюющую серебристую рыбку.

Но в тех местах, где водится или заходит на нерест крупная уклейка из больших озер и водохранилищ, серьезные рыболовы тоже порой занимаются уклеечной ловлей. Например, на реке Ловать (у г. Холм) местные рыбаки с нетерпением поджидают весеннего захода крупной, отборной уклейки из озера Ильмень. Счет улова при удачном ходе идет уже не хвосты, на десятки килограммов (заметим в скобках, что уклейка считается сорной рыбой и вылов ее рыболовные правила не лимитируют – лови, сколько сумеешь).

У нас в Ленинградской области славится очень крупной уклейкой Копанское озеро – уклейку там удят не только местные рыболовы, но и приезжающие для этой ловли за несколько десятков километров! По их рассказам (возможно, преувеличенным), 80-граммовая уклейка в Копанском удивления не вызывает, а рекордные экземпляры весят вдвое больше. По слухам, причина столь небывалого роста уклеек в том, что на Копанском озере много лет располагались садки рыбколхоза «Балтика», в которых выращивалась радужная форель, а размеры уклеек позволяли им проникать сквозь ограждения садков и питаться высококалорийными кормами «с барского стола». Если учесть, что при откорме лососевых рыб (в том числе форели) применяются гормональные ускорители роста – версия вполне правдоподобная.

На реках самые крупные экземпляры уклейки держатся не у берегов, а ближе к середине. Чтобы не возиться с дальними забросами (слишком много чести для уклейки) лучше всего удить ее с лодки или с моста.

Прикормка, плавающая на поверхности, весьма активизирует клев уклеек. Но лучше обходиться без нее, отыскивая места естественного скопления рыбешек. Дело в том, что первыми на прикормку реагируют самые мелкие уклейки. с палец размером. А когда подойдут крупные, корм нередко уплывает под действием ветра или течения и уводит за собой рыбу.

Кроме поплавочной удочки, уклейку можно ловить на донку с резиновым амортизатором, если снабдить ее двумя поплавками, удерживающими насадку в верхнем слое воды. Но на мой взгляд, это совершенно ненужные ухищрения при ловле рыбешки, отлично берущей на удочку. Не говоря уж о нахлысте – применение его для поимки крохотных рыбешек напоминает стрельбу из пушки по воробьям.

Осенью, опустившись на дно, уклейки изредка попадаются на обычные донки и на крючки поплавочных удочек, расположенные у дна. Характер клева меняется – нет резких подергиваний, характерных для летней уклейки, поклевки довольно вялые.

Ловится уклейка и зимой, если угодить на ее стоянку, на поплавочные и мормышечные удочки, наживленные мотылем о репейником. Последняя насадка несравненно лучше – кисточку мотыля уклейка не заглатывает целиком, а тянет и треплет одного мотыля, пока не высосет или не оторвет; личинок приходится насаживать по одной, «чулком», что довольно утомительно, особенно на морозе.

Ловля «пионеркой».

В сети с ячеей соответствующего размера уклейка попадается очень хорошо, особенно если ловить плавом в вечерних сумерках – растянув сеть поверху между двумя сплавляющимися по течению лодками. Но мало кто занимается этой ловлей, слишком уж утомительно выпутывать из ячеек сети огромное количество мелкой рыбешки.

Если у мостов и набережных держатся стаи крупных уклеек, иногда их ловят подъемниками, подманивая к снасти периодическим подбрасыванием прикормки. Подъемники удобны круглые, на жестком обруче. Внизу подъемника, в месте наибольшего провиса сетки, имеется отверстие, стянутое при ловле тугой резинкой, чтобы рыбешки при подъеме не смогли выскочить. Такое приспособление позволяет очень быстро высыпать улов в подставленную емкость, не повреждая нежных рыбешек и дольше сохраняя их живыми.

Ловят уклеек и экранами – особой конструкции, известными под названием «пионерка».

Боюсь, уже следующее поколение рыбаков не сумеет определить, откуда происходит название этой снасти. Но перед теми, кто в детстве каждое утро повязывал на шею алый галстук из искусственного шелка, такой вопрос не встает – «пионерка» точь-в-точь напоминает сей предмет туалета. Фактически, это небольшая «косынка» – равнобедренный треугольник (основание 50–60 см, высота 25–30 см, возможны и иные пропорции), выкроенный из сетевого полотна.

Однако «пионерка» – снасть узкоспециализированная, ловля ею имеет ряд особенностей, почему и стоит рассказать о ней чуть подробнее.

Предназначена «пионерка» исключительно для ловли крупной уклейки. Сеть используется из мононити, с размером ячеи 15–18 мм; наверху, вплотную к сети, ставится крупный яйцевидный поплавок из белого пенопласта (не окрашенного, поскольку белый цвет играет важную роль в ловле). Грузило – из толстой алюминиевой проволоки, и вес его не способен утопить поплавок.

Ловля преимущественно производится с мостов, с набережных, с плотин – в тех местах, где в достаточных количествах водится крупная (более 15 см) уклейка. Если расстояние до воды позволяет, то «пионерка» крепится толстой леской к шестику, так, чтобы можно было поднять снасть наверх одним движением. Если же слишком высоко, то используется жесткий спиннинг с катушкой, или же телескопическое удилище со снятыми верхними коленами.

Техника ловли проста: «пионерка» опускается в воду, уклейки со всех сторон бросаются к поплавку, проверить – а нельзя ли употребить его в пищу? Увидев, что поплавок задергался, заплясал на воде, ловец приподнимает снасть, и, если не видит запутавшихся в ячейках сети рыбешек, тут же опускает ее. В противном случае «пионерка» быстро поднимается наверх, и рыбак встряхивает ее над ведром с уловом или над горловиной садка. Уклейка, как говорили в старину, рыбка «прогонистая», узкая, к тому же не успевает как следует запутаться, – и в девяти случаях из десяти касаться ее руками, чтобы освободить из снасти, не приходится.

Очевидно, что успешная ловля возможна лишь там, где крупной уклейки много и она голодна. Впрочем, уменьшив размер ячеек «пионерки», можно ловить тем же способом и мелких (7-10 см) уклеек, но такая ловля ничего интересного из себя не представляет. Там, где крупная уклейка изобилует, но по каким-то причинам сыта (что случается достаточно редко), иногда используют в качестве приманки (привязывают к поплавку) куски жмыха, или же сухари, капнув на них нерафинированного подсолнечного масла, однако результаты ловли с натуральной приманкой всегда получаются скромнее.

Но в тех местах, где уклейка без затей бросается на несъедобный пенопласт, «пионерка» поражает своей уловистостью. Пожалуй, если поделить вес вылавливаемой за час рыбы на площадь сетевого полотна, то «пионерка» с большим отрывом лидирует среди прочих сетевых орудий. Мне самому доводилось видеть, как за два часа «пионер» налавливал полное двенадцатилитровое ведро отборной уклейки. (В Санкт-Петербурге имеется небольшое сообщество «пионеров», промышляющих на реках и каналах северной столицы; улов в основном идет на продажу, старушки-кошатницы охотно покупают недорогую мелочь для своих любимцев).

Но, честно говоря, ловля эта при всей своей добычливости особого интереса из себя не представляет. Что за радость поднимать и опускать «пионерку» с монотонностью станка-автомата? Даже ловля уклейки поверху на поплавочную удочку интереснее, там по крайней мере есть шанс на поклевку голавлика или же поднявшегося к поверхности подъязка…

Впрочем, некоторые из «пионеров» – те, кто сами вяжут свои снасти – порой делают «пионерки» увеличенного размера, и ячейки нижних рядов постепенно увеличиваются в размере, доходя до 30–35 мм. Смысл тут в том, что окунь или щучка, привлеченные уклеечным столпотворением, тоже могут в азарте охоты запутаться в «пионерке». Изредка такое и в самом деле случается, но все же лучше ловить хищников специально предназначенными для них снастями.

* * *

В заключение несколько слов о родственнице уклейки, похожей на нее и ведущей сходный образ жизни, но имеющей в нашей стране значительно меньший ареал обитания.

Эта рыбка зовется быстрянкой. От уклейки она отличается большей шириной тела, челюстями равной длины, темной продольной полоской на боковой линии и наличием пигмента в плавниках – они у быстрянки с оранжевым отливом.

Размеры, образ жизни, питание и нерест быстрянки очень сходны с тем, что написано выше об уклейках, и повторяться нет нужды. Но, как следует из названия, быстрянки в отличие от родственниц предпочитают быстрое течение тихим водам, и в озерах встречаются в исключительных случаях.

Ловля этих рыбешек также не отличается от ужения уклеек: легкая поплавочная удочка, самая тоненькая леска, крохотный крючок и маленькая насадка. Но растительных насадок быстрянки избегают, на хлеб и тесто их нигде не ловят. Наживлять крючок следует насекомыми, кусочком красного червя или опарышем.

Хариус.

Хариусы (Thymallus) – род рыб, морфологически близких к Лососёвым, но не входящих в это семейство (вопреки многочисленным утверждениям в популярной литературе). В России род представленный двумя видами: европейским хариусом и сибирским, имеющим множество подвидов.

Хариус – одна из самых пёстрых и красивых рыб России. Спина его серо-зелёная, усеянная более или менее многочисленными и ясными чёрными пятнышками, бока туловища светло-серые с продольными полосками. Самое примечательное во внешности хариуса – огромный спинной плавник, особенно развитый у сибирских хариусов.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 102. Хариусы: 1 – европейский; 2 – белый байкальский (подвид сибирского); 3 – сибирский.

Считается, что хариус – обитатель быстрых и холодных речек, любящий напор воды, струю, течение… Это не совсем так. Во множестве хариусы встречаются в местах, где течение отсутствует – в больших озерах с чистой водой, на опресненном взморье Финского залива, и вырастают там до больших размеров, чем в небольших стремительных речках. Несомненно одно – для размножения хариусам нужна проточная вода, холодная и насыщенная кислородом, и на нерест они всегда поднимаются из озер в реки.

Размеры хариусов невелики. Например, в Ленинградской области наиболее крупные экземпляры заходят из Ладоги и вес их очень редко превышает 1,5 кг, а во многих речушках держатся измельчавшие популяции, едва достигающие 300–400 г. Но на реках Севера, в местах безлюдных, зафиксированы поимки экземпляров, превышающих весом 2 кг.

Хариус и форель одинаково нуждаются в холодной, богатой кислородом воде и часто обитают бок о бок. Соседствуют две рыбы не слишком дружно – и конкурируют за пищу, и попросту поедают друг друга. Причем если форель, растущая быстрее, производит большие опустошения среди молоди хариуса, то хариус берет реванш осенью, во время нереста форели и проходной кумжи, – бывает так набит их съеденной икрой, словно сам собрался нереститься.

Питается хариус разнообразной животной пищей: рачками-бокоплавами, водными насекомыми и их личинками, летающими насекомыми, падающими в воду. Весной значительную часть рациона составляют смываемые с берегов черви, осенью – икра лососевых рыб. Хищничает хариус от случая к случаю – либо от недостатка иной пищи, либо если дорос до размеров, когда насекомыми прокормиться трудно. Однако при ловле форели случается, что блесны-«вертушки» небольших номеров атакуют харюзки со столовую ложку размером, которых в хищных наклонностях заподозрить трудно.

Весенняя ловля на нерестовых речках.

Нерестится ладожский хариус в начале мае, в верховьях речек, на песчано-галечном грунте. Но заходит в реки раньше, в середине апреля, по высокой воде, помогающей рыбам преодолевать всевозможные рукотворные и природные препятствия.

В молодости я несколько сезонов ездил за хариусом на р. Назия, впадающую в Ладогу и смог составить представление о закономерностях этой ловли. Затем, к сожалению, праздник закончился, – в среднем течении речки построили птицефабрику, в воду стал попадать птичий помет, и хариусы покинули привычные нерестилища. Еще и ныне крупные экземпляры попадаются в сети, стоящие в устье Назии, возможно, отдельные рыбы поднимаются по реке, но массовый ход, ради которого приезжали питерские рыболовы, прекратился.

Однако в другие реки бассейна Ладоги хариус заходит по-прежнему и ловят его схожими способами. Вот как происходит эта ловля.

Снасть – поплавочная удочка, смонтированная на 4-метровом удилище с инерционной катушкой. Четырех метров вполне достаточно – хариусовые нерестовые речушки неширокие, с поросшими деревьями берегами, с длинным удилищем развернуться трудно. Основная леска – 0,25 мм, поводок – 0,2 мм (ныне, с появлением более прочных лесок, можно обойтись и меньшими диаметрами). Поплавки крупные, не менее 6–8 г грузоподъемностью, и даже крупнее, – хариус идет на нерест в пору высокой воды, течение бурное и неровное, маленькие поплавки в эту пору не годятся.

Вместо крючков привязывались мормышки – особые, т. н. «хариусовые», крупные, шарообразные, с длинным крючком № 7. Приобретались эти мормышки у кустарей на птичьем рынке специально «под хариуса» и стоили достаточно дорого. Поскольку зацепы и обрывы случались часто, в качестве резерва приходилось брать с собой обычные крючки того же номера, а перед их привязыванием надевать на поводок вплотную к крючку крупную белую или перламутровую бусину.

Лучшей насадкой всегда считалась гусеница репейника (подробнее об этой насадке в статье «Сырть»). Берет весенний хариус и на червя, но хуже, а иногда и вообще не берет. Иногда тем, кто приезжал на рыбалку лишь с червями, оставалось либо смотреть, как ловят другие, более запасливые рыболовы. В таком случае могли помочь делу крупные личинки короеда, добытые прямо на месте ловли.

Клюет весенний хариус резко, на потоп, но сопротивляется гораздо слабее форели того же веса, иногда попадающейся при той же ловле. В любом случае подсеченную рыбу приходится тащить круто – на речке шириной 5–6 метров, полной коряг, свисающих в воду корней и т. п., заниматься классическим вываживанием нет возможности.

Идут хариусы к нерестилищем не стаями, как плотва или елец, поодиночке или парами, и следующих одна за одной поклевок не дождаться. Весь ход занимает около недели, но хорошие уловы случались лишь в его пик, длящийся 1–2 дня, в остальное время поймать 2–3 хвоста за день считалось достойным результатом.

Местные жители в то же время ловили хариусов ловушками, напоминающими мережи без крыльев, но связанными не из сети, а из тонкого провода в изоляции. Такие ловушки выставлялись в узких местах, у каких-либо преград, и обычно неподалеку сидел с удочкой владелец снасти, бдительно охраняя свою собственность.

Ужение на личинку веснянки (Хакассия).

В горных речках Хакассии хариусов ловят на личинку веснянки – она обитает под камнями на перекатах речек и ручьев, отличительный признак личинки – две длинные, до 5 см, хвостовые нити (органы дыхания, жабр личинка не имеет и дышит воздухом, засасываемым с поверхности). Веснянка – любимая пища хакасских хариусов и на эту насадку их ловят весь сезон открытой воды.

Добываются личинки просто: на мелком месте рыболовы переворачивают ногой камни, взмучивают воду – и ловят веснянок, отцеживая уносимую течением муть сачком из тюля или редкой марли.

Лучшей насадкой служат личинки с длиной туловища (без хвоста) до 15 мм, мягкие, желтого или светло-серого цвета. Иногда попадаются бесцветные личинки – альбиносы, они тоже уловистые.

Насаживать личинок надо на темный крючок № 2,5–3 (по отечественной нумерации), чулочком, начиная с головы, вывести острие крючка у основания хвоста, а затем натянуть головку личинки на 1–2 мм на поводок диаметром 0,15-0,17 мм, оперев острие крючка в большой палец правой руки так, чтобы жало крючка было открытым, а тело веснянки оставалось прямым, без какого-либо изгиба, и колечко крючка было бы спрятано в головке личинки.

Некоторые рыболовы цепляют личинок крючком за спинной щиток (втыкая острие около границы груди и брюшка в направлении головы). Так насаживать быстрее, но число поклевок уменьшается – слишком открыты цевье и лоб крючка.

Плохо берет рыба и при неправильном положении насадки на крючке, когда она изогнута или оборваны хвостовые щетинки.

Обычно ловят на личинку веснянки следующим образом – заходят в болотных сапогах, а лучше в вейдерсах, на глубину до 80-110 см, примерно на середину длины переката, и облавливают поток воды ниже по течению. Лучшие места для такой ловли – это наибольшее продольное углубление на перекате (поместному «канава»). Хорошо также ловить около бровки обрывистого берега, где образуются затишья за крупными камнями, валунами.

Зайдя в воду, надо поворошить ногами камни на дне. Течение вынесет из-под них разных личинок, это привлечет рыбу и она соберется ниже по течению от рыболова. Если вода чистая и прозрачная, можно отлично видеть стаю хариусов, иногда из 20–30 рыб, подбирающих плывущий корм.

Ловят на веснянку обычно телескопическим удилищем без катушки длиной 4–5 метров, оснащенным основной леской диаметром 0,25-0,30 мм (длина которой чуть короче удилища), поплавком веретенообразной формы длиной 30 мм, грузилом из мелкой картечины и поводком из лески 00,15-0,17 мм длиной 10–15 см (если поводок длиннее, не успеваешь подсекать, а если короче – то реже происходят поклевки). Ловят в проводку, отпуская снасть прямо от себя вниз по течению, насколько позволяет длина лески и удилища.

Если после 4–5 проводок поклевок нет, рыболовы иногда смещаются поперек течения на 1,5–2 метра, прежде чем спуститься вниз по течению. Так и доходят до мест, где течение становится совсем медленным, то есть перекат переходит в плес.

Поклевка хариуса резкая (обычно поплавок мгновенно ныряет), и надо быстро, насколько позволяет реакция, подсечь. Лучше всего в таких ситуациях работает удилище с быстрым строем, у которого изгибается в основном кончик.

Подсеченную рыбу вытаскивают прямо на себя, прижимая левой рукой к груди, а если рыба крупнее 300–400 г, то ее выводят на ближайший пологий берег.

Ловля на донные удочки (онежский способ).

На порожистых реках Карелии и Архангельской области (в частности, на р. Онеге) хариусов ловят в конце лета и начале осени донками с лодок. Снасть монтируется на спиннинге с леской диаметром 0,4 мм. Течение в местах ловли достаточно бурное, поэтому грузила используются тяжелые – самодельные литые в виде конуса диаметром у основания 20 мм, и высотой 50 мм (размеры могут меняться в зависимости от силы течения. К леске грузила крепятся через один или два карабина, во избежание закручивания.

В 15 см выше грузила крепится (опять же через карабин) полуметровый поводок из лески диаметром 0,2 мм. Крючки кованые, № 5 по отечественной нумерации. Сторожками донки не оборудуются, поклевки определяются осязанием. Лучшей насадкой считается пучок из некрупных навозных червей.

Тактика ловли следующая: лодку ставят на якорь или на два якоря несколько выше того места, где предположительно держатся хариусы, оснастку спускают вниз по течению, контролируя ее движение по ударам грузила о каменистое дно. Если поклевок нет в течении некоторого времени, грузило приподнимают и отпускают на пару метров дальше, сбрасывая леску с катушки, и так до тех пор, пока не случится поклевка. Длина облавливаемой зоны может достигать 20 м, далее слишком длинная леска начинает своей парусностью поднимать оснастку над дном, снасть выбирают и повторяют цикл ловли сначала.

В качестве прилова при такой ловле попадаются язи, лещи (проходящие через перекаты, на быстринах эта рыба не надолго не задерживается)и даже пескари.

Ловля на искусственных насекомых.

Нахлыстом хариуса чаще всего ловят в средних по величине реках европейского севера, в Сибири этот способ развит мало.

Гораздо чаще на сибирских реках для доставки мушек в водоем используется самоогружающийся поплавок («ангарская оснастка»»), либо «кораблик».

С «корабликом» рыбачит не с моторной лодки, как при троллинге на озерах Карелии, а берега реки, причем зачастую оставляют снасть на самолов, лишь изредка походя проверить, не засекся ли ленок или хариус.

Поводки с мушками при такой ловле к шнуру кораблика привязывают чаще, чем при троллинге – через 1–1,5 м. Чтобы течение не закручивало поводки вокруг шнура, их крепят при помощи вертлюжков или обыкновенных бельевых пуговицы – привязывают к одному отверстию на ней поводок, нанизываю пуговицу другим отверстием на шнур и стопорят с обеих сторон узлами.

Сам способ ловли заключается в том, что рыболов, медленно передвигаясь по берегу в облюбованном месте, слегка приподнимает и опускает шнур, чтобы мушки «плясали» по поверхности воды. Удилищем сибирские рыбаки при этом не пользуются, манипулируя шнуром при помощи большого мотовила с прорезью для руки (чтобы резкая поклевка не выдернула снасть из руки).

В бассейне среднего Енисея по наблюдениям местных рыболовов хариус предпочитает мушки сиреневого, темно-фиолетового цвета, и сочетания красного с черным. На других реках Сибири зачастую в ходу иные цветовые гаммы.

В реках Карелии «кораблики» используют схожим образом, но шнур поднимают над водой при помощи удилища. Там же на озерах небольшие «кораблики», оснащенные мушками, буксируют за гребными лодками. Если ловля идет не с поверхности, а в толще воды, то на конец основной лески привязывают не кораблик, а тяжелую блесну или воблер, а выше него – с интервалами в метр или чуть больше привязывают два-три поводка, к которым крепят искусственные мушки (рис. 103).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 103. Ловля мушками на дорожку.

Снасть настраивают так, чтобы верхняя мушка бороздила поверхность воды, а остальные двигались на разных глубинах. Длина оснастки при таком способе ловли 25–30 метров, и моторные лодки для ее буксировки не годятся – осторожный хариус пугается и клюет редко, даже веслами работать приходится аккуратно и бесшумно.

Чехонь.

Чехонь (она же рыба-сабля, косарь, чеша) относится к семейству Карповые, но по окраске и форме тела больше напоминает сельдь.

Обычные размеры чехони не превышают 30–45 см длины и 150–500 г веса; изредка вылавливаются особи весом немногим более 1 кг. Водится в реках бассейна Балтийского, Черного, Азовского, Каспийского и Аральского морей, а также в крупных проточных озерах и водохранилищах этих бассейнов.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 104. Чехонь.

Чехонь хорошо переносит солоноватую воду, вследствие чего встречается и на взморье, а в Азовском море – повсеместно. Держится на самых глубоких и быстрых местах рек, а в озерах и водохранилищах – на чистых от водорослей и глубоких участках; избегает заливов, проток, поросших водорослями и тиной. Питается преимущественно-животной пищей – насекомыми и их личинками, червями, и не щадит рыбью молодь (особенно – уклейки и верховки). В жаркое время держится ближе к поверхности воды, поедая падающих в воду насекомых. По мере похолодания уходит в придонные слои. Осенью и весной чехонь движется вверх и вниз по рекам. Нерестится в апреле – мае. Ловится преимущественно поплавочными удочками в проводку и нахлыстом.

Чехонь ловится поплавочными удочками в теплое время года, когда температура воды достигает 15–16 градусов: в северных областях – с июня по август, в южных– с мая по сентябрь. Ловить ее можно в течение всего дня.

Лучшие места для ловли: на реках – быстрины на песчаных отмелях и ниже перекатов; в водохранилищах и проточных озерах – чистые от водорослей и глубокие участки.

Удилище должно быть длинное, с гибкой вершинкой, а леса диаметром 0,2–0,25 мм без грузила, с легким поплавком из кусочка пробки и мелким крючком № 3,5– № 4. Размер крючка подбирается в зависимости от насадки.

Насадка: в начале и конце лета – мелкий навозный и земляной червь, а в самое жаркое время – мелкие воздушные насекомые. Одной из лучших насадок является комнатная муха. Увидев упавшую насадку, чехонь стремительно вырывается из глубины, хватает насадку и быстро увлекает ее на дно. Попавшись на крючок, рыба энергично защищается, бросаясь из стороны в сторону и кувыркаясь. В том месте, где поймано уже несколько рыб, чехонь становится осторожнее и берет насадку только тогда, когда она затонет на глубину 1–1,5 м. При поклевке чехони в глубине поплавок мгновенно уходит под воду.

Чехонь ловится нахлыстом только в середине лета. Ловят ее в реках на глубоких, быстрых местах и на перекатах с глубоким корытом; в водохранилищах и на озерах– с лодки на, чистых от зарослей участках. Лучшей насадкой служат мелкие воздушные насекомые, которые, будучи насаженными на крючок (№ 3,5-№ 4), должны тонуть в воде; одной из лучших насадок является комнатная муха. Удочка оснащается тонким подлеском диаметром 0,1 мм.

Крупная чехонь попадается и на спиннинг (ближе к концу лета), лучшие приманки – вращающиеся блесенки № 0 и мухо-блесны.

Еще одна снасть для ловли чехони применяется там, где есть возможность ловить в тихих заводях – это донка с резиновым амортизатором, крючки которой подняты к поверхности при помощи двух поплавков, размещенных на основной лески. В разделе, посвященном жереху, есть подробное описание такой снасти, отличающейся (для ловли жерехов) лишь увеличенными размерами.

Там, где это допускается правилами, чехонь ловят небольшими плавными сетями (15–20 м длиной и высотой в посадке 1,5–1,8 м), растягиваемыми между двумя лодками, сплавляющимися вниз по течению.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 105. Ловля чехони плавной сетью с двух лодок.

Сеть оснащается так, что она имеет минимальную положительную плавучесть и поплавки остаются на поверхности воды, и ловля начинается вечером, в сумерках. Если рыба почему-то не попадается (чехонь рано опустилась на дно, или вообще в этот день не было выхода к поверхности из-за погодных условий) способ ловли тут же меняют: к боковым пожилинам сети привязывают два легких шеста-кляча, длиной превышающих глубину в месте ловли. Ловцы с их помощью опускают сеть ко дну и ловля продолжается.

Естественно, при таком способе в каждой лодке должно быть как минимум два человека: один управляется с шестом, другой сидит на веслах. При донном варианте требуется гораздо больше усилий, зато попадается не только чехонь – в сеть влетают стайки подлещика, синца, других некрупных карповых, иногда удается поймать даже стерлядку.

Щука.

Щука – самый популярный объект любительского рыболовства в нашей стране. Возможно, многие захотят оспорить такое безапелляционное утверждение – и лещатники, и сазанятники, и сомятники, и любители побороться с королем наших вод – с лососем. Но мы не будем вступать в споры – многомиллионная армия «щукарей» меня поймет и поддержит.

В чем же причины такой популярности?

Во-первых, в широчайшем распространении щуки – трудно найти точку на карте нашей страны, где местные рыболовы не знакомы со щукой.

Щука водится везде – в опресненных морских заливах и в крошечных бессточных озерцах; в великих русских и сибирских реках, и просто в реках, и в речках, и в речушках, и даже в мелководных лесных ручьях; в озерах, более похожих на болото – с топким дном и плавучими берегами, и в озерах, более похожих на моря – в Байкале и Ладоге… Проще сказать, где щуку не встретить: в промерзающих до дна тундровых и лесотундровых озерах да в быстрых верховьях холодных рек – родниковых или текущих с ледников.

Во-вторых, щука очень плодовита и, при достаточном количестве пищи, очень быстро растет. Есть в немалом числе любители рыбалки, лишенные возможности ездить за тысячи километров, чтобы померяться силами с лососем или тайменем, и ловящие рядом с домом, на относительно небольших водоемах. Именно быстро растущая щука – не плотвички, не окуньки и не подлещики – дает таким рыболовам возможность испытать азарт схватки с крупной рыбой.

В-третьих, щука ловится круглый год, без перерывов и межсезоний. И нет другой рыбы, для поимки которой изобретательными рыболовами придумано столько снастей и способов ловли: высокоспортивный спиннинг и высокоуловистый троллинг, архаичная жерлица-рогулька и жерлицы суперсовременные, с электронной сигнализацией поклевки, сети и бредни, кружки и отвесное блеснение, наметки и саки, обыкновенные поплавочные и донные удочки, переметы и продольники, хитроумные ловушки и даже капканы…

Щука демократична – нет в ее ловле ни материальных, ни возрастных ограничений. И матерый троллингист, бороздящий в навороченном катере просторы водохранилища, и мальчишка, впервые насаживающий пескарика на самодельную живцовую удочку, – у всех есть шанс на удачу, шанс поймать свою чудо-щуку.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 106. Щука: 1 – полосатая; 2 – пятнистая.

Весь облик щуки выдает ее хищную натуру: тело удлиненное, торпедообразное, огромная пасть, полная зубов – и длинных, острых, похожих на клыки, и мелких, но не менее острых, – без зевника и экстрактора за проглоченным крючком лучше не соваться…

Окрашена некрупная щука в разные оттенки зеленого: зеленовато-темная, иногда почти черная спина, желто-зеленоватое брюхо и бока, покрытые зеленоватыми пятнами или полосками. Среди водной растительности такой камуфляж работает идеально. Крупная донная щука значительно темнее, ей уже приходится маскироваться под камни и подводные коряги.

Растет щука очень быстро, во многом из-за калорийного питания – хищничать щурята начинают уже на первом году жизни, поедая совсем крохотных мальков.

Считается, что быстрее щука растет в южных водоемах, чем в северных, но в этом правиле есть исключения – в северных озерах, где кормовой рыбой служит высококалорийная ряпушка, щуки растут очень быстро и дорастают до рекордных размеров. Ихтиологи, кстати, утверждают, что щука дорастает до 24 кг, но среди рыболовов ходят многочисленные истории о более крупных щуках.

Щука очень прожорлива, питается практически любыми рыбешками, включая свою же молодь, червями, лягушками и головастиками, крупные особи хватают мелких водоплавающих птиц, мышей и других грызунов, попадающих в реки.

Нерестится щука на прибрежных мелководьях, где глубина редко достигает 1 м, обычно значительно меньше. Нерест происходит группами, состоящими из крупной самки-икрянки и нескольких (обычно не более пяти) самцов, значительно уступающих размерами своей подруге.

Икрометание происходит бурно, с плеском и шумом, и хорошо заметно со стороны. Отнерестившись, щуки некоторое время (около недели) не питаются, но затем наверстывают упущенное с утроенной силой. В это время ловить их спиннингом в большинстве регионов запрещено, и главное орудие ловли – удочка, насаженная живцом.

Живцовая удочка.

В наше время, когда среди крючковых снастей, предназначенных для ловли щуки, безраздельно царит спиннинг, живцовая удочка чаще всего используются как вспомогательная, дополнительная снасть: рыболов удит мирную рыбу и забрасывает неподалеку удочку, наживленную пескариком или плотвичкой. Определенный резон в таком подходе есть – щука стаями не ходит, и чем большую площадь водоема обловишь, тем больше щук поймаешь. Удочка же – даже при ловле в проводку на медленном течении, когда живец плывет вдоль края подводных зарослей, мимо возможных мест щучьих засад – никогда не сравнится «по охвату акватории» ни с флотилией кружков, ни с одинокой блесной спиннингиста.

Однако изредка, в определенных условиях, живцовая удочка способна составить успешную конкуренцию более продуктивным щучьим снастям.

Например, в слабопроточных и неглубоких прудах, к середине лета очень сильно зарастающих. На таких спиннингистам порой не помогают ни хитроумные приемы проводки, ни блесны-«незацепляйки» – приходится откладывать в сторону спиннинг и облавливать крохотные «окна» в зеленых джунглях старой доброй живцовой удочкой.

Второй тип водоемов, где живцовая удочка незаменима – небольшие узкие реки, особенно лесные – закоряженные, с берегами, густо поросшими деревьями. Спиннингом ловить там сплошное мучение: как ни осторожничай, а все равно приманки будут оставаться на корягах и в кустах на противоположном берегу; кружки не погонять, да и вообще на лодке проплыть затруднительно, а жерлицы ставить взабродку неудобно, порой берега обрывистые и глубина возле них не позволяет зайти в воду в резиновом костюме. Щуки, тем не менее, там водятся, и достигают приличных размеров. Щука, да еще налим с форелью, – рыбы, которые уверенно прибавляют в весе даже в небольших реках; а плотва, например, или окунь в речушках значительно уступают в размерах своим собратьям, живущим в больших кормных озерах.

Исключение – самые верховья рек, узкие и мелкие. Если вода в них не слишком холодна, щуки там держатся, как и в ручьях, где имеются бочаги хотя бы полуметровой глубины – но вырождаются, мельчают. Можно выловить полукилограммового «щуренка», посчитать годовые кольца на чешуе – и убедиться: это более чем взрослая рыбина, в нормальных условиях достигшая бы метровой длины.

Однако тугорослость связана не столько с размерами водоема, сколько с отсутствием надлежащей кормовой базы: очень часто в лесных ручьях можно встретить только карликовых щук – всю остальную рыбу они истребили и питаются чем придется: собственным потомством, лягушатами, насекомыми; отлично клюют на червя и пиявку, а уж живца атакуют незамедлительно… Но ловить этих великовозрастных карликов, к тому же изобилующих мелкими костями, не интересно, поэтому для ловли поплавочной живцовой удочкой стоит выбирать не самые маленькие речки.

Сама снасть проста: обычная поплавочная удочка с более прочным, чем для мирных рыб, удилищем, с более толстой леской и крупным поплавком, и непременно с поводком, не позволяющим щуке перекусить леску. Но и в этой простоте имеются свои тонкости.

Если ловля на живца задумана как дополнение к ужению мирных рыб, то качество удилища особой роли не играет, можно ловить хоть доставшейся в наследство от дедушки бамбуковой удочкой – все равно держать ее в руке не придется, забрасывать далеко тоже, и подойдет любое достаточно жесткое удилище длиной не менее 4–5 метров, оборудованное пропускными кольцами и катушкодержателем. Меньшая длина неудобна – придется уделять вспомогательной снасти лишнее внимание, иначе живец (особенно при наличии течения) может подплыть к берегу и запутаться в прибрежной растительности. Катушка обязательна (безынерционная или инерционная) причем ее тормоз или фрикцион надо отрегулировать так, чтобы живец не мог разматывать леску, а щука сделала это без труда. Фактически, живцовая удочка, служащая для вспомогательной ловли, – снасть пассивная, некая разновидность жерлицы; и живцов насаживать на нее надлежит в расчете на глубокое заглатывание – тем же способом, что применяется для жерлиц и описан в соответствующей главе.

Иное дело, если живцовая удочка служит для активной ходовой ловли – здесь удилище надо выбирать более тщательно. «Телескопы» предпочтительнее штекерных удилищ, хотя их преимущества связаны не с процессом ловли, а с быстротой сборки и разборки – при ловле щуки долго засиживаться на одном месте не приходится, и терять лишнее время ни к чему.

Сам я в настоящее время пользуюсь для ловли щуки на живца телескопическим удилищем классического болонского строя длиной пять метров и с небольшой тестовой нагрузкой: 10–30 граммов, хотя до того много лет охотился за щуками с шестиметровым «телескопом» – гораздо более жестким и с большей тестовой нагрузкой.

После смены снасти стали очевидны преимущества такого «болонеза» – им, например, на неширокой речке можно очень точно и аккуратно «положить» живца под противоположный берег: без всплеска, пугающего щуку, и без удара о воду, травмирующего живца.

Удилище лишь было подвергнуто небольшой доработке: на второе и третье снизу колена поставлены кольца на более высоких ножках: так, чтобы на сдвинутом удилище три нижних кольца располагались соосно. В поисках щук на лесных речках порой приходится забираться в такую чащу, на столь заросшие берега, где ловить полностью раздвинутым «телескопом» невозможно. В таких случаях одно или два нижних колена не выдвигаются, а ножки их колец стягиваются маленькой резинкой с проволочными крючочками на концах.

Катушки для живцовой удочки применяют как безынерционные, так и инерционные. Первые удобнее тех местах, где необходим более-менее длинный и «мягкий» заброс. Но при проводке на небольших и сильно закоряженных реках необходимо постоянно управлять движением живца, не то он быстренько заплывет в какой-нибудь свисающий в воду куст, – для таких условий ловли инерционная катушка незаменима Если позволяют финансовые возможности, то лучше всего приобретать «инерционки» т. н. ручной сборки, хоть и стоят они на порядок дороже; если же приходится покупать обычную катушка типа «Невская», имеет смысл пересмотреть несколько штук и выбрать лучшую – число брака в этих изделиях значительно выросло по сравнению с советскими временами.

Леска должна обладать избыточным запасом прочности, даже если встреча с крупной щукой маловероятна в избранном месте ловли. Очень часто хватка хищницы происходит на столь малом «пятачке» чистой воды, что утомлять ее классическим способом – отпуская и вновь подматывая леску – невозможно, щука тут же уйдет в коряжник и запутает снасть. Тогда приходится тащить добычу не деликатничая, весьма круто, и лучше в такие моменты знать: леска не подведет.

Главное требование к поплавкам живцовых удочек – достаточная, но не излишняя грузоподъемность. Живец не должен погружать поплавок в воду, а щука не должна после хватки ощущать излишнего сопротивления от подъемной силы поплавка. Но пойманные живцы всегда несколько различаются по размеру, а рыбки разных пород ведут себя на крючке по-разному, тянут леску с различной силой. Поэтому «щукарю» – поплавочнику стоит иметь с собой на водоеме не менее трех поплавков разного размера и разной грузоподъемности, а кроме основного грузика-«оливки» использовать еще два-три небольших съемных груза, позволяющих отрегулировать снасть в точности «по живцу».

Для быстрой замены очень удобны разрезные поплавки, описанные в свое время еще Сабанеевым (леска вкладывается в боковой разрез на яйцевидном теле поплавка и фиксируется деревянным сердечником). Выглядят такие поплавки (рис. 107) в наше время архаично, однако просты в изготовлении и вполне работоспособны: щука не лещ, и разгадывать малейшие нюансы клева по движениям поплавка не приходится – плыл поплавок и исчез, вот и вся поклевка.

Некоторые «щукари» старой школы оснащают свои удочки одним, а то и двумя дополнительными поплавками – небольшими шариками из ярко окрашенного пенопласта, крепящимися на леске в двух-трех метрах выше основного. Смысл этой доработки в том, что рыболов может следить за поведением щуки, утопившей основной поплавок, по поведению дополнительного: в какую сторону рыба двинулась, где остановилась, чтобы проглотить добычу, когда поплыла дальше и наступил подходящий момент для подсечки… Естественно, дополнительные поплавки используются только в тех случаях, когда живец насаживается способом, подразумевающим его проглатывание щукой. При использовании снасточек для немедленной подсечки, описанных ниже, дополнительные поплавки только затрудняют управление снастью.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 107. Щучьи поплавки: 1 – времен Сабанеева; 2 – современные.

Иногда приходится ловить, опуская живца всего на 30–40 см (например, в тех местах, где главным объектом щучьей охоты служат держащиеся у поверхности уклейки). Тогда случается, что разрезной поплавок, особенно если он ярко раскрашен, настораживает относительно сытую хищницу (голодная щука, бросаясь на живца, ни на что не обращает внимания). Если рыболов при ловле поверху видит рядом с поплавком бурун, а хватка не следует, и такое повторяется несколько раз, можно попробовать использовать прозрачный поплавок-шар, если его нет под рукой – соорудить импровизированный поплавок из подходящего по размеру сучка.

Способы насаживания живца зависят от характера клева. В мае, через неделю-полторы после нереста, хищницы голодны и довольно бессистемно бродят по водоему – мест, подходящих для постоянных щучьих засад, еще не так много, водная растительность не поднялась. Хватки следуют одна за одной, и нередко в желудке у пойманной щуки можно обнаружить собственного живца, незадолго до того сорванного с крючка.

Поэтому насаживать живцов можно простейшим (и самым быстрым) способом, зацепляя за спинку одним поддевом тройника. Подсечка должна следовать незамедлительно, сразу после исчезновения поплавка, выжидать нечего – тройник либо угодил в пасть щуке, либо нет. Пустые подсечки случаются часто, но жалеть о них некогда – буквально на следующем забросе следует новая хватка. К тому же в основном виновники «осечек» – небольшие щучки.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 108. Простейший способ насаживания на тройник.

Размер тройника – № 10 по отечественной нумерации, а еще лучше № 12 – тогда многие щурята получат шанс дорасти приличного размера.

Но такой способ насадки хорош, когда хватки следуют одна за другой и когда живцов много и наловить их проблем не составляет. Если же поклевки нет долгое время, то крючок может настолько расширить ранку в теле живца, что рыбка попросту слетит при очередном забросе. Отчасти этой беде можно помочь, прокалывая жалом тройника небольшой кружочек из тонкого пластика (кружочки эти изготовляются при помощи обычного канцелярского дырокола).

Когда щуки несколько наедаются и первая волна жора сходит на нет, пустые хватки становятся недопустимой роскошью, и лучше использовать снасточку из двух крючков – насаживание занимает больше времени, но и шансы удачно подсечь хищницу значительно возрастают. (В скобках отметим, что при ловле на длинных и тонких живцов – на вьюна, на личинку миноги – снасточка хотя бы из двух крючков необходима даже при самом активном жоре, иначе количество пустых хваток недопустимо возрастает: специалисты считают, что щука при атаке целится в геометрический центр своей добычи, – но, очевидно, не всякая щука – снайпер).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 109. Способы насаживания живцов на снасточки из 2-х крючков.

В зависимости от величины живца ставится одинарный, двойной или тройной крючок. Но в любом случае важно помнить: снасточки, изображенные на рис. 109, не рассчитаны на то, что щука проглотит живца – ей будут мешать в этом и поводок, и направленные от хвоста к голове рыбки жала крючков – т. е. требуется немедленная подсечка.

Однако с наступлением лета вода теплеет, водоросли разрастаются, мест, удобных для щучьих засад становится все больше. Да и прошлогодние мальки (так называемые годовики) быстро подрастают и лучше насыщают хищниц. В общем, щука становится сытой и привередливой. Иногда не обращает внимания на бойкого живца, таскающего за собой поплавок, – но стоит тому устать, повернуться на бок, – щука хватает его. Хотя хваткой иногда трудно назвать это ленивое телодвижение: поплавок чуть притопится, скользнет в сторону на полметра и застынет, иногда на минуту, на две, на три – словно хищница размышляет, что делать с пойманной рыбешкой.

Я в эту пору откладываю в сторону живцовую удочку и перехожу на снасти, более соответствующие времени года. Но если кто-то продолжает ловить щуку поплавочной удочкой и летом, полезно внести в оснастку изменения: большие тройники и грубые металлические поводки, исправно работавшие весной, в июле уже не годятся. Зачастую щука подходит к грубой снасти и не клюет: задергается испуганный живец, легкий бурун у поплавка – и на этом все заканчивается.

Поэтому наиболее эффективная снасточка для летней ловли монтируется на основе малозаметного кевларового поводка и состоит из двух крючков: двойника, продеваемого под жаберную крышку (небольшого, размах поддевов не должен сильно превышать ширину головы живца) и одинарного, плотно прижатого к боку живца (так, чтобы жало слегка выступало в районе спинного плавника и было направлено к хвосту рыбки). К снасточке одинарный крючок крепится витками капроновой нити на клею, а к боку живца пришивается тоненькой стальной проволокой.

Наживлять описанную снасточку – достаточно хлопотное дело, но обмануть хитрую и осторожную летнюю щуку она помогает, особенно если живцами служат окуньки или ершики.

Ловля жерлицами.

Как изготовить и оснастить жерлицы, описано в одноименной статье, здесь же рассмотрим вопросы их непосредственного применения для поимки щуки.

На рисунке 118, позаимствованном из классического труда Сабанеева, изображена выставленная и насаженная жерлица. Готовая, так сказать, к бою. Не буду обвинять классика в том, что он слабо разбирался в теме, но уж за художником Леонид Павлович не проследил, совершенно точно.

Дело в том, что нарисовано все вроде правильно: кол воткнут в донный грунт, к нему привязана жерлица, живец плавает бойко, не кверху брюхом… Вот только щука едва ли попалась бы на изображенную снасть.

Однако картинка все же полезная – ошибки начинающих жерличников видны на ней наглядно.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 110. Ловля жерлицей (из книги Л. П. Сабанеева «Рыбы России»).

Ошибка первая: леска с рогульки спущена достаточно длинная, а грузило отсутствует. Живца ничего не сковывает в его движениях, и плавает он, где пожелает. И, скорее всего, весьма скоро решит, что на открытом месте плавать опасно и забьется в траву, благо ее вокруг достаточно и длина лески позволяет. Шансы щуки заметить насадку уменьшатся в десятки раз.

Правильные действия: на изображенной глубине груз действительно не нужен, щука заметит живца, даже плавающего у поверхности. Но несколько витков лески непременно надо смотать обратно на жерлицу, лишив живца возможности юркнуть в зелень.

Ошибка вторая: кол слишком короткий и воткнут слишком с малым наклоном, очень близко к вертикали. Допустим, живец относится к породам рыб, не склонным прятаться в заросли, а стремящимся на чистую воду. Живец тянет в одну сторону, леска – в другую, и в результате рыбка ходит по кругу. Леска два-три раза обернется вокруг кола – и все, жерлица не сработает. Щука схватит насадку, но не сможет выдернуть леску из расщепа, без помех размотать ее и спокойно приступить в сторонке к проглатыванию добычи… Чаще всего в такой ситуации хищница бросает помятого живца, иногда срывает его с крючка. В любом случае рыбак, явившийся проверить снасть, желанного трофея не обнаружит.

Правильные действия: кол всегда надо вырубать очень длинный, в несколько раз превышающий глубину в месте ловли. Чем более полого клонится он над водой, тем меньше у живца возможностей закрутить леску вокруг кола. Еще более удобны для привязывания жерлиц сучья прибрежных деревьев, склонившиеся над самой водой. Если сук сухой, мертвый – непременно надо хорошенько опробовать его на излом, на вид крепкий, но прогнивший внутри сучок может оставить вас и без снасти, и без добычи. Грешат тем же и ольховые сучья, даже живые, покрытые листьями, лучше с этим ненадежным деревом не связываться, – потянет как следует крупная щука, и ольховый сук сломается в самом неожиданном месте.

Как быть, если ловля происходит вдали от берегов, на глубине несколько метров? Там и вертикально кол вбить нелегко, а уж под наклоном… А его и не надо вбивать – оставьте плавать на поверхности, привязав к другому концу веревку с камнем-якорем (более подробно этот способ описан в главе, посвященной кружкам). Точно так же стоит поступать даже на небольшой глубине, если дно каменистое и кол в него не вколотить.

При такой ловле жерлица постоянно находится в воде – и лучше применять жерлицы не из намокающего дерева, а из металла и пластмассы (например, описанную выше жерлицу из пластиковой бобины). Если все-таки пришлось использовать классическую рогульку, после ловли надо просушивать ее, предварительно размотав шнур или леску. Особенно это относится к рогулькам со шнуром – высыхая, шнур сокращается в длине сильнее, чем леска, и если его не снять, после каждой ловли кончики рогульки будут все сильнее притягиваться друг к другу, в конце концов жерлица станет непригодной для ловли – «восьмерки» будут самопроизвольно с нее сваливаться.

Второй случай, когда жерлица постоянно находится в воде – если ее надо выставить скрытно, незаметно для посторонних. В таком случае кол вбивается так, чтобы верхний его конец не доходил до поверхности хотя бы на несколько сантиметров. Естественно, ловить таким образом лучше на хорошо знакомом водоеме, невдалеке от дома, там где жерлицы выставляются один раз на весь сезон. Места скрытной установки жерлиц надлежит запоминать очень тщательно, и все равно иногда приходится лишиться всех снастей (либо утратить их на какой-то срок) – из-за резкого подъема воды в реке или неожиданного раннего ледостава на водоеме без течения.

Как насаживать живцов? Я, после многих экспериментов, сейчас пользуюсь для жерлиц лишь одним способом, не требующим быстрой подсечки. Живец, насаженный этим способом, изображен на рис. 111. Конец поводка с петелькой аккуратно, чтобы не повредить жабры, просовывается под жаберную крышку, затем в петельку продевается раздвижной двойной крючок и поводок аккуратно втягивается обратно, пока сгибы крючков не упрутся в губы живца. Больше нигде и ничем поводок к живцу не крепится.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 111. «Мой» способ насаживания для жерлиц.

Не скажу, что это самый надежный, удобный и широко применимый способ насаживания. Нет. Даже не буду скрывать два недостатка, проявившиеся в ходе его эксплуатации.

Во-первых, известно, что щука хватает живца сбоку, поперек. Но не всегда щучья атака случается под идеальным углом 90 градусов. Если хватка последовала под углом, наклоненным в сторону головы, крючок может вылететь у живца изо рта и повиснуть на поводке чуть в стороне. В таком случае щука при всем желании не может проглотить живца вместе с крючком. Случается такое редко (обычно живец видит приближающуюся щуку, пытается от нее удрать, и хватка следует под углом, наклоненным к хвосту). Но все же случается.

Второй случай с неудачным исходом еще более редок. Иногда щука, разворачивая живца в пасти, чтобы отравить его в желудок (головой вперед по своему непременному правилу), чувствует крючок. Накалывается, и довольно чувствительно. Тут же выплевывает живца, но острие крючка уже зацепилось, и он остается в пасти. Испуганная щука бросается в сторону, или делает свечку, – и сама себя подсекает. Но подсекает неудачно, за край пасти одним поддевом крючка. И когда рыболов начинает вытаскивать добычу, петелька поводка может выскочить из раздвижного двойника. Иногда и сама щука умудряется освободиться таким способом, приводя в недоумение рыбака: жерлица размотана, поводок цел – и ни живца, ни крючка, ни щуки…

Вопрос: отчего же я продолжаю пользоваться этим способом, на практике узнав его недостатки? Ответ: из-за его достоинств.

Дело в том, что несколько моих жерлиц стоят на водоеме постоянно, с конца августа до ноября. Проверяю в теплое время их раз в день, когда похолодает – раз в два дня. Но иногда по каким-то причинам приходится пропустить несколько дней, а то и неделю. При таких условиях ловли живучесть становится самым главным качеством живцов. И описанный способ, не травмирующий живца, вполне ее обеспечивает. Был случай, когда карасик прожил на жерлице неделю, нисколько не утратив бойкости. И наверняка прожил бы еще, да щука не позволила…

Некоторые рыболовы советуют при помощи толстой иглы проводить поводок сквозь спину живца у основания спинного плавника, а затем уже продевать под жаберную крышку и надевать двойной крючок. Определенный резон в таком способе есть – щука при хватке не сдвинет живца по поводку. Но возиться с иглой на водоеме – лодка качается на волнах, живец бьется в руках и норовит выскользнуть – не очень удобно. Более рационально ввести в оснастку еще один крючок, одинарный. Припаять его или примотать самой тонкой проволокой в нескольких сантиметрах от конца поводка, – так, чтобы жало было направлено к хвосту живца. И прокалывать этим крючком спину живца, неглубоко, чтобы не зацепить хребет.

Другие специалисты проводят поводок насквозь, через анальное отверстие выводя его в рот живца. По их словам, если сделать это аккуратно, не повредив внутренние органы, живец будет жить несколько часов, и щука не имеет ни малейшего шанса сорвать его. Мои опыты подобного насаживания закончились неудачно – рыбки относительно быстро погибали.

Используются жерлицы не только для ловли щук в сезон открытой воды, но и зимой, при подледной ловле. Однако конструктивно зимние жерлицы довольно сильно отличаются (хотя можно с успехом использовать зимой и летние). К тому же образ жизни щуки подо льдом меняется достаточно сильно, что влияет на тактику ловли. Поэтому зимние жерлицы заслуживают отдельного разговора, а мы пока рассмотрим другую разновидность жерлиц – плавучие жерлицы, самые известные и широко употребляемые из которых называются кружками.

Щучьи донки.

Классические донки-закидушки для ловли щуки используют редко, лишь там, где по каким-либо причинам нельзя установить жерлицы, либо если в речке водится в достаточном количестве крупный налим, и снасть нацелена на обоих хищников.

Снасть очень простая, и принципиальных различий от обычной закидушки немного: поводок обычно ставится лишь один (металлический, разумеется) и не крепится к леске жестко, а свободно скользит вдоль нее между двумя дробинками-стопорами. Более подробно о таком креплении поводков и о его причинах рассказано в главе, посвященной щучьим продольникам.

Гораздо более распространена между «щукарями» донка с резиновым амортизатором, заслуживающая отдельного описания.

Щучья «резинка».

Из всех снастей, в которых для доставки в водоем крючков с насадкой используется сокращение растянутой резиновой нити большей или меньшей толщины (амортизатора), наиболее распространена донка с количеством крючков от 3 до 5 шт., неоднократно описанная в рыболовной литературе.

Однако с не меньшим успехом амортизатор можно использовать для ловли переметами и подпусками, и даже небольшими ставными сетями (т. н. «дорожка»).

Щучья «резинка» – это, фактически, небольшой перемет на 7-10 крючков. Резиновая нить длиной 7–8 м (для заброса с берега) или более, если снасть заводится с лодки, привязывается к шнуру (леска 1–1,2 мм), оснащенному поводками 40–50 мм длиной. Поводки крепятся на карабинах с застежками и изготавливаются из нихромовой проволоки диаметром 0,4 мм, количество их зависит от общей длины снасти. Расстояние между поводками не менее 3 м.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 112. Щучья резинка: 1 – колышек, надежно вбитый в берег; 2 – прут, в расщепе которого зажата основная леска; 3, 4 – поплавки; 5 – буек (иногда не применяется); 6 – резиновый амортизатор; 7 – груз.

Рыболов забрасывает в водоем тяжелый груз с привязанной к нему резиновой нитью, а затем, по мере ее сокращения, заводит в водоем снасть, пристегивая по одному поводки с насаженными на крючки живцами. В мелководных и травянистых водоемах «резинку» иногда оснащают поплавками, удерживающими живцов в верхнем слое воды.

Леску складывают пополам и легонько зажимают петлю в расщепе воткнутого в берег колышка – так, чтобы щука при поклевке легко могла ее выдернуть. Рядом на берег складывают кольцами свободный запас лески длиной в несколько метров, а мотовило с оставшейся леской надежно закрепляют.

В полуметре от колышка к уходящей в водоем леске крепится сторожок – издалека заметный кусочек белого пенопласта. После поклевки необходимо некоторое время подождать, чтобы щука успела выбрать запас лески и заглотала живца, а затем подсекать.

Иногда (например, на нешироких и мелководных водоемах, а также в бухтах и заливчиках с чистыми берегами) груз не используют, а привязывают резиновый амортизатор к проволочному кольцу, надетому на колышек, вколоченный в противоположный берег. Такой способ позволяет не оборвать резину, вытаскивая груз из водоема. В прочих случаях между резиной и грузом (чаще всего – камнем, подобранным на берегу), полезно привязывать короткий отрезок лески, прочностью на разрыв уступающей резиновому амортизатору в 1,5–2 раза. Но даже такая предосторожность не всегда спасает амортизатор от разрыва.

На «самолов» эту снасть надолго не оставляют, иначе попавшаяся крупная хищница может сильно растянуть амортизатор и зацепить щучью «резинку» за коряги, топляк и т. д.

Продольник на щуку.

На обычный перемет попадается далеко не каждая щука, схватившая насаженного на снасть живца, и связано это с повадками подводной хищницы.

Дело в том, что чаще всего щука хватает своей пастью добычу поперек, затем отходит на несколько метров в сторону и останавливается, стискивая челюсти и дожидаясь, когда схваченная рыбешка перестанет подавать признаки жизни. После паузы, иногда растягивающейся на несколько минут, щука разворачивает рыбку головой вперед и отправляет в желудок. А уж затем плывет дальше по своим делам – снова охотиться, или переваривать добычу, если желудок уже переполнен.

На этой особенности щучьего клева основана ловля летними и зимними жерлицами и кружками – схватив живца, хищница без сопротивления сматывает запас лески с кружка или жерлицы, и подсекается, лишь когда заглотит живца и поплывет дальше. Точно так же при ужении щук на живцовую удочку (если не применяется снасточка для немедленной подсечки) рыболов после поклевки выдерживает паузу, позволяя леске свободно сматываться с катушки.

Перемет же, с его натянутым шнуром, не позволяет щуке отойти в сторону. Если хищница очень голодна, то она может проглотить живца на месте, отплыв лишь на то небольшое расстояние, что дозволит длина поводка. Особо крупные экземпляры глотают живцов сразу, без паузы. Остальные же щуки либо срывают живца с крючка перемета, либо, почувствовав сопротивление, отпускают его и уходят.

Поэтому перемет-продольник, используемый в Карелии и других северных регионах в основном для ловли щуки, несколько отличается по конструкции от других переметов.

В качестве шнура для него используется толстая леска (диаметром 1,2 мм), бечева не годится. Поводки длиной 40–50 см крепятся с увеличенным расстоянием между ними – 8-10 метров, в результате на стометровый кусок шнура (стандартную бобину лески) приходится не более 10–12 крючков. Поводки (т. н. «свесы») к шнуру не привязываются, а крепятся при помощи карабина, одно из колечек которого свободно скользит по шнуру. В результате живец не может накрутить поводок на шнур, а щука после хватки имеет возможность отойти на несколько метров и спокойно отправить добычу вместе с крючком в желудок, – если движется вдоль перемета или под небольшим углом к нему. Если же движение хищницы после хватки направлено поперек перемета, то сопротивление натянувшегося шнура может заставить щуку выплюнуть живца. Но, в любом случае, процент результативных хваток значительно увеличивается по сравнению с переметом обычной конструкции.

Леска для свесов используется диаметром 1 мм, на конец ее привязывается металлический поводок (25 см), продетый живцу под жабры и выведенный через рот, так, чтобы сгибы двойного крючка (№ 10–12 по отечественной нумерации) находились по бокам головы живца.

Между соседними свесами вяжутся по два стопорных узла с расстоянием между ними 1–1,2 м – чтобы живцы не могли подтащить свесы друг к другу и перепутать их.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 113. Крепление поводков на щучий продольник: 1 – стопоры; 2 – карабин; 3 – поводок.

Ставятся щучьи продольники на больших, протяженных северных озерах: вдоль прибойного берега, в верхних слоях воды, но не на самой поверхности – притапливаются на глубину метр-полтора, во избежание неприятностей со стороны моторных лодок. На заданной глубине снасть, кроме двух якорей на концах, удерживают 7–8 промежуточных грузил, подвязанных на кусках толстой лески необходимой длины, и пенопластовые поплавки (цилиндрические, с разрезом на боку и палочкой-фиксатором), укрепляемые прямо на шнур, между стопорными узлами. Иногда стопорные узлы не вяжутся, их роль выполняют поплавки. Живцом чаще всего служит некрупный окунь.

Продольник – весьма эффективная снасть, и по количеству попадающихся щук превосходит сеть той же длины (при условии, что хищницы достаточно голодны).

Зимние жерлицы.

Разнообразные конструкции зимних жерлиц описаны в соответствующей статье этой книги, а здесь поговорим о принципах ловли ими щуки, во многом зависящих от подледного образа жизни хищницы.

Щука, когда реки и озера покрываются льдом, не впадает в зимнюю спячку, подобно сому или линю, – продолжает двигаться по водоему вслед за стаями мелкой рыбы, и питаться, пусть и не столь активно, как в сезон открытой воды.

По первому тонкому льду, пока вода еще достаточно богата кислородом, хищницы неплохо попадаются и на живца, и на зимние блесны. Но чем толще становится лед, тем щука апатичней. Аппетит падает, и все меньше времени щуки проводят в поиске добычи.

Однако даже в самый «мертвый» сезон, в так называемое «глухозимье», щука может схватить живца, удачно опущенного возле места ее зимней стоянки. Другое дело, что аппетит у нее явно не летний, – хватки вялые, иногда щука минут пять стоит неподвижно, зажав живца в зубах, – словно раздумывая: проглотить или выплюнуть?

Некоторые рыбы, ведущие летом одиночную жизнь, к зиме собираются в большие стаи на так называемых «зимовальных ямах». Щуки же и зимой остаются индивидуалистками, общество себе подобных они согласны терпеть лишь весной, во время нереста.

Но все же зимой, после опадения водной растительности, количество удобных для щучьих засад мест заметно сокращается, да и добыча – рыбья мелочь – концентрируется на отдельных участках водоема. Поэтому зимой щуки зимой волей-неволей скапливаются в определенных местах: на свалах в глубину, вдоль подводных бровок. Охотятся все равно каждая сама по себе, но не так далеко друг от друга.

В начале весны, когда под лед начинает попадать талая вода, несущая живительный кислород, активизируются все рыбы. И щуки тоже: выходят из глубины и направляются на прибрежные отмели, к закраинам льда, промоинам, устьям речек и ручьев, жадно набрасываясь на рыбью мелочь. Начинается первый весенний жор щуки, продолжающийся до распадения льда.

Ловить щук жерлицами большинство рыболовов начинает в январе, когда лед становится достаточно толстым, а клев хищниц достаточно вялым. Дело в том, что зимняя ловля жерлицами достаточно трудоемка: требуется пробить большое количество лунок, расставить снасти, снабдить их необходимым количеством живцов, добывать которых зимой гораздо труднее.

Поэтому любители в основном охотятся по перволедью за щуками с блесной – лунки пробиваются очень быстро, и столь же быстро проверяется наличие под ними хищницы: щука, не успевшая утратить активность, атакует искусственную приманку быстро и решительно.

Однако в январе картина меняется: лунку сверлить все дольше и труднее, а затем можно очень долго и безуспешно играть в ней блесной – а вялая щука будет при этом стоять в полутора метрах, не делая попыток приблизиться.

И большинство щукарей переходит на жерлицы. Хотя справедливости ради надо сказать, что самые заядлые жерличники своему увлечению не изменяют, и приступают к любимой ловле, едва лишь лед начинает выдерживать вес человека.

Самая простая и эффективная на мой взгляд жерлица такая: обычное деревянное мотовило длиной 25 см, к которому шарнирно (шурупом) крепится прочная деревянная планка той же длины. В походном положении она соосна мотовилу, для ловли поворачивается на 90 градусов и не даст щуке утянуть снасть в лунку. (Можно обойтись и без планки-стопора, но тогда придется терять время, надежно вмораживая в лед колышек). Еще одна деталь заготавливается на месте – на походе к водоему срезается десяток прутиков с мизинец толщиной и длиной 30–40 сантиметров.

Лучше всего прийти на водоем на рассвете, в сумерках. Если хотя бы десяток живцов принести с собой не удалось, то в первую же пробуренную лунку надо опустить малявочник – мелкоячеистую «косынку» и подбросить туда прикормки. Затем сверлятся лунки под жерлицы, и они сразу же расставляются, пока что без живцов. Леска зажимается в расщеп прутика, воткнутого у лунки, рядом кругами складывается запас лески в несколько метров. Сигнализатор поклевки – кусочек красной тряпочки, прижатый к леске обычной канцелярской скрепкой (скрепку лучше обернуть двойной петлей лески, чтобы не скользила – тогда тот же флажок станет служить указателем глубины).

Когда жерлицы расставлены, в малявочнице уже обычно бьются первые окуньки и плотвички. Наживляем жерлицы – и весь зимний день они ловят щук.

А вы тем временем можете заняться чем-либо другим – поискать стаю судака или окуня с блесной или балансиром, либо засесть в поплавочными удочками на «лещовом» месте, изредка поглядывая: не исчез ли флажок с прутика. Если день морозный, лунки надо теплоизолировать, чтобы не отвлекаться слишком часто на их прочистку: присыпать пушистым снегом или прикрыть специальной шторкой с прорезью для лески. Некоторые специалисты советуют вылить в лунку 50–60 граммов растительного масла, и она якобы не замерзнет даже в тридцатиградусный мороз, – я часто собирался проверить действенность этого метода, да так и не собрался.

Описанный способ одиночной ловли хорош на небольшом и знакомом водоеме, где заранее известно: тут держится мелочь, тут вполне вероятна стоянка хищницы… А с громадного озера, с Ладоги например, можно вернуться без единой щуки. На незнакомых водоемах (или очень больших, где перемещения хищника отследить трудно), «жерличники» предпочитают объединяться в бригады из 3–4 человек, четко разделяя обязанности: например, один из рыболовов специализируется на ловле живца, второй при помощи эхолота ищет стоянки хищника и сверлит лунки для жерлиц (обычно не вручную, электрическим или мотобуром, в раскладе на четверых это не такая уж дорогая игрушка), третий расставляет и наживляет жерлицы, четвертый следит за поклевками и занимается вываживанием хищников.

Способ очень эффективный. Четыре рыболова – это сорок разрешенных правилами жерлиц, и доля улова каждого члена бригады даже в глухозимье неизменно выше, чем у «жерличников» – единоличников. А уж по первому или последнему льду каждый без сомнения быстро выловит свою десятикилограммовую норму.

Оснастка зимних жерлиц – как надледных, так и подледных – несколько отличается от летней. Поначалу, по перволедью, когда щука смела и активна, можно ловить и с летней оснасткой. Но в середине зимы хищница уже требует более деликатного подхода.

В эту пору жерлицы оснащают не шнуром или грубой толстой леской, а более тонкой, диаметром не более 0,3–0,4 миллиметра. Грузило тоже необходимо сменить на более легкое – тяжесть летней «оливки» зачастую приводит к тому, что вялая щука, схватив живца, бросает его. Зимой достаточно небольшой картечины – лишь бы ее тяжесть топила живца, не давала ему зависнуть вполводы.

От жестких стальных и нихромовых поводков необходимо отказаться, зимой лучше ловить с кевларовыми или медными, небольшой длины – достаточно 7 сантиметров для надледных жерлиц, 12 сантиметров для подледных. При активной ловле надледными жерлицами можно ставить поводки из толстой лески 0,5–0,7 миллиметра. Поводки эти одноразовые – после поимки щуки (или схода) их обязательно заменяют. Для подледниц лесковые поводки не годятся, если дать щуке достаточно времени, она перекусит самую толстую леску.

Не мешает уменьшить и размер крючков, – двойники и тройники № 10 и 12 лучше отложить до сезона открытой воды. Зимой используются крючки № 7,5–8,5 по отечественной нумерации, а по последнему льду иногда и № 6,5.

Живцы зимой предпочтительны некрупные – обычно длиной до 10 сантиметров. А по последнему льду, когда активный жор возобновляется, – щукам нужно предлагать живца еще меньших размеров: 6, 7 иногда даже 5 сантиметров длиной. Величина живца – важный фактор успеха, однако когда ловишь их удочкой, никогда не известно, какого размера рыбка попадется. Из этих соображений я предпочитаю малявочницы-«косынки», выбирая из них одну, с наиболее подходящей ячеей.

Живцы зимой требуют более бережного обращения, чем летом. Вообще-то любая рыба в холода более живуча, чем в теплой воде, но живцы подвергаются довольно резкому перепаду температур: из холодной (но все-таки с плюсовой температурой) каны – на двадцатиградусный мороз – затем в теплые руки рыболова (для рыбы просто обжигающие), затем снова в холодную воду… Многие рыбки такого обращения не выдерживают и быстро засыпают.

Поэтому вылавливать живца из каны лучше маленьким сачком, продающимся в магазинах для аквариумистов, а затем брать не голой рукой – через сухую тряпку, и вообще производить операцию насаживания как можно быстрее.

В небольшой кане держат не весь запас живцов – лишь 2–3 штуки для текущих надобностей (порой жерлицы стоят далеко друг от друга, и таскать между ними тяжеленную многолитровую емкость ни к чему). Основной же стратегический запас рыбешек держат в садке, опущенном под лед (в длинном и узком, проходящем сквозь лунку). Если лед достаточно толстый, можно вырубить в нем нечто ванночки для живцов, заполнив ее водой по желобку из ближайшей лунки, а затем заткнув желоб утрамбованным снегом.

Главная проблема при ловле на надледные жерлицы в глухозимье – выбрать своевременный момент для подсечки. Пауза после хватки и сматывания первых метров лески может растянуться очень надолго… Щука останавливается с живцом в зубах и начинает недоумевать: а зачем я его схватила? А рыболов в это время над лункой исходит от нетерпения. Бросила хищница помятую рыбку? Или еще сжимает ее в пасти?

Минута тянется за минутой – ясности нет. Некоторые специалисты советуют в такой ситуации подразнить щуку: выбрать излишек лески, и, почувствовав сопротивление, тихо-тихо подергать – дескать, это живец пытается освободиться. Иногда может сработать: щука выходит из своей летаргии, крепче стискивает челюсти и начинает заглатывать живца. А иногда результат обратный: сопротивление исчезает – щука разжала челюсти и отошла. Если такие проделки следуют слишком часто, надо не тихонько подергивать леску, а резко подсекать. Тогда есть шанс, что двойник или тройник зацепит щучью челюсть снаружи. Выводить подсеченную таким образом рыбину надо очень аккуратно, помня, что она может быть зацеплена одним поддевом крючка за самый край губы.

А третий вариант – набраться терпения и ждать, ждать, ждать… сколько понадобится. Подсекать лишь после того, как леска вновь придет в движение. Но это ж сколько нервных клеток сгорит – поклевки щуки в глухозимье редкие…

Именно оттого я всегда предпочитал подледницы – там хоть сразу ясно, поймал ты рыбу или нет.

Ловля капканами.

Щучий капкан – снасть уникальная, никак не укладывающаяся в классификацию рыболовных орудий. По принципу действия с ней схожи всевозможные удочки и донки с самоподсекателями, регулярно изобретаемые рыболовами, и т. н. «волжская дурилка», описанная еще Л. П. Сабанеевым, – но схожи весьма отдаленно; в отличие от многих других рыболовных названий, весьма условных, капкан и в самом деле больше всего похож на звероловный капкан, адаптированный к водным условиям.

Многокрючковой эту снасть не назвать, да и вообще крючковой, – скорее щучий капкан является неким гибридом крючковых орудий лова и колющих (острога, ружье для подводной охоты).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 114. Одинарный щучий капкан: а) в спущенном положении, б) во взведенном.

По слухам, щучьи капканы завезены к нам в середине ХХ века из Финляндии. Вполне возможно, что именно так и обстояло дело. По крайней мере в Финляндии капканы (называемый по-фински iskukoukku – ударный крючок) весьма популярны среди рыболовов, а в России наиболее распространены в северных регионах: Карелия, Архангельская область, республика Коми и т. д.

Конструкция. Простейший щучий капкан (так называемый одинарный) – состоит из двух плоских изогнутых стержней с зазубренными острыми концами (см рис. 114). Стержни разной длины, и соединены шарнирно примерно посередине длинного стержня, а выступающие назад их концы притягивает друг к другу небольшая, но достаточно тугая спиральная пружина. К сторожку, удерживающему капкан в настороженном положении, привязывается леска, на которой снасть висит в толще воды (чаще вместо лески используется бечевка, плетеный шнур или проволока).

Размеры щучьих капканов зависят от размеров щук, преобладающих в водоеме, и, соответственно, размеров применяемого живца, – расстояние между зубцами настороженной снасти должно быть примерно в 2,5–3 раза превышать ширину насаженной на нижний зубец рыбки. Но капканы мелких размеров изготавливать смысла нет – если в водоеме преобладает мелкая щука-травянка (т. н. «костыль»), то удобнее ловить ее жерлицами, которые гораздо дешевле и проще в изготовлении и применении, чем капканы.

Максимальный размер теоретически не ограничен, и среди рыболовов гуляют легенды о таящихся в глухих медвежьих углах «рыбных клондайках», где местные жители насаживают на огромные, деревенскими кузнецами выкованные капканы здоровенных двухкилограммовых живцов, превышающих размерами среднюю добычу столичных кружочников и жерличников. И ловят щук соответствующих размеров.

Если приобрести капкан в магазине затруднительно, нетрудно изготовить их самому, обладая слесарными навыками, или же заказать знакомому слесарю. Материалом служит стальной пруток диаметром от 4 мм и выше, пружины используются любые, подходящие по размеру (некоторые рыболовы делают их из отрезков спиральной обмотки тросика сцепления).

Двойной капкан (рис. 115) устроен чуть сложнее, но принципиально ничем не отличается.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 115. Двойной щучий капкан.

Применение капканов. Живца насаживают на нижний зубец взведенного капкана, проводя его острие сбоку под кожей от брюшка до спинного плавника, – так, чтобы рыбка располагалась поперек плоскости капкана. Иногда живца пришивают к зубцу несколькими витками тонкой медной или стальной проволоки.

При наживлении капканов необходимо соблюдать максимальную осторожность, при неаккуратном обращении капкан способен серьезно травмировать пальцы.

Желательно, чтобы насадка хотя бы 1–2 часа оставалась живой, слегка шевелящейся, – тогда количество хваток увеличивается. Но в хороший жор (а при плохом капканы не используют) щука достаточно активно хватает и мертвую рыбку, лишь бы та была свежей. К тому же резкие движения чересчур активного живца могут привести к холостому срабатыванию капкана.

Когда щука хватает наживку, несущая бечева срывает сторожок, и капкан захлопывается, пробивая зубцом верхнюю челюсть рыбы (двойной капкан – двумя зубцами).

Устанавливаются капканы вполводы или вблизи дна. Длина несущей бечевы может быть различной в зависимости от особенностей места ловли. Вообще, установка капканов очень напоминает установку жерлиц, – бечева крепится к крепкому суку склоненного над водой дерева, к вершине наклонно воткнутого в дно шеста и т. д. Но, в отличие от жерлицы, капкан не нуждается в запасе лески или бечевки, который могла бы смотать схватившая живца щука.

Всякий, кто хоть немного разбирается в повадках щуки, поймет, что капканы возможно применять только там, где хищниц много и они не слишком активно преследуются рыболовами. Щука, достигшая в окрестностях крупного города размера, позволяющего ловить ее капканом, наверняка каких только снастей не повидала, и отнесется с подозрением к громоздкой и заметной металлической конструкции.

Как и многие неспортивные снасти, щучьи капканы имеют своих сторонников и ярых противников. Первые утверждают, что снасть эта наиболее щадящая: с нее не уходят травмированные крючком подранки. Противники возражают: нет, уходят, якобы кому-то где-то попадались щучки с разнесенной вдребезги верхней челюстью, – явно работа капкана.

Наверное, капкан с чересчур мощной пружиной и в самом деле способен разбить рыбе челюсть и не захватить ее (известно, что голодные щурята порой хватают живца, проглотить которого ни при каких условиях не способны), но это скорее исключение из правил, иначе бы водоемы, где ловят капканами, кишели бы искалеченной рыбой.

Как бы то ни было, в большинстве субъектов федерации на европейском севере России (кроме Вологодской области) ловля капканами разрешена любителям, с ограничением их числа у одного рыболова.

Большинство «щукарей» редко пользуются капканами не из-за запретов, а по иной причине: кружки, жерлицы и живцовые удочки не менее уловисты (даже более – в тех водах, где хищников мало, а рыбаков много), и при том гораздо проще в изготовлении и применении.

Однако при определенных условиях – например, в глубоких и сильно закоряженных омутах небольших лесных речек, если там водится крупная щука – капканы становятся единственной снастью, позволяющей рассчитывать на стабильный улов.

Ловля сетями.

Ставные сети специально для ловли щуки не применяются: слишком рассеяна по водоему хищница, слишком часто ведет малоподвижный образ жизни – короткий бросок за добычей и возвращение в засаду. Весенняя же концентрация щук происходит в местах, где гораздо удобнее применять не сети, а мережи и другие ловушковые снасти. В общем, в сети с подходящей для ее поимки ячеей щука попадается случайно, в качестве прилова.

В плавны́е сети (сплавляемые по течению вместе с лодкой или между двумя лодками) щука вообще попадается в исключительных случаях.

Однако нередко щука атакует рыбу, попавшуюся в одностенную (жаберную) сеть для ловли небольших частиковых рыб, наиболее распространенных в водоемах России – то есть окуня и плотвы (любители применяют для их ловли одностенные сети с ячеей 27–32 мм). Иногда дело заканчивается поимкой хищницы (обычно небольшой, весом до 1 кг). Причем щука не объячеивается, как положено, – ячея для нее слишком мелка, но попадается довольно мудреным образом: зацепившись за сеть костистыми выступами на своей нижней челюсти, начинает биться и наматывает на себя близлежащий участок сети, образовав нечто вроде кокона. Очень часто, если у хищницы есть время, она из этого кокона выскальзывает, – и если рыболов проверит сеть в самом конце процесса освобождения, то с удивлением обнаружит щуку, удерживаемую лишь за хвост намотанной на него сетью. Опоздав, можно обнаружить лишь пресловутый кокон из спутанной дели, обильно пропитанной щучьей слизью.

Крупные же щуки таким способом не попадаются – схватив запутавшуюся в сети плотвицу или окуня, легко рвут зубами тонкую дель и оставляют на память о своем визите лишь прореху в сети.

Не так давно в Финляндии была придумана и запатентована сеть для ловли щуки и других крупных хищников, – не стайных, в одиночку бродящих по водоему. Причем приманкой должна служить как раз мелкая рыба, запутавшаяся в снасти.

Суть изобретения в следующем: снасть состоит из трех параллельно расположенных сетевых полотен, но это не обыкновенная трехстенка-«путанка», ряжа здесь не используется. В посаженной сети посередине находится мелкоячеистое живцовое полотно (ячея 12–15 мм), а по обеим сторонам от него рассчитанные на крупную рыбу крупноячеистые полотна (ячея 55–60 мм) той же длины, что и живцовое, но большей высоты (примерно в полтора раза).

Все три полотна крепятся вместе лишь к верхней и нижней подборам, а также к боковым шнурам, а других местах нигде не соединены.

Испытания на водоемах показали, что снасть вполне работоспособная: щуки и крупные окуни-горбачи попадались значительно чаще, чем в простую крупноячеистую сеть.

Однако выявились и минусы, настолько значительные, что у изобретателя, Исто Рантанена, не выкупила патент ни одна из фирм, производящих рыболовные снасти.

Дело в том, что рыбья мелочь гораздо более многочисленна и подвижна, и набивается ее в живцовую часть снасти столько… Очень много набивается. Причем не только сорная рыба, ерши с уклейками, но и молодь ценных пород рыбы. Выпустить обратно в водоем, не повредив, живцов уже невозможно, да и выпутывание их занимает очень долгое время. Слишком большая плата за полтора десятка крупных щук.

Однако здравое зерно в изобретении Рантанена есть, и опыты применения живцовых полотен, значительно меньших по размеру, в других снастях (не в сетях) оказались удачны, но об этих снастях будет рассказано в следующих главах.

Единственный издавна известный способ, которым щука добывается при помощи ставных сетей в достойных количествах – это активная ловля с нагоном (она же ботанье, она же тарбанье).

Ловля бреднем.

Конструкция и изготовление бредней своими руками описаны в соответствующей статье этой книги, поэтому здесь остановимся лишь на некоторых особенностях ловли бреднем именно щуки.

Наловить бреднем щук в большом количестве непросто. Во-первых, они выбирают для своих стоянок места, крайне неудобные для ловли: коряжник, заросли подводной растительности, упавшие в воду деревья и т. д. – бредень там попросту не провести. Во-вторых, щука рыба не стайная, держится в одиночку, и места щучьих засад порой удалены на значительные расстояния друг от друга. В-третьих, щуки довольно ловко избегают бредня – не мечутся в слепой панике, ударяясь в крылья и направляясь вдоль них в мотню – напротив, неторопливо отплывают от надвигающейся снасти, выбирая удобный момент: например, когда нижняя подбора бредня зацепится за какое-нибудь подводное препятствие, натянется и приподнимется над донным грунтом, – щука незамедлительно ускользнет в образовавшуюся прореху.

Иногда щуки попросту перепрыгивают через верхнюю подбору бредня, но таких «воздушных акробаток» все же меньшинство, остальные щуки ищут свой шанс в глубине. Если бредень не перекрывает всю ширину водоема, щуки попросту обходят крылья. Например, при ловле на широких и мелководных разливах рек, весьма богатых щуками, обычный результат – несколько килограммов плотвы и окуня и 2–3 случайно попавшихся щуренка.

Поэтому главное условие успешной ловли щуки бреднем – правильный выбор места ловли. На больших реках и озерах рассчитывать на щук в улове стоит лишь в узких заливах и заводях, ширина которых позволяет перекрыть их бреднем от берега до берега.

Успешна весенняя рыбалка с бреднем на небольших заливных водоемах в поймах рек, вскоре после ухода весенней полой воды: кроме постоянно обитающих там карасей и линей, в заливных озерцах (и даже попросту в больших лужах) остается немало крупной речной рыбы, не успевшей при падении уровня скатится в русло. В основном это щуки. Лишь там, пожалуй, попадаются в бредень самые крупные, трофейные экземпляры щук – держащиеся весь год в глубоких ямах, недоступных бредню, и только весной заплывающих в пойму, на мелководье.

Но больше всего щук ловится в небольших, медленно текущих речушках, в которых омута чередуются с мелководными перекатиками. Если на речке, где ловля производится постоянно, омута слишком редки, и от одного места лова до другого приходится шагать пару километров по пересеченной местности с тяжелой намокшей снастью, то т. н. «бредневые тони» оборудуются специально: в удобных местах с ровным дном возводятся временные запруды из камня-плитняка, из кольев и нарезанного дерна и т. д.

Эти сооружения поднимают уровень воды на 0,5–1 м, и задерживают часть зашедшей по весне рыбы, да и местная, жилая рыба концентрируется в получившихся заводях и достигает в них бо́льших размеров.

Естественно, оборудованные тони очищают от коряг и крупных камней, а неподалеку от запруды срезают часть берега, делая его ровным и покатым с небольшим наклоном – то есть удобным для вытаскивания снасти. Но приезжим рыболовам на незнакомой речке приходится обходиться без всех этих удобств, обнаруживая удобные либо непригодные для ловли места методом проб и ошибок.

Используют для речной ловли по омутам короткие бредни длиной 7-10 метров, реже 12–15 метров. Все зависит от размеров речки где вы решили порыбачить: снасть по размерам должна быть в 1,5 раза шире самой широкой и в 1,7 раза выше самой глубокой части водоема (как минимум). Конечно, если длина бредня превышает ширину омута в 2 раза, ловле это не повредит. Но длинный 30-метровый бредень на узкой речке неудобен.

Прежде чем зайти с бреднем в воду в подходящем для ловли омутке, стоит определиться, как наиболее эффективно провести бредень и, самое главное, где его вытащить на берег. При прочих равных условиях снасть лучше проводить против течения, хоть это и требует несколько больших физических затрат, – крылья и мотня разворачиваются более правильно, да и напуганная рыба чаще всего стремится вниз по течению, упирается в крылья, идет вдоль них и попадает в мотню.

Но достаточно часто приходится вести бредень вниз по течению, например, если ловля производится выше запруды или удобные для вытаскивания покатые берега имеются только в нижней части омута.

Если запруды на выбранном для ловли участке нет, то можно существенно увеличить улов, перекрыв узкий выход из омута ставной сетью, крылом старого бредня или мережей с крыльями достаточной длины. Рассчитывать, что преградой для рыбы станет мелководье, не стоит, бывали случаи, когда щуки, спасаясь от бредня, уходили по перекатикам глубиной не более 5–7 см. Гораздо надежнее поставить на пути уходящей рыбу преграду (не на самой мели, а там, где глубина хотя бы по колено).

Щуки очень часто держатся не в глубокой части омутка, а на входе или выходе из него, замаскировавшись в траве и подстерегая кормящуюся на мелководье мелочь. Поэтому, чтобы хищницы не покинули облавливаемую зону в тот момент, когда бредень только заводят в воду, применяют следующий прием: после того, как выход перекрыт, один или два ловца проходят в узкую часть речки на 10–15 м от омута ниже по течению, если снасть пойдет против течения (или выше омута, если бредень пойдет вниз по течению) и начинают шумный нагон, выгоняя стоящую под берегами щуку и двигаясь к тому месту, где на берегу лежит бредень, заранее размотанный и аккуратно разложенный. Добравшись до снасти, рыболовы быстро затягивают в воду одно крыло бредня, перекрыв речку от берега до берега, – и вся находящаяся в зоне ловли рыба оказывается в ловушке.

Затем в воду опускают мотню и второе крыло, и начинают собственно ловлю. Крылья бредня ведутся как можно ближе к берегу, в идеале клячи должны двигаться к нему вплотную. При этом ловцы выгоняют (обычно ногами) рыбу из всех мест, где она может укрыться, – из-под подмытых снизу берегов, из торчащих в воду корней прибрежных кустов и деревьев и т. д. Нижние концы клячей должны при этом буквально бороздить дно.

Ловцы, тянущие клячи, должны двигаться по возможности равномерно, так, чтобы один сильно не опережал другого. Если в ловле участвует больше двоих человек, то полезно, чтобы третий рыбак шел чуть позади бредня, – и в случае зацепа отпутал бредень от подводного препятствия. Правильно оснащенным бреднем (особенно с цепью вместо центральной части грузового шнура) можно даже корчевать коряги из илистого дна, но нижняя подбора при этом поднимается над поверхностью дна, и рыба уходит.

Иногда, в процессе ловли, рыбы, в основном небольшие, запутываются в крыле бредня, как в жаберной сети. Отвлекаться, чтобы их достать, не следует – погнавшись за плотвичкой или щуренком, можно упустить крупных щук: очень часто они не мечутся в слепой панике, а неторопливо отступают перед надвигающимся бреднем, поджидая, не допустят ли рыбаки какую-то промашку, позволяющую спастись. Но если в мотне заплескалось что-то особо крупное, имеет смысл подойти, поднять в центральной части нижнюю подбору и забрать добычу, не обращая внимания на уходящую в этот момент из бредня мелочь. Медлить незачем – если щука или налим доросли до трофейных размеров в местах, где часто ловят бреднем, – значит, они не раз уже сталкивались с этой снастью и хорошо научились от нее ускользать.

Доведя клячи до запруды или сетевой преграды, рыболовы удваивают внимание: концентрации рыбы между крыльями в этот момент максимальная, и любая неточность или небрежность в действиях существенно уменьшит улов. Один из ловцов переходит к другому берегу, более пологому и удобному для вытаскивания, прижимая при этом кляч как можно плотнее к запруде или сетевой преграде. Положив клячи на берег в 1,5–2 м один от другого, на окруженной сетью участке мелководья взмучивают воду, стараясь при этом сильным плеском загнать побольше рыбы в мотню. Затем быстро вытаскивают снасть на берег – маленькие бредни прямо за клячи, держа их вертикально и отступая от кромки воды, большие – перебирая руками подборы.

Труднее вытащить бредень, не упустив рыбу, если все берега крутые и удобного пологого места нет (в местах постоянной ловли такие места приготовляют заранее, срезая лопатами дерн и землю: крутые берега сравнивают, кочки и бугры срывают). Если подняться на неподготовленный берег с отвесным уступом высотой хотя бы в полметра и тянуть бредень туда, то попадется лишь рыба, оказавшаяся в мотне и запутавшаяся жабрами в крыльях. Более эффективно остаться внизу, под берегом, – и в воде, на мелководье, перебирать за два конца нижнюю подбору, лишь временами подтягивая верхнюю. Выбранные крылья при этом складываются в воду рядом с берегом, а рыба постепенно оттесняется в мотню. Когда крылья выбраны, верхнюю подбору оставшейся части бредня складывают с нижней и вытаскивают захлопнувшуюся снасть на берег.

Не мешает в самом начале ловли, перед нагоном, замутить как следует воду, чтобы муть спустилась по течению и рыба не видела надвигающейся снасти. Но летом в омутах течение почти отсутствует, и этот способ неприменим – и первый проход (притонение) с бреднем дает обычно минимальный улов, а большая часть добычи попадает в мотню во время второго и третьего притонения, когда вода уже станет достаточно мутной.

Отдельно надо сказать о ловле щуки «курицей». Снасть эта – бредень без крыльев, вернее, мотня от бредня, прикрепленная к двум клячам; иногда даже отсутствуют поплавки и грузила, и сеть в рабочем положении удерживают исключительно верхний и нижний шнуры, растягиваемые ловцами. Ширина снасти от кляча до кляча 3–4 м, а иногда еще менее.

«Курицей» ловят щук в бочагах небольших ручьев, для которых велик даже короткий бредень, – летом там можно встретить лишь щурят, но в конце весны, в мае, попадаются приличного размера щуки, задержавшиеся после своего весеннего путешествия в верховья.

Летом имеет смысл охотится на щук с «курицей» в обширных зарослях куги, тростника и тому подобной растительности, перемежающихся с заливами, протоками, заводями. Обычный бредень в таких местах неудобен – твердый берег слишком далеко, некуда вытаскивать снасть. «Курицу» же вытаскивать на берег не обязательно, – достаточно поднять клячи горизонтально над водой и достать из снасти улов. Ловят чаще всего ночью: пройдя (по возможности осторожно и бесшумно) несколько десятков шагов по дну водоема, «курицу» вплотную подводят к стене тростника и поднимают.

Возможна и дневная ловля, но тогда необходимо участие третьего рыбака. Дело в том, что замечено: ночью щука, стоящая у самого края зарослей, уходит от шума и иной тревоги на чистую воду – и запутывается в мотне. Днем же наоборот – хищница видит надвигающуюся на нее снасть и отступает в дебри водной растительности. Задача третьего рыбака – создавая как можно более шума и плеска, выгнать, «вытоптать» щук из их зеленого укрытия. В принципе эта ловля мало отличается от описанной ниже ловли наметкой или корзиной «с вытаптыванием», но «курица» более эффективна за счет своего большего размера.

Подъемники.

Чаще всего ловля осуществляется вслепую, с регулярным, более или менее частым, подъемом снасти, поскольку даже на небольшой глубине трудно разглядеть в мутной весенней воде зашедшую в «паук» рыбу. Когда идет некрупная рыба густыми стаями, этот метод лова себя вполне оправдывает. Щуки стаями не ходят, и попадаются в «паук» при слепом методе лова редко и случайно.

Поэтому для щук и для других крупных рыб, нечасто заходящих в «паук», придуман достаточно остроумный способ, так называемая «ловля на железе». Берется большой квадратный лист жести, превышающий размерами подъемник (или соединяются воедино несколько меньших листов), окрашивается в белый цвет водостойкой краской и плотно прижимается к дну положенными по углам тяжелыми камнями. «Паук», естественно, опускается так, чтобы сеть его лежала на окрашенной жести. На глубине до 1 метра (иногда и более, смотря по мутности воды) ловец может различить на белом фоне силуэт крупной рыбины, и резко поднимает снасть, когда добыча находится возможно ближе к центру «паука». Таким способом удается ловить не только щук и налимов, но даже столь осторожных рыб, как крупная форель и лосось, очень редко попадающихся при ловле вслепую. Да и сама рыбалка гораздо интереснее и азартнее.

Кроме того, ловля осуществляется и непосредственно на местах щучьего нереста – здесь «пауки» используются уже меньших размеров (до 1,5×1,5 м) и поднимаются простой жердью, без блоков и «журавлей». Естественно, ловить можно только те породы рыб, что предпочитают нереститься на мелководье: карасей, карпов, щук и т. п.

Обычно ловец в резиновом костюме осторожно входит в заросли подводной или затопленной растительности, где «трется» рыба, тихонько опускает в удобном месте «паук» и быстро поднимает, едва увидит, что щука начала играть и плескаться над ним. Нередко удается выхватить сразу 2–3 рыбины – щуку-икрянку и пару самцов-молочников, вдвое уступающих размером своей подруге.

Вода на нерестилищах уже достаточно прозрачная, поэтому чем длиннее шест (т. е. чем дальше «паук» от рыболова), тем больше шансов на успех. Хотя щуки, даже изрядных размеров, могут подойти к самым ногам рыбака, если он стоит неподвижно, не шевелясь. Нельзя сказать, что это ловля азартна или хотя бы добычлива – хорошо наловить можно лишь там, где щук много, а удобных нерестилищ мало, и хищницы идут на них густыми вереницами. Гораздо интереснее ловить щук активными методами, при помощи двух снастей, описанных ниже: они тоже относятся к классу подъемников, но в один из них щуку заманивают, а в другой нагоняют.

Специальный щучий «паук».

Летом щуку поймать «пауком» почти невозможно, разве что случайно заскочит небольшой щуренок.

Однако несколько лет назад мне подумалось: если щука не желает идти в «паук» – надо ее туда заманить. И вспомнилось недавнее финское изобретение, описанное в главе, посвященной ставным сетям.

Результатом раздумий стала снасть, изображенная на рис. 116. Фактически это гибрид двух снастей – подъемника и косынки (т. е. рыболовного экрана треугольной формы). В стандартном «пауке» с приличными габаритами (я использовал «паук» размером 2×2 метра) по диагонали натягивается на боковых пожилинах треугольник мелкой сетки (ячея 17 миллиметров), точки крепления пожилин – концы противоположных лап «паука» и крестовина.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 116. Щучий «паук» конструкции А. Шаганова.

В принципе, такой доработки уже достаточно, чтобы щука заходила в подъемник, привлеченная рыбешками, запутавшимися в мелкой сетке. Но практика показала, что уловы возрастают, если натянуть второй треугольник, по второй диагонали (он выкраивается уже из двух частей, соединяемых между собой и с первой косынкой в единую крестообразную конструкцию – шов идет по линии, соответствующей центральной вертикальной оси подъемника). Нижние пожилины косынок никак к основной горизонтальной сети не крепятся.

Задача второй косынки – не ловить уклеек и другую мелочь, приманивающую щук, но задержать хищницу, напуганную движением подъемника вверх и пытающуюся выбраться из него. Поэтому целесообразно пустить на нее дель с более крупную ячей, около 30 миллиметров, – заодно, в качестве прилова, в ней будут путаться и все проплывающие над подъемником рыбы подходящего размера.

Испытания новорожденного гибридного подъемника прошли на реке, в яме под мостом, где неподалеку от огибающей быки струи воды в изобилии держалась уклейка и другая мелочь – и, соответственно, подплывали охотящиеся на нее хищники. Из-за увеличенной парусности снасти опускать ее пришлось чуть в стороне, в месте со слабым течением.

В общем, все сработало, как и задумывалось. Уклейки, плотвички и ельчики исправно запутывались в мелкоячеистой косынке и исправно привлекали хищников. Гораздо лучше привлекали, чем плавающие неподалеку их свободные собратья. Очевидно, бьющаяся в сети рыбка напоминает раненую, или оглушенную струей воды, – в общем, легкую добычу.

Кроме щук, попадались крупные окуни, ближе к осени в подъемник стали заходить голавли – но небольшие, по 400–500 граммов весом. Однажды пожаловал соменок, чуть-чуть не дотянувший до 4 килограммов. Но осторожные жерехи, активно гонявшие мелочь неподалеку, ни разу в подъемник не заходили.

В ходе испытаний в конструкцию было внесено несколько доработок.

Во-первых, дель на «живцовой» косынке я натянул более туго (до этого она была несколько наслаби, чтобы рыба лучше путалась) – и уклейки с плотвичками перестали попадаться в избыточных количествах.

Во-вторых, поначалу ловля шла на небольшой глубине – метр-полтора – и в прозрачной воде атака хищниками живцов определялась визуально. Решив увеличить глубину ловли, я прикрепил верхнюю часть косынок не наглухо к крестовине, а к толстой леске, пропущенной сквозь просверленное в крестовине отверстие. В 30 см выше крестовины на леске крепился большой пенопластовый поплавок, удерживающий косынки в вертикальном положении, а еще выше, на поверхности воды – поплавок небольшой, сигнальный. Трепыхания запутавшихся живцов никак не передавались сигнальному поплавку, атака же хищника сразу топила его.

Модернизированная таким образом снасть исправно работала на глубинах до 3 метров, попытки ловить еще глубже существенно уменьшали уловы.

Живцы на глубине попадаются в косынку значительно реже, поэтому лучше первый раз опустить подъемник на мелководье, и уже с запутавшимися рыбками перейти к ловле на глубине.

Эту же снасть я применял и весной, при ловле «вслепую» в весенней мутной воде, с единственных отличием – обе косынки были крупноячеистые. Уловы сырти и других проходных рыб значительно возросли по сравнению с обычным «пауком».

Ловля кастинговой сетью.

В статье «Кастинговые сети» я попытался, насколько это возможно при помощи слов и рисунков, рассказать об освоении техники ловли. Так что давайте предположим, что навыки обращения с кастинговой сетью у вас есть, и перейдем непосредственно к ловле ею щуки.

При ловле весной, в мутной воде, щука попадается в кастинговую сеть случайно и никогда не составляет большинства среди пойманных рыб. Все-таки весенняя кастинговая ловля ориентирована на стайные породы: на проходных сырть и корюшку, на местных окуня, плотву, подлещиков и других рыб, собирающихся в нерестовые стаи.

Во время весеннего хода рыбы очень удобно выбирать на реке места перед каким-либо естественным препятствием с ровным дном и небольшой глубиной – от 0,5 до 1,5 м. Забросы осуществляются примерно по той же схеме, что и ловля спиннингом: сначала сеть накрывает ближние к рыбаку участки, затем находящиеся на среднем удалении, затем самые дальние, насколько это позволяет длина тягового шнура. При этом стоит учитывать, что рыба в мутной воде либо в темноте не очень сильно пугается плеска упавшей на воду кастинговой сети (этот плеск негромкий, если заброс выполнен правильно), и не бросается стремглав прочь, а обычно слегка скатывается вниз по течению. Поэтому выбранный для ловли участок реки стоит всегда облавливать, двигаясь по берегу вниз по течению.

Весенняя ловля производится днем, но по мере просветления воды лучшие уловы случаются в сумерках или ночью.

Более добычлива весенняя ловля щук на мелководных местах нереста, проводимая иногда с берега, но чаще взабродку. Здесь необходимо владеть дальним забросом, подойти вплотную к нерестящейся щуке трудно. Заметив место, где плещется рыба, ловец с максимально возможной дистанции набрасывает на нее сеть, и зачастую вместе со щукой-икрянкой вытягивает и пару молочников. Нередки и неудачные забросы, когда подводная растительность, на которую мечет икру щука, мешает сети правильно закрыться.

Летом, когда в большом количестве нарастает подводная растительность, количество мест, пригодных для ловли вслепую, резко сокращается. Гораздо интереснее в это время охотится с кастинговой сетью, выслеживая единичные экземпляры крупных рыб.

Ловить щуку удобно в жаркие солнечные дни, объезжая вдвоем на лодке неглубокие заливчики и протоки, обрамленные зарослями тростника или рогоза. Лодка должна быть с невысоким бортом, очень пригодны двухместные пластиковые плоскодонки типа «Онега-2», с широкого носа которых удобно делать заброс. С байдарок и надувных лодок (кроме самых больших, с жестким дном) кастинговой ловлей лучше не заниматься. Высмотрев щуку, обычно застывшую вполводы неподалеку от стены тростника, рыбак показывает на нее гребцу, и, когда лодка приближается на достаточное расстояние, набрасывает на рыбу сеть.

Разглядеть затаившуюся среди прибрежной травы рыбу непросто – окраска щуки сливается с окружающей средой почти идеально, и порой рыболов успевает разглядеть лишь щучий след – облачко мути в том месте, где только что стояла хищница. Сожалеть не стоит: скорее всего, это была не сытая щука – охотящаяся, подстерегающая добычу в засаде, и приближение лодки все равно бы ее вспугнуло.

Иногда случается, что и сытую, оцепеневшую щуку вспугивают резкое движение рыболова при броске и вид летящей сети, и в таких случаях она успевает уйти. Но чаще рыба пугается в тот момент, когда падающая сеть ударяется о воду. Поэтому бросать сеть лучше всего на опережение, мысленно выбирая центром броска точку впереди щуки, в метре от ее морды.

Иногда случается, что щука стоит, почти полностью скрывшись в водорослях, и рыболов может разглядеть только ее хвост. В таком случае бросать на опережение не следует: если растительность густая, обильная, лучше вообще воздержаться от броска, не ваша это щука. Если же хищница укрылась в небольшом массиве водорослей, надо постараться целиком накрыть его сетью – щука далеко от всплеска не уйдет, лишь чуть глубже заплывет в заросли. Сеть после броска надо выбирать как можно быстрее, водоросли обычно мешают ей полностью закрыться, и щука может успеть найти выход.

Нередко удается вылавливать щук, обычно некрупных, случайно, при ловле кастинговой сетью живца в местах скопления мелкой рыбы, – глубина там небольшая, вода зачастую прозрачная, но хищница в азарте охоты не замечает летящую сеть и попадается в нее вместе с преследуемыми рыбешками.

Ловля ловушками.

Ловля вершами на небольших лесных речушках и ручьях (особенно впадающих в богатые рыбой водоемы) имеет свои особенности. Половодье на таких речушках проходит очень бурно, но вода спадает быстро, и рыбе не найти для нереста берегов, покрытых растительностью и залитых водой. Очень часто нерест плотвы и щуки происходит у подмытых крутых берегов, на свисающих в воду корнях прибрежных кустов и деревьев. Такие промоины, небольшие подводные пещеры, очень удобны для установки верши – снасть стоит не то что вплотную к берегу, а фактически под ним, и обнаружить ее случайно, например, зацепив крючком удочки, невозможно.

Второй способ весеннего лова состоит в том, что верша не приманивает рыбу в качестве удобного предмета для освобождения от икры и молок, но стоит своим раскрытым горлом на пути рыбы, спешащей к месту нереста, либо отнерестившейся и возвращающейся на места обычного обитания.

Поскольку у верши отсутствуют крылья, концентрирующие рыбу напротив устья ловушки, приходится выбирать места, где рыба концентрируется естественным образом.

Например, очень удачно ловят вершами там, где ручей или небольшая речка резко сужаются и убыстряются, огибая какое-то естественное или искусственное препятствие: большой валун, завал из упавших в воду деревьев с прибитым к ним всяким мусором и т. д. Чтобы вершу не унесло течением, передний обруч верши привязывают в двух местах к колу, вколоченному в дно.

Старые, давно разрушенные гидротехнические сооружения – плотины и шлюзы на малых реках также весьма перспективны для ловли: прорехи в них и старые водосбросы, через которые вода летом едва сочится, при весеннем половодье выдают струи, способные забить, затиснуть рыбу в горло снасти. Гораздо проще, естественно, не ждать милостей от природы и своими руками соорудить препятствие по ходу рыбы: так называемый закол (он же заездок, заязок и т. д.), чаще всего представляющий из себя подобие плетня на вбитых в дно колах, с небольшими промежутками для верш и им подобных снастей. Но рыболовные правила практически всех субъектов РФ запрещают установку постоянных препятствий, не дающих рыбе пройти к местам нереста. Поэтому рыболовам, не желающим вступать в конфликт с законом, приходится отыскивать удобные для ловли места, возникшие без их участия.

Очень удачной бывает ловля вершей на небольших ручьях, впадающих в реку или озеро. Глядя летом на тоненькую струйку воды, трудно представить, что весной здесь можно поймать щуку метровой длины, – однако верша, выставленная во вздувшийся от весеннего половодья ручей, без улова никогда не останется. Идеальное место для ее установки – дренажные трубы большого диаметра в местах пересечения ручейков с насыпями дорог. Заранее расчистив трубу от мусора и измерив ее диаметр, специально изготовив в соответствии с ним вершу, можно добиться очень больших уловов плотвы и щуки. Можно и подобрать среди покупных снастей подходящую по размеру, а если диаметр трубы ненамного превышает диаметр верши, то промежутки стоит забить еловыми ветками, пучками срезанного тростника или другим подручным материалом.

К тому же укрытая в трубе верша надежна спрятана от глаз любителей поживиться чужим уловом. Особенно успешно в таких местах ловится рыба в двухвходовые верши, ориентированные и на поднимающуюся, и на покатную рыбу. Если под насыпью проходят две, три или более труб, то можно использовать несколько одновходовых верши, ориентируя одни из них по течению, другие против него.

* * *

Щука, пожалуй, главный объект весенней ловлей ловушками. Связано это с ее образом жизни – весной, в преднерестовый и нерестовый период, щуки концентрируются на мелководьях, весьма подходящих для ловли мережами, вентерями, вершами и другими видами ловушек. Хотя щука рыба не стайная (нерестится «семьями» из одной самки-икрянки и 2–3 самцов-молочников), но идет на нерест дружно, в больших количествах.

Да как же так, могут спросить читатели, ведь ловля во время нереста сетями и ловушками повсеместно запрещена?!

Открою большой секрет: ловить щуку во время нереста ловушками можно, даже в центральных регионах с их весьма жесткими правилами рыбной ловли.

В любых правилах есть оговорки, дозволяющие такую ловлю. Формулируются они по-разному: лов в порядке биологической мелиорации, лов на заморных и отшнуровавшихся водоемах и т. д. Более подробно о получении именных разрешений и прочих юридических аспектах ловли ловушками рассказано в статье «Ловушки» настоящей книги, а здесь лишь констатируем факт: обратившись весной в районную инспекцию рыбоохраны (именно в районную, не областную) вполне реально получить разрешение на ловлю мережей или вентерем. Причем за сумму, не разорительную для семейного бюджета.

Но вернемся к весенней ловле щуки. Начинается она рано, когда озера еще покрыты разрушающимся льдом, но вдоль берегов уже появляются более или менее протяженные пространства чистой воды. Именно на этих участках водоема, освободившихся ото льда, растягивают мережи – так, чтобы конец одного крыла находился как можно ближе к берегу, а «бочка» мережи располагалась параллельно береговой линии.

Примерно в это же время ловят щук и со льда, возле устьев небольших речек, впадающих в озера, – но растягивать крылья ловушек, пробивая мартовский лед, – достаточно трудоемкое дело. Позже, когда щуки входят в русло речек, ловля перемещается туда.

Надо отметить следующую закономерность: весенняя ловля небольшими по размеру любительскими ловушками тем успешнее, чем меньше в водоеме удобных для нереста щуки мест. Озера и водохранилища с обширными, многокилометровыми мелководьями, заросшими тростником и другой растительностью, лучше для ловли не выбирать, – щуки там много, и ловят ее вполне успешно, но в основном профессиональные рыбаки, сооружающие большие, в десятки и сотни метров длиной, направляющие системы для своих ловушек.

А вот небольшие речки, даже ручьи, впадающие в озера с крутыми берегами – идеальное место для установки любительских ловушек. На больших реках мережи и вентери растягивают на низких, заливаемых в половодье водой берегах, – именно туда устремляется щука из бурной, мутной, вздувшейся от талой воды реки. Наиболее выгодные для установки места – небольшие ложбины на затопленных лугах, прогалины в затопленном кустарнике и т. д. В густых, без прогалин зарослях кустов лучше ставить ловушки без крыльев – верши и морды.

На реках небольших, стиснутых между высокими берегами, которые не затопляет даже самая высокая вода, для выставления ловушек удобны небольшие заводи и заливчики у берегов, со слабым течением и с глубиной 0,5–1 м.

Иногда весной случаются резкие похолодания – и щука, собравшаяся у берегов с созревшими для нереста молоками и икрой – «встает». Стоит неподвижно среди залитой водой растительности, не нерестится, никуда не движется, почти не питается… Ловушки в таких случаях, выставленные, казалось бы, в самых удачных местах, остаются пустыми. Выход, дабы не остаться без улова, возможен один – применить активную, с нагоном, ловлю. Наиболее пригодны для этого классические, с двумя крыльями, мережи: ими плотно, крыло к крылу, обметывают небольшие заводи, заливчики – так, чтобы порядок снастей представлял собой дугу, упирающуюся концами в берег. Затем воду взмучивают и загоняют щук в ловушки. Тут важно не перестараться, окружив слишком большую площадь, – иначе щуки в большинстве будут долго метаться внутри, от одного убежища (затопленного куста, например) к другому, а в ловушки будут попадаться в малом числе. Но и слишком маленький, из 1–2 мереж порядок не годится, – совершенно бесшумно выставить их не удастся, и напуганные близким шумом щуки могут уйти на глубину до того, как окажутся в окружении. Оптимален, на мой взгляд, порядок из 4–6 мереж общей длиной 25–30 метров.

Бескрылые ловушки – верши, морды, мережи без крыльев, рукава и т. д. – во время хода щуки используют на небольших потоках воды, причем там, где они сужаются еще больше, огибая какие либо препятствия. Но гораздо более уловисты ловушки без крыльев непосредственно в местах нереста, – там, где рыба трется о затопленную растительность, освобождаясь от икры и молок. Определять такие места лучше всего непосредственно перед установкой ловушек, не руководствуясь воспоминаниями о прошлогодней ловле в тех же местах. Год на год не приходится, и если уровень воды в водоеме всего на полметра выше или ниже, чем прошлой весной, – щука нерестится уже на новом месте.

Иногда это место определяется достаточно быстро – стоит выйти тихим утром на берег и тут же можно увидеть и услышать всплески щуки на затопленной луговине или в залитом водой кустарнике. Но иногда поиски затягиваются, порой щуки выбирают для нереста места, которые так вот сразу в голову не приходят. И даже после долгих размышлений не приходят. Например, не так давно (в 2002 г.) я был изрядно удивлен, обнаружив нерестящихся щук на р. Луге не в затопленных прибрежных кустах, где того они метали икру несколько лет подряд, а в торфяном болотце, расположенном в паре сотен метров от берега и соединенном с рекой узеньким ручейком.

Продолжается ловля ловушками и после завершения нереста. На ручьях и небольших речках вновь вступают в дело ловушки с крыльями, но уже ориентированные горловинами против течения. Количество попадающейся в них рыбы при обратном ходе значительно меньше, скатываются щуки далеко не так дружно, как поднимаются, многие надолго задерживаются в омутках и бочагах ручьев и притоков, если там держится достаточно рыбьей мелочи, позволяющей откормиться, восстановить силы после нереста.

Последняя стадия весенней ловли щуки ловушками связана именно с посленерестовым жором. Очень часто он совпадает по времени с нерестом других рыб: плотвы, уклейки, ельца… Наблюдая за нерестящейся на мелководье плотвой, нередко можно увидеть, как в стайку плотвиц, трущихся о какую-нибудь подводную растительность, врывается щука, хватая замешкавшихся рыб. Причем на глубине всего 30–40 см за нерестящейся плотвой охотятся не только щуки-травянки, но и экземпляры в несколько килограммов весом, в обычных условиях выбирающие для своей охоты более глубокие места.

Плотвицы, попавшиеся в это время в верши и морды, служат приманкой для оголодавших хищниц, – и те тоже попадаются в ловушки, хоть и в меньшем числе, чем во время собственного нереста. Но среди нескольких десятков угодивших в вершу плотвиц почти всегда можно обнаружить четыре-пять вполне приличных щук.

Позже, летом, щуки тоже изредка заплывают в верши, привлеченные попавшейся туда мелкой рыбой, – но целенаправленной ловлей щук такую рыбалку назвать нельзя, верши летом в реках и озерах выставляются «на авось», никогда нельзя в точности предсказать, кто именно в них попадется.

Однако иногда и летом, и осенью можно удачно половить щук мережами и вентерями (в удобных для того местах и при благоприятных погодных условиях). Если от сильных дождей небольшие реки вздуваются, мутнеют – рыба устремляется в верховья в поисках чистой воды, не засоряющей жабры. Отчасти повторяется весенний нерестовый ход, но чаще всего длящийся меньше и без самого процесса нереста, – как только вода начинает очищаться и уровень ее понижается, рыба скатывается к местам своих обычных стоянок. По моим наблюдениям, особенно подвержена таким летним и осенним миграциям некрупные карповые рыбы – мелкая плотва, ельцы и т. п. Из крупных рыб склонны к путешествиям во время дождевых паводков в основном щуки, – трудно сказать, дискомфортная ли вода заставляет их сниматься с привычных мест, или же хищницы попросту следуют за стаями мелочи, уплывающей в верховья. Как бы то ни было, в сетные ловушки попадаются во время летних и осенних паводков в большом числе – причем, в отличие от весны, уловы при обратном скатывании выше.

* * *

Ловля щуки стационарными ловушками имеет ряд отличий – снасти эти мобильности не имеют, и не угадав с местом лова, быстро исправить ошибку не удастся.

О конструкции и изготовлении котцев достаточно много рассказано в предыдущих главах, здесь же напомним, как работает деревянный лабиринт: рыба не имеет заднего хода, не может плавать хвостом вперед, и, направленная крыльями ловушки в сужающийся спиральный коридор, вынуждена плыть по нему только вперед, пока не угодит в центральную камеру котцев. Оттуда, из камеры, ее и извлекают сачком при проверке снасти (заткнув сначала чем-либо входное отверстие камеры, обычно заранее припасенным обрезком доски).

Ловля котцами щук значительно отличается от аналогичной ловли карасей. Карасиные котцы ставятся на озерном мелководье, ловят ими круглый год (за исключением паводка, когда снасти полностью скрывает прибывшая вода и проверять их невозможно). Щука попадает туда случайно, в качестве прилова. Лишь в конце зимы, когда регулярно очищаемая ото льда центральная камера котцев становится для рыбы источником кислорода, щуки устремляются туда в достаточных количествах, но в основном небольшие, так называемые «костыли».

Специальные же озерные котцы для ловли щуки устраивают на низких берегах – на местах сухих в большую часть года, заливаемых водой лишь весной, в половодье. Именно туда заходят щуки, приискивая удобные места для нереста – и попадаются в лабиринты из кольев или дранки. Точно так же устраиваются щучьи котцы на берегах больших и средних рек, разливающихся весной: колья вбиваются посуху, на низких, затапливаемых вешней водой луговинах. Плюс такого способа ловли очевиден: работать, изготавливая котцы, на суше гораздо удобнее, чем по колено, а то и по пояс в воде. Но из этого плюса проистекает и минус – трудно предугадать заранее уровень паводка, и при низком подъеме воды после малоснежной зимы котцы могут остаться сухими (если их зальет на глубину хотя бы 15 сантиметров, щуки попадаются, хоть и в меньших количествах).

На маленьких речках, на ручьях и притоках, где паводок не так силен, чтобы залить прибрежные луга, котцы устанавливают в самом водоеме, вбивая колья на мелководных местах – так, чтобы преградить путь весеннему ходу рыбы. На ручьях и маленьких речках не бывает такого мощного ледохода, как на больших реках, и котцы можно устанавливать заранее, осенью, в низкую воду.

Другая разновидность стационарных ловушек называется катиской. Отличие в том, что в центральную камеру катиски рыба попадает не через спиралевидный лабиринт, а через сужающуюся горловину, напоминающую горло верши или мережи. Нередко катиски строят сложные, многокамерные: попав в первую камеру, рыба ищет из нее выход, и попадает в горловину, ведущую в следующую камеру. Такие катиски более уловисты.

В остальном же ловля мало отличается от ловли котцами. Отличие в другом: если котцы – снасть архаичная, почти позабытая и крайне редко используемая, то катисками достаточно активно ловят на севере европейской части России, особенно в Карелии. Весьма распространена ловля катисками и в Финляндии (само слово катиска имеет финское происхождение).

Для привлечения щук при летней ловле катиской финны помещают в центральную камеру всевозможные блестящие предметы: старые блесны, осколки зеркал и т. д. Трудно сказать (как и в случае с фольгой, положенной в верши), насколько блеск неподвижных предметов способен привлечь хищников. Но хуже, наверное, не будет.

Прочие способы ловли.

Рассказ о ловле щуки будет неполным, если не упомянуть некоторые способы и снасти, которые нельзя отнести ни к крючковым, ни к сетным, ни к рыболовным ловушкам.

Одни из них применялись в старые времена и ныне почти позабыты, другие – например, ловля капканами – широко практикуются в северных регионах нашей страны, третьи – стрельба щук из лука и арбалета – только-только начинают проникать к нам из-за границы и обретать своих поклонников…

Итак, обо всем по порядку.

Охота на щуку.

Рыболовные правила запрещают использовать для добычи рыбы любое огнестрельное оружие, в том числе и охотничье. Но стоило бы вставить тот же пункт в другие правила – в охотничьи. Потому что именно охотники чаще всего нарушают этот запрет. Так уж получилось, что короткая весенняя охота очень часто совпадает по времени с щучьим нерестом, а утки – главная наша водоплавающая дичь – любят держаться на тех же мелководьях, где нерестятся щуки.

И если охотник не видит ни нырков, ни крякв, разогнанных выстрелами соседей, но вдруг обнаруживает, что совсем рядом, чуть ли не под ногами, выплывает на мелководье крупная щука, – ну как тут удержаться и не пальнуть в воду? И жены охотников, вечером получая вместо селезней пару-тройку щук, с негодованием спрашивают: «Ты вообще-то куда ездил? На охоту? Или на рыбалку? Или к любовнице, – и перепутал, что купить, возвращаясь?».

Другой способ, которым охотники попутно с дичью добывают щук, распространен гораздо менее и требует некоторого дополнительного снаряжения. Второй раз охота на водоплавающую дичь открывается в конце августа и продолжается всю осень. Вода на многих озерах уже достаточно прозрачная, и нередко охотник может увидеть невдалеке от своей лодки неподвижно застывшую у дна или вполводы крупную щуку. Однако стрелять в нее, как весной, бесполезно: толстый слой воды охраняет зубастую хищницу лучше любого бронежилета. Но если опустить ствол ружья поглубже в воду по направлению щуки и выстрелить, хищница будет не подстрелена, но оглушена гидроакустическим ударом. Одна беда: у ружья при этом взорвется заполненный водой ствол… Поэтому некоторые охотники берут с собой насадки для ружей – полуметровые обрезки старых резиновых шлангов (толстых, армированных). Насадку туго натягивают на ствол и опускают в воду по направлению к рыбе, но так, чтобы дульный срез оставался над поверхностью воды. Патроны можно использовать холостые, без дроби. После выстрела насадка разлетается в клочья, ружье же остается невредимым. А щука обычно переворачивается кверху брюхом, но не всплывает, опускается на дно. И чтобы не лезть в холодную воду, в комплекте с щучьими насадками обычно возят небольшой багор (только его рабочую часть, легко крепящуюся к веслу).

Глушение по первому льду.

Этот старинный, но еще изредка употребляемый способ рыбалки более подробно описан в моей книге «Налим. Секреты ловли». Здесь же очень коротко напомню суть дела: сразу же по установлении первого, самого тонкого льда рыбы некоторых пород (в том числе и щуки) из-за резко изменившихся условий держатся у самой поверхности и хорошо видны сквозь прозрачный, не присыпанный снегом лед. Осторожно приблизившись, рыболов оглушает рыбину сильным ударом по льду обухом топора или специальной деревянной колотушки, затем быстро разбивает лед и подхватывает добычу.

Острога.

Про охоту с острогой подробный разговор состоялся в одноименной статье, куда и адресую читателя.

Здесь лишь коротко скажу, что ночное лучение щуки ничем, в принципе, не отличается от аналогичной охоты на других рыб, и российские любители, не желающие конфликтовать с законом, охотятся с острогой в Финляндии, где этот спорт в большом почете и созданы все условия для недорогого рыболовного туризма: можно взять напрокат лодку, острогу и прочее снаряжение, заручиться помощью опытного инструктора и т. д.

Второй вид охоты с острогой на щуку – весной, на мелководье во время нереста – даже в либеральной Финляндии запрещен. Но и в России осталось мало браконьеров, промышляющих этим способом. И причина не только в рыбнадзоре, ревниво надзирающем за нерестилищами. Весенняя охота гораздо труднее, чем ночное лучение, – острогу приходится кидать на манер копья, порой на достаточно большое расстояние, для удачного попадания необходим не только хороший глазомер, но и длительная тренировка, для которой в нашей стране нет условий. Поэтому большинство щук на нерестилищах добывается из ружей, – как сказано выше, в основном охотниками, попутно со стрельбой водоплавающей дичи.

Охотятся на щуку и летом, в середине жаркого дня, пользуясь манерой сытой хищницы застывать неподвижно в толще воды и близко подпускать лодку или идущего по берегу или в воде человека. Рыбалка эта трудная и малодобычливая: зачастую щука выходит из оцепенения, реагируя на взмах остроги или на ее медленное приближение в воде, да и не так просто отыскать хищницу в удобном для удара месте. Гораздо чаще щук бьют этим способом попутно с другой ловлей, имея в рюкзаке небольшую легкую острогу, изготовленную так, что ее можно быстро прикрепить к веслу, к телескопической рукояти подсачка и т. д.

На небольших форелево-лососевых речках Финляндии щук бьют острогами днем и ночью, не давая пощады даже самым мелким щурятам – но столь жестокое истребление вполне оправдано, даже необходимо, такой вот парадокс. Дело в том, что лососевые рыбы нерестятся в самых верховьях, в холодной родниковой воде, где другая рыба почти не водится. Но и пищи для мальков лососей там маловато – и они, подрастая, начинают скатываться чуть ниже, где вода потеплее и пищи больше. Там-то и поджидает их зубастое щучье племя… Так что каждый заколотый на нерестовой лососевой речке щуренок-«карандаш» – это десятки сеголетков лосося, получающие лишний шанс дожить до взрослого возраста.

Наши мудрые законотворцы таких методов защиты лосося не признают, надеясь обойтись одними запретами: не то что с острогой, – с легким спиннингом, рассчитанным не на лосося, а на окуней и щучек, на российских нерестовых лососевых речках появляться нельзя. Щуки, наверное, очень довольны этими пунктами наших рыболовных правил. Лососи – едва ли.

Экраны рыболовные.

Рыболовные экраны, как и плавные сети, наиболее приближаются к ставным сетям и по устройству, и по принципу действия, – рыба либо объячеивается в сетном полотне, либо запутывается сетном мешке.

Но если ставная сеть призвана расширить зону ловли за счет движения снасти, то экраны, наоборот, сужают зону за счет резкого уменьшения размеров снасти. Как ни странно, второе на рыбалке иногда бывает не менее необходимо, чем первое. Пример: перпендикулярно берегу речки стоит сеть, но рыба запутывается лишь на одном ее участке, не более метра длиной – потому что идет вдоль берега по узкой «тропе», не сворачивая в стороны. В результате 85 процентов снасти мокнет и изнашивается абсолютно зря.

Экраны, к тому же, гораздо дешевле и проще в изготовлении и применении, чем сети. Самый примитивный экран можно сделать даже на водоеме, в полевых условиях, из найденного на берегу обрывка старой сети, прицепив груз-проволочку и поплавок, сделанный из срезанного прута. В статье «Жерех» рассказано о том, как однажды при помощи такой импровизированной снасти был побежден противник, казавшийся непобедимым.

«Телевизор».

Уж и не знаю, отчего рыболовные правила долгие годы так беспощадно преследовали эту снасть. Сверхъестественной уловистостью она не отличается – по уловам «экранщики» всегда уступали не только «сетевикам», но и удильщикам. Никакого особого ущерба рыбьим популяциям тоже не наблюдалось, по воздействию на экосистему реки или озера «телевизор» в сравнении, скажем, с неводом, – как выстрел снайпера по сравнению с ядерным взрывом.

Однако – запрещали. Доходило до парадокса: сети в регионе разрешены, а «телевизоры» преследуются.

Возможно, все дело в том, что гораздо труднее рыбоохране обнаружить расставленные по водоему экраны, чем зацепить «кошкой» сеть и проверить на ней наличие бирки, свидетельствующей о «легальности»? (Не говоря уже о любителях бредня, которые всегда как на ладони.) Но ведь и жерлиц на щуку, и донок на налима можно наставить во множестве, и найти их будет не просто… В общем, загадка.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 117. «Телевизор» (летний вариант крепления лески): 1 – поплавок; 2 – сетное полотно; 3 – груз; 4 – тяги; 5 – главная леска.

Устроен «телевизор» очень просто: та же ставная сеть, только коротенькая, 1,5–2 м в длину, и грузовой шнур заменен жестким длинным грузом (металлическим прутком), а наплавной – жестким длинным поплавком (палкой, хорошо просушенной и в несколько слоев окрашенной водостойкой краской, или пластиковой трубой с плотно заткнутыми концами). Встречаются комбинации жесткого прутка-грузила с гибким наплавным шнуром, и наоборот: жесткого поплавка со шнуром грузовым.

К концам поплавка крепятся две тяги, а к ним – леска диаметром 0,7 мм, иногда толще. На леске может быть укреплен небольшой поплавок, находящийся в рабочем положении на поверхности воды и сигнализирующий, что в экране запуталась рыба.

Как и ставные сети, «телевизоры» могут быть двухстенными, трехстенными и рамовыми, но чаще все-таки они ловят по принципу одностенной жаберной сети.

Шаг ячеи на сетном полотне бывает самый разный, от 15 мм в конструкциях, предназначенных для ловли живцов, до 50 мм и больше – в снастях, рассчитанных на поимку крупной рыбы.

Выставляются «телевизоры» в основном двумя способами: опускаются на леске с лодок, мостов, плотин и т. д., либо же забрасываются с берега. В последнем случае каждая снасть крепится к отдельному шестику соответствующей длины, или используется один шест с рогулькой на конце, позволяющей подцеплять леску. При ловле одним «телевизором» можно привязывать его к леске спиннинга или телескопического удилища со снятым хлыстиком.

«Телевизор» редко используют как самостоятельную снасть, обычно он на рыбалке выполняет вспомогательные задачи. Например, любители ловли налимов на донки и подпуски очень часто выставляют пару мелкоячеистых экранов, чтобы не отвлекаться на ужение живца. Удильщики-поплавочники тоже нередко ставят рядом с местом ловли «телевизоры», страхуясь от возможного бесклевья. К тому же «телевизор» позволяет разнообразить возможную добычу – например, при ловле на растительную насадку подлещиков и другой бели, можно выставить два-три экрана там, где плещет гоняющий малька окунь, и зацепить нескольких полосатых хищников, растительной насадкой не интересующихся по определению.

Чисто «телевизорная» ловля, ввиду очень малой площади снасти, возможна лишь с нагоном или в местах с повышенной концентрацией рыбы.

В первом случае ловец использует не более 1–2 снастей, и устанавливает их чаще всего на небольших, но достаточно глубоких крутоберегих речках, перпендикулярно берегу. Затем «ботает» – с силой вертикально опускает в воду конец того же шестика, каким устанавливал снасти (на шестик натуге надевается горлышко, отрезанное от пластиковой полулитровой бутылки). Часть рыбы, напуганной резкими звуками, запутывается в экранах. Ловля эта ходовая, достаточно активная, но большими уловами ее любители могут похвалиться редко.

Куда более результативным может оказаться выставление экранов на пути весеннего хода рыбы, но для этого надо очень хорошо представлять, как в водоеме пролегают «рыбьи тропинки» – достаточно промахнуться на несколько метров, и «телевизор» останется пустым.

Некоторые рыболовы пытаются приманивать рыбу к экранам, укрепляя к грузилу приманки из жмыха или же капсулы с ароматическими маслянистыми веществами. Трудно оценить действенность подобных методов, иногда добыча радует, иногда ни единой рыбки в экран не попадает.

Зимняя, подледная ловля «телевизорами» возможна, но применяется реже, чем ловля «косынками», которые будут описаны ниже. Леска зимой крепится к одному концу грузила и пропускается сквозь петлю, укрепленную на конце поплавка.

«Косынка».

Эта снасть по устройству и принципу действия очень напоминает «телевизор», единственное отличие – сетное полотно у нее не прямоугольной или квадратной, а треугольной формы. Поплавком, соответственно, служит не палка, а пенопластовый цилиндр.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 118. «Косынка» (летний вариант крепления лески).

Нетрудно понять, что чем ближе ко дну держится рыба, тем больше у нее шансов запутаться в сужающейся кверху сети. Поэтому «косынки» чаще используются зимой, когда все породы рыб жмутся ко дну.

Некоторые рыболовы на зиму превращают свои «телевизоры» в «косынки», заменяя длинный поплавок компактным и стягивая воедино верхний край сетного полотна (такую снасть легче протянуть в лунку).

В местах зимней концентрации плотвы или окуня «косынки» бывают весьма уловисты, особенно по перволедью, когда рыба еще достаточно активно движется. В глухозимье уловы падают, увеличиваясь с весенними оттепелями.

Разновидностью «косынки» является так называемая «пионерка», но поскольку предназначена она для ловли исключительно крупной уклейки, то и описана в статье, посвященной этой рыбе.

«Дорожка».

Эта недавно появившаяся снасть не имеет никакого отношения к ловле блеснами с лодки, плывущей под веслами, парусом или мотором, – случайное совпадение названий, не более того. Правильнее называть ее «сетью с резиновым амортизатором», небольшие – «экранами с резиновыми амортизаторами».

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 119. Ловля на «дорожку»: 1 – шестик, 2 – колокольчик-сигнализатор, леска (диаметр 1–1,2 мм, длина до 30 м), 4 – грузовой шнур, 5 – наплавной шнур, 6 – сеть (до 7 м в посадке), 7 – груз (вес определяется толщиной резинового амортизатора).

Общая схема дорожки приведена на рис. 119, и ловля ею мало чем отличается от ловли донкой с амортизатором: рыболов забрасывает в водоем тяжелый груз с привязанной к нему резиновой нитью, а затем, по мере ее сокращения, заводит в водоем небольшую ставную сеть, посаженную на грузовой и наплавной шнуры.

Сама сеть в забросе обычно не участвует: леска и резинка соединяются при помощи двух больших металлических карабинов (наподобие тех, какими крепят поводки к собачьим ошейникам), а после заброса карабины рассоединяются и крепятся к петлям, сделанным на концах наплавного шнура. Вес карабинов компенсируется двумя большими пенопластовыми поплавками, они же способствуют тому, чтобы остаточное натяжение резинки не мешало сети стоять в воде правильным прямоугольником.

Шаг ячеи зависит от размера предполагаемой добычи. Высота сети редко превышает 1,5 м, а длина (при забросе с берега) – 7 м.

Существует и другая, упрощенная конструкция дорожки. В ней и грузовой, и наплавной шнуры замененены толстой капроновой нитью. Растягивает сеть в прямоугольную форму по горизонтали натяжение резинки и лески, а по вертикали – тонкие прочные реечки, привязанные по бокам на манер клячей у невода (нижние концы реек утяжелены свинцовыми грузиками, обеспечивающими небольшую отрицательную плавучесть).

Снасть, собранная по второму варианту, оказывает значительно меньшее сопротивление, когда амортизатор затягивает ее в водоем, что позволяет при забросе с берега использовать сети большей длины – до 10–12 метров. Однако применять ее возможно лишь в стоячих водах, даже слабое течение пригибает рейки и укладывает их на дно. Поэтому такая дорожка чаще всего используется для прудовой ловли карася.

Естественно, что небольшой размер сети позволяет «дорожечникам» добиться хороших уловов только при отличном знании водоема и повадок рыб, его населяющих. Но можно «дорожить» и полновесной сетью-тридцатиметровкой, в этом случае и леска, и резина делаются в 3–4 раза длиннее, а груз заводится в водоем с лодки, реже (в теплую погоду) вплавь. Резину в таких случаях ставят более мощную (неплохо, например, работает резиновый жгут с прямоугольным сечением 4×1,5 мм).

Иногда (на нешироких и мелководных водоемах, а также в бухтах и заливчиках с чистыми берегами) груз не используют, а привязывают резиновый амортизатор к проволочному кольцу, надетому на колышек, вколоченный в противоположный берег. Такой способ позволяет не оборвать резину, вытаскивая груз из водоема. В прочих случаях между резиной и грузом (чаще всего – камнем, подобранным на берегу), полезно привязывать короткий отрезок лески, прочностью на разрыв уступающей резиновому амортизатору в 1,5–2 раза. Но даже такая предосторожность не всегда спасает амортизатор от разрыва.

Сигнализатором того, что в сети запуталась рыба, служит колокольчик; оставлять дорожки на «самолов» смысла нет, поскольку единственная попавшаяся щука очень быстро накрутит вокруг себя небольшую сеть, а остальные рыбы спокойно поплывут мимо.

«Дорожка» весьма удобна на небольших водоемах, расположенных неподалеку от крупных городов и испытывающих сильный прессинг со стороны городских рыболовов. Снасть компактная, не требующая лодки, и вполне пригодна для того, чтобы посидеть после работы часок-другой на пруду или озерке неподалеку от дома, тем более что ничто не мешает ловить параллельно другой снастью, например, поплавочной удочкой.

Язь.

Язь (Leuciscus idus) – рыба семейства Карповые, широко распространенная в как реках и озерах европейской части страны, так и Сибири. Излюбленное местопребывание язей – медленно текущие, относительно неглубокие реки средней полосы, нередок он в больших озерах, в большом количестве водится на опресненном взморье Финского залива.

На Дальнем Востоке и в Средней Азии водятся близкие родственники язя – амурский и туркестанский язи соответственно.

Язь достаточно крупный представитель семейства карповых, считается, что вес его может доходить до 6–7 килограммов. Но времена, когда в европейской части страны можно было рассчитывать поймать такого гиганта, давно миновали, ныне столь крупные язи не попадаются даже в снасти промысловиков, и двухкилограммовая рыба – очень завидная добыча.

В реках и озерах восточнее Урала язи вырастают крупнее, чем в европейских водах, и пойманный в водах Лены язь на 5 кг и сейчас не считается чем-то необычным.

Рыболовы, не сталкивавшиеся ранее с язем, часто путают молодых подъязков то с плотвой, то с голавликами. Но язь шире и короче голавля, чешуя у него мельче, голова не столь «лобастая» и рот значительно уступает в размере голавлиной пасти. У плотвы же рот еще меньше, чем у язя, глаза красные (у язя – желтоватые) и нет золотистого отлива в чешуе, свойственного язям.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 120. Язь.

Из весенненерестящихся рыб язи, кажется, первыми мечут икру и первыми начинают нерестовый ход. Крупные рыбы нерестятся первыми, мелкие подъязки – позже, почти одновременно с плотвой. Для нереста язи поднимаются из рек и озер в небольшие притоки, зачастую даже заслуживающие названия не речек, а ручьев. Иногда, значительно реже, икромет происходит в самом русле реки или на затопленных луговинах.

После нереста язи уходят с нерестилищ быстро и дружно, буквально за 1–2 дня (плотва и щука, например, скатываются из нерестовых притоков гораздо медленнее, задерживаются в удобных омутках, подкрепляя силы, а некоторые экземпляры так остаются там на летнее жительство). Язи же уходят в полном составе и вскоре оказываются на свои обычных местах – участках реки с замедленным течением, с илистым или глинистым дном, глубиной чаще всего 2–3 м. Постоянно стоять на быстрых струях язь не любит и если попадается на перекате – значит, на дне имеется какое-то препятствие, создающее локальную тихую зону, либо рыбы проходят через перекат транзитом.

Можно сказать, что по своим привычкам язь составляет нечто среднее между голавлем и лещом, некое переходное звено, – не нуждается в глубоких ямах, как лещи, но и не будет держаться на метровой глубине, где вполне комфортно чувствуют себя крупные голавли. То же наблюдение относится к температуре воды и силе течения – язям привычна более теплая спокойная вода, чем голавлям, но при том несколько более быстрая и холодная по сравнению с лещовыми местами. На многих реках Европейской России и Сибири в связи с их потеплением и заилением отмечен процесс вытеснения язей лещами, наступающими от низовьев вверх по течению. В свою очередь язи «отжимают» к верховьям голавлей, те вытесняют форель к самым родниковым истокам, ну а бедной форели отступать уже некуда, только в Красную книгу…

Во время летних дождевых паводков язи иногда повторяют свое нерестовое путешествие – заходит в небольшие притоки, поднимаясь достаточно высоко против течения в поисках чистой, не взмученной воды.

Язь – рыба всеядная, ассортимент его питания, пожалуй, наиболее широк среди рыб семейства Карповые. В меню язя входит все, что он способен переварить – растительная пища, черви, личинки, насекомые, моллюски, водные беспозвоночные, мальки и молодь рыб… Лишь в охоте на водоплавающих птиц и переплывающих реку грызунов язи не замечены, но только вследствие недостаточных размеров пасти.

Свои хищные наклонности европейский язь начинает проявлять в конце лета и осенью, но сибирские рыболовы успешно ловят язей на мальков и блесны весь сезон открытой воды. Возможно, более калорийная пища и приводит к быстрому росту сибирских язей и достижению ими больших размеров.

Добывают язей самыми разными способами, наиболее употребительные изложены далее.

Весенняя ловля.

Не так давно, лет двадцать-тридцать назад, крупные язи очень хорошо ловились в небольших речках Ленинградской области, впадающих в Финский залив и Ладогу. Весной, сразу после схода льда, вереницы крупных язей двигались в верховья, в поисках чистой воды и удобных мест для нереста, – и попадались удильщикам, заходили в мережи и вентери.

Ловушки выставлялись тайком, в укромных местах, рыболовные правила в те годы такой вид ловли не поощряли.

Ныне все изменилось – выставить мережу при наличии лицензии можно, да только язи в нее почти не попадаются. Устья нерестовых речек перекрыты в несколько рядов сетями и крупные рыбы сквозь них прорываются в единичных количествах. На этом дело не заканчивается – впереди удильщики, чуть ли не плечом к плечу выстроившиеся в удобных на ловлях местах, подъемники, опущенные с каждого пешеходного мостика… Короче говоря, нерестовые стада на близких к Санкт-Петербургу язевых речках либо повыбиты, либо состоят фактически из подъязков, хорошо если хоть раз успевающих отнереститься. Лишь в труднодоступных малонаселенных местах, в Заладожье (на небольших речках, впадающих с востока и северо-востока в Ладожское озеро), язей еще ловят по старинке, мережами.

Описание этой рыбалки заимствую у Сабанеева – техника ловли за последние полтора века не изменилась, и описанный классиком «фитиль» ничем не отличается от современной мережи.

«Еще чаще для ловли язей употребляют т. н. фитили, которые имеют то преимущество перед мордами и необходимыми при них заезками, что удобопереносимее и не требуют никаких приготовлений, что весьма важно для тайком ловящих рыбаков. Фитиль этот, называемый в Оренбургской губернии вятелью, – не что иное, как среднерусская крылена; он состоит из редкой сетки, сшиваемой бочкой, которая делается длиною и шириною в аршин или более и натягивается на три обруча: к обеим концам эта бочка постепенно суживается в виде конуса, оконечности которого должны быть не шире одной четверти; один конец фитиля втягивается внутрь бочки, привязывается там четырьмя нитками за последний обруч и составляет т. н. горло; другой же конец, называемый кутец, завязывается бечевкой. К среднему обручу привязываются две веревки для укрепления фитиля на месте. Обыкновенно фитили бывают снабжены напереди двумя крыльями, состоящими из редкой, т. е. трехпалечной, сетки, в полтора аршина вышины и двух-четырех длины, каждое крыло надевается на бечевку и растягивается с помощью трех палочек.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 121. Фитиль (из книги «Рыбы России. Жизнь и ловля пресноводных рыб»).

При постановке кутец привязывают к колу и, натянув фитиль, разводят крылья (длина которых вообще соизмеряется с шириной речки) и притыкают к самому берегу, но не перпендикулярно к нему, а под некоторым углом; чем меньше угол образуют оба крыла, тем охотнее рыба идет в эту крылену. Иногда делаются и двугорлые фитили, они отличаются от обыкновенных, или как называют их, одинарных, тем, что к заднему обручу привязывается другая бочка с двумя обручами и кутцом, а кутец первого обращается в горло».

Ловля проходного язя поплавочными удочками происходит в то же время, что и ловля ловушками – едва лишь паводковые воды в малых реках пойдут на убыль. Снасть: телескопическое удилище длиной 4–5 метров с катушкой типа «Невская» и запасом лески 0,25-0,3 миллиметра (поводки применяются меньшего диаметра).

Поплавки – самодельные пенопластовые, окрашенные в темные цвета (черный, темно-зеленый) веретенообразной формы, с высоко поднятой антенной, увенчанной хорошо заметным шариком (тоже из пенопласта). Грузоподъемность такого поплавка 6–8 г, в зависимости от силы течения в месте ловли.

Грузило применяется одно (система из нескольких распределенных по леске грузов не придает леске вертикальное положение), вес груза подбирают так, чтобы он почти полностью притапливал поплавок, оставляя на поверхности верхнюю часть антенны с сигнальной головкой.

Насадки на разных реках употребляются различные. В верховьях реки Коваши (бассейн Финского залива) наиболее успешной считается «бутерброд» из 2–3 опарышей или личинок репейной моли, применяемых в комбинации с кусочком выползка. На реке Назия (бассейн Ладоги) более популярны крупные короеды и личинки бабочки репейника. Размер крючков подбирается соответственно насадке, но обычно не меньше № 6 по отечественной нумерации – язь весной силен и сопротивляется на течении упорно, с крючков малых размеров сходы случаются часто. Если позволяет насадка и есть вероятность встречи не только с подъязком, но и с крупным язем, лучше ставить крючки № 7, даже № 8. При ловле на белых личинок иногда к цевью крючка привязывают кусочек толстой шерстяной нитку красного цвета, длиной 2–3 см.

При ловле язей важно, чтобы насадка плыла по течению впереди грузила. Для этого леска с катушки должна сматываться с некоторым натяжением. Зная профиль речного дна, натяжение лески можно регулировать, чтобы насадка в зависимости от течения или опускалась на дно, или поднималась.

В самых узких и мелких верховьях, где ужение уже невозможно (язь в своем путешествии забирается очень высоко, чуть ли не к родниковым истокам речек) его ловят ходовой наметкой, более подробно эта ловля описана в статье «Саки».

Летняя ловля на горох.

Ужение язей на горох – старинный русский способ рыбалки, незаслуженно позабытый многими столичными рыболовами, излишне увлеченными модными заграничными новинками. Но Россия существует и за МКАДом, и многие провинциальные рыболовы еще ловят летом язей этим добычливым способом.

Вот, например, как ловят язей на реке Ветлуге (притоке Волги) в Костромской области. Ветлуга в тех местах – типично язевая река: ширина 70–80 м, течение спокойное, глубина небольшая – углубления реки в 3–4 метра редки и уже считаются «ямами».

Прежде чем рассказать о снастях и способе ловле, необходимо остановиться на насадке, на пареном горохе, потому что правильное его приготовление – необходимое условие успешной рыбалки. Другие насадки – червей, различных личинок, хлебный мякиш – ветлужские язи игнорируют, попадаясь на них очень редко, лишь в начале лета на червя неплохо клюют подъязки.

Рецепт приготовления гороха, ничего не добавляя и не убавляя, привожу со слов ветлужского рыболова А. Куклева:

«Насадку готовим так: в литровую стеклянную банку насыпаем на четверть емкости сухого гороха, промываем, затем наливаем в нее доверху сырой воды (лучше речной или озерной, подойдет и колодезная), бросаем туда добрую щепоть соли (чтобы летом приманка не закисла) и выдерживаем при комнатной температуре 12 часов. После этого содержимое банки выливаем в небольшую эмалированную кастрюлю, закрываем крышкой и ставим на огонь. Как только вода закипит, огонь убавляем до слабого, так в закрытой кастрюле при слабом кипении горох варится.

Сколько времени нужно варить, сказать трудно. Если горох свежий (прошлогоднего урожая), то достаточно будет полчаса, а если лежал два-три года, то понадобится час-полтора.

Готовность продукта проверяем следующим образом. Через полчаса кипения достаем ложкой десяток горошин, ждем, пока остынут, а затем сдавливаем по одной между большим и указательным пальцами: «дошедшие до кондиции» горошины должны быть мягкими и расплющиваться, а не разваливаться на половинки. «Некондиционные» бросаем опять в ту же кастрюлю, они пойдут на прикормку.

Если из десяти горошин семь-восемь можно хорошо смять, то горох готов, если меньше – то надо еще поварить, но следить, чтобы не переварился. Признак того, что горох переварен – всплывающая кожица. Так, пробуя несколько раз, доводим продукт до готовности. После этого кастрюлю снимаем с огня, ждем, чтобы содержимое постепенно охладилось, затем сливаем воду и сортируем горошины: целые и крупные пойдут для насадки, поврежденные и мелкие – для прикормки. На рыбалку приготовленный горох можно нести и в стеклянной банке, и в полиэтиленовом пакете, он будет ароматен и сохранит свои качества около суток, а затем начнет отвердевать. Горох нельзя оставлять на солнце, он может прокиснуть.

Если собираемся пробыть на реке не одни сутки, то берем с собой банку с порцией сухого гороха, на реке в нужное время заливаем его речной водой, ставим в лодке под сиденье, а вечером на костре варим.

В прикормку тоже подмешиваем немного гороха.

Если по каким-то причинам мы не успеваем предварительно замочить горох, поступаем так: засыпаем в кастрюлю сухого овса и добавляем туда же сухого гороха – смесь нормально сварится и будет вполне пригодна для насадки».

Правильно приготовив насадку, можно отправляться на рыбалку. Ловить язей ветлужским способом можно и с берега, но гораздо удобнее делать это с лодки.

Снасть – полудонка со скользящим грузом, смонтированная на телескопическом удилище длиной 4–6 метров, без катушки. Лески применяются диаметром 0,2–0,22 мм, длина ее должна примерно равняться длине удилища. Поводок не применяется – крючок привязывают сразу к основной леске.

Грузила применяют скользящие – иногда это просверленная большая картечина, но чаще свинцовый цилиндрик с продольным отверстием. диаметр которого раза в два тоньше обычной «оливки». Движение груза по леске в сторону крючка ограничивается стопором – кусочком ниппельной резины со вставленным внутрь обломком спички. Крючок на снасти один, № 7 по отечественной нумерации, желательно кованый.

Иногда в оснастку вводят поплавок, но не в привычном качестве – он висит на леске ниже конца удилища, не касаясь воды, и сигнализирует о поклевках в качестве сторожка. Но гораздо чаще поклевку ветлужские рыбаки определяют осязанием (хотя леска натягивается слабым течением не очень туго, и с непривычки почувствовать поклевку язя нелегко) или по движениям гибкого конца удилища.

Ловля чаще всего происходит с лодки, выставленной на двух якорях вдоль течения на фарватере реки, в месте с ровным дном и глубиной 1.5–2 м. Рыбалка считается более успешной, если неподалеку (но не в самой зоне ловли) имеются подходящие для рыбы убежища – коряги, затопленные кусты и т. п. Встав на якоря и убедившись, что лодка неподвижна, бросают непосредственно перед носом лодки прикормку – глиняно-песчаные шары, куда замешан тот же горох.

Горошины насаживают по одной, прокалывая горошину крючком насквозь в самом центре так, чтобы жало вышло наружу, затем убирают его обратно в горошину. Если клюют не подъязки, а более крупные язи, на крючок нацепляют сразу две горошины – первую просто прокалывают насквозь, а вторую насаживают описанным выше способом.

Самый трудный момент в ловле – своевременная подсечка. Опытные язятники подсекают обычно в тот момент, когда гибкий кончик удилища начинает медленно клониться к воде, не дожидаясь явно выраженного рывка.

При вываживании подсеченного язя необходим подсачек – губы у рыбы слабые и тащить ее в лодку на леске не рекомендуется. Голову подведенного к борту язя приподнимают над водой, он, глотнув воздуха, на короткое время прекращает биться – именно в этот момент его подхватывают подсачком.

Ловля на горох длится почти весь летний сезон – до конца августа, когда язь переходят на питание преимущественно животной пищей.

Примерно такими же снастями ловят язей и на других реках средней России. Например, описанные в статье А. Сомова «Хопер и его обитатели» (Рыболов № 4/2000) снасти ничем принципиально не отличаются от ветлужских: длинное удилище, основная леска 0,3 мм, поводок длиной 30–40 см, крючок № 5–7; грузило – просверленная и скользящая по леске «оливка» со стопором. Сигнализатором поклевки служит либо поплавок, поднятый над водой и висящий в полуметре ниже конца удилища, либо (в местах, где течение посильнее) сам гибкий кончик удилища.

Ужение в проводку (окский способ).

В проводку язей удят на реках достаточно широких, с умеренным и равномерным, без завихрений и водоворотов, течением, с ровным и чистым дном, сохраняющим глубину на протяжении 15–20 м, либо незначительно повышающимся. Ока – идеальная река для ловли таким способом, и как местные, так и приезжие столичные удильщики много десятилетий совершенствовали на ней снасти, приемы и методы ужения.

Ловят в проводку как с берега (взабродку), так и с лодок. Снасти для двух видов ловли применяются схожие, но имеющие некоторые отличия. Удилища с лодки применяют более короткие, 4–4,5 м длиной, при ловле взабродку – 5–6, иногда даже 7 м. В любом случае удилище должно обладать минимально возможным весом, характер ловли не позволяет поставить его на подставку и несколько часов держать в руке тяжелую удочку крайне утомительно.

Катушку лучше всего применять инерционную, типа «Невской». Многие рыболовы нового поколения предпочитают обходиться во всех случаях жизни «безынерционками», но они, на мой взгляд, нужны при ловле в проводку лишь когда необходим дальний заброс с берега до зоны проводки, да и тогда без них можно обойтись, имея достаточные навыки заброса с инерционной катушкой. Постоянные же манипуляции со скобой лесоукладывателя – а без них при правильной проводке не обойтись – отвлекают от ловли, да и неизбежное перекручивание лески у «безынерционок» доставляет проводочникам значительно больше неудобств, чем спиннингистам.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 122. Поплавок для ловли язей в проводку и его правильная огрузка.

Правильно выбранный и огруженный поплавок – необходимое условие успеха. Поплавки для ловли в проводку окским способом применяют грушевидной формы (рис. 122), с длинной антенной и килем. Скользящим его не делают, нет нужды (глубина в местах ловли от 1,5 до 3 м), но крепят к леске в двух-трех точках, чтобы уменьшить сопротивление при подмотке снасти. Раньше такие поплавки рыболовы изготовляли своими руками, вытачивая тело поплавка из твердого пенопласта, в наше время в магазинах продается достаточно подходящих для проводки разновидностей поплавков.

Грузоподъемность у поплавков при сохранении формы и пропорций бывает различная – от 3,5–4 г (там, где ловят с лодки на слабом течении) до 10 г (для дальних забросов с берега и самого сильного течения).

Огружают поплавок так, чтобы над водой торчала лишь антенна и самый верхний кончик тела поплавка (на 1–1,5 см). Груз распределяют по леске равномерно в виде системы из 3–5 грузил примерно равного веса, плюс маленький грузик, т. н. «подпасок», который крепят на самый конец основной лески либо непосредственно на поводок.

Основная леска – мононить диаметром 0,25-0,3 мм, поводок – длиной 40–50 см и диаметром 0,17 мм (в последние годы, с широким распространением качественных импортных лесок, многие рыболовы уменьшают диаметр поводка до 0,12 мм, что увеличивает количество поклевок, – язь рыба осторожная).

Если насадки применяются некрупные (горох, распаренная перловка или зерна пшеницы), крючки используют № 4–6 по отечественной нумерации, для ловли на червя в конце весны и в начале лета – № 7.

Ловят обязательно с прикормкой, подбрасывая перед началом ловли и несколько раз в ее процессе шары из суглинка, взятого на берегу в месте ловли. В шары закатывают комбикорм (сухой и распаренный, зерна пшеницы, перловку, горох). Задача прикормки – не привлечь рыбу с других участков реки (ловят язя там, где он обычно держится и кормится), а удержать стаю язей в месте ловли. Как и другие стайные рыбы, язи всем коллективом неторопливо передвигаются по достаточно обширному кормовому участку, и, подчистив от всего съедобного участок ловли, могут уйти, чему и препятствует регулярно подбрасываемая прикормка.

Снасть несколькими пробными проводками регулируют так, чтобы крючок с насадкой шел как можно ближе к дну, но не волочился по нему (рис. 123). Насадка на правильно отрегулированной снасти под действием течения всегда оказывается впереди всей оснастки, первой попадает в поле зрения язя, и осторожная рыба не пугается грузил и более заметной основной лески.

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 123. Положение оснастки: 1 – при спокойной проводке, 2 – при притормаживании поплавка леской.

Подсекать необходимо не только при исчезновении поплавка с поверхности, но при малейшем изменении скорости или направления его движения– при замедлении, ускорении, небольшом притапливании или всплытии. Очень часто язь хватает насадку в последний момент проводки, когда рыболов затормаживает снасть и готовится подматывать леску. Поэтому проводку всегда завершают подсечкой, сделанной вслепую, на всякий случай. На этой же особенности язей основан еще один способ проводки – ловля «на вытяжку»: несколько раз за цикл проводки рыболов притормаживает катушку, позволяя течению вытянуть леску и приподнять насадку, сделав ее более заметной.

Попавшего на крючок язя не тащат напролом – губы у него слабые, а сопротивляется он энергично. Следует без спешки, осторожно довести его до подсачка.

Ловля на насекомых «в подкидку».

Ловля язей на насекомых, когда производится на реках с достаточно большим зеркалом чистой воды, мало отличается от ловли других насекомоядных карповых рыб: голавля и жереха. Способы ловли и снасти используются те же, что описаны в соответствующих статьях этой книги: «перетяга», «кораблик», ловля с поплавком-шаром. Поэтому остановимся подробнее на способе ужения на насекомых, применяемом почти исключительно для ловли язей.

Язи часто встречаются в медленно текущих и нешироких, но достаточно глубоких речушках среднерусской полосы. Порой такая речка, петляющая в низких берегах среди полей и лугов, издалека почти незаметна, да и подойдя поближе, ее легко принять за ручей – зеркала свободной воды почти нет, летом все закрыто свисающими с берегов травами и другой растительностью, однако в узких омутах глубиной 2–3 метра в больших количествах водится самая разная рыба, в том числе и язи.

Хотя размеры у язей в таких водоемах невелики, обычно клюют подъязки до 500–600 г весом, килограммовые рыбины попадаются редко, двухкилограммовые еще реже, а встреча с трехкилограммовым язем-старожилом практически исключена.

Но узкая кормовая база, помимо небольшого размера отдельных экземпляров, имеет и другое, более приятное для рыболовов следствие, – рыба редко наедается досыта, и попасть на обильный клев удается значительно чаще.

Язей удят на таких речушках старинным способом, укладывая леску на притопленную прибрежную растительность, – так, чтобы в воду свисал лишь поводок с насаженным на крючок насекомым, жуком или кузнечиком (рис. 124).

Большая энциклопедия рыбалки. Том третий

Рис. 124. Ужение язей у прибрежной растительности.

Снасть примитивная, проще не бывает: удилище, леска и крючок, при современных прочных лесках даже поводок меньшей толщины не нужен. Техника ловли тоже проста: аккуратно положить насекомое на воду и ждать поклевки язя…

Но при всей простоте наловить много язей этим способом не так-то легко. Главное условие – маскировка и всемерное соблюдение осторожности. Лет тридцать назад знавал я одного рыболова-язятника, аса в такой ловле. Удил он самыми простыми удочками (самодельными деревянными, двухколенными, причем верхнее колено было окрашено в зеленый цвет). Но к месту ловли подбирался чуть ли не ползком, а подъязков вытаскивал, не вставая с небольшого ведрышка, служившего сиденьем. При поклевке крупного язя поневоле приходилось вставать, чтобы взять рыбину при помощи подсачка, – после этого рыбалка продолжалась уже на новом месте.

Еще одно необходимое условие успеха – небольшие острые крючки из тонкой проволоки. На таких насекомые долго остаются живыми, бьют лапками или крыльями по поверхности воды, издалека привлекая язей. На мертвого и неподвижного жука или кузнечика поклевки можно дожидаться очень долго.

Интересная ловля крупных язей случается во время массового вылета поденки или ручейника. Небольшие подъязки (в компании с плотвой, ельцами и другими некрупными представителями семейства Карповые) весь день хватают насекомых, изобильно падающих на поверхность воды, но самые большие язи поднимаются на кормежку по ночам. Ловят их преимущественно в теплые безветренные ночи самой простейшей снастью: длинное удилище, леска и крючок, на который насаживается несколько поденок или ручейников. Место ночной жировки крупных язей определяется по всплескам – звучат они относительно негромко, не сравнить с мощным ударом жереха, но натренированное ухо рыбака сразу различает их среди звуков, производимых в ночи рыбьей мелочью. Насадку осторожно забрасывают несколько выше места жировки, поклевку определяют осязанием. Больше двух или трех крупных язей с одного места поймать не удается, стайка отходит, а иногда и одна подсеченная рыбина как-нибудь неудачно всплеснет и распугает своих собратьев – тогда приходится снова двигаться вдоль берега, внимательно прислушиваясь к звукам ночной реки. Ловля интересная и азартная, но длится недолго, всего лишь несколько дней, к тому же случается не каждое лето – в иной год массового вылета не бывает, а иногда мешают погодные условия, дождь или сильный ветер.

Ближе к осени ловля на насекомых прекращается, в рационе язей все большее место занимают мальки. Но позже, в пору листопада, язи вновь поднимаются к поверхности, привлекаемые куколками насекомых, попадающими в воду вместе с опадающей листвой. Но чаще всего попадаются при ловле «из-под листьев» (подробно описанной в статье, посвященной ельцам), небольшие подъязки, поимка крупных рыб случается редко. Насадкой при этой ловле служат уже не насекомые и даже не их куколки, а навозные черви.

Приложение. Краткий словарь рыболовных терминов.

БАГРЕНИЕ – способ рыболовства, заключающийся в том, что специальным орудием стремятся резкими рывками поддеть рыбу заостренными крючками. Орудия лова используются самые разные (якорьки разных размеров, блесны-«крабы», багорики и т. д.). К багрящим пассивным орудиям лова относятся самоловы (см. одноименную статью). В РФ багрение запрещено повсеместно.

БАЛЕРИНКА (тирольская палочка, баунсер) – груз особого вида, используемый для ловли спиннингом. См. статью «Лосось».

БЕЛУГА – рыба семейства Осетровые. См. одноименную статью.

БЕРШ – рыба семейства Окуневые. См. одноименную статью.

БЕСЕТР – рыба семейства Осетровые (гибрид белуги и стерляди). См. статью «Осетры (семейство)».

БЛЕСНА – искусственная приманка, имитирующая рыбку. Используются при ловле Спиннингом, отвесным блеснением, дорожкой и т. д.

БОЙЛЫ – шаровидные насадки растительного происхождения для ловли крупных карповых рыб. См. статьи «Карп», «Сазан».

БОРТОВКА – захватывающая снасть, имеющая распространение в дальневосточном регионе. Применяется аналогично «пауку». См. статью «Подъемники».

БРЕДЕНЬ (волок, волокуша) – отцеживающее орудие лова длиной от 7 до 40 м, редко более. См. одноименную статью.

ВЕРХОВКА – мелкая рыба семейства Карповые. См. одноименную статью.

ВЕРША – ловушковая снасть с жестким каркасом. См. одноименную статью.

ВИБРОХВОСТ – мягкая силиконовая приманка для ловли хищников. Применяется обычно с джиг-головкой.

ВОБЛА – проходная и полупроходная рыба семейства Карповые, подвид плотвы. См. статью «Плотва».

ВОЛОК – см. БРЕДЕНЬ.

ВЬЮН – рыба семейства Вьюновые. См. одноименную статью.

ГЛУШЕНИЕ – способ добывания рыб, использующий воздействие на них ударной волны, передающейся через воду. Известно глушение при помощи взрывчатых веществ (повсеместно запрещенное), дубинками по первому льду и др. способами.

ГОЛАВЛЬ – рыба семейства Карповые. См. одноименную статью.

ГОЛЕЦ – 1) мелкая рыба семейства Вьюновые. См. одноименную статью. 2) Рыба семейства Лососевые. См. статью «Лососи (семейство)».

ГОЛЬЯН – мелкая рыба семейства Карповые. См. одноименную статью.

ГУСТЕРА – рыба семейства Карповые. См. одноименную статью.

ДАФНИИ (водяные блохи) – мелкие ракообразные (длина 1–3 мм), служат основным кормом для мальков многих рыб.

ДЕВОН (турбинка) – блесна, корпус которой снабжен лопастями и вращается вокруг продольной оси. См. статью «Жерех».

ДЕЛЬ – сетное полотно.

ДЖЕРК-БЕЙТ – спиннинговая приманка, напоминающая воблер, но с весьма своебразной игрой при проводке.

ДЖИГ-ГОЛОВКА – груз с впаянным в него крючком, на который насаживается силиконовая приманка (твистер, виброхвост) или мертвая рыбка.

ДОНКИ – большая группа крючковых рыболовных снастей. См. одноименную статью.

ДОРОЖКА. 1 – способ ловли на искусственные приманки, при котором блесна, воблер и т. д. буксируется за лодкой, идущей на веслах, либо под парусом или мотором. См. статьи «Семга», «Щука», «Судак». 2 – ставная сеть небольшого размера, доставляемая в водоем при помощи резинового амортизатора. См. статью «Экраны».

ДРЕЙССЕНА – небольшой двустворчатый пресноводный моллюск. Служит кормом для карповых рыб.

ЕЛЕЦ – небольшая рыба семейства Карповые. См. одноименную статью.

ЕРШ – небольшая рыба семейства Окуневые. См. одноименную статью.

ЖЕРЕХ – рыба семейства Карповые. См. одноименную статью.

ЖЕРЛИЦА – снасть для ловли хищных рыб на живца. См. статьи «Щука», «Судак».

ЗАМОР – нарушение кислородного режима водоема, приводящее к гибели рыбы. Чаще всего заморы случаются зимой на непроточных водоемах. Известны летние заморы, связанные с бурным размножением некоторых видов одноклеточных водорослей, и искусственные заморы, когда в водоемы попадают химические вещества, связывающие растворенный в воде кислород. См. статьи «Ловушки» и «Голец».

ЗМЕЕГОЛОВ – дальневосточная хищная рыба, акклиматизированная в некоторых южных регионах.

КАЛУГА – рыба семейства Осетровые. См. статью «Осетры (семейство)».

КАПКАНЫ (рыболовные) – механические устройства, позволяющие ловить щук и других хищников. См. статью «Щука».

КАРАСЬ – рыба семейства Карповые. См. одноименную статью.

КАРП – рыба семейства Карповые, одомашненная форма сазана (в водоемах встречаются популяции вновь одичавших карпов). См. одноименную статью.

КАСТИНГОВАЯ СЕТЬ – небольшая сетная снасть, накрывающая после заброса рыбу сверху. Достаточна трудна в освоении. См. одноименную статью.

КАТИСКА – стационарная рыболовная ловушка, которая строится по определенной схеме из реек, проволочной сетки или сетного полотна. Катиска состоит из направляющей сетки, общей камеры и малых камер. Более всего применима в заросших водной растительностью водоемах. См. статьи «Щука», «Рыболовные ловушки».

КЛЯЧИ – деревянные шесты, привязываемые по краям невода, бредня, курицы и т. п. рыболовных снастей. См. статью «Бредень».

КОЛОВОРОТ – см. ЛЕДОБУР.

КОЛЮШКА – небольшая сорная рыбка, почти не употребляющаяся даже в качестве живца. См. одноименную статью.

КОРЮШКА – собирательное название нескольких рыб семейства Корюшковые, пресноводных, проходных и морских. Идет на нерест очень многочисленными стаями, и оттого, несмотря на небольшие размеры, вызывает большой интерес рыболовов. См. одноименную статью.

КОСЫНКА – разновидность рыболовного экрана, применяется чаще для подледной ловли. См. статью «Экраны».

КРАСНОПЕРКА – рыба семейства Карповые. См. одноименную статью.

КРУЖКИ – снасть для ловли на живца, плавучая разновидность жерлицы. См. одноименную статью и статьи «Щука», «Судак».

КРЫЛО – часть рыболовной снасти, служащая для изменения направления движения рыбы в сторону горла ловушковой снасти либо мотни невода или бредня. См. статьи «Бредень», «Мережа».

КРЮЧОК – главная составная часть многих рыболовных снастей, служащая для удержания насадки и подсечения рыбы. См. одноименную статью.

КУКЛА – рулон сетеполотна (дели) фиксированных размеров.

КУРИЦА – небольшой бредень без крыльев. См. статью «Бредень».

ЛЕДОБУР (коловорот) – приспособление для сверления лунок во льду. Бывают ручные, электрические и с бензиновым двигателем См. статью «Зимняя рыбалка, аксессуары».

ЛЕСКА – одна из главных составных частей крючковых и некоторых других рыболовных снастей. См. одноименную статью.

ЛЕЩ – рыба семейства Карповые. См. одноименную статью.

ЛИНЬ – рыба семейства Карповые. См. одноименную статью.

ЛОВЛЯ РЫБЫ РУКАМИ (щупание) – наиболее древний способ рыболовства, кое-где используемы и в наши дни. См. статьи «Минога», «Налим», «Раки».

ЛОВУШКИ рыболовные – снасти, основанные на том, что рыбе легко в них войти, но трудно выйти. Бывают переносные и стационарные, изготовляются из сети, прутьев и др. материалов. См. одноименную статью.

ЛОСОСЬ – обобщенное название для рыб двух родов семейства Лососевые – Тихоокеанские лососи и Атлантические (благородные) лососи. Несмотря на то, что в названиях этих родов звучат четкие географические признаки, обитающих в тихоокеанском регионе Микижу (камчатскую семгу) и стальноголового лосося ихтиологи относят к Атлантическим лососям, а горбуша (дальневосточный Тихоокеанский лосось) акклиматизирована в водах, омывающих Кольский полуостров.

МЕРЕЖА – наиболее известная разновидность рыболовной ловушки. См. одноименную статью.

МИНОГА – водное животное класса круглоротые, очень близкое к рыбам. См. одноименную статью.

МОРМЫШКА – свинцовый грузик с впаянным в него крючком, служащий как для вытягивания снасти, так и для приманиванию рыбы. См. статью «Зимняя рыбалка, снасти».

МОТНЯ – часть многих сетных снастей: ловушковых, захватывающих и отцеживающих. Сужающийся к концу мешок из сетного полотна, в котором собирается рыба. См. статьи «Бредень», «Саки», «Мережа».

НАЛИМ – рыба семейства Тресковые, единственный представитель семейства, обитающий в пресных водах. См. одноименную статью.

НАМЕТКА – захватывающая снасть в виде большого сачка. См. одноименную статью.

НЕВОД – отцеживающее орудие лова, применяется в основном в промышленном рыболовстве.

ОКТОПУС – силиконовая приманка в форме головоногого моллюска, применяется с джиг-головкой. Распространена в США, в России используется с недавних времен.

ОКУНЬ – рыба семейства Окуневые, из-за своей многочисленности и широкого распространения – один из главных объектов любительского рыболовства. См. одноименную статью.

ОСЕТР – рыба семейства Осетровые. См. одноименную статью.

ОСТРОГА – колющее орудие лова, применяется как для подводной охоты, так и для добычи рыбы с берега или с лодки. В России острогу разрешается применять лишь подводным охотникам. См. одноименную статью.

ПАРАШЮТ. 1) местное название кастинговой сети. См. статью «Кастинговая сеть». 2) Захватывающее орудие ловли, применяемое на сильном течении. См. статью «Подъемники».

ПАРНИК – рыболовная ловушка, состоящая из двух камер, горловины которых соединены по центру направляющей стенкой. См. статью «Карп».

ПАУК – захватывающая снасть, разновидность подъемника. См. статью «Подъемники».

ПЕРЕМЕТ (продольник) – многокрючковая снасть, шнур с привязанными к нему поводками и крючками. В некоторых местах переметами называют самоловные снасти (шашковую и т. д.) См. одноименную статью.

ПЕСКАРЬ – мелкая рыба семейства Карповые. См. одноименную статью.

ПЛОТВА – рыба семейства Карповые, повсеместно распространенная. Наряду с окунем один из главных объектов любительского рыболовства. См. одноименную статью.

ПОДКАМЕНЩИК – небольшая пресноводная рыбка, не представляющая интереса для рыболовов. Водится только в проточной и не загрязненной воде, считается «живым индикатором» ее чистоты.

ПОДПУСК – разновидность многокрючковой донки. См. Статью «Донки».

ПОДЕМНИКИ – небольшие сетные любительские снасти, при определенных условиях весьма уловистые. См. одноименную статью.

ПОПЛАВОК – элемент многих крючковых и сетных снастей, предназначенный поддерживать снасть в воде в нужном для ловли положении.

ПОППЕР – разновидность воблера, движется по поверхности воды, издает характерный шум при проводке.

ПРИКОРМКА и ПРИВАДА – привлечение рыбы в определенное место путем помещения в воду корма и ароматических веществ; осуществляется либо в течении длительного времени (привада), либо непосредственно до начала и в процессе ловли (прикормка).

ПУТАНКА – бытовое название двухстенных и трехстенных ставных сетей. Иногда путанками называют и рамовые сети. См. статью «Ставные сети».

РОТАН (головешка) – рыба семейства Головешковые. См. одноименную статью.

РЮЖА – рыболовная ловушка, состоящая из одной камеры. Может иметь направляющие крылья. По центру устраивается направляющая стенка.

РЯПУШКА – мелкая рыба семейства Сиговые. См. статью «Сиги».

САЗАН – рыба семейства Карповые. См. одноименную статью.

САКИ – группа небольших любительских сетных снастей. См. одноименную статью.

САМОДЕРКА 1) местное название САМОЛОВА; 2) местное название для разнообразных активных багрящих снастей, применяемых в местах скопления рыбы. Самодерки всех видов в РФ запрещены рыболовными правилами.

САМОДУР – многокрючковая снасть, применяемая для морской ловли на большой глубине: шнур с привязанными к нему поводками располагается в воде вертикально.

САМОЛОВ – пассивная самоловная снасть, применяемая для ловли в основном осетровых рыб. В РФ запрещена повсеместно.

СЕВРЮГА – рыба семейства Осетровые. См. статью «Осетры (семейство)».

СИГИ – собирательное название нескольких рыб рода Сиги семейства Лососевые, пресноводных и проходных. См. одноименную статью.

СНЕТОК – рыба семейства Корюшковые, самый мелкий подвид европейской корюшки, обитает только в пресных водах, в море не выходит. См. статью «Корюшка».

СПИННИНГ – 1) снасть в виде относительно короткого удилища с катушкой, предназначенная для дальних забросов. 2) способ ловли при помощи одноименной снасти, состоящий в забросе и проводке блесны или др. искусственной приманки. См. одноименную статью.

СТАВНЫЕ СЕТИ – широко распространенная группа сетных снастей, применяемая в промышленном и любительском (с большими ограничениями) рыболовстве. См. одноименную статью.

СТЕРЛЯДЬ – рыба семейства Осетровые. См. статью «Осетры (семейство)».

СТРИМЕР – разновидность мушки, имитирующая малька.

СУДАК – рыба семейства Окуневые. См. одноименную статью.

СЫРТЬ (рыбец, вимба) – проходная и полупроходная рыба семейства Карповые. См. одноименную статью.

ТАЙМЕНЬ – рыба семейства Лососевые, распространенная в азиатской части РФ.

ТВИСТЕР – Мягкая силиконовая приманка с серпообразным хвостом для ловли хищников. Применяется обычно с джиг-головкой.

ТЕЛЕВИЗОР – разновидность рыболовного экрана. См. статью «Экраны рыболовные».

ТЕСТ УДИЛИЩА – показатель, характеризующий гибкость верхней части удилища. Измеряется в граммах, чем выше тест, тем более жесткое удилище.

УКЛЕЙКА – мелкая рыба семейства Карповые. См. одноименную статью.

ФОРЕЛЬ – собирательное название для пресноводных форм некоторых рыб семейства Лососевые: кумжи, стальноголового лосося, черноморского лосося и др. В море форели никогда не выходят, проводя всю жизнь в пресных водах.

ШИП – рыба семейства Осетровые. См. статью «Осетры, семейство».

ЩИПОВКА – небольшая рыбка семейства Вьюновые. См. статью «Голец».

ЩУПАНИЕ – см. ЛОВЛЯ РЫБЫ РУКАМИ.

ЭКРАНЫ – разновидность ставных сетей, отличающаяся небольшим размером сетного полотна. См. одноименную статью.

ЭЛЕКТРОЛОВ – повсеместно запрещенный в РФ способ рыбной ловли, основанный на воздействии на рыб электрическими импульсами.

ЯЗЬ – рыба семейства Карповые. См. одноименную статью.

Сноски.

1.

Некоторые пессимистично настроенные рыбоводы и ихтиологи считают, что грандиозные проекты «Русского лосося» затеяны лишь для распила отпущенных средств: температура воды в Кольском заливе и в Баренцевом море на несколько градусов ниже, чем в норвежских фьордах, «отапливаемых» Гольфстримом – семга у нас не сможет нормально расти по норвежским технологиям.

2.

Популярные у спиннингистов реки Кольского полуострова.

3.

В старину ячейки сети измеряли пальцами: можно просунуть два пальца – сеть двухперстная, три – трехперстная и т. д.).

4.

А. Горяйнов «Судак вытеснил щуку» («Рыболов» № 2/99); А. Галкин, «Травяной судак» («Спиннинг Traveller» № 5/2008) и др. публикации.

Антон Шаганов.
Саки. Наметка. Наметка для ходовой ловли. Сежа. Сачки. Семга (атлантический лосось). Образ жизни. * * * * * * * * * * * * * * * Морская ловля. Ловля спиннингом. * * * Ловля в реках на естественные приманки. Ловля ставными и плавными сетями. * * * Другие сетные снасти для речной ловли семги. Ловля на искусственных насекомых. * * * Сиги. Европейские сиги. * * * * * * * * * * * * Сибирские сиги. * * * * * * СОМ. Сомовий перемет («сомовник»). Ловля на квок. Спиннинг. Спиннинговые удилища. Катушки и лески. Приманки. Вращающиеся блесны. Силиконовые приманки. Воблеры. Ставные сети. Классификация и устройство сетей. Изготовление (посадка) сетей. Определение параметров сетей для конкретных видов ловли. a=k×L. Влияние толщины и цвета нити на уловистость сети. Выбор грузовых и наплавных шнуров. Посадка сети на подборы. Одностенные (жаберные) сети. Китайские сети – плюсы и минусы. Трехстенные и двухстенные сети («путанки»). Рамовые сети. Уход за сетями. Способы установки сетей. Современные методы зимней ловли сетями. Выбор места для установки сетей. Активная ловля с нагоном (ботанье, тарбанье). Судак. Образ жизни. Донные и поплавочные удочки. * * * * * * Кружки. Тактика и техника ловли. Ловля плавом. Выбор лодки. Снасти. Тактика и техника ловли. Ловля на спиннинг. Воблеры. Вращающиеся блесны. Колеблющиеся блесны. Снасточки с мертвыми рыбками. Мягкие приманки. Ловля у плотин. Ловля в сильно закоряженных местах. Дорожка и троллинг. * * * Зимняя ловля на блесны и балансиры. Поиск рыбы. Снасти. Техника ловли. Ловля на зимние жерлицы и живцовые удочки. Ловля на мормышку. Тактика и техника ловли. Зимний спиннинг. * * * * * * * * * Прочие способы ловли. Сырть (рыбец). Балтийская сырть. Образ жизни. * * * Весенняя ловля удочками и донками. * * * Весенняя ловля ловушками и подъемниками. Летняя ловля. Ловля на спиннинг. Особенности ловли калининградской сырти. Азовский рыбец. Зимняя ловля. Весенняя ловля. Летняя ловля. * * * Толстолобик. * * * Угорь. Ловля переметами. Другие способы ловли. Уклейка. Ловля удочками. Ловля «пионеркой». * * * Хариус. Весенняя ловля на нерестовых речках. Ужение на личинку веснянки (Хакассия). Ловля на донные удочки (онежский способ). Ловля на искусственных насекомых. Чехонь. Щука. Живцовая удочка. Ловля жерлицами. Щучьи донки. Щучья «резинка». Продольник на щуку. Зимние жерлицы. Ловля капканами. Ловля сетями. Ловля бреднем. Подъемники. Специальный щучий «паук». Ловля кастинговой сетью. Ловля ловушками. * * * * * * Прочие способы ловли. Охота на щуку. Глушение по первому льду. Острога. Экраны рыболовные. «Телевизор». «Косынка». «Дорожка». Язь. Весенняя ловля. Летняя ловля на горох. Ужение в проводку (окский способ). Ловля на насекомых «в подкидку». Приложение. Краткий словарь рыболовных терминов. Сноски. 1. 2. 3. 4.