Большая энциклопедия рыбалки. Том второй.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй.

Корюшка.

Едва лишь по зимнему Питеру разносится известие: на заливе пошла корюшка! – и сесть в электрички, отходящие утром с Финляндского вокзала, становится весьма затруднительно. Дружные колонны любителей подледной рыбалки, с коловоротами и рыболовными ящиками, плотно набиваются в вагоны. По шоссе, ведущему вдоль побережья Финского залива, катят другие колонны – моторизованных любителей корюшки. А уж что творится на льду… Говорят, даже из космоса хорошо видны плотные скопления рыбаков, самозабвенно удящих корюшку.

Вроде и невелика корюшка, и клюет без особых капризов на самые незамысловатые снасти, и азарта при вываживании никакого – однако же стала подлинно народной рыбой.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 1. Корюшки: 1 – Азиатская корюшка; 2 – Малоротая корюшка; 3 – Европейская корюшка; 4 – Озерная корюшка (снеток).

Длина корюшки в заливе крайне редко превышает 30 см, обычно – не более 25 см, а самцы всегда меньше самок. Средний вес тоже невелик: 35–40 гр., но весенняя, набитая икрой корюшка значительно увесистее.

Однако эти данные, взятые из четырехтомного труда известного советского ихтиолога академика Л. С. Берга, изданного в 1947-49 годах, обобщают сведения о размерах корюшек из промысловых уловов, добытых в районе устьев рек или в самих реках, в том числе в Неве. С развитием любительского лова корюшки на Финском заливе (массовый характер он принял в конце 50-х – начале 60-х годов двадцатого века[1]) к ихтиологам начали поступать сведения о более крупных экземплярах. Корюшки длиной 30 и более сантиметров часто встречаются в уловах любителей в удаленных от города, западных частях Финского залива по обоим его побережьям – и весят такие рыбы иногда более 150 гр.

Ну а рекордный экземпляр, изловленный в 1964 году в Финляндии, весил 295 граммов. Российские (вернее, в те годы еще советские) любители отстали совсем немного: самый крупная зарегистрированная корюшка потянула на 232 гр. при длине 28,9 см, – выудили ее у города Приморска 7 апреля 1985 г. И наверняка многие рекорды остались безвестными, неотмеченными…

Я и сам когда-то любил поездить зимой и по весеннему последнему льду за корюшкой – на южный берег залива, к Краснофлотску, к самой погранзоне. Ехать не близко, и по льду шагать долго, зато рыба… Отборная, с сельдь величиной, и попадалось ее столько, что без санок на лед выходить не стоило: на себе улов до берега не дотащить, счет шел на сотни хвостов, а иногда и на десятки килограммов… А уж сколько приключений связано с той давней рыбалкой! Возвращаешься, бывало, с весенней ловли – как говорится, усталый, но довольный: а вдоль берега, где спокойно прошел утром, широкая полынья открытой воды – от горизонта до горизонта. И приходится маршировать до ближайшего мыса, семь километров туда и семь обратно, да со всем снаряжением, да с пудом отборной корюшки… А постоянные стычки с пограничниками, отчего-то вечно подозревавшими рыбаков в намерении двинуть по льду Финляндию?! Про те войны отдельную книгу написать можно…

Эпические были времена. Легендарные и былинные. Сейчас улов в двадцать-тридцать хвостов уже считается неплохим.

Ниже описано, как ловили и поныне ловят корюшку со льда питерские рыболовы. Главных способов два: ужение с поплавком и без поплавка.

Ужение со льда с поплавком.

На зимний удильник ставится леска диаметром 0,3 миллиметра и более (более тонкая сильно путается на ветру), а к ней привязывается подлесок длиной 50–60 сантиметров и диаметром 0,2 миллиметра. К подлеску крепятся еще два коротких пово-дочка из более тонкой лески, которые оснащаются мормышками с крючками № 7.

Мормышки чаще всего используются специальные «корюшковые» – отлитые из эпоксидной смолы и самосветящиеся, однако некоторые рыболовы предпочитают свинцовые, но непременно со светлым покрытием. Иногда на удочку ставят комбинацию из двух мормышек и крючка с облуженным цевьем – случается, что корюшка капризничает, не берет мормышку, а хватает простой крючок.

На самом конце подлеска привязывается грузило, вес его колеблется от 5–6 гр. (на небольшой глубине в 4–5 м) до 10–15 гр. на вдвое большей. Поплавок ставится такой, чтобы система ПГ (поплавок-грузило) имела небольшую отрицательную плавучесть и обычно находится на 2–3 см ниже поверхности воды; но если ловля происходит в оттепель, при плюсовой температуре, то поплавки поднимают на поверхность – в таком случае легче наблюдать за несколькими удочками.

Единого стандарта корюшковых удочек у рыболовов Финского залива не существует. Некоторые (кто ловит небольшим числом удочек) используют так называемые «кобылки», другие – обычные зимние удочки, дополнительно оснастив их небольшими опорами-сошками из толстой проволоки: такую удочку рыбе гораздо труднее утащить в лунку, если рыболов отойдет в сторону или зазевается. Клюет корюшка резко и вполне способна оставить нерасторопного рыбака без снасти. Желательно чтобы удочка обладала достаточным запасом плавучести и не сразу уходила в воду, оказавшись в лунке.

Корюшатники-профессионалы (особенно при не очень активном клеве) опускают по полтора десятка удочек, а то и больше, и удочки у них упрощены до предела: выпиленные из листовой пластмассы или оргстекла мотовила с короткими хлыстиками, утянет такую снасть рыба под лед – не больно-то и жалко.

Насадка – кусочки той же самой корюшки, оставшейся с предыдущей рыбалки, но как только попадается первая рыбка, ее тут же разрезают и наживляют на крючки, на свежую клев лучше. Иногда попадается бельдюга – немного напоминающая налима донная рыба, ее тоже используют для насадки. Реже в качестве прилова попадаются ерши и налимы, может и судак схватить мормышку, наживленную кусочком корюшки.

Ужение со льда без поплавка.

Этот способ ловли используется на больших глубинах, до 20–25 метров (на такой глубине значительно сильнее подводные течения, заставляющие тонуть поплавок) Поэтому поплавок не используется, сигнализатором поклевки служит длинный и достаточно жесткий кивок из спиральной либо плоской пружины, на конец кивка крепится яркий, хорошо заметный пластмассовый или пенопластовый шарик, позволяющий издалека увидеть поклевку.

Вес грузила увеличивается 20–30 граммов, что приносит двоякую пользу: насадка в считанные секунды оказывается на дне, и снасть менее подвержена действию течения. К тому же рыба после подсечки лишена возможности ходить широкими кругами и запутывать соседние снасти.

Мормышки и крючки применяются те же, что и на поплавочных удочках. Поскольку удочку с кивком чаще приходится держать в руке, «играя» приманками, некоторые рыболовы включают в оснастку и небольшие зимние блесны – считается, что их игра привлекает корюшку и увеличивает вероятность поклевки судака и налима. К минусам подобной комбинированной снасти относится то, что она гораздо чаще цепляется за нижний край лунки.

Опытные рыбаки берут с собой много удочек, оснащенных разными комбинациями блесен, крючков и мормышек – и опытным путем устанавливают, на какую их них корюшка в данный момент клюет охотнее.

Особых секретов и премудростей в ловле корюшки нет: если подходит косяк и начинается активный клев, то поймают все (улов опытных рыболовов, конечно, в таких случаях больше).

Если же клева нет, то мнения о том, что предпринять, обычно расходятся: одни рыболовы предпочитают искать корюшку, разбредаясь в разные стороны и проделывая новые лунки через каждые 20–30 метров, другие упорно сидят на месте и ожидают подхода нового косяка.

На Ладожском озере ловят зимой корюшку схожими способами. Обитает там отдельный подвид, озерный, никогда не уходящий в море и нерестящийся в реках, впадающих в Ладогу. Эта корюшка значительно меньше балтийской. Обычная ее длина 11–15 см, наиболее крупные экземпляры имеют длину 25 см, вес до 90 г. Другой озерный подвид – онежская корюшка – еще мельче.

Беломорская же корюшка – еще один подвид – не уступает по размерам балтийской, но и она образует жилые пресноводные формы, никогда не уходящие в море и обитающие в многочисленных озерах Карелии и республики Коми. Самых обмельчавших озерных корюшек называют снетком, и даже ихтиологи путаются: с какого размера, собственно, заканчиваются снетки и начинается корюшка. Дело в том, что на разных водоемах этих рыбок называют по-разному – и белозерский снеток, например, крупнее, чем корюшка некоторых карельских озер.

В морях, омывающих Восточную Сибирь и Дальний Восток, обитают другие виды корюшек, несколько отличные от европейских: азиатская (она же зубастая) и малоротая, но рассказ об их ловле будет несколько позже, а пока вернемся к балтийской корюшке.

Некоторые – не очень многочисленные – сторонники активной ловли предпочитают блеснить беломорскую корюшку со льда, обычно на относительно небольшой глубине. Используются для этого небольшие окуневые блесны, либо специальные корюшковые (рис. 2). Изготовить такую блесну несложно: на круглую пластинку из меди величиной с пятикопеечную монету (современной российской чеканки, не советской) припаивают, предварительно протравив кислотой, светлый крючок № 5 с длинным цевьем. Припой кладется с избытком – «горкой» – и имеет выпуклую сферическую форму. В центре пластинки шилом пробивается отверстие для лески. Готовую блесенку полируют с плоской стороны до зеркального блеска, а со стороны припоя шилом делают на ней небольшие углубления, которые заполняют светящимся составом и покрывают бесцветным водостойким лаком.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 2. Блесенка для корюшки: 1 – крючок; 2 – отверстие для лески; 3 – медная пластина; 4 – припой; 5 – светящиеся глазки.

Правильно изготовленная блесенка висит перпендикулярно леске. В процессе ловли блесенку, плавно покачивая, поднимают на метр, а затем резко опускают вниз; время от времени в ловле делают перерывы – светящиеся глазки должны «подзарядится» от солнечного света, в утренних сумерках для подсветки свет электрического фонарика.

Весенняя ловля сетными орудиями.

Однако, как ни старается многотысячная армия любителей ужения, главные уловы балтийской корюшки добывают все же промысловики – весной, когда сходит лед и корюшка огромными стаями устремляется в реки на нерест.

Из Финского залива корюшка заходит во многие, хотя и не во все, реки, впадающие в него: Нарову, Лугу, Сестру, Систу, Роккалу и другие. Но особенно славится уловами корюшки Нева. В эти дни – в конце апреля и первой половине мая – кажется, что весь Петербург ловит, продает и покупает корюшку: улицы города прямо-таки оккупирован ее ароматом, напоминающим запах свежего огурца, и чуть ли не из каждой форточки тянется аппетитнейший запах жарящейся корюшки.

Корюшка продается повсюду – в магазинах, на рынках, с рук, с торговых лотков, появляющихся почти на каждой улице. В Питере даже праздник существует, посвященный любимой рыбке: День Корюшки, – знаменуемый массовым народным гулянием, всевозможными шоу и аттракционами, ну и конечно поеданием корюшки во всех видах.

Как же ловят главную героиню праздника?

Поначалу, сразу после схода льда и еще до массового захода в реки, промысловики ловят корюшку в заливе, в местах ее преднерестовой концентрации. Орудия лова – ставные невода и мережи с крыльями. Орудия в общем схожие: косяки рыбы в своем ходе упираются в стенки невода или крылья (заколы) мереж, идут вдоль них и попадают в ловушки, несколько различающиеся у невода и мережи по конструкции.

Любительского варианта этой ловли не существует: промысловые снасти имеют громадную длину крыльев и заколов – многие сотни метров, и снасть любительского размера на заливе успеха иметь не будет. Любители берут свое чуть позже, когда корюшка устремляется в реки.

Свой весенний нерестовый поход совершает не только корюшка Финского залива: в Калининградской области, в Финляндии, в Прибалтике в реки и речки тоже движутся массовые стаи серебристой рыбки. Ладожская корюшка нерестится в реках Сяси, Свири, Олонке, в наибольшем количестве – в Волхове, где поднимается до плотины Волховской ГЭС. Беломорская корюшка движется в Двину, Онегу, Печору, корюшка бассейна Ледовитого океана – в сибирские реки, Тихого – в дальневосточные, камчатские и чукотские.

Весенний подъем в реки осуществляется на разные расстояния, различающиеся в зависимости от местных условий даже не в разы – в десятки и сотни раз.

Часть невского нерестового стада откладывает икру в черте города, на песчаном дне у Петропавловской крепости, другие косяки поднимаются выше по течению, до Ивановских порогов и – в очень малом количестве – даже до истока Невы; нерестилища на дальневосточных реках чаще всего расположены недалеко от устья – в 10–20 км. Самые длинные путешествия предпринимает корюшка в Енисее, поднимаясь на тысячу километров от моря. В общем, стаи идут против течения до тех пор, пока не упрутся в непреодолимое препятствие (водопад или плотину без рыбоподъемника) или не найдут места с подходящими для метания икры условиями: течением, глубиной, дном. Корюшка предпочитает откладывать икру на песчаном дне, реже – на песчано-галечном или песчано-глинистом.

Однако далеко не вся корюшка отправляется весной в реки, значительная часть популяции нерестится прямо в море (озерные формы – в озерах), по времени несколько позже, чем в реках. Причем ихтиологи утверждают, что нерестятся в море и озерах самые крупные особи. Рыболовная практика подтверждает выводы науки: в Питере, например, никогда в весенних речных уловах не встречаются рекордные экземпляры, попадающиеся при ужении со льда на заливе.

Промысловики ловят корюшку почти так же, как и на заливе: в определенных местах Невы растягивают ставные невода-заколы. Надо сказать, что прилов в них порой попадается весьма удивительный: в мае 2007 года, как раз накануне Дня Корюшки, рыбаки в центре города извлекли из сети… акулу! Самую настоящую, почти двухметровую, чей плавник в предыдущие дни несколько раз замечали в Неве горожане. Специалисты, кстати, считают, что для человека опасна любая акула длиннее метра – наш привет фильму «Челюсти»… В отличие от многих дутых сенсаций, эта оказалась самой настоящей: фотосессия, киносъемка, демонстрация хищницы всем желающим в День Корюшки. В конце концов акула попала в руки ученых, а затем и таксидермистов – чучело уникального экземпляра угодило в Зоологический музей.

Однако пора вернутся к любительской ловле корюшки. Любителям в Неве акулы пока не попадались, но уж с корюшкой они, что называется, отводят душу в апреле и мае. Снасти применяются трех видов (все по лицензии): 1) ставные сети; 2) подъемники и сачки самых разных конструкций; 3) мережи.

Ловля ставными сетями.

Сети распространены для весенней ловли корюшки менее, чем сачки и подъемники.

Причин тому несколько. Во-первых, для ловли корюшки используются мелкоячеистые сети (с ячеей 20–22 мм, для мелкой ладожской корюшки даже 18 мм), а чем мельче ячея, чем дороже сетеполотно (больше нити уходит на его изготовление). К тому же вяжутся «корюшковые» сети обычно из тонкой мононити (0,12-0,15 мм) и требуют крайне осторожного обращения, что весной затруднительно – очень сильно рвут сети коряги (донные и плывущие по воде), камни, всевозможные выброшенные в воду предметы, которых в окрестностях большого города предостаточно.

Часто корюшковую сеть приходится выставлять взабродку, в резиновом костюме, – и, невзначай запутавшись в собственной снасти, можно изорвать тоненькую мононить весьма основательно.

Еще одна причина, по которой питерские любители недолюбливают «корюшковые» сети – невозможность применять их для ловли других рыб после окончания короткого весеннего хода корюшки (лишь в местах, где водится в больших количествах крупная уклейка, можно неплохо ловить ее летом сетью-двадцаткой, но уклейка слишком малоценная рыба для такого способа ловли).

Однако тем, кто все же решил половить корюшку сетью, можно дать несколько советов:

1) Покупать сеть или сетеполотно из мононити толщиной 0,17 мм (максимально толстой для мелкоячеистых сетей). Снасть будет более заметна для рыбы, но прослужит значительно дольше.

2) Сажать сетеполотно на подборы с небольшим коэффициентом (1,2–1,4).

3) Выставлять сети на ночь, вдоль берега на небольшом от него расстоянии. Корюшка днем идет по стрежню реки, где ставить сети весной неудобно, а в темноте жмется к берегам.

4) Проверять сети как можно чаще. Корюшка (если подошел косяк), набивается в сети очень плотно, опуская их на дно. К тому же запутавшаяся в ячеях корюшка быстро гибнет и стремительно разлагается (однако выуженная или пойманная подъемником корюшка остается живой долго, даже не опущенная в садок).

5) Обязательно приобрести лицензию. Экономить на ней, нарушая закон, просто невыгодно. Лицензия на день ловли (по ценам 2000-х годов) стоила десятки рублей, килограмм корюшки по рыночным ценам не менее полутора сотен, а дневную норму в 15 килограммов без проблем можно выбрать разрешенной 50-метровой сетью (даже 30 или 25-метровой – там, где правила допускают лишь такие размеры).

В Карелии и других северных регионах сетями корюшку ловят гораздо чаще, чем в Ленинградской области. Тому есть своя причина: мелкоячеистые сети там используются не только весной для корюшки, но и для ловли ряпушки в другое время года. К тому же на севере рыболовные правила допускают переметы с большим числом крючков, и живцов для них часто ловят сетью.

Сетные экраны (т. н. «косынки») тоже используются для весенней ловли корюшки, правила разрешают применять их в количестве пяти штук на одного рыболова. «Косынки» либо устанавливают так же, как сети (на ночь, неподалеку от берега), либо опускаются вертикально с мостов, набережных и т. п.

Иногда случается, что корюшка массово попадает в сети, вовсе не для нее предназначенные. Однажды мне довелось быть свидетелем, как на Ладоге извлекли сеть, выставленную на леща (крупноячеистую, из крученой нити). Сеть оказалась буквально усеяна корюшкой, которая, казалось бы, должна была без труда проскальзывать сквозь крупную ячею. Однако серебристые рыбешки висели, вцепившись в нити своими многочисленными мелкими зубами, и не отцеплялись, даже вынутые из воды. И, судя по рассказам, это не единичный случай. Чем объясняется такое странное поведение корюшки – непонятно.

Весенняя ловля саками и подъемниками.

Там, где корюшку, разрешается ловить саками (наметками) во время ее нерестового хода, например в Неве, в водоотводном канале р. Сестры, в Волхове или Сяси, ее добывают этой снастью и ручными подъемниками с берега или небольших мостков. Где не разрешается – тоже добывают, больно уж проста эта ловля, да и добыча весьма вкусна и изобильна.

Конструкции у сачков весьма разнообразные, что во многом объясняется правилами, по-разному регулирующими этот способ лова в разных регионах. В Калининградской области, например, разрешены сачки диаметром не более 0,8 метра и с ячеей не менее 16 мм (в реки там отчего-то вместе со взрослой корюшкой заходят в большом количестве мелкие неполовозрелые экземпляры, ошибочно именуемые снетком). В Петербурге разрешены саки большего диаметра – до одного метра, и вдобавок к ним подъемники размером 1×1 метр, сеть для них обычно используется с ячеей 10 мм. Самые либеральные правила (и самые большие разрешенные саки) – в Карелии, подъемники там тоже разрешены немаленькие, до 4 квадратных метров, снастью такого размера можно поймать не только корюшку, но и весьма крупную рыбу.

Приемы ловли тоже весьма разнообразны и зависят от местных условий: в одних местах ловить можно только с берега, без применения лодок и прочих плавсредств и гидрокостюмов, в других гидрокостюмы разрешены, но нельзя ловить с лодок и т. д.

Там, где ловить приходится с берега, наиболее удобны саки с длинной рукоятью (наметки), подробно описанные в статье «Саки». Ловят либо обычным способом: осторожно кладут раму наметки на воду, дают течению расправить сеть мотни, затем, быстро перебирая рукоять руками, подтягивают снасть к берегу, попутно загребая рыбу, стоящую возле него. Либо ловят «на подъем», опуская наметку на дно входом вверх, и время от времени резко поднимая Во втором случае удобнее наметка несколько усложненной конструкции: рама крепится не в одной плоскости с шестом, а несколько под углом, – очень удобно применять наметку для ходовой ловли, описанную в соответствующей статье.

При массовом ходе корюшки за один подъем сачка можно вытянуть 20, 30, даже 40 рыбешек. У корюшки цикл жизни короткий, и численность весьма колеблется от года к году: и если весна отличается рекордным заходом, то порой за один заброс рыбы набивается столько, что наметку над водой не поднять, рвется сеть или ломается шест, – приходится добычу доставлять на берег волоком. Такие удачные сезоны выпадают не часто, раз в десять лет, а то и реже.

Иногда, если местные условия не позволяют дотянутся до рыбы шестом наметки, а ловля разрешена только с берега, используют саки без рукояти – забрасывают их на веревке и тянут к берегу на манер трала.

Подъемники чаще применяются для ловли с набережных, лодок, мостов и т. д. Раньше в Петербурге даже на городских мостах через Неву стояли корюшатники с подъемниками, но в последнее время милиция пресекает такую практику. На Неве выше городской черты, и на других впадающих в Ладогу и Финский залив реках местные жители сооружают на удобных для ловли местах небольшие мостки, с которых забрасывают свои саки и подъемники.

Конструкции подъемников самые разные: с жесткой круглой рамой, «пауки», «парашюты» (см. статью «Подъемники»). Используются также некие гибридные конструкции, промежуточные между саком и подъемником.

Если дно в районе ловле достаточно чистое, корюшку имеет смысл ловить подъемниками, оснащенными сетью из мононити (лески). Такая снасть испытывает гораздо меньшее сопротивление воды, сберегая силы рыболова.

Другие способы весенней ловли.

Мережами (разрешено их применять по лицензиям в количестве 2 штук на рыболова, с длиной крыльев в размахе до 5 метров) ловят весной корюшку в основном местные жители. Для городских рыболовов, выбирающихся в выходной за корюшкой, эта снасть не так удобна, как сачок или подъемник.

Дело в том, что в разные реки корюшка заходит не совсем одновременно: где-то уже пошла, а в других местах ее еще ждут. Порой любители вынуждены исколесить а машине сотни полторы километров и побывать на нескольких водоемах, чтобы лишь к вечеру угодить на хороший ход корюшки. Мережа, требующая определенного времени для установки и не сразу начинающая ловить рыбу, в таких случаях неудобна.

К тому же самые удобные для ловли мережей места бывают уже заняты снастями рыбаков, живущих неподалеку. Они обычно оформляют лицензии на весь сезон весенней ловли, ловят для продажи или для сдачи на рыбоперерабатывающие предприятия, и их мережи стоят в речках всю весну, поджидая ход корюшки, сырти, язя, ельца и других рыб, отправляющихся в весенние нерестовые путешествия.

Особого искусства ловля мережами не требует. Весь секрет хороших уловов заключается в том, чтобы правильно сшить и смонтировать мережу (поставив дель с ячеей, не позволяющей проскальзывать корюшке), и выставить ее в нужном месте в нужное время. А затем следить, чтобы снасть не украли или не изрезали.

Удочкой ловят корюшку в сезон открытой воды немногие рыболовы, хотя клюет она во время нерестового хода неплохо. Но, наверное, на сотню зимних удильщиков корюшки приходится один майский: те, кому нужна именно эта рыба, ловят саками, а принципиальных сторонников удочки привлекает в мае другая, более крупная добыча.

Оснастка очень напоминает зимнюю (некоторые рыбаки, не мудрствуя, снимают оснащенную леску с зимней удочки и ставят на летнюю, добавив поплавок). Если корюшка клюет у самого берега, то используют глухую оснастку, для дальних забросов – бегучую.

Крючков ставят несколько, на отдельных поводках выше концевого грузила. Насадкой, как и зимой, служит сама корюшка, разрезанная на «порционные» куски. Но исправно клюет корюшка и на опарыша, и на червя, и вообще на любую животную пищу, угодившую ей под нос. Некоторые рыболовы привязывают к своим удочкам не крючки, а небольшие зимние блёсенки (до 5 штук) с наживкой. Подвязывают их на коротких поводках, с расстоянием от верхней блесны до нижней около 1 метра.

Для кастинговой сети корюшка, пожалуй, один из самых идеальных объектов ловли. Причем ловить можно не только на мелководье, но, в отличие от других рыб, и на больших глубинах – корюшка идет так густо, что даже не опустившаяся на дно сеть, закрываясь в толще воды, захватывает рыбешек. Однако ловят этим способом корюшку немногие рыболовы, что связано с относительно слабым распространением кастинговой сети в нашей стране. Более подробно о конструкции, тактике и технике ловли кастинговой сетью можно узнать в одноименной статье.

Азиатская и малоротая корюшки.

На востоке нашей страны водится родственный вид – азиатская корюшка, мало отличающаяся от своих европейских родственниц как образом жизни, так и размерами. Обитает она в опресненных прибрежных водах Северного Ледовитого океана (доходя на западе ареала до устья Енисея) и Тихого океана, поднимаясь в мае-июне для нереста в реки Сибири и Дальнего Востока, Камчатки, Чукотки, Сахалина, Командорских и Шантарских островов. Питается корюшка ракообразными и молодью других рыб, не брезгует и мелкими медузами. Азиатская корюшка, как и европейская, – рыба стайная и обычно собирается в густые косяки на местах своей жировки: на прибрежных участках моря с песчаным дном и глубиной 15–20 метров.

Приморские рыболовы ловят корюшку со льда несколько иначе, чем их коллеги на Балтике. К зимней удочке с жестким хлыстиком без кивка привязывают основную леску необходимой длины диаметром 0,2–0,25 миллиметра. Ее соединяют со ставкой меньшего диаметра, на конце которой фиксируют грузило «оливку» весом 10–20 граммов – в зависимости от глубины ловли. К ставке на удалении 15–20 сантиметров один от другого крепят несколько крючков № 2–3,5 на коротких поводках из скрученной лески.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 3. Оснастка для ужения азиатской корюшки, применяемая в Приморье.

Делается это следующим образом: в колечко крючка заводят отрезок лески и завязывают узлом так, чтобы образовалась петля диаметром до 6 миллиметров. Концы лески затем скручивают и соединяют узлом со ставкой, как показано на рисунке. На крючки насаживают небольшие шарики (диаметром 3–4 миллиметра) желтого, салатного или оранжевого поролона.

Снасть опускают в лунку, пока грузило не коснется дна, и извлекают из нее «махами», или плавно, или короткими рывками, поднимая снасть на 20–30 сантиметров, затем снова опускают. Если у дна клева нет, пробуют ловить вполводы или в верхних слоях.

Поклевка корюшки хорошо ощущается рукой. Подсечки не требуется, так как рыбка сама засекается на крючке. Если же делать сильную подсечку, можно порвать леску или поводок, так как иногда попадается крупная навага.

Поскольку крючков на снасти несколько, надо следить за тем, чтобы они не цеплялись за кромку льда при вываживании рыбы. Как только корюшка покажется из воды, берутся рукой за поводок и легким движением стряхивают рыбу на лед. Губы у корюшки нежные, и она легко слетает с крючка.

Похожей снастью ловят корюшку и на Камчатке. Поскольку корюшка там крупнее, приходится привязывать более крупные крючки.

Сахалинские любители зимней рыбалки ловят корюшку удочками разных типов, оснащая их небольшими катушками. Некоторые предпочитают удочки с мотовильцами.

На катушку или мотовило наматывают необходимый запас лески диаметром 0,4 мм и привязывают к ней ставку (на Сахалине ее называют «гирляндой») из 0,20–0,25-миллиметровой лески длиной 2–2,5 метра с несколькими крючками № 5-№ 6. Некоторые рыболовы предпочитают привязывать крючки непосредственно к ставке, другие – на коротких поводках, на удалении 20–30 сантиметров один от другого.

Грузила сахалинские рыболовы используется более тяжелые, чем в приморском варианте той же снасти: до 30–35 гр., объясняя это более сильными приливными и отливными течениями. Насадка, как и в Приморье, – кусочки поролона, зеленого, желтого или красного. Ловят сахалинцы одной-двумя удочками из лунок, просверленных на удалении полутора метров одна от другой. Если клев активный, то вторую удочку приходится откладывать в сторону.

В качестве прилова попадается камбала, навага и малоротая корюшка (она же «дворняжка», «огуречник» и «прибойка»).

Малоротая корюшка – относящаяся к отдельному роду Hupomesus семейства корюшковых – обитает в тех же водоемах, что и азиатская корюшка: в опресненных участках восточной части Северного Ледовитого океана и азиатской части Тихого, в реках Камчатки, в озерах Сахалина, на Амуре и Уссури. По размерам она значительно меньше своих описанных выше собратьев и крайне редко превышает длиной 18 см. Поэтому для специальной ловли малоротой корюшки применяют мелкие крючки – № 2,5-№ 3. Но чаще ее ловят не специально, а попутно.

Малоротая корюшка бывает двух разновидностей: проходная, нерестящаяся в реках, и океанская – она нерестится на мелководном галечно-песчаном взморье, буквально в полосе прибоя – и рыболовы Амурского залива ловят ее в апреле и мае с берега местной разновидностью наметки, именуемой «загребным сачком».

Поднявшийся ветер иногда выбрасывает волнами на берег огромные количества малоротой корюшки. Такой же беде подвержена и дальняя родственница корюшек – мойва, мечущая икру в полосе прибоя схожим образом и никогда не заходящая для нереста в реки.

Красноперка.

Красноперка широко распространена в водоемах России и СНГ, особенно многочисленна она в реках и озерах бассейнов Черного, Каспийского и Аральского морей. Реже красноперка встречается в водоемах бассейна Балтийского моря и в Сибири.

Быстрого течения красноперка не любит, и держится в речных заливах и старицах, в проточных прудах, в озерах и водохранилищах, весьма многочисленна на опресненном взморье Финского залива.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 4. Красноперка.

Все авторы рыболовных книг, пишущие о красноперке, отмечают, что она схожа с плотвой, но весьма отличается образом жизни. Не буду оригинальным и я: ну да, и внешне красноперка похожа на плотву, и по образу жизни близка к ней, но в отличие от плотвы почти никогда не встречается на течении и очень редко выходит из зарослей водных растений на открытую воду.

Хотя о сходстве с плотвой можно говорить лишь условно: у плотвы, в зависимости от условий обитания, внешний вид подвержен большим изменениям. Например, плотвицы, обитающие в мутноватых реках с глинистым дном, почти не имеют красного пигмента – и глаза, и нижние плавники чуть-чуть розоватые, ничего общего с яркой раскраской красноперки.

Размерами красноперка тоже весьма напоминает плотву: при массовой ловле (в основном происходящей весной) попадаются рыбы весом 250–300 гр., летом иногда можно выудить в зарослях водной растительности экземпляр до килограмма весом, в исключительных случаях даже крупнее.

Нерестятся красноперки поздно, на юге в апреле, в северной части своего ареала обитания иногда даже в июне, когда температура воды достигает 16–18 ℃ (по другим источникам 14–15 ℃ – но это явно ошибочные цифры, списанные у Сабанеева бездумно, без учета различий между шкалами Реомюра и Цельсия).

Дальних нерестовых путешествий красноперка не совершает. Близких, впрочем, тоже – икру выметывает на те же самые водные растения, среди которых живет весь год, на глубине 30–40 см. Однако не все места обитания подходят для нереста – и на своих нерестилищах красноперка собирается весьма густыми стаями, чем с успехом пользуются рыболовы. Но эти перемещения и концентрации имеют весьма локальный характер.

Питаются красноперки в основном насекомыми и их личинками, летом значительную часть рациона составляют водные растения (этим обусловлен горьковатый вкус мяса, особенно заметный летом – летние уловы красноперок рыбаки чаще всего завяливают, горечь при этом исчезает). Меньшее значение в ее питании имеют мелкие ракообразные и моллюски, икра других рыб. Самые крупные экземпляры временами попадаются на маленькие вращающиеся блесны, свидетельствуя, что и хищные инстинкты им не чужды.

Красноперка дневная рыба и ночью, в отличие от леща и карася, не кормится, лишь самые крупные экземпляры попадаются иногда при ночной ловле (правило это соблюдается не повсеместно, от некоторых рыболовов приходилось слышать о хороших ночных уловах красноперки).

Весенняя ловля удочками и сетями.

Наибольшие уловы красноперки бывают весной, при ловле и на удочку, и сетными снастями.

Весеннее ужение наиболее распространено с лодки – хотя держатся стаи красноперки на местах неглубоких, подобраться к ним со стороны берега весной, когда прибрежные низины залиты полой водой, достаточно трудно. Удят красноперку весной почти исключительно поплавочными удочками, на донку она попадается редко и случайно. Дальний заброс не требуется, поэтому можно применять удилища длиной 5–6 метров с глухой оснасткой. Так как красноперку ловят среди зарослей водных растений, вываживать ее очень неудобно и приходится тащить напрямик, через стебли прошлогоднего тростника – поэтому леску ставят мощную, диаметром 0,2 мм, а если попадаются крупные экземпляры, используют даже более толстые лески, на клев и величину уловов грубые снасти влияния весной почти не оказывают. Но надо заметить, что угодить весной на стаю крупной, свыше полукилограмма, красноперки, – большая редкость[2]. Насадки – обычные весенние: красный навозный червь, мотыль, опарыш, личинки короеда и репейной моли. Крючки применяют № 4-№ 5, для крупных рыб – до № 7, но если ловить приходится на мотыля или «чернобыльца» (личинку репейной моли), крючки используют тонкие и небольшие № 3-№ 3,5.

Ставными сетями ловят красноперок весной не всегда и не везде, отчасти оттого, в местах их скопления сети неудобно ставить: даже если растянуть короткую, длиной 8-10 метров сеть в прогалине между тростниками, все равно в нее набивается много мусора – обломков стеблей, полусгнивших корней и прочих растительных остатков. Да и получить лицензию на сети в областях, где красноперки широко распространены, не так-то легко – а в Карелии и других северных регионах, где любительская ловля сетями наиболее развита, красноперка почти не встречается. А для браконьеров, ловящих рыбу на продажу, весной достаточно других, более привлекательных объектов ловли.

Гораздо чаще ловят красноперку экранами-«телевизорами» с ячеей 35–40 мм, иногда делая их рамовыми (пропуская сквозь сетное полотно 1–2 горизонтальных и 3–4 вертикальных пожилины), на тот случай, если к экрану подойдет лещ или другая крупная рыба. Обильнее всего красноперка путается в экраны на зорях, поэтому осматривать оставленные на водоеме снасти надо как минимум два раза в сутки. «Косынки», т. е. экраны треугольной формы, лучше не использовать – красноперка даже весной нередко держится вполводы и имеет меньше шансов угодить в снасть, сужающуюся в своей верхней части.

Самое эффективное сетное орудие для ловли красноперки весной – накидная (кастинговая) сеть. Лучше всего использовать сети испанского типа (водная растительность меньше мешает им захватывать рыбу) и небольшого размера, позволяющего забрасывать снасть на маленькие «пятачки» чистой воды. Дальность заброса – 4–5 метров, при условии бесшумного и осторожного приближения на эту дистанцию.

Наиболее эффективно ловить с лодки, но не всякая лодка годится: тяжелые деревянные с длинными веслами, глубоко сидящие в воде, решительно непригодны. Я предпочитаю легкие пластиковые плоскодонки – из тех, что перевозятся на крыше легковой машины. Впрочем, совсем уж плоскодонной мою лодку «Омега-2» назвать нельзя – по краям днища у нее выступают два небольших боковых киля, не мешающие двигаться по мелководью, но обеспечивающие остойчивость, необходимую для ловли кастинговой сетью.

Отдельные специалисты ловят с двухместных резиновых лодок – с целым рядом неудобств такое возможно, если ловить с них в одиночку и поставить дополнительное жесткое дно, позволяющее делать забросы стоя. Кроме того, необходимо снять деревянную банку (сиденье, выражаясь по-сухопутному) и сидеть во время гребли на резиновой подушке – иначе во время заброса не принять наиболее устойчивое положение. А еще при ловле с надувной лодки необходимо освоить несколько измененную технику заброса – иначе возникающий крутящий момент воздействует на лодку, и чтобы его избежать… тьфу… чтобы его избежать, купите плоскодонку и не мучайтесь.

Одноместные же «резинки» вообще не годятся для кастинговой ловли, как их не дорабатывай, – попытка заброса окончится открытием купального сезона.

Напарник-гребец при такой ловле не нужен, достаточно самому сделать два-три гребка – аккуратно, не плюхая веслами – и, пока легкая лодочка движется по инерции, можно подниматься на ноги и готовить сеть к забросу. На «Омеге» при некоторой сноровке можно подгребать одним веслом стоя, либо отталкиваться шестом ото дна на небольших глубинах. Если дует несильный ветер в удачном для ловли направлении, можно вообще не грести – стоящий на ногах рыболов исполняет роль импровизированного паруса.

Выбирая место для заброса, необходимо внимательно присматриваться к торчащим над водой стеблям растительности: если они колышутся, покачиваются при отсутствии ветра, – красноперка здесь. Но и при отсутствии внешних признаков необходимо набрасывать сеть на любые подходящие по размерам «окна» чистой воды. Иногда заводинка кажется «мертвой» – никаких признаков рыбы, вода покрыта слоем нанесенного ветром мусора, плавают обломки стеблей, прошлогодние листья. Однако заброшенная сеть возвращается с десятком, а то и с двумя десятками увесистых рыб. Естественно, за красноперкой можно отправляться, уже обладая достаточными навыками в ловле кастинговой сетью, предварительно потренировавшись в забросах на меткость и дальность на чистом участке водоема с ровным берегом.

Летняя ловля сетями.

Летом характер ловли красноперки меняется – вода становится прозрачной, обильно разрастается подводная растительность, да и рыба более сыта и осторожна.

Кастинговую сеть летом для ловли красноперки не применяют – днем стоящие невдалеке от поверхности рыбы видят летящую по воздуху сеть и успевают уйти, а ночью забиваются в такие густые заросли, где никакие забросы невозможны.

Ловля экранами продолжается и летом – причем нередко места для их установки приходится расчищать при помощи граблей, косы или другого подручного инвентаря (если ловля происходит неподалеку от дома и в сельской местности). При такой расчистке самое главное – не перестараться, нередко случается, что красноперка не выходит на середину слишком большого расчищенного окна, а жмется к зарослям по его краям. Высоту «телевизоров» (либо глубину в местах их установки) надо подбирать так, чтобы поплавок разделяло с поверхностью самое минимальное расстояние, – очень часто красноперка держится летом на глубине не более чем 15–20 сантиметров, и будет проходить над глубоко установленной снастью. Палку-поплавок необходимо окрасить в зеленый с разводами цвет (краски ярких, неестественных цветов использовать нельзя).

Однако даже окрашенный в защитный цвет массивный поплавок «телевизора» может отпугивать поначалу красноперок – тогда экран первые день-два стоит без улова, затем рыбы привыкают к изменившейся обстановке и начинают попадаться. Если выжидать такой срок возможности нет (при однодневном выезде на рыбалку), можно заменить штатный поплавок импровизированным – из одного-двух срезанных стеблей тростника, рогоза или камыша.

Более активна и интересна ловля экраном с резиновым амортизатором (т. н. «дорожкой), но для нее необходимо заранее проделывать в зарослях водной растительности узкие и длинные прогалины (возможно, название снасти происходит именно от них. Размер сети «дорожки при ловле красноперки в заросших местах значительно меньше, чем на чистой воде (2–3 метра), а вес грузил и поплавков подбирают так, чтобы снасть не уходила на дно, оставаясь на поверхности. Иногда достаточно двух достаточно поплавков, расположенных на концах сети (дальний от берега делается несколько большего размера, чтобы компенсировать остаточное натяжение резины, тянущее вниз). В качестве грузил наиболее удобен грузовой шнур с вплетенными внутрь свинцовыми бусинками, но не сплошной, а 3–4 отрезка длиной по 10 см, равномерно распределенные по длине нижней подборы. Отлитые из свинца грузила проваливаются в ячейки и запутываются, изготовленные из проволоки грузила-кольца сильнее цепляются при отпускании снасти в водоем, в то время как отрезки грузового шнура лишены этих недостатков. Колокольчик-сторожок можно не применять, если ловят одной или двумя «дорожками», – подергивания поплавков на поверхности хорошо сигнализирует о каждой запутавшейся рыбе.

Ставными сетями красноперку ловят, исключительно применяя нагон рыбы в них. Ловля таким способом с лодки называется «ботаньем» и состоит в следующем: отмель или подводную возвышенность, густо поросшую водорослями, кувшинками и т. д., обметывают со всех сторон сетями. Наиболее пригодны так называемые «ботальные» сети-двухстенки с ячеей 32–35 мм (ряжевое полотно, естественно, должно находиться с той стороны сети, которая обращена в сторону открытой воды), но при их отсутствии можно использовать и обычные трехстенные либо рамовые сети с ячеей подходящего размера.

Необходимо лишь соблюдать два условия:

1) Высота сети должна полностью перекрывать глубину водоема, т. е. наплавной шнур должен находиться на поверхности;

2) Сети должны соединяться в единый порядок без разрывов – связывают вместе не только их верхние и нижние подборы, но и соединяют в нескольких местах соприкасающиеся боковые пожилины двух соседних сетей.

Меры эти направлены не столько против красноперок, сколько против щук – хищницы любят стоять в засаде у края тех же зарослей, где нагуливается красноперка, и нередко туда же удаляются переваривать добычу по завершении жора.

Дело в том, что у карповых рыб глаза сильно разнесены по бокам головы и зрение не бинокулярное: плотва, красноперка, подлещик видят лишь то, что расположено в двух не пересекающихся полусферах с двух сторон от рыбы. Щука же, напротив, хорошо видит, куда плывет, и никогда не запутается «сослепу» – если хищница не слишком напугана, то она неторопливо движется вдоль сети, готовая ускользнуть сквозь любую дыру или прореху.

Затем, выставив сети, на лодке заплывают в самый центр зарослей (в июле это иногда не так-то просто выполнить, настолько разрастаются подводные джунгли) – и начинают непосредственно «ботать» – вертикально и резко опускать в воду палки с насаженными на них горлышками от пластиковых бутылок. В этот момент главное не спешить вынимать сети, когда их поплавки задергаются на поверхности воды – скорее всего, пока запутались лишь плотва и подлещики, любящие кормиться вдоль края зарослей. Для красноперки (и для щуки) требуется длительный и тщательный нагон, от первых ударов «ботки» она лишь глубже забивается в самую гущу водорослей.

Гораздо эффективнее в летнюю жару нагонять рыбу в сети возле берегов, взабродку, – этот способ именуется «вытаптыванием». При нем рыболовы не только пугают рыбу шумом, но и активно взмучивают воду – более осторожные рыбы, в прозрачной воде неохотно идущие в сеть, в мутной воде не видят ее и запутываются. А красноперку, забившуюся в самые непролазные водоросли, оттуда можно вытоптать в самом буквальном смысле слова.

Второй плюс «вытаптывания» – можно применять сети меньшей длины, чем при «ботанье», особенно при ловле в сильно заросших бухточках, заливчиках и т. п., когда берега играют роль естественной преграды для вспугнутой рыбы. В условиях, когда рыболовные правила жестко ограничивают длину сети на одну лицензию, это достаточно важное преимущество.

Летнее ужение красноперки.

Иногда, на реках с медленным течением, в начале лета красноперку удается неплохо поудить в проводку. Наиболее удобны для этого прямые участки реки, на которых вдоль берега ровной полосой тянутся кувшинки, а сразу за ними начинается понижение глубины с ровным дном. Пускать поплавок следует почти вплотную к зарослям, даже с риском зацепа. Иногда достаточно, чтобы поплавок удалился на расстояние в метр, даже в полметра от штаб-квартиры красноперок, – и их поклевки прекращаются, можно выловить только плотвицу или окунька. Если полоса растительности неширокая, можно удить с берега, в противном случае лучше использовать лодку. Если заросшее прибрежное мелководье совсем широкое (несколько десятков метров и шире) ловить в проводку смысла не имеет – к краю зарослей будут подходить лишь единичные экземпляры красноперок.

Любопытно, что если летние поклевки плотвы резко отличаются от весенних (весной плотва клюет гораздо энергичнее, а летом привередливо теребит насадку), то красноперка круглый год берет верно и сразу топит поплавок либо ведет его в сторону. Лучшие насадки для ловлю в проводку – червь (навозный или подлиственный), личинка ручейника.

По мере того как лето вступает в свои права, ловля в проводку становится все менее успешной: течение замедляется, слой донных водорослей поднимается все выше и крючок цепляется за них, к тому же в прогревшейся воде рыба может отыскать гораздо больше пищи и подходит в ее поисках к краю зарослей. Начинается другое ужение – в небольших окошках чистой воды, чаще всего вполводы или у поверхности.

Те поплавки, что применялись для весенней ловли или для проводки, уже не годятся – нужны самые крохотные, легкие, окрашенные в маскирующие цвета. Часто приходится выкладывать поплавок на лист кувшинки – так, чтобы поводок с крючком свисал в воду. Некоторые рыболовы используют поплавки-шары (см. статью «Голавль»), выбирая среди них самые маленькие по размеру. Но красноперка все-таки не голавль с его мощной хваткой, и более удобны, на мой взгляд, не настораживающие рыбу самоогружающиеся поплавки стандартной формы (изготовленные из прозрачной пластмассы и утяжеленные свинцом), в некоторых случаях их привязывают на самый конец лески, располагая 1–2 поводка с крючками перед поплавком (см. рис. 5).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 5. Оснастка с самоогружающимся поплавком для ловли поверху.

Наконец, ловят вообще без поплавка и грузила, на медленно тонущую насадку, причем леску (кроме ее тридцатисантиметрового отрезка в непосредственной близости от крючка) натирают воском или парафином, замедляющим погружение.

Насадкой для ловли поверху служат обычно насекомые: мухи, слепни, поденки, мелкие кузнечики. Однако красноперка не прочь закусить в верхних слоях воды и червяком, и опарышем, и личинкой ручейника. По сообщениям некоторых авторов, самых крупных красноперок можно удить на стрекозу (все мои попытки использовать эту наживку не принесли успеха).

Отыскать подходящие для ловли места можно по звуку – зарослях кувшинок и рдеста красноперка во время кормежки издает характерное чмоканье, напоминающее чмоканье карася. На некоторых озерах карась кормится в тех же местах, что и красноперка, обирая вместе с ней с листьев кувшинов мелких моллюсков и их студенистую икру, пиявок и прочую водяную живность, – но караси приходят на кормежку ночью, а красноперка питается в основном днем, и лишь на зорях бывает «смена караула», когда и та, и другая рыба ловятся вперемешку.

Вечерами, когда над водой в больших количествах летают комары и мошки, охотящаяся за ними красноперка проявляет себя более активно и обнаружить места кормежки можно с большего расстояния – рыба «плавится», всплескивает и показывает свои золотистые бока.

Чаще всего до жирующих красноперок добираются на лодке, но иногда, если глубина позволяет, можно ловить в резиновом костюме (т. н. «забродник»).

Однако к середине лета, когда стоячие воды зарастают особенно буйно, и не всегда и не везде можно использовать поплавочную удочку, – трудно отыскать для ее заброса «окошко» площадью хотя бы в четверть квадратного метра.

В этих случаях можно ловить в отвес на мормышку с берега, с лодки или взабродку. Приемы этой ловли, необходимые снасти и аксессуары более подробно описаны в статье «Карась», здесь же укажем особенности отвесного ужения на мормышку именно красноперок:

– красноперка более привередлива к форме мормышек, чем карась, без затей клюющий на шаровидные мормышки темного цвета; отправляясь за красноперкой, необходимо брать с собой запас различных мормышек, и при отсутствии клева опробовать их в сочетании с разными насадками и приемами игры;

– для ловли на кузнечика, овода, бабочку ручейника и на других летающих насекомых (при ужении карася они почти не используются) привязывают мормышку с длинным крючком, а опарышей и личинки ручейников лучше насаживать мормышки с короткими крючками;

– отполированные до яркого блеска мормышки ухудшают клев;

– при ловле в гуще высокого тростника или камыша весьма мешает ветер: леска парусит, изгибается дугой и крючок цепляется за стебли и листья, – во избежание зацепов используют мормышку увеличенного веса и короткую леску, длиной не более двух-трех метров.

Продираться сквозь камышовых или тростниковых заросли, тем более бесшумно, весьма трудно, – неважно, с лодки или взабродку производится ловля. Поэтому, «нащупав» уловистое место, не стоит уходить с него после прекращения клева (обычно стайка уходит после поимки двух-трех красноперок, а иногда и после первой же удачной поклевки – если рыболов замешкался и рыба запуталась в траве). Красноперки привыкают кормиться на одних и тех же местах, и через 10–15 минут стайка может возвратиться, порадовав еще парой выловленных рыб… Однако до бесконечности этот цикл не повторяется, несколько раз напуганные на одном и том же месте красноперки в этот день туда уже не вернутся.

Донки для ловли красноперок, как правило, не используются, их даже толком не забросить в зеленую гущу. Однако если проложить в зарослях неширокую прямую просеку, как для ловли «дорожкой», можно неплохо половить донкой с резиновым амортизатором – в оснастку тоже вводятся поплавки, чтобы крючки располагались не слишком далеко от поверхности; некоторые рыболовы модернизируют снасть таким образом, что крючки с насадкой располагаются вполводы, над травой.

Зимняя ловля.

Не везде красноперка ловится зимой – во многих водоемах она если и не впадает в зимнюю спячку, подобно линю, то по меньшей мере перестает питаться, и поимка ее со льда – большая редкость. Однако такой вариант обычен на водоемах, не имеющих мелководий, поросших тростником и схожими с ним растениями.

На других водоемах красноперка и зимой не изменяет своим обычаям – держится в мелких и тихих речных заводях, поросших камышом, тростником, рогозом или даже осокой. В озерах – на прибрежном мелководье, также с обилием растительности. Глубина обычно не превышает 1–1,5 метра. Особенно хорош клев красноперки весной, по последнему льду – когда расстояние от нижней кромки льда до дна не превышает порой 15–20 см.

Иногда на замерзшем озере можно обнаружить рыболовов, сидящих на самом, казалось бы, бесперспективном месте: вокруг сплошной тростник, лишь крохотные прогалинки видны между зарослями пожелтевших, поломанных стеблей. Сомневаться в таком случае не приходится: ловят красноперку. А вот в других местах летних стоянок – в зарослях рдеста, элодеи, роголиста или кувшинок – красноперку зимой искать не стоит, оттуда она ушла еще в начале осени, когда началось увядание и разложение этих растений.

Снасть используются обычные для зимнего ужения: поплавочные удочки или мормышки с кивком. Игру не насаженной мормышкой с мелкими колебаниями большой частоты при ловле красноперки не применяют – она смелее берет неподвижную насадку, либо медленно, с небольшими покачиваниями, опускающуюся вниз. В характере поклевок наблюдается обратная зависимость: крупная красноперка клюет едва заметно, мелкая энергично.

Леска используется относительно толстая, 0,15–0,18 мм, причем не только в тех местах, где водится крупная, весом до килограмма, красноперка. Дело в том, что многие сломанные стебли тростника или камыша не видны над водой, и, соответственно, надо льдом, – зацепы очень часты, и лучше иметь запас прочности у снасти, чтобы рыбалка не состояла по большей части из пользования отцепом.

Но и при вываживании прочная леска не помешает – на малой глубине, когда между рыболовом и рыбой всего метр с небольшим лески, ее амортизирующие свойства практически не задействованы. А красноперка и зимой сохраняет значительную часть своей бойкости (отчасти это связано с благоприятным кислородным режимом в местах ее обитания, вмерзший в лед камыш или тростник – хороший естественный аэратор). После подсечки, почувствовав, что попалась крупная рыба, форсировать события и тащить напролом нельзя. Красноперка засекается чаще всего надежно, и какое-то время ей дают утомиться, пока гибкий хлыстик удочки гасит рывки беснующейся совсем рядом рыбы.

Самая распространенная зимняя насадка – мотыль, реже ловят на опарыша и личинку репейной моли. Но иногда красноперка начинает привередничать и клевать лишь на личинку ручейника, или на бокоплава, или на крохотную коричневую пиявку – тогда приходится добывать насадку здесь же, в тростниках, пробив майну в отдалении от места лова.

Из-за малой глубины красноперка весьма чувствительна к шуму, и после поимки одной рыбы стайка обычно отходит и возвращается лишь через несколько минут. Поэтому в предполагаемом месте ловли заранее сверлят 5–6 лунок (или 5–6 пар лунок, если ловля идет на две удочки одновременно) и маскируют их от света снегом либо мелкой ледяной крошкой, – чтобы затем, вытащив очередную красноперку, осторожно перейти к новой лунке.

Напуганная скрежетом ледобура, красноперка начинает клевать не раньше как через полчаса. Клев бывает интенсивный, если рыболов соблюдает тишину: не грохочет ящиком по льду, без шума переходит от лунки к лунке.

Отдельно стоит сказать о соблюдении осторожности – лед в зарослях тростника и ему подобной растительности всегда менее прочный, чем на чистой воде. Нередко случается, что по первому льду рыболовы ходят по всему водоему, ловят, сверлят лунки, но стоит зайти в заросли – проваливаются. Весной же в таких местах лед разрушается быстрее – тает от нагревающихся на солнце стеблей. Поэтому в начале зимнего сезона стоит подождать, пока лед на открытой части водоема достигнет толщины хотя бы 10 сантиметров, а потом уже приступать к ловле красноперки, а весной заканчивать его пораньше. Если ловят не в одиночку, то рыбакам лучше находиться поодаль друг от друга, на расстоянии 10–15 м.

Кружки.

Кружки, они же плавучие жерлицы, работают по тому же принципу, что и жерлицы обыкновенные, стационарные – хищник после хватки имеет возможность смотать с кружка некоторый запас лески и при этом спокойно проглотить живца.

Но самоловной, в отличие от жерлицы, эту снасть нельзя. Кружки нельзя оставить на ночь без риска их лишиться, да и днем, при ловле, лучше надолго от них не отвлекаться, даже если ловля происходит на озере или другом водоеме без течения. Рыболов может промедлить с подсечкой (занятый, например, вываживанием рыбы, попавшейся на другой кружок), но при первой возможности должен плыть к перевернувшемуся кружку. Ловля щук происходит обычно на местах относительно неглубоких, и хищница, если дать ей достаточно времени, размотает всю леску да и нырнет куда-нибудь густые заросли подводной растительности. Судаков ловят на более глубоких местах и заглотавшие живца хищники зачастую уходят в коряжник. Если экземпляр попался достаточно крупный, кружок может исчезнуть с поверхности и отыскать его будет нелегко.

Еще одно отличие кружка от жерлицы состоит в том, что жерлица – снасть узкоспециализированная, рассчитанная почти исключительно на щуку, другие рыбы попадаются редко и случайно. Кружок – снасть более широкого профиля. Судаков кружками ловят не реже, чем щук, и часто рыбаки-«кружочники» ориентируются именно на этого клыкастого хищника. Существует специальная ночная ловля угря на кружки, и даже для не хищных рыб – для карпа и сазана – неугомонные рыболовы придумали способы, позволяющие успешно добывать их кружками.

Конструкция и оснастка.

Классический кружок, как и следует из названия, состоит из кружка (диск с отверстием посередине и желобом по краю), штырька особой формы и оснастки: лески, грузила и крючка (рис. 6).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 6. Кружок в сборе.

Основная деталь, диск, изготавливается из любого материала, сочетающего плавучесть и легкость в обработке: из пенопласта, дерева, пенопропилена. Фабричные кружки иногда отливают из пластмассы, полой внутри.

Рыболовные авторитеты былых времен советуют делать кружки из липы – дерева, наиболее легкого в обработке, а в центр помещать круглую вставку из пробки, она лучше зажимает штырек.

Но с деревянными кружками много возни – приходится пропитывать их олифой, дважды тщательно красить водостойкой краской, иначе дерево быстро напитается водой, покоробится, потрескается…

Поэтому с деревянными, из доски выпиленными кружками сейчас мало кто связывается. Гораздо проще нарезать круглые заготовки из листа мелкозернистого пенопласта или пенопропилена, воду эти материалы не впитывают, и красить их можно лишь с одной стороны (красной краской с верхней – если смотреть на настороженный кружок). Инструментом для получения заготовок служит обычная консервная банка подходящего диаметра со срезанной верхней частью и мелкими зубчиками на срезе – достаточно сделать банкой несколько круговых движений с нажимом, и заготовка вырезана.

Желоб под леску в пенопласте тоже вырезается легко и быстро – ножом или треугольным напильником. Важно только тщательно его потом зачистить, чтобы никакие неровности не помешали леске соскальзывать с кружка.

Штырек на нижнем конце имеет грибовидное или шаровидное утолщение, не позволяющее ему полностью пройти сквозь отверстие в кружке. В верхней, сужающейся к концу части штырька делается прорезь для лески, размер ее имеет большое значение – из слишком широкой леска будет выпадать самопроизвольно, из слишком тесной ее не сможет выдернуть щука. Среднюю часть штырька вытачивают цилиндрической формы, чтобы можно было на рыбалке регулировать высоту торчащего над кружком штыря: уменьшать или увеличивать парусность в зависимости от силы ветра, либо уменьшать рычаг, если крупный и сильный живец способен сделать ложную перевертку.

В качестве лески, кстати, обычно используют не мононить, – она пружинит, путается и часто сама соскальзывает с кружка. Поэтому на кружки наматывают капроновый шнур толщиной около 2 мм, плетеной или крученый. Тонкую леску-плетенку, лишенную недостатков мононити, использовать не советую, – первая же попавшаяся щука приличных размеров в кровь изрежет руки.

Длина шнура произвольная, зависит от глубины в месте ловли – на кружке, наживленном и запущенном в плавание, должен оставаться запас лески не меньше 6 метров. Это необходимо для того, чтобы хищник, схвативший живца, не почувствовал раньше времени сопротивление снасти.

Шнур достаточно заметен в воде и может насторожить хищную рыбу, если она не слишком голодна. Поэтому к его концу привязывают так называемый подлесок из мононити длиной 1–2 метра и диаметром 0,4–0,5 миллиметра, на который устанавливают скользящее грузило «оливка» весом 10–15 граммов (для очень крупных живцов – тяжелее), крепят вертлюжок, а к нему, через застежку, – поводок с крючком.

При ловле на больших глубинах на леску наживленного и распущенного кружка надевают небольшой, разрезанный вдоль кусочек резины или пенопласта, который фиксирует глубину. Для ловли щук необходим металлический поводок, лучше всего мягкий нихромовый диаметром 0,2–0,3 миллиметра. Длина поводка 20–30 сантиметров. Для ловли окуня и судака металлическими поводками не пользуются.

Какими крючками – одинарными, двойными, тройными или их комбинациями следует оснащать кружки, зависит от того, за какой рыбой ведется охота.

Тактика ловли.

В качестве примера применения кружков рассмотрим ловлю щуки, а о том, как их использовать для поимки судака, окуня, угря (и даже сазана с карпом) рассказано в статьях, посвященных этим рыбам.

С кружками охотятся как на крупную донную щуку, так и на травянку, редко превышающую весом 2 килограмма.

В первом случае необходим подходящий участок – так называемая тоня: широкий и достаточно протяженный речной плес с медленным течением и примерно одинаковой глубиной (обычно 5–6 метров), либо участок озера или водохранилища, отвечающий тем же условиям. Однако на пути проплыва кружков обязательно наличие мест, подходящих для щучьих засад: камней, затопленных деревьев, ям и т. п.

Тоню для ловли желательно подбирать заранее: с помощью эхолота либо обычного лота-глубомера обследовать дно водоема и определить для себя зону ловли и траекторию движения кружков – чтобы живцы, например, двигались мимо коряжника или над ним, но не в сами коряги.

Шнур на кружках отматывается так, чтобы даже в самых мелких участках тони живец находился в 30–50 сантиметрах ото дна.

Длина выбранного участка составляет обычно 100–200 метров, в редких случаях до полукилометра. Ну а дальше все просто: рыболов, наживив кружки и выставив нужную глубину, запускает снасти в свободное плавание (так, чтобы один кружок от другого отделяло не менее 10–12 метров).

Я предпочитаю для ловли щуки самый простой вариант, тот же, что и для жерлицы – один двойной крючок, пропущенный под жабры живца. И живец не травмируется и дольше сохраняет бойкость, и, если дать щуке заглотать насадку глубоко, до желудка, сходов практически не случается. А если хищница лишь помяла живца и бросила – значит, не судьба. Чтобы такое случалось пореже, размер двойника надо подбирать в зависимости от живца – поддевы крючка должны находиться по бокам головы рыбешки, выступая в стороны не более чем на 2 миллиметра.

Кружки с живцами отправляются на поиск хищниц, а их владелец в лодке сопровождает на некотором удалении свою маленькую флотилию, стараясь поменьше шлепать веслами, а больше использовать силу ветра и течения. И внимательно наблюдает за возможными перевертками.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 7. Кружок в наживленном положении (А) и после перевертки (Б).

После хватки щуки кружок переворачивается белой стороной кверху и начинает вращаться, разматывая леску. В этот момент – если живец насажен описанным выше способом – главное не спешить, не горячиться. Кружок перестал вращаться, лежит себе на воде спокойно, – и руки сами тянутся к веслам: подплыть, потянуть за леску… Перекурите. Дайте время хищнице спокойно отправить добычу в желудок. А вот когда кружок вновь придет в движение, поплывет в сторону, – тут уж не теряйте времени, если взяла крупная щука, вполне может устроить вам заплыв на скорость…

Попавшихся мелких щучек втаскивают в лодку без особых церемоний. Если же на крючке оказался трофейный экземпляр, приходится утомлять рыбину, то подтягивая ее к лодке, то стравливая ей шнур. Лишь когда щука утомиться и позволит подвести себя к борту без сопротивления, пора пускать в ход багорик (непременный аксессуар, особенно при ловле в одиночку).

В общем-то, ловля донной щуки мало отличается от аналогичной охоты за судаком – лишь живцы для судаков используются более узкие, прогонистые, да в металлическом поводке нет нужды.

Охота за щукой-травянкой, держащейся на заросших мелководьях, более богата неожиданностями, и перед рыбалкой трудно заранее предсказать, каким именно образом вам придется использовать кружки.

Самый простой случай – если имеется возможность запустить кружки по ветру или течению вдоль полосы камыша, тростника или другой водной растительности. Эта ловля отличается от описанной выше только тем, что происходит на меньшей глубине и живца лучше выставлять вполводы – так, чтобы его увидела и стоящая у дна щука, и охотящаяся поверху за уклейкой.

На обширных и мелководных (1,5–2 метра) слабопроточных прудах приходится пускать живца под самым кружком, на глубине 30–40 сантиметров – летом подобные водоемы густо зарастают водорослями, поднимающимися почти до самой поверхности, и глубоко опущенный живец немедленно запутается. Грузило при такой оснастке лучше снять, а штырек опустить в нижнее положение – иначе возможны ложные перевертки, сделанные живцом.

Иногда запускают кружки в окруженные камышом заводи или небольшие мелководные заливчики, излюбленные щуками, где нет ни ветра, ни течения – и тогда живец сам работает «буксиром», таская кружок и ожидая щучьей хватки. К живцам при ловле щуки-травянки предъявляются более жесткие требования, чем при ловле донной щуки на широких плесах, – там, в принципе, годится любой живец подходящего (умеренно крупного) размера.

Но если поблизости есть заросли водной растительности, то гольцы, вьюны, карасики и ротанчики решительно не годятся на роль живца – немедленно устремляются в камыши или водоросли, надеясь спрятаться там от хищников, и утягивают за собой кружок. Использовать в таких случае надо рыбок, предпочитающих чистую воду. Очень хороши, например, для ловли на травянистых мелководьях молодые ельцы – бойкие, неутомимые, они долго способны таскать кружок в разных направлениях, но в траву не прячутся.

В условиях слишком неровного дна или сильного течения, кружки вынужденно «ставят на якорь». Некоторые специалисты советуют делать это простейшим способом: превратить грузило в концевое, а поводок с живцом укрепить на полметра выше его. Способ простой, но порочный, по крайней мере при ловле щуки-травянки, – хватают живцов хищницы часто, но в большинстве случаев бросают, не проглотив. Дело в том, что когда щука отплывает с живцом в зубах в сторону, не только леска разматывается с кружка, но и грузило-«якорь» волочится по дну, задевая за все неровности, цепляясь за водоросли и донные камешки. И щука, раздраженная непонятным сопротивлением, предпочитает выплюнуть измятого живца. Но для крупной щуки или для очень голодной и такой способ неплохо срабатывает.

Гораздо надежнее поставить кружок «на привязь» из куска старой лески, привязав один ее конец к грибовидному утолщению штырька, а другой – к близлежащим зарослям тростника или рогоза. Однако если на крючке живец, относящийся к породам рыб, привыкшим прятаться в заросли, то кружок лучше расчалить двумя кусками лески, натянутыми в противоположные стороны. Причем леску к штырьку привязывают не жестко, а при помощи надетой у основания «грибка» петли, чтобы не мешать кружку вращаться после хватки, иногда даже используют небольшое кольцо из проволоки.

Если зарослей рядом нет, можно срезать на берегу подходящую палку и привязать к одному ее концу шнур с грузом (увесистым камнем), а к другому – прикрепить кружок, опять же за утолщение штырька. Способ более трудоемкий, но позволяет облавливать бо́льшую зону (при крупном бойком живце и достаточно длинной палке). Живец по кругу плавает вокруг камня-якоря, но не может запутать леску кружка за шнур, так как этому мешает плавающая палка.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 8. Способы установки кружка на якорь: удачный (1) и не очень удачный (2).

В арсенале кружочника, кроме упоминавшихся багорика и снасти для поимки живцов, необходима и емкость для содержания пойманной мелочи: бадейка, или канна специальной конструкции, или попросту шестилитровая пластиковая бутыль с прорезью в верхней части. Зевники и экстракторы – по желанию. Я, например, всегда, на любой рыбалке, имею с собой медицинский зажим. Инструмент универсальный, среди прочих своих функций позволяющий извлечь крючок даже из мирной рыбы, глубоко его заглотавшей. Но двойники из желудка щук не вынимаю – эта операция плохо совместима с дальнейшей жизнью пациента. Лучше иметь достаточный запас поводков с крючками, а проглоченные извлекать из рыбы дома, при потрошении.

Крючки.

Крючки – основной элемент оснастки не только поплавочных удочек, но и почти всех снастей, описанных в настоящей книге, за исключением сетей и ловушек. Поэтому стоит один раз – в этой статье – разобраться с крючками поподробнее, чтобы затем уже не давать пояснения.

Для начала уточним, как называются составные части крючка – это только на вид крючок прост и мал, но при ближайшем рассмотрении… Итак, вооружаемся лупой (некоторые крючки очень малы) – и что мы видим?

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 9. Крючок, его элементы и размеры: 1 – острие жала; 2 – жало; 3 – бородка; 4 – лоб; 5 – затылок; 6 – поддев; 7 – цевьё; 8 – головка; 9 – длина; 10 – толщина; 11 – ширина.

Пропорции и форма крючка во многих случаях обусловливаются приспособленностью крючка для надевания той иди иной насадки.

Например, чтобы надетая насадка не сползала с крючка, применяют угловатый погиб, а чтобы крючок был целиком скрыт в насадке – короткое цевье.

Для ловли на червя рыб, глубоко заглатывающих насадку (ерша, окуня) удобно пользоваться крючками с прямым загибом и удлиненным цевьем. Длина его должна превышать ширину крючка в 2–2,5 раза; к тому же крючок с длинным цевьем более зацепист. Длинное цевье хорошо еще и тем, что его удобно держать при насаживании приманки и снятии рыбы с крючка; на нем можно разместить большую насадку.

Для ловли карпа используются крючки с одной и двумя дополнительными бородками на цевье (рис. 10-д), на них очень долго держится любая насадка, – и удочки не надо доставать, чтобы проверить ее состояние, что весьма важно при ловле осторожной рыбы.

Крючки без бородки (рис. 10-в), выпускаемые зарубежными фирмами, чаще всего используются для лицензионной ловле по принципу «поймал – отпустил»; считается, что такие крючки меньше травмируют рыбу. В ряде мест условием выдачи лицензии является применение крючков без бородок. Вопрос, без сомнения, спорный – что больше травмирует рыбу: небольшая ранка в челюсти или изматывающая борьба с последующей фотосессией в объятиях победившего спортсмена?

Но и нормальные любители, ловящие рыбу для ухи или сковородки, иногда пользуются крючками без бородки (чаще всего стачивая ее с обычных крючков). Необходимость в такой модернизации возникает, если рыба заглатывает насадку быстро и глубоко, и снятие ее с крючка затруднено. Либо когда постоянно клюют некрупные рыбы, и цена сорвавшейся добычи невелика – тут же попадется другая. При такой ловле приходится экономить время на каждой фазе процесса, и улов с крючка не снимают, лишь встряхивают снасть над садком – и ельцы или уклейки сами сваливаются с крючка.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 10. Формы крючков: а – лимерик; б – с круглым загибом; в – джемисон без бородки; г – скоба; д – карповый; е – угревый; ж – двойной; з – тройной.

Также имеет значение форма сечения проволоки, из которой согнут крючок. Наиболее прочными и надежными считаются т. н. «кованые» крючки, у которых сгиб слегка расплющен.

Размеры крючков.

Нумерация крючков – дело достаточно запутанное. В этой книге везде использована отечественная нумерация, как наиболее удобная и наглядная: номер соответствует ширине сгиба крючка в миллиметрах. Однако в последние двадцать лет импортные крючки все шире завоевывают российский рынок, но в тоже время активно переиздаются старые книги по ужению, в которых использована старая английская нумерация, лишь отчасти (для средних и крупных крючков) совпадающая с современной международной. Сравнение номеров и размеров крючков приведено в таблице 1.

Таблица 1. Российская, международная и старая нумерация крючков.[3]

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

В книгах по рыболовству (в основном по промышленному), изданных в СССР в предвоенные годы, применяется отдельная, используемая в то время система нумерации крючков, вернее, даже две системы: речная и морская (см. табл. 2) В книгах о любительской рыбалке, издаваемых в те годы достаточно редко, применялись либо эти две системы, либо старая английская. С 1 января 1950 года был принят единый ГОСТ на рыболовные крючки, до сих пор используемый российскими производителями.

Таблица 2. Советская (до 1950 г.) морская и речная нумерация крючков.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Номер никак не отражает длину крючка, толщину проволоки, из которой он изготовлен и т. д. Поэтому на упаковках крючков кроме номера приводится формула, характеризующая элементы крючка. Например, надпись на продукции российского производства «Крючки 4,5–0,5×12 оксидированные» обозначает: крючки № 4,5, то есть расстояние от кончика жала до цевья 4,5 миллиметра; изготовлены из проволоки диаметром 0,5 миллиметра; длина цевья 12 миллиметров; оксидированные, то есть имеют антикоррозийное покрытие.

Покрытие, цвет и заточка крючка.

Крючки бывают лакированные, вороненые, оксидированные, луженые, никелированные и анодированные, называемые в просторечии «бронзированными» «позолоченными» (на деле в качестве замены бронзе и золоту чаще всего используется покрытие из нитрида титана).

Покрытие предохраняет металл крючков от коррозии и придает определенный цвет: вороненым – темный с синеватым отливом; оксидированным – матово-черный или темно-коричневый, лакированным – светло-коричневый, луженым и никелированным – белый (блестящий), бронзированным и «позолоченным» – цвет соответствующих металлов.

Иностранные фирмы в неустанной борьбе за кошельки клиентов время от времени выбрасывают на рынок крючки с покрытиями вовсе уж экзотичных цветов: ярко-красных или изумрудно-зеленых. Или с покрытием из технического серебра, якобы ионизирующим воду и привлекающим рыбу… Каждый «выброс», естественно, сопровождается рекламной кампанией: дескать, именно такой крючок ни один окунь (карп, судак, щука, нужное подчеркнуть) не пропустит. Клев и в самом деле улучшается, но клюют в основном доверчивые рыболовы.

На самом деле чаще цвет не влияет ни на клев, ни на прочность крючков. Хуже того, покрытие, при его некачественном нанесении, уменьшает зацепистость: на нижней стороне жала образуются подтеки, уменьшающие остроту, а при их удалении жало обнажается и начинает ржаветь.

Однако иногда цвет крючка очень влияет на успех рыбалки: при ловле на малой глубине в прозрачной воде, если насадка при этом закрывает не весь крючок. В таких случаях лучше использовать крючки темные, вороненые, однако случаются и исключения, когда применение блестящих – никелированных или «позолоченных» – крючков значительно увеличивает уловы (фактически крючок тогда выступает в роли микромормышки).

А вот заточка крючка, на которую в рекламных кампаниях западных фирм также делается большой упор, и в самом деле имеет важное значение. С давних пор использовались механические способы заточки крючков, в середине двадцатого века появилась и широко распространилась химическая заточка, позволяющая при массовом производстве добиться гораздо большей остроты жала и гладкости его поверхности. С 80-х годов двадцатого века ведущие производители используют лазерную заточку для изготовления самых дорогих и качественных крючков.

В новом, двадцать первом веке, для заточки крючков начали применять нанотехнологии (куда же без них – мода). Однако если крючок, заточенный по технологии АККУ ПОИНТ, и в самом деле отличается от крючка с лазерной заточкой, то различия на проявляются таком наноуровне, что ни человеку, ни рыбе не заметить их без микроскопа.

Российские любители в большинстве своем не готовы оставлять на дне водоемов крючки стоимостью в несколько десятков рублей за штуку, и пользуются фирменными крючками низких ценовых категорий, либо отечественными. С последними, кстати, в последнее время активно конкурируют китайские и даже пакистанские крючки, которые вдвое дешевле при сравнимом качестве.

Дешевые крючки очень часто требуют от рыболовов доработки: дополнительной заточки, устранения острых краев на лопаточках и колечках, отпуска или закалки и т. д. Излишне толстые крючки даже подвергают химической обработке – протравливают в «царской водке» (смесь соляной и азотной кислоты) или в ортофосфорной кислоте. Некоторые крючки, например, с очень коротким и тупым жалом, никакая доработка спасти не может, и использовать этих уродцев можно (если позволяют размеры) только для пассивной ловли налима – там качество крючка особой роли не играет.

Крючок – одна из важнейших частей любой крючковой снасти, и вопрос о соотношении цены и качества каждый любитель решает сам. По моему мнению, если объектом ловли служит рыба крупная, особо ценная или редко попадающаяся, то экономить на крючках не стоит. А для плотвы и окуньков вполне подойдут крючки Кулюбакинского завода.

Привязка крючков.

Способы крепления рыболовных крючков к леске зависят от применяемого типа головки крючка. Их ныне осталось два – крючки с насечками на конце цевья вышли из употребления.

1. Колечко – применяется главным образом у любительских крючков небольших размеров. Оно особенно удобно для прикрепления к крючку проволочного или кевларового поводка, как это часто делается при лове щук, легко перекусывающих лески. Однако у крючков больших номеров, предназначенных для поимки крупной добычи, кольцо получается слишком громоздким и заметным для рыбы, к тому же неоправданно увеличивает вес крючка. Высококачественные и дорогие импортные крючки во избежание подобной проблемы сгибают из конической проволоки, более тонкой на конце, из которого сгибается кольцо.

2. Лопатка – наиболее распространенный тип головки в промышленном рыболовстве, но часто крючки с лопаточкой используют и любители. Такая головка менее заметна для рыбы и не так сильно травмирует живую насадку в том случае, когда крючок целиком маскируется в ней. Совместить достоинства лопаточки и кольца позволяет головка «игольное ушко», иногда применяемая на дорогих импортных крючках, – она позволяет насадить живую насадку, нанеся ей самые минимальные повреждения.

С давних времен самый простым и широко распространенным способом привязать крючок как с лопаточкой, так и с кольцом был узел, именуемый «восьмерка».

Вяжется он просто: на поводке делают петлю, дважды огибая конец поводка. Затем, перегибая петлю, чтобы образовалась восьмерка (рис. 11.1), вкладывают в нее цевье крючка и затягивают, поправляя узел, чтобы он лег плотно и ровно (рис. 11.2).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 11. Узел «восьмерка»: 1 – двойная петля; 2 – крючок в затянутом узле.

Но в наше время старая добрая «восьмерка» все чаще дает сбои – например, привязать таким узлом крохотный крючок к тоненькой «зимней» леске невозможно, она или рвется в узле, или скользит.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 12. Более надежные узлы: 1 – «паломарский» для плетеной лески; 2 – «богемский» для монолески.

Часто производители наносят прямо на упаковки с лесками рисунки, демонстрирующие, какими оптимальными способами крепятся к их продукции крючки или блесны. Последовательность завязывания двух таких узлов изображена на рисунке 12.

Кумжа (лосось-таймень, морской таймень).

Образ жизни.

Кумжа, как и ее родственница семга, имеет много названий: ихтиологи зовут на латыни Salmo trutta, и иногда пользуются вторым названием: лосось-таймень. Наши соседи-финны называют кумжу морским тайменем или просто тайменем, хотя настоящие таймени – сибирские и сахалинские – совсем другие виды, состоящие с кумжей в отдаленном родстве. (На Дальнем Востоке водится рыба с похожим названием: кунджа, тоже достаточно дальняя родственница, относящаяся к роду Гольцы). Кумжу, обитающую в Черном, Каспийском и Аральском морях (про последнюю, наверное, правильнее говорить в прошедшем времени: обитавшую) называют лососем – черноморским, каспийским и аральским соответственно. Наконец, пресноводные формы кумжи, никогда не выходящие в море, называют форелями – ручьевыми (пеструшками) и озерными (радужная форель, все шире распространяющаяся в наших водах, к кумже отношения не имеет).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 13. Кумжа.

Образ жизни кумжи весьма схож с образом жизни семги, поэтому, чтобы не повторять сказанное в соответствующей статье, остановимся в основном на имеющихся отличиях.

Подобно семге кумжа – проходная рыба, растущая в море и заходящая для нереста в реки. Но естественный ареал распространения кумжи значительно уже: на северо-востоке до р. Печоры (семга – до р. Кары), на северо-западе – до Исландии (семга – до североатлантического побережья Америки); впрочем, в США и Канаде имеются популяции кумжи, завезенной из Европы и акклиматизированной.

Однако, если в географическом смысле ареал кумжи не столь велик, то количество рек, куда она заходит для нереста, значительно выше, чем у семги. Например, на Карельском перешейке встречаются небольшие речки, почти ручьи, впадающие в залив, – семгу там никто и никогда не вылавливал, а кумжа встречается (от жилых форм недавно зашедшую из моря кумжу легко отличить по серебристой окраске). Некоторые ихтиологи считают, что связано это с тем, что кумжа способна нереститься при несколько более высокой температуре воды, чем семга – до + 7–9 ℃.

К дальним морским путешествиям кумжа, в отличие от старшей родственницы, не склонна, – держится в основном в прибрежной зоне, не удаляясь слишком далеко от устьев рек, куда заходит на нерест (у семги места нагула и нереста порой разделены тысячами километров). Соответственно различается и рацион двух рыб – в меню кумжи, кормящейся у берегов, гораздо большую долю, чем у семги, занимают черви, ракообразные, насекомые и их личинки… В Балтийском море кумжа не брезгует колюшкой – активно поедает эту мелкую противную колючую рыбешку, держащуюся огромными косяками на мелководном и опресненном взморье (хоть какая-то польза от колючих дармоедов). Очевидно, устройство пищевода и желудка кумжи позволяет глотать и переваривать колюшек, не травмируясь их острыми шипами (речные хищники на пресноводных колюшек охотятся крайне редко, лишь когда очень голодны). Пресноводные формы кумжи сохраняют вкус к колюшкам: иногда случается поймать на спиннинг крупную форель, отнюдь не голодавшую, вполне упитанную, – и среди набивавших ее желудок насекомых или рачков-бокоплавов обнаруживается пара колюшек.

Более скудная кормовая база приводит к тому, что балтийская и беломорская кумжа никогда не дорастает до рекордных размеров семги: обычные ее размеры– до 30–70 см длины и 1–5 кг веса, но изредка встречаются и экземпляры весом до 12–13 кг. Пресноводная форма, живущая в небольших ручьях, где корма совсем мало, бывает вовсе уж крохотной, не более 20 см в длину; любопытно, что такое измельчание не сказывается на размере икринок – можно выудить половозрелую форельку с десертную ложку размером, и убедиться: икринки у нее созревают крупные, но в очень небольших количествах (мелкие самки крайне редки в тех речках и ручьях, куда заходит морская кумжа, лишь в живущих изолированно популяциях форели-пеструшки их можно встретить в достаточном количестве). Ихтиологи вывели приблизительную зависимость: на один килограмм массы самки кумжи приходится примерно 2500 икринок.

Размеры кумжи зависят исключительно от количества доступной ей пищи – например, каспийская разновидность кумжи, недостатка в корме не испытывающая, отъедающаяся тюлькой и пузанком, выделяется своими размерами: по данным ихтиологов, отдельные экземпляры достигают 33 кг, а рыболовы утверждают, что бывали случаи поимки экземпляров свыше полуцентнера весом; долгое время – из-за размеров и внешнего вида – каспийских лососей даже считали разновидностью семги.

Морская кумжа, идущая на нерест в реки, продолжает питаться в пресной воде (хотя и менее интенсивно), чего никогда не делает семга. Еще одно отличие состоит в том, что у кумжи не столь ярко, как у семги, проявляется процесс лошания: брачный наряд выражен слабее и челюсти искривляются и вытягиваются не так сильно.

Как и семга, кумжа поднимается для нереста в родниковые притоки и верховьях рек, но иногда нерест происходит в низовьях и даже в озерах с холодной проточной водой. Сам процесс нереста практически не отличается от нереста семги: икру и кумжа и семга зарывают в бугры, состоящие из отдельных гнезд; икра кумжи незначительно меньше по размерам, чем семужья (от 4,5 до 5,1 м).

Как и у семги, среди заходящих из моря рыб преобладают самки, недостаток самцов компенсируется за счет ручьевой форели, – там, где водятся и проходная, и жилая формы кумжи, они составляют единое стадо, нерестящееся вместе.

Исключение составляют некоторые малые реки небольшой длины (например, р. Забава в Калининградской области), впадающие непосредственно в море, – в них самцы заходят примерно в том же количестве, что и самки.

Вышедшая из икры молодь превращается в пестряток и скатывается в море; но значительная часть молоди созревает в речках и ручьях, вплоть до самых мелких, превращаясь в ручьевую форель (Salmo trutta morpha fario).

На вопрос: где кончается форель и начинается кумжа? – ихтиологи отвечать не желают. Не существует такого вопроса, по их мнению. С биологической и генетической точек зрения форель и кумжа – одна и та же рыба.

Ихтиологи правы. Есть немало примеров, как форель превращается в кумжу, и наоборот. Вот лишь один: некогда европейцы завезли в Новую Зеландию форель и начали разводить ее в местных реках и озерах. В результате какая-то часть форели скатилась по рекам в океан, и сейчас у берегов Новой Зеландии обитает популяция морской кумжи, в южном полушарии ранее не водившейся.

* * *

«Молодь кумжи очень похожа на пестряток лосося», – учат нас ихтиологи. Не буду спорить и обобщать, поскольку мои наблюдения относятся лишь к балтийской кумже бассейна Финского залива. Однако отмечу – в реках, куда заходит кумжа, но не заходит семга, мне не доводилось встречать пестряток с характерными для семги поперечными полосками на боках. Смолтов, кстати, тоже не доводилось, – хотя подросшая молодь кумжи попадалась порой в полукилометре от устья, но никаких следов «смолтификации» не наблюдалось: пятнисто-пестрая окраска, как у ручьевой форели.

По данным ихтиологов, молодь кумжи разных популяций обитает в пресной воде различные сроки, в зависимости от состояния кормовой базы: беломорская в реках и озерах Кольского полуострова – от 3 до 7 лет; она же, но заходящая в реки Карелии, – от 2 до 4; а балтийская кумжа обычно покидает пресную воду раньше всех (на втором или третьем году жизни).

А затем, как и у семги, жизненный цикл повторяется – достигнув в море полуметровой и более длины, кумжа возвращается на нерест в родную реку.

Ловля спиннингом.

Считается, что кумжа для нереста не поднимается очень далеко вверх по рекам. Некоторые рыболовные авторитеты утверждают: «Границей продвижения можно считать первый же большой, тянущийся на 1–2 км порог; преодолеть его кумже не под силу. Обычно она остается в нижней части реки – близко к устью и в самом устье».

У меня это утверждение вызывает большие сомнения. Что значит «не под силу» преодолеть порог? Любой, кому доводилось выдержать поединок с попавшейся на крючок кумжей, подтвердит: силы у нее более чем достаточно. Хотя надо признать, что запрыгивать подобно семге на 2–3 метровые водопады кумжа, очевидно, не способна.

Но, в любом случае, реки Ленинградской области водопадами не богаты, да и бурными порогами тоже, и кумжа поднимается по ним очень высоко.

О ловле кумжи на спиннинг во время этого хода в реки долго говорить не приходится – все, что сказано об аналогичной ловле семги, относится и к ее ближайшему сородичу. У нас в Ленобласти, на реках бассейна Финского залива, забрасывая блесну в лососевом месте, никогда не знаешь, семга или кумжа попадется на крючок, – время хода этих двух рыб совпадает. И чаще блесну хватает именно кумжа, не прекращающая, в отличие от семги, питаться в речной воде.

Однако существует один вид ловли спиннингом, направленный на поимку кумжи в гораздо большей степени, чем на поимку семги. Речь идет о блеснении с морского берега, или, как его еще называют, о «ловле в полосе прибоя».

Дело в том, что в морской период своей жизни кумжа не предпринимает столь далеких путешествий, как семга, и держится в прибрежной полосе, зачастую подходя к самым берегам.

Особенно жмется кумжа к линии прибоя в зимние месяцы, и ловля ее с береговых скал весьма распространена в странах Северной Европы, омываемых незамерзающими морями: в Швеции, в Дании, в Норвегии. В Финляндии (Аландский архипелаг) тоже активно блеснят кумжу с берега. Впрочем, почти столь же активно европейцы применяют и морской нахлыст, нашим любителям почти не знакомый.

По географическим и климатическим причинам зимняя ловля балтийских лососей с берега возможна в России лишь в Калининградской области.

Надо отметить, что популяции лососей (и семги, и кумжи), обитающие у калининградских берегов и заходящие на нерест в реки области, – исключительно «дикие». Своих рыбоводных заводов на территории бывшей Восточной Пруссии нет, а лососи, получившие «путевку в жизнь» на заводах Ленобласти, так далеко в Балтику не заходят.

Подробности зимней ловли лососей с берега привожу по статье калининградского рыболова В. Прокаева, опубликованной в «Российской Охотничьей Газете» № 52/2001.

Крайне любопытно, что статью свою г-н Прокаев начинает с честного признания: «Ловля лосося в Калининградской области запрещена на все виды снастей. Поймав лосося, вы обязаны выпустить эту рыбу». Т. е. получается, что занимался г-н Прокаев браконьерством, и браконьерство же в своей статье описывал. Однако далее в тексте статьи происходит странная метаморфоза: себя и своих коллег-спиннингистов автор именует «любителями», и дистанцирует от «браконьеров», ловящих рядом сетями тех же самых запрещенных лососей… Странная логика.

И не стоило бы упоминать записки калининградского «брэка» и пропагандировать тем самым запрещенную ловлю, но времена изменились, и вместе с ними изменились законы: новые правила рыболовства в Западном рыбохозяйственном бассейне, принятые в 2006 году, наконец разрешили и калининградцам охотиться за лососями, хоть и с большими ограничениями (нельзя ловить в реках и предустьевых участках моря, в Куршском и Калиниградском заливах, в период с 1 апреля по 15 ноября и т. д.). Однако, придумывая всевозможные ограничения, минсельхозовские законотворцы позабыли о такой простой вещи, как норма вылова: выудил, например, тонну лососей, – забирай всю тонну. Пока спохватились и внесли дополнения, кое-кто во время весеннего нереста 2007 года свои тонны выудил и забрал. Не лососей, правда, так ведь и тонна леща стоит неплохих денег.

Но вернемся к статье В. Прокаева.

Калининградские спиннингисты наиболее успешно блеснят лососей (и семгу, и кумжу) в течение двух месяцев: с первых числах января и до конца февраля. Весной уловы падают: семга уходит от берегов, попадаются лишь отдельные редкие экземпляры. У берега остается только кумжа, которая продолжает активно ловиться до конца мая.

Спиннинги применяются длиной не менее 3-х метров с тестом до 40–60 граммов. Оптимальная длина удилища, по мнению автора, – 3,3 метра.

Поклевки рыбы происходят на удалении 70-100 метров от берега, поэтому катушка желательна со шпулей для дальних забросов, леска от 0,22 до 0,26 мм (надо полагать, «плетенка»).

Главная приманка – узкие колеблющиеся блесны польского, шведского и германского производства весом около 20 гр. Судя по всему, такие предпочтения калининградских спиннингистов связаны не со вкусами лососей, а с ассортиментом местных рыболовных магазинов; думается, финские лососевые «профессора», которыми буквально завалена Карелия, сработают не хуже. Наиболее удачная раскраска, по мнению автора, бело-голубая и бело-зеленая, хотя он признает наличие у коллег-спиннингистов и других мнений на этот счет.

Техника ловли проста – быстрая проводка в верхнем слое воды, так, чтобы блесна не выскакивала на поверхность. Вываживание, по большому счету, ничем не отличается от борьбы с семгой и кумжей в реках.

Ловля производится взабродку, и необходимый аксессуар для успешной рыбалки – вейдерсы (естественно, что для зимней ловле в ледяной воде выбирают их наиболее утепленные модели).

Лучшее время ловли – это утренняя и вечерняя зори, при небольшом волнении число поклевок выше, чем при полном штиле.

Надо отметить, что ловля кумжи с морского берега в Скандинавии имеет ряд отличий от калининградской. Спиннингисты применяют более широкий ассортимент приманок: и небольшие воблеры, и вращающиеся блесны весом 6-12 г, и псевдонахлыстовую оснастку (сочетание поплавка, обеспечивающего дальний заброс, с нахлыстовыми мухами).

Используются и классические нахлыстовые методы ужения, и даже ловля на поплавочную удочку с несколько необычной оснасткой и техникой уженья: удочка оснащена 6–8 крючками, привязанными на разных уровнях, и находится в постоянном движении – сразу после заброса снасти ее начинают подтягивать сериями коротких потяжек с паузами, во время которых крючки опускаются ко дну. Насадкой служат морские черви и ракообразные, а иногда и обычные земляные черви.

Вполне возможно, что опыт скандинавов могут успешно использовать и калининградские рыболовы; питерские же, увы, лишены такой возможности на замерзающем зимой и очень мелководном у берегов Финском заливе.

Подледная ловля.

На многих озерах Кольского полуострова распространена зимняя, из-подо льда, ловля кумжи, благо на местных водохранилищах и озерах ледяной покров в иные годы держится до июня. Судя по тому, что кольские рыболовы отмечают разную окраску рыб в разных водоемах: в одних кумжа темная, почти черная, в других светлая, как семга-белянка, – в уловах встречается и жилая озерная форма, и зашедшие из моря рыбы (многие озера полуострова – проточные, связанные с морем вытекающими из них реками, а на впадающих расположены лососевые нерестилища).

Кумжа в кольских озерах питается молодью других рыб, рачками, личинками. В рыболовной литературе описан случай, когда в желудке крупной кумжи, пойманной на живца, обнаружено большое количество мелкого мотыля. (Хотя как-то с трудом удается представить эту рыбу, роющуюся в иле в поисках корма подобно линю или лещу; скорее можно предположить, что мотыль был вымыт из ила усилившимся весной течением.).

Хорошо берет кумжа на живца, особенно на гольяна. Снасть для этой ловли устроена достаточно оригинально и весьма отличается от зимних жерлиц и зимних живцовых удочек средней полосы. Вот ее описание, приведенное в статье М. Говищака «Когда кончается полярная ночь» («Рыболов», № 1/87):

«К основной леске диаметром 0,4 миллиметра привязывают «подблесток» – летнюю колеблющуюся блесну 60–70 мм длиной со снятым тройником, выполняющую роль грузила и одновременно приманивающую кумжу своим блеском.

К его нижнему колечку крепят поводок длиной 15–20 сантиметров с двумя крючками № 6–8: один крючок привязан на конце поводка, второй свободно скользит по леске, продетой сквозь его ушко. В 20–30 сантиметрах выше «подблестка» укрепляют верхний поводок с крючком, на который насаживают червя. Живца цепляют крючком за нижнюю губу, а скользящим – под спинной плавничок (рис. 14).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 14. «Подблесток» для зимней ловли кумжи.

Рыбка при этом долго остается живой и своим движением шевелит «подблесток», привлекая хищников. На заданной глубине (50–60 сантиметров от дна) оснастка удерживается поплавком, на льду оставляют запас лески около 50 сантиметров.

Поклевка у кумжи резкая, иногда удочку просто вырывает из рук и утаскивает под лед. В случае, если рыба сошла, надо быстро поправить насадку и продолжать ловлю: как правило, кумжа не уходит и может вторично схватить приманку».

Кумжу зимой ловят с «подблестком» и без живца: к нижнему поводку привязывают тройник с насаженным червем или вообще без насадки – замаскированный красными шерстинками. Приемы ловли в этом случае мало отличаются от обычного зимнего блеснения.

Обычный вес пойманной подо льдом кумжи в уловах кольских рыболовов не превышает четырех килограммов, хотя известно отдельные случаи поимки экземпляров по 10–12 кг (в больших озерах и водохранилищах).

Ловля «корабликом» («водяным змеем», «катюшей»).

«Кораблик», по большому счету, нельзя назвать рыболовной снастью. Скорее это (подобно резиновому амортизатору) приспособление, позволяющее доставить в водоем самую разную оснастку: для ловли могут использоваться искусственные приманки (блесны, виброхвосты, нахлыстовые мухи); естественные (живцы, насекомые, снасточки с кусками рыбки); и даже небольшие плавные сети.

Классический «кораблик» изображен на рис. 15. Материалом для изготовления служит тонкая доска или фанера, к нижнему краю которой крепится огрузка (металлическая полоска, лучше всего свинцовая). Кораблик указанных на рисунке размеров огружается так, чтобы высота его над поверхностью воды была не более 20–25 мм. Естественно, доска или фанера должны быть пропитаны олифой и окрашены водостойкой краской в 2–3 слоя.

Работает «водяной змей» по тому же принципу, что и воздушный: изменяя длину хвостового путца, рыболов регулирует положение дощечки (угол относительно течения), и добивается, чтобы течение отжимало «кораблик» к противоположному берегу при подергиваниях и ослаблениях шнура.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 15. Классический «кораблик» («водяной змей»).

Поводки с приманками крепятся на шнур между «корабликом» и рыболовом (чтобы не пугать осторожную рыбу, ближний поводок привязывают на расстоянии трех, а то и пяти метров от дощечки).

Хвостовое путце можно крепить к кольцу жестко, а можно узлом, легко развязывающимся при резкой подсечке, – есть сторонники и того, и другого способа. В первом случае «кораблик» служит тормозом, дополнительно утомляя крупную и сильную рыбу, во втором – поворачивается к рыболову своей боковой гранью и испытывает при вываживании наименьшее сопротивление воды.

Сам я предпочитаю использовать вместо хвостового путца небольшую цепочку, – зацепляя нужное ее звено не за кольцо, а за крючок из достаточно мягкой проволоки, и изменяя тем самым «угол атаки» относительно течения. Если в шкатулке со старой бижутерией не отыщется подходящая легкая цепочка из анодированного алюминия, ее недолго собрать самому из спиннинговых заводных колец и вертлюжков.

Гораздо большее распространение, чем классический, в наше время получил «кораблик» с двумя корпусами, имеющий много местных названий: в Ленобласти его зовут «катамараном», «санками», «салазками», в Карелии – «катюшей», в Мурманской области – «торпедкой», а в Европе используют термин «Planner».

Конструкция «катамарана» видна из рис. 16: два корпуса, соединенных поперечными планками (иногда, для большей жесткости конструкции, планки крепятся к корпусам посредством алюминиевых уголков); оснастка крепится так же, как к классическому «кораблику», но в двух носовых путцах нужды нет, достаточно одного.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 16. «Катамаран», «катюша.

«Катамаран» имеет много преимуществ перед однокорпусным «корабликом»: он не нуждается в дополнительной огрузке, гораздо устойчивее на волне и на неравномерном течении, выдерживает увеличенные нагрузки, что позволяет использовать его при троллинге озерного лосося (ниже эта ловля будет разобрана более подробно). Недостаток, пожалуй, один: излишняя громоздкость, но иногда этот недостаток играет решающую роль. Например, при рыбалке на лесных реках, не имеющих путей подъезда, – добираться к месту ловли приходится пешком, с рюкзаком за спиной. К тому же на небольшом водоеме трудно установить поводки на достаточном расстоянии от «кораблика», и громоздкий «катамаран» отпугивает рыбу.

Толщина и основного шнура, и поводков зависит от величины рыбы, за которой ведется охота. При ловле кумжи (особенно если имеется вероятность поклевки семги) основной шнур ставят толстый: монолеску до 1,5 мм диаметром, или даже капроновый шнур 2–3 мм толщиной. Особенно часто применяют крученые или плетеные капроновые шнуры, когда ловля производится при помощи мотовила, изображенного на рис. 17, и рыбу приходится вытаскивать, перебирая шнур руками.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 17. Мотовило «кораблика»: 1 – шнур; 2 – выемка для руки.

Такая рыбалка теряет значительную часть своего азарта – что за радость вытянуть кумжу на шнуре чуть ли не в мизинец толщиной, используя лишь грубую силу? Применение же спиннинга позволяет использовать менее толстые лески, и делает процесс вываживания увлекательнее. Иногда без спиннинга вообще не обойтись, даже при ловле некрупных форелей и хариусов, – если ловить приходится на «сухие» мухи и на большом удалении от низкого берега. Впрочем, жители деревень Заладожья, где ловля на «кораблик» в большом почете, используют в таких случаях «спиннинги», мало соответствующие своему названию, – оснащенные инерционной катушкой и самодельными проволочными кольцами березовые или рябиновые жердинки 2,5–3 м длиной и толщиной в вершине не менее 2 см.

«Кораблик» чаще всего используется на реках с быстрым и умеренным течением, но вполне применим он и на озерах, причем двумя способами. При первом обтекающая «кораблик» струя воды создается за счет буксировки за лодкой или катером (быстро перемещающийся по удобному низкому берегу рыболов тоже может завести кораблик достаточно далеко в озеро). Во втором случае используется сила ветра – сверху на поперечины «катамарана» крепится фанерка, соосная корпусам-поплавкам, и работает как парус. Некоторые любители заходят еще дальше – оснащают свои «катамараны» моторчиком и гребным винтом из арсенала судомоделистов и вооружаются пультом радиоуправления. Но подобная конструкция уже никак не может называться «водяным змеем».

«Перетяжка» для ловли форели.

Жилая форма кумжи, она же ручьевая форель, она же пеструшка – рыба очень осторожная, даже пугливая. Достаточно легкого шума или упавшей на воду тени, чтобы форель прекратила свою охоту за мелкими рыбешками и насекомыми и скрылась в убежище – под камнем, под свисающим в воду кустом и т. д.

Однако в темноте пеструшка теряет значительную часть своей осторожности (форель весьма прожорлива, и кормится сутки напролет, в том числе и ночью).

В этом свойстве форелей мне пришлось убедиться еще в детстве, – в Абхазии, на крохотной речушке с ледяной водой, сбегавшей с гор. Там водились форели, но днем клевали на удочку лишь небольшие, с чайную ложечку размером. А на оставленную на ночь удочку порой попадались вполне приличные экземпляры.

«Перетяжка» явно ведет свое происхождение от «перетяги» (она же «тюкалка») – многокрючковой снасти, которой ловят два рыбака с двух берегов реки при помощи двух спиннингов.

Однако «тюкалку» трудно применять на узеньких речках с хрустально-прозрачной водой и открытыми берегами, – рыба видит ловцов и не спешит хватать приманку.

В таком случае выручает «перетяжка» – небольшой перемет, выставляемый на ночь поперек речки. Шнур (леска диаметром 1 мм) натянут над водой, с него свисают поводки длиной 1–1,2 м и диаметром 0.35 мм (там, где водятся крупные форели – толще), так, чтобы крючки находились в верхнем слое воды. Поскольку ловля производится в нешироких местах, много поводков не бывает – 5–6 шт., редко 10 и больше. Расстояние между ними – 1.5–2 м. Крючки № 7 и крупнее по отечественной нумерации выбираются самые прочные, с кованым сгибом. Иногда, на сильном течении, в 20 см от грузила ставится маленькое грузило-дробинка.

Насадкой обычно служит красный навозный червь, на реках Ленинградской области бывает удачен лов на 3–4 рачка-бокоплава (добываются со дна и из-под камней сачком из марли).

Лодку для выставления «перетяжек» не используют, растягивают их или вдвоем с двух берегов, перекинув через речку леску с привязанным грузом, или в одиночку, взабродку в резиновом костюме (вода в форелевых речушках даже летом ледяная).

Порой при установке снасти кажется, что никакой рыбы в насквозь просматривающейся речушке нет, и все труды останутся напрасными. Смущаться кажущимся безрыбьем не стоит, поутру можно обнаружить на крючке неплохую пеструшку. Больше одной форели на «перетяжку» попадается редко, и если снастей немного, то имеет смысл осматривать их с фонарем 3–4 раза за ночь, снимая добычу и возобновляя насадку.

Поскольку форелевые речки замерзают только в очень сильные морозы, редкие при нынешнем глобальном потеплении климата, ловля «перетяжками» продолжается и зимой, на более глубоких местах и так, чтобы насадка находилась недалеко от дна.

Лещ.

Рыболовы-«лещатники» – особая каста среди любителей рыбалки, пользующаяся большим уважением у коллег по увлечению.

Распространен лещ широко, водится во многих водоемах бассейнов Каспийского, Черного, Белого и Балтийского морей, в реках Кавказа, Средней Азии (в бассейне Амура обитают два вида лещей, относящиеся к двум отдельным родам семейства Карповые).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 18. Лещ.

Почти всюду водится лещ, и все его ловят, а вот поймать удается не каждому… Вернее, не так – ловят, много и часто, но… По мнению ихтиологов, дорастают лещи до 6–7 кг, а попадаются любителям в основном экземпляры, чей вес измеряется лишь сотнями граммов. Не те лещи. Мелочь. Подлещики, как называют их рыболовы.

А поймать матерого, многокилограммового, много чего на своем веку повидавшего леща ой как не просто. Случайно лещ может попасться любому рыболову, а вот ловить трофейных лещей регулярно, именно за ними охотиться и добиваться успеха – это удел «лещатников». Касты. Вступить в ее ряды может любой – но сколько же труда, терпения, наблюдательности потребуется на вступительный взнос… Мало не пожалеть денег на самые современные снасти, мало проштудировать публикации в рыболовных СМИ и в Интернете, посвященные лещовой ловле, надо провести немало зорек на водоеме (порой не увидев ни единой поклевки за несколько часов), не отвлекаясь от неподвижных поплавков, не размениваясь на ловлю бойко клюющей плотвы или окуней, активно гоняющих мальков у края зарослей… Ладно летние зори – тепло, птички поют, душа отдыхает… А зимой, в палатке, обогреваемой лишь парой свечей? А зимней ночью?

Многое можно купить в современной коммерческой рыбалке. Хоть поимку лосося – гид-инструктор приведет за ручку к реке, и «поставит в рыбу», и вручит спиннинг с неотразимой для семги блесной, и обучит забросу и проводке… Но звание «лещатник» за деньги не покупается и не продается.

Ловля поплавочными удочками в сезон открытой воды.

Лучшая ловля лещей на поплавочную удочку случается весной, незадолго до нереста и вскоре после его окончания. Не именно что случается – не всегда удается удачно попасть на стаю голодного леща или крупного подлещика: иногда и место, и время, и погода те же, что и в прошлом году, а леща нет. Зато если рандеву все-таки состоялось, ловля отменная: весенний лещ не пуглив, не привередлив к насадкам и прикормкам (можно наловить изрядное количество крупных рыб на обычного червя и вообще без прикормки).

Совсем иное дело – выудить крупного леща в разгар лета, да не одного, случайно подошедшего к настроенной на плотву удочке. Вот здесь-то и начинается искусство лещатника.

Выбор места. Первый шаг к поимке – определить местоположение лещей на водоеме. Лещ рыба оседлая, и за исключением весеннего нерестового путешествия держится и зимой, и летом в достаточно глубоких ямах (8-10 м и глубже) реки или озера.

(Бывают исключения – мне не раз встречались в середине и даже в конце лета стаи мерного, по 1–1,5 кг, леща, скатывающиеся по участку р. Луги, никак для лещей не подходящему – на большом протяжении реки ям не было, ровное русло не более 2–2,5 м глубиной. Очевидно, летние странствия леща связаны с изменением условий на его обычных стоянках или с каким-то тревожащим рыбу фактором. Но ловля проходного летнего леща дело ненадежное и заранее спланировать такую рыбалку невозможно).

Из ям лещи поднимаются на кормежку на их склоны (т. н. «бровки») либо на ровные места невдалеке от берега глубиной от 1,5 до 3 м, реже до 4 м, – там-то их и поджидают удильщики. Поплавочная ловля удобна там, где кормовые места расположены невдалеке от берегов и отсутствует даже минимальное течение – в озерах, в больших проточных прудах, в заводях рек, соседствующих с ямами. На течении леща с поплавком целенаправленно не ловят (за исключением подлещиков, которых неплохо можно поудить в проводку), используют донные снасти.

Не всякий склон или ровное место, примыкающее к лещовой яме, служат лещу столовой. На песчаном или каменистом дне ловить бесполезно, можно подцепить лишь случайного леща, проходящего к местам кормежки. Лещи любят иловато-песчаное дно, или иловато-глинистое, – в нем они роются, добывая мотыля и прочих личинок. Но там, где дно покрыто тиной или на нем лежит толстый слой топкого ила, лещи тоже не кормятся, в таких местах вероятнее поклевка линя или карася.

Иногда случается, что и дно для лещей самое подходящее, и ямы поблизости есть, но рыбы на кормежку в это место не приходят. Необходимо продолжить поиск – значит, где-то неподалеку есть другое подходящее для «столовой» место, более изобильное пищей, – возможно, именно там оседает приносимый течением корм.

Визуальный признак наличия лещей на местах кормежки – цепочки пузырей, поднимающиеся от растревоженного дна к поверхности.

Время выхода на кормежку во многом зависит от местных условий. В местах спокойных и тихих вечерний выход может состоятся и за пару часов до заката, но там, где много купальщиков, моторных лодок и т. п., зачастую лещи отправляются на трапезу уже в глубоких сумерках или в полной темноте. Утреннюю же ловлю лучше начинать с самого раннего времени – едва лишь будет виден поплавок на воде, и при отсутствии беспокоящих рыбу факторов ловля может продолжаться до позднего утра.

Прикормка. Второй этап – приготовление прикормки, без нее на ловлю лещей лучше не отправляться.

Единого рецепта универсальной лещовой прикормки нет, состав ее зависит от условий в месте ловли и личных пристрастий рыболова.

Основа в любом случае растительная – жмыхи, сухари, подсолнечник, горох, другие семена и крупы, отруби и комбикорма. При ловле в стоячей воде стараются готовить прикормку так, чтобы она не имела крупных фракций – измельчают в мясорубке, при необходимости предварительно распарив и обжарив.

Также добавляются ароматизаторы (в умеренном количестве) и сухое молоко, создающее у дна облачка мути, весьма привлекательные для лещей.

Остальные компоненты зависят скорее от личных вкусов рыболова, а не рыбы. Некоторые добавляют сахар и даже мед в убеждении, что лещ неравнодушен к сладкому. Или какао-порошок. Есть убежденные сторонники касторового масла, якобы ускоряющего лещам пищеварение. Многие «секретные» компоненты и самом деле неплохо срабатывают, но лишь для конкретного водоема – и совет тут может быть лишь один: надо пробовать и экспериментировать, не исключено, что вашим личным «секретным» оружием станет нечто совсем неожиданное…

Еще один вопрос не имеет однозначного ответа: добавлять или не добавлять животный корм? Большинство рыболовов при ужении в стоячей воде не добавляет, отчасти из экономических соображений. А у тех, кто добавляет, результаты неоднозначные… Мне не раз приходилось наблюдать резкие вспышки клева при подбрасывании прикормки с обильно замешанным в нее опарышем и, как результат, уловы в 2–3 раза выше, чем у коллег, ловящих рядом и пользующихся лишь растительными прикормками. Но при длительной, многодневной ловле на одном месте подбрасываемые опарыш и мотыль клев леща ухудшают и привлекают массу мелкой рыбы. Поэтому можно порекомендовать такие дополнения к прикормке как тактическое и кратковременное средство.

Кормушки при поплавочной ловле обычно не используются (исключения есть, но редки), прикормка смешивается с суглинком или супесью на берегу водоема и подается рыбе в виде бросаемых в воду шаров. Понятно, что такой способ прикармливания делает бессмысленной ловлю на слишком дальних дистанциях – бросаемые шары рассеиваются по большой площади, а вместе с ними и прикармливаемая стая лещей.

Насадки для летней ловли леща достаточно разнообразны. Из животных чаще употребляются выползок и обычный червь, мотыль, опарыш, а также «бутерброд» из разных их сочетаний. Из растительных – зерна перловки, пшеницы, кукурузы, гороха (отваренные или распаренные) и тесто, приготовляемое по самым разным рецептам. Но список этими самыми употребительными насадками далеко не исчерпывается. Случается, что в том или ином месте лещ предпочитает прочим насадкам нечто более экзотичное, например мясо перловицы или крупных белых личинок.

Снасти. Удилища применяются средней жесткости и жесткие с мягкой вершинкой, минимальной длиной 5 метров, а максимальная зависит от удаленности места ловли от берега – нередко можно увидеть на берегу лещатника с парой удилищ длиной и 8 м, и более – чем длиннее удочка, тем точнее можно подавать насадку в прикормленную зону. При необходимости используют снасть для дальнего заброса, но выше уже сказано о нежелательности ловли на больших дистанциях.

Леска чем тоньше, тем успешнее будет ловля. Я не сторонник неоправданного ослабления оснастки ради спортивных принципов, но лещ слишком осторожная и недоверчивая рыба, и самые крупные экземпляры попадаются на самую тонкую оснастку. Поэтому лески нужны тонкие, но прочные, от лучших производителей. Для ловли мерного (до 2 кг) леща достаточна современная прочная леска 0,15, даже 0,12 мм в диаметре – естественно, при условии мастерского владения снастью. Поводок ставится диаметром на 0,01 мм меньше, чем основная леска.

Когда-то лещатники предпочитали всем поплавкам крупную «гусинку» с надетым на нее небольшим кусочком пробки яйцеобразной формы – огружались эти поплавки так, чтобы из воды торчала верхняя толстая часть пера на 2–3 см. Сейчас в ходу более современные поплавки, но устроенные по тому же принципу – достаточно длинные, с тонкой верхней частью.

Грузоподъемность поплавка зависит от необходимой дальности заброса, но может изменяться и от других факторов, – от направления и силы ветра, например, поэтому лучше брать на ловлю несколько вариантов оснастки. Ловля всегда происходит на достаточной глубине и цвет поплавка подбирают не из соображений незаметности его для рыбы, а так, чтобы рыболову было легче разглядеть поклевку. На бликующей воде лучше всего заметны поплавки с темными антеннами.

Огружают поплавок системой из 2–4 разнесенных по леске грузил, с небольшим «подпаском» расположенным непосредственно на поводке, вес его подбирается так, чтобы поплавок при характерной лещовой поклевке не ложился на бок, а лишь приподнимался из воды – внезапное увеличение веса наживки настораживает клюющего леща.

Размер крючка полностью зависит от применяемой насадки, а про качество можно сказать то же, что и про лески – при лещовой ловле экономить на крючках недопустимо.

Лещ клюет всегда со дна. Исключение – массовый вылет поденки или ручейника, когда не только подлещики, но и вполне солидные лещи поднимаются к поверхности и хватают насекомых (довольно неуклюже, поворачиваясь на бок). Но случается такое не каждый год и далеко не на всех водоемах, поэтому поплавочники ловят лещей двумя способами – располагая насадку на дне (рис. 19) или в непосредственно близости от него, в 1–2 см.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 19. Оснастка лещовой удочки и положение насадки на дне.

У обоих способов есть свои достоинства и недостатки. Во втором случае лучше заметны ранние стадии поклевки, но малейший ветер приводит к дрейфу оснастки, совершенно нежелательному при этой ловле. Поэтому в большинстве случаев следует все-таки выкладывать насадку на дно.

Принадлежности. Поплавочная ловля лещей – занятие обстоятельное, лишних передвижений по водоему не предполагающее. Складной стул и подставки для удочек – необходимые аксессуары. Необходим и подсачек – с длинной телескопической ручкой, с большим обручем и глубоким провисом сетки, без этой принадлежности удачно половить можно только подлещиков. Не помешает и большой просторный садок – такой, чтобы глубоко уходил в воду, а горловина находилась рядом с рыболовом; добычу помещать в него надо аккуратно, без шума и плеска. Поляризационные очки – не обязательная, но весьма желательная принадлежность, в них глаза не так утомляются, постоянно наблюдая за поплавками на бликующей воде.

Тактика и техника ловли. Об умении забрасывать, насаживать, подсекать и вываживать добычу говорить в этой теме не приходится: если уж рыболов начал специализироваться на ловле леща, все эти тонкости ему знакомы, начинающие удильщики тренируются на плотве. Однако и у опытных рыболовов случаются осечки. Часто их причиной является неправильное применение прикормки. Важно нащупать золотую середину между двумя крайностями. Нельзя, подавая слишком щедрые порции прикормки, преждевременно насытить рыбу, и в тоже время ничуть не лучше чрезмерная экономия – в поисках корма лещи уйдут из зоны ловли, зачастую к крючкам более ловящего неподалеку коллеги-конкурента. Но если выбирать из двух зол, второй вариант предпочтительнее – голодная рыба может вернуться, а наевшиеся лещи уходят на дневку или ночевку в свою яму и работу над ошибками удастся провести лишь на следующей заре.

Многие специалисты советуют после заброса первоначальной, более обильной прикормки и начала ловли действовать по обстановке, внимательно следя за паузами в клеве – если после очередной пойманной рыбы поклевок нет 10–15 минут, подбрасывать новую небольшую порцию. Если вываживание произошло слишком шумно или, хуже того, лещ сорвался в зоне ловле, прикормку подбрасывают немедленно, стараясь удержать напуганную стаю.

Ловля донками.

Донками лещей ловят в основном на средних и больших реках, иногда с берега, используя грузила-кормушки или фидерные снасти. Но гораздо чаще и успешнее донная ловля происходит с лодок.

Выбор мест для рыбалки производится по тому же принципу, что и при поплавочной ловли – на выходах из лещовых ям к местам кормежки. Очень полезна бывает предварительная разведка с применением эхолота и тщательным промером глубин обычным лотом – если в склоне ямы имеется ложбина или канава, очень велик шанс, что подводная тропа лещей пролегает как раз по ней.

Как и при рыбалке с берега, тишина и осторожность – необходимое условие успеха. Поэтому многие лещатники избегают ловить с металлических лодок: одно неосторожное движение, один резкий звук, как резонатором передаваемый в воду металлическим корпусом лодки – и напуганная стая лещей может надолго покинуть кормное место. Наиболее пригодны с точки зрения соблюдения тишины резиновые лодки, но и пластиковые с деревянными применимы при соблюдении должной осторожности.

Ловля производится непременно с прикормкой, размещаемой, в отличие от береговой поплавочной ловли, в кормушке, расположенной на дне под лодкой. Насаженные крючки, естественно, располагаются в струе, вымывающей пищу из кормушки.

На рис. 20 изображена одна из возможных схем такой ловли: на бровке ямы. Если дно подходящее, глинисто-иловатое, то лещи далеко от своей ямы в поисках пищи не уходят, предпочитая добывать ее со склона. Дело еще в том, что с понижением глубины – т. е. на бровке – скорость течения замедляется, и многие плывущие по реке частицы корма оседают на дно именно там. На песчаном же склоне иногда держатся подлещики, а крупный лещ клюет случайно, на проходе к более дальним местам кормежки.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 20. Ловля леща на выходе из ямы.

Ловля происходит в одиночку, с кормы лодки на одну, реже две донные удочки, смонтированные обычно на спиннингах с инерционными катушками или на фидерных удилищах. Рыболовов, использующих короткие удильники с мотовилами, когда-то широко распространенные, ныне почти не осталось, – крупный лещ хоть и не отличается упорным сопротивлением, но способен на неожиданные рывки у самого борта лодки, и выводить его, перебирая леску руками, чревато многими сходами.

Основная леска донок – 0,22-0,25 мм, поводки – длиной 15–20 см и диаметром 0,17-0,18 мм (если регулярно не попадаются рекордные экземпляры). Поводков на каждой донке 2–3, но некоторые любители оснащают свои донки на манер подпуска, 7–8 крючками. Такая оснастка требует осторожного обращения особенно при ночной ловле, запутывается на дне лодки легко и просто.

Грузила применяются скользящие, но отличные от тех, с которыми ловят похожим способом язей или ельцов. При лещовой рыбалке зону ловли не расширяют, приподнимая грузило над дном и позволяя ему опуститься несколько дальше под действием течения. Осторожного леща такие манипуляции могут напугать, поэтому грузило после заброса лежит неподвижно на дне, а под действием течения движется лишь леска с поводками. Чтобы поводки не заползали на основное грузило, несколько выше их на леске зажимается дробинка-стопор, в местах с более сильным течением не лишне крепить еще две-три дробинки между поводками, чтобы оснастка прилегала ко дну, а не вытягивалась течением над склоном.

Вес грузила подбирается сообразно силе течения, а форма предпочтительнее плоская, в целях лучшего «прилипания» ко дну.

Наиболее дотошные лещатники окрашивают и грузила, и даже дробинки под цвет донного грунта и используют лески наиболее незаметных, сливающихся со дном расцветок.

Крючки № 6–7, с длинным цевьем – насадкой чаще всего служит червь, либо небольшой выползок, либо пучок из 2–3 навозных или калифорнийских. При ловле на опарыша или на кашу крючки привязываются с коротким цевьем – насадка должна полностью скрывать крючок от леща.

Сигнализатор поклевки – длинный кивок или гибкий кончик фидерного удилища. Часто клев леща продолжается в полной темноте, в этом случае либо рядом с тюльпаном крепят на прищепке небольшой бубенчик, либо рыболов переходит на ловлю одним удилищем, определяя поклевку осязанием.

Кормушки используются из капроновой или металлической сетки, с камнем или свинцовым грузом для утяжеления. Форма у них обычно цилиндрическая, вытянутая – чтобы прикорм лучше вымывался течением, вместимость не менее 1–2 кг корма. Прикормка – растительная, схожая с той, что применяется для поплавочной ловли, но при ловле на течении в ней нужны не столько мелкие фракции, сколько более крупные – целые распаренные зерна, горошины и т. д. Мелкие крошки слишком быстро уносятся течением, поэтому составные части прикормки не пропускают через мясорубку.

Как и при ужении с берега, необходим подсачек, но с менее длинной рукоятью.

Если к донкам подходит мелкая рыба, опытные лещатники меняют место ловли. Даже в жор крупный лещ клюет не часто, а шум, производимый частой поимкой мелкой рыбы, может вообще отпугнуть стаю и испортить всю ловлю.

«Кольцо» («кольцовка»).

«Кольцовку» теоретически можно считать вершиной развития фидерных снастей – крючок у нее совмещен с грузилом-кормушкой, вмещающей несколько килограммов прикормки. Естественно, вытаскивать кормушку таких размеров с каждой пойманной рыбой возможности нет, – и основная леска, и поводок привязаны к металлическому кольцу, скользящему вдоль шнура кормушки, – при ловле крючок оказывается в непосредственной близости от прикормки. Ловят «кольцовками» всегда с лодок (хотя теоретически можно представить и ловлю с моста), в реках значительной глубины, на достаточно сильном и ровном, без водоворотов, течении.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 21. Ловля «кольцовкой»: 1 – кормушка; 2 – шнур кормушки; 3 – основная леска; 4 – «кольцо»; 5 – поводок с крючком.

Кормушки у «кольцовок» делаются весьма вместительными, самые маленькие не менее 3 л, гораздо чаще 5–6 л, а иногда и больше. Чем больше кормушка, тем обильнее улов, хотя доводить этот принцип до абсурда все же не стоит.

Обычно для изготовления кормушек используют всевозможные металлические емкости, просверлив в них многочисленные отверстия. Можно использовать и пластиковые, но крышка у них непременно должна быть металлической (иначе не возникают необходимые при ловле звуковые эффекты).

Кормушка должна располагаться на дне вертикально, поэтому ее не утяжеляют найденным на берегу камнем, чтобы как-нибудь невзначай не завалилась на бок. На дно емкости кладут специально отлитый свинцовый «блин», причем достаточно тяжелый, в несколько килограммов весом. Шнур кормушки – либо самая толстая леска (мононить), либо тоненький капроновый шнур.

Кольцо, давшее название всей снасти, в первоначальном своем варианте – самая обычная шайба от болта изрядных размеров: к ней привязывался поводок и основная леска, а сквозь отверстие пропускался шнур кормушки. Но такая снасть не чувствительна, плохо передает осторожные поклевки, и в настоящее время кольца изготавливают более сложные, двух видов: съемные и несъемные.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 22. Несъемное кольцо.

Несъемное кольцо (рис. 22) изготавливается внешним диаметром от 50 до 70 мм и имеет два отверстия разного диаметра – сквозь широкое пропущен шнур кормушки, сквозь узкое – основная леска, отделенная от поводка стопором – вертлюжком или дробинкой; диаметр стопора не позволяет ему проскальзывать сквозь отверстие. Отверстие для лески лучше сверлить под углом, тогда крючок реже цепляется за кормушку.

О том, из какого материала лучше изготавливать кольцо, единства мнений среди рыболовов не наблюдается. Одни считают, что лишь прикормка привлекает рыбу к «кольцовке», а звуковые эффекты особой роли не играют, – и делают кольца из свинца, тяжелого по удельному весу и легкого в обработке, но «глухого» металла (и зачастую не ставят на кормушки металлические крышки). К тому же шнур, по которому скользят кольца из свинца, служит дольше. Сторонники акустического воздействия на рыбу предпочитают изготавливать кольца из более «звонких» материалов – нержавеющей стали или латуни (шнур они истирают быстрее).

Правы и те, и другие, все дело в длительности рыбалки. Если выезжать на ловлю в разные места и ненадолго, на день или на выходные, рыба не успевает привыкнуть искать пищу там, где раздается звуковой сигнал. Хуже того, осторожного леща могут отпугнуть звуки непонятной ему природы.

Но если ловить постоянно, изо дня в день на одних и тех же местах, у подводных обитателей складывается устойчивый рефлекс: раздался привычный стук, пора спешить за кормом. Лещи. вопреки распространенному мнению, не боятся любых звуков, даже самых громких; известны случаи, когда лещовые стаи кормились возле грохочущих землеснарядов, собирая корм, вымываемый ими из дна. Лещи опасаются лишь непривычных звуков.

Несъемные кольца путешествуют по шнуру кормушки вверх-вниз на манер лифта, вверх – с пойманной рыбой, вниз – со свежей насадкой. Естественно, шнур должен быть натянут туго, представляя собой прямую линию. Удилище при ловле с несъемным кольцом не нужно, все равно его амортизирующие свойства никак не использовать, – леску выбирают и стравливают руками, а поклевку определяют осязанием. Чувствительность снасти такова, что позволяет не пропустить даже осторожный клев небольших подлещиков.

«Кольцовка» с несъемным кольцом предназначена как раз для ловли подлещиков, равно как и других некрупных карповых, держащихся густыми стаями: густеры, сырти, подуста и т. д. Там, где вероятна поклевка леща весом в несколько килограммов (а тем более сазана или карпа), кольца используются исключительно разъемные, соскакивающие со шнура при рывке крупной рыбины, и вываживание производится при помощи спиннингового удилища (о поклевке в таком случае сигнализирует кивок, укрепленный на его вершине).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 23. Съемные кольца.

Модификаций разъемных колец придумано множество, самые распространенные изображены на рис. 23. Самый простой вариант – сделать в обычном несъемном кольце пропил (рис. 23.1) несколько под углом, чтобы кольцо не соскальзывало со шнура самопроизвольно или при поимке мелкой рыбы. Однако этот вариант самый простой, но и самый неудачный – иногда кольцо соскальзывает когда не надо, а иногда не сразу соскальзывает при поимке крупного экземпляра.

В свинцовые «глухие» кольца вплавляют скрещенные «усики» из тоненькой пружинистой проволоки (рис. 23.2), такая конструкция уже значительно надежнее. В «звонких» стальных и латунных кольцах используют защелку, туго вращающуюся вокруг оси. В крупных городах можно без труда приобрести кольца разных модификаций у кустарей, продающих свои изделия на птичьих рынках.

Остальные составные части «кольцовки» ничего особенного из себя не представляют: толщина основной лески и поводка, а также размер крючка обусловлены размером предполагаемой добычи; длина поводка от 0,5 до 1,5 метра, в зависимости от силы течения и размера (высоты) кормушки – насаженный крючок при ловле лещей должен находится непосредственно на дне или в двух-трех сантиметрах над ним. Иногда, при ловле других рыб, крючок пускают повыше над дном, надев на поводок крохотный кусочек пенопласта.

Самая употребительная насадка для ловли «кольцовкой» лещей и подлещиков – червь. Растительные насадки слишком быстро смываются течением, а другие животные насадки добывать труднее – дело в том, что «кольцовка» снасть очень уловистая и насадка требуется в больших количествах.

Ловля на «кольцовку» начинается с поиска рыбных косяков при помощи эхолота (даже в хорошо изученных местах маршруты движения рыбьих стай порой меняются). Если этого полезного прибора нет в наличии, приходится вести поиск вслепую, выбирая места с подходящим течением и глубиной не менее четырех метров, но поскольку ловят «кольцовкой» на богатых рыбой реках, с третьего или четвертого раза обычно удается попасть на удачное место.

Лодку чаще всего ставят на двух якорях, поперек течения. Реже (при относительно слабом течении и тяжелой кормушке, в несколько килограммов весом, фактически работающей как дополнительный якорь) удается обойтись одним якорем.

Техника ловли проста – рыболов время от времени постукивает грузилом по крышке кормушки, причем у правильно сделанной снасти звук ударов слышен даже в лодке. При ловле «глухой» кормушкой этого делать не надо, достаточно сидеть и ожидать очередную поклевку, обычно она не задерживается.

При ослаблении клева кормушку полезно подергать за шнур, встряхнуть слежавшийся корм, чтобы его активнее вымывала вода. Иногда клев прекращается из-за подхода к рыбьему скоплению крупного хищника. Некоторые рыболовы в таком случае меняют поводок на другой, предназначенный для ловли на живца (при ловле со съемным кольцом можно держать наготове второй спиннинг, оснащенный так же, но с более прочной леской и с живцовой снасточкой). При удаче можно разнообразить улов «белой» рыбы крупной донной щукой, неплохим сомом или, особенно при ловле в сумерках, трофейным судаком.

Иногда на живцовую снасть, обычно донную, ловят параллельно с кольцовкой, отпуская живца подальше от лодки, – туда, куда уходят по течению частицы корма. Но если клюют лещи крупных размеров (тем более сазаны), то лучше не рассеивать внимание и не рисковать перепутыванием лесок.

Ловля бортовыми удочками (угличский способ).

Лещей, вернее, подлещиков весом 700–800 г (изредка попадаются экземпляры до полутора килограммов весом), ловят в Угличском водохранилище с лодок на бортовые удочки.

Вот как происходит эта ловля (по материалам статьи В. Сурова «Лещи Углича», Рыболов № 3/2000).

Сезон ловли лещей начинается на водохранилище в июне, когда заканчивается весенний запрет на ловлю с лодки, и продолжается до конца сентября, а при хорошей погоде и до начала октября.

Ловят леща летом на глубине от 5 до 15 метров, но наиболее часто прикормленные места ловли располагаются над глубинами 7–9 метров. Местные рыболовы отмечают такие места (одно или два-три) буями и ловят на них весь сезон.

Автор статьи советует использовать для ловли буй оригинальной конструкции – вертикально стоящий в воде не то толстый кол, не то тонкое бревнышко диаметром 8-10 см и длиной 1,5–2 метра.

Это бревнышко привязывают тросом к достаточно тяжелому грузу, так, чтобы верхний конец торчал из воды на 40–50 см. К бую привязывают веревку с носа лодки, а с кормы бросают якорь и фиксируют лодку врастяжку, носом к ветру.

Снасть – донные бортовые удочки без катушки, общей длиной (с рукоятью) не более метра. Сигнализатор поклевки – достаточно жесткий кивок; на Угличском водохранилище при работающей ГЭС появляется сильное течение, гибкие сторожки изгибаются почти под прямым углом и плохо передают поклевку. Поклевка выглядит как непрерывное подергивание сторожка и может быть короткой или длительной. Подсекать нужно примерно через 3 секунды. Если подсечь раньше, лещ не успеет забрать насадку в рот, а если промедлить, насадка будет объедена, а крючок – выплюнут.

Удочки оснащаются монолеской диаметром 0,3 мм с концевым грузилом весом не менее 10 г. Два поводка с крючками № 5–6 по отечественной нумерации привязываются таким образом, чтобы один крючок лежал на дне, а другой находился примерно в 10 см выше дна.

В качестве и насадки, и прикормки используется перловая каша. Варят ее таким образом, чтобы разваренные мягкие зерна, остыв, составляли единую массу, но оставались целыми и могли быть использованы для насадки. В качестве ароматизатора используется анисовое масло. Прикормку отправляют в воду небольшими порциями, загружая несколько ложек каши в небольшую сетку-кормушку с грузом, и опускают ее на дно примерно в 0,5–0,8 метра от удочки выше по течению. Время от времени вымытый из сетки прикорм возобновляют.

По наблюдениям местных рыболовов, большое значение имеет регулярность ловли. Если рыбачить каждый день на одном и том же месте, то стаи подлещика привыкают искать корм на этом участке дна и не клюют лишь при похолоданиях, сопровождаемых сильным северным ветром. Нет сомнений, что при кратковременных редких выездах (не имея своего прикормленного буя) рассчитывать на успех без применения эхолота трудно.

В качестве насадки используются все те же зерна перловой каши. На крючок их насаживают 3–4 штуки, причем последнее зерно должно закрывать жало крючка.

Некоторые угличские рыболовы используют в качестве прикормка пшенную кашу, а ловят на животные насадки, на червя или опарыша.

Ловля наполовину речная, наполовину озерная (т. е. течение возникает периодически), и вполне возможно, что классическая речная «кольцовка» будет иметь на Угличском водохранилище не меньший успех, чем на реках.

Ловля сетями.

Фанатичные сторонники удочки и других спортивных снастей мне не поверят, но среди любителей ловли сетями тоже есть свои «лещатники».

Многие наивно считают, что ставная сеть – снасть необычайно добычливая, и особых знаний и умений не требующая: бросил ее в водоем, рыба сама и набилась.

Глубокое заблуждение. Рыба может набиться в сеть, а может и пройти стороной. Один поймает сетью много, другой – мало. То есть от умения рыболова, от знания водоема и повадок рыбы зависит очень многое. (Естественно, речь идет о сетях любительских, разрешенной правилами длины. Если выставлять сети погонными километрами, опутав, к примеру, все подходы к нерестилищу, рыба в сети попадется, никуда не денется. Но это не любительская ловля, это промысел – легальный ли, браконьерский ли, неважно).

Недаром в Финляндии проводят спортивные соревнования по ловле сетями – ловля эта не только добычлива (у тех, кто умеет ловить) но и весьма азартна, что бы ни думали на сей счет фанаты нахлыстовой и спиннинговой ловли.

Для ловли леща умение необходимо, и немалое, – неважно, удочка или сеть служит орудием ловли. У неумелых сетевиков в улове все те же подлещики, если и попадется приличный лещ – то один, случайный, при том что лещи – рыба стайная.

Ловля леща сетью начинается с умения ее правильно посадить. Дело в том, что по строению своего тела лещ – одна из самых широких рыб. Соответственно, нужна сеть с крупной ячеей – не менее 70 мм, а если рассчитать размер ячеи для полуметрового леща по формуле, применяемой в промышленном рыболовстве, получится еще большая цифра – 100 мм.

Но лещ отличается не только рекордным соотношением ширины к длине, но и феноменальной осторожностью. Чем больше размер ячеи сети, тем толще и грубее нить, из которой она связана. А в грубые сети осторожный лещ не идет (за исключением периода нереста, но в нерест ловля сетями запрещена).

Летом делу могут помочь сети усложненной конструкции – трехстенные и рамовые, где рыба запутывается не в ячеях, а в сетном мешке, и размер ячейки может быть меньше. Но во многих регионах правила разрешают ловить по лицензии лишь сетями-одностенками, а зимой любители сложными сетями ловят мало. Кому приходилось выпутывать рыбу из «трехстенки», из перекрученного в нескольких направлениях кокона из дели, тот не станет спрашивать: а почему? Достаточно представить все то же самое, но на двадцатиградусном морозе…

Ниже описан способ посадки одностенных сетей, позволяющей уверенно ловить крупных лещей весом до 4 кг лесковой сетью с ячеей 45–50 мм и толщиной нити 0,2–0,22 мм и зимой, и летом. Иногда попадаются и более крупные лещи, но уже без гарантии.

Более подробно о посадке ставных сетей рассказано в одноименной статье, а здесь напомним, что сеть считается посаженной равномерно, если ячейки дели растягиваются в виде ромбов, длина горизонтальной диагонали которых равна стороне ромба (симметричная ячейка), и при этом длина верхней подборы равна длине нижней. То есть из «куклы» длиной 60 метров получается одностенная сеть с длиной каждой подборы 30 метров.

Такая сеть одинаково ловит рыбу что своей нижней частью, что средней, что верхней, – т. е. достаточно универсальна. Но для леща она подходит плохо.

Гораздо эффективнее неравномерная посадка (рис. 24) – так, что ромбовидные ячейки дели в нижних рядах растянуты по горизонтали (уширены на 10 %), а в верхних – по вертикали (заужены на те же 10 %), в средних же рядах остаются симметричными. Длина подбор при этом получается разная: при 10-процентном заужении и уширении ячей для 60-метровой куклы верхняя подбора нужна длиной 27 метров, нижняя – 33 метра.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 24. Неравномерная посадка сети: 1 – зауженная ячейка (в верхней части сети); 2 – уширенная ячейка (в нижней части сети); 3 – симметричная ячейка (в средней части сети); 4 – положение нижней (А) и верхней (Б) подбор относительно друг друга (вид сверху).

Если же делать заужение и уширение ячей не 10, а 20 %, то разница в длине подбор еще более существенна: 24 м – верхняя подбора, 36 м – нижняя. В полтора раза!

Именно такая сеть очень уловиста при ловле леща.

Большая разница в длине верхнего и нижнего шнуров приводит к тому, что нижняя часть сети обладает эффектом «плиссировки», то есть состоит из множества складок, или вертикальных карманов. По уловистости сеть сравнима с «путанкой», но освобождает от главной проблемы трехстенной сети: от сложностей с выпутыванием рыбы.

И в такую сеть ловятся лещи гораздо большего размера, чем в обычную одностенную. Известен случай поимки двухкилограммового леща в сетку с ячеей 32 мм – будь она посажена обычным образом, лещ уперся бы в дель, развернулся и уплыл. 32 мм для леща в 2 кг – очень мало, и поимку можно счесть случайностью. Но в сеть с ячеей 40 мм лещи путаются надежно – и килограммовые, и двухкилограммовые.

Производится посадка следующим образом. Например, мы сажаем 60-метровую куклу с ячеей 40 мм. Расстояние между посадочными узлами на верхней подборе берется равным 4 ячеям, т. е. 160 мм, но продевается посадочная нить этой длины сквозь 5 ячей куклы – заужение на 20 %.

Внизу все наоборот. Расстояние между посадочными узлами 96 мм, но продевается нить в две ячеи – уширение на 20 %.

Указанные расстояния теоретически измеряются между центрами соседних узлов, но на практике вымерять все до миллиметров нет ни времени, ни нужды – небольшие погрешности, допущенные то в ту, то в другую сторону, в итоге взаимно компенсируются.

Сеть готова. Нить тонкая, в воде незаметная, посадка уловистая… Но где и как ставить сеть?

Чтобы дать ответ, надо немного поговорить об образе жизни лещей.

* * *

На кормежку лещи выдвигаются на более мелкие места, глубиной 4, а то и 2–3 метра, – там больше корма. Идут стаей, во главе вожак – самая крупная самка. Не потому, что прочие лещи признают ее опыт и авторитет, все проще: механизм стайного поведения рыб основан на том, что вся стая ориентируется на рыбу-лидера – куда двинулся лидер, туда потянулись и остальные. Лидер, понятное дело, должен быть хорошо заметен, то есть должен чем-то отличаться. Иногда отличие в окраске – рыба-альбинос имеет хорошие шансы на лидерство – но гораздо чаще в размере: за крупным вожаком следить легче. А то, что самая крупная самка (они у лещей крупнее самцов) имеет самый большой возраст, и, соответственно, жизненный опыт, – дополнительный механизм, позволяющий выживать виду.

Самка-лидер не всегда движется первой: она лишь задает направление движению, а ее более мелкие собратья плывут вокруг. Некоторые даже впереди, – если лидер вдруг изменит курс, пристроятся к косяку с фланга или с тыла.

И что будет, если ведомый лидером косяк обнаружит на пути нашу старательно посаженную сеть?

Опрометчиво набиваться в сеть лещи не станут, не та рыба – это крупные караси и карпы пытаются взять преграду на таран. Лещи даже сеть из самой тонкой нити не то видят, не то чувствуют как-то еще – стая поворачивает и движется вдоль сети, ищет обход. Зимой эхолот-флэшер иногда очень хорошо фиксирует эти лещовые проделки: подход к сети, поворот, движение вдоль…

А если хоть один лещ нечаянно влетит в дель, запутается, забьется – остальные перестанут искать обход, тут же развернутся и очень быстро уплывут. Вернее, уплывет самка-лидер, а остальные поспешат следом. Именно потому случайным образом много лещей не попадается – один, в лучшем случае два. И сети для получения хорошего улова надо ставить особым образом.

* * *

Предлагаемый способ ловли «обкатан» при зимней и летней ловле на относительно небольших озерах Карелии и Финляндии с примерно одинаковым рельефом: обширная мелководная зона 2–4 метра глубиной, ближе к середине водоема – глубины 10–12 метров, служащие пристанищем для лещей. Непременное условие – пологое понижение дна под углом не более 30°, на крутых бровках сеть теряет конфигурацию и не работает.

Для ловли требуется порядок из четырех сетей по 30 метров длиной. Выставляется он в форме буквы V, – две сети в одной «палочке», две в другой. Угол между «палочками» около 50°, и раскрыт он в сторону зимовальной ямы. Причем две сети, расположенные ближе к яме, применятся любые: грубые, с мелкой ячеей, с неудачной посадкой – их задача всего лишь направить рыбу в вершину угла, составленную из сетей с ячеей 40–50 мм, посаженных, как описано выше. Назовем для простоты первые сети направляющими, а вторые – ловчими.

Располагается наша V не на самой мели, не на местах кормежки – на подходе к ним, на пологом склоне.

И вот что происходит на дне – лещи движутся к месту своего ужина, упираются в направляющую сеть – не перпендикулярно, под углом. Поворачивают и движутся вдоль преграды. Преграда кончается, но вот незадача: к ней плотно, не проскочить, присоединена другая – ловчая сеть. Верхние и нижние подборы связаны шкотовыми узлами, между ними пропущена сквозь крайние ячейки обоих сетей пожилина – нет никакой лазейки. Лещи движутся дальше.

И начинается самое интересное. Сеть теперь другая – вертикальные складки дели рано или поздно зацепят одного из лещей – он забьется, наматывая на себя дель, а напуганная стая устремится прочь, быстро, не разбирая, что впереди – и влетит во вторую ловчую сеть.

Картину происходившего на дне можно восстановить без труда – в первой ловчей сети один лещ, во второй – два десятка.

Сети лучше всего выставлять за час до ожидаемого выхода лещей – чтобы запутавшиеся прочие рыбы не спугнули главную добычу.

Могут ли лещи не попасть в сеть? Могут. Стая пройдет мимо, или вообще не выйдет в тот день из ямы. Но я с того и начал: опущенная в воду сеть не гарантирует быстрого и баснословного улова. Осечки случаются, и не так уж редко. Чем лучше знаешь водоем и привычки его обитателей, тем больше шансов на удачу.

Ловля на спиннинг.

При определенных условиях все достаточно крупные карповые рыбы становятся хищниками, дополняя свой рацион мальками и молодью рыб. Даже ельцы и чехонь, которым размеры хищничать не очень-то позволяют, попадаются порой на крохотные вращающиеся блесенки.

Лещ обычно начинает хватать спиннинговые приманки поздней осенью, когда перед зимой нагуливает жир и охотится на подросшего малька. Попадаются лещи на небольшие джиговые приманки (7-10 см длиной) и на вращающиеся блесенки небольших номеров, особенно если их тройнички замаскированы красной шерстью или на них насажен небольшой твистер.

Специально за лещом спиннингисты обычно не охотятся, он попадается попутно, чаще всего при ловле язя.

Однако в любых правилах есть исключения. Новосибирские спиннингисты целенаправленно ловят лещей, причем летом, в начале июля. Вот как происходи эта рыбалка (по материалам статьи С. Шаталова «Со спиннингом на леща», Рыболов, № 4/87).

Охота со спиннингом на леща продолжается на Оби недолго – одну-две недели, и берет он на блесну не везде: в зависимости от колебаний уровня воды места концентрации лещей в этот период непостоянны. Лещи придерживаются каменистых гряд, всевозможных выступов дна на глубинах от 0,5 до 3 метров. Стоят они порой настолько плотно, что хватки следуют одна за другой. Правда, и сходов бывает здесь много, особенно при ловле с берега: крупной рыбе «помогают» сильное течение и песчаные отмели. Клев, как правило, продолжается с рассвета до полудня. Во второй половине дня лещи не клюют: наевшись мальков, они переваривают их до следующего утра.

На тихой воде лещ блесну не берет, поскольку, по-видимому, пугается ее. Во всяком случае, поймать его в таких местах удается крайне редко.

Местные рыболовы высказывают различные предположения относительно причин и сроков клева леща на блесну. Наиболее вероятной причиной представляется то, что к этому времени на быстрину скатывается подросшая молодь других рыб. Над Обью начинают кружить чайки – верный признак того, что мальки, а вслед за ними и лещи перемещаются ближе к фарватеру.

Год от года время ската мальков меняется и прямо зависит от сроков нереста, которые, в свою очередь, определяются тем, какой была весна, – ранней или поздней, холодной или теплой.

Чаще других лещ хватает мальков судака, очень многочисленных в это время.

Охотится лещ своеобразно: хватая рыбешку, он беспорядочно крутится. Обычно через 8–12 дней после того, как «пошел» малек, лещ переходит на свою традиционную пищу, блесну же берет очень редко, вяло и чаще сходит.

Для ловли с берега местные спиннингисты чаще пользуются мощными стеклопластиковыми или самодельными дюралевыми удилищами, оснащенными инерционными катушками типа «Невская». К основной леске диаметром 0,5 миллиметра привязывают поводок 0,4 миллиметра и так называемый «выброс» – отрезок лески диаметром 0,7–0,8 миллиметра и длиной около 2,5 метра, на который приходится вся сила рывка при дальнем забросе, поскольку вес грузила достигает 65–100 граммов. На барабане катушки надо обязательно иметь несколько витков выброса. Такая снасть по-своему гармонична и позволяет делать заброс до 100 метров и более.

Для ловли с лодки, когда не требуется дальний заброс, пользуются легкими удилищами и с безынерционными катушками, оснащенными более тонкой (0,25-0,3 миллиметра) леской, грузилом весом до 50 граммов. «Выброс» не нужен.

Грузило крепится наподобие известной «московской оснастки» – на отводном поводке, называемом по-местному «доводком».

При ловле с берега с инерционной катушкой примерно в метре от грузила крепят поводок длиной от 1,5 до 4 метров – в зависимости от веса грузила и силы течения. Чем тяжелее грузило, тем длиннее поводок (он не должен настораживать рыбу), и чем сильнее течение, тем короче поводок (во избежание зацепов). Когда же ловят с лодки снастью с безынерционной катушкой, поводок не превышает 1,5 метра.

Для леща используют леща самодельные вращающиеся блесны с желтым латунным лепестком длиной до 3 сантиметров.

На рис. 25. показан процесс изготовления и внешний вид блесны. Она имеет жесткую конструкцию, так как тройник соединяется с ее осью отрезком кембрика, без карабина. Это избавляет от захлестывания блесны за поводок при забросе.

Лепесток выгибают с помощью простого. штампа: в качестве матрицы используют деревянный брусок с небольшим углублением, сделанным круглым напильником, а в качестве пуансона – металлическую трубку или пруток диаметром 15 миллиметров. Ушко лепестка отгибают плоскогубцами. На сезон заготавливают блесны разной величины и расцветки.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 25. Лещовая блесна-самоделка: 1 – гитарная струна; 2 – бусинка (бисер); 3 – кембрик; 4 – красные нитки; 5 – двойной крючок; 6 – лепесток; 7 – застежка.

По сравнению с живым мальком вращающаяся блесна кажется в воде довольно громоздкой, поэтому при ловле леща предпочтительны мелкие блесны. Однако в периоды жора, а также в мутной воде, на большой глубине и сильном течении лучше применять более крупные блесны.

Зимнее ужение.

Удят лещей зимой поплавочными и мормышечными удочками.

Основное их различие – в сигнализаторе поклевки: в первом случае это поплавок, во втором – кивок. Назначение поплавка или кивка состоит не только лишь в том, чтобы просигналить рыболову: рыба взяла насадку!

При ловле лещей, отличающихся маниакальной осторожностью, не менее важна вторая функция кивка или поплавка, – уменьшить ощущение рыбой тяжести насадки в момент поклевки. Если мотыль или опарыш, которого втянул своим «хоботком» лещ, оказывается тяжелее привычного естественного корма, – насторожившийся лещ может тут же выплюнуть насадку, – а рыболов пытается расшифровать странные подрагивания кивка или поплавка и грешит на шалящую мелочь.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 26. Вариант оснастки зимней поплавочной удочки, для ловли леща решительно не подходящий: рыба взяла насадку, поплавок полностью всплыл, лещ целиком и полностью ощущает непривычную тяжесть мормышки.

Излишек веса привычная пища получает от веса мормышки (или грузила поплавочной оснастки). Главная задача при конструировании снастей для зимней ловли леща – в наибольшей степени нейтрализовать «лишний вес» за счет подъемной силы поплавка или изгибной деформации кивка.

Сформулировав общий принцип конструирования лещовых зимних снастей, перейдем к рассмотрению их устройства.

Большинство любителей-поплавочников не разделяют принцип: «чем больше удочек, тем вероятнее поклевка» и обходятся одним или двумя удильниками. При умеренном количестве снастей прозевать поклевку труднее, резко повышается мобильность в передвижениях по водоему в поисках рыбы, – и нужда в излишне громоздком основании удильника пропадает.

Однако «лещатники» – зимники – народ особый. Каста. На коллег, рыскающих по водоему в поисках окуньков и плотвичек, «лещатники» поглядывают из своих палаток спокойно и слегка презрительно: им не привыкать и час, и два, и три впустую дожидаться поклевки большой рыбы. И старинные «кобылки» среди них распространены не менее, чем удочки с катушками.

Размеры хлыстиков за последние десятилетия существенно уменьшились: если авторы рыболовных книг 60-х годов рекомендовали длину до 30 см, то сейчас размер хлыстиков сократился до 15–18 см (не считая той части, что утоплена в рукоять). Но до бесконечности уменьшать хлыстик невозможно – длина его должна позволять леске опускаться в лунку, не касаясь льда, чтобы избежать примерзания.

Рукоятки удочек-самоделок вытачиваются из дерева или твердого пенопласта, либо изготавливаются пробковые наборные. Выпускаемые промышленностью дешевые удильники часто отливаются из пластмассы, но пользуются такими снастями лишь начинающие рыболовы, – то есть никак не «лещатники» – пластмассовые рукоятки скользкие, холодные, непрочные… Надо заметить, что пластиковые рукояти дешевых импортных удильников немногим лучше – тем, что прочнее, не трескаются от мороза и ударных нагрузок.

Удобны и ухватисты рукоятки импортных (финских) удочек из неопрена – не скользят в руках и не холодят их, если приходится ловить без перчаток. Но их нельзя мочить – обледеневают. Лучше всего проявляют себя пробковые рукояти, но они стоят на удочках высокой ценовой категории.

Толщина леска, наматываемая на катушку или мотовило зимней удочки, зависит как от размера предполагаемой добычи, так и от некоторых других факторов. Несколько лет назад я свел эти зависимости в виде таблицы, ниже приведены выдержки из нее, касающиеся лещей.

Таблица 3. Прочность и область применения на зимней «лещовой» рыбалке современных лесок.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Таблица нуждается в некоторых пояснениях: нетрудно заметить, что рекомендованная прочность лесок дана в ней с запасом: с одной стороны, производители лесок не стояли в минувшие годы на месте, совершенствую свою продукцию. С другой стороны, снасть не должна работать на пределе, когда вы ловите регулярно клюющую рыбу примерно одного размера – иначе крупная рыба, затесавшаяся в стайку более мелких собратьев, оборвет леску и личный рекорд дня не состоится (так зачастую и бывает у рыболовов, злоупотребляющих тонкой оснасткой). Кроме того, при составлении таблицы учитывалось, что леска зимой «стареет» быстрее, чем летом (а тонкая леска – быстрее, чем толстая), – и от сильных перепадов температуры, и от микроповреждений, получаемых о лед при вываживании рыбы, и от прочих факторов (физических, химических, микробиологических). Надо заметить, что многие производители учитывают факт старения, и их лески в самом начале ловли выдерживают вес больше заявленного.

Цифровые данные приведены для качественных импортных лесок. При покупке лески неизвестных или отечественных производителей внимание стоит обращать лишь на разрывную нагрузку, поскольку диаметр очень часто может оказаться несколько выше, чем указанный на упаковке (факт, не единожды проверенный с микрометром).

Ну а тем, кому лень запоминать данные таблицы, можно посоветовать простое эмпирическое правило: с увеличением размеров попадающегося леща нужно увеличивать диаметр лески, исходя из пропорции прироста: 0,01 мм толщины лески на каждые 0,5 кг рыбы.

Размер крючка также должен соответствовать величине рыбы, наиболее распространены для поплавочной ловли крючки № 4–8 (по отечественной нумерации), выбирают их обычно темного цвета. Грузила из дробинок или кусочков свинца обтекаемой формы; поплавки чаще всего конические и крепятся на леску широким концов вверх.

Поплавки применяются тонущие (т. е. в нормальном положении находящиеся в лунке ниже уровня воды, но при этом сила тяжести грузила должна совсем немного превосходить подъемную силу поплавка: хорошо отлаженная оснастка погружается в воду со скоростью 2–3 см/сек. Эти расчеты приведены для ловли на спокойной воде, случается, что течение вносит свои коррективы и вес грузила приходится увеличивать прямо на водоеме.

Настраивают снасть дома, экспериментируя в сосуде с прозрачными стенками – при взгляде сбоку лучше видны нюансы в работе оснастки. А на водоеме лишь определяют точку фиксации поплавка в зависимости от глубины в месте ловли.

На каком расстоянии от поверхности воды в лунке должен находиться поплавок при ловле?

Лещ при поклевке поднимает насадку достаточно высоко, и лучше посильнее заглубить поплавок, чтобы осторожная рыба не почувствовала раньше времени тяжесть грузика.

Чтобы самые слабые движения глубоко притопленного поплавка были лучше видны, его верхнюю часть делают с плоским срезом и окрашивают его белой краской, либо наносят концентрические круги, белые и черные. Особенно это важно в глухозимье, когда поклевки едва заметны: поплавочек чуть вздрогнул, и на этом все завершилось, мотыль снят с крючка…

Сочетать эти два в принципе трудно сочетаемых качества: хорошая заметность поплавка и его большое заглубление, – позволяет Применение двойного поплавка (рис. 27).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 27. Зимняя удочка с двойным поплавком: 1 – сигнальный поплавок; 2 – основной поплавок.

В этом варианте оснастки главный поплавок нейтрализует тяжесть верхнего грузила, а сигнальный (установленный в 1–3 см ниже поверхности воды) позволяет замечать малейшие прикосновения леща к насадке.

Сигнальный поплавок должен быть примерно в пять раз меньше основного по своей грузоподъемности. При поклевке даже самого крупного леща основной поплавок никогда не должен всплывать до поверхности воды – для этого достаточно, чтобы между поплавками было расстояние в 20–30 сантиметров. Если толщина льда невелика, то основной поплавок лучше располагать еще ниже (50–60 сантиметров), чтобы при поклевке он не задевал нижнюю кромку льда.

Снастью с двойным поплавком можно ловить только пи полном отсутствии течения.

Оснастка зимних кивковых удочек.

Все, что сказано выше об удильниках и лесках для зимней лещовой рыбалки, вполне относится и к поплавочным, и к кивковым удочкам. Спортивные варианты кивковых удочек, т. н. «балалайки», при ловле леща не применяют, разве что при случайной; напротив, достаточно часто случается ловить на неподвижную мормышку, поставив удочку на лед и наблюдая за легчайшими движениями кивка.

Кивки для ловли леща на мормышку делают длинными, не менее 10 сантиметров: с их помощью обеспечивается плавная, медленная игра мормышки. Изготавливаются кивки из кабаньей щетины, толстая леска (0,6–0,8 миллиметра), пластина от часовой пружины и т. д. Чтобы компенсировать вес мормышки при подъеме ее лещом на значительную высоту иногда употребляют сверхдлинные – до 20 см – кивки. Они годятся только для ловли в палатке, слишком уж чувствительны даже к самому слабому ветру.

Чтобы чрезмерно не увеличивать длину кивка, некоторые рыболовы применяют кивки усложненных конструкций; например, изображенный на рис. 28 кивок работает по торсионному принципу – с использованием для компенсации веса мормышки не только энергии согнутой пружинной части, но и энергии, возникающей за счет скручивания резиновых нитей торсиона. Мне такие кивки кажутся переусложненными, неудобными в настройке под конкретную мормышку и склонными к поломкам. Чем проще снасть или ее элемент, тем меньше вероятность их отказа на водоеме.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 28. Кивок торсионного типа.

Ловля на неподвижную мормышку мало чем отличается от ловли поплавочной удочкой. Удочку устанавливают над лункой так, чтобы кивок был полностью согнут под тяжестью мормышки, а сама мормышка при этом лишь касалась дна. При такой настройке снасти вес мормышки полностью компенсируется подъемной силой кивка. Когда лещ взял приманку и кивок начал движение вверх, вес приманки для него плавно увеличивается от нуля до полного веса мормышки в воде. Чем меньше вес мормышки, тем меньше ощущает ее рыба. С этой точки зрения, применение вольфрамовых приманок нецелесообразно. К тому же именно вследствие малых размеров такой мормышки лещ обнаруживает подвох быстрее, чем, скажем, при ловле на оловянные приманки того же веса, но большего размера.

Захватывая корм, лещ вытягивает губы трубочкой и вместе с водой как бы всасывает его. То же происходит с мормышкой. Но чтобы рыба надежно засеклась, нужны определенные условия. Жало крючка мормышки должно «смотреть» в точку выхода лески из тела мормышки. Способствуют этому удлиненное цевье крючка и специальный изгиб тела мормышки.

В неподвижной мормышке с насадкой леща интересует лишь съедобность самой насадки. Поэтому лучше, если мормышка будет менее заметна и окрашена в тусклый темный цвет. Однако весной в период помутнения воды большой эффект дают мелкие мормышки светлых тонов (оловянные, серебристые, латунные).

В ловле на «играющую» мормышку рыболов имитирует сигналы, исходящие от движущихся водных организмов. В арсенале рыболовов-лещатников много разнообразных приемов игры мормышкой: медленный подъем на высоту 2–3 сантиметра за 3–5 секунд и такое же плавное опускание до дна; постукивание по дну; легкое, едва заметное шевеление у дна после серии активных встряхиваний и подъемов мормышки; медленный подъем на высоту 20–30 сантиметров с частыми колебаниями; такая же игра только сверху вниз; медленное опускание до дна, где мормышка замирает в неподвижном состоянии; плавный, без колебаний, подъем с ускорением на высоту до 50 сантиметров (иногда поклевки леща наблюдаются и в более высоких слоях воды). Возможны комбинации описанных приемов.

Если обратиться к различным типам мормышек, применяемых лещатниками, то каждая из них имеет свои особенности и область применения. Так, «плоские» мормышки из свинца и олова создают больше мути при ударах о дно и менее заметны в спокойном состоянии на дне. Их применяют с насадкой, сочетая ловлю на игру и на неподвижную мормышку.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 29. Мормышки для ловли леща: 1 – «дробинка»; 2 – «овсинка»; 3 – «плоская»; 4 – «лещовая»; 5 – «уральская»; 6 – серповидная; 7 – «чертик»; 8 – «коза»; 9 – «крючок-мормышка».

«Лещовая» мормышка характерна утолщением в нижней части, направленным к крючку, и изгибом тела, как у «уральской». Это обеспечивает ей характерную игру и зацепистость. «Лещовая» мормышка применяется при ловле на средних и больших глубинах, с игрой и без нее.

«Уральская» мормышка хорошо себя зарекомендовала при ловле крупного леща с большой глубины и на течении.

«Серповидная» мормышка отличается своей игрой на дне: при ослаблении лески она заваливается на бок, как бы имитируя насекомое, роющееся в грунте. Эта приманка хороша также в ловле на средних и малых глубинах.

Мормышки типа «дробинка» и «овсинка» – более универсальны, на них берет не только лещ, но и другая рыба.

На многих водоемах леща с успехом ловят на мормышку без насадки. Приемы ведения ее имеют некоторые особенности. Здесь главное – характер колебаний, которые ей сообщаются. Колебания эти мелкие, с более резкими и частыми подергиваниями и одновременным плавным подъемом на 30–50 сантиметров от дна. Успех ловли обеспечивает высокая частота колебаний. Чтобы увеличить частоту, некоторые рыболовы пользуются приемом ее удваивания, ударяя кончиком удочки между большим и указательным пальцами свободной руки и одновременно поднимая обе руки вверх.

Клюет лещ и на мормышку без насадки, в частности, на мормышку «чертик». Это маленький тройник из крючков № 4–6, с оловянной напайкой на цевье, подвешенный вертикально на леске. На один крючок тройника обычно надевают маленький кусочек пористой резины, на другие – цветную бусинку и кусочек кембрика белого или желтого цвета. Иногда в «чертике» крючки устанавливают шарнирно. При движении мормышки крючки расходятся в стороны, и она становится похожей на рачка…

Еще одна интересная мормышка – «коза». У нее форма вытянутой капли, цвет черный, два крючка с насаженными на них кусочками кембрика. На леску, к которой привязана «коза», надевают одну или две подвижные маленькие бусинки, одна из них белого или желтого цвета. Эту мормышку применяют как с насадкой, так и без нее.

Самая маленькая приманка – «крючок-мормышка». Она представляет собой небольшую, размером с просяное зерно или спичечную головку напайку из олова на крючке. Крючок получает дополнительный вес, а сама приманка обеспечивает тонкую настройку снасти. Применяется при ловле на небольших глубинах, а также в сочетании с дополнительным грузилом при ужении поплавочной удочкой.

Насадки и прикормки.

Мотыль – самая распространенная зимняя насадка для ловли леща. На крючок мормышки надевают 2–3 крупных личинки под головку или (реже) за середину. Последний способ с короткими концами очень хорош, когда клев капризный. Но бывает, что и он не работает: лещ трогает кончики насадки, но в рот их не захватывает. Тогда выручает способ надевания мотыля колечком, когда оба конца мотыля проколоты крючком.

Весной, когда с талыми водами в воду начинают попадать черви и личинки насекомые, могут хорошо работать и другие насадки.

Личинка репейной моли – очень маленькая (2–4 мм длиной), яйцеобразной формы личинка цвета слоновой кости, добываемая зимой из шишечек репейника. Рыболовы часто именуют ее попросту репейником. Такое наименование ведет к путанице – репейником называют и другую личинку, гораздо более крупную, добываемую из корня и нижней части одноименного растения (зимой она не используется).

Насадку, очень похожую на личинок репейной моли, добывают из стеблей полыни, осторожно, чтобы не повредить обитателей, раскалывая их пополам ножом. Некоторые рыболовы считают, что репейные моли откладывают свои яички и в полынь, другие уверяют, что в стеблях полыни живут похожие личинки, но все же другого насекомого, и насадку именуют «чернобыльником», иногда «чернобыльцем». А иногда даже «хунвейбином», не знаю уж отчего. Кто прав, кто нет, пусть решают биологи, а лещи различия между репейником и чернобыльником не замечают.

Чернобыльника надевают на крючок сразу по нескольку личинок, обычно для ловли леща достаточно двух-трех. Белые личинки чернобыльника хорошо работают в сочетании с черными мормышками, типа «муравей», «чертик», «капелька».

Опарышей (личинок синей мясной мухи) обычно используется для ловли леща, выбирая личинок небольших размеров. Используют их так же, как и репейника-чернобыльника, надевая на крючок по 1–2 личинки.

Естественный цвет опарыша – беловато-серый или желтоватый, но в продаже можно встретить подкрашенных красных личинок. Не знаю, какой краситель используется, но в воде он не смывается и здоровью личинок по видимости не вредит. Но за кого принимает красного опарыша рыба в водоеме – для меня загадка, похожего естественного корма в наших водоемах не встречается… Но за кого-то принимает, раз уж клюет. А еще лучше клюют на красный цвет затоваривающиеся насадкой рыболовы.

Черви применяются исключительно для весенней ловли по последнему льду – лещи, как и большинство рыб в глухозимье, страдают отсутствием аппетита, и столь крупный кусок им в глотку не лезет.

Но при ужении по последнему льду, когда у рыбы просыпается аппетит, а в водоем вместе с ручейками талой воды попадают многочисленные черви, поудить на червя можно очень даже неплохо.

Чаще всего используется для насадки небольшой красный навозный червь, либо так называемый «калифорнийский».

Ерши и ротаны неприхотливы к насадкам и неплохо берут на обрывки червя, а при хорошем весеннем клеве не брезгают обрывками и окуни. Но соблазнить гурмана-леща небольшим красным червячком по весне можно только в том случае, если у насадки остается хотя бы один извивающийся кончик.

Некоторые рыболовы считают, что крупного леща червь меньше настораживает, чем мотыль, поскольку на мотыля ловит подавляющее большинство рыболовов, и лещ уже наверняка видел на крючке эту насадку, плюс к тому жирный червь намного питательнее худого мотыля, что особо важно для восполнения сил при активном весеннем передвижении рыбы.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 30. Насадки для зимней ловли леща: 1 – мотыль; 2 – опарыш; 3 – черви; 4 – личинка репейной моли.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Прикормка – непременное условие успешной ловли лещей зимой. Прикармливают леща постоянно (приваживают). Лещ быстро привыкает к месту привады и регулярно посещает его. Даже время посещения может быть постоянным. В начале ледостава рыболов прикармливает три-четыре места и путем проб выбирает наиболее посещаемое лещом место. При правильно выбранном месте можно успешно ловить и всю зиму.

Весной, по последнему льду, когда лещи ловятся на мели (на мели по лещовым меркам – т. е. на глубине около 2 м) можно без затей сыпать корм в лунку, если он тяжелее воды; если легче – смешав предварительно с тяжелым наполнителем (глиной).

Но зимой, когда удить лещей порой приходится на глубине в десять метров такой способ не сработает даже при отсутствии течения: корм рассеется на слишком большой площади и результат получится обратный задуманному – прикормка начнет отвлекать рыбу от насаженных крючков.

Для опускания корма на большую глубину служат кормушки – либо стационарные, постоянно находящиеся на дне, либо работающие на манер лифта: доставляющие порцию прикормки вниз, оставляющие ее там, и возвращающиеся обратно.

С одной стороны, кормушка-лифт вроде бы предпочтительнее – рыба пугается относительно крупных незнакомых предметов на дне, особенно такая осторожная, как лещ.

С другой стороны, на дно наших водоемах, особенно в окрестностях мегаполисов, столько всего набросано… Если бы рыба там шарахалась от всего незнакомого и теряла при виде аппетит при виде непонятных предметов, давно бы банально вымерла от голода. Однако не вымирает, ко всему привыкает, питается. Привыкнет и к стационарной кормушке – если не за час, то за два, за три, «лещатники» люди неторопливые и обстоятельные, зачастую целый день дожидаются короткого и интенсивного вечернего клева.

Стационарная кормушка чаще всего изготавливается из жестяной банки с просверленными или пробитыми многочисленными отверстиями. Банка окрашивается снаружи под цвет грунта (при ловле осторожных рыб) и утяжеляется залитым на донце расплавленным свинцом. Назначение отверстий – выдавать наружу небольшие порции корма, поэтому их диаметр зависит от конкретного вида прикормки: для мотыля около 3 мм, для личинки репейной моли несколько меньше, для растительных смесей – соответственно размерам фракций корма. Живые личинки выбираются из кормушки сами, остальной корм вымывается течением.

Но если течения нет, то приходится пользоваться открывающейся на дне кормушкой. Изготавливаются эти кормушки обычно конической формы, из нержавейки, с шарнирно откидывающимся донцем, зафиксированным специальной защелкой (рис. 31). Отверстий в них меньше, чем в стационарных кормушках (служат они только для того, чтобы кормушка быстрее заполнилась водой и ушла на дно).

Такую кормушку можно открыть, резко дернув за леску – причем открыть на любой нужной глубине, если требуется прикормить стоящую в толще воды рыбу. Опытные «лещатники» никогда не опускают конусную кормушку на самое дно, даже если рыба держится в самом нижнем горизонте, – дергают за леску, когда от кормушки до дна остается около метра, а то и двух.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 31. Коническая кормушка.

Если прикармливать рыбу живым мотылем, то он норовит быстренько зарыться в донный ил. Во избежание этого иногда замораживают мотыля в ледяные брикеты: в небольшую формочку засыпают в качестве будущего балласта слой песка, сверху кладут порцию кормового мотыля, заливают все водой и замораживают в морозилке холодильника. Оказавшись на дне водоема, брикет (опущенный в воду без формочки), медленно тает – мотыль из его вымывается уже мертвый, не способный никуда зарыться, но свежий и привлекательный для рыбы.

Для лещей используют прикормку растительную (геркулес, перловку, сухари, манку и т. д.), живую (мотыль, опарыш, земляной червь) и смешанную, куда входят и растительные, и животные компоненты.

Вот один из рецептов смешанной прикормки (дозировка компонентов берется из расчета на одну рыбалку).

Состав: 400 г панировочных сухарей, 200 г молотого жмыха, 100 г полуфабрикатов сухих тортов, 100 г сухого молока, 100–500 г мелкого непромытого мотыля (количество мотыля зависит от активности ерша и другой мелочи, из-за чего эту составляющую смеси иногда вообще приходится исключать), ароматизирующие добавки, специи и масла в минимальных количествах.

Основные компоненты смешивают дома, а мотыля, добавки, специи и масла присоединяют на водоеме. На льду в специальной посуде компоненты тщательно перемешивают, в кормовую смесь добавляют воду из лунки и еще раз перемешивают, чтобы прикормка получилась влажной. После этого ее можно расходовать.

Надо заметить, что охотники за самыми крупными лещами решительно настаивают на исключительно живой прикормке, так как по их мнению растительные компоненты привлекают гораздо больше мелкой рыбы.

А для ловли подлещиков (часто клюющих вперемешку с плотвой), если под рукой нет кормушки, можно доставлять прикормку на глубину до 4 метров в бумажных импровизированных кормушках: на листок бумаги насыпают прикормку, сворачивают лист «фантиком», затем осторожно и медленно опускают в лунку, прицепив к отцепу, или крючку удочки для блеснения. На дне (или на заданной глубине) леску резко дергают, пакетик раскрывается, и прикормка высыпается из него. Если не раскроется, а свалится с крючка – при донной ловле не страшно, скоро бумага размокнет и корм так или иначе выполнит свое предназначение.

Серьезные «лещатники» такой способ не жалуют – дескать, куски бумаги на дне отпугивают лещей. Да и без кормушки уважающий себя «лещатник» из дома не выйдет.

Аксессуары «лещатника» – зимника.

Обычно, потратив на поиски удачного места некоторое время, «лещатник» оседает на нем всерьез и надолго. Некоторые уловистые и прикормленные лунки служат всю зиму, а на самых лучших местах рыболовы одной компании подменяют друг друга – чтобы не пришли чужие и не заняли рыбное место.

Поэтому палатка – непременная принадлежность ловли. Защищает она и от холода (выход лещей к месту кормежки можно ожидать несколько часов), и от любопытных глаз – ведь стоит на открытом месте поднять на лед парочку килограммовых лещей, и вскоре рядом заскрежещут ледобуры, распугивая всю стаю.

Соблюдение тишины – прямо-таки идея-фикс у настоящего лещатника, даже если ловля происходит на глубине в 10–14 метров. Заядлый лещатник никогда не позволит себе ловить в палатке, сделанной из шелестящего материала, а выберет модель, пошитую из бесшумно сгибающейся ткани.

Рыболовные ящики по той же причине используются обычно пенопластовые. Минусом пенопластовых ящиков можно считать большую толщину стенок, «съедающих» внутренний объем. Конструкции из тонкого листового металла лишены этого недостатка, и долговечнее пенопластовых. Но они слишком шумные: стоит случайно задеть ящик черпаком или ледобуром, и он работает как резонатор, передавая шум под лед. При ловле, например, окуней или налимов этими звуками можно пренебречь, но чуткие и осторожные рыбы (такие, как лещ) уходят от лунок.

Ледобуры – хотя охота ведется за крупной и широкой рыбой – лещатники обычно используют со стандартным диаметром шнека, не с увеличенным. Дело в том, что им, лещатникам, не приходится вышагивать долгие километры по водоему, сверля новые и новые лунки. В лунку, пробуренную стандартных шнеком 140 мм, килограммовый лещ проходит (при помощи багорика). Если же ожидаемая добыча заведомо крупнее, можно изготовить майну из трех или четырех просверленных вплотную лунок, убрав перемычки между ними при помощи пешни или ледовой пилы, работающей с меньшим шумом.

Зимний эхолот (флэшер) – аксессуар, появившийся относительно недавно, и многие «лещатники» старой школы не только отрицают его полезность, но даже указывают на возможный вред: излучение, дескать отпугивает осторожных лещей. Последнее обвинение не имеет оснований – излучение флэшера значительно слабее, чем у летнего эхолота.

Относительно слабый сигнал флэшера рыбу не распугивает, и прибор работает в непрерывном режиме. И, между прочим, вполне подтверждает все слухи о легендарной пугливости лещей: глубина 10–12 метров, флэшер фиксирует лещей, но стоит над лункой раздаться неосторожному звуку (хотя бы кашлю) – и рыбы исчезают.

Ловля происходит примерно так: в отдельную лунку опускается на кабеле датчик флэшера и на круглом индикаторе возникает картина объективной донной реальности, данная нам в радиальных полосках: вот дно – широкая красная полоса, вот подергивается рядом тоненькая зеленая полосочка – мормышка, которой поигрывает рыболов (настроить прибор, чтобы он «видел» мелкие мормышки, не получается). А это что за новая полоса объявилась между дном и насадкой? Это рыба, заинтересовавшаяся приманкой… Слились две полосы – от рыбы и приманки – смотрите на кивок и готовьтесь к подсечке. Не слились – пробуйте новые приемы игры, меняйте приманку, лещ здесь, но что-то его удерживает от поклевки…

Линь.

Линь (Tinca tinca) – рыба семейства Карповые, единственный представитель рода Tinca в наших водах. И не в наших тоже единственный. Короче говоря, сирота. Так называемый «золотой линь», которого некоторые рыболовы считают чуть ли не отдельным видом, на самом деле лишь морфологическая форма линя обычного.

Короткое, высокое и толстое тело линя покрыто мелкой плотно прилегающей чешуёй и густым слоем слизи. Окраска тела зависит от условий обитания: от зеленоватой до тёмно-бурой с бронзовым отливом. В углах рта расположена пара коротких усиков, как у сазана и карпа.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 32. Линь.

Странное дело: линь относится к крупным карповым рыбам (вырастая в наших водах до 60 см при весе 7 кг), весьма распространен и в европейской части страны, и за Уралом, непривередлив к снастям и насадкам, не требует какой-либо сложной техники ловли, – однако ловят его на удивление мало: поплавочники-«линятники» одна из самых редких разновидностей удильщиков. В ставные сети (если не знать тонкости их установки) линь попадает редко и случайно; к тому же он проводит большую часть года в таких густых зарослях водной растительности, где ловля сетями или бреднем невозможна.

Мне много раз доводилось встречаться с питерскими рыболовами, посвятившими десятки лет своему увлечению, но ни разу не державших в руках живого, только что пойманного линя. Нередко они утверждают, что в наших широтах, дескать, линь очень редок, встретиться с ним почти невозможно… И при этом некоторые из этих рыболовов много раз ловили на водоемах, где линь – вполне обычная рыба!

Дело в том, что, не зная линевых повадок, рыболов очень часто пропускает случайные поклевки линя. И вправду, полное впечатление, что до червяка добралась рыбешка с мизинец ростом: поплавок дробит, подергивается, но тонуть или плыть в сторону не желает… Рыбак вытаскивает удочку и убеждается в справедливости собственных подозрений: кончик червя изжеван, измусолен, – явная работа мелочи. Между тем у крючка побывал линь, и не маленький.

Значительно реже случается, что голодный крупный линь берет с лету, не смакуя насадку. В такой ситуации поклевка его чаще всего завершается сходом, – линь весом 1,5–2 кг легко крушит снасти, расчитаные на ловлю плотвы и окуня. После чего удильщик начинает гадать, кто же именно его огорчил: щука? Лещ? Карп? Если в воде успел блеснуть золотистый бок, то именно карпа чаще всего объявляют виновником происшествия…

Линя наши рыболовы попросту стали забывать…

Весенне-летнее ужение.

Говоря о весенне-летнем ужении, мы не рассматриваем первую половину весны – время разлития рек и постепенного очищения ото льда прудов и озер. Линь в эту пору никак себя не проявляет, по крайней мере не попадается на крючки – лишь изредка и случайно удается зацепить его наметкой, подъемником либо кастинговой сетью.

Интенсивный клев линя начинается позже, когда вода посветлеет и уровень ее опустится: на северо-западе линятники приступают к активному ужение в начале мая, и пика эта ловля достигает в конце месяца, в июне продолжается с большим или меньшим успехом, а в начале июля постепенно сходит на нет, чтобы снова возобновится месяц спустя – в начале августа (в других регионах возможны другие сроки начала и окончания клева).

Едва ли «летние каникулы» линя связаны с его нерестом, как утверждают некоторые авторы рыболовных книг. Нерест у линей не массовый и не одномоментный, даже рыбы одного размера иногда нерестятся в разное время – в середине июня, например, и в сеть, и на удочку можно поймать и набитую икрой рыбу, и полностью свободную от икры или молок.

Скорее всего, июльский перерыв в клеве связан с изобилием корма – на стеблях и листьях разросшейся водной растительности лини собирают такое количество пищи, что крайне редко обращают внимание на рыболовные насадки. К августу же многие обитающие в воде личинки превращаются в насекомых, кормовая база резко сужается – и лини вновь радуют поклевками рыболовов.

Лучшее время суток для ловли: утром с рассвета до 8–9 часов. Иногда утренний клев линей по каким-то причинам задерживается на 1–2 часа, и если место хорошо известное и уловистое, имеет смысл подождать подхода рыбы. Вечерний клев бывает не каждый день и больше утреннего зависит от изменений в погоде; начинают брать насадку лини за 2–3 часа до захода солнца и прекращают, когда стемнеет. Ночью линь не клюет (хотя активно передвигается, о чем будет рассказано ниже).

Линей удят либо поплавочными удочками, либо в отвес на мормышку, используя длинное удилище с боковым кивком (большие глубины, где можно ловить на мормышку короткой удочкой с лодки, эта рыба избегает).

Для ловли выбирают заросшие участки прудов, озер, водохранилищ, речных проток, стариц и заливов со сравнительно небольшой глубиной (до полутора-двух метров) и илистым дном. Неплохо ловится линь в заливных озерах, расположенных в поймах больших рек, и в главных руслах небольших речек – но непременно медленно текущих и с илистым дном.

На чистой воде линь появляется редко. Летом лучше искать его в «окнах» среди зарослей белых и желтых кувшинок, рдеста, тростника, осоки, других водных растений. Весной, в мае, линь чаще всего встречается в прибрежной зоне, среди остатков прошлогодней растительности.

В тех же местах, что и линь, часто держатся карпы и крупные караси, хорошо прогретые мелководья привлекают рыбью мелочь – и, соответственно, охотящихся на нее щуку и окуня. Летом в тех же зарослях, что и лини, кормятся стайки красноперок.

Единого мнения о необходимости привады и прикормки для успешной ловли линя у рыболовов нет. Вот, например, что считает известный рыболов-линятник:

«Линь не делает больших переходов, а те, на которые отваживается, следуют по достаточно строгим маршрутам, поэтому, вопреки распространенному мнению, привада или прикормка линя редко дает положительные результаты. Линя надо искать».

Сам я никогда не приваживал и не прикармливал линей, но другие рыболовы используют в качестве привады подсолнечный жмых, сухари, пареные зерна, каши, творог, – и на уловы не жалуются. Но чаще всего линя, питающегося в основном водными беспозвоночными, приваживают растительными веществами в тех местах, где рядом с ним обитают караси и карпы, – и можно предположить, что именно на двух последних рыб привада и прикормка оказывают главное свое действие.

Удилища для поплавочной ловли используют длиной от 4 до 6 метров. Вес их особой роли не играет – большую часть ловли удочки лежат на подставках, воткнутых в берег или укрепленных на борту лодки.

Гораздо важнее прочность – удилище должно выдерживать сопротивление крупной и сильной рыбы, которую зачастую приходится тащить «напролом» через заросли.

Надо отметить, что мнение о лине, как о «слабой рыбе», распространившееся с легкой руки Л. П. Сабанеева, мало соответствует действительности. С упорно сопротивляющимся карпом линь, конечно же, не потягается в силе и бойкости, но многим другим представителям своего семейства, достигающим того же веса, может дать фору. Кому доводилось выуживать линя в несколько килограммов весом, подтвердят: и лещ, и жерех, бурно начинающий схватку, но быстро утомляющийся, не оказывают такого длительного и упорного сопротивления.

К тому же лини весьма активно используют «преимущества местности», уходят в окружающие заросли, и порой рыбу приходится подводить к берегу в огромном зеленом коконе, в целой копне из скошенной леской растительности…

Так что злоупотреблять тонкими «спортивными» лесками смысла нет, тем более что линь (в отличие от родственного карпа) не пугается грубоватой снасти; самый подходящий диаметр лески для поплавочной ловли от 0,25 до 0,3 мм.

Забрасывать далеко не приходится, течение в местах ловли линя отсутствует или почти отсутствует – поэтому поплавки на удочку ставят небольшие, грузоподъемностью до 2–3 гр., и огружают их так, чтобы рыболов мог видеть малейшее прикосновение рыбы к насадке.

По мнению донских рыболовов, «поплавок может быть любой конструкции, но обязательно белого цвета». Почему? – не совсем понятно, разве что в целях лучшей видимости при вечерней ловле, в сгущающихся сумерках… У нас, на северо-западе, линь клюет на удочки с поплавками любой расцветки, но поплавки с неестественно-яркой окраской лучше не использовать, ввиду малой глубины на местах ловли.

Как уже сказано выше, поклевки линя весьма своеобразны и требуют от рыбака немалой выдержки. Поплавок при ловле со дна долго покачивается, подергивается – иногда минуту или две, – периодически замирает неподвижно, а заодно замирает и сердце удильщика: не ушла ли рыба?

И лишь вдосталь «посмаковав» червя и поиграв на нервах рыболова, линь берется за трапезу по-настоящему: поплавок плывет в сторону, медленно погружаясь. В это время и делают подсечку.

Неторопливая поклевка позволяет ловить двумя или тремя удочками – всегда есть время вынуть из воды лишние снасти, если они заброшены неподалеку, и избежать перепутывания лесок при вываживании.

Однако далеко не всегда линь клюет столь классическим образом: при майской ловле примерно одна из десяти поклевок происходит без предварительных сигналов поплавка, причем от размера клюнувшей рыбы изменение в характере клева не зависит. А ближе к середине лета, когда подводные джунгли буйно разрастаются, линь становится привередлив и часто приходится его ловить, опуская удочку в совсем крохотные, с блюдце размером, прогалинки в водной растительности, – насадка при этом находится на глубине не более 40–50 см, иначе зацеп неизбежен. Иногда легкий поплавочек, опущенный к самому грузилу, осторожно укладывают на лист кувшинки – так, чтобы поводок с наживленным крючком свисал в воду. И в том, и в другом случае линь клюет быстро и уверенно, без долгих предварительных игр с насадкой. При ловле в отвес на мормышку тоже не заметно никаких предваряющих поклевку колебаний кивка – клюнул так уж клюнул.

Эти наблюдения заставляют усомниться в утверждениях классиков рыболовной литературы: линь, дескать, смакует насадку, либо долго держит кончик червя во рту, изучая его вкус… Если это не первый и даже не сотый червь, съеденный линем за его жизнь, то что там изучать? Вкус давным-давно известен. Утверждение о рыбе-гурмане еще нелепее. Не бывает рыб-гурманов. Вся рыбья жизнь – непрерывная жестокая конкуренция за пищу, и со своими собратьями, и с рыбами других пород. Заняться долгим смакованием пищи – заведомо проиграть это соревнование: отстать в росте от собратьев, угодить в зубы хищнику, не набрать необходимого жира для зимовки…

К тому же в версии о «смаковании» налицо явное противоречие: линь медлит с трапезой весной, когда пищи мало и рыба голодна. А летом, при изобилии корма, сытые лини отчего-то забывают о своих гурманских привычках, клюют решительно.

Надо полагать, знаменитая линевая пауза в поклевке вызвана чисто «техническими» причинами. Линь делает с насадкой то же, что из остальным своим кормом, раскопанным в иле, – очищает от несъедобных фракций: держит червя губами и промывает потоком воды, выбрасывая через жабры частицы ила, донного мусора и т. д. И лишь затем глотает его и плывет в сторону. Надо отметить, что караси, нередко добывающие корм в том же иле, клюют гораздо решительнее, – но при этом их объемистое брюхо всегда набито илистой грязью, что за линями не наблюдается.

А при питании в верхних слоях воды у линей срабатывает другой рефлекс: корм чистый, в «полоскании» не нуждается, – и поклевка следует сразу.

Возможно, даже если червяк с крючком не лежит на дне, в иле, а завис в 2–3 см над ним – характер поклевки не меняется: действиями рыбы руководит не разум, а инстинкты и рефлексы: как линь привык употреблять донный корм, так и употребляет.

Однако не исключено, что линь на самом деле «умнее», и очищает лишь действительно грязный корм. В пользу такого предположения свидетельствует опыт украинских рыболовов: они вместо крючков используют при ловле линя мормышки особой формы: широкие, но очень тоненькие, легкие (см. рис. 33).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 33. Плоская мормышка для ловли линя.

Такая мормышка и сама не зарывается в ил, и не позволяет закопаться туда червю. И вот свидетельство рыболова, ловившего подобной усовершенствованной поплавочной снастью:

«Применение мормышки полностью меняет представление об особо медлительной поклевке линя. Сначала поплавок, качнувшись примерно на 45°, возвращается в исходное положение, а затем, с паузой в несколько секунд, ложится на воду, как при поклевке леща. В этот момент (или с задержкой в 3–5 секунд) и необходимо сделать подсечку.

Благодаря применению мормышки мое мнение о том, что у линя маленький рот и он долго пробует насадку, теребя червя за кончик, полностью изменилось. Я с удивлением обнаружил, что мормышка и червь оказались глубоко заглоченными, хотя подсечка была сделана сразу после того, как поплавок лег на воду».

* * *

Ловля линей в отвес на мормышку несколько отличается от похожей на нее ловли карасей, описанной в соответствующей статье этой книги. Удилища используют такие же – длиной 5–6 метров, желательно легкие, карбоновые (всю ловлю снасть приходится держать в руке). К кончику под углом 90° крепится длинный (120–150 мм) кивок с ярким, хорошо заметным шариком на конце; вес опущенной в воду мормышки должен отклонять кивок на 20–25° от горизонтального положения.

Однако оснащают удочки для ловли линя иначе, чем карасиные. Линь менее, чем карась, привередлив к толщине лески и размеру мормышки, к тому же мелкие, с ладонь, линьки попадаются редко, а у карасятников рыбы такого размера часто составляют значительную часть уловов.

Поэтому леска для ловли линя ставится толстая, такая же, как и при поплавочном ужении: до 0,3 мм диаметром. Игре мормышки такая толщина не мешает, игры как таковой нет: плавные ритмичные поднимания и опускания приманки на выбранном горизонте ловли (в мае – всегда у дна, летом – иногда вполводы или у поверхности) и неторопливые горизонтальные перемещения, если место ловли заросло не слишком густо.

Размер, цвет и форма мормышек не имеет решающего значения, так как приманкой служит насадка, а сама мормышка лишь выполняет роль грузила. В отличие от ловли карася, предпочитающего мелкие темные мормышки, для линя используются более крупные, с крючками № 6–7 по отечественной нумерации. Две или три мормышки никогда не привязывают – слишком уж в «зацепистых» местах приходится ловить (по той же причине на линевых поплавочных удочках всегда лишь один крючок).

Крючки стандартных мормышек плохо приспособлены для такой длинной насадки, как червь (а ловят линей чаще всего на навозных червей или мелких выползков). Поэтому некоторые рыболовы червя средних размеров на крючок мормышки насаживают, проколов его насквозь через середину и заводя жало крючка так, чтобы образовалось кольцо (рис. 34).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 34. Насаживание червя на мормышку «кольцом».

Мне лично такая поза червя кажется не совсем естественной, подозреваю, что и линю тоже… Лучше использовать так называемую «хариусовую» мормышку (возможно, в других местах ее называют иначе, но в Ленинградской области такими мормышками ловят весной крупного озерного хариуса, поднимающегося из Ладоги на нерест в небольшие речки). Крючок у хариусовой мормышки удлиненный и хорошо удерживает червя, насаженного обычным образом.

Больше всего лини в наших краях любят небольших червей красного цвета (навозных, подлиственных, калифорнийских), а розовато-серых земляных зачастую игнорируют. От этого происходит главная помеха для ловли линя, как на поплавочную удочку, так и в отвес: поклевки рыбьей мелочи, укрывающейся от хищников в тех же зарослях, где кормятся лини. Особенно много неприятностей доставляют крохотные, с палец, окуньки-годовики, – теребя червя за кончик, полосатые недомерки в точности имитируют начальную стадию поклевки линя, чем несказанно раздражают рыболовов. Там, где окуньки собираются густыми стаями, ловить на небольшого червя невозможно, приходится искать другую насадку.

В реках Казахстана, где мне тоже доводилось ловить линей (летом степные реки там превращаются в цепочку омутов-озер, слабо связанных тоненьким ручейком, а иногда и не связанных), очень мешали ловле черепахи, весьма лакомые до червей, – а заглатывает насадку черепаха так, что из ее ороговевшей пасти даже пассатижами зачастую не вырвать крючок, не сломав его. Впрочем, рыболовы, умеющие готовить деликатесный черепаховый суп, едва ли расстроятся, обнаружив на удочке вместо линя черепаху…

На северо-западе России для защиты от поклевок мелочи используют либо самых крупных навозных червей, либо мелких выползков. На юге с большим успехом наживляют мясо раков (но в других регионах эта насадка не гарантирует удачную ловлю: например у нас, в Ленинградской области, лини и раки крайне редко обитают в одних и тех же водоемах, и вкус рачьего мяса линям неизвестен).

На Украине лучшей линевой насадкой считается упругий светло-серый червь, с розовой головкой, толщиной с мизинец и длиной около 10 см. Добывают его в низинах, под слоем дерна, в твердой, чуть увлажненной почве.

По сообщениям из Ростовской области, лини в донских старицах достаточно плотоядны – неплохо клюют не только на рачье мясо, но и на куски свежей рыбы. Впрочем, давно известно, что при недостатке корма почти любая мирная рыба не откажется отведать мяса своих сородичей. Другая широко применимая на Дону наживка – зеленые луговые черви, по мнению донских рыболовов более привлекательные для линя, чем красные навозные.

* * *

Об осеннем и зимнем ужении линей сказать нечего за отсутствием такой ловли. Если в теплом сентябре еще можно удачно поудить линей (но это рыбалка летняя, продолжение августовского клева), то с наступлением холодов аппетит у линя пропадает напрочь.

Известно, что ближайшие родственники линя – караси и карпы – в последние десятилетия позабыли о своей привычке впадать в зимнюю спячку и неплохо ловятся зимой, со льда. Но линь – рыба консервативная, и глобальное потепление климата линевых привычек не изменило.

Про другие способы ловли линя крючковыми снастями рассказывать тоже нет смысла: на донки и переметы линь если попадается, то крайне редко и случайно, специальной ловли не существует.

Ловля ставными сетями.

Удобнее всего ловить линя ставной сетью на нешироких, медленно текущих речках с заиленным дном. В прудах и даже в больших озерах – мелководных и сильно зарастающих – линь тоже водится в изрядных количествах, но из-за обилия корма менее подвижен: для хорошего улова необходимо выставлять большое количество сетей, что рыболовными правилами не приветствуется.

На речках же корма меньше (либо больше конкурентов в его добывании), и лини в период активной кормежки совершают перемещения вверх и вниз по течению – не дальние, но вполне достаточные, чтобы выставленная на их пути единственная сеть обеспечила приличный улов.

Движутся лини в поиске кормных мест по ночам, начиная движение в вечерних сумерках и заканчивая в утренних, причем «тропа» их очень узка – нередко в сети длиной 15–20 метров активно «работает» только небольшой участок, составляющий десятую часть общей длины.

Сети применяются трехстенные, с крупной режой и ячеей частика 45 мм – в такую сеть запутается и трехсотграммовый линь, и двухкилограммовый, окуни же, плотва и щурята будут спокойно сквозь нее проходить. Сажать частиковое полотно желательно с большой слабиной, с коэффициентом не менее 1×2. Толщина нити частика особой роли не играет – запутавшийся линь, даже крупный, ведет себя в сети на удивление апатично, и частик, связанный из лески диаметром 0,17-0,18 мм его вполне удерживает.

Ночная ловля линя сетями – активная, требующая присутствия рыболова. Если оставить сеть на всю ночь и проверить ее утром, очень велика вероятность следующего результата: на узком промежутке сети запутались 2–3 линя, накрутили на себя частик, натянув его на этом участке и мешая попадаться другим рыбам, – а остальная сеть пуста.

Поэтому ловля производится следующим образом: сеть натягивают вечером, в сумерках, поперек речки, выбрав неглубокое место – такое, где можно пройти от берега до берега в штанах-забродниках. Причем сеть должна перекрывать речку ПОЛНОСТЬЮ – «тропа» линей иногда проходит в буквальном смысле вдоль самого берега, на глубине 30–40 см, и выставив сеть обычным порядком – на якорях или кольях – есть риск остаться вообще без улова. Если течение в омутке отсутствует, можно положить концы сети просто на берег, если же напор воды помаленьку смещает сеть, вытягивая ее в форме подковы, то концы подбор привязывают к береговой растительности или к вбитым в берег (не в дно!) колышкам.

Затем сеть осматривают по меньшей мере 1 раз в час, при активном ходе линя – чаще. Причем каждый раз приходится заходить в воду – даже белыми питерскими ночами, когда отлично можно разглядеть лежащие на воде поплавки сети. Как уже сказано, линь ведет себя в сети пассивно – и его вялые движения не передаются верхней подборе (если сеть правильно, с большим коэффициентом, посажена).

В чем причина такой вялости рыбы? Ведь подсеченный крючком линь оказывает достаточно сильное сопротивление?

Можно предположить, что все дело в слабой защите, доставшейся от эволюции линям – их мелкую нежную чешую не сравнить, например, с «броней» крупного карася. Караси (тоже любящие медленно текущие речки с илистым дном и нередко попадающиеся в выставленные на линя сети), между прочим, запутавшись, ведут себя в сети бойко – поплавки дергаются, а если карась достаточно крупный – исчезают с поверхности воды.

У линя же тонкие нити частика глубоко врезаются в тело, и, очевидно, доставляют болезненные ощущения при попытках освободиться, – рыба не дергается и зачастую обнаружить ее можно, лишь подняв к поверхности нижнюю подбору сети.

Но иногда лини запутываются в самой верхней, у поверхности находящейся части сети, причем в стороне от своей «тропы», ближе к середине реки. Лишь в этом случае наличие в сети линя определяется по движению поплавков. Надо полагать, это не рыбы, путешествующие от одного омута к другому в поисках корма, а на данный момент «оседлые», стоящие неподалеку. Но зачем они поднимаются ночью к поверхности – загадка. Едва ли за кормом – при ночной ловле карася поверху поклевок линя не случается, даже если он держится в тех же местах.

Теоретически, чтобы перекрыть узкую «тропу» линей, длинная сеть не нужна – достаточно экрана, рамового или трехстенного, который проверять с берега гораздо легче.

На практике экраны применяют для этой ловли редко – отчасти потому, что подводный рельеф на идущей под берегом «тропе» обычно неровный, и грузило-пруток неплотно прилегает ко дну, отчасти потому, что лини неожиданно могут изменить привычный маршрут и двинуться другой «тропой» – из-за изменения уровня воды и силы течения, например, – и нащупать их новую дорогу небольшим экраном затруднительно.

Ночная ловля линей сетями начинается у нас в Ленобласти в мае, обычно в середине месяца, когда уровень воды достаточно упадет и течение ослабеет, и продолжается весь июнь. В июле лини постепенно прекращают свои ночные блуждания вдоль берегов – подводная растительность встает в полный рост, и многочисленные обитающие на ней беспозвоночные доставляют обильный корм линям без долгих поисков (в это же время, кстати, резко падают и уловы удильщиков-линятников, ловящих на червя со дна).

В середине лета линей ловят сетями уже иным способом – обметывая сетью их стоянки среди водорослей и применяя нагон («ботанье» или «вытаптывание»). Эта ловля ничем практически не отличается от летней ловли красноперки, описанной в одноименной статье – туда и адресуем читателей за подробностями.

В совсем маленьких речках иногда удается «вытоптать» линя в наметку, стоящую у границы зарослей и чистой воды, или даже в корзину-«клумлю» (см. статью «Вьюн»). Но пойманные таким образом линьки обычно не крупны, не более 200–300 гр, и попадаются не часто, в качестве прилова.

Ловля ловушками.

Большинство рыб попадается в мережи, вентери и им подобные рыболовные ловушковые снасти весной, во время преднерестовой концентрации и нерестового хода.

Лини составляют исключение – в густые стаи для нереста они не собираются, и дальних нерестовых путешествий не совершают. Иногда в конце весны можно обнаружить линей на не характерных для них стоянках: в омутах с твердым, каменисто-песчаным дном, а ближайшие «линевые» места» – илистые протоки и заливы – находятся далеко, за много километров. Но можно предположить, что весенние путешествия этих рыб вынужденные, связанные с неспособностью неуклюжих линей бороться с сильным течением. Надолго лини в неудобных для их образа жизни омутах не задерживаются и, едва ослабеет поток воды, уплывают в привычные тихие, заиленные места.

Нерест линей проходит незаметно: рыбы нерестятся небольшими группами, подобно щукам, – самка и два-три самца. Но если щуки плывут к нерестилищам дружно, в больших количествах, то нерест линя очень растянут во времени: сегодня нерестится одно семейство, завтра другое, и в течение всего июня рыболовам попадаются как отнерестившиеся рыбы, так и наполненные икрой и молоками.

Из-за отсутствия массового хода ловля линей ловушками распространена мало и не слишком добычлива. Прошли времена Сабанеева, когда «при удачном выборе, т. е. на ходовом месте, в морду или жох попадает по несколько десятков крупных линей». Ныне улов измеряется в штуках, а не в десятках.

В небольших линевых реках в мае чаще всего применяют мережу с одним крылом, выставляя ее под самый берег (если глубина под ним не менее 70–80 см), как изображено на рис. 35. Причем направление течения не играет большой роли – вереницы линей движутся вдоль берегов как вниз, так и вверх по реке, и две мережи, поставленные кутками друг к другу и с горловинами, направленными в противоположные стороны, соберут почти одинаковый улов.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 35. Схема установки мережи с одним крылом.

Иногда, если снасть стоит на речке постоянно, используют морды, верши, либо мережи без крыльев, устанавливая их у берега так, чтобы они были незаметны со стороны и не собирали бы крючки удильщиков и блесны спиннингистов (под свисающим в воду кустом и т. п.).

На прудах и зарастающих озерах перекрыть ловушкой линевую «тропу» труднее, поэтому мережи используются в полной комплектации, с двумя крыльями, и чем шире размах крыльев, тем больше будет улов. Растягивают мережи в прогалинах между зарослями прошлогоднего камыша или тростника, и если в течении суток рыба не попадается – меняют место.

Ловля кастинговой сетью.

Кастинговой сетью ловят линей на местах их обычной кормежки – на неглубоких (1–1,5 м) местах пруда, озера или реки с очень медленным течением и с илистым дном.

Признаком, подтверждающим, что линь кормится в этом месте, служит цепочка пузырьков, поднимающаяся от потревоженного рыбой донного ила. Лодка нужна только на озерах и обширных прудах, на речках места кормежки линя обычно расположены неподалеку от берега, иногда, если речка неширока и берега достаточно круты, – буквально в метре от уреза воды. Если на месте ловли имеются чересчур густые заросли водной растительности, например, кувшинок, надлежит заранее сделать в них несколько прогалин, в 2–3 раза превышающих размеры сети.

Ловлю лучше всего начинать утром, когда окончательно рассветет. Иногда лини по каким-то причинам задерживаются с выходом на кормежку – вроде место вполне для них подходящее, и уже радовало уловами – но никаких признаков, что в иле копаются лини.

«Слепые» забросы в таких случаях делать не надо, они могут лишь отпугнуть рыбу, подходящую к месту кормежки. Линь пунктуальностью не отличается, и опоздать на час-полтора к завтраку для него обычное дело.

Для успеха ловли необходимо научиться отличать «линевые» пузырьки от болотного газа, поднимающегося со дна водоемов в результате гниения остатков растений. Основным признаком газа является достаточно четкая периодичность появления, а также одинаковый размер пузырьков. Но едва лишь пузырьки пошли «залпами» – пора готовиться к забросам.

Если в водоеме нет течения, то сеть набрасывают так, чтобы пузырьки оказывались в ее геометрическом центре. На реке надо делать небольшую поправку и забрасывать сеть несколько выше места появления пузырей; впрочем, на сильном и даже среднем течении линь никогда не кормится, и если ловить кастинговой сетью большого диаметра, например, десятифутовой, – поправкой можно пренебречь, линь при падении на него сети чаще всего не двигается с места.

Меня всегда удивляла эта особенность линей… Дело в том, что прилов при описанной ловле практически отсутствует, за исключением рыбьей мелочи. Крупный карась, нередко попадающийся в тех же местах при ловле линей удочкой или ставной сетью, от кастинговой на полутораметровой глубине легко ускользает (по крайней мере, при ловле в светлое время суток). Щука тоже не дожидается, когда на нее опустится сеть – редко-редко удается захватить зубастую хищницу, в основном голодную, чересчур увлекшуюся охотой.

А линь проявляет какое-то непонятное равнодушие к надвигающейся сверху угрозе… Долгое время я думал, что рыбы слишком увлечены добыванием корма и ничего, кроме ила и личинок в нем, не замечают. Но, как выяснилось из наблюдений подводных охотников, все обстоит несколько иначе – линь опасность видит и чувствует, но реагирует на нее своеобразно: не старается уплыть (толстое неуклюжее тело линя к спринтерским заплывам не способно), а прижимается ко дну; при этом созданная при поисках корма стараниями самого линя «дымовая завеса» из мути практически скрывает рыбу. Возможно, если тревога продолжается, лини быстро зарываются в ил – этим можно объяснить тот факт, что в бредень, даже перекрывающий речку от берега до берега, лини попадаются значительно реже при дневной ловле, чем при ночной. Но кастинговая сеть на дает рыбе времени «окопаться» – подхватывает и доставляет на берег.

Линь ведет индивидуальный образ жизни. Лишь мелкие лини выходят на места кормежки стайками, и чем стайки многочисленнее, тем мельче размер рыб. Поэтому, если вы по пузырям видите, что на одном небольшом участке кормятся несколько линей, удачный заброс может принести две-три, даже четыре рыбы – но вес каждой из них не превысит полукилограмма.

Чаще всего после выполненного заброса далеко стайка уходит: сдвинется на несколько метров, и через пять минут вновь приступает к кормежке, – можно продолжать ловлю. Но если за пятнадцать минут кормежка не возобновилась, лучше не терять времени и отправиться на другое загодя присмотренное линевое место – значит, рыба относительно сытая, осторожность пересиливает голод, и до вечера, а то и до следующего утра лини здесь могут не появиться.

Крупные экземпляры линя живут поодиночке, реже парами. И присутствие на дне «оковалка» опытный рыболов легко определяет: кажется, что дно речки пашет небольшой подводный трактор, – гроздья пузырей поднимаются гораздо чаще и интенсивней, стебли подводной растительности гнутся и колышутся…

Вот тогда-то и начинается самая азартная охота – цена броска велика, сделать его надо идеально, а крупный линь словно издевается: только подкрадешься к нему в удобном для заброса месте, а он уже сдвинулся на несколько метров, и водная растительность не позволит сети правильно закрыться. Лучше в таких случаях не горячиться и не делать рискованных забросов: раз уж крупный линь подошел, меньше часа он насыщаться не будет и рано или поздно выплывет на удобное место.

Ловят кастинговой сетью линя в тот же период, что и ставной сетью на «тропах» – в мае и июне (в климатических зонах, соответствующих северо-западу РФ). В июле ловля прекращается, не помогают даже искусственно проделанные окна в густой водной растительности: порой видно, как лини раскачивают и сотрясают стебли кувшинок вокруг «окна», собирая с них мелких ракушек и прочих беспозвоночных, иногда даже мелькнет силуэт рыбины – но в расчищенную зону ни один линь за все утро не выходит, либо пересекает ее быстро и незаметно для рыболова.

Прочие способы ловли.

На узких и неглубоких линевых речках довольна успешна бывает рыбалка с бреднем, причем ловят всегда по ночам, в мае и в начале июня, пока подводная растительность не успела слишком разрастись. Днем, как уже было сказано, в бредень лини попадаются значительно реже, очевидно, успевая закопаться в ил. Ночью же даже в небольшую по размерам «курицу», проводимую вдоль берега, достаточно часто попадаются крупные рыбы.

Тогда же, до подъема водной растительности, длинными бреднями успешно ловят линей в заливных озерах речных пойм. И в том, и в другом случае непременная принадлежность ловцов – вейдерсы или резиновые штаны-забродники.

Ночное лучение линя (охота с острогой в начале осени), столь поэтично описанное Л. П. Сабанеевым, в наше время почти не существует. В России острога запрещена, а линь стал слишком малочисленным, чтобы ради него рисковать, нарушая запреты. В Финляндии же, где отводят душу российские любители остроги, линь распространен мало, обитает лишь в отдельных озерах южной части страны.

Ловушки рыболовные.

Ловушки – наиболее древние рыболовные снасти, известные с доисторических времен. Возможно, древнее их только ловля руками (как случайный и редкий вид охоты наших далеких предков) и бой рыбы острогой и гарпуном.

Некоторые ученые-археологи оспаривают такое мнение, утверждая: примитивная удочка все-таки старше, и приводят в качестве доказательства костяные крючки, найденные при раскопках стоянок эпохи палеолита.

Ловушками называют самые разнообразные орудия лова, основанные на принципе «легко войти – трудно выйти». Конструкции, размеры, способы установки очень разнятся, нередко одна и та же ловушка в разных местностях даже одной страны называется по-разному, и наоборот – под одним названием известны совершенно разные снасти.

Лов современными ловушками производителен, отличается низкой себестоимостью улова. Другим их преимуществом является возможность лова в местах, где иными орудиями ловить нельзя (заросшие и закоряженные водоемы и т. д.). Важным достоинством ловушек является их способность после поимки длительное время сохранять улов в живом виде, – тогда как рыба, пойманная ставной сетью и переметом, погибает и разлагается, отравляя воздух и воду, – если ловец по какой-то причине не смог проверить или отыскать снасть.

В отличие от сетей, неводов и других орудий лова ловушки могут быть не только из сетевых полотен (в основном капроновых), но и деревянными, пластиковыми, металлическими, комбинированными. Ловушки состоят собственно из ловушек и крыльев. Крылья устанавливают на пути перемещения рыбы, которая, огибая крылья, попадает в ловушки, вход в которые удобен, а выход затруднён. Наиболее типичными ловушками являются ставные невода (в том числе и морские больших размеров), мережи, вентеря, морды, верши, самоловные раколовки и крабовые ловушки.

Главным недостатком ловушек, используемых не промысловиками, а рыболовами-любителями, можно считать пассивное участие рыболова в процессе поимки. В конце концов, ловим мы не только ради добычи, ради отдыха тоже – и день, проведенный за активной и азартной ловлей, заряжает положительными эмоциями на неделю. А тут: пришел, вытянул вершу – один коротенький миг азарта: есть что-то внутри? нет? – и всё… Достал карасей и пошел домой.

К числу других недостатков можно отнести большую стоимость и трудоёмкость установки крупных ловушек. Не так-то легко растянуть мережу с крыльями, длина которых исчисляется десятками метров (неважно, с лодки или взабродку). Да в холодной весенней воде, да на течении. Поэтому любители используют ловушки более скромных размеров.

Две самых широко распространенных в современном любительском рыболовстве ловушки: мережа и верша, описаны, вместе с их разновидностями, в отдельных одноименных статьях, а ниже будет рассказано о ловле другими, реже используемыми ловушками.

Морда (жох, нерот).

Морда – это та же верша, но изготовленная не из сетных материалов. В старые времена (до двадцатого века) главным и основным материалом для большинства рыболовных ловушек служили ивовые прутья, – из экономических, в основном, соображений: сети вязались вручную и стоили достаточно дорого, а умельцев, способных сплести из прутьев хоть корзину, хоть морду, хватало в любой деревне.

Подобные ловушки использовались очень широко и носили многочисленные местные названия: мордушка, нерот, верша, ныретка и т. д.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 36. Классические плетеные морды.

К двадцать первому веку все кардинально изменилось: сетные материалы вяжутся машинами и имеют относительно невысокую стоимость, – а труд умельцев, плетущих различные изделия из лозы и лыка, стоит гораздо дороже.

И плетеные ловушки превратились в наше время в анахронизм. Однако кое-где все же применяются, поэтому стоит коротко рассказать про ловлю ими.

У плетеных снастей есть свои преимущества. Во-первых, при весенней ловле на течении им не страшны коряги и прочие быстро плывущие предметы. Во-вторых, прутья более долговечны, чем сеть, – постоянно стоящие в воде сетевые верши, особенно в непроточных прудах, достаточно быстро разрушаются под воздействием всевозможных микроорганизмов.

Наконец, по моим наблюдениям, некоторые рыбы (например, налим) во время нереста охотнее заходят в ловушки из прутьев. А форель из всех ловушек регулярно попадается исключительно в плетеные морды (правда, в особых условиях: когда быстрая и неглубокая форелевая речка вздувается и мутнеет от сильных дождей, и рыба ищет себе убежища, забиваясь под камни, под подмытые берега, в корни прибрежных деревьев и т. д.).

Для плетения ловушек чаще всего используются однолетние и двухлетние побеги ивы – длинные, тонкие, гибкие. Гораздо меньшее распространение, чем изготовленные из прутьев, в старину имели рыболовные ловушки из лыка – т. е. сплетенные из длинных полос коры (из нижней, прилегающей к стволу ее части) некоторых лиственных деревьев, чаще всего липы.

Плетеные ловушки бывают двух видов, в зависимости от того, на ловлю какой рыбы ориентирована снасть – от этого зависит и ее конструкция, и техника плетения.

В мордах первого вида (см. рис. 37.1) поперечные прутья укладываются плотно, виток к витку, как в большинстве плетеных корзин. Сквозь снасть плотного плетения не сможет проскользнуть даже самая мелкая рыба. Такая ловушка удобна своей универсальностью, ее можно использовать и для ловли крупной рыбы, и для добывания живцов. А при ловле миног либо вьюнов, имеющих при достаточно большой длине очень маленькое поперечное сечение тела, только такие снасти и применимы. Однако же их изготовление требует гораздо больше времени и материала, да и вес ловушка имеет весьма изрядный.

Если морда предназначена для ловли лишь крупных рыб, можно использовать решетчатое плетение (рис. 37.2), поперечные прутья в таком случае надо ставить более толстые, чтобы конструкция не получалась слишком хлипкой, а продольные – в большем количестве. Времени и материала на изготовление такой морды уйдет значительно меньше, и вес у нее вполне подъемный, но расплатой будет гораздо меньшая универсальность.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 37. Сплошное (1) и решетчатое (2) плетение морды.

Местами распространены безкаркасные морды из подручных материалов. Например, прямоугольный кусок металлической сетки (не рабицы) свертывают в виде цилиндра, шов в трех-четырех местах скрепляют алюминиевой или медной проволокой. В цилиндр вставляют два конических горла, выкроенные из той же сетки, – и получается снасть, уловистостью несколько уступающая сетной верше, но значительно превосходящая ее долговечностью и простотой изготовления.

Стационарные ловушки.

Ловушки, открытые сверху и постоянно стоявшие на одном месте – такие, что в не разобранном виде их перенести на другое место невозможно – с древнейших времен употреблялись в прибрежной зоне моря, не позволяя рыбе, подошедшей к берегам в высокую приливную воду, уходить вместе с отливом. В простейшем виде эти древние рыболовные сооружения представляли из себя загородки более или менее сложной формы, выложенные из камня либо сделанные из дерева.

На внутренних водоемах стационарные ловушки устанавливаются обычно на мелководье, там, где случается ход рыбы, и представляют из себя загородки из вбитых в дно палок, кольев и тому подобных материалов, направляющих добычу к центральной камере – зайти в нее рыбе легко, а выйти затруднительно. Подобные конструкции, именуемые котцами, когда-то были в большом употреблении, недаром в Новгородской области есть населенный пункт, с тех давних пор называющийся Речными Котцами.

Камера котцов, где концентрируется рыба и откуда ее выбирают сачком, изображена на рис. 38. Крылья и открылки (также изготовленные из вбитых в дно колышков, дранки и т. д.) могут иметь различную длину и направленность, в зависимости от конкретных условий ловли, и порой изгибаются в достаточно сложные лабиринты.

В малонаселенных северных и сибирских регионах картина сельские жители и по сей день продолжают активно ловить рыбу котцами. Устанавливаются котцы на неглубоких участках реки, материал – тонкие колышки, вколоченные в дно с зазором 1–1,5 см. Ловля производится как летом, так и в зимнее время (лед, намерзающий в центральной камере котца, регулярно удаляется).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 38. Принцип действия деревянных котцев.

Катиска.

Если в России ловля котцами и им подобными ловушками постепенно пришла в ХХ веке упадок, сохранившись лишь в глухих углах, то в соседней Финляндии она развивалась и успешно развивается до сих пор.

Очевидно, дело не только и не столько в ретивости наших рыбоохранительных органов, долгие годы стремившихся запретить всё, кроме удочек. Есть еще и такой нюанс, как разница в менталитете. Добропорядочный финн, обнаружив на речке ловушку с рыбинами, которых нетрудно достать сачком или попросту руками, – как вы думаете, что сделает? Я считаю, что спокойно пройдет или проплывет на лодке мимо. И даже не будет гордится проявленным бескорыстием. Русский же человек… Ладно, не будем о грустном. Вернемся к рыболовным ловушкам.

К финским рыболовным ловушкам, поскольку все больше российских рыболовов (по крайней мере с северо-запада) ездит ловить в соседнюю Финляндию, где рыбы на удивление много, а охраняющих ее людей в форме на удивление мало. Да и на соседствующие со страной Суоми российские регионы финский рыболовный либерализм оказывает разлагающие влияние: правила Северного рыбохозяйственного бассейна считаются самыми умеренными в России: разрешают и сети, и ловушки, и саки с подъемниками, и переметы с большим количеством крючков.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 39. Принцип действия деревянной катиски.

Итак, ловушка, издавна именуемая финно-угорскими народами катиской, в первоначальном своем виде мало чем отличалась от русских котцев: деревянные крылья, деревянная ловушка, открытая сверху. Лишь центральная камера сделана не в виде лабиринта, а в форме «сердца», или, если угодно «червонного туза», изготовленная из воткнутых в дно прутьев, колышков или дранок.

С течением времени появились более сложные и уловистые варианты, см. рис 40.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 40. Схема сложной многокамерной катиски.

Ловят ими рыбу на мелководье (на глубине не более полутора метров), зимой и весной – в местах хода рыбы, ориентируя вход против направления движения рыб. Летом катиски чаще всего сооружают в прогалинах прибрежной растительности.

Материал для катиски – еловые или сосновые доски, которые распускают на дранки в палец толщиной и 3–4 пальца шириной. Еще более прочны и менее подвержены гниению колышки, выстроганные из молодого ельника. Но такие колья имеют сильный сгон от комлевой части к вершинке, поэтому, чтобы не нарушать конфигурацию катиски, половину колышков заостряют с тонкого конца, половину – с толстого, и забивают в дно водоема по очереди: с толстым острием, с тонким, снова с толстым и т. д. Можно использовать обычные пиленые рейки, но конструкции из них быстрее гниют. Заготовки для катиски не красят и не обрабатывают никакими химикатами, препятствующими гниению. Наоборот, наиболее уловистой снасть становится, когда свежее дерево как следует потемнеет в воде, приняв цвет, наиболее привычный для обитателей водоема.

Для прочности в двух местах (для самых высоких ловушек – в трех) центральную камеру опоясывают стяжки из гибких прутьев краснотала, вплетенных между кольями или рейками. На каждую стяжку достаточно 3–4 рядов прутьев.

Катиска должна иметь максимально скругленную форму без углов. Размеры произвольные, но камера катиски должна быть достаточно объемистой и не затемненной, светлой, для чего между колышками или рейками оставляют максимально возможные промежутки, примерно в 2 пальца, но при этом такие, чтобы предполагаемые объекты ловли не смогли проскользнуть в щели.

Рыбу из катиски достают сачком – взабродку либо, при большей глубине установки, с лодки.

При зимней ловле катиску сооружают в прорубленной по ее форме майне. Накануне ледохода имеет смысл извлечь снасть. Не всегда это удается, но низкая себестоимость катисок позволяет смириться с потерями.

Размещение внутри камеры и вокруг катиски хвойных веток способствует большему улову в период нереста. Летом для приманки внутрь кладут те же приманки, что и в верши, а также блестящие металлические предметы, осколки зеркал и т. д.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 41. Современная финская катиска (сетная).

Относительно недавно стали появились сетевые катиски, натянутые на каркас из металлических прутьев, к тому же закрытые сетью и сверху и снизу – то есть такие катиски перешли уже в категорию не стационарных, а мобильных ловушек, и область их применения стала гораздо шире – например, большие глубины, где для поиска относительно небольших ловушек применяются радиомаячки.

Фактически, мы имеем дело уже не с архаичной катиской – с современной вершей особой, сердцеобразной формы. До конца оценить все плюсы и минусы таких нововведений еще предстоит, но главный вывод можно сделать уже сейчас: старинные снасти – там, где запретами им не мешают развиваться и совершенствоваться, вполне способны шагать в ногу с веком.

Заплот.

На небольших реках Севера и Сибири малые коренные народы зачастую используют конструкции, схожие с катисками, но более примитивные. Одну такую ловушку мне довелось видеть в действии. Именовалась она «заплот» и устроена была следующим образом: узкую, но достаточно глубокую речку 10–12 метров шириной полностью перекрывала перпендикулярная берегам изгородь из довольно толстых бревнышек, вбитых в дно, обшитых горизонтально расположенными досками (горбылем). Сверху было настелено нечто вроде мостков из досок, позволяющих и подбираться к центральным камерам ловушки, и использовать ее в качестве пешеходного мостика. Щели между досками-горбылями позволяли протекать воде и проходить мелкой рыбе, крупная же протиснуться в них не могла.

Центральные камеры, числом две, были направлены горловинами в противоположные стороны и более всего напоминали здоровенные двухстворчатые шкафы, открытые сверху, – их полураспахнутые дверцы были направлены внутрь «шкафа», работая как горло мережи, а при проверке снасти плотно закрывались, не давая рыбе выйти. Глубина в том месте реки была около 2 м, а шкафы довольно большие, площадью примерно 1,5×2 м, поэтому попавшуюся рыбу из них извлекали при помощи некоей разновидности подъемника – четырехугольной металлической сетки, привязанной за углы, постоянно лежащей на дне внутри «шкафа», а при подъеме плотно прилегавшей к его стенкам. По слухам, на той же речке имелись и заплоты, стоявшие на меньшей глубине и с камерами меньших размеров – для извлечения улова из них пользовались большими сачками.

Размеры снасти выглядели внушительно, но уловистостью она не поражала – нередко при ежедневной проверке обнаруживался лишь принесенный течением мусор, мешающий открывать и закрывать дверцы – его удаляли багром. Справедливости ради надо отметить, что ловлю мне довелось наблюдать летом, когда хода рыбы не было…

Естественно, такие громоздкие ловушки в менее патриархальной и более населенной местности никто применять не станет, даже браконьеры, – слишком много труда и материалов уходит на их сооружение (а сооружать заново приходится после каждого весеннего ледохода).

Ледяные ловушки.

«Рукавами» называются не только узкие одногорловые ловушки, применяемые на очень сильном течении. Точно так же именуются и другая, более чем оригинальная ловушковая снасть. Другое название – «ледяные котцы».

Оригинальность в том, что для создания ловушки не используется ни сетное полотно, ни ивовые прутья, – материалом служит лед. Ловля производится в зимнее время, когда некоторые мелководные и глухие водоемы настолько промерзают, что рыба начинает задыхаться и гибнуть.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 42. Лов рыбы «рукавами»: 1 – прорубь; 2 – горловина; 3 – рукава.

И ловля служит двум целям: во-первых, конечно же, приносит улов. А во-вторых, что не менее важно, сохраняет рыбу от замора.

Для этого нужно сделать несколько прорубей во льду (пешней либо же ледобуром самого большого диаметра). Если кислородный режим в озере или пруде вовсе уж плох и подводные обитатели на грани гибели, то рыба бросается к прорубям почти сразу. Но гораздо чаще случается так, что кислородное голодание еще не слишком сильное, и наверх поднимается только мелочь. Крупные же экземпляры, хоть и ощущают недостаток кислорода, но не настолько, чтобы позабыть об осторожности.

В таком случае, чтобы не дежурить долгие часы с сачком у прорубей, пешней вырубается во льду углубление в форме рукавов (рис. 42). Затем это углубление соединяют небольшой горловиной с прорубью.

После того прорубь от очищают от осколков льда и маскируют, даже если ловля происходит на совершенно безлюдных водоемах (крупная рыба зачастую поднимается подышать только в темноте), – ловушка сверху заваливается еловым лапником в несколько слоев. Обычно «рукава» проверяются на следующий день, и если ночью ожидается мороз, то имеет смысл засыпать снасть поверх лапника толстым слоем рыхлого снега.

Рыба, почувствовав приток свежего воздуха, поднимается в прорубь и через горловину заходит в «рукава», где ее без труда можно будет выбрать сачком.

Размеры «рукавов» произвольные, но всегда надо соизмерять их с толщиной льда и величиной ожидаемой рыбы. В тех местах, где с большой вероятностью может всплыть карп в несколько килограммов весом, размах снасти достигает 2,5–3 м, а глубина – 60–70 см (если, конечно, позволяет толщина льда). В остальных случаях можно обойтись вдвое меньшими размерами, долбить лед – дело достаточно трудоемкое. Для того, чтобы добыть мелочь для насадки, «рукава» делают миниатюрными, и вместо проруби сверлят лунку диаметром 100–130 мм.

Есть два еще более упрощенных варианта ледяных ловушек.

1. В той части водоема, где концентрируется рыба, испытывающая недостаток кислорода, во льду вырубается прямоугольная яма размерами 1,5×3 метра, а глубиной почти во всю толщину льда. Вычерпав из ямы ледяные обломки, в одном ее углу прорубают круглое сквозное отверстие диаметром 30 см, через которое поступает вода и заходит рыба. Прежде чем спустя какое-то время доставать сачком добычу, имеет смысл заткнуть чем-либо входное отверстие – связкой хвороста, другим сачком и т. д.

2. Второй способ более активный и требует присутствия рыболова. Во льду прорубаются две проруби на расстоянии 1,5–2 м одна от другой. Их соединяют желобом, выдолбленным во льду на глубину около четверти толщины льда. В одну из прорубей вставляется круглая корзина или рыболовный садок. Ловец гонит по желобу лопатой воду от свободной проруби к следующей проруби. Образующееся течение захватывает находящуюся вблизи майны рыбу, вынуждая ее зайти в прорубь, а затем по желобу в ловушку.

К сожалению, глобальное потепление климата привело к тому, что все реже в Северо-Западном регионе случаются зимы, когда толщина льда позволяет применять эти простые и добычливые способы лова.

* * *

После публикации моей книги «Подъемники. Ловушки. Кастинговые сети», где были описаны изготовляемые изо льда ловушки, некоторые читатели задавали резонный вопрос: не является ли браконьерством лов ими?

Вопрос не новый. Ловля рыбы, испытывающей кислородное голодание, всегда была камнем преткновения.

Например, стандартная ситуация: мирный и безобидный рыболов-мормышечник пробурит пару лунок, размотает удочки, выудит несколько окуньков, и тут появляются инспектора рыбнадзора, заявляющие: водоем заморный, ловить нельзя! Готовь деньги для штрафа, гражданин-товарищ!

Какой такой замор? – недоумевает гражданин-товарищ. Из чего это видно? Где плакаты, запрещающие ловлю? Где всплывшая погибшая рыба? Где работы по спасению не успевшей погибнуть? Ответов нет. Есть составленный протокол, а в ближайшей перспективе – квитанция на уплату штрафа.

Вариант номер два: на озере и в самом деле замор, рыба гибнет массами. И совершенно посторонние люди, даже не рыболовы, гуляют мимо – и собирают в мешочек всплывших рыбешек – кошку накормить, например. И тут, как кавалерия из-за холма, налетает доблестная рыбоохрана: попались, браконьеры проклятые! «Улов», собранный «проклятыми браконьерами», изучается чуть ли не с лупой, а потом начинается занимательная арифметика: за каждого всплывшего лещика с пятачок размером – 25 рублей штрафа, за каждого окунька с мизинец – 17, ну а уж если подобрал щучку в половину карандаша размером – будь любезен, возмести государству ущерб – четверть тысячи. Побледневшие «браконьеры» хватаются за голову и проклинают своего прожорливого кота.

Думаете, преувеличиваю? Перегибаю, так сказать, палку? Нет, примеры вполне реальные, взяты из писем, пришедших некогда в редакцию журнала «Рыболов». Времена тогда стояли перестроечные, на дворе бушевала гласность, – борьба с самоуправством чиновников была в большой моде. И редакция журнала попросила двух независимых экспертов – юриста и биолога – осветить вопрос. Объяснить народу: что есть замор и можно ли ловить на заморных водоемах?

И вот что ответили народу кандидат юридических наук А. Плешаков и кандидат биологических наук В. Козлов (ответ их актуален до сих пор: законодательные и подзаконные акты, касавшиеся проблемы, почти не изменились), основные тезисы их статьи можно свести к нескольким пунктам:

1. Недостаток кислорода рыбы ощущают практически во всех покрытых льдом непроточных или слабопроточных водоемах. В большей или меньшей степени, но ощущают. Во всех. Но если в одних случаях рыба просто собирается к источникам кислорода: к прорубям и майнам, подводным ключам, устьям впадающих ручьев, – то в других случаях массово гибнет. Поэтому биологи четко разделяют собственно замор (сопровождающийся массовой гибелью рыбы), и предзаморное состояние.

2. Но поскольку берегущим природу чиновникам наука не указ, то с юридической точки зрения замор на водоеме начинается с того момента, когда о том объявит бассейновое управление Главрыбвода. Причем не просто объявит «между своими», но и оповестит население: в СМИ и установленными на берегах плакатами.

3. В водоемах, объявленных заморными, ловить рыбу можно, но только получив разрешение все тех же чиновников. (В те годы разрешалось это лишь предприятиям, организациям и колхозам, а при возникновении замора в водоемах, не используемых рыбной промышленностью, – также спортивным обществам. В 2000-х годах и частные граждане получили право ловить на заморных и отшнуровавшихся водоемах, и даже с применением сетных и ловушковых орудий лова.).

4. Даже если упомянутое разрешение отсутствует, собирать погибшую рыбу на заморных водоемах можно. Вот почему: вести речь о ловле рыбы в заморном (неживом или снулом) состоянии нельзя. Законодательные и нормативные акты подразумевают под ловом рыбы процесс добычи (поимки) живой рыбы, находящейся в водоеме. Следовательно, неживую рыбу, с точки зрения правовых установлений, можно лишь собирать. Таким образом, сбор заморной рыбы не содержит признаков браконьерства (незаконной ловли) и не должен подлежать ответственности ни в административном, ни в уголовном порядке. Другое дело, если замор произошел в рыбопитомнике, на пруду рыбоводного хозяйства и т. д. У разводимой там рыбы есть собственник, по заявлению которого может быть возбуждено дело по иной статье: кража. В водоемах же общего пользования можно собирать, сколько сумеешь вывезти: даже нормы вылова не действуют.

Общий вывод: большинство штрафов, наложенных за ловлю или сбор рыбы в период зимнего замора, можно оспорить в суде по административным делам и добиться отмены. Вопрос в другом: стоит ли овчинка выделки? Таскаться по судам, нанимать адвоката (либо самому вникать в тонкости законов и подзаконных актов), терять время, нервы, деньги… Наверное, проще пробить майны на небольшом пруду или озере – от заморов они страдают сильно, но поле зрения чиновников Главрыбвода при этом не попадают. Пробить, и помочь рыбе в трудный период. Ну и получить вознаграждение за труды, естественно.

Юридические аспекты применения рыболовных ловушек.

У большинства российских рыболовов, как ни прискорбно, имеются весьма смутные представления о том, что им, рыболовам, на водоемах можно делать, а что нельзя. Знание законов, подзаконных актов, региональных правил рыболовства заменяется многочисленными мифами, порожденными «общественным мнением».

Например, такой миф: «Спиннинг снасть спортивная и всюду разрешенная, а сеть – браконьерская и запрещенная повсеместно». И убежденные в правдивости этого мифа рыболовы срываются на крик, доказывая инспектору рыбоохраны: они, дескать, ловили всего лишь спиннингом, а во-о-он за тем кустиком стоит сеть, ее хозяина и штрафуйте! Но протокол составляется именно на незадачливых спиннингистов, потому что к сети привязана бирка с фамилией владельца и номером именного разрешения, а спиннингом ловить в период посленерестового жора щуки в большинстве регионов нельзя…

О рыболовных ловушках распространены два типа мифов, весьма противоречащих друг другу. Одни рыболовы (в основном городские) свято убеждены, что любая мережа или верша – орудие браконьерское, и всякий, кто применяет их, – браконьер. Напротив, сельский житель, забрасывающий вершу в пруд на окраине своего села, очень удивится, если его назовут браконьером… Кто прав? Сейчас разберемся.

Начнем с того, что снастей, браконьерских по определению, в природе не существует. Все зависит от того, к каким снастям – запрещенным или нет – относят удочку, сеть, спиннинг или мережу правила рыболовства, действующие в данный момент в данном месте. Точно так же, кстати, нет и спортивных по определению снастей: в США, например, проводятся вполне официальные спортивные соревнования по багрению рыбы (веслоноса, питающегося планктоном и практически не попадающегося на наживленный крючок). В Финляндии спортсмены соревнуются в охоте с острогой… Российские же правила применять такой спортинвентарь запрещают категорически не только спортсменом, но и простым любителям.

К рыболовным ловушкам российские правила рыболовства, установленные разными бассейновыми управлениями, относятся тоже по-разному. В одних регионах (Западная Сибирь, европейский Север страны) ловушками может ловить любой желающий, без разрешений и лицензий (соблюдая, естественно, сезонные запреты, установленные размеры снастей, нормы вылова и т. д.). Обычно «бесплатные» ловушки в таких областях отличаются скромными размерами, за право ловить более уловистой снастью приходится доплачивать. Например, Северное бассейновое управление разрешает бесплатно ловить ловушками с общей длиной крыльев 3 м, а по платной лицензии – 10 м, разница существенная.

В других местах (Дальний Восток, например) применение ловушек ограничено, для любой ловли ими необходимо разовое именное разрешение либо лицензия.

Наконец, в третьей группе регионов (это центральные, самые густонаселенные области, края и республики) ловушки запрещены.

Третий случай наиболее интересен. Получается, что дедушка, закидывающий в своей деревне (где-нибудь во Владимирской области) вершу в пруд с карасями – злостный браконьер?

Не совсем так. В преамбуле либо основных положениях всех без исключения правил рыболовства, принятых после 2004 года, указана область их применения: водоемы данного региона, имеющие рыбохозяйственное значение.

Имеет ли рыбохозяйственное значение заросший ряской прудик на околице села Красная Горбатка Ковровского района Владимирской области? Вопрос интересный.

Исходя из размеров прудика, размеров обитающих в нем карасей с ротанами и банальной житейской логики – никакого рыбохозяйственного значения нет, не было и не предвидится.

Но логика и творчество российских законодателей весьма далеки друг от друга… Закон (Водный кодекс РФ в редакции 2007 года) отвечает на наш вопрос следующим образом: если упомянутый прудик внесен в соответствующий реестр Отделом водных ресурсов по Владимирской области Волжско-Каспийского водного бассейнового управления, – значит, рыбохозяйственное значение имеет и действие правил рыболовства на водоем распространяется, даже если в нем плавают лишь два с половиной ротана, даже если пруд напрочь вытравлен сточными водами, даже если давно высох… Ну а если не внесен – рыбнадзору на его берегах делать нечего.

Можно успокоить дедулю с вершей – на практике деревенские прудики в реестры Отделов водных ресурсов никогда не попадут. Даже многие небольшие озера – замкнутые, бессточные – туда не попадают…

Иное дело, что пруды и обводненные карьеры могут находится в собственности муниципальных образований, юридических и физических лиц. Могут – но находятся далеко не все, а в основном пруды и карьеры, используемые для разведения рыбы.

Дело в том, что владение землей, на которой расположен пруд или карьер, не дает автоматически право собственности заодно и на водоем. Владение землей и расположенным на ней водоемом регулируется разными кодексами (Земельным и Водным соответственно) и право собственности регистрируется в разных учреждениях. И чаще всего безымянные малорыбные пруды, не нанесенные на карты, с юридической точки зрения вообще не существуют – не числятся в реестре ни Федерального агентства водных ресурсов, ни Федерального агентства по управлению федеральным имуществом…

Дедушке с вершей на все эти юридические тонкости наплевать. Он проверяет свою вершу ранним утром, без свидетелей, и жарит пойманных карасей в сметане. Не нарушая при этом ни одного закона или подзаконного акта.

С прудами разобрались. Но если, например, дедушке надоели жареные караси, захотелось щучьих котлет, – и он поставил весной ту же самую вершу в протекающий мимо деревни ручей? Казалось бы, прудик или ручеек, разница невелика, все равно на карте не найти ни того, ни другого водоема.

Разница есть, и дедушка рискует схлопотать изрядный штраф. Реки – все, по определению – находятся в федеральной собственности, со всеми своими притоками, включая самые крошечные речки и безымянные ручейки. И попадают под действие рыболовных правил.

Короче говоря, чтобы ловить на реках и даже ручьях в центральных регионах, необходимо запастись разрешением. Но как же его получить, если в правилах черным по белому написано: «запрещена ловля ловушками всех видов»?

Ну, вот в такой стране мы живем… В правилах – запрет на ловушки всех видов, а в районной инспекции – продажа лицензий на ловлю мережами. Органам местной власти даны достаточные права для коррекции требований правил применительно к условиям данного района. Выдаются лицензии на ловлю в целях биологической мелиорации – например, для уменьшения поголовья щук и других хищников в водоемах, куда запускают или планируют запустить молодь ценных пород рыб. Можно получить разрешение на ловлю на отшнуровавшихся водоемах (т. е. на пересыхающих в летнюю жару пойменных заливных озерах – все равно зашедшая в них весной рыба обречена погибнуть или быть пойманной).

Решения о выделяемом числе путевок, лицензий и разрешений на ловлю сетями и ловушками обычно принимают (исходя из величины рыбных запасов) власти районного уровня в конце зимы или начале весны – т. е. перед началом массового весеннего хода рыбы. А выкупить их, кроме районных инспекций, можно в районных ООиР (членам общества), и прямо на местах, у участковых инспекторов. Затягивать с получением разрешения не стоит, если цены не завинчены, то разбирают их достаточно быстро. Впрочем, не все и не всегда, и не только в высоких ценах дело. Многие рыболовы никогда не пробовали получить разрешение, заранее решив, что слишком уж это затратное и хлопотное дело, – лучше рискнуть, получше спрятать ловушку в укромном месте, не связываясь с разрешительными бумажками.

Совершенно ошибочный подход.

Рассмотрим на конкретном примере. В Архангельской области месячная путевка на ловлю мережей в весенне-нерестовый период обходится в 50 рублей (в другое время года можно ловить бесплатно). Правда, этой суммой затраты не исчерпываются – надо еще внести в сберкассу пошлину за пользование водными биоресурсами, целых 4 рубля.

А что грозит за незаконный лов той же мережей? Это зависит от улова. Если ловить щуку (а именно ее чаще всего ловят весной мережами), то за каждого угодившего в ловушку самца-молошника, хоть он с карандаш размером – 250 рублей штрафа. За самку-икрянку вдвое больше – 500 рублей.

Но 50 рублей за месячное разрешение – очень мало, далеко не везде ловля ловушками обходится так баснословно дешево. Рассмотрим другой пример: Томская область, лицензионный лов стерляди. Право ловить в течение месяца двумя ловушками (с суммарным уловом не более 100 рыб) обойдется в 4619 рублей.

Деньги немалые, но ведь и стерлядь ценится куда дороже щуки, в том числе и при начислении штрафа. 420 рублей за незаконно выловленного самца, за икряную самку вдвое больше – 840 рублей. И это еще не все – икра осетровых рыб, в том числе стерляди, оценивается по отдельной таксе: 5000 рублей за каждый килограмм. Пара икряных самок обойдется пойманному нарушителю куда дороже, чем лицензия на месячную ловлю – причем законную и спокойную ловлю, без шараханья от каждой тени и каждого шороха…

Вывод прост: ловить по правилам ВЫГОДНЕЕ, чем нарушать их.

Лососи (семейство).

Лосось… Одно это слово заставляет чаще биться сердце любого настоящего рыболова, даже если ловит он в основном плотву, окуней и щук на близлежащей речке и не помышляет о рыболовном сафари на Кольский полуостров или на Дальний Восток. А уж те, кому довелось хоть раз померяться силами с пятнистой царь-рыбой, никогда не забывают этой азартной схватки, – и поединки с судаками и щуками кажутся уже не столь захватывающими.

Представители семейства Лососевые (Salmonidae), обитающие в российских водах либо заходящие туда на нерест, разделяются на несколько родов.

Род Лососи (Salmo), они же благородные, или настоящие лососи, представлен атлантическими видами (семгой, кумжей, их подвидами и пресноводными формами) и тихоокеанскими (камчатской семгой и стальноголовым лососем). Главным представителям рода – семге и кумже посвящены отдельные статьи в настоящей энциклопедии, а про остальных благородных лососей коротко будет рассказано чуть ниже.

Род Тихоокеанские лососи (Oncorhynchus) – кижуч, сима, нерка, кета, чавыча и горбуша – водятся в дальневосточных морях, и лишь горбуша акклиматизирована в европейской части страны.

Род Гольцы включает как морских, так и пресноводных представителей: арктический голец и его формы (палья, даватчан и т. д.), куднжа, дальневосточный голец (мальма).

К роду Таймени ихтиологи относят сибирского тайменя, живущего исключительно в пресной воде, и его сахалинского тезку, нагуливающегося в море. К этому же роду относится дунайский лосось, в море на заходящий.

Род Ленки насчитывает в России всего один вид – собственно ленка, зато распространен он по всей Сибири, от Оби до Колымы.

Род Сиги, наоборот, весьма многочисленный, но подавляющее число его представителей обитает в реках и озерах, никогда не выходя в море. Этому роду посвящена отдельна статья в энциклопедии.

А вот род Хариусы и род Корюшки к семейству Лососевые не относятся, хоть часто и причисляются к родственникам лососей по внешнему признаку – наличию жирового плавничка на спине.

Род Благородные лососи.

Озерный лосось.

Лосось озерный (Salmo salar morpha relictus) – особая форма атлантического лосося, обитающая в крупных северных озерах. Молодь озерного лосося, подрастая, не скатывается в море, а нагуливается в озере и впоследствии идет на нерест во впадающие в озеро реки.

В России наиболее известны популяции лососей в Ладожском и Онежском озерах, в Водлозере, Сегозере, в Куйтозере (бассейн р. Кеми в Карелии). За границей озерный лосось встречается в больших холодных озерах Финляндии, Скандинавии. Лососей, обитающих в озерах Северной Америки, некоторые ихтиологи считают другой формой атлантического лосося (Salmo salar morpha sebago).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 43. Озерный лосось.

Озерный лосось (озерной семгой его нигде не называют) размерами значительно меньше своих морских сородичей: по данным ихтиологов, весит в среднем 3–4 килограмма, изредка дорастая до 7 кг. У рыбаков другое мнение: по словам троллингистов, ловящих лосося в Онежском и Ладожском озерах, им не так уж редко попадаются экземпляры и в восемь, и в десять килограммов весом. Свидетельства эти надо принимать с осторожностью: известно, что часть стада балтийской семги проходит на нерест транзитом через Неву и Ладогу во впадающие в озеро реки, а окраска семги, давно живущей в пресной воде, становится сходной с окраской озерного лосося (он более пятнистый, и пятна на боках бывают ниже боковой линии). Онежское озеро также имеет водное сообщение и с Белым морем, и с Балтийским, – поимка там морского проходного лосося вполне вероятна.

Слишком долго распространяться об образе жизни озерного лосося смысла нет: он весьма схож с жизненным циклом семги, лишь роль моря выполняет озеро.

* * *

Промысловая ловля озерного лосося ничем практически не отличается от ловли семги в море: используются длинные переметы (в основном поверхностные) с насадкой из корюшки или уклейки, ставные невода и сети-гарвы.

Любители ловят ладожского и онежского лосося в основном троллингом, и эта рыбалка заметно отличается от троллинга, например, в Финском заливе. Главное отличие – повсеместное использование буксируемых за катером «катюш», иначе говоря «катамаранов», подробно описанных на страницах, посвященных ловле кумжи. Зачастую карельские рыболовы даже используют упрощенный и удешевленный до предела вариант троллинга – без эхолота, без держателей для удилищ, даже вообще без спиннингов: пойманных лососей вытягивают, перебирая руками толстый шнур «катюши». С крупной семгой такой трюк едва ли применим, но средний вес озерного лосося в уловах 2–3 кг, нередко попадаются и экземпляры меньше килограмма весом.

Однако все же наиболее распространено смешанное вооружение катера для озерного троллинга: с кормы распускают 2 или 3 спиннинга, а с каждого борта – по одной «катюше», буксирующей за собой от 1 до 5 блесен. Промежутки между точками крепления поводков к шнуру катюши – 5 метров, и такое же расстояние отделяет первый поводок от катера, а дальний от «катюши», – нетрудно подсчитать, что длина распущенной снасти с пятью блеснами составляет 30 метров.

Поводки используются очень длинные, и чем ближе к лодке или катеру расположен поводок, тем он длиннее: в описанной пятиблесновой оснастке длина ближайшего составляет 30 метров, самого дальнего – 15 метров.

Среди озерных троллингистов встречаются противники грубого силового вытаскивания лососей за шнур «катюши», предпочитающие вываживать рыбу на относительно тонкой леске с использованием амортизирующих свойств удилища; эти любители крепят к шнуру «катюши» не поводки с блеснами, а «прищепки», используемые при морской ловле с даунриггером, в которые зажимаются лески спиннингов; при поклевке лосось выдергивает леску из «прищепки» и борьба с ним продолжается уже без участия «катюши». Такой комбинированный способ особенно распространен в Финляндии, где «катюшу» (под заграничным названием «Planner») широко применяют свои и приезжие троллингисты.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 44. Фирменная «прищепка» для крепления лески спиннинга к «катюше».

В качестве приманки при троллинге применяются в основном блесны «профессор». Финская фирма «Куусамо» буквально наводнила соседние Карелию и Санкт-Петербург этой своей продукцией: однотипные по форме, «профессора» отличаются размерами, расцветками самых разных оттенков, рифлением; в некоторые модели врезаны камешки-стразы, подвешены дополнительные тройники (спереди или посередине). Еще одна особенность этих блесен – они способны двигаться «задним ходом»: если хвостовой тройник поменять местами с карабином, крепящимся к леске, игра блесны меняется.

У троллингистов наиболее популярны «профессора» № 1, № 0, № 00 весом от 27 до 60 гр., с преобладанием в окраске желтых, красных и даже ярко-малиновых тонов. Что достаточно странно, ведь главные кормовые рыбы озерного лосося – корюшка, ряпушка, уклейка – все имеют серебристую расцветку. Но серебристые блесны применяются значительно реже, в основном в пасмурную погоду.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 45. Блесны «профессор»: 1 – со стразом; 2 – с дополнительным тройником; 3 – с дополнительным тройником и стразом.

Из прочих приманок чаще всего используются достаточно крупные воблеры, но ловят ими приезжие рыболовы, более зажиточные.

«Дайверы», даунриггеры и другие устройства для дополнительного заглубления блесен не используются (по крайней мере на Онеге) – озерный лосось охотно атакует приманки, движущиеся в верхних и средних слоях воды, то есть там, где держатся косяки корюшки.

Вопрос об оптимальной для троллинга скорости движения лодки или катера достаточно сложен. Специалисты этой ловли называют разные цифры: от 2,5 км/ч до 5 км/ч, но дело в том, что определяют скорость по-разному: «на глазок», или по береговым ориентирам, или по навигатору, – и ошибаются в ту или иную сторону. Но все-таки 5 км/ч, на мой взгляд, слишком быстро даже для стремительного лосося.

Лучшие уловы у озерных троллингистов случаются осенью, с сентября по конец ноября – в теплой воде лосось апатичен и питается значительно меньше. Но молодые, бурно растущие лососи отличаются бо́льшим аппетитом, чем их старшие собратья: местными рыбаками замечено, что если наступление осенних холодов запаздывает, общее количество поклевок при троллинге уменьшается, однако в уловах вырастает доля мелких рыб, до килограмма весом.

* * *

В Ленинградской области речная ловля озерных лососей наиболее развита в Подпорожском районе, на реках, впадающих в Ладогу с востока, и на их притоках.

Подпорожский район – это такая небольшая питерская Сибирь: густо поросшая лесами, перемежающимися с непроходимыми болотами, безлюдная, с отвратительными дорогами, смертельными для автомобильных подвесок… А еще – баснословно богатая рыбой; для местного жители выловить в протекающей у дома речке форель или лосося – обычное дело, вызывающее эмоций не более, чем поимка окунька или плотвички в средней полосе. Приезжих же рыболовов там немного – из Санкт-Петербурга, например, гораздо быстрее и проще (и безопаснее для автомобиля) добраться до соседней Финляндии, где лососевых рыб водится не меньше, но условия для их ловли созданы куда более комфортные.

Ловля лосося на реках Заладожья начинается весной, в прибылую мутную воду, и главная весенняя снасть – обычная поплавочная удочка, иногда даже с глухой оснасткой, без катушки. Вместо крючков местные рыболовы привязывают к своим снастям мормышки – крупные самодельные, так называемые «хариусовые»: клюет на них и лосось, и форель, и крупный озерный хариус, весной заходящий в реки на нерест. Крючки на таких мормышках прочные, кованые, с длинным цевьем, № 8-№ 10 по отечественной нумерации. Насадкой служит красный навозный червь (один большой или 2–3 мелких); в речках, куда лосось не заходит, хариусов иногда ловят на крупных белых личинок (короед, репейник) – крючки мормышек в таком случае № 7-№ 8. Попадаются в основном некрупные лососи, очевидно, в первый раз заходящие в реку, и редко превышающие весом килограмм (но бывают случаи поимки экземпляров до 3 кг весом).

Ближе к лету, когда вода становится прозрачной и уровень ее падает, начинается ловля «корабликами», оснащенными в основном «сухими» мушками.

Мушки жители Подпорожского района вяжут сами из подручных материалов, особо не утруждаясь и не оглядываясь на последние достижения рыболовной науки, – клочок шерсти из козьего хвоста, пара пестрых перышек рябчика или вальдшнепа, – и готова мушка. Иногда летом (во время вылета бабочек-капустниц?) используются мушки исключительно белого цвета, перья в таком случае берутся от белых куриц. У изредка приезжающих в те края спортсменов-нахлыстовиков неказистая продукция местных мушковязов вызывает смех. Но если случается сравнивать уловы, смех немедленно смолкает.

Осенью озерного лосося (опять-таки вместе с форелью) ловят ловушками, перекрывая для этого заколами небольшие речки в самых верховьях, – длина заколов составляет 5–6, редко 10 метров. Ловушки чаще всего применяются плетеные из прутьев, наподобие известных морд, – по словам местных жителей, лососи и форели якобы заходят в них охотнее, чем в сетные. Осенняя рыба попадается самая крупная и с самой зрелой икрой.

Приезжим эта ловля недоступна, она и для местных жителей теоретически запрещена, но рыбоохрана сквозь пальцы смотрит на то, что заколы недолгий срок – неделю или две – стоят в истоках нерестовых речушек: рыбу ловят исключительно для собственного потребления, вывозить ее куда-то и продавать не имеет смысла. В качестве ответной любезности аборигены стерегут «свои» речки и ручьи лучше любых инспекторов, и чужак, заявившийся туда с сетями, ловушками или электроудочкой, рискует весьма многим, – народ в подпорожских лесах живет простой и суровый.

Приезжие ловят в основном спиннингом, и эта ловля значительно отличается от блеснения лососей на реках Кольского полуострова или бассейна Финского залива. Речки небольшие, неширокие и неглубокие, лосось относительно мелкий, – все это позволяет использовать облегченную спиннинговую снасть: удилища 2–2,5 м длиной с небольшим тестом. Основная приманка – вращающиеся блесны, особенно удачно работают небольшие, но достаточно тяжелые блесенки (7-12 г) желто-красных расцветок. Применение оперенных тройников увеличивает уловы, хотя, как было сказано выше, самые упорные сектанты-нахлыстовики, не желающие переходить на местные мушки, зачастую остаются без улова.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 46. Вращающиеся блесны «шустер», неплохо проявившие себя на реках Заладожья.

Черноморский лосось.

Кумжа, обитающая в Черном море (ранее встречавшаяся и в Азовском), образует особый подвид – черноморского лосося (Salmo trutta labrax), отличающийся от типичной формы большим числом жаберных тычинок и высоким хвостовым стеблем. Окраска черноморского лосося различна: иногда черные пятна, характерные для кумжи, могут совсем отсутствовать.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 47. Черноморский лосось.

Черноморский лосось в последнее время стал редок, занесен в Красную книгу РФ, – что, конечно же, не мешает ловить его как промысловикам, так и любителям. В последние советские годы в Грузии (на территории именно этой республики расположено большинство нерестовых рек) промысловые уловы составляли около 90 центнеров в среднем за год – цифра совершенно незначительная в сравнении с уловами балтийских и беломорских лососей. Как обстоят дела в наше время, информации нет, – сообщения, поступающие из Абхазии и Грузии, к ловле рыбы отношения не имеют. Но едва ли лосося стало больше – когда у местных жителей на руках куча оружия, рыбалка упрощается до предела: кидай гранату в речку и собирай рыбу на уху.

Пару лет назад краснодарские рыбоводы с большой помпой объявили о своем намерении возродить популяцию черноморского лосося – рыборазводный комплекс под Сочи начал выращивание мальков лосося с целью выпуска в местные реки. Миллион мальков в год!

Звучит внушительно, а на деле – хуже браконьера с гранатой. Дело вот в чем: нигде в мире мальков лосося в реки не выпускают, подращивают до годовиков, а то и до смолтов, – абсолютно нежизнеспособные мальки слишком уж дорогой корм для речных хищников. Гораздо вероятнее, что разрекламированная акция не возродит, а прикончит лососей краснодарских рек – чтобы получить миллион икринок, надо каждый год безвозвратно изымать из нерестового стада не менее 300 самок-производителей (на деле обычно изымают в 3–4 раза больше нужного). Похоже на очередной распил бюджетных денег…

В реки черноморского побережья лосось входит на нерест весной, в конце апреля и начале мая (в районе Сухуми – с февраля), и проводит в них достаточно много времени – нерест происходит в начале зимы, и ничем не отличается от нереста атлантической кумжи: те же нерестовые «бугры» и т. д. Но одно приятное для рыболовов отличие все же имеется – черноморский лосось значительно крупнее своих северных родственниц (может достигать 110 см длины и веса до 24 кг); хотя крупные экземпляры, ввиду интенсивной ловли, попадаются крайне редко.

О любительской ловле черноморского лосося известно мало.

В реках проходные морские лососи попадаются при ловле форели (пресноводной формы той же рыбы) на поплавочную удочку или при ужении без поплавка, с одним лишь грузилом весом 2–4 грамма. Легкую форелевую оснастку лосось крушит без труда, поэтому в местах, где он встречается часто, леску ставят достаточно толстую, до 0,3 мм; основная насадка – червь.

В годы перестройки, когда проходила повальная коммерциализация рыбной ловли, на реках Краснодарского края пытались организовать лицензионную лососевую рыбалку нахлыстом и спиннингом. Но дело как-то не пошло, не заладилось, лицензий почти никто не покупал и составить конкуренцию Кольскому полуострову не удалось…

Гораздо больше, чем спиннинг и нахлыст, на кавказских реках развита ловля форели и лосося кастинговыми сетями, – развита издавна, с тех времен, когда большинство российских рыболовов даже не слышали такого термина: «кастинговая сеть», а местные рыбаки называли свои снасти «накидушками» и «малушками».

Мне доводилось в детстве видеть эту ловлю на реке Псоу: когда она вздувалась от летних дождей и вода становится совершенно непрозрачной, цвета «кофе с молоком», – лосося и форель ловили днем, вслепую, выбирая для забросов у берегов места с наиболее слабым течением.

О другой традиционной ловле, практикуемой в мелководных и прозрачных верховьях, я лишь слышал от старых грузин: по описаниям, напоминала она наше лучение, но производимое взабродку, с большим ярко пылающим факелом в одной руке и острогой в другой.

Каспийский лосось.

Когда Каспийское море было соединено с Азовским, в него по-видимому проникла кумжа, образовав, со временем новый подвид – каспийский лосось (Salmo trutta caspius). На Каспии его часто называют просто лососем.

Каспийский лосось похож одновременно на черноморского лосося и на семгу, отличаясь более низким хвостовым стеблем. Это самый крупный представитель благородных лососей в европейских водах, известны случаи поимки рыб весом в 33 и даже 51 кг.

Сходство с семгой долгое время заставляло ихтиологов считать каспийского лосося подвидом семги. Лишь в недавнее время установили, что по особенностям строения зародыша в икринке и числу хромосом это сильно отклонившаяся форма кумжи. Каспийский лосось входит для нереста в реки главным образом западного берега Каспия, больше всего его в Куре, реже в Тереке, Араксе, Ленкоранке.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 48. Каспийский лосось.

В крупнейшую реку бассейна Каспия – Волгу лосось перестал заходить после строительства каскада волжских гидроэлектростанций. А в XVII–XIX веках каспийский лосось в промысловых количествах ловился на средней Волге, поднимался в Каму, Белую, Оку и даже (во времена царя Бориса Годунова) в Москву-реку. «Лох», заходивший в небольшие чистые реки, текущие с западных склонов Южного Урала и описанный С. Т. Аксаковым в «Записках об ужении рыбы», – судя по всему, именно каспийский лосось.

Как и все его родственники, каспийский лосось нерестится в быстрых и холодных реках с галечниковым дном. Там мальки и молодь проводят первые годы жизни, а затем скатываются в море, где растут и созревают. Как и у семги, в состав популяций входят карликовые самцы, созревающие в реке и не выходящие в море.

Каспийский лосось образует местные стада, связанные с отдельными реками (Кура, Терек, Араке, Самур и др.) и различающиеся размерами и внешним видом. Так, рыбы куринского стада относительно более крупные (средний вес около 10 кг при длине тела до 130 см), нерестятся один раз в жизни в возрасте 5–9 лет. Лососи из стад, заходящих в небольшие речки, мельче (до 3 кг), созревают раньше (на третьем году) и нерестятся 5–6 раз в жизни.

Нерест проходит с октября по январь и ничем не отличается от нереста северных лососей, кумжи и семги.

Молодь питается червями, рачками-бокоплавами, водными и воздушными насекомыми и их личинками; взрослые особи – рыбой (килька, тюлька, сельдь-пузанок) и креветками. В реках заходящие на нерест рыбы не питаются.

Численность каспийского лосося в двадцатом веке упала особенно резко (в сравнении с родственными видами): в тридцатые годы уловы достигали 620 тонн, а в семидесятые не превышали 5 тонн.

О любительской ловле каспийского лосося известно еще меньше, чем о ловле черноморского: и российский Северный Кавказ, и Закавказье не самые удачные места для рыболовного туризма.

Аральский лосось.

Аральский лосось (Salmo trutta aralensis) – самая восточная форма проходной кумжи, населявшая Аральское море и поднимавшаяся на нерест во впадавшие в море реки, в основном в Амударью и, в малом количестве, в Сырдарью.

Но ныне нерестовые реки впадают отнюдь не в пересохшее и засоленное Аральское море – вся вода расходится по оросительным системам. И говорить об аральском лососе можно исключительно в прошедшем времени…

Этот подвид был близок к каспийскому, но отличался меньшим числом позвонков и более крупной головой. Длина его до 1 м, вес до 13–14 кг. Об образе жизни этой исчезнувшей формы очень мало известно, как и о его ловле.

И не стоило бы, наверное, говорить о вымершей рыбе, но небольшой шанс на возрождение аральского лосося все же имеется. Форель, обитающая в притоках и верховьях Амударьи, генетически ничем не отличается, это пресноводная форма той же рыбы, и при благоприятных условиях проходная популяция может восстановиться. Термин «благоприятные условия» относится в данном случае исключительно к лососю, – для местного населения это будет означать крушение всего сельского хозяйства, основанного на выращивании главной монокультуры (хлопка).

Камчатская семга (микижа).

Камчатская семга, или микижа – (Salmo mikiss) – редкий эндемичный вид дальневосточных благородных лососей, принадлежащая к тому же роду настоящих лососей, что и семга с кумжей (прочие лососи Дальнего Востока: кета, чавыча, сима и др., – относятся к другому роду, к Тихоокеанским лососям).

До относительно недавнего времени считалось, что водоемах Камчатки встречаются два вида благородных лососей – камчатская семга и микижа. Первая рыба – проходная, вторая – жилая, не выходящая для нагула из рек в море. Однако подробные исследования особенностей строения и биологии этих рыб, проведенные советскими ихтиологами, позволили установить, что и камчатская семга и микижа принадлежат к одному виду.

Проходная форма микижи – камчатская семга. Это крупная рыба, достигающая 96 сантиметров, с серебристым телом, с немногочисленными темными пятнами выше боковой линии. Темные пятна видны и на спинном, жировом и хвостовом плавниках; вдоль боковой линии идет бледно-розовая, не всегда хорошо заметная полоса, которая становится ярче в период нереста; жаберные крышки тоже розоватые.

Заходит на нерест камчатская семга в основном в реки западного побережья Камчатки, в незначительных количествах она встречается на восточном побережье полуострова и в Амурском лимане к югу от устья Амура.

Камчатская семга заходит в небольшие реки протяженностью 100–200 километров, особенностью которых является чередование многочисленных глубоких ям, плесов и мелководных перекатов и непостоянный уровень, зависящий от поступления осадков и уровня грунтовых вод.

Молодь камчатской семги проводит в реке от года до четырех лет, после чего скатывается в море.

Нерестовый ход продолжается с сентября по ноябрь. Взрослые рыбы заходят в реки, где они зимуют в ямах глубиной до семи метров. С наступлением весны, когда заканчивается снеговой паводок, они выходят к нерестилищам. Нерест начинается в конце мая и длится до середины июня. Отнерестившиеся рыбы скатываются в море.

С приближением нереста камчатская семга лошает, как и ее атлантическая родственница: окраска становится более интенсивной, тело темнеет, розовая полоса становится более заметной, изменяется форма челюстей.

Нерестится камчатская семга тоже подобно европейской: на перекатах, зарывая икру в галечниковый грунт, образуя так называемые нерестовые бугры, в которых и развивается отложенная икра.

Молодь камчатской семги питается в основном насекомыми и их личинками; взрослые особи – хищники.

Пресноводная, или жилая, форма (микижа) распространена на Камчатке довольно широко, наиболее многочисленна в реках и некоторых озерах на восточном побережье. Микижа, как правило, намного мельче камчатской семги – не более 65 сантиметров, но встречаются экземпляры и до 90 сантиметров. В отличие от проходной формы микижа окрашена интенсивнее. Общий фон тела золотисто-зеленый, на спине (до боковой линии), спинном, жировом и хвостовом плавниках разбросаны многочисленные темные пятнышки круглой или х-образной формы, грудные, брюшные и анальный плавники более яркие, розовые и ярко-красные, с белой каймой по переднему краю. Вдоль боковой линии и на жаберных крышках хорошо заметна ярко-красная или малиновая полоса, которая сохраняется и после нереста.

Микижа бассейна реки Камчатки основное время проводит в самой реке и лишь весной заходит в притоки для размножения. Озерная микижа нерестится в речках, впадающих в озера. Нерест происходит в период интенсивного снеготаяния – в конце мая – июне, на перекатах с песчано-галечниковым грунтом, на небольшой глубине (15–40 сантиметров), где рыбы строят нерестовые бугры.

Икра микижи развивается в нерестовых буграх примерно полтора месяца. В конце июля из них выходит молодь, которая питается в основном донными организмами – личинками комаров, поденок, ручейников, мошек, а также наземными насекомыми. Достигнув размера около 8 сантиметров, молодь переходит на питание рыбой, главным образом – девятииглой колюшкой. У взрослой микижи рацион весьма разнообразный: донные организмы, насекомые, рыбы, икра. Подобно тайменю, не брезгует она мышами и прочими мелкими грызунами, переплывающими реку.

Про ловлю камчатской семги и микижи практически ничего не известно. Рыбы редкие, занесены в Красную книгу, и ловить их категорически запрещено. Это, конечно же, отнюдь не означает, что никто и никак микижу не ловит. Но Камчатка, где водится большая часть популяции, слишком далека и мало населена, – и местные рыбаки не расположены делиться своим опытом.

Стальноголовый лосось.

Стальноголовый лосось (Salmo gairdneri) – достаточно крупный (длиной до 120 см) представитель рода благородных лососей.

Внешне стальноголовый лосось весьма схож с камчатской семгой: металлически-синяя спина, серебристые бока, выше боковой линии имеются темные пятна; во время нереста на боках ярко проявляется красная полоса, в другое время малозаметная. Некоторые ихтиологи даже считают камчатскую семгу и стальноголового лосося двумя формами одного и того же вида.

Стальноголовый лосось, как и камчатская семга, нагуливается в водах Тихого океана, но для нереста заходит в реки не азиатского, а американского побережья, – от Калифорнии до Аляски. И не стоило бы вести разговор об этой заграничной рыбе в книге, посвященной ловле российских лососей, но стальноголовый лосось образует и жилую пресноводную форму – радужную форель, которая становится все более обычной рыбой в наших водах…

Радужная форель, пожалуй, из всех лососей наиболее удобный объект для прудового рыбоводства и широко разводится по всему миру. В Ленинградской области (в «диких» водоемах) эти рыбы начали распространяться в начале 80-х годов двадцатого века, после того как рыбхоз «Балтика» занялся масштабным разведением радужной форели в Копанском и в других озерах области. Как всегда в любом большом деле, без накладок не обошлось, – не знаю уж, молодь или производители попали в «дикие» воды, но, по моему мнению, свое триумфальное шествие по водоемам Северо-запада радужная форель начала именно с садков «Балтики».

За тридцать лет заморская гостья неплохо прижилась в наших реках, озерах и на взморье Финского залива, причем встречается даже в таких водах, куда никогда не заходит семга и не обитают пресноводные формы кумжи (т. е. ручьевая и озерная форель).

Дело в том, что радужная форель менее требовательна, чем остальные рыбы семейства Лососевые, и к пище, и к температуре воды, и к ее кислородному режиму. Чтобы убедиться в этом факте, достаточно посетить какой-нибудь небольшой пруд, где организована платная ловля форели. Причем желательно посетить летом, в июльскую жару: вода теплая, мутноватая, форель-пеструшка давно бы «отбросила плавники» – радужная живет и даже питается.

Один пример: у нас под Питером зафиксировано несколько случаев поимки крупных радужных форелей в речке Славянке, прямо на территории Павловского музея-заповедника. Казалось бы, ничего удивительного, – Славянка впадает в Неву, а та в Финский залив, где в последнее время мало-помалу сформировалась морская популяция радужной форели (правильнее, наверное, звать ее уже стальноголовым лососем). Но не удивляются лишь те, кто никогда не видел Славянку в нижнем ее течении: речка там более напоминает грязную сточную канаву, не замерзающую даже при – 15 ℃. Семга и кумжа, надо полагать, по широкой дуге, вдоль противоположного берега обходят устье Славянки. Радужная форель поднимается вверх по течению…

И таких примеров достаточно много. Пока что трудно оценить все последствия этого нашествия. С одной стороны, что ж в том плохого? – не ротан какой-нибудь, и даже не амурский карась, рыба благородная, и у многих любителей появляется возможность померяться силами с достойным соперником невдалеке от дома, не выбираясь на дальние речки…

С другой стороны, популяции семги, кумжи и форели-пеструшки переживают у нас не лучшие дни, сохраняясь во многом благодаря стараниям рыбоводных заводов. А тут такой конкурент – неприхотливый и живучий. Радужная форель ведь в теплых и загрязненных водах жить может, однако предпочитает все-таки более подходящие для лососевых рыб.

Поневоле вспоминается судьба, постигшая в Ленинградской области небольшого пушного зверька – европейскую норку. В 30-е годы ее численность значительно упала, и из США завезли близкую родственницу – норку американскую. Два зверька очень похожи, различить их может лишь специалист-биолог, но американская оказалась более устойчива к воздействию человека на среду обитания. Результат: норки в области много, но вся американская. Европейской нет. Исчезла. Не выдержала конкуренции. Очень бы не хотелось, чтобы коренные виды лососей постигла та же судьба…

Хотя финны без особых сомнений запускают радужную форель в свои «дикие» внутренние воды, и она стала там весьма распространенной рыбой, – не в ущерб местным видам лососевых. Но экологическая обстановка в Финляндии все же слегка отличается от того, что мы наблюдаем в России…

В общем, вопрос с радужной форелью остается открытым.

Род Тихоокеанские лососи.

Сима.

Сима (Oncorhynchus masu) встречается только на азиатском побережье Тихого океана. Жилая форма симы обитает в горных реках Японии и Тайваня и занимает экологическую нишу форели, проходная – заходит в реки Японии, Кореи, Сахалина, Приморья и Южной Камчатки.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 49. Сима: 1 – самка; 2 – самец.

В водах Приморья сима встречается повсеместно. Это один из самых красивых представителей тихоокеанских лососей, особенно в брачном наряде. Внешне сима похожа на горбушу, но отличается от других лососей наличием по бокам тела темных поперечных полос, меньшим количеством жаберных лучей и богатством цветовой гамм брачного наряда.

В реки Камчатки заходит относительно мелкая сима, не больше 1–2 килограммов. В Приморье достигает более крупных размеров, чем в других регионах – длины 71 см и массы 9 кг. Самые же крупные рыбы идут на нерест в реки Сахалина. Дело в том, что сима рыба теплолюбивая и далеко от нерестовых рек в океан не уходит – чем теплее море, где она нагуливается, тем больше вырастают лососи.

В отличие от остальных тихоокеанских лососей, проходная сима (как и атлантическая кумжа) продолжает питаться в пресной воде. В реки Приморья сима заходит с конца мая по начало сентября, направляясь к нерестилищам, расположенным в верховьях рек и ключевых протоках. Отнерестившись, проходная сима погибает, а молодь живет в реке, скатываясь в море на втором, а иногда на третьем году жизни.

Молодь симы в реке всегда держится на быстром течении, наиболее типичны для ловли этого лосося участки с глубиной 120–150 сантиметров и течением около полуметра в секунду; симу можно найти в понижениях дна, вблизи затонувших деревьев и подмытых берегов.

На реках Приморья симу ловят мало. На Амуре и его притоках рыболовные правила запрещают ловить ее плавными и ставными сетями (разрешенными для других видов тихоокеанских лососей), а спиннингисты облошавшую в реке симу не жалуют – мясо становится невкусным, икра стекленеет. К тому же ход симы никогда не бывает столь массовым, как у ее родственников.

Напротив, сима, нагуливающаяся в море – т. н. «белянка» – желанный трофей спиннингистов. Блеснят с выдающихся в море скалистых мысах, вдоль которых и пролегают тропы нагульной симы. Не меньше добывается симы и троллингистами, с катеров.

Снасти применяются достаточно простые: дешевые китайские спиннинги, а иногда и сохранившиеся советские дюралевые, с «Невскими» инерционными катушками. Леска монофильная диаметром 0,3–0,5 мм, блесны – самодельные колеблющиеся, длиной 10–14 см и весом 20–35 г, желтого и желто-белого цвета. Забросы с берега делаются на расстояние не менее 50–60 м и блесна проводится на глубине от 1 до 5 м, в зависимости от того, на какой глубине держится жирующая сима.

На реках Сахалина ситуация обратная – сима пользуется популярностью как объект любительской рыбалки. Ловят ее по лицензиям, спиннингом на легкие вращающиеся и колеблющиеся блесны, нахлыстом, а чаще всего – обычной поплавочной удочкой, которой облавливают омуты и глубокие плесы, где сима любит останавливаться во время нерестового хода. Поймать симу можно и на червя, желательного навозного, но наилучшей насадкой считаются приманки из икры, так называемые «тампоны» – 2–3 икринки горбуши или самой симы, упакованные в прозрачную капроновую ткань от женских колготок. Если насадки мало, тут же, на месте ловли, вскрывают свежепойманную симу-самку и изготавливают «тампоны» на месте.

Кижуч.

Кижуч (Oncorhynchus kisutch) – крупный представитель тихоокеанских лососей, достигает, по данным ихтиологов, длины 98 см, массы 14 кг.

От других лососей кижуч отличается ярко-серебристым цветом чешуи, брусковатым телом и могучим хвостом, задняя кромка которого в расправленном виде представляет собой прямую черту, перпендикулярную телу рыбы.

Ареал кижуча расположен севернее ареала симы – он обитает от реки Анадырь вдоль камчатского побережья до рек северо-западной части Охотского моря, и лишь изредка заходит в воды Сахалина.

Нерестится кижуч на третьем или четвертом годах жизни, после чего погибает. Ход в реки продолжается с конца июня по декабрь. На Камчатке различают летнего, осеннего и зимнего кижуча. Летний нерестится в сентябре-октябре; осенний – в ноябре-декабре; зимний – в декабре-феврале. Во время нереста и самцы и самки становятся тёмно-малиновыми. Основная масса молоди скатывается в море на втором году жизни и очень редко на 3-м и 4-м. В некоторых озёрах кижуч образует жилую форму, не выходящую в море.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 50. Тихоокеанские лососи: 1 – кижуч (самец); 2 – кижуч (самка); 3 – кета (самец); 4 – кета (самка); 5 – чавыча (самка); 6 – нерка (самка); 7 – нерка (самец); 8 – горбуша (самец); 9 – горбуша (самка).

Довелось мне как-то видеть в «Диалогах о рыбалке» сюжет о ловле кижуча на одной из камчатских рек. Два рыболова механически, со скучающими лицами забрасывали блесны в реку с абсолютно безлюдными берегами, но буквально кипевшую от идущих на нерест рыб. Через два заброса на третий блесны возвращались с рыбой – иногда схватившей блесну пастью, иногда забагренной под жабры или за брюхо… Скучная рыбалка. Не азартная.

Но в местах не столь малолюдных, как Камчатка, – в Магаданской области – поймать кижуча уже не так просто.

Массовый ход кижуча в магаданские реки приходится на конце августа – начале сентября, ловят его по лицензиям в реке Оле и некоторых других.

Снасть – спиннинг длиной около 3 м, с катушкой «Невская» и достаточно жесткий – пасть у кижуча костистая и чтобы пробить ее тройником, нужна сильная подсечка. Леска диаметром 0,4–0,5 мм и выше, до 1 мм. Блесны колеблющиеся самодельные, типа «Уральская» и «Норич». Иногда используют вращающиеся блесны, в таком случае в оснастку вводится грузило весом около 100 г. Поводок с грузилом привязывается к одному концу коромысла из сталистой проволоки, поводок с блесной – к другому.

Ловля пассивная – блесну «кладут» в быструю струю, не дающую приманке опуститься на дно, ставят катушку на тормоз и терпеливо ждут, когда кижуч соизволит клюнуть. Сопротивляется подсеченная рыба, как и все лососи, достаточно упорно, но те, кто ловит на толстые лески, тащат ее из реки напролом, как репу из грядки.

Иногда используют самоловные снасти, нечто в вроде европейских «дурилок» и «тычек» для ловли семги – забрасывают в речку толстый шнур с тяжелым грузом-камнем и несколькими поводками с блеснами; кижуч, наколовшись на тройник, делает после хватки резкий рывок и подсекает себя сам.

Кета.

Кета (Oncorhynchus keta) – второй по численности после горбуши вид тихоокеанских лососей, а по популярности среди рыболовов-любителей, пожалуй, первый. Дело в том, что на нерест кета идет в достаточно людные (по дальневосточным меркам) места – поднимается по Амуру и его притокам, порой проделывая путь в тысячи километров до нерестилищ…

Длина тела кеты до 1 м, вес по данным ихтиологов достигает 14 кг, рыболовы называют иные цифры – рыбины крупнее 9-10 кг им не попадаются, обычный вес в уловах – 4–5 кг. От горбуши, чавычи кета отличается полным отсутствием пятнышек на спине и хвостовом плавнике, от кижуча – узким хвостом, почти вдвое меньшей ширины.

За время нерестового хода кета постепенно лошает, подобно семге: меняется окраска, увеличивается высота тела, челюсти удлиняются и изгибаются, на них появляются мощные зубы.

Существуют летние и осенние формы кеты. Осенняя кета в Амуре крупнее, плодовитее и проделывает в пресной воде дальний путь к отдаленным нерестилищам, нерест происходит с сентября по декабрь. У летней кеты нерестилища расположены ближе, а нерест происходит в июле-августе.

Процесс икромета не отличается от размножения других лососей: на быстрых местах с галечниковым грунтом самки строят «гнездо» – ударами хвоста выбивают ямки, вымётывают икру, засыпают её галечником и несколько дней охраняют. После нереста кета погибает.

В реках кета перестает питаться, но инстинктивно хватает мелких рыбок, ракообразных – всех, кто может повредить икре и малькам. На этом основана ее ловля спиннингом и нахлыстом (на крупных, ярко окрашенных мух). Но этими снастями в основном ловят в небольших притоках Амура, на самой же великой реке главная любительская ловля производится плавными сетями, по лицензиям.

Сети на Амуре разрешены достаточно длинные, в основном свыше 100 м (река протекает через несколько регионов, и рыболовные правила в них разнятся). Для ловли используют сети-трехстенки с ячеей 60–65 мм, огружая их так, чтобы сеть плыла по течению в придонном слое, слегка задевая грузилами дно. Тони на Амуре протяженные, многокилометровые, и наиболее удобно ловить с моторок, – однако ловят и с гребных лодок, и даже с надувных, ловля кеты во время осеннего хода весьма выгодное занятие, позволяющее и окупить лицензию стоимостью 600 рублей, и заработать на продаже излишков рыбы. Хоть правила и называют этот вид ловли любительским, правильнее звать его полупромысловым, – и надо заметить, что такой промысел помог многим семьям дальневосточников продержаться в трудные 90-е годы.

В верховьях, непосредственно у нерестилищ, кету добывают ловушками – сетными и сваренными из толстой металлической проволоки, но эта ловля уже браконьерская, лицензии на нее не выдаются.

Чавыча.

Если семга считается королевой атлантических лососей, то чавыча (Oncorhynchus tshawytscha) по праву заслужила такой же титул среди лососей тихоокеанских. Размерами чавыча не уступает семге – вырастает до полутора метров, а рекордный по весу экземпляр потянул 61,2 кг. Правда, пойман он был в американских водах (западная популяция чавычи отличается большей величиной рыб), но и в наших реках попадались экземпляры свыше 40 кг.

И по трудности ловли чавычу не сравнить с горбушей и кижучем, для поимки которых не требуется особых умений, и вкусом своего темно-красного мяса чавыча превосходит родственников-лососей. В общем, недаром американцы называют ее king salmon – королевский лосось.

От других лососей чавыча отличается менее ярким брачным нарядом – лишь самец во время нереста меняет окраску и становится черноватым, с красными пятнами. Некрупную чавычу можно спутать с кижучем, но для чавычи характерны черные десны на нижней челюсти, а мелкие темные пятнышки покрывают не только ее спину и хвостовой стебель, но и обе лопасти хвостового плавника.

Нерестится чавыча один раз в жизни, как и другие тихоокеанские лососи, но некоторые экземпляры перед тем нагуливаются в океане до 7 лет, чем и объясняются их внушительные размеры. Нерест происходит обычным для лососей порядком (со строительством гнезд-нерестилищ и т. д.), но молодь скатывается в море на удивление быстро, после месяца или полутора месяцев пресноводной жизни.

Российская популяция чавычи заходит на нерест в р. Анадырь, в небольшом количестве в Амур, в реки Командорских островов, но самый массовый ход – на реках Камчатки.

Камчатский полуостров буквально изрезан реками, их там более 400, не считая ручьев, и на многих нет ни одного поселения и люди появляются один раз в несколько лет. В таких заповедных местах и продолжает свой род чавыча, но и там ее преследуют неугомонные рыболовы, больно уж завидная добыча – организуются платные туры для богатых спортсменов, ловят чавычу и немногочисленные местные жители.

К. Кузищин опубликовал в «Рыболов Elite» статью «Ловля чавычи», на редкость подробную и полную (что неудивительно, автор по роду работы семь сезонов провел в самых заповедных местах Камчатки). Ниже очень кратко пересказываются основные положения этой статьи.

Главная снасть для ловли камчатской чавычи – спиннинг, нахлыст в результате многих опытов был признан малопригодным (хотя на реках Аляски именно нахлыстом ловится большая часть чавычи, добываемой спортсменами).

Местные камчатские рыболовы ловят достаточно примитивными снастями, спиннингами с «Невскими» катушками и самодельными колеблющимися блеснами, не признавая воблеров и джиг-приманок. Лески применяют самые толстые и все равно крупная чавыча нередко выходит победительницей из схваток со спиннингистами.

Сам автор статьи ловил достаточно современными снастями и приманками, о чем и составил подробный отчет.

Чавыча заходит на нерест в реки и становится доступной для спиннингистов в мае, а сам нерест происходит в начале августа, после чего все рыбы гибнут. Самое лучшее время ловли – в разгар хода чавычи, со второй недели июня по первую неделю июля. Сразу после захода из океана чавыча игнорирует все приманки и лишь привыкнув к пресной воде и начав путь к верховьям, достаточно активно атакует блесны.

Инстинкт самосохранения у чавычи развит очень хорошо и ведет она себя скрытно, особенно в небольших реках, где выбирает для хода и стоянок очень трудные для ловли места.

Хорошие результаты в поединках с осторожной леской показали плетеные шнуры «BERKLEY FireLine», – на шнур этой фирмы диаметром 0,2 мм с тестом 13 кг автор успешно вытаскивал чавычу даже весом 16–18 кг.

Из блесен наилучшими оказались MEPPS Aglia Long № 3 и № 4 с серебристым лепестком, без всякой окраски. Они – самые универсальные для камчатской рыбалки и годятся для ловли всех видов лососей.

Яркие блесны Aglia Tiger (2) Aglia Flu Orange № 3 (4) или № 4 хороши в конце сезона, для ловли чавычи в среднем течении реки.

Из воблеров наиболее результативными оказались австралийские HALCO либо серебристой окраски, либо с ярко-розовой спиной и белым брюшком. Эти воблеры обычно имеют сменные лопасти – одна для работы на глубине 3–5 м, другая – на 6–8 м.

Кроме «австралийцев», успешно работали и воблеры от RAPALA, и совсем неожиданно сработали воблеры DUEL Flat Crank.

Чавыча почти никогда не заглатывала блесну или воблер, чаще всего крючки зацепляются за вершину верхней или нижней челюсти, реже – в угол рта.

Как и семга, чавыча совершает выходы за приманками – если блесна оказывалась в зоне интересов активной рыбины, то поднимается иногда до приповерхностного слоя.

Еще одна интересная особенность – не случается поклевок при забросе блесны вверх по течению. Этот прием хорошо работает при ловле многих лососей, как тихоокеанских, так и европейских – семги и кумжи, но на чавычу он не действует.

Чавыча клюет своеобразно, ее трудно спутать с какой-нибудь другой рыбой. Поклевка ощущается как уверенная остановка блесны или воблера, удилище упруго сгибается почти до рукоятки. Через короткую паузу в 1–2 секунды следуют два коротких, но очень мощных потяга. Тут главное – крепко держать удилище в руках.

Обычно после подсечки крупная чавыча делает длинный быстрый рывок вниз по течению и лишь в редких случаях совершает резкий короткий бросок в сторону стрежня реки. При рывке вниз по течению рыба забирает 60–70 м шнура буквально за нескольких секунд.

Нерка.

Нерка, или красная нерка[(Oncorhynchus nerka) – тихоокеанский лосось, достигающий 80 см, вес обычно 1,5–3,5 кг, максимальный зарегистрированный – 7,7 кг.

Нерка размерами и формой тела напоминает кету, но отличается окраской: во время нерестового хода нерка принимает весьма экстравагантную расцветку – ярко-красное тело и зеленая голова.

В отличие от других тихоокеанских лососей, нерестящихся в реках, нерки мечут икру в проточных, соединенных с океаном озёрах, обязательно в местах выхода ключей.

Заход нерки в реки как правило начинается в мае и продолжается до конца июля. Мясо у нерок не розовое, как у других лососевых, а ярко-красного цвета, что объясняется особенностями питания – эти лососи предпочитают мелкой рыбе рачков-калянид, окрашивающих мясо нерки пигментом, содержащимся в их панцире.

Как и чавыча, нерка наиболее многочисленна у берегов Камчатки, реже встречается на севере Охотского моря и у берегов восточного Сахалина.

Любительская ловля нерки мало отличается от ловли других тихоокеанских лососей. Основные снасти: ставные и плавные сети, спиннинг, нахлыст и поплавочная удочка (насадки – креветки, черви, икра).

Горбуша.

Горбуша (Oncorhynchus gorbuscha), самый мелкий представитель рода тихоокеанских лососей (средняя длина тела около 0,5 м, вес около 1,5 кг) и в то же время самый многочисленный. Почти вся икра, продающаяся в наших магазинах под торговым названием «Икра лососевых рыб», на деле принадлежит одной лососевой рыбе, горбуше. Нередко горбуша занимается невольным самозванцем – выступает в роли малосольной семги у недобросовестных производителей и продавцов.

Водится горбуша в северной части Тихого океана до Владивостока на юге, а также в Северном Ледовитом океане до реки Лены на западе, акклиматизирована и в европейских водах, в Баренцевом море.

Идет на нерест горбуша в дальневосточные реки с конца июня до начала августа; сам нерест проходит мелководных местах речек на галечном грунте с середины июля до начала октября, после чего отнерестившиеся лососи погибают. Самцы горбуши отращивают в пресной воде огромный горб, давший название рыбе, и становятся плоскими, как лещ.

Ловят горбушу так же, как и остальных тихоокеанских лососей: сетями, спиннингом на самодельные колеблющиеся блесны весом 20–40 г с тройниками № 8-10. Нахлыстовики горбушу не жалуют – относительно мелка, в пресной воде быстро лошает и слабеет, сопротивляется далеко не так, как другие лососи, особенно слабы самцы.

В Магаданской области ловля сетями разрешена любителям лишь в море, а на реках в ход идут крючковые снасти. На реках Сахалина длина плавных сетей ограничена 20 м, но реки там узкие и этой длины вполне хватает.

Ничего интересного и заманчивого ловля горбуши не представляет – идет в реки эта рыба в таких количествах, что без добычи не останется ни сеть, выставленная абсолютно неправильно, ни блесна, заброшенная с закрытыми глазами – горбуша на нее не клюнет, так забагрится. Многие рыболовы-спиннингисты и не добиваются поклевки, увеличивают размер тройника на блесне и делают после заброса вслепую резкие рывки удилищем, в густой стае горбуши что-нибудь да зацепится…

Вот небольшая зарисовка очевидца, иллюстрирующая ход горбуши на реках Сахалина:

«Лов горбуши в устьях нерестовых рек ведется настолько примитивно, что невольно возникает вопрос, откуда берется такая цена на эту рыбу, даже в магазинах острова. Реку перегораживают сеткой, сплетенной чуть ли не из бельевых веревок, чтобы задержать рыбу, идущую вверх по течению. Горбуша быстро скапливается подле искусственной преграды в огромном количестве. На берегу стоит автокран, к стреле которого через трос прикреплена квадратная рама, сваренная из толстых труб, с сеткой. Рама опускается в воду. Горбуша моментально занимает водное пространство над ней. Кран поднимает раму, в сетке которой оказывается не менее тонны рыбы, и вываливает рыбу в кузова стоящих в очереди грузовиков».

Думаете, наблюдение это сделано давно, во времена царя Гороха или хотя бы «сталинского изобилия»? Нет, отрывок взят из статьи, написанной в двадцать первом веке (И. Шпрыгин, «Самый дальний…») опубликованной в журнале «Охотничий и рыболовный сафари», № 6(11)/2001.

Такая вот рыбалка…

Мережа.

С термином «мережа» за сто с лишним лет произошла любопытная трансформация. Классик рыболовной литературы Л. П. Сабанеев в своем фундаментальном труде «Рыбы России» описывал мережу как «тройную, трехстенную сеть: в середине находится частая сеть, по бокам т. н. ряжи, т. е. редкие сетки с ячеями около 18 см в квадрате». В наше время такая снасть называется ряжевой сетью (в просторечии «пу́танкой», а термин «мережа» перекочевал на снасть, описанную Сабанеевым под названием «фитиль».

Итак, в современном понимании, мережа – это сетевая ловушка, используемая в речном, реже в морском, озерном и прудовом рыболовстве, и состоящая из направляющей системы («крылья») и рабочей части, так называемой «бочки».

Конструкция и изготовление.

Каркас мережи в старые времена изготовлялся исключительно из деревянных обручей круглой или овальной формы. Ныне гораздо чаще используются пластмассовые либо металлические обручи (они же каркасные кольца, они же катели, разнобой в терминах и здесь достаточно велик). При изготовлении мереж своими руками для металлических обручей стоит пустить в дело либо прутки с антикоррозионным покрытием, либо, за отсутствием таковых, хорошенько зачистить (обработать мелкой шкуркой) обруч, затем покрыть его в несколько слоев водостойкой краской. В противном случае сетка, которой обтянут каркас, очень быстро перегнивает в местах соприкосновения с коррозирующим металлом.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 51. Устройство современной мережи (для удобства изображено лишь одно крыло). 1 – плавающий шнур; 2 – грузовой шнур; 3 – крыло; 4 – дуга; 5 – катели; 6 – горло; 7 – бочка; 8 – кутец (куток).

Сеть, которой обтянут каркас мережи, сплетается из достаточно толстых ниток (сетеполотно, используемое для ставных сетей, тем более из мононити, здесь неприменимо). Обручи каркаса несколько уменьшаются в размере по мере удаления от входа, а самая узкая часть снасти (за последним обручем) именуется кутком, либо кутцом, либо, гораздо реже, мотней.

Принцип работы мережи заключается в том, что на пути следования рыбы устанавливается препятствие (растянутые в стороны, но под небольшим углом относительно входного отверстия, «крылья», т. е. небольшие полотнища сетки, прямоугольной формы, прикрепленные непосредственно к входному клапану). Не имея возможности пройти сквозь крыло, рыба плывет вдоль него и попадает в камеру ловушки, вход в которою удобен, а выход – затруднителен.

Для лучшего прилегания ко дну и для большей уловистости передний обруч иногда делается квадратным или прямоугольным, особенно в бескрыловых мережах или мережах со съемными крыльями, которые будут подробно описаны далее. Но чаще впереди ставится катель, изогнутый в виде полуовала, на манер парниковой дуги, – заостренные концы его выдаются за нижние пределы снасти и при установке надежно втыкаются в дно водоема, позволяя сэкономить пару кольев (колья, на которых растягивается в реке или озере мережа, в ее комплект не входят и заготавливаются на месте лова).

Первое горло помещено у самого входа в мережу. Кромки его большего основания прикреплены к первому входному кателю. Кромки меньшего основания тонкими оттяжками прикреплены ко второму или третьему кателю. Благодаря этому ось горла совпадает с осью бочки и хорошо растягивается. В зависимости от количества оттяжек, входное отверстие горла имеет форму многоугольника. Практика свидетельствует, что чем ближе он приближается к кругу, тем лучше заход рыбы в мережу. Второе, третье и остальные горла прикрепляют широким основанием к соответствующему кателю и растягивают к последующим кателям.

Катели прикрепляют к сети несколькими способами. В одном случае обруч продевают сквозь ячеи по периметру бочки мережи. Это кропотливая работа, которую можно выполнять лишь до связки концов обруча, что создает неудобства при ремонте, монтаже и делает невозможной сварку для соединения концов металлических обручей. Кроме того, дель в местах соприкосновения с обручами быстро перетирается. В другом случае обручи вставляют внутрь мережи и прикрепляют к дели шпагатом. Этот способ менее удобен, так как может привести к неправильной установке обруча, перекосу дели и, кроме того, не избавляет от перетирания дели.

Наиболее распространенным и удобным способом является установка обручей снаружи снасти. Для этого в местах прикрепления к обручам по периметру бочки пропускают пожилину. Чаще всего в этих местах проходит поперечный шворочный шов, и поэтому пожилина одновременно служит для укрепления шва. Пожилину подвязывают к обручу одной ниткой по кругу. Таким образом, мережа оказывается растянутой внутри обруча.

Иногда прямоугольным делают не только первый от входа обруч, но и все остальные (такие мережи называются рамочными). Для удобства перевозки рамы можно сделать разборными, например, из металлических прутков, натуге вставляемых в уголки, согнутые из тонкой алюминиевой трубки. Такая снасть более дорога и трудоемка в изготовлении, и на водоеме подготовить ее к ловле достаточно хлопотно и мешкотно. Зато даже не обладающий автомобилем рыболов может увезти в рюкзаке мережу изрядных размеров.

Мережи существуют в самых различных модификациях, в зависимости от количества крыльев, каркасных колец, а также входных отверстий (в больших мережах бывает несколько горл, что увеличивает уловистость). Многогорловые мережи делаются очень крупного размера и применяются в основном в промышленном рыболовстве на крупных водоемах – крылья с дополнительными открылками там тянутся на километры, выстраиваются в особые фигуры (т. н. «дворы»), и, заплутав в этом лабиринте, в «бочку» порой вваливается даже такая осторожная и сильная рыбина, как лосось.

Рыболовы-любители в своей практике используют одно– и двухгорловые мережи, их уловистость на внутренних водоемах вполне удовлетворительна. Количество обручей-кателей обычно колеблется от двух до пяти (в больших промысловых снастях кателей бывает до десяти, и даже более). Разновидности мережи с одним обручем (так называемый «рукав») и бескаркасные мережи можно, пожалуй, считать отдельными снастями и описаны они будут отдельно.

Как правило, любительские мережи – небольшие орудия лова длиной 2–4 м и с размахом крыльев до 8-10 м, с диаметром наибольшего (первого) кателя от 0,5 до 1,5 м. При правильном выборе места и времени установки такой размер снасти обеспечивает более чем приличный улов. Да и рыболовные правила отнюдь не приветствуют гигантоманию в этом вопросе.

Высота крыльев определяется глубиной выбранных для ловли мест, и редко превышает 2 м. В идеале крыло должно перекрывать всю толщу воды, от дна до поверхности. Существуют еще и плавучие мережи, облавливающие верхние слои на глубоких местах (в море и на больших озерах). Но это сооружения монументальные, крылья и открылки составляют у них в сумме сотни метров, и рыболовы-любители такими мережами не пользуются.

Вязка сетей для рыболовных ловушек.

Приобрести мережу или вершу либо подходящие для их изготовления сетематериалы в больших городах труда не составляет, в отдалённых же местностях с их покупкой случаются затруднения.

Небольшую снасть иногда можно соорудить из подручных материалов, из сеток для хранения овощей например. Весьма подходящий материал можно получить из сеток для спортивных игр, для тенниса и бадминтона. Но если ничего под рукой не оказалось, делать нечего – приходится вязать сеть для ловушки собственноручно.

Для вязки сеток нужно сначала изготовить челнок из тонкой дощечки дерева вязкой породы (бука, вяза, берёзы и т. п.), а еще лучше – из листового металла, дюралюминия или латуни (рис. 52). На челнок наматывают нитки, как показано на рисунке (на каждом витке поворачивая челнок вокруг своей оси). Лучшие нитки – кручёные из искусственного волокна: капрона, нейлона и т. д.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 52. Челнок и наматывание на него нити.

Другой необходимой принадлежностью является шаблонка – гладкая дощечка толщиной 2–4 мм и длиной 150–200 мм. Ширина шаблонки принимается равной стороне квадрата (ячеи) сетки.

Челнок и шаблонку тщательно зачищают мелкой наждачной бумагой и протирают каким-либо маслом, чтобы поверхности их были совершенно ровными и гладкими.

Перед началом вязки сетки из отрезка прочного шнура длиной около 50–60 см связывают кольцо, к которому прочно подвязывают свободный конец нити, намотанной на челнок.

Наиболее ответственным моментом является начало плетения сетки: от этого будет зависеть качество выполненной работы, в частности размер сети и прочность отдельных узлов.

Сетку начинают вязать так: на расстоянии 10–15 см по горизонтали в стену вбивают два гвоздя длиной 50–75 мм и на них вешают верёвочное кольцо с подвязанной к нему нитью. Слегка натянув нить, накладывают ее на шаблонку сверху и, огибая шаблонку снизу, привязывают нить к верёвочному кольцу двумя-тремя узлами (рис. 53).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 53. Начальный этап вязки сети.

Затем эта операция повторяется; после каждой из них на шаблонке образуется нитяная петля. Количество петель должно быть равно количеству ячей. Петли следует подвязывать к верёвочному кольцу как можно плотнее. Связав необходимое число петель, осторожно снимают их с шаблонки, переворачивают на 180° верёвочное кольцо и начинают вязку первого ряда ячей, последовательно продевая нить в ранее сделанные петли и подвязывая к ним нить (рис. 54).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 54. Вязка второго и последующего рядов петель.

Основные ячеи вяжутся так же. Нить проводят сверху вниз шаблонки, продевают при помощи челнока в очередную петлю (ячею) предыдущего ряда и подтягивают до упора шаблонки в петлю. Натянутую нить удерживают двумя пальцами левой руки (большим – сверху и указательным или средним – снизу), а правой отводят в это время челнок с ниткой влево, затем челноком захватывают петлю предыдущего ряда так, чтобы свободная нить образовывала простой узел. Подтягивая нить все больше и больше, постепенно затягивают узел: когда он станет совсем маленьким, его затягивают коротким рынком нити (при этом слышится лёгкий щелчок). Таким образом связанная ячейка прочно соединяется с ячеей предыдущего ряда. Связанную ячею нужно сразу же сдвинуть влево до упора с ранее связанными ячеями и начать вязку очередной ячеи.

После небольшой тренировки вязка сеток не будет представлять больших затруднений для любителя рыбной ловли.

При вязке плоских сетей (например, для подъёмника) верёвочное кольцо-основу перевешивают на 180° после окончания вязки каждого ряда и все навязанные ячеи снимают с ячейницы.

При вязке цилиндрических сеток (для мережи или верши.) снимают не все ячеи, а только крайние слева, то есть связанные самыми первыми; когда ряд проходится до конца, его последние ячеи будут являться первыми последующего ряда (иначе говоря, вязка таких сеток производится по спирали, бесконечным рядом).

При вязке конических сетей (например, кутец мережи) в каждом последующем ряду делают на несколько ячей больше (или меньше), чем в предыдущем, для чего к ячее предыдущего ряда подвязывают не одну, а две ячеи (или, наоборот, к двум ячеям предыдущего ряда подвязывают одну ячею последующего ряда).

Требуемый размер сетей можно заранее рассчитать, что особенно важно при вязке основы сетки. Ширина сетки (или длина окружности кателя мережи) определяется следующим образом: количество ячей «к» умножается на ширину шаблонки «в» и на постоянный коэффициент, равный 1,41.

Из этого соотношения легко определить количество ячей по их заданным размерам и требуемой ширине сетки:

Например, требуется определить, сколько ячей нужно вязать, чтобы получить сетку для мережи с кателем диаметром 100 см, если ячеи имеют размеры 2×2 см.

Решение:

1. Используя школьную формулу длины окружности, округленно вычисляем ширину сетки, натянутой на катель:

2. Вычисляем необходимое количество ячеек:

Число ячеек может быть лишь целым, поэтому округляем результат до 111 см. Следует отметить, что подсчет достаточно приблизительный: ячейки сети могут принимать форму не квадратов, а ромбов с разным соотношением длины вертикальных и горизонтальных осей, т. е. вытягиваться по длине либо ширине – поэтому сеть с ячеей 2 см и шириной 111 ячей (рассчитанный для размера среднего кателя мережи) можно ставить и на передний катель диаметром 105 см, и на последний диаметром, например, 100 см.

Иное дело так называемые «зеркальные» сети, применяемые для различных спортивных игр (бадминтона, тенниса и т. п.). У них нити, образующие стороны ячей, идут не диагонально относительно краев сети, а параллельно им – и ячейки представляют собой не ромб, а квадрат, не способный деформироваться. Поэтому, если вам доведется изготавливать мережу из готовой «зеркальной» сетки, то вычисления надо производить точно, и считать по кателю наибольшего диаметра. На последующих кателях меньшего диаметра ширину сети необходимо несколько заузить, стянув посадочной нитью 2–3 ряда соседних ячеек (во избежание провиса сетки внутрь растянутой снасти).

Достаточно редко сетки для рыболовных ловушек вяжут не из нити, а из тоненького монтажного провода (обычно наружным диаметром не более 1–1,5 мм). Из этого материала по большей части изготавливают не мережи и вентери, а верши с неразборным каркасом, предназначенные для прудовой ловли. Прудовая непроточная вода, особенно летом, очень богата всевозможными микроорганизмами, разрушающими сети, даже связанные из искусственных нитей, а нити из естественных волокон буквально за один сезон постоянной ловли приходят в негодность. Быстро портится сеть из нити и в местах контакта с металлическими деталями каркаса, если они не окрашены или краска облезла. Сетка из тонкого провода лишена этих недостатков и служит очень долго. Изготовленные из нее снасти меньше повреждаются при зацепах за донные коряги, быстрее просыхают после извлечения из водоема. Вес сети, связанной из провода, увеличивается незначительно (пока она сухая) по сравнению с нитяной, а для мокрой – даже уменьшается.

Например километр провода МПО диаметром 1,1 мм весит по ГОСТу 1,9 кг. Полиамидная (капроновая) нить той же толщины и длины – примерно 0,5 кг. Километра нити или провода с большим запасом хватает на «бочку» ловушки средних размеров и вес снастей, изготовленных из этих двух материалов, будет различаться не более чем на 1 кг.

Но для складных ловушек проволочная сетка неудобна: ее трудно сложить компактно. А если часто складывать и расправлять сетку, сплетенную из провода с однопроволочной токопроводящей жилой, такая сетка попросту начинает ломаться. Поэтому для вязки сети используются по возможности провода с многопроволочной жилой.

Посадка крыльев мережи, изготовление поплавков и грузил.

Крыло мережи конструктивно очень схоже с одностенной ставной сетью. Составные части те же: прямоугольный кусок сети, верхняя подбора с поплавками (она же грузовой шнур), нижняя подбора с грузилами (грузовой шнур), боковые подборы, приухи (выдающиеся за пределы крыла концы грузового и наплавного шнуров, служащие для привязки к кольям).

Но функции крыла мережи или другой ловушки в корне отличаются от функций ставной сети. Задача сети – запутать проплывающую мимо рыбу, пусть даже едва прикоснувшуюся к ячейкам дели головой или плавником. Для крыла мережи запутавшаяся (объячеенная) рыба совершенно не нужна, даже вредна: если, например, мережу проверяют раз в сутки, рыба со сдавленными жабрами быстро гибнет, – и, если ловля происходит летом, разлагается, загрязняет крыло органическими остатками, бурно размножающиеся на них микроорганизмы повреждают нить, из которой связано крыло…

Задача у крыла мережи иная – преградить рыбе путь, направить ее в ловушку, где плотва или щука живой и здоровой дождется проверки снасти.

Поэтому крылья мережи сажаются на подборы иным способом, чем ставные сети, – так, чтобы сетное полотно было как можно более туго натянуто, не цепляло проплывающую вдоль крыла рыбу. Для этого ячея должна быть не в форме ромба, горизонтальная ось которого равняется длине стороны (как при стандартной посадке ставной сети), а в форме квадрата – в ячею такой формы рыба меньше путается.

Имеющиеся в продаже сетеполотна (т. н. «куклы») максимально вытянуты в длину, и ромб ячейки фактически не имеет высоты – верхний его угол соприкасается с нижним. Нетрудно подсчитать, что из 60-метровой «куклы» при равномерной посадке получится 30-метровая ставная сеть стандартной посадки, а крыло мережи более длинное – примерно 42 метра, но высота ее уменьшится на 40 % по сравнению со ставной сетью (цифры условные, обычно крылья любительских мереж значительно короче, и одной стандартной «куклы» хватает на крылья для нескольких снастей).

Непосредственно посадка крыла на подборы производится тем же упрощенным способом, что применяется для крыльев небольших бредней: шнуры верхней и нижней подбор свободно продергивают сквозь крайние ячейки сети, а затем, чтобы дель не скользила по шнуру, ее фиксируют поплавками и грузилами: на цилиндрических пенопластовых или пробковых поплавках с просверленным по центру сквозным отверстием с одной стороны делается продольный разрез от края поплавка до отверстия; в него вставляется шнур подборы вместе с 1–2 ячейками сети, края разреза скрепляются небольшой П-образной скобой из алюминиевой проволоки толщиной 2 мм (достаточно с усилием вдавить концы скобы в пенопласт).

Расстояние между поплавками и между грузилами зависит от их размера и от силы течения в месте ловли, и обычно составляет около 50 см. (Чересчур увеличивать число грузил и поплавков не стоит даже на самых быстрых реках, лучше при установке снасти вбить в дно больше кольев, служащих для крепления крыльев мережи или вентеря.).

Затем, чтобы поплавок вместе с делью не скользил вдоль шнура, в продольное отверстие туго загоняется цилиндрический клинышек, выстроганный из подходящего сучка или щепки.

Грузила при таком способе посадки удобно делать из листового свинца, достаточно толстого (5–6 мм), вырезая из него ножницами по металлу прямоугольные пластины подходящего размера и веса. Эти пластины сгибаются пополам, в сгиб вкладывается шнур нижней подборы (с 1–2 ячейками сети), затем свинец фиксируется на шнуре точно под поплавком несильными ударами молотка.

Что касается поплавков, то можно приобрести поплавки для посадки ставных сетей в магазинах, торгующих рыболовными принадлежностями, – цена их невелика, самые крупные поплавки стоили в Санкт-Петербурге в 2000-х годах не дороже двух рублей за штуку (розничная цена), меньших размеров – еще дешевле. Однако качество покупных поплавков оставляет желать лучшего – изготавливают их из крупнозернистого ломкого пенопласта, а дополнительный боковой разрез (его рыболовы делают самостоятельно) тоже не добавляет поплавку прочности.

Можно изготовить поплавки своими руками, достаточно быстро и в большом числе, – особых инструментов и навыков не требуется, не нужна и точность, необходимая для изготовления поплавков для ужения.

Делается это так: лист мелкозернистого твердого пенопласта разрезается острым ножом на заготовки квадратного сечения и одинакового размера, например 4×4×8 см (длина заготовки определяется толщиной листа, а если лист слишком тонкий, его раскраивают иначе – толщина листа равняется ширине и высоте заготовки).

Затем вдоль продольной оси заготовки сверлят (прожигают, протыкают) отверстие с диаметром, позволяющим разместить внутри шнур. В принципе, получившийся поплавок уже можно использовать, зачистив неровности, – его угловатая форма никак ловле не помешает. Но лучше все-таки закруглить поплавок – обточить его либо на токарном станке, либо при помощи электродрели и напильника (в патрон дрели, естественно, зажимают не напильник, а шпильку с закрепленным на ней поплавком). По беде придать поплавку более-менее округлую форму можно ножом. Если снасть не предполагается оставлять на водоеме без присмотра, то можно поплавки не красить.

(Заметим в скобках, что необточенные – т. е. прямоугольные и кубические поплавки решительно не годятся для ставных, ботальных, плавных сетей, вообще для любых сетей, связанных из тонкой нити. Напротив, в неводах для речной или озерной ловли поплавки часто бывают кубической формы).

Какой длины делать крылья мережи или вентеря? Если исходить из соображений уловистости, то чем длиннее крылья и открылки, тем больше рыбы попадет в ловушку. Но любителям чаще приходится исходить из требований правил рыболовства, жестко ограничивающих размер любительских ловушек. Правила обычно ограничивают общую длину мережи, причем имеется в виду не длина «бочки» (на уловистость снасти ее увеличение не влияет – меняется лишь вместимость, мережу с короткой «бочкой» при очень обильном ходе рыбы надо проверять чаще), а длина грузового и наплавного шнуров.

Пример: в регионе разрешены мережи с максимальным размером обруча 0,5 м и общей длиной снасти 5 м. Длину крыла снасти, укладывающейся в требования правил, вычисляем по простейшей формуле:

Где a – длина крыла; L – максимально разрешенная общая длина мережи; d – максимально разрешенный размер обруча мережи.

В нашем примере длина крыла равна.

Высоту крыльев правила обычно не лимитируют. Неплохо, если верхний шнур с поплавками будет при ловле находиться на поверхности воды, тогда у рыбы меньше возможностей избежать ловушки. Но иногда, чтобы сделать оставленные без присмотра снасти менее заметными со стороны, размеры крыльев рассчитывают так, чтобы верхняя подбора находилась на 20–25 см ниже поверхности воды.

Не всегда удается заранее угадать, какая глубина будет в месте ловли. Если вода стоит невысоко и надо сделать выставленную мережу незаметной, крылья привязывают к кольям ниже поверхности воды, – так, чтобы сеть крыла не растягивалась в виде вертикально стоящей в воде стенке, а прогибалась под действием течения, выбирая тем самым излишек высоты.

Техника ловли.

Никакого особого искусства в лове мережами нет (в отличие, например, от наметки или кастинговой сети). Весь секрет хороших уловов заключается в том, чтобы правильно сшить и смонтировать мережу, и выставить ее в нужном месте в нужное время.

Впрочем, выставлять нужно тщательно, туго растягивая сначала бочку, а затем крылья на заранее забитых кольях или расправляя при помощи якорных оттяжек. Хорошая растяжка всей снасти является залогом успеха, а ослабление направляющей системы может изменить направление хода рыбы, что снижает уловистость мережи. Кроме того, течение может снести плохо закрепленное и отвязавшееся крыло, которое перекроет вход в устье снасти.

Установив мережи и убедившись в их правильной растяжке, рыбаки обычно не уходят с водоема, а занимаются другими видами ловли. Снасть тем временем автоматически ловит, накапливает и сохраняет рыбу. Через некоторое время рыбаки проверяют мережу. Если после пары проверок улова нет, место установки стоит сменить.

Время ловли.

Мережи можно устанавливать круглый год, как по открытой воде, так и подо льдом, но все же главное время для ловли ими – весна и весенний ход рыбы. На рисунке 55 изображен самый распространенный способ постановки мережи вдоль берега. При лове ходовой рыбы вход снасти направлен вниз по реке, при ловле покатной рыбы – вверх, против течения. Крылья отходят вправо и влево, задерживая рыбу и направляя ее в мережу.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 55. Положение двухкрыльной мережи при ходе рыбы в верховья реки. При обратном скатывании снасть разворачивается на 180 градусов.

Мережу можно ставить, как только лед отошел от берега, так как в это время начинается нерест, и рыба собирается стаями около берегов. Очень хорошее место для рыбалки мережей – устье залива или узкая протока, например, между островами или берегом и островком. Также представляют большой интерес затопленные половодьем низкие пологие берега, где есть заросли прошлогодних растений, – зачастую щуки и другие рыбы стремятся выметать икру на эти покрытые водой стебли. Залитые полой водой кусты (вернее, промежутки между ними) – также отличное место для весенней ловли мережами.

Весной, особенно ранней, мережи устанавливаются большей частью взабродку. С лодки это делать не так удобно, особенно в узких промежутках между берегом и подтаявшим льдом, в затопленных кустарниках и т. п. На узеньких верховьях рек и в ручьях, куда устремляется весной рыба, пользоваться лодкой иногда вовсе невозможно. Естественно, установка производится не так, как описывал в свое время Аксаков: не голышом и не по горло в ледяной воде. Обязательной принадлежностью ловца-мережника в этот период являются резиновые брюки, приклеенные к сапогам и защищающие своего владельца по крайней мере до середины груди. Нижняя часть прорезиненного комплекта химзащиты менее пригодна, но по нужде сгодиться и она.

Когда вода спадает и в тоже время прогревается, ловля мережами перемещается на более глубокие места. Особенно уловисты мережи летом на относительно мелких перешейках между двумя глубокими ямами, в узких протоках и заливчиках среди зарослей камыша или тростника, вообще в любых просветах между густой водной растительностью. И при летней ловле, в отличие от весны, мережи гораздо чаще ставятся с лодки, чем взабродку.

Осенью, когда вода становится холодная и прозрачная, а водная растительность опадает, размеры уловов сокращаются. В отдельных местностях используют мережи для ловли осенненерестящихся и зимненерестящихся рыб, но они (за исключением налима) гораздо реже попадаются в орудия ловушкового типа.

Сбор улова.

Для проверки мереж и извлечения добычи к мереже следует подойти (или подплыть на лодке) со стороны раскрытых крыльев, и постараться вспугнуть рыбу, находящуюся перед устьем снасти, чтобы она прошла в горло. Затем снасть обходят с другой стороны (оплывают на лодке), подходят к кутку мережи и отвязывают его от концевого кола. Катели-обручи поднимают, собирают вместе, сгоняя попавшуюся рыбу в куток, который затем развязывают над лодкой или же над большим садком (при проверке снасти взабродку). Опустошив мережу, ее вновь растягивают и привязывают к хвостовому колу, завязав предварительно куток.

Вентерь (вятерь, ятерь, секрет).

Ученые-языковеды считают, что русские названия и «верша», и «вентерь» происходит от слова ventris, которым древние аборигены Прибалтики именовали сплетенные из прутьев ловушки. Возможно, так и есть, но современные вентеря, да и верши, изготовляются не из ивовых прутьев, а из сетевых материалов.

Наверное, вентерь все-таки синоним мережи, – во многих регионах России этим словом называют снасть, полностью идентичную мереже. Но у нас (на северо-западе РФ), вентерями все-таки рыболовы-любители именуют несколько отличающуюся ловушку – отличающуюся как устройством, так и способом применения.

Конструктивное отличие следующее: вентерь имеет не два, а три крыла, причем третье (именуемое открылком, закрылком или пасынком) устанавливается спереди и посередине, так, чтобы подход к устью делился пополам.

Открылок также можно не крепить к снасти, а просто выставлять отдельно, но рядом с ней, – то есть мережа легко и просто превращается в вентерь, и наоборот.

В остальном конструкция вентеря, его изготовление, применяемые материалы ничем не отличаются от описанных в статье «мережа».

Смысл третьего крыла в следующем: зачастую рыба весной движется и вверх по течению малых рек и ручьев, и вниз, – причем одновременно. Например, нерестящийся очень рано язь уже скатывается с верховьев, а плотва и щука только начинают подъем.

Аксаков в таких случаях советовал ставить две ловушковые снасти (крылены в его терминологии), направленные в противоположные стороны и стоящие крыло к крылу. Так оно действительно удобнее и проще, но… Но рыболовные правила Северо-Западного округа не приветствуют ловлю ловушковыми снастями. Разрешают, но с зубовным скрежетом, с жесткими ограничения и по размеру снасти, и по количеству снастей на человека.

Вентерь-трехкрылка, собственно, и придуман для того, чтобы один человек с одной снастью мог ловить одновременно и покатную, и поднимающуюся рыбу.

Как видно из рисунка, вентерь устанавливается поперек течения, и основное задерживающее влияние оказывает центральный открылок, тянущийся от снасти к берегу, а боковые крылья играют вспомогательную направляющую роль.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 56. Положение вентеря при одновременной ловле и покатной, и поднимающейся рыбы.

Вообще-то умение сконцентрировать рыбу, рассеянно бродящую по водоему, и направить ее в ловушку – целая наука. Промысловики возводят в этих целях весьма запутанные лабиринты, с очень сложными схемами, где суммарная длина крыльев и открылков достигает порой километров. Рыболовы-любители, стиснутые смирительной рубашкой правил, такой возможности лишены, и довольствуются простыми схемами, подобными приведенной. Даже те, кто готов рискнуть штрафом ради знатного улова, не сооружают скопированные у промысловиков лабиринты – чересчур заметны на водоеме и чересчур дороги, добыча не компенсирует убыток от конфискации снасти. А вообще правила надо соблюдать.

Разновидностью вентеря можно считать и так называемый «па́рник» – его изображение и описание приведены в статье, посвященной ловле сазана и карпа.

Мережа без крыльев.

Снасть эта появилась на свет от беды. Вернее, от сильно мудрого пункта рыболовных правил, действовавших в Ленинградской области: «разрешается ловля мережами без крыльев в количестве 2 шт. на человека». В других правилах, помнится, упоминалось и о бредне без мотни… Ладно хоть до удочки без крючка мудрые законодатели не додумались.

В отдельных случаях, конечно, мережи неплохо работают и без крыльев – когда рыба идет очень узкой подводной «тропой», практически не сбиваясь в сторону. Например, при весеннем ходе линя можно произвести несложный опыт: поставив трехстенную сеть-путанку поперек реки, нетрудно убедиться, что рыбы будут запутываться в одном и том же, не более метра длиной, участке снасти. Мережа без крыльев, поставленная в таком месте (вдоль реки и горлом к ходу рыбы, естественно), принесет блистательный улов.

Первый обруч в мереже без крыльев обычно делается прямоугольным и увеличенного размера. Вообще-то обручи-катели во всех мережах несколько уменьшаются в диаметре от горла к кутцу, но это связано исключительно с удобством транспортировки: в сложенной мереже меньшие обручи вкладываются внутрь больших и вся снасть получается более компактной.

В мереже без крыльев задача увеличенного первого обруча другая: хоть как-то сконцентрировать рыбу напротив горла. Поэтому ширина его делается в 2–2,5 раза больше, чем у второго, высота – примерно в полтора раза выше.

Рыбу, движущуюся по водоему более-менее рассеянно, удобно ловить порядками таких мереж, стоящими плотно, обруч к обручу, – ловля в таком случае производится коллективом рыболовов. При ловле в одиночку стоит выбирать места, где рыба концентрируется естественным образом (см. «рукав»).

При летней же ловле мережу без крыльев используют по-другому: в густых зарослях камыша, тростника или рогоза встречаются иногда узенькие протоки, даже скорее канавки, шириною до 1 м, – и поставленная туда мережа без улова обычно не остается, роль крыльев выполняют в данном случае стебли растительности. Такие же узенькие протоки в местах постоянной ловли могут прокосить и сами рыболовы.

«Рукав».

«Рукав», по сути, упрощенная до предела мережа: крыльев нет, вместо «бочки» – сильно вытянутый и зауженный кутец, горло лишь одно, обруч тоже один, и устанавливается снасть на одном коле, в двух местах привязанном к обручу. Нижний, заостренный конец кола далеко выдается за пределы снасти и глубоко вколачивается в дно. Растягивает «рукав» в рабочее положение прикрепленное к концу грузило, либо одно лишь течение.

По-моему, «рукав» трансформировался из описанной Аксаковым «хвостуши» – длинной и узкой плетеной ловушки, устанавливаемой на сильном течении. «Рукавами» ловят там, где быстро текущая вода непременно снесет вниз мережу или вентерь с их большой парусностью.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 57. Рукав с круглым обручем.

Область применения «рукавов» значительно уже, чем у ловушек с крыльями: ручьи, малые и средние реки, верховья больших; на озерах, прудах, водохранилищах снасть не применяется, равно как и на больших реках в среднем и нижнем их течении. Ставится «рукав» всегда взабродку, без помощи лодки.

В разных местах встречаются «рукава» с небольшими конструктивными различиями: иногда обруч снасти делается квадратным или прямоугольным; в местах с очень сильным течением снасть ставится не на один, а на два кола, привязанные с двух сторон обруча. На реках, дно которых составляет камень-плитняк (например, в Ленинградской области Луга, Тосна и др.) вместо кольев используют обрезки металлических труб, кувалдой заколачивая их в трещины каменных плит.

Поскольку у описываемой снасти отсутствуют крылья, концентрирующие рыбу напротив устья ловушки, приходится выбирать места, где рыба концентрируется естественным образом.

Например, очень удачно ловят «рукавами» там, где ручей или небольшая речка резко сужаются и убыстряются, огибая какое-то естественное или искусственное препятствие: большой валун, завал из упавших в воду деревьев с прибитым к ним всяким мусором и т. д. Старые, давно разрушенные гидротехнические сооружения – плотины и шлюзы на малых реках также весьма перспективны для ловли «рукавами»: прорехи в них и старые водосбросы, через которые вода летом едва сочится, при весеннем половодье выдают струи, способные забить, затиснуть рыбу в «рукав».

Гораздо проще, естественно, не ждать милостей от природы и своими руками соорудить препятствие по ходу рыбы: так называемый закол (он же заездок, заязок и т. д.), чаще всего представляющий из себя подобие плетня на вбитых в дно колах, с небольшими промежутками для рукавов и им подобных снастей. Но рыболовные правила практически всех субъектов РФ запрещают установку постоянных препятствий, не дающих рыбе пройти к местам нереста. Поэтому рыболовам-рукавщикам, не желающим вступать в конфликт с законом, приходится отыскивать удобные для ловли места, возникшие без их участия.

Несколькими (или несколькими десятками) «рукавов», выставленных в ряд, вплотную друг к другу, перекрывают и довольно значительные потоки воды, если они мелководны (в таком случае, конечно, гораздо удобнее снасти с прямоугольным обручем). Рыболовные правила сурово следят за количеством «рукавов» на одного ловца, и подобная ловля возможна только для большой компании рыболовов.

Летняя рыбалка «рукавами» осуществляется редко, лишь в немногих удобных для того местах (за исключением подъема воды после сильных дождей); осенью любители «порукавничать» вновь спешат к облюбованным местечкам.

Ловля «рукавами» более активна и азартна, чем применение мереж и вентерей. Снасти редко оставляют без присмотра, на «самолов»: какая-нибудь быстро несущаяся по течению коряга способна изорвать сеть или выдрать кол изо дна. К тому же вместимость «рукава» очень невелика, и чаще всего рыбак, завидев с берега бултыхание в свободном конце снасти, спешит в воду, чтобы достать улов.

Второй плюс этой ловли – она более щадящая по отношению к рыбному поголовью: ловится в основном покатная рыба, успевшая отнереститься. Третья выгода – экономическая, рукав гораздо дешевле и проще в изготовлении, чем мережа или вентерь.

Минога.

Миноги (Petromyzontidae) с точки зрения биологии рыбами не считаются, это отдельная группа низших позвоночных класса круглоротых.

Однако ловят миног рыболовными снастями и по правилам рыболовства, продают в рыбных магазинах… Плавники, в конце концов, у миноги имеются. Поэтому на бытовом уровне допустимо считать миног рыбами, а ловящих их людей – рыболовами.

В России и СНГ встречаются несколько видов миног: каспийская, морская, украинская, закавказская, дальневосточная ручьевая, трёхзубая, речная, европейская ручьевая, японская (она же тихоокеанская), сибирская.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 58. Миноги: 1 – каспийская; 2 – тихоокеанская; 3 – речная.

Видов много, но различаются они в основном размерами: ручьевые, украинские, сибирские миноги, редко вырастающие длиннее 15 см, интересуют рыболовов лишь как первоклассные живцы, а морские или каспийские – сами желанная и деликатесная добыча.

Личинки миног (именуемые пескоройками, пескавами, слепыми вьюнчиками) проводят жизнь, зарывшись в илисто-песчаный грунт и настолько отличаются от взрослых особей, что до XIX в. зоологи считали их самостоятельным родом.

Покидают донный грунт речные и ручьевые миноги один раз в жизни, чтобы отложить икру и погибнуть, и выход их бывает весьма массовым, но некрупные размеры делают ловлю таких миног не интересной. Морские (балтийская и каспийская), повзрослев, выходят в море, где живут несколько лет, паразитируя на рыбах на манер пиявок – в Финском заливе, например, ловили и кумжу, и плотву, и сырть, и лещей с присосавшимися миногами. От такой диеты миноги становятся крупными и жирными, и именно за ними по возвращении в реку охотятся рыболовы. Ход миног из моря длится круглый год, но массово они идут в реку весной и осенью, в мае и октябре (по крайней мере в Ленинградской области).

Ловят в этот период миног либо сетными рыболовными ловушками с очень мелкой ячеей, либо специализированными снастями, предназначенными исключительно для миноги.

Миножница – разновидность морды, используемая для ловли только миног. Материалом для изготовления служат пластины из древесного шпона в форме сильно вытянутого треугольника, крепящиеся на деревянный конический каркас с промежутком между краями пластин не более 0,5 см. Размер снасти невелик: 25–30 см в диаметре, 60–70 см в длину, диаметр входного отверстия 4–5 см. Съемная горловина (чуть менее половины снасти длиной) тоже делается из шпона.

Поскольку руку просунуть в горловину затруднительно, да и скользкую увертливую миногу ухватить не так-то легко, в хвостовике снасти тоже делается отверстие, заткнутое большой деревянной пробкой, – вынув ее, улов высыпают в мешок или мелкоячеистый садок.

Выставляются миножницы взабродку, на неглубоких и достаточно быстрых местах реки, горлом вниз по течению. При этом хвостовики десяти миножниц привязывают к прочному капроновому шнуру, натянутому между вбитыми в дно кольями. Рыбаки на р. Луга, ловящие на каменистом дне, куда колья вбить затруднительно, поступают иначе – привязывают по концам шнура здоровенные камни, весом по 50–60 кг. Профессионалы этой ловли, чью снасти стоят в реки в течении всего хода миноги, вместо шнуров используют металлические тросы – иначе вездесущие спиннингисты, зацепив шнур блесной, без затей его обрезают.

Чтобы миножницы, имеющие положительную плавучесть, не всплывали, иногда их огружают, приколачивая небольшими гвоздями полоски листового свинца (снаружи, к обручам каркаса). Но гораздо чаще внутрь снасти просто помещают достаточно количество мелких камней, подобранных на берегу.

Весьма похожей снастью, описанной Сабанеевым под названием «вьюнница», ловили миног в старину на реке Онеге. Вот как мэтр описывает эту ловлю:

«Вьюнницы имеют форму бочки, составленной из лучин 85 см длиной, и имеющей около 50 см в диаметре. Лучины эти скреплены между собой в трех местах веревочками, и на них набиты еще два обруча; в открытый конец бочки вставляется горло или т. н. ятынец, т. е. воронка, 40 см длиной и тоже составленная из лучинок, скрепленных между собой веревочками; основание этого горла пришивается веревками же к самому устью бочки, и узкое отверстие имеет не более 2 см в диаметре. Обыкновенно вьюнницы ставятся по десять в ряд вдоль берега, преимущественно около камней и в отверстиях небольших заборов, называемых городками и сделанных из ивовых ветвей. При удачном лове во вьюнницу иногда попадает до 800 миног».

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 59. «Вьюнница» (из книги Л. П. Сабанеева «Рыбы Росси»).

В последнее время в продаже появились миножницы, согнутые из тонкого металлического листа с просеченными в нем многочисленными и мелкими круглыми отверстиями, – по форме и размерам такие снасти мало отличаются от деревянных. Иногда отверстия в металлическом листе просекают достаточно большие – 30–35 мм в диаметре: чтобы узенькая минога не просочилась в такое отверстие, корпус делают двойным, из двух металлических конусов, вставленных друг в друга с зазором около 0,5 см (отверстия на конусах не должны накладываться) – вода сквозь такую снасть протекает свободно, а минога застревает.

Горловины и деревянных, и металлических миножниц не крепятся жестко с корпусом, и, вынув их, можно вкладывать одну снасть в другую, что экономит много места при перевозке.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 60. Металлическая миножница.

Металлические миножницы значительно удобнее деревянных – не требуют дополнительной огрузки, не размокают и не набухают от воды, но стоимость их в 3–4 раза выше.

Самая простая и дешевая (но весьма уловистая) самодельная миножница получается из пластиковых бутылей объемом 5–6 литров, а еще лучше 8 литров. Для изготовления одной миножницы используют три бутыли, непременно одинаковых не только по объему, но и по форме. Квадратные бутыли, или прямоугольные, или круглые, – особой разницы нет, лишь бы были одинаковыми.

Бутыли раскраивают, как показано на рис. 61: от одной берут горловину, от двух других отделяют донца. Удаляют этикетки, пояски с ручками для переноски и две пробки из трех. Просекают в пластике отверстия в числе, достаточном для того, чтобы миножница быстро заполнялась водой и быстро освобождалась от нее. Определяя размер отверстий, надо исходить из того, что сетные верши для ловли миног используют с ячеей 6–8 мм, через более крупную миноги просачиваются.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 61. Изготовление миножницы из трех 6-литровых бутылей.

Затем детали миножницы вставляют друг в друга, чтобы получилось подобие двухгорловой верши (не путать с двухвходовой, в которую рыбы могут заплывать с двух сторон – в двухгорловой снасти горловины расположены одна за другой и рыба проходит их по очереди).

Составные части миножницы скрепляют (склеивают, или прошивают капроновым шнурком, или схватывают 3–4 стяжками из тонкой проволоки). Склеенные миножницы более прочны, при условии применения хорошего клея; сшитые или скрепленные больше одного сезона не выдерживают, пластик разрушается в тех местах, где проколот.

Оставшуюся пробку просверливают и пропускают в отверстие небольшой отрезок шнурка, на одном конце привязывают в качестве фиксатора шайбу или гайку – напор течения на миножницу довольно велик и узел-фиксатор, намокнув, может проскользнуть сквозь отверстие. Пробку навинчивают на горлышко, играющую роль хвостовика снасти, свободный конец шнура будет привязан к несущему шнуру или тросу. Снасть готова, и на изготовление ее (при наличии всех материалов и некотором опыте) достаточно нескольких минут.

Миножница из бутылей имеет плавучесть, близкую к нулевой. Поэтому, чтобы не огружать снасть и чтобы она не болталась в толще воды, ее стараются выставлять на подводных «горбиках» – так, чтобы камни-якоря и вбитые в дно колья находились чуть ниже, чем шнур с миножницами. Тогда шнур прижимает ловушки ко дну. На незнакомом водоеме, где подходящее место найти трудно, лучше миножницы огрузить, прикрепив с одного бока полоску свинца, обрезок металлической трубки и т. д. Или просто опустив в горловину небольшой камень.

Глубину (для ловли любым видом миножниц) обычно подбирают такую, где в мае и октябре вода стоит по пояс, и снасти выставляют и проверяют взабродку, в вейдерсах или резиновых штанах-забродниках. Наиболее удачны для ловли места с быстрым течением, там миноги жмутся к берегам и поднимаются вверх по неширокой прибрежной полосе, легко перекрываемой десятком-другим ловушек.

Городские любители используют миножницы редко – чтобы получить приличный улов, надо выставлять эти немудреные снасти десятками, что рыболовными правилами категорически запрещается.

Минога на крючковые снасти никогда не попадается и проскальзывает сквозь ячейки сетей, – однако весьма ценится за свои вкусовые качества; обжаренные и затем замаринованные миноги – настоящий деликатес. Поэтому на северо-западе России распространена простая, но азартная ловля плывущих или присосавшихся к камням миног руками (с натянутыми на руку, ввиду большой скользкости добычи, тонкой матерчатой перчаткой или обрезком капронового чулка).

Во время обильного хода миноги даже этим простейшим способом можно ловить миног сотнями, при удачном выборе места и времени. Как-то раз я натолкнулся на великое столпотворение ловцов в устье речушки Саблинки, впадающей в р. Тосна. Мелкая, спокойная и прозрачная вода там просто кишела миногами, у кого не было обрезков чулок или матерчатых перчаток, те обматывали ладони носовыми платками и прочими тряпками – и не оставались без обильного улова.

Но чаще минога идет в более скромных количествах и ловят ее руками по ночам, подсвечивая фонарем, на мелководье рядом с сильным течением (днем вода там сильно бликует, миног не разглядеть). Впрочем, имеется и способ дневной ловли, так называемая «ловля со стеклом», но с ее деталями я не знаком.

Личинка миноги (в разных местах ее называют пескоройкой, пискавой, слепым вьюнчиком) тоже весьма интересует рыболовов – в качестве живца: клюют на пескоройку не только хищные рыбы, но и те, что считаются мирными, – например, лещ и сырть. Обычно личинок добывают, зачерпывая совковой лопатой илисто-песчаный грунт, зарывшись в который миноги проводят всю личиночную стадию своего развития. Процесс выкапывания личинок простой, но довольно трудоемкий, и не зная некоторых простейших правил, можно выбросить на берег десятки лопат грунта и отыскать в них две или три пескоройки.

Правила вот какие:

– нельзя отправляться на добычу пискав после прибыли воды – выше уреза воды они не поднимаются, хоть прибрежный грунт и пропитан водой, и еще не успели заползти в места, только что подтопленные;

– напротив, после убыли воды пескороек попадается значительно больше, концентрация их на прибрежных участках повышается;

– грунт, состоящий из почти чистого песка или почти чистого ила, пескоройки недолюбливают, лучше копать там, где дно как слоеный пирог – слои илистых наносов чередуются со слоями песка;

– в реках быстрых, с песчано-каменистым дном, где ил смывает сильное течение, лучшее место – устья впадающих в речку ручьев, там всегда есть илистые наносы; и в самих ручьях пескоройки изобилуют, порой на десятки, даже на сотни метров вверх по течению;

– но не всякий ручей годится – те из них, что текут из болот и несут ржавую болотную воду, пескоройки не любят (если в первых выброшенных на берег лопатах грунта попадаются рыже-ржавые прослойки, лучше сразу сменить место).

Облегчить трудоемкий процесс копания в донном грунте можно, используя простейшую ловушку.

Изготавливается она следующим образом: на берегу лопаткой вырезают два тонких и равных по размеру пласта дерна квадратной или круглой формы размером около 40 см. Пласты дерна складывают лицевой стороной друг к другу. Между ними прокладывают короткие палочки для образования узких щелей-ниш. Затем этот двухслойный дерн погружают в воду в местах обитания личинок – у берега, на глубине 30–40 см. Такую ловушку предварительно помещают на соответствующего размера каркас (поддон) из редкой металлической сетки, тогда ее удобно вынимать, и она прослужит долго. В дерновые ловушки пескоройки забираются не сразу, через несколько дней. Целесообразно сделать несколько ловушек и расставить в местах постоянной ловли.

В старые времена, когда в водоемах вымачивали льняные снопы, пескоройки набивались туда в больших количествах (у Брема даже приводится название «льняной угорь»). Возможно, если сделать нечто вроде снопа из тростника или другой травянистой растительности, огрузить и отправить на дно, такая ловушка сработает и в наше время. Но проверить ее действенность у меня не было случая.

Налим.

Налим (Lota lota) – единственная рыба отряда тресковых, обитающая исключительно в пресных водах. В опресненных водах морских заливов налим еще попадается, но в соленой морской воде его не встретить.

Налим широко распространен в реках и озерах России и СНГ, но на Украине и в наших южных областях редок и мелок – не вырастает длиннее полуметра и тяжелее килограмма.

В северных же и сибирских реках и озерах экземпляры в несколько килограммов уже вполне заурядное явление, а порой встречаются и гиганты, чей вес выражается в двухзначных цифрах.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 62. Налим.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Е. А. Веселов в «Определителе пресноводных рыб фауны СССР» указывает, что налим достигает длины тела свыше 1 м и массы до 24 кг. Знаток рыбной ловли В. Б. Сабунаев заявлял, что в Оби попадались экземпляры налимов в человеческий рост длиной и в два пуда весом, а знающий все на свете Интернет утверждает, что крупнейший официально зарегистрированный в СССР налим попался в 1967 году В. Копылову (г. Краснодар) на таймырской реке Норилке, и та рыбина не дотянула всего несколько граммов до полновесных тридцати килограммов[4]. Но рекордные трофеи попадаются редко, и в местах чаще всего безлюдных, – и рыбаки густонаселенных областей европейской части России считают налима весом в 2–3 килограмма вполне завидной добычей.

Тем более что поймать налима случайно – например, выудить среди плотвы, окуней и подлещиков – удается крайне редко, и виной тому его весьма оригинальный образ жизни.

Налим – ночной хищник, питающийся мелкой рыбой, червями, моллюсками, ракообразными и личинками насекомых, не брезгует он и падалью. Активно кормиться налим начинает с осенним похолоданием, наибольший жор наблюдается в декабре – начале января. Следующий за жором нерест происходит во второй половине января – феврале, тогда эту рыбу можно встретить на мелководье с каменисто-галечным или песчаным дном. В марте – апреле налим вновь начинает активно питаться.

Еще одна налимья особенность, отмеченная еще Сабанеевым, состоит в том, что наиболее активный клев наблюдается, как правило, в плохую погоду, ненастными ночами, а при ясной и полной луне он ослабевает либо совсем прекращается.

Надо сказать, что классик рыбной ловли привел этот факт как ничем не подтвержденное сообщение рыбаков, и я в первую осень своего знакомства с налимами оставил предупреждение без внимания. А зря – в первое же полнолуние на крючки двух десятков выставленных донок попались лишь два щуренка, которые тоже порой не прочь полакомиться предлагаемыми налимам червями. Ни один налим не клюнул, хотя до той ночи каждое утро доводилось снимать со снастей 5–7 рыбин. После этого несколько лет я попросту не отправлялся на ночную налимью рыбалку в полнолуния, – до тех пор, пока не поймал подъемником налима, явно только что схватившего крупную плотву, хвост ее еще торчал из налимьей пасти. И произошло все как раз при полной луне… В общем, вопрос: клюет ли налим в полнолуние? – для меня до сих пор остается спорным.

Способы ловли.

В ставные сети налим попадается редко, гораздо реже, чем другие виды рыб. Хотя мне доводилось вылавливать (иными снастями) налимов, на теле которых были видны следы от врезавшихся ячей. Вполне возможно, что мягкое и способное как бы сжиматься тело налима позволяет ему, при наличии некоторого времени, покидать сеть, проскальзывая сквозь ячеи, – и в руки рыболова попадаются лишь недавно запутавшиеся рыбины. К тому же рыбаки избегают ставить сети в коряжнике – излюбленном месте обитания налима, а натянутый течением грузовой шнур сети позволяет буквально ползающей по дну рыбине проскальзывать под снастью, используя любые неровности подводного рельефа.

При ловле отцеживающими орудиями – неводами и бреднями – налим встречается в уловах уже гораздо чаще, особенно если ловля происходит ночью. Впрочем, при ловле бреднем в омутках узких речушек и днем велика вероятность встречи с усатым хищником, – если ловцы переворачивают все попавшиеся на пути подводные камни и шумно выгоняют рыбу из-под подмытых берегов, из свисающих в воду корней деревьев и из прочих убежищ.

Очень хорошо ловятся налимы в ловушковые снасти – в мережи, вентери и т. п., особенно зимой, во время своего массового хода в места нереста. Но и летом случается извлечь из верши или морды налима, привлеченного туда рыбьей мелочью, – чаще всего в августе, когда вода уже достаточно охладится.

Не менее успешна ловля налимов саками и подъемниками, особенно активная ходовая ловля, подробно описанная в соответствующих статьях настоящей книги. В накидную кастинговую сеть поймать налима мне не удалось ни разу, хотя отрицать вероятность такой поимки нельзя.

Однако, пожалуй, большая часть пойманных любителями налимов попадается на крючковые снасти: на переметы, донки, подпуски, зимние «тычки». Ловля на летнюю поплавочную удочку почти не практикуется; хотя А. Орехов в журнале «Спортивное рыболовство» № 12/2005 и описал случай удачной ловли налимов поплавочной удочкой (весной, в мелководном и быстром водоотводящем канале плотины), но это, конечно, исключение из правила. Зато зимние удочки, оснащенные особым образом, вполне успешно применяются для подледной рыбалки. Случаи поимки налима при блеснении на спиннинг еще более уникальны.

В местах, где налим изобилует, его активно ловят на всевозможные искусственные приманки, использующие любопытство этой рыбы и ее манеру подплывать к источнику непонятных звуков. Некоторые из этих крючковых снастей («бряцалки», «стукалки» и т. д.) отдаленно напоминают блесны, другие же явно ведут свое происхождение от описанных Сабанеевым якорьков и дощечек с крючками.

В сабанеевские времена, кстати, была весьма распространена ловля налимов на самоловы, отчасти напоминавшие стерляжьи, и ночная охота на них с острогой (лучение). Ныне оба эти вида ловли на территории России повсеместно запрещены, и практикующие их рыболовы рискуют солидными штрафами.

Ну и напоследок стоит упомянуть о двух старинных способах добывания налима, редко употребляемых в наши дни. Это летняя ловля руками (щупание) и глушение колотушкой по первому льду. Вроде бы простейшая, даже примитивная рыбалка, – но до чего же увлекательная!

Однако прежде чем перейти к подробному описанию отдельных видов ловли, стоит сказать несколько слов о выборе места – далеко не везде имеется шанс повстречаться с усатым донным отшельником.

Выбор места.

Если вы впервые решили половить налима и не знаете уловистых мест, то для начала стоит не просто определиться с наиболее пригодными для того участками водоема, но и правильно выбрать сам водоем.

Дело в том, что налим весьма чувствителен к температуре воды и кислородному режиму (в медленно текущих теплых речках водится не всегда, а если и встречается, то лишь в отдельных местах – в местах впадения холодных родниковых ручьев и в омутах, изобилующих бьющими со дна ключами). Не менее важно и отсутствие в воде всевозможных химических примесей, – налим не выдерживает даже те их концентрации, что не мешают жить и размножаться окуню, плотве и щуке.

Чтобы заставить налима частью погибнуть, частью уйти из ранее облюбованных мест, не нужны даже химические предприятия с их постоянными «очищенными» стоками и редкими, но меткими залповыми сбросами при авариях очистных сооружений. Достаточно обычного по нынешним временам воздействия человека на окружающую среду: в нижнем течении речки, протекающих через десяток-другой деревень, налима уже не встретишь. Стоки из деревенских уборных и банек (которые по традиции принято ставить у самого уреза воды: из парной, да в ледяную воду, – дух захватывает!); излишки удобрений и пестицидов, смываемые дождями в ручейки и канавы, а из них стекающие в реки, и прочее, и прочее…

Конечно, полноводные северные реки и глубокие обширные озера деревенскими баньками изгадить трудно, они даже стоки целлюлозно-бумажных и прочих комбинатов до поры выдерживают… Но если вы живете и рыбачите в густонаселенной средней полосе, то послушайте совета и ищите налима в самых верховьях, там, зарождающиеся речки более напоминают ручьи – зачастую именно туда удаляются налимы, покинувшие исконные ареалы обитания.

Если верховья чересчур узки и мелки, то налимы там вырождаются, образуют карликовую форму: редко превышают вес в 400–500 граммов. Связано это лишь со скудной кормовой базой, и в проточных прудах, образованных плотинами на тех же самых ручьях, уже встречаются достаточно крупные экземпляры. Прудовый налим, коли уж о нем зашла речь, любит держаться у места впадения речки или ручья, образующего пруд, но еще большем числе водится ямах под водосбросами.[5]

Впрочем, в поисках поживы он способен зайти куда угодно: однажды мне довелось выловить усатого хищника в совершенно «неналимьем» месте – в мелководном, очень сильно заросшем водорослями и тиной пруду, хоть и образованном довольно быстрой и чистой речушкой. Водились там, как мне поначалу казалось, лишь караси и верховки, да еще щуки, активно поедавшие тех и других, – однако на жерлице, выставленной в одном из немногочисленных «окошек» чистой воды, по какой-то причине размоталась леска, живец оказался на дне, – а утром на тройнике сидел черный как смоль полукилограммовый налимчик. Позже в том же пруду мне приходилось видеть всплывших дохлых налимов – летом, в июльскую жару. Все-таки тинистое, заросшее мелководье не самое подходящее место для холоднолюбивой рыбы.

Косвенным признаком того, что речка интересна для налимьей рыбалки, служит наличие в ней раков, а также двух видов небольших рыбешек: гольяна и подкаменщика. Эти водные обитатели не менее налимов чувствительны к загрязнениям, а то и более.

В общем-то, налиму все равно, есть в водоеме течение или нет – водится он не только в прудах, озерах и водохранилищах, но и в опресненных заливах Балтийского моря. Однако для нереста непременно идет в проточную воду, необходимую для развития икры, – и рыболовы всегда нетерпеливо ожидают этого зимнего хода в реки, речки и ручьи.

Выбор места на водоеме обусловлен образом жизни налима. Держится налим исключительно у дна. В светлое время он обычно скрывается под корягами, среди подмытых корней деревьев, прячется между камней и затонувших бревен, держится в родниковых омутах и в ямах под водосбросами плотин и других гидротехнических сооружений. Ночью же налим странствует везде – везде, где держится рыбья мелочь, главная его пища. Мелководьем не смущается: иногда добывает гольцов на быстрине, где каменистой дно покрыто слоем воды менее 20 см глубиной; зимой, подо льдом, случалось интереса ради ставить донки и «тычки» в случайно пробитых на мели лунках, где поклевка казалась вовсе уж невероятной: нижний край льда почти касался грунта, – но налим попадался и там. Впрочем, последний факт не так уж удивителен: добыча в такой тесноте может спасаться от хищника лишь в двух измерениях, и шансы успешной охоты растут.

Поэтому заранее просчитать вероятные пути ночных блужданий налима – дело трудное, надо ставить снасти в разных местах, запоминая самые уловистые.

Вышесказанное относится к ловле на крючковые снасти, а при зимней ловле мережами и иными ловушками принимают во внимание другую привычку налимов: днем они отдыхают от ночных переходов на более глубоких и спокойных местах, а ночью идут против течения, придерживаясь быстрых и относительно мелких мест, – там и устанавливают на их пути мережи, морды и им подобные снаряды. При этом следует помнить, что рыболовные правила (даже в тех регионах, где допускается ловля налима подледными ловушками) разрешают перегораживать крыльями снасти (на больших реках – совокупности снастей) не более 2/3 ширины русла, и относится этот пункт даже к самым маленьким ручьям.

Осенняя ловля подпусками.

Казалось бы, ловля крючковыми снастями налима – хищника более чем апатичного и флегматичного – ничего заманчивого из себя не представляет. Клюет он вяло, порой совсем незаметно, сопротивления при вытаскивании почти не оказывает, да еще и ловится лучше всего в самую мерзкую погоду, холодными и дождливыми осенними ночами.

Однако очень многие любители нетерпеливо поджидают холодов, перебирая налимьи донки, переметы и подпуски, и готовясь отправиться на новую встречу с усатым отшельником.

И не только в деликатесном мясе налима тут дело, хотя и в ух <Е>, и в пирогах мало какая из рыб сможет составить ему конкуренцию. В самой ловле налима есть нечто завораживающее: тихая ночь, костер, посылающий искры к звездному небу, неспешные разговоры с коллегами-рыбаками за стаканом… хм… крепкого чая… Люблю налимью рыбалку.

Наиболее оптимальной снастью для осенней ночной ловли налимов мне представляются подпуски, и вот почему: перемет, конечно, может оказаться более уловистым, хотя бы в силу своих больших размеров. Но, как сказано выше, налим – рыба очень чувствительная к качеству воды, и в достаточно населенных районах водится в основном в узких верховьях рек. На извилистых закоряженных лесных речушках длинный перемет толком не растянуть, да и лодку, с которой его обычно ставят, применять неудобно.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 63. Налимий подпуск.

Донки с 2–3 крючками неудобны по другой причине. Налим, двигаясь к местам кормежки, передвигается по одним и тем же подводным «тропам», достаточно узким, – например, придерживаясь борозд на дне. И имеет гораздо больше шансов разминуться с донкой, чем с подпуском.

Конструкция налимьего подпуска несколько отличается от описанной в соответствующей статье этой книги. На конец лески диаметром 0,7–1 мм ставится грузило, вес которого зависит от силы течения, – необходимо, чтобы заброшенный перпендикулярно берегу подпуск вода не сносила. Некоторые рыболовы, пользующиеся большим количеством подпусков, концевые грузила с собой не возят, а используют подобранные на берегу камни-голыши, закрепляя их на леске 2–3 витками изоленты.

Поводки (10–12 шт., на очень узких речках – меньше) крепятся на основную леску достаточно часто, на расстоянии не более метра друг от друга, и делаются короткими – 30–40 см (давать слишком большую свободу налиму, заглотавшему насадку, чревато, – живо захлестнет поводок за какую-нибудь корягу). Крепятся поводки «петля в петлю», причем размер петли на поводке должен быть такой, чтобы в нее пролезала предполагаемая добыча. Длина рабочей части подпуска зависит от ширины водоема и обычно не превышает 8-10 м, но на мотовило зачастую наматывают втрое больший запас лески, на тот случай, если ловить придется на более широком разливе.

Толщина лески, из которой приготовляются поводки, произвольная, – налим и грубых снастей не пугается, и, ввиду своей апатичности, тонкую леску не обрывает. Какие обрезки лески есть под рукой, те и идут в дело. Естественно, там, где встречаются крупные, в несколько килограммов, налимы, снасть должна отличаться надежностью.

При ловле на узких речках с крутыми берегами используется дополнительное грузило весом около 30 гр. (так называемый «бегунок»), свободно скользящее по леске. После заброса подпуска «бегунок» спускают к рабочей части, до стопорного узла, завязанного в метре от ближнего к берегу крючка, – в результате все крючки снасти, а не только соседствующие с концевым грузилом, лежат на дне. Главная леска при клеве налима скользит через «бегунок», не мешающий заметить поклевку. Но иногда налим клюет так вяло, что сторожок-колокольчик никаких звуков не издает, лишь слегка подергивается. Впрочем, никакой беды в пропущенной поклевке нет – заглатывает насадку налим исключительно надежно, и редкие срывы случаются как раз из-за торопливой, преждевременной подсечки.

Две главных насадки при ловле налимов на подпуски – черви (выползки или кучки навозных) и резка. Целых живцов использовать имеет смысл только если существует большая вероятность поклевки щуки, в таком случае необходим металлический или кевларовый поводок.

Многие авторы рыболовных книг упоминают лягушат и лягушек в качестве отличной осенней насадки для ловли налима. Ни в малейшей мере не оспаривая их мнение, лишь скажу: три или четыре попытки поймать усатого хищника на лягушонка не принесли успеха. Дольше экспериментировать не стал, наловить в сезон открытой воды мелочи на насадку легче и быстрее, чем разыскивать лягушек.

Размер крючков должен быть не маленьким, не менее № 10 по отечественной нумерации для ловли на резку, № 8 для червей. На реках, где в достаточном количестве водятся налим больше килограмма, стоит употреблять более крупные крючки, чтобы не изводить понапрасну налимью мелочь. Снять без повреждений глубоко заглотавшего крючок налима практически невозможно, поэтому, для лучшей сохранности улова, на рыбалку запасают достаточное количество сменных поводков, а крючки из пойманной рыбы вынимают дома, при чистке.

Иногда на подпуски (на ту их часть, что находится ближе к берегу) привязываются т. н. «пасынки», тоненькие поводки с крючками № 3–4, насаженными маленьким червем, – попадающаяся на них мелкая рыба тут же используется для насадки.

Ловить налима на червя в тех речках, где водятся ерши, – занятие неблагодарное и нервирующее, спасти от мелких колючих мародеров может только применение резки. Не меньшие неприятности доставляют и небольшие щурята. Встречаются небольшие лесные речки, где подавляющую часть рыбьего населения составляют две породы хищников: налимы и щуки, а прочие рыбы попадаются крайне редко. Щучки там невелики, тощи и чрезвычайно голодны, в желудках у них можно найти лягушат, пиявок, жуков-плавунцов и собственных мелких собратьев, – на червя такие «костылики» бросаются тут же, и, в отличие от флегматичного налима, ведут себя на подпуске буйно, путая снасть и зацепляя за коряги; к тому же перекусывают тонкие поводки, стоит лишь зазеваться. Спасение тут то же – резка, но и на нее порой попадаются прожорливые щурята.

Об осенней ловле налимов переметами, применяемой на озерах, водохранилищах и широких реках, долго рассказывать не стоит, описана она подробно в статье «Переметы».

Весенняя ловля на донки.

Весной все обстоит наоборот – употреблять донки гораздо удобнее, чем подпуски. Казалось бы: та же речка, та же рыба, – в чем, собственно, разница? Разница есть, и немалая.

Во-первых, весной налим начинает клевать очень рано, почти сразу после ледохода, когда на тех же местах совсем другие условия ловли, чем осенью: уровень речек поднимается за счет талых вод, течение усиливается, к тому же несется по нему всевозможный смытый с берегов мусор. Длинная снасть с большим количеством крючков в таких условиях куда больше «парусит» и сносится течением: даже если поначалу подпуск стоит как положено, поперек реки, со временем на главную леску и особенно на поводки налипают плывущие мимо стебли растений, прошлогодняя листва, прочий подводный мусор, – «парусность» снасти растет и грузило начинает ползти по дну.

Во-вторых, налим бороться с быстрым весенним течением не любит и чаще держится у берегов или на относительно спокойных местах между двух разнонаправленных струй, – там, где крутой изгиб берега образует встречное водоворотное течение. Спокойные «пятачки» на бурной весенней реке обычно невелики по размерам, и лишние крючки на снасти попросту не нужны.

В-третьих, при весенней ловле рыбаки гораздо реже остаются на водоеме на всю ночь, чем осенью: темнеет значительно позже, все вокруг сырое, потенциальные дрова пропитаны водой, да и предутренние морозцы кажутся отчего-то холоднее, чем осенние. Большинство рыболовов оставляют снасти на ночь, причем многие, кому предстоит рабочий день, проверяют их не утром, но лишь следующим вечером. А оставленный без присмотра подпуск обнаружить куда легче, чем донку, – например, зацепить крючком при ловле поплавочной удочкой, – и он может попасть в руки любителей снимать добычу с чужих снастей, встречаются и такие.

Донка (она же закидушка, поставушка) упрощена до предела, чтобы не слишком горевать о пропаже снасти: основная леска диаметром 0,7 мм обычно не превышает длиной 10–15 метров, к ней крепится свинцовое грузило произвольной формы и пара поводков длиной 30–35 см и толщиной 0,5 мм. (Вообще-то и основную леску, и поводки можно ставить вдвое тоньше, налим не оборвет. Но толстая леска меньше путается ночью, к тому же чем крепче снасть, тем меньшее число зацепов заканчивается ее обрывом.) Крючки привязываются одинарные № 7 – № 10, в зависимости от насадки. Мотовило произвольного размера и формы изготавливается из самых разных материалов: вырезается из дерева, выпиливается из фанеры или пластмассы. Некоторые рыболовы приклеивают вдоль мотовила полоску пенопропилена для втыкания в нее крючков, другие втыкают крючки (их на налимьей закидушке от одного до трех) в отдельный кусочек пенопласта.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 64. Донка-закидушка для весенней ловли налима. 1 – колышек; 2 – колокольчик-сторожок; 3 – основная леска; поводки с крючками; 5 – концевое грузило.

Иногда из дощечки (обычно липовой, наиболее легко поддающейся обработке) вырезают мотовило с заостренным концом-колышком, тогда на водоеме не приходится искать, к чему надежно прикрепить закидушку. Эту конструкцию порой упрощают, вбивая в колышек два гвоздя или вкручивая два шурупа, на которые и наматывают леску. Такое конструкторское решение удачным признать нельзя: леска в местах контакта с коррозирующим металлом гвоздей или шурупов быстро теряет прочность; если же изолировать металл (например кусочками кембрика), то смотанная леска, сокращаясь при высыхании, зачастую сгибает гвозди и вырывает шурупы из гнезд.

Поскольку закидушки выставляются обычно в немалом количестве, стоит задача минимизировать их суммарный вес и объем. Некоторые рыболовы, как и случае с подпусками, грузила для донок изготовляют на месте, из камней-голышей. Естественно, так ловить можно лишь на хорошо знакомых водоемах, а при выезде в новые места все-таки ставить традиционные свинцовые грузила.

Другой метод минимизировать объем и вес снастей – использование многоячеистых мотовил (см. рис 65): на одно наматывают от 10 до 15 донок, обычно одной и той же длины. Поскольку при установке снасти, хранящейся таким способом, мотовило остается не на водоеме, а в рюкзаке рыболова, то леска при забросе используется вся, и лишний запас ее не нужен (слишком длинные лески налимы чаще запутывают в корягах). На узких лесных речках глубиной не более 2 м вполне достаточна пятиметровая основная леска; однако не лишне иметь в запасе моток толстой лески, чтобы при нужде быстро удлинить снасть.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 65. Мотовило для налимьих донок.

Удобно иметь с собой несколько таких больших мотовил, с намотанными на каждое закидушками определенной длины, – тогда для любого приглянувшегося на речке местечка можно подобрать снасть соответствующего размера. При этом на мотовилах стоит обозначать цифрами длину намотанных донок, во избежание путаницы.

Однако даже короткая, минимально необходимая леска не страхует полностью от зацепов в коряжнике – ничего с этим не поделать, такие уж места предпочитают налимы. Поэтому, отправляясь на налимью ловлю, весьма полезно брать с собой багор (лишь металлическую его рабочую часть, а древко срезать на месте) и стараться отцепить каждую зацепившуюся донку – весьма велика вероятность, что на ее крючке сидит неплохой налим. Некоторые авторы даже советуют использовать для перепиливания слишком толстых коряг пилу на длинной ручке (наподобие тех, которыми садоводы срезают высоко расположенные сучья с веток).

Насадки те же, что и при осенней ловле подпусками; однако замечено, что весной налимы несколько чаще попадаются на червя, чем на живца или резку. На некоторых реках Ленинградской области, впадающих в Неву и Ладогу, с большим успехом наживляют донки личинками миног (они же пискавы, пескавы и слепые вьюнчики). Причем попадаются не только налимы, окуни и щуки, но и карповые рыбы: язь, сырть, лещ. Иногда на слепого вьюнчика удается поймать крупного, на килограмм-полтора, хариуса, идущего на нерест из Ладоги. Насаживают вьюнчика, протыкая за губу одним крючком небольшого тройника (№ 6-№ 7), тогда личинке не удастся зарыться в илистый либо песчаный грунт; на случай щучьей поклевки желательно использовать кевларовый поводок.

Возможно применение резки из мороженой мойвы, купленной в магазине. Однако клюет на нее налим хуже, чем на резку из парной, только что пойманной рыбешки. Иногда – если за налимами удавалось выбраться только к вечеру и для ловли живцов времени не оставалось – я покупаю ершей на рыбных лотках (в Санкт-Петербурге они попадаются промысловикам в качестве прилова при ловле корюшки, затем отсортировываются и продаются по символической цене: 5 рублей за килограмм по ценам 2000-х годов).

Устанавливают донки скрытно, привязывая к колышкам, воткнутым в дно у самого берега так, чтобы верхние концы не выступали над водой; мотовило с излишками лески маскируют рядом. Рыболовы, не боящиеся холодных весенних ночей и остающиеся ночевать на водоеме, рядом с донками, вырезают для них шестики из толстых прутьев и привязывают к леске сторожки-колокольчики.

Если ловить приходится на слишком широких водоемах и требуется дальний заброс, то налимьими донками оснащают спиннинговые удилища. В таком случае леска используется более тонкая: основная 0,4 мм, поводки 0,25 мм, и, естественно, на ночь спиннинги без присмотра не оставляют.

Зимняя ловля донками, «тычками» и подледниками.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Зимние донки устроены очень просто. На мотовило наматывается несколько метров лески – из расчета глубины на месте ловли, к которому стоит добавить свободный запас лески в 3–4 м. Диаметр основной лески не менее 0,3–0,4 мм, можно более. Грузило при ловле на течении ставится такое, чтобы поток воды не сносил его (вернее, не приподнимал над донным грунтом). В спокойных местах достаточно небольшой «оливки». Чуть выше грузила привязывается поводок не более 25 см длиной, из лески, уступающей прочностью основной в 1,5–2 раза. Некоторые авторы рыболовных книг и статей советуют ставить более длинные поводки, порядка 500 мм. Ни к чему: налим, схватив приманку, не плывет в сторону, подобно щуке, а спокойно стоит на месте и заглатывает ее. Зато потом, заглотав, вполне может захлестнуть поводок за близлежащую корягу, если имеется хоть какой-то избыток лески.

Размеры крючков те же, что при осенней ловле донками: № 7-10 по отечественной нумерации. (Да и донки часто применяют те же, что и осенью, оставив один поводок с крючком – первый от грузила).

В качестве наживки используют либо мелкую рыбку (например, верховку), в том числе и снулую, либо резку – куски более крупных рыбешек: ершей, окуньков, плотвичек. На Ладожском озере и Финском заливе налимы неплохо попадаются на куски корюшки. В рыболовной литературе есть упоминания о таких зимних насадках для ловли налима, как мясо, сало и даже птичьи потроха. Не знаю, не пробовал. Для мяса и сала в хозяйстве всегда найдется более полезное применение, а потроха – слишком уж неэстетичная насадка.

Есть сторонники ловли налимов исключительно на живца, причем зачастую такие любители насаживают на поддевы двойника или тройника сразу двух или трех пескариков, реже ершиков. Дескать, нацепленные на один крючок два-три живца не по зубам налимьей мелочи, и в то же время пугаются друг друга, трепыхаются и шумят, чем и привлекают более крупного налима, который и глотает всю компанию. Шум налима действительно привлекает, но если учесть, что на одинарный крючок достаточно насадить 1/3 того же пескаря, то получается, что расход живцов вырастает при ловле «на гроздь пескарей» в 6–9 раз. Кроме того, живая насадка легко может привлечь щуку – но ее поклевки на налимью донку крайне редко завершаются извлечением из лунки зубастой хищницы. Сделать же некую универсальную снасть, пригодную и для щуки, и для налима, затруднительно: металлический или кевларовый поводок налима не испугает, но щуке нужен приличный запас свободной лески, чтобы отплыть с живцом в зубах и спокойно его проглотить, – а ее усатый коллега немедленно использует этот запас, чтобы забиться в камни или коряги.

Некоторые любители ставят на свои зимние донки два крючка, объясняя это возможностью поймать сразу двух налимов, и тем, что можно использовать на одной снасти сразу две насадки: червя и кусочек рыбки, например.

Но здесь не тот случай, когда число крючков на снасти пропорционально количеству добычи. «Дубли» на зимних донках случаются очень редко. Можно предположить, что два налима попадаются лишь тогда, когда подходят к донке и глотают приманки практически одновременно, а в остальных случаях пойманная рыба распугивает других. И половина насадки мокнет в воде впустую, а добывать зимой и червей, и живца гораздо труднее, чем летом, весной или осенью. К тому же рыболовные правила регулируют количество не донок, а крючков на них, – и лучше не полениться и просверлить вдвое больше лунок, добыча окупит труды.

Наживленные донки опускают в водоем так, чтобы груз лежат на дне, а леска имела небольшой провис – уровень воды даже зимой изменяется, и туго натянутая снасть при подъеме ледяного поля может повиснуть, не касаясь дна. (В водохранилищах гидроэлектростанций эти перепады уровня бывают очень велики, до нескольких метров, что создает массу неудобств для рыболовов: мало радости прийти утром к донкам и обнаружить, что воды в месте ловли нет, а снасти прижаты к дну опустившимися льдинами.).

Затем лески привязывают к палочкам, помещенным поперек лунок. Донки устанавливаются во второй половине дня и проверяются на следующий день утром, а при ловле на червя желательно устанавливать снасти попозже, затемно, во избежание покушений на насадку со стороны мелких рыб.

Если в водоеме водятся раки (продолжающие и зимой достаточно активный образ жизни), то они приносят много неудобств при ловле: и черви, и резка часто страдают от их клешней. В таком случае имеет смысл пробить пешней несколько в стороне большую майну и установить в ней вершу или рачню-самоловку с приманкой – куском испорченного мяса. Более ароматная для раков приманка отвлечет их в сторону от налимьих снастей, да и в улов будет внесено приятное разнообразие.

В людных местах и снасти, и лунки маскируются слоем рыхлого снега, который к тому же служит неплохим теплоизолятором, не давая лункам промерзнуть. Желательно помечать каждую донку какими-то опознавательными знаками, чтобы не лишиться после снегопада и рыбы, и снастей.

В сильные морозы вода в лунках глубоко промерзает, даже под слоем снега, и проверять снасти лучше идти с пешней, а не с ледобуром. Прозрачную леску, кстати, очень легко невзначай перерубить пешней, поэтому некоторые любители зимней налимьей ловли привязывают метровый отрезок толстой медной проволоки к палочке, лежащей поперек лунки. А уже к нижнему концу проволоки – основную леску донки. Вмерзшая в лед проволока лучше видна, и выдержит, если ее все же случайно зацепит лезвие пешни.

Есть и другой способ проверки донок, основательно вмерзших в лед. Почти вплотную с замершей лункой сверлится еще одна, и леска достается из новой лунки Г-образным проволочным крючком. При достаточной глубине на месте ловли длина снасти позволяет вытащить налима или крючок с объеденной насадкой на лед. Но если место мелкое, а лед толстый, то приходится сбрасывать запас лески с мотовила и протягивать через первую, замерзшую лунку. Леску на соответствующем участке надо заранее смазать вазелином, тогда она не примерзнет ко льду и будет свободно скользить сквозь него. Если после нескольких проверок улова нет, то леску отвязывают от мотовила и протягивают во вторую лунку насквозь, затем снова сматывают донку и выставляют на новом месте.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 66. Проверка налимьих донок при помощи проволочного крючка.

В тех местах, где мне доводилось ловить зимой налимов, морозные зимы в последние два десятилетия большая редкость, и прибегать к подобным ухищрениям нужды нет, достаточно получше теплоизолировать лунку. Некоторые рыболовы советуют применять для этого диски-лючки из твердого пенопласта, по диаметру равные лунке. Способ надежный, но достаточно трудоемкий. Я в таких случаях пользуюсь мягким упаковочным пенопластом, растертым в гранулы. Лунка, засыпанная слоем пенопластовых гранул, выдерживает мороз в несколько градусов по двое суток и легко прочищается простым черпаком.

Так называемые «ты́чки» – еще более упрощенный вариант зимней донки: леску и грузило заменяет жердь, воткнутая в дно под небольшим наклоном. На нижнем конце жерди топориком делается глубокая зарубка, за нее захлестывается петля поводка, – такого же, как на зимней донке. И в остальном рыбалка при помощи «тычек» ничем не отличается от ловли донками.

Так ловить удобно на неглубоких лесных речках, где за материалом для «тычек» далеко ходить не надо. Преимущества у этой примитивной снасти следующие: практически нет риска зацепов; лунку можно спокойно расчищать пешней, не опасаясь обрубить леску; не надо как-то дополнительно обозначать снасть, верхний конец жерди виден даже после изрядного снегопада (последнее актуально для безлюдных мест, но в верховьях лесных речушек праздношатающаяся публика встречается не часто).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 67. Налимьи «тычки».

Часто налимьи снасти, расставленные недалеко от дома, проверяют раз в сутки – вечером, после работы. И чтобы не тратить время на ужение живцов, неподалеку опускают под лед 2–3 «косынки» с мелкой ячеей – попавшиеся в них окуньки и плотвички тут же режутся на насадку.

Подледниками называют как переметы (чаще всего небольшие, от 10 до 20 крючков), так и подпуски, протягиваемые зимой подо льдом, – в основном для ловли именно налима.

Переметы протягиваются подо льдом точно так же, как и ставные сети. Во льду рубится пешней майна, от нее в линию бурятся лунки на расстоянии 2–3 м одна от другой. Затем в майну опускается шест с привязанной к его концу веревкой (длина шеста на 0,5–0,8 м превышает расстояние между лунками) и продергивается при помощи багра от одной лунки к другой. Затем протянутую подо льдом веревку привязывают к перемету, и постепенно затягивают его под лед, по одному наживляя крючки. Используются и более современные приспособления – подледные лебедки и т. д.

В последние годы любителей зимней ловли налимов донимают не морозы, а наоборот, слишком теплые зимы. Только-только рыбаки обоснуются на заветной речке, рассчитывая половить долго, ежедневно проверяя снасти: насверлят лунок, выставят донки и «тычки», протянут подо льдом подпуски, – а тут как грянет затяжная оттепель, и вот уже по льду катит поток верховой воды, иногда даже снасти собрать не удается…

Для ловли в долгие оттепели, когда на разрушающийся речной лед не выйти, но забросам с берегов он мешает, придумана простая снасть, отчасти напоминающая перемет. Поперек прибрежных промоин и закраин (на узеньких речушках – от берега до берега) кладется жердь длиной в несколько метров, с которой свисают длинные поводки, оснащенные грузилами, удерживающими насадку на дне. Иногда и этой примитивной снастью удается неплохо половить, если промоина удачно расположена на пути зимнего хода налимов. Но все-таки глобальное потепление климата преизрядно испортило зимнюю налимью рыбалку в средней полосе.

Зимнее ужение и ловля на блесну.

Зимнее ужение налимов – занятие для людей, отличающихся крепким здоровьем и склонностью к экстремальному отдыху. Просидеть всю длинную зимнюю ночь над лункой, в крепчающий час от часу мороз… б-р-р…

Однако добыча может окупить все неудобства, если, конечно, пресловутая лунка пробита над «подводной тропинкой» налимов. К тому же никто не мешает при этом расставить в других местах водоема донки или «тычки», либо же протянуть пару подледников.

Зимние поплавочные удочки для ужения налимов применяют редко, и по сути это та же донка, у которой притопленный в лунке поплавок сигнализирует о поклевке, – но донка, так сказать, многоразовая, с которой можно снять за ночь не одну и не две рыбы.

Чтобы увидеть движение поплавка, лунку приходится освещать, либо электрическим фонарем, либо (при ловле в палатке) свечкой[6]. Иногда вершину поплавка покрывают люминесцентной, светящейся в темноте краской, и по мере того, как свечение ослабевает, достают из воды поплавок и минуту-другую держат в луче фонарика.

После поклевки налима – обычно это плавная потяжка – выжидают несколько секунд, затем подсекают. Вытаскивание добычи затруднений не доставляет. Хотя, конечно, среди ловцов налимов бродят легенды о рыбах чудовищных размеров, не пролезших в лунку и оборвавших снасть, и не всегда эти легенды – вымысел. Но обычный, среднестатистический налим всегда сопротивляется гораздо слабее, чем другие рыбы одного с ним размера и веса.

Зимние удочки с мормышкой применяются для ловли налимов чаще, чем поплавочные, но конструкция их отличается от обычной: мормышка одна, большая и увесистая. Очень часто используется «конус», более подробно описанный в статье, посвященной ловле берша, причем размеры «конуса» для налима увеличиваются: тело мормышки изготавливается длиной 40, иногда даже 50 мм. На Дону и других реках юга России такая тяжелая мормышка именуется «пулькой», существуют и другие ее местные названия.

Существуют и другие разновидности уловистых налимьих мормышек (на рис. 68 изображены мормышки весом 30–50 гр., используемые на Рыбинском водохранилище), но все они отличаются большим весом и размером.

На крючок насаживается все тот же червь, или кусочек рыбки, или целая верховка. Игра мормышкой состоит в периодическом постукивании ею по дну, с большими или меньшими паузами, во время этих пауз обычно и происходит хватка налима.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 68. Мормышки для ловли налима.

Поскольку налим практически не пользуется зрением, разыскивая добычу, очевидно, что в отличие от дневных рыб привлекают его не легкие облачка мути, возникающие при подобном способе игры, но именно звук от ударов мормышки о дно. Как будет показано далее, на этой особенности налимов основаны и другие способы его зимней ловли.

Прикормка при зимнем ужении налимов практически не применяется. Вообще при ловле хищников прикормка воздействует не на них, а на рыбью мелочь, скопление которой привлекает крупного окуня или щуку. Но налим тем и отличается, что охотится на местах ночевки, а не кормежки мелкой рыбы.

Некоторые рыболовы пытаются привлечь налима не только звуком, но светом, и привязывают к своим удочкам вторую мормышку, – пластиковую светящуюся, как при ловле корюшки. Поклевки на такие мормышки случаются, если они привязаны не очень высоко, в 7-10 см от дна. Но привлек в таком случае налима свет или все-таки стук – вопрос спорный.

Кивки для ловли налима применяются большие и жесткие, с крупным шариком или цилиндром на кончике, и этот шарик либо цилиндр тоже покрывают светящейся краской. Иногда обходятся вообще без кивка, определяя поклевку осязанием.

По окончании нереста, в конце зимы и самом начале весны, налим активно отъедается после своего нерестового путешествия, и питается круглые сутки. И в местах скопления можно удить его со льда и днем, хотя лучший клев и тогда бывает все же по ночам. Иногда в эту пору налим попадается днем на снасти, вовсе не для него предназначенные: например при ужении на мотыля плотвы или при блеснении окуня.

Ловля налимов на зимние блесны распространена мало. Главное условие: блесна не должна подниматься выше чем на несколько сантиметров над дном, и регулярно о него ударяться. Как и в случае с мормышками, рыбу привлекает шум. Однако подобные способы хороши, если дно в водоеме галечное или плитняковое. На мягком грунте и блесна, и мормышка станут звучать в разы хуже. Поэтому для ловли усатого хищника придуманы приспособления, способные издавать достаточно громкие звуки сами, без удара о поверхность дна. К их описанию мы и переходим.

Зимняя ловля «на шум».

Вот что написал о шумящих приманках классик рыболовной литературы Л. П. Сабанеев:

Налима можно с большим успехом ловить на звенящие блесны, вроде употребляемых для ловли сигов; это две широкие блесны на одном поводке, которые при опускании расходятся, а при поднимании сближаются и, ударяя друг о друга, звенят. Во время хода налимов их также багрят или особыми багорчиками, или крупными крючками, привязанными к 1,5-метровой рукоятке, как судаков, причем также высматривают идущую рыбу, лежа над обрывом, закрывши голову, или ловят на двойчатку (или на две из двух смежных прорубей) с привязанными к ней якорьками, делая ею более или менее частые подсечки – уже наобум. Впрочем, последним способом налимы ловятся реже других рыб, не ползающих по дну, и большей частью во время нереста.

Местами с большим успехом применяются видоизмененные способы ловли налимов на голые крючки или, вернее, на якоря. Первый, основанный как на потребности большинства рыб тереться во время нереста о твердые предметы, так и на необъяснимой любви налима к звукам, употребляется в Псковской, губернии. На месте нереста в прорубь спускают вертикально пятилапый якорек, высотой 15 см, так, чтобы он стоял на дне торчком. Якорек оканчивается, как и все якоря, ушком с кольцом, за которое и привязывается бечевка. Время от времени ловец слегка подергивает последнюю, и кольцо, опускаясь, издает звон. Этот звон и привлекает ползающих по дну налимов, и чем кольцо звонче, тем ловля удачнее, т. е. налимы охотнее переползают через якорь, что слышно по руке, держащей бечевку.

Налимы, по мнению моложских рыбаков, трутся всегда на белой гальке и потому, принимая липовую дощечку за камень, охотно трутся и переползают через нее, что слышно по руке. Рыбак поэтому, при известном навыке и сноровке, подсекает всегда вовремя и нередко вытаскивает сразу пару налимов, иногда свившихся хвостами, как сказано выше. Вообще ловля налимов голыми якорьками во время нереста имеет довольно обширное распространение и употребляется как в Новгородской губернии, так и в Западной Сибири. В первой местности якорьки не более 4 см высотой.

В наше время ловля налимов на шумящие приманки изменилась мало. Для сравнения вот еще пара цитат, уже из вполне современного издания – из журнала «Спортивное рыболовство» (статья А. Орехова о ловле налима в № 12/2004):

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Широко известен способ ловли налима на так называемую «стукалку» или на «кольцо». Разновидностей этой снасти много. В одном из рыболовных журналов 2 или 3 года назад В. Перваковым была описана «стукалка», внешне похожая на балансир – пожалуй, одна из самых простых конструкций. Основываясь на той публикации, я изготавливаю приманку так. Из листа отожженной меди, латуни или никеля толщиной 0,5–1 мм вырезаю прямоугольную заготовку длиной 60–80 мм и шириной 30–40 мм. Затем сгибаю ее посередине – чтобы получилась фигура, похожая на двухскатную крышу. Если, скажем, заготовка имела ширину 40 мм, то в поперечном сечении должен получиться равнобедренный треугольник с боковыми сторонами по 20 мм, и основанием порядка 20–25 мм. Посередине заготовки делается отверстие для крепления проушины из тонкой проволоки, как у балансира, к ней будет привязываться леса. К проволочным усикам проушины крепятся два одинарных, достаточно больших крючка – так, что бы колечки и большая часть цевья оказались «под коньком» этой самой «двухскатной крыши». Затем конструкция переворачивается и заливается свинцом. После обработки напильником и полировки (проще всего «бархоткой» с полировальной пастой) получается изделие, которое можно описать так: балансир-трехгранка без хвостового оперения и нижнего тройника (рис. 69).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 69 «Стукалка».

Пользуются этой снастью, как правило, перед нерестом налима. Техника ловли на нее незатейлива: «стукалку» опускают на дно, резко поднимают на 10–20 см, а затем «бросают» вниз. Ударяясь о дно, «стукалка» издает звук, привлекающий налима, а для соблазнения его еще и запахом, на крючки подсаживают кусочки рыбы. Хотя есть и другое предположение: звук «стукалки» не просто привлекает, а раздражает налима, заставляя его атаковать «агрессора».

Иногда к проушине крепится стальное колечко (проще всего – при помощи заводного кольца). Смысл этого усовершенствования в том, что, ударяясь о боковую поверхность «стукалки», колечко дополнительно издает звуки, тоже притягивающие налима. Тогда эта снасть называется «кольцо».

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Форма тела «стукалки» не должна быть непременно треугольной – может, допустим, и овальной, отлитой в форме. И крючков – не обязательно два, а три или даже четыре. Здесь полет фантазии не ограничен, а правильное конструктивное решение определяется экспериментальным образом. Главное – создать под водой побольше шума, и не просто шума, а такого, чтобы он провоцировал налима на поклевку.

Происхождение от «якорька с кольцом», описанного Сабанеевым, несомненно. Единственное принципиальное отличие – подсаживание на крючки «стукалки» кусочков рыбы, совершенно не обязательное для ловли, но необходимое по иным причинам, о которых будет упомянуто позже. Надо сказать, пятилапый якорек в его первозданном виде до сих пор употребляется питерскими рыболовами, ловящими на Ладожском озере (см. рис. 70).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 70. Современный «якорек» ладожских рыбаков.

Снасть изготавливается из остро заточенных самодельных крючков, соответствующих как минимум № 14–№ 15 по отечественной нумерации, иногда из более крупных. Вставляются они в охотничью гильзу небольшого калибра (32-го, 28-го или в крайнем случае 20-го) и там закрепляются расплавленным свинцом. Выше слоя свинца находится полость, отделенная водонепроницаемой пробкой. В эту полость помещают несколько небольших шариков от подшипника – и получившаяся погремушка позволяет обходиться без кольца.

Вот еще один отрывок из той же статьи А. Орехова:

Есть еще приманка, принцип действия которой аналогичен «стукалке». Изготавливается она из двух тяжелых колеблющихся блесен – например, типа «Норич». Обе блесны крепятся за общее заводное кольцо, к нему присоединяется карабин, к которому привязывается леса. Хитрость тут одна: блесны надо закрепить так, чтобы они соприкасались выпуклыми частями (рис. 71).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 71 Сдвоенная блесна, она же «бряцалка».

Получившуюся «погремушку» опускают на дно, затем приподнимают на несколько сантиметров – и либо бросают вниз, как «стукалку», либо потряхивают у самого дна, опять же создавая звуки, привлекающие налима. Еще одна тонкость: если на обеих блеснах оставить тройники, то они очень часто будут цепляться друг за друга и нарушать «игру» этой снасти. Бороться с этим явлением можно несколькими способами, самый простой из которых, – снять один из тройников. Можно также ставить маленькие тройники, такие, чтобы они «не дотягивались» друг до друга, или ставить вместо тройников одинарные крючки.

Как говорится, найдите десять отличий от «звенящих блесен» Сабанеева… А липовая дощечка моложских рыболовов XIX века превратилась в наши дни в нечто более современное, в конструкцию, именуемую некоторыми рыболовами «лапой». Снасть и в самом деле отдаленно напоминает лапу не то медведя, не то еще какого-то зверя.

Основание «лапы» выгибается из трапециевидной заготовки с закругленными краями (материал – листовая нержавеющая сталь толщиной 2 мм, иногда дюраль несколько большей толщины). К широкому концу припаиваются «когти» – большие крючки в количестве от 3 до 5 штук. Лапа не просто имитирует белую гальку, о которую якобы любит тереться брюхом налим, но и привлекает рыбу достаточно громким звуком. Достигается это в различных модификациях «лапы» по-разному. Иногда к нижней, вогнутой стороне основания лапы, возле крепежного отверстия, припаивается или приклепывается одним концом отрезок плоской пружины от заводной игрушки 10–12 см длиной, на другой конец пружины крепится звонкий бубенчик. При малейшем подергивании лески гибкая пружина колеблется, и бубенчик звенит, ударяясь об основание «лапы». Второй способ: леска привязывается к крепежному отверстию не напрямую, а через цепочку около 20 см длиной. Цепочка своеобразная: собрана из рыболовных карабинов и заводных колец, причем на каждое кольцо прицеплена еще и просверленная у края монета (обычно старая, вышедшая из употребления). При подергивании и отпускании лески цепочка шумно побрякивает, привлекая налима.

Иногда подошедшая рыба докладывает о себе несильным толчком, но вообще полезно подсекать «вслепую», – периодически, после чередования нескольких «бряков» и пауз.

Любопытно, что эта снасть, приносящая неплохие уловы на Ладоге и других больших озерах Ленинградской области, никак не проявила себя на маленьких лесных речках. Правда, там и опыты ее применения были не слишком многочисленными.

Ничем принципиально не отличаются от «лапы» и шумовые блесны, применяемые для ловли налимов соседями-финнами. Правда, если питерским рыбакам приходится пользоваться самоделками, то в Финляндии «шумелки» выпускают вполне респектабельные фирмы, производящие рыболовную продукцию. Вот, к примеру, «шумелка» известной фирмы «Куусамо», изображенная на рис. 72. Производитель в своем каталоге пишет о ней так:

«Сезон ловли налима начинается в конце января и длится до марта – это лучшее время для использования такой блесны. Ее следует опустить на дно и покачивать таким образом, чтобы задняя ее часть все время касалась дна. Налим прощупывает своими щупальцами (усами) блесну, и это, в виде легких движений, ощущается на наконечнике удилища. В этот момент сделайте резкий рывок и засеките рыбу. Прикрепленное к блесне грузила издают дополнительный звук, благодаря чему блесна привлекает рыбу с большого расстояния».

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 72. Финская «шумящая» налимья блесна, т. н. Madepikki.

Если попытаться изготовить подобную блесну собственноручно из подходящей летней «колебалки» (что не так уж трудно, владея соответствующими инструментами и минимальными слесарными навыками), то необходимо добиться, чтобы оба крючка – и двойник, и большой одинарный, – двигались относительно блесны свободно, но лишь в одной плоскости. Можно увеличить громкость издаваемых такой «шумелкой» звуков, если отлить крепящиеся к крючкам грузила не из любого подвернувшегося под руку свинца, а из расплавленной охотничьей дроби (в состав свинцового сплава, используемого для дроби, входят добавки, обеспечивающие необходимую твердость, – чистый свинец звучит при соударении с другим металлом достаточно глухо).

И напоследок о подсаживании кусочков рыбы на крючки. Если этого не делать, все описанные в этом разделе снасти автоматически попадают в раздел багрящих, то есть безусловно запрещенных рыболовными правилами.

Зимняя ловля сетями и ловушками.

Этот способ добывания налимов разрешен не везде, с основном в северных регионах России, в бассейнах Северной Двины, Онеги, Вычегды и некоторых других рек, да и то по разовым именным разрешениям.

Оно и правильно: в средней полосе, как уже говорилось, налим отнюдь не изобилует, ютится в самых верховьях рек, – и перекрыв такую речушку крыльями мережи или вентеря, не трудно подчистую истребить нерестовое стадо налима, что невозможно сделать ни ставной сетью, ни бреднем, не говоря уж о крючковых снастях.

О зимней ловле налима другими сетными снастями долго рассказывать не стоит. В ставные сети, растянутые подо льдом, налимы при удачном выборе места ловли попадаются гораздо чаще, чем в сезон открытой воды. Связано это с тем, что рыбины, рассеянные в другое время по водоему, собираются зимой в более или менее густые стаи, следующие к местам нереста.

В рыболовные экраны – «косынки» и «телевизоры» – налим попадает редко и случайно, в качестве прилова. То же относится и к ловле «парашютами» на быстрых реках, не замерзающих зимой.

В озерах с ровным дном неплохо ловят налимов подо льдом неводами, но эта снасть в зимней любительской ловле практически не используется.

Насадки и наживки.

Насадками называются любые частицы корма или их имитации, насаженные на крючок и привлекающие рыбу, заставляющие ее взять корм вместе с крючком. Все великое многообразие насадок можно разделить на искусственные и естественные. Последние, в свою очередь, делятся на растительные и животные, именуемые также наживками.

Описать все бесчисленные насадки, придуманные изобретательными рыболовами, в рамках этой книги возможности нет. Да и ни к чему – многие из них имеют лишь местное распространение или предназначены лишь для определенных видов рыб. Поэтому остановимся – в качестве ликбеза – лишь на самых универсальных и широко применимых.

Мотыль – одна из самая популярных у рыболовов насадок, особенно в зимний период. Это небольшой членистый червячок ярко-красного или рубинового цвета, с темной головкой. Червячок – в данном случае термин народный и с биологической точки зрения неверный, к червеобразным мотыли отношения не имеют, они – личинки комара-долгунца, обитающего по берегам водоемов (в разных регионах называют этого комара и толкунцом, и дергунцом). Под названием мотыля известны и личинки других комаров, но они либо малочисленны в водоемах, либо из-за мелкого размера их невозможно нацепить на крючок (рыболовы используют мелкого мотыля лишь для прикормки).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 73. Мотыль и способы его насаживания.

Мотыль обитает в донном иле, и добыть его можно в любом водоеме, где дно покрыто этой субстанцией, даже в самом незначительном – в небольшом прудике или болотце.

Чтобы зимой не долбить во льду майну, лучше всего найти незамерзающее и неглубокое место на пруду, в озере или затоне реки – например, такое где в водоем впадает небольшой ручеек (в местах впадения слишком полноводных ручьев ила обычно нет, зато образуется песчаная отмель). На выбранном месте зачерпывают ил – дырявым ведром, или кухонным дуршлагом, или любой другой подходящей посудиной с пробитыми отверстиями.

Затем хорошенько промывают зачерпнутое: посудину несколько раз то погружают в воду наполовину, то вынимают из воды, давая ей стечь. Обветрившийся мотыль всплывает на поверхность воды, и его собирают во влажную тряпку, сложенную конвертом.

Вроде просто, но на морозе добыча мотыля далеко не самое приятное занятие, и гораздо проще его купить – благо прошли те времена, когда в зоомагазины мотыля завозили по большим праздникам, а самодеятельных мотыльщиков преследовала милиция за нетрудовые доходы, и они были вынуждены торговать из-под полы в известных лишь посвященным местах…

Сейчас приобрести мотыля на рынке или в магазине легко, лишь не надо носить его с собой в торговой упаковке – проще говоря, в бумажном пакетике. Мотыли – существа нежные, и лучше сразу переложить их в мотыльницу, где должна уже лежать заранее увлажненная тряпица.

Хранить собранного мотыля недолгий срок можно в прохладном месте, в той же самой тряпке, регулярно ее смачивая для поддержания влажности. Для длительного хранения следует использовать сосуд с водой, меняя ее, когда начнет мутнеть, и выбирая при этом погибших личинок.

Некоторые изобретательные рыболовы, чтобы не возиться со сменой воды, приладились держать мотыля в… унитазных бачках. Вода там сменяется регулярно, а чтобы личинки не отправились путешествовать по канализации, их держат в завязанном капроновом чулке.

Однако, как уже сказано, мотыль – создание очень нежное, и число погибающих личинок при любом способе хранения достаточно велико Лучше большие запасы не делать, а покупать или намывать мотыля лишь на предстоящую рыбалку (с запасом, на случай небывалого клева).

Мормыш – собирательное название для нескольких разновидностей рачков-бокоплавов, широко распространенных в нашей стране и известных под разными местными названиями: ученые-зоологи именуют мормыша гаммарусом, на севере, в Поморье, зовут «копчуком», в Восточной Сибири «бормашем» и т. д.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 74. Мормыш и способ его насаживания.

Внешне мормыш очень напоминает креветку, живущую впроголодь, страдающую дистрофией и не вырастающую вследствие того длиннее пары сантиметров. Разновидности бокоплава отличаются друг от друга окраской: серо-зеленой, зеленовато-желтой, коричневатой с рыжими подпалинами – у меня есть подозрение, что цвет мормышей зависит не столько от их породы, сколько от цвета дна и химического состава воды – у речных раков цвет хитинового панциря так же зависит от мест обитания, и даже цветовая гамма схожая, а они с бокоплавами все-таки родственники.

В озерах Сибири и севера, на взморье северных морей мормыши водятся в огромных количествах, у нас на северо-западе чаще встречаются в проточных водах речек и ручьев.

Питается мормыш… Какая, собственно, разница, чем он питается? Главное, что им самим питаются рыбы, и весьма активно.

Как ни странно, в водоемах северо-запада ловля на мормыша была до недавнего времени не очень распространена, хотя в рационе нашей рыбы он занимает одно из почетных мест. А в других регионах – в республике Коми, например, или в Пермской области – это насадка номер один в зимней ловле.

Но в последние годы ситуация стала меняться – все чаще питерские рыболовы пробовали ловить на бокоплавов и оставались вполне довольны результатами, продавцы насадок разобрались в конъюнктуре и по крайней мере на птичьем рынке мормыш уже появился…

Хотя и самому раздобыть мормыша не так уж сложно. В наших краях проще всего продолбить или выпилить майну на небольшой крутоберегой речке и пошуровать подсачеком у берега, среди остатков опавшей и гниющей растительности. На озерах Сибири рыболовы снимают мормышей с помощью нехитрых приспособлений с нижней поверхности льда, куда рачки массами поднимаются в середине зимы. На побережье незамерзающего Баренцева моря мормыша (по-местному – копчука) попросту собирают в оставшихся после отлива лужах.

Некоторые авторы старых рыболовных пособий советуют ловить мормыша, опуская в воду пук соломы или банный веник – за несколько часов в них набивается изрядное количество бокоплавов.

Хранить мормыша в воде нет нужды – довольно продолжительное время он выдерживает, завернутый в мокрую тряпку, наподобие мотыля. Дохлых рачков по возможности удаляют – для этого бокоплавов высыпают в воду и выбирают всплывших либо неподвижно лежащих на дне.

Для длительного хранения мормыша подойдет любая вместительная емкость с водой – аквариум, ведро, по беде несколько трехлитровых стеклянных банок. Воду в них время от времени надо менять, не заливая новую порцию сразу из крана, а выдерживая в другой посуде два-три дня при комнатной температуре.

Клюет на мормыша самая разная рыба. Зимой мне доводилось вылавливать даже форелей-пеструшек (летней удочкой, на незамерзающих речках), желудок которых был битком набит бокоплавами. Окуни клюют даже на самых крупных мормышей, а плотвицы и прочие мелкие карповые предпочитают небольших по размеру рачков.

Кстати, мало кто из рыболовов знает, но мормыш и сам по себе съедобен – не только для рыбы, для рыболовов тоже – и даже весьма вкусен. Употребляют его под пиво, отварив на манер креветок с солью и специями. Чистить не надо, хитиновый панцирь у бокоплавов очень тоненький и при еде не ощущается. А может и ощущается… В точности уже и не вспомнить, до мормыша дело доходит, когда остальные пивные закуски уже закончились.

Личинка репейной моли – очень маленькая (2–4 мм длиной), яйцеобразной формы личинка цвета слоновой кости, добываемая зимой из шишечек репейника. Рыболовы часто именуют ее попросту репейником. Такое наименование ведет к путанице – репейником называют и другую личинку, гораздо более крупную, добываемую из корня и нижней части одноименного растения (зимой она не используется).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 75. Личинка репейной моли и способы ее насаживания.

Насадку, очень похожую на личинок репейной моли, добывают из стеблей полыни, осторожно, чтобы не повредить обитателей, раскалывая их пополам ножом. Некоторые рыболовы считают, что репейные моли откладывают свои яички и в полынь, другие уверяют, что в стеблях полыни живут похожие личинки, но все же другого насекомого, и насадку именуют «чернобыльником», иногда «чернобыльцем». А иногда даже «хунвейбином», не знаю уж отчего. Кто прав, кто нет, пусть решают биологи, а рыба различия между репейником и чернобыльником не делает, клюет и на того и на другого одинаково хорошо.

Особенно полезна эта насадка в глухозимье, когда рыба клюет очень вяло, очень осторожно, попадаясь лишь на крохотные приманки. Мотыль, например, в эту пору иногда приходится насаживать по одной штучке, «чулком», – иначе рыба его аккуратно высасывает, не попадаясь на крючок. И очень легко раздавить нежную личинку негнущимися от февральского мороза пальцами. Шкурка у чернобыльника гораздо прочнее, и насаживать одну личинку на жало крохотного крючка несравненно удобнее.

В хороший клев на крючок надевают две-три штуки, а для крупной рыбы – семь-восемь.

В старых книгах по ужению чернобыльники и личинки репейной моли отчего-то совсем не упоминаются… Можно предположить, что во времена волосяных лесок и крупных крючков эта насадка не применялась из-за своей мелкости, но ведь ловля на муравьиные яйца существовала и тогда, а они не крупнее… В общем, загадка.

Добыванием личинок приходится заниматься собственноручно, в зоомагазинах и рыболовных магазинах они в продаже не встречаются (по крайней мере в Санкт-Петербурге), да и на птичьем рынке появляются редко. Запас лучше сделать с осени, на весь зимний сезон – выбрать пустырь, густо заросший полынью, принести домой как можно больше стеблей (выбирая самые толстые, – личинок в них больше и размер их крупнее), а затем провести вечер или два за раскалыванием. С чертополохом я лично предпочитаю не связываться, чтобы не отчищать потом одежду от его колючек.

Если сделанного запаса не хватило на весь сезон, можно возобновлять его в течение всей зимы, но «урожаи» будут уже не те, что осенью, – для мелких птиц личинки лакомая пища, и они активно расклевывают шишечки репейника и стебли полыни.

Мороза личинки не боятся, и хранят их, разделив на порции, в морозилке холодильника. При плюсовых температурах личинки начинают быстро темнеть, затем окукливаться, – процесс тем быстрее, чем выше показания термометра. Поэтому на рыбалке коробочки с чернобыльником от холода не берегут, наоборот, – держат на льду.

Подвижностью шустрого опарыша личинки репейной моли не обладают – оттаяв, передвигаются очень медленно, сокращая свое неуклюжее тельце, и не способны разбегаться сквозь вентиляционные отверстия в таре, где их держат. Поэтому какие-то особые вместилища для этой насадке на рыбалке не нужны – подойдет любая коробочка, лишь бы легко открывалась (в руках, естественно, а не выроненная случайно на лед).

Опарыш – личинка синей мясной мухи. Естественный цвет опарыша – беловато-серый или желтоватый, но в продаже можно встретить подкрашенных красных личинок. Не знаю, какой краситель используется, но в воде он не смывается и здоровью личинок по видимости не вредит. Но за кого принимает красного опарыша рыба в водоеме – для меня загадка, похожего естественного корма в наших водоемах не встречается… Но за кого-то принимает, раз уж клюет. А еще лучше клюют на красный цвет затоваривающиеся насадкой рыболовы.

В теплое время года опарышей можно выращивать самому, на балконе, хоть это не самое чистое и ароматное дело – пищей для личинок служат рыбьи головы и потроха, испорченное мясо и тому подобные деликатесы.

Но зимой, за отсутствием мух, этот способ приходится оставить до более жарких времен и пользоваться покупным опарышем.

Опарыши – весьма шустрые и пронырливые существа, склонные к побегам. Они умудряются так сжимать и истончать свое пухлое тело, что протискиваются в отверстия, проделанные в их хранилищах для вентиляции – при том, что на вид толщина опарыша в несколько раз превышает диаметр упомянутых отверстий. Протискиваются – и расползаются по холодильнику, где обычно хранят опарышей. И по продуктам, которые обычно хранят там же. Реакция женщин-хозяек на опарышей, найденных на сыре и колбасе, бывает самой разнообразной, но в основном не восторженной…

Поэтому не стоит держать опарышей в тех же коробочках, что и червей, лучше завести для них отдельную тару, а вентиляцию в ней проделать минимальную, тонкой иглой.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 76. Опарыш и способы его насаживания.

Опарыши очень живучи, но если их не подкармливать при длительном хранении, становится вялыми, тощими, а затем погибают. Для подкормки достаточно положить в банку большую ложку творога. При комнатной температуре с личинками случается другая беда (беда лишь с точки зрения рыболова) – они окукливаются, а если забыть тару с ними в тепле надолго, то куколки превращаются в мух.

В продаже встречаются опарыши крупные и мелкие – не знаю, происходят ли они от разных пород мух, или же мелких личинок растили на полуголодном пайке. Но отправляясь на рыбалку в февральское глухозимье, лучше при возможности выбора закупить мелких опарышей, вне зависимости от размеров рыбы, которую предполагается ловить. Особенно актуален этот совет для ужения не поплавочной, а мормышечной снастью с насадкой – игру крохотной мормышки (а в глухозимье именно такими и ловят) крупная личинка способна испортить напрочь.

Черви во времена Сабанеева были, пожалуй, основной насадкой для ловли рыбы как зимой, так и летом.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 77. Черви и способы их насаживания.

Чаще всего используется для насадки небольшой красный навозный червь (рис. 77.1), либо так называемый «калифорнийский» (рис. 77.2).

Первого нетрудно раздобыть в сельской местности (в настоящей деревне, а не в дачном поселке). Достаточно покопаться в парящей навозной куче возле какого-нибудь хлева, чтобы сделать неплохой запас; разрешение на промысел насадки легко получить за четвертушку дешевой водки, а то и вовсе бесплатно.

Калифорнийские черви похожи на навозных, но несколько больше размером – самые крупные для ловли мирных рыб не подходят (хотя очень пригодятся при ужении налима), поэтому приходится насаживать их половинки (рис. 77.4), либо вообще отдельные кусочки (рис. 77.9) – например, для ловли ершей или ротанов. Эти рыбы неприхотливы к насадкам и неплохо берут на обрывки червя.

Раздобыть калифорнийских червей тоже просто – в любом рыболовном магазине или на птичьем рынке.

Выползки (рис. 77.3) – крупные черви, достигающие в длину свыше 30 см. На рыбалке они употребляются относительно редко, когда необходимо, чтобы насадку не трепала рыбья мелочь. Хотя гарантии нет – случается, что на выползка попадается окунек, длиной не превышающий насадку.

Самостоятельно добыть выползков нелегко – живут они глубоко в земле, передвигаются по своим ходам шустро. Разыскивают их ночью, с фонариком, когда выползки поднимаются к поверхности и до половины высовываются из нор.

Покупать эту наживку довольно накладно – в сезоне 2009/2010 годов кучка из шести (не больше и не меньше) выползков стоила на птичьем рынке Питера сто рублей. Поэтому надо хорошо представлять перед рыбалкой, кого и как вы будете ловить на выползка, брать эту насадку «на всякий случай» смысла нет.

Червей любого вида, оставшихся после рыбалки, можно сохранить до следующего выезда, переложив их коробку с крышкой большего размера, чем используемая при ловле. Лишнюю землю добавлять не надо, достаточно той, с которой продавались черви. Но в крышке коробки необходимо просверлить или проткнуть вентиляционные отверстия и держать ее в прохладном месте (но не при минусовой температуре), например в отделении холодильника, предназначенном для фруктов.

Другие животные насадки используются значительно реже, чем описанные выше, поэтому упомянем их коротко, без подробного описания.

Некоторые виды рыб неплохо ловятся на резку – т. е. на кусочки рыбьего мяса. Например, при зимней ловле корюшки на Финском заливе главная насадка – кусочки мяса самой корюшки либо небольшой рыбы бельдюги. Кроме мяса, для насадки используются и другие детали рыбьего организма: плавники, кусочки жабр. Некоторые рыболовы насаживают рыбий глаз и вполне довольны результатами. На Дальнем Востоке, в речках, где нерестятся тихоокеанские лососи, лучшая насадка зимой и летом – красная икра, зачастую сваренная, чтобы лучше держалась на крючке. Да и на лососевых реках европейского Севера эта насадка весьма действенна.

Пригодны для насадки почти все водные беспозвоночные, попадающиеся в качестве прилова при добывании мотыля или мормыша: небольшие пиявки, ручейники, мелкие моллюски, личинки всевозможных насекомых, обитающие в иле или в гниющих остатках водорослей. Иногда маленькие пиявки-клепсины по одной-две штуки попадаются среди купленного мотыля. Не спешите их выбрасывать – окуни клюют на них даже охотнее, чем на мотыля, причем более крупные экземпляры; а выдерживают пиявки по десять и более поклевок.

Еще одна насадка, не слишком часто употребляемая: нарезанное мелкими кубиками мясо или мясные субпродукты: легкое, вымя и т. д. Кубики сала порой тоже приносят успех.

Растительные насадки употребляются в основном для ловли карповых рыб. Некрупная плотва, уклейка, верховка (последнюю удят исключительно для использования в качестве живца) порой достаточно бойко клюют на тесто, всевозможные каши, просто на смятый мякиш булки; особенно успешна эта ловля по перволедью.

На озере Балхаш мне доводилось лавливать много воблы (местное название разновидности плотвы) и подлещика на недоваренные макароны, – причем одного лишь сорта, спагетти. Едва ли рыбы в Казахстане питают пристрастие к итальянской кухне, скорее кусочки спагетти длиной 1,5–2 см напоминали какую-то привычную им личинку.

Время от времени в рыболовной периодике попадаются сообщения об удачных применениях всевозможных экзотических насадок – например, раздавленных ягод клюквы, к которым питают слабость окуни Чудского озера. Но есть большие сомнения, что окуни в других регионах (и даже в других частях того же озера) столь же неравнодушны к кислому…

Искусственные насадки бывают двух видов. Во-первых, достаточно грубые имитации чего-то, съедобного для рыбы. Небольшие кубики поролона или гранулы мягкого пенопласта, кусочки елочной мишуры, грубые подобия нахлыстовых мух из волоса и шерсти и т. д. Естественно, ловить на такие подделки можно, лишь когда рыба держится густыми косяками и очень голодна, – и хватает все без разбора, пока не опередили конкуренты. Ну и еще на быстром течении, колеблющем насадку на длинном поводке; рыба на быстрине вообще смелее и хватает насадки без долгого предварительного изучения – чуть зазеваешься и еда уплывет.

Во-вторых, за границей (а в последние времена и у нас)выпускают очень искусные имитации естественных приманок: мотыля, опарыша, икры лососевых рыб и т. д. Сходство весьма велико – размер, форма, окраска в точности копируют оригинал, а специальные ароматизаторы придают соответствующий запах… Рыба обманывается, даже относительно сытая.

Я никогда не ловил на такие имитации. Отчасти из-за врожденного консерватизма, отчасти исходя из такого рассуждения: подделка всегда хоть чуть, но уступает оригиналу, – так зачем с ней связываться, если оригинал стоит в разы дешевле? Вольно иностранцам – в Европе ловля многих видов рыб на естественные насадки просто-напросто запрещена (либо запрещены отдельные насадки, та же лососевая икра).

Окунь.

Окунь (Регса fluviatilis) широко распространен в водоемах нашей страны. Он населяет пруды, озера и водохранилища, реки (кроме горных), опресненные заливы многих морей. В Балхаше обитал родственный вид – балхашский окунь, ныне практически вытесненный судаком.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 78. Окунь.

Тело окуня зеленовато-желтое, на боках темные вертикальные полосы, иногда малозаметные – в зависимости от цвета дна и состава воды окунь может быть и очень светлым, и почти черным. В безлюдных местах, где окуней мало кто ловит, они могут дорасти до 50 сантиметров длины и 3 килограммов веса; с определенного возраста основной прирост окуней идет не длину, а в ширину и толщину, отчего крупных окуней уважительно зовут «горбачами», в отличие от мелких прогонистых «матросиков».

Нерестится окунь весной, в средней полосе – вслед за щукой, когда температура поднимется выше 7–8 ℃. Икру, заключенную в студенистые трубки различной длины (у крупных особей – до метра), самки откладывают на растительность, коряги, корни, залитые водой ветви деревьев. Число икринок от 12 тысяч до 300 тысяч, редко – больше. Личинки появляются через две-три недели.

Мальки питаются зоопланктоном, хищниками становятся, достигнув длины 4–10 сантиметров. Спиннингисты хорошо знакомы с этими маленькими, но жадными «хищниками» – окунята провожают блесну до самого берега, «тюкают» по ней, но схватить даже небольшой тройник им не позволяет размер пасти и лишь иногда, случайно, «матросики» забагриваются.

На Карельском перешейке есть озера – достаточно глубокие, с песчаным дном и очень прозрачной водой, с минимумом водной растительности – населенные почти исключительно окунем. Не плещет на поверхности уклейка, не резвятся на мелководье стайки подрастающих плотвичек, не разглядеть пескарей на песчаном дне, казалось бы, идеально подходящем для них, – всё сожрано окунем. Лишь иногда удается вытянуть щуку, как-то уцелевшую в окуневом царстве, еще реже попадаются ерши, причем очень крупные. Окуней в таких водоемах ловить легко, всегда голодные, они постоянно хватают и червя, и малька, и блесенку, но перенаселение и бескормица ведут к тугорослости и на встречу с трофейным экземпляром рассчитывать нельзя.

Ловля в сезон открытой воды.

Ужение окуней – простое, добычливое и не особенно интересное. Водится окунь почти везде, к снастям не требователен – когда голоден, успешно ловится на самые толстые лески и крупные крючки, ни малейшей осторожности не проявляет: преследует уклеек у самого борта лодки, подплывает к ногам купальщиков… К насадкам окуни тоже никакой взыскательности не проявляют – земляной червь или малек их вполне устраивает.

Серьезные рыболовы редко в сезон открытой воды целенаправленно отправляются за окунями. Скорее он попадается в качестве прилова, причем нередко вредящего основной ловле. Трудно удить линей, когда червя теребят вездесущие окуньки-«матросики», или охотится с небольшой вертушкой на голавля или язя, когда ее постоянно атакуют стограммовые полосатые недомерки.

Попадаются окуни на жерлицы, кружки и переметы, вовсе не для них предназначенные, но в таких случаях размеры крючков и насадок хотя бы приводят к поимке солидных экземпляров.

Охотно соглашусь, что мнение мое об окунях и их летней ловле субъективное – в густонаселенных центральных областях окунь вполне почетная добыча, да и самому приходилось считать полосатых за приличный улов. Но когда живешь на берегу реки, где водится лосось и форель, охотится за окунями несколько скучновато.

Подледная ловля.

Зимняя ловля окуней представляет значительно больший интерес, чем летняя. Многие более престижные для любителя рыбы подо льдом не ловятся, а на замерзших водоемах становится гораздо легче добраться до стоянок крупного окуня-горбача. Поэтому остановимся на способах зимней ловли несколько более подробно.

Писать про зимнюю ловлю окуней очень легко – излагая свой и чужой опыт, можно выдавать текст погонными километрами…

Но…

Писать про зимнюю ловлю окуней очень сложно, гораздо проще наловить по первому льду самих окуней… Такой вот парадокс.

Дело в том, что окуня ловили практически все, кто выходил со снастями на лед (там где окунь водится, разумеется) – ловля плотвы, столь же широко распространенной, все-таки требует больших навыков и умений от рыболова. И практически все, кто брался за сочинение рыболовных книжек, писали про ловлю окуней… Не хочется исполнять в сотый раз старые песни о главном, хорошо известные большинству рыболовов.

А с другой стороны, на перегруженных рыболовами водоемах центральных областей даже для ловли незамысловатого окуня придумано множество рыболовных хитростей и разновидностей базовых способов ловли – если вдаваться в тонкости, то невозможно станет объять необъятное в статье энциклопедии, надо сочинять отдельный, лишь окуню посвященный опус, – и томик получится весьма увесистым.

Поэтому по ловле окуней я пройдусь достаточно бегло, – и заранее извиняюсь перед рыболовами, кому содержание дальнейших страниц покажется тривиальным и общеизвестным. Это скорее ликбез для начинающих – для тех, кто к летней рыбалке пристраститься успел, а теперь, не желая расставаться на полгода с любимым увлечением, размышляет о первых своих шагах на поприще зимней рыбалки – какую снасть приобрести и куда с ней отправиться… Отправляйтесь за окунем по первому льду – тогда гораздо меньше шансов на то, что первый опыт обернется первым разочарованием.

Ловля на мормышку.

Поплавочными зимними удочками специально окуней не ловят, хотя полосатики небольших размеров клюют на них довольно бойко. Но если вместо ожидаемой плотвы или густеры к лунке подошла стая окуней, лучше перенастроить снасть на ловлю мормышкой (а еще лучше держать наготове в ящике заранее оснащенную мормышечную удочку). Окунь все-таки хищник, и на активно движущуюся насадку улов будет всегда больше, чем на неподвижную.

Окуневые мормышечные удочки ничем особенным не отличаются, разве что кивок чаще всего нужен более упругий и короткий (металлический, из витой или пластинчатой пружины, длиной 5–7 см), чем при ловле плотвы, подлещика и других осторожно клюющих рыб, – поклевка у окуней, особенно по первому и последнему льду, уверенная и заметная. Но в глухозимье и энергичного окуня в некоторых водоемах одолевает апатия, тогда нужны самые чуткие кивки, фиксирующие легчайшие прикосновения к мормышке.

Самые тонкие лески (диаметром менее 0,1 мм) используют при ловле окуней редко, опять же при ловле в глухую зимнюю пору на крохотную мормышку, обычно же ставят леску 0,12-0,14 – на небольших и относительно неглубоких водоемах окуни собираются в разновозрастные стаи, и после 50-граммового «матросика» вполне может клюнуть увесистый горбач. На обширных озерах и водохранилищах стаи окуней гораздо более «отсортированы» по размеру, и держатся в разных местах: рыболовы, целенаправленно охотящиеся за горбачами, предпочитают не бурить лунки на глубинах не менее 4, даже 5 метров. Но такой выбор места ловли позволяет отсечь поклевки мелочи, не более того, – крупные окуни, преследуя малька, могут оказаться на мели, на глубине 25–30 см.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 79. Популярные для ловли окуня мормышки.

Мормышек для ловли окуня придумано множество. На рис. 79 приведены лишь некоторые из наиболее часто используемых на водоемах Ленобласти для ловли с насадкой: «граненая», «дробинка», «уральская» и др.

Выбор конкретной мормышки зависит от многих факторов, но общий принцип прост: размер и вес мормышки прямо пропорциональны глубине, силе течения, размеру рыбы и ее активности.

Мало подобрать мормышку, соответствующую условиям ловли, надо ее правильно привязать. Активный окунь клюнет на любую мормышку, хоть бы и привязанную наоборот, сгибом крючка вниз – удачных подсечек станет меньше, но рыба будет ловиться. Но апатичный окунь очень часто клюет особым образом (особенности окуневого клева хорошо можно разглядеть при ловле «вприглядку» – когда рыболов ложиться на лед, приближает лицо к лунке и прикрывается чем-нибудь от солнечного света).

Так вот, окуни медленно приближаются к насадке, затем с минимальной дистанции втягивают ее пасть и мгновенно выплевывают обратно – не прикасаясь фактически к мотылю или крючку, работает струя воды из пасти рыбы. Неправильно висящая мормышка – цевье крючка близко к вертикальному положению – в пасть окуня не попадет, ударит о губу металлом и поклевка на этом завершится. Горизонтально висящая мормышка сработает в такой ситуации лучше, будет свободно входить и выходить в распахнутый рот и рыбу не испугает, но момент для удачной подсечки угадать крайне трудно, очень уж он недолог – леска и кивок обладают некоторой инерционностью, и показывают происходящее а дне с запаздыванием; для того, собственно, и ловят «вприглядку» – чтобы подсечь «балующегося» окуня в тот краткий миг, когда мормышка исчезает в его пасти.

Лучшим образом в подобной ситуации сработает мормышка, цевье которой наклонено к горизонту под углом, близким к 45° – велика вероятность, что жало крючка слегка зацепит губу рыбы, мормышка задержится в пасти и рыболов успеет среагировать на движение кивка.

Наиболее распространенные способы привязывания мормышек приведены на рис. 80, а угол, под которым они висят на леске, определяется наклоном отверстия в теле мормышки (иногда у покупных мормышек приходится его пересверливать тоненьким сверлом).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 80. Привязывание мормышек: 1 – с узлом на цевье крючка (для крупных и тяжелых мормышек); 2 – с концевым узлом (для самых маленьких мормышек); 3 – наиболее распространенный способ.

Сверхтяжелые вольфрамовые мормышки привязывают особым способом – вольфрам и его сплавы плохо обрабатываются и острые края отверстия зачастую перерезают леску. Поэтому отверстие делается увеличенного диаметра, в него вставляется кусочек самого тонкого кембрика, а затем уже в кембрик продергивается леска.

На крючки мормышек для безнасадочной ловли часто подсаживают две-три бисеринки разных цветов, или одну бусинку чуть покрупнее, или совсем крохотные отрезки кембрика.

Раньше считалось, что эти искусственные подсадки как-то имитируют естественный корм, теперь специалисты мормышечной ловли все чаще рассуждают о дополнительных звуках и вибрациях, производимых бисером или кембриком при ударах о металл мормышки или крючка, и привлекающих рыбу. Может, так и оно есть, но клев улучшают и подсадки кусочков пористой резины – а они звуков и вибрациям не способны… Надо полагать, на деле все сложнее, и имеет место сочетание разных воздействующих на рыбу факторов.

Для безнасадочной ловли используется группа приманок, которые назвать мормышками затруднительно (рис. 81). Если «чертик» еще может с некоторой натяжкой считаться мормышкой, то «микроб» скорее микробалансир – хвостик из щетины придает приманке маятникообразное движение. «Жук» вообще не отнести ни к блеснам, ни к мормышкам – состоит он из свинцового грузика (форма может быть различной) с привязанными сбоку 2–3 крючками.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 81. Приманки для окуня: 1 – «микроб»; «жук» (слева) и «чертик»; 3 – «вертолеты».

Ну а как классифицировать «вертолет», я не знаю. Зимний микродевон?

Некоторые из этих приманок («микроб», «чертик») обладают широким спектром действия и применимы на самых разных водоемах. Другие годятся на лишь для определенных условий. Например, на Ижорском пруду в Колпино (это довольно обширный, несколько километров в длину, и глубокий разлив р. Ижоры) окуни у меня отлично клевали на «жуков», полностью соответствующих названию: с грузиком в форме сплюснутого овала размером 15×10×4 мм. А в других водоемах поклевок на таких «жуков» не было, зато неплохо работала приманка меньших размеров с грузилом в форме вытянутого цилиндра. Очевидно, что для ижорских окуней жуки – водолюбы и плавунцы – привычная пища, в отличие от полосатиков, обитающих в иных водах.

Ловля на блесны и балансиры.

Удочку для блеснения используют и при ловле на мормышку – для поиска окуневых стаек в глухую зимнюю пору. Блесной обнаруживают стоянку окуня – но апатичные рыбы не в состоянии засечься крючком даже маленькой блесны, лишь впустую «стучат» по ней – тогда рыболов откладывает удочку с блесной и ловит на мормышку.

Но при активном клеве именно на балансиры и блесны попадаются наиболее крупные экземпляры. Оговорюсь: если не применять самые маленькие блесны и особенно т. н. «окуневые балансиры» – без нижнего тройника и длиной 3–4 см; по перволедью на глубине в 1,5–2 метра эти балансирчики прямо-таки косят глупых «матросиков» весом 30–40 гр.

Вообще-то балансир тоже зимняя блесна – и удильники для ловли им, и тактика поиска окуня, и приемы ловли практически не отличаются от традиционного блеснения ныряющими и планирующими блеснами. Но поклонники балансиров настаивают, что занимаются своим особенным способом рыбалки, и классические блесны в их рыболовных ящиках искать бесполезно. Настаивают – спорить не буду, но для экономии места опишу оба способа ловли вместе, дабы не повторяться.

Хотя надо признать, что с перегруженных рыболовами водоемов, центральных регионов балансиры почти вытеснили «классику» – и причиной тому предпочтения не рыбаков, а рыбы. Возможно, дело в относительной новизне горизонтальных блесен, – дожившие до изрядных размеров хищники подмосковных водохранилищ каких только приманок не видывали, и игра классических блесен их настораживает. Там, где рыбы много, те и другие приманки примерно равны по уловистости – например, финские рыболовы успешно ловят и «классикой», и балансирами, не собираясь отказываться от одного ради другого.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 82. «Классика» зимнего блеснения.

Для отвесного блеснения окуня применяют разные типы удильников, чаще всего с катушками – блеснение окуня весьма мобильно, и удочки с мотовилами «съедают» лишнее время при поиске рыбы. Катушки крепятся к корпусу двумя способами (рис. 83): либо монтируются внутри рукояти, так, что ось вращения катушки пересекается с продольной осью симметрии рукоятки и хлыстика, либо делаются съемными.

Катушки большинства современных удочек (импортных) закреплены первым способом. И рыболовы, пристрастившиеся к зимнему блеснению в последние лет десять-пятнадцать, ловят именно такими – они удобнее хотя бы тем, что имеют сзади большой рычаг-стопор, удобно управлять которым можно даже одетой в толстую перчатку рукой. Однако на водоемах можно встретить немало блеснильщиков старой школы, предпочитающих съемные катушки.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 83. Два типа катушки для зимнего блеснения – встроенная (сверху) и съемная.

Диаметр применяемых катушек средний, от 50 до 70 мм.

Хлыстики для блеснения окуня ставят длиной 20–25 мм и практически всегда снабжают кивком, в отличие от удильников, предназначенных для крупных хищников. Для блесен кивки ставят более эластичные, чем для балансиров, и несколько более длинные – 70–80 мм против 40–50. Выдвижной, регулируемый по длине кивок можно приспособить для ловли и блесной, и балансиром, а финские удочки «Kuusamo» имеют несколько сменных хлыстиков, различающихся по жесткости и по чувствительности кивка (чтобы не перепутать, на хлыстики нанесена цветная маркировка).

Наличие кивка определяет и тип лески – используют практически всегда мононить, «плетенка» перепиливает пропускное отверстие в кивке очень быстро. Изредка, в определенных условиях (очень большая глубина, крупный и активно клюющий окунь) ловят и на «плетенку» диаметром 0,1 мм – кивок при этом не нужен, а хлыстики применяются более длинные и жесткие.

Качественную мононить ставят для блеснения диаметром 0,14-0,18 мм, для самых крупных балансиров, рассчитанных на трофейных горбачей – 0,18 мм. Лески качеством похуже берут более толстые, до 0,2 мм.

Небольшой отрезок «плетенки» можно использовать в качестве поводка – там, где зубастые щучки имеют обыкновение откусывать дорогие приманки. «Плетенка», поврежденная щучьими зубами, выдерживает вес рыбы, мононить с повреждением той же глубины немедленно лопается.

Раз уж разговор зашел о щуке, зачастую попадающейся в качестве прилова, надо остановится на еще одном моменте – на «калибре» лунки. Известный московский «балансирщик» Ф. Устимов советует:

«Для ловли на блесну нужен активный поиск, и улов бывает пропорционален количеству просверленных лунок. Не пожалейте денег и купите ледобур финского или шведского производства с диаметром ножей 100–110 мм. Лунки такого диаметра вполне достаточно для охоты даже за крупным окунем».

Для окуня – достаточно. Но щука, даже не очень крупная, встает поперек узенькой лунки, и с места ее не стронуть. А рыболов начинает исполнять вокруг танцы с бубном, вернее с багориком, если он есть в наличии. Если лед толстый, зачастую все завершается плачевно. Ладно бы так возиться с «крокодилом», а то шнурок шнурком… В лунку диаметром 135 мм ту же самую щучку-травянку завести гораздо проще.

Техника блеснения окуня несложна, и в основном совпадает для блесен и балансиров: хлыстик удочки резко поднимают, затем быстро опускают (амплитуда движения кончика – 20–25 см, по первому и последнему льду, когда окунь наиболее активен – до 40 см, в глухозимье не более 10). Опустив удильник, выдерживают паузу в несколько секунд – пока затухают колебания блесны, это затухание хорошо передает кивок. Для балансиров и планирующих блесен пауза подлиннее, для ныряющих – покороче. При ловле на тяжелые балансиры рекомендуется сначала уложить их на дно секунд на 20–30, чтобы успокоились находящиеся поблизости подводные обитатели.

Начинают ловлю со дна – так, что приманка находится от него в 5-10 см. Сделав несколько циклов «подъем-опускание-пауза» и не дождавшись поклевки, приманку перемещают на следующий горизонт и повторяют все сначала, и так почти до самой нижней кромки льда – окунь может стоять на любой глубине.

При активном клеве по первому и последнему льду изменение горизонта ловли идет с большим шагом, до метра. В глухозимье горизонты исследуют медленнее, укорачивая леску по 10–15 см, – вялый окунь лишний раз плавником не шевельнет, чтобы атаковать добычу, разве только она вертится совсем уж перед пастью.

Существуют дополнительные приемы, способные раззадорить окуня – постукивание блесной по дну, протягивание ее по донному грунту. При этом на крючок нередко подсаживают естественную приманку: червя или бокоплава, размер их необходимо соотносить с размером блесны – слишком большая подсадка ухудшает игру.

Хватку окуня при хорошем клеве пропустить трудно – резкий толчок отдается в руку. В глухозимье иногда только малозаметное движение кивка свидетельствуют о поклевке.

Осетр.

Классик рыболовной литературы Л. П. Сабанеев считал, что в России водятся осетры трех видов: – каспийский (он же русский), атлантический (он же немецкий) и сибирский.

Современная ихтиологическая наука считает, что в России обитают осетры как минимум пяти видов.

Как минимум – потому что полной ясности с осетрами нет даже у ихтиологов, ряд ученых считают подвиды сибирских осетров (например, байкальского осетра) за отдельные виды. Надо заметить, что сибирский осетр вообще имеет очень много подвидов и обособленных форм: енисейский, ленский, восточно-сибирский, острорылый и тупорылый, якутский и др. подвиды и формы, всего около двух десятков. Некоторые исследователи выделяют в отдельный вид персидского осетра, обитающего в Каспии, другие считают его подвидом каспийского (русского) осетра, или даже внутривидовой биологической группой.

В общем, единого мнения нет. Но к отдельным видам, не упомянутым Сабанеевым и признаваемым всеми ихтиологами, относятся сахалинский осетр и амурский.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 84. Осетры: 1 – сибирский; 2 – атлантический (немецкий); 3 – амурский; 4 – русский (каспийский);

Сахалинские осетры, вопреки названию, на нерест в реки одноименного острова не (за исключением сахалинской р. Тымь), их нерестилища расположены на материке, в реках Хабаровского края. Но нагуливаются сахалинские осетры действительно в морях, окружающих Сахалин.

Сахалинский осетр очень схож с зеленым осетром – тоже обитающим в водах Тихого океана, но заходящего на нерест в североамериканские реки. Настолько схож, что и здесь у ихтиологов нет единства мнений: одни считают сахалинского и зеленого осетра разными видами, другие – двумя формами одного и того же вида. (Примерно так же обстоят дела с рыбами семейства Лососевые: с микижей (камчатской семгой), нерестящейся в реках Камчатки, и стальноголовым лососем, предпочитающим размножаться в водоемах Аляски, – нет ясности, один это биологический вид или все же два разных).

В настоящее время популяция сахалинского осетра находится под угрозой полного уничтожения, вид занесен в Красную книгу; ловля, разумеется, строжайше запрещена.

Другой дальневосточный вид – амурский осетр – тоже переживает не самые лучшие времена, но полное исчезновение ему пока не грозит. Поднимаются для нереста амурские осетры не только в Амур, но и его притоки, например Зею.

* * *

Странная история происходит с осетрами и родственными им рыбами – чем больше их охраняют, тем меньше осетров становится в водоемах. Причем резкие падения численности с удивительной неизбежностью следуют за очередным витком запретов.

Одним из первых начал закручивать гайки в промысле «красной рыбы» еще царь Борис Годунов, установивший государственную монополию на ловлю осетровых рыб в Оке и Москва-реке (в шестнадцатом веке туда заходили из Волги не только осетры, но даже белуги). Как известно, старания царя Бориса пропали втуне, изобилие осетровых в указанных реках так и не наступило, – в Москва-реке их днем с огней не найти (вернее, не с огнем – с эхолотом), в Оку осетры с Каспийского моря тоже не доходят, но хотя бы еще держится поредевшая популяция стерляди…

В середине двадцатого века ловля осетровых рыб самоловами была повсеместно запрещена, как для любителей, так и для промысловиков, – на основании того, что самоловные снасти калечат и жестоко ранят большое количество срывающихся с них рыб.

Однако крупнейший знаток рыб России и активный противник истребительных способов ловли, Л. П. Сабанеев, придерживался прямо противоположного мнения, – и оно отражено в настоящей книге.

Как бы то ни было, к 1951 году самоловы (равно как и аханы, и калады) безоговорочно запретили. Результат не задержался: из рыбных магазинов очень быстро исчезли пирамиды из банок с черной икрой, бывшие приметой времени «сталинского изобилия», уплыли куда-то распластавшиеся в витринах осетры и севрюги… В морях и реках, что характерно, осетровых рыб больше не стало, количество их продолжило уменьшаться.

Затем в ловле осетровых происходили новые ужесточения, случались и послабления (для промышленного лова, например, в 1990 году, когда экономические эксперименты привели к острейшей нужде в валюте).

Наконец, не так давно произошло эпохальное событие: с 1 августа 2007 вступили в силу поправки к Федеральному закону «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», часто и неправильно этот акт именуют «Законом о защите осетровых рыб». На ловлю их установлен ПОЛНЫЙ мораторий – иначе, как заявил на созванной в честь события пресс-конференции глава «Росрыболовства» Андрей Крайний, осетров наши дети и внуки увидят лишь на картинках. И добавил, что всю конфискованную икру государство должно уничтожать (сразу представились обитатели больших кабинетов, самоотверженно, не покладая челюстей, уничтожающие черную икру).

Ну что же, коли за охрану взялись с таким государственным размахом, то осетров и их родственников и в самом деле ждет быстрый и неизбежный конец. Пора рисовать картинки для детей и внуков.

Дело вот в чем: всегда большая часть осетров в России добывалась людьми, склонными выполнять лишь устраивающие их законы. Например, по оценке НИИ ЭРВНБ, лишь 20 процентов осетровых рыб на реках Сибири добывали легально. То есть лишь пятая часть ловцов станет исполнять новый закон. Теоретически пятая, на деле же гораздо меньшая. Пока можно было ловить законно – ловили. Безбожно перелавливали против устанавливаемых квот, при малейшей возможности допускали другие нарушения, – но все-таки оставались под каким-то контролем. Грянул полный запрет – вновь уйдут на нелегальное положение, полностью бесконтрольное, как в 70-80-е годы. Будут продавать икру втридорога из-под полы, а выпотрошенные осетры и белуги отправятся не в коптильню, а на дно водоемов – бесполезно гнить, отравляя воду и воздух.

* * *

Таким образом, говорить о любительской ловле «дикого» осетра в России не приходится – любая любительская ловля этой рыбы по определению браконьерская. Даже гибриды осетров запрещены к вылову практически во всех субъектах федерации (например, природный гибрид осетра и стерляди, нередко встречающийся в сибирских реках).

Для браконьерского лова используются снасти и способы, описанные выше, причем чаще всего крючковые самоловные, менее заметные для рыбнадзора (замечательное описание этой ловли оставил покойный Виктор Астафьев в повести «Царь-рыба», предмет писатель знал не понаслышке – в юности, до войны, сам промышлял осетров на Енисее).

Ловят осетров и неводами, и сетями, ставными и плавными. Этот вид «любительской» рыбалки требует самой обильной прикормки, причем прикармливают не осетров – рыбоохрану.

Существуют и другие, не описанные Сабанеевым и Барановым методы браконьерской добычи осетра. Например, мне доводилось слышать, что на сибирских реках осетров добывают с плотин громадными, шесть на шесть метров, подъемниками – осетров привлекает к нижнему бьефу гидростанций прикормка, убитые лопатками турбин рыбешки. Еще одним достаточно специфичным видом браконьерства занимаются речники, экипажи судов, плавающих по осетровым рекам: с помощью тралов, сваренных из прочной металлической сетки и буксируемых вслед за судном; побочный, так сказать, приработок, без отрыва от основной деятельности.

Еще одна категория незаконных ловцов осетра – «браконьеры поневоле». На сибирских реках развита лицензионная ловля стерляди, рядом с которой держатся и той же пищей питаются молодые осетры, – и попадаются на те же снасти, что и стерлядь. Чаще всего сибирские рыболовы такой незапланированный прилов отпускают. Едва ли из-за своих высоких моральных качеств, скорее из-за вполне прагматических соображений: молодой, не нагулявшийся осетр (т. н. «синюха», «синюшка») далеко уступает по вкусу разрешенной к вылову стерляди, а штраф за каждый незаконно добытый экземпляр осетра, вне зависимости от размера, – весьма увесистая сумма, до 10000 рублей по расценкам начала 2000-х годов. Плюс к тому за каждую самку штраф начисляется в двойном размере. Плюс к тому штраф за черную икру, если таковая обнаружится в конфискованной рыбе, тоже начисляется по отдельной таксе. Так что ловить по правилам значительно выгоднее.

В России единственной отдушиной для желающих законно выудить осетра остается рыбалка на платных водоемах – на некоторых из них действует принцип «поймал – отпусти», на других желающие отведать осетрины собственного улова могут это сделать, расставшись с изрядной суммой – фактически купив осетрину почти по рыночной цене. Чаше всего в платные пруды и озера выпускают ленского осетра – в природных условиях, в холодной якутской воде этот вид растет медленно, но при искусственном разведении в теплой воде достигает половой зрелости (и заманчивых для рыболовов размеров) за 3–4 года, к тому же хорошо откармливается гранулированными комбикормами.

Еще одну возможность законно выловить осетра любительской снастью предоставляет рыболовный туризм – за границей, в основном в США и в Канаде, развита платная, по лицензиям, ловля «диких» осетров.

* * *

Ловить осетров на платных прудах и озерах можно даже в черте Москвы или Санкт-Петербурга. Настоящей рыбалкой это занятие по моему личному мнению назвать нельзя, но оно имеет многих любителей, к тому же других легальных способов поймать осетра в России не существует, а посему коротко остановимся на платной ловле.

Как сказано выше, в основном в платные водоемы запускают сибирского осетра (чаще всего ленский, или якутский подвид) и его гибриды со стерлядью. Размеры рыб невелики, колеблются обычно от 1 до 2,5 кг, пятикилограммовые экземпляры попадаются крайне редко.

Поэтому каких-либо специальных, особо прочных снастей для ловли осетров на платных прудах и озерах не применяют, обходятся теми же донками и поплавочными удочками, что предназначены для ловли карпа. Собственно говоря, чаще всего осетры и попадаются попутно, при ловле карпов, которых выпускают в платные пруды в гораздо больших количествах. Соответственно и насадки применяются карповые: бойлы, черви-выползки, мясо перловицы… Живущих на воле осетров ловить на бойлы смысла нет, но их выращенные в неволе сородичей откармливают гранулированным кормом, – и шарики-бойлы ассоциируются для них с привычной пищей.

Хотя нет никакого сомнения, что на крупную резку из рыбы осетр будет клевать чаще, ее практически не применяют – можно вообще остаться без улова, нацелившись на редких в водоеме осетров.

Но если карпов можно ловить и в придонных слоях воды, и с поверхности жарким летом, то осетр – сугубо донная рыба, и почти все поклевки происходят, когда наживка лежит на дне. Неглубокие и освещенные места осетры стараются избегать, держатся на глубинах не менее 2–3 метров, в местах, богатых естественным кормом.

Вываживание попавшихся на крючок осетров имеет ряд особенностей, обусловленных их физиологией. Пасть у осетра гораздо более богата нервными окончаниями, чем у щуки или карпа.

Поэтому впившийся крючок доставляет осетрам гораздо больше болезненных ощущений. Чаще всего осетры обрывают снасти сразу после подсечки, напуганные резкой и неожиданной болью: делают мощные рывки и «свечки», высоко выпрыгивая из воды. Но сопротивление тут же гаснет – к берегу или к лодке осетры идут спокойнее, чем практически все иные рыбы. Иногда даже опережают выбираемую рыболовом леску – при ловле на крючок без бородки такой маневр может быть опасен. Брать осетра необходимо сачком, несмотря на спокойное поведение рыбы – осетры клюют слишком редко, чтобы рисковать выпадением крючка из ранки в последний момент. Подсачек должен быть большой и глубокий, маленьким взять осетра гораздо сложнее, чем, например, щуку того же размера, – осетры практически не гнутся и цепляются своими «жучками» (костяными пластинками) за сетку.

Часто содержатели прудов для платной рыбалки в своей рекламе сообщают, что в водоем выпущены «американские осетры», «канадские осетры» или «веслоносые осетры». Под этими названиями обычно фигурирует веслонос – рыба, родственная осетрам, но в корне отличающаяся от них образом жизни и рационом. Поэтому перед рыбалкой не мешает узнать точно, с какими осетрами придется иметь дело: при ловле, рассчитанной на обычного осетра, веслоносы попадаются крайне редко и случайно (забагриваются).

А теперь несколько слов о зарубежной любительской ловле осетров, поскольку в наше время российские рыболовы рыбачат в самых отдаленных уголках мира. Хотя ситуация парадоксальная – чтобы законно поймать увесистого, метра в полтора длиной осетра, надо отправляться за ним за тридевять земель, на североамериканский континент. Причем отправляться из страны, испокон веков славившейся осетрами и белугами…

* * *

В Канаде и США осетров ловят примерно одинаково, поэтому, чтобы не повторяться, приведем единое описание ловли, отмечая различия в национальных особенностях рыбалки.

Ловля, естественно, лицензионная, причем право ловить осетров в течении сезона обходится в смешные по нашим меркам деньги, в пересчете на рубли около полутора тысяч. Если учесть, что за ловлю без лицензии грозят куда более значительные штрафы, а иностранцев еще и высылают из страны, гораздо выгоднее рыбачить по правилам. В Канаде и США невозможен наш вариант осетровой рыбалки: когда реку перегораживают «самодёром» на пару тысяч крючков, а прикормленная рыбоохрана его не замечает, зато весьма активно интересуется содержимым садков удильщиков и спиннингистов: не подцепил ли кто случайно осетра?

Люди, занимающиеся охраной рыбы в Северной Америке, действительно заботятся об осетрах в реке, а не о долларах в собственном кармане. В Канаде, кстати, добровольным помощникам, просигнализировавшим о браконьерстве, выплачивают на условиях анонимности премию, тысячу канадских долларов. И никто не считает это стукачеством, менталитет другой.

А вот промышленного лова осетров нет (по крайней мере в Канаде), черная икра и осетрина в магазинах отсутствуют. Хочешь полакомиться деликатесом – покупай лицензию, снасти, и отправляйся на реку.

Разрешенный сезон осетровой рыбалки длится в разных регионах по-разному, например, на канадской реке Оттаве ловить можно с 15 июня до 31 октября, в реках американского штата Орегон – с 1 октября, и т. д. В каждый год сроки могут сдвигаться. В некоторых реках осетра можно ловить круглый год, но считается, что в летнюю жару его можно поймать лишь случайно и пик рыбалки приходится на осенние месяцы.

Кроме ограничений по срокам, ловля лимитируется по количеству пойманных рыб и по их размеру. При рыбалке по принципу «поймал-съел» из водоема можно извлечь одного осетра за сутки. Кроме того, существует ряд заповедных осетровых рек, где пойманную рыбу обязательно надо отпускать: реки Сакраменто (штат Калифорния), Коламбия-ривер и Снайк (штаты Орегон и Вашингтон), Фрезер-ривер (Канада).

Ограничения по размеру устанавливаются как минимальные, так и максимальные. Они тоже различаются в разных регионах, и меняются от года к году. Обычно осетров разрешается брать размером более метра, но менее полутора. Достаточно мудрое правило: сохраняется и молодь, и крупные производители, являющиеся основой нерестового стада.

Поэтому, по какому принципу ни шла бы ловля (с изъятием рыбы или с ее возвращением в водоем), крючки употребляются в большинстве мест без бородки, в целях меньшего травмирования рыбы.

Для рыболовных туристов из других стран действуют те же правила, что и для местных рыболовов. Лицензии на ловлю продаются в отделениях министерства природных ресурсов (в Канаде), имеющихся во всех более-менее крупных населенных пунктах, в США – в специализированных рыболовных магазинах, на почтах, и даже, по слухам, на бензозаправках (единого правила нет, в разных штатах разный подход к делу).

Лучшим временем суток для ловли осетров в США и Канаде считается утро (от предрассветной темноты до 10 ч) и поздний вечер, причем ловля порой продолжается даже не в сумерках, а в полной темноте. Отчасти это вызвано тем, что в темноте мелочь других пород не так активно треплет осетровые насадки. Хотя канадский сомик (в последние десятилетия размножившийся и на юге России) ночью тоже весьма активно атакует предназначенные для осетров насадки; сомик – рыба небольшая, обычно до килограмма весом, и охотники за осетрами считают ее вредной и сорной. В холодной воде активность сомиков падает – и это еще одна причина, по которой осень считается лучшим временем для осетровой рыбалки.

В рекомендациях по выбору места для ловли непосредственно на реке у канадских и американских рыболовов царит разнобой: главное условие – наличие достаточно сильного течения, а вот с глубиной излюбленных осетровых стоянок на разных реках дело обстоит по-разному. Где-то ловят на глубине 2–4 метра, где-то 7–8 метров и даже до 10, иногда даже на ямах глубиной 18–20 метров.

На глубинах менее 2 метров осетры не встречаются, за единственным исключением: в нижних участках рек, где дважды в сутки случается обратное течение за счет океанских приливов, прибывающая соленая вода не то выгоняет осетров на мель, не то привлекает их туда приносимой пищей или вымываемой из речного дна. И поклевки случаются на глубинах менее 1,5 м.

(Российские осетры на реках, впадающих во внутренние моря – Азовское, Черное, Каспийское, Балтийское – никогда не были замечены в подобных перемещениях по руслу – незначительный, практически незаметный уровень приливных вод не способен повернуть вспять течение. Возможно, такой маневр осуществляют наши осетры на Дальнем Востоке, в реках бассейна Тихого океана – но ввиду особенностей российского законодательства наши удильщики осетров не имеют обыкновения делиться своими наблюдениями.).

Естественно, на североамериканских реках, где возможны поклевки осетров-гигантов в два с половиной метра длиной, на российских платных прудах не встречающихся, снасти применяются особые, ориентированные уже именно на осетра.

Ловят осетров и с берегов, и с лодок, но снасти отличаются лишь длиной удилища. С берега часто требуется дальний заброс, и удилища иногда применяются длинные и жесткие, до 6 метров. При ловле с катеров и лодок (и в ряде случаев береговой ловли) используют спиннинговые удилища длиной 2–3,5 м.

Оснастка во всех случаях применяется донная, с тяжелыми грузилами (200 и более гр., в зависимости от силы течения). Один американский рыболов российского происхождения даже рекомендует использовать вместо грузил железнодорожные костыли, в видах удешевления рыбалки, – возможно, в местах с сильно зацепистым дном такой совет актуален, но поневоле возникает вопрос: а где этот рыбак раздобывает костыли, в рыболовных (да и в любых других) магазинах не продаваемые? Выдергивает по ночам из шпал на железной дороге? Русские – они и в Америке русские… Менее продвинутые коренные американцы обычно привязывают груз на поводке меньшей прочности, чем основная леска, чтобы при глухом зацепе не терять всю снасть. При ловле с берега в грузило иногда ввинчивают длинные шурупы, чтобы оно лучше цеплялось за дно и меньше сносилось течением.

Главное требование к удилищу – прочность, даже при попытке забросить железнодорожный костыль на несколько десятков метров слабое удилище ломается, не дожив даже до поклевки крупного осетра. А прочные, но некачественное, слабо гнущиеся удилища страдают другим недостатком, недальнобойностью.

Ловят осетров специальными удилищами, заводскими или изготовляемыми на заказ. Минимальная стоимость такого хлыста около 200 долларов, верхний предел не ограничен… По возможности удилища используются цельные, неразборные – для транспортировки они неудобны, их либо арендуют на месте ловли, либо перевозят на крыше машины, на трейлере-прицепе и т. д.

Катушки применяются безынерционные, наиболее часто в сообщениях заокеанских рыболовов упоминаются японские катушки Daiwa, естественно, самые мощные, зачастую троллинговые. В вопросе о лесках единства мнений нет. Некоторые рыболовы применяют лески с прочность на разрыв 20–25 lb, другие 30–40 lb, есть и сторонники мощных снастей, пользующиеся лесками с прочностью на разрыв 50–80 lb (lb – фунт, равный в метрической системе 0,4536 кг). Очевидно, такой разнобой вызван не только личными предпочтениями рыболовов (кто-то любит азартное и рискованное вываживание на тонкой леске, кому-то больше по душе надежность), но и местными условиями: силой течения, зацепистостью дна, размером обитающих в реке рыб.

Используются как «плетенки», когда есть нужда в очень дальних забросах, так и монолески, но «плетенки» все же чаще, и из них же обычно делают поводки длиной 0,5–1 м. Крепятся поводки при помощи приспособлений, препятствующих закручиванию (карабинчики, вертлюжки и т. д.). Есть сообщения о применении (в устьях рек, впадающих в Тихий океан) стальных поводков – чем это обусловлено, трудно понять, любую леску осетр перекусить не способен, нечем. Возможно, дело в том, что в условиях неравномерного приливно-отливного течения стальные поводки меньше закручиваются и путаются.

Крючки употребляются крупные, № 4/0 или № 5/0 по американской классификации, с очень острым жалом (при нужде его необходимо подтачивать в ходе ловли) и без бородки.

Насадки применяются самые разные, но практически всегда животного происхождения (хотя некоторые канадские рыболовы ловят осетров на тесто, но это скорее исключение из общего правила). Чаще всего используется рыба, как морская, так и пресноводная, – свежая, замороженная, иногда даже соленая или маринованная. Некоторые виды рыб (сардины, например) годятся только после заморозки, в парном виде у них слишком нежное и непрочное мясо.

Из филе более крупных рыб делают резку, мелких разрезают вдоль хребта и выворачивают. Так же в ходу креветки (свежие и замороженные), личинки миноги (известные под местным названием «лампрей»), кальмары, раки, земляные черви – как крупные, наподобие наших выползков, так и мелкие (их кучку помещают в небольшой сетчатый мешочек, чтобы не трепала рыбья мелочь).

Характерный момент – наживки не насаживают обычным порядком, а прочно приматывают к крючку нитками, так, чтобы жало находилось снаружи. Ни нитки, ни металл крючков осетров не смущают. Замороженные насадки не наживляют, размораживают их накануне ловли. Иногда насаживают (привязывают) «бутерброд» – креветку и червя-выползка, например, и т. д.

Сигнализатором поклевки обычно служит колокольчик, подвешенный к удилищу. Поклевка у осетра на удивление слабая для его размеров, засечь ее по движениям жесткого кончика удилища трудно. Электронные сигнализаторы поклевки североамериканские ловцы осетров используют редко.

Непременный аксессуар – подсачек, причем самого большого размера, позволяющий захватить почти негнущееся тело осетра. Багорики не применяются – на глаз трудно определить, укладывается ли подсеченный осетр в разрешенный к вылову размер. При ловле с лодки весьма полезен эхолот. Другие аксессуары (стульчики, фонари для ночной ловли и пр.) зависят от конкретных условий рыбалки.

Поклевка осетра, как уже сказано, вялая, малозаметная – иногда колокольчик даже не звенит, беззвучно подергивается вверх-вниз с малой амплитудой (отчего при ночной ловле его всегда подсвечивают фонарем). Причем сила поклевки от размера рыбы абсолютно не зависит, никогда неизвестно, кто пробует наживку – нестроевой осетрик 30–40 см длиной или гигант в 2,5 метра. Осетры, кстати, в отличие от многих рыб не группируются в стаи по возрасту и размеру – после поклевок нескольких мелких экземпляров не стоит менять место. Напротив, это свидетельствует, что место для кормежки вполне подходящее, и уже на следующей поклевке можно подсечь вполне зачетную рыбину.

После нескольких подергиваний сторожка следует потяжка – забрав насадку в рот, осетр начинает уплывать. В этот момент его подсекают. Нередки случаи самоподсечки, если рыболов зазевался.

Дальнейшее мало чем отличается от ловли в наших платных прудах (с поправкой на размер рыбин, разумеется) – американские и канадские осетры точно так же, как наши, делают после подсечки свечки, выбрасываясь вертикально из воды, затем ходко идут к лодке или к берегу, опережая выбираемую леску. Разумеется, крупные матерые осетры могут доставить определенные неприятности, просто за счет размера и массы. Например, на участках с каменистым дном они иногда опускаются, упираются головой в камни – и сдвинуть их с места практически невозможно, раньше леска оборвется. В этом случае натяжение ослабляют, чтобы почувствовавшая относительную свободу рыба сама вышла из убежища. Крючки без бородки тоже увеличивают количество сходов.

Но все-таки силой сопротивления осетр никак не может сравниться с другой «царской» рыбой, с лососем.

Вот так примерно ловят осетров в США и Канаде (пока глава «Росрыболовства» г. Крайний уничтожает контрафактную икру и рисует картинки для детей и внуков). Мне лично завидно.

Острога.

Если сетями и бреднями, ловушками и переметами рыбу добывать можно – по лицензиям, с теми или иными ограничениями – то острога на территории России запрещена безусловно, и считается орудием хищническим и истребительным.

А ведь когда-то все было с точностью до наоборот… Вот что писал про охоту с острогой Л. П. Сабанеев в девятнадцатом веке:

В числе других способов ловли рыбы для рыбака-охотника охота с лучом и острогой, бесспорно, занимает первое место! Не говоря о том, что эта ловля одна из самых трудных и требует много силы, ловкости, сметки и необыкновенно верного глаза, она имеет еще то значение, что таким образом добывается самая крупная, отборная рыба. Охота в лучом имеет даже в себе много поэзии, и всякий, кто хоть раз был участником, даже свидетелем этой ловли, непременно согласится, что вид этого чуждого подводного мира составляет самое любопытное, самое великолепное зрелище: в черте огненного круга ясно видны все неровности дна, все растения и спящие обитатели озера; далее во все стороны, – непроницаемая тьма и безграничное пространство воды; медленно, бесшумно плывет лодка, точно предводимая пламенем, быстро сменяются впечатления, и в больших прудах, имеющих столь богатую флору водяных растений и много разных пород рыб, – трудно представить себе большее разнообразие.

Главный снаряд для лучения – острога – весьма нехитрое орудие. Оно имеет 7-10, но иногда 12 зубцов, около 18 см длиной, четырехгранной, реже цилиндрической формы; зубцы имеют несколько зазубрин вроде рыболовного крючка, но с обеих сторон, и наверху соединяются в трубку, которая прикрепляется неподвижно к сухому и тонкому шесту около 2 м длиной, редко более, а впрочем смотря по глубине, на которой производится лучение.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 85. Острога (из книги Л. П. Сабанеева «Рыбы России»).

Второстепенное значение имеет устройство луча. Для этого существует особое, весьма целесообразное приспособление, т. н. коза. Она состоит из железной изогнутой 70-сантиметровой рукоятки, к ней с боков привариваются более тонкие железные прутья, которые на конце тоже согнуты, но под прямым углом, так что весь снаряд имеет вид продолговатой жаровни длиной около 45 см. Коней рукоятки прикрепляется к носу лодки таким образом, что коза находится несколько выше последнего, по крайней мере на 70 см от воды, что необходимо для освещения возможно большего пространства. Вообще при ловле острогой употребляются очень легкие лодки, управляемые одним веслом. Гребец сидит здесь уже не в носовой части ее лицом к корме, как на гребных лодках, а на корме лицом к носу, где помещается, обыкновенно стоя, главный рыбак с острогой. Самый лучший осветительный материал для луча – т. н. смолье. Это небольшие поленья или шепки, наколотые из смолистых сосновых пней и даюшие самое яркое и продолжительное пламя. Смолье всегда заготавляется заранее и высушивается как можно лучше, иначе оно горит гораздо темнее и притом с треском, пугаюшим чуткую рыбу.

Трудно описать ощущение, когда темной осенней ночью едешь в лодке: кругом мертвая тишина, изредка нарушаемая лаем собак и кряканьем уток; ярко горит смолье, освещая путь; на одну минуту мелькнут все мельчайшие подробности разнохарактерного дна озера, малейшие его углубления, каждая ничтожная травинка – и немедленно сменяются новыми: здесь, точно подводное чудовище, лежит огромная коряга, растопырив свои ослизлые и обросшие ветви; здесь желтеет песок, тут чернеет глубокая «няша», там опять зеленеет водяной мох, виднеются длинные стебли лопуха и его огромные ползучие корни; вот и целая чаша остролистной горошницы, пожелтевшей от осенних морозов. Всюду неподвижно стоят мелкие окуньки, пестрея полосатыми спинками, мелькают неугомонная плотва и бойкие ельцы; тоненькими сучочками лежат на дне мелкие щурята; медленно, словно нехотя, плывет широкий желтый линь. Тихо и бесшумно двигается лодка; ни единая капелька не скатывается с весла, не вынимаемого из воды: то осторожно подворачивается оно к корме, то снова выносится вперед вразрез воды, почти касаясь краев лодки. Неподвижно, черной тенью рисуясь на огненном кругу, стоит рыбак посередине лодки, ближе к лучу, и держит наготове острогу. Проворно, но без малейшего шума опускает он ее в воду, вдруг с силой нажимает и вытаскивает пойманную рыбу, ударом другой руки снимает ее с остроги, ловко подкидывает на жаровню свежего смолья и подправляет его зубцами. Трещит огонь, искры и обгоревшие головешки с треском и шипением падают в воду, и снова вспыхивает еще более яркое пламя. Вот и еще новая добыча, другая, третья – чем дальше, тем больше, но чаще становятся и промахи: нередко рыба убегает в то самое мгновение, когда острога готовится пронзить ее. Самое главное в этой ловле угадать расстояние, на котором медленное движение остроги должно мгновенно перейти в быстрый удар; притом всегда следует бить рыбу не вертикально, а несколько наискось и сначала опускать острогу как бы мимо рыбы, а расстоянии 35 см или менее осторожно переносить ее на цель, т. е. спину рыбы, впереди спинного плавника.

Главный недостаток ловли острогой состоит в том, что довольно много рыбы срывается и уходит с более или менее тяжелыми ранами, почему пропадает без всякой пользы. По этой причине в Западной Европе ловля с лучом и острогой в большинстве случаев запрещена и употребляется сравнительно редко. В последнее время, впрочем, в Англии изобретены особые пружинные остроги (стоктоновские), с которых рыбе почти невозможно сорваться. Рыба ударяется распоркою-насторожкою, которая распирает два стержня с зубьями на концах и сбивается даже от легкого удара, а обе зубчатые половины снаряда, т. е. оба настроженных стержня, с силою вонзаются в бока рыбы под действием пружины. Электрическая острога по своей сложности вряд ли может иметь практическое значение.

Ловля острогой имеет любителей и среди спортсменов и производится ими с большими удобствами и комфортом. Вместо смолья ими употребляются смоляные факелы, нефть или же особые лампы.

Л. П. Сабанеев, «Рыбы России. Жизнь и ловля наших пресноводных рыб».

Любопытно, правда? Леонид Павлович Сабанеев к хищническим методам ловли относился резко отрицательно, и на страницах своего монументального двухтомного труда никогда этого не скрывал, так прямо и писал: неплохо бы запретить ту или иную ловлю, слишком вредна для рыбьего поголовья… И уж никак бы не стал Сабанеев оставлять столь поэтическое описание браконьерства, и утверждать про варварский метод лова: «для рыбака-охотника охота с лучом и острогой, бесспорно, занимает первое место!».

Однако в наши дни все изменилось разительно: человек с острогой – браконьер. Всегда. Везде. Почти без исключений: если на сети и бредень, на перемет с большим количеством крючков или на мережу можно взять разрешение (лицензию) и ловить без конфликтов с законом, то бумажку с печатью, разрешающую охоту с острогой, нигде на территории Российской Федерации вы не получите.

Лишь представители малых вымирающих народов Сибири и Крайнего Севера могут заниматься традиционным, от дедов унаследованным промыслом. Здесь логика законодателей понятна: рыбы больше, чем сами съедят, аборигены все равно не добудут, сбывать некуда, и гораздо дешевле разрешить местным жителям острогу, чем завозить для них Северным морским путем скумбрию в банках, золотой та скумбрия получится…

Второе исключение – подводные охотники, коих береговые рыболовы, исконно их недолюбливающие, называют «водоплавающими» или «подохами». Им, «подохам», кроме подводных ружей и пистолетов, можно пользоваться и острогой. Правда, Правила подводной охоты стыдливо именуют острогу «ручным гарпуном», но разницы особой нет: длинная палка с пятью зазубренными остриями… Здесь логика закона просматривается смутно: сорвавшихся подранков (а большое их количество – один из главных аргументов против остроги) у «подоха» будет еще больше: дело происходит в жидкой среде и для сильного удара нет надлежащей точки опоры.

Когда же именно в истории остроги произошел крутой поворот: от увлекательной и спортивной ловли к злостному браконьерству?

Вот почерпнутое в Интернете мнение юридически подкованного человека, изучившего законодательную историю вопроса:

«…Впервые (из найденных мной документов) острога была запрещена постановлением Совета Министров СССР от 15 сентября 1958 года № 1045 «О воспроизводстве и об охране рыбных запасов во внутренних водоемах СССР».

При этом подпункт «и» пункта 11 запрещал одновременно применять при добыче рыбы и огнестрельное оружие, и острогу. Вот с тех пор и идет запрет на острогу а отечественной нормативной базе. (…) Кстати, сейчас с острогой, как я понял, стало полиберальнее. Да, острога, как и капкан, полностью запрещены для Дальневосточного и Западного рыбохозяйственных бассейнов, пунктами 73 и 23.3.1. Правил рыболовства для соответствующих рыбохозяйственных бассейнов.

В то же время, в Северном рыбохозяйственном бассейне острогу запрещено применять, если следовать буквальному толкованию пункта 80 Правил, только в водоемах, в которых обитают семга, озерная форель, кумжа, палия, судак. Соответственно, в прочих водоемах острогу применять можно. Капканы же и вовсе разрешены везде, кроме Вологодской области.

Есть тут правда еще один момент – в пункте 82 Правил, где указаны разрешенные орудия лова, острога также не поименована. Так что есть определенный пробел в нормативном акте… Однако с учетом того, что прямой запрет на острогу установлен только для ряда водоемов, есть основания говорить, что в иных водоемах применение ее будет правомерным».

С последним утверждением согласиться трудно – известно, как трактуют инспектора рыбоохраны любые пробелы и умолчания в правилах, и вообще любые спорные моменты. Примерно как гаишники на дорогах – в пользу своего кармана.

* * *

Дата запрещения остроги – 1958 год – объясняет многое. Председателем правительства СССР, подписавшим запретительный указ, был Никита Сергеевич Хрущев, великий реформатор и великий волюнтарист. И за первые пять лет своего правления, к 1958-му, он в результате своих реформ и своего волюнтаризма довел страну до голода. Черт знает почему, но в нашей стране реформы и голод – неразлучные спутники, как молния и гром. Сверкнуло небесное электричество – все знают: вскоре громыхнет. При культе личности, едва миновало военное лихолетье, – в магазинах «сталинское изобилие», и цены на продукты каждый год снижаются, и севрюги с осетрами в рыбных витринах распластались, и баночки с черной да с красной икрой пирамидками, – в простых, для народа, магазинах, не в спецраспределителях… И знаменитый рекламный слоган: «Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы!».

Попробовали. Кто успел. Долго потом вспоминали, облизывались. Потому что главный штурвал страны оказался у Никиты Сергеевича, обещавшего, как известно, показать кузькину мать проклятым империалистам. Но для начала показавшего ее собственному народу – бей своих, чужие бояться будут.

И исчезли куда-то баночки с икрой и крабами, и уплыли куда-то из рыбных витрин осетры с севрюгами… Впрочем, что значит: куда-то? К ним и уплыли, к проклятым империалистам. И слитки из золотого запаса – туда же. А обратно – пшеница, выращенная оклахомскими фермерами… Свое зерно у Хрущева отчего-то вырастить в нужных количествах никак не получалось.

Нет, он старался – в меру своего разумения. Целину, например, распахал, – гигантский урожай в первый год собрали, рекордный, хоть в книгу Гиннеса заноси. Жаль, сгнил тот урожай. Хранить негде, вывозить нечем, – он и сгнил. А повторить успех на следующий год не удалось – дунул ветер и полетел целинный чернозем большими черными тучами… Ветровая эрозия почвы, говоря по-научному. Была степь – стала пустыня.

Я ведь к чему про Никиту Сергеевича так долго? К тому лишь, что постановления под его руководством Совмин принимал… как бы помягче сказать… не самые мудрые постановления. И не самые дальновидные.

Вот и с острогой то же самое… Спору нет, острогой, как и любой почти рыболовной снастью, при определенных условиях можно хищничать и истреблять рыбу в огромных количествах. Например, во время нерестового хода лососевых в реки Дальнего Востока, Камчатки, Сахалина. Если уж там медведи лапой столько кеты да горбуши добывают, что только мозг у рыбин выгрызают, а тушу выбрасывают – то уж острогой… Или на юге, в низовьях великих русских рек, во время нереста сазана… Да и в средней полосе на щучьем нерестилище можно неплохо поживиться, – хотя уже эта охота и более трудна, и менее добычлива.

Ну так и запретите острогу в нерест, как запретили почти всё – лишь с удочкой с одним крючком весной можно к водоему приближаться… Осеннее лучение-то тут при чем? Рыба давно отнерестилась, и взять ее не просто, мастерски острогой надо владеть, и добыча не запредельная, центнерами и тоннами не исчисляется…

Подранки, говорите? Срывающиеся с зубьев остроги и бесцельно гибнущие?

Хорошо, сейчас разберемся с подранками.

* * *

В последние выходные августа огромная армия людей с зачехленным оружием устремляется из города к рекам, озерам и болотам. Начинается осенняя охота, и главная дичь для массового охотника – утки. Так вот, однажды пятеро охотников поставили смелый эксперимент – отправились на охоту… без ружей! Лишь с собаками, хорошо обученными находить подранков. Они и находили, причем вдалеке от тех мест, где стояли в своих засадах охотники, ружей взять не позабывшие, – в километре, в двух, а то и подалее. Вечером сошлись на базе, подсчитали добычу и изумились: у «собачников» в среднем на человека уток в полтора раза больше, чем у стрелков!

История эта – не байка, напечатана в свое время в альманахе «Наша охота», эксперимент проходил с ведома и под контролем охотничьего общества. Вывод из него прост: при ружейной охоте подранков в разы больше, чем чисто битой птицы. Утка с дробинкой, засевшей в брюшной полости, не километр и не два отмахать сможет – два десятка пролетит, а потом все равно погибнет – кто ж ее от перитонита лечить-то будет?

Однако никто по этим причинам ружейную охоту запретить не спешит.

А если вернуться от птиц к рыбам, то стоит присмотреться повнимательнее к Ихтиандрам нашим, к подводным охотникам. Как у них дело с подранками обстоит?

Под воду для расследования лезть не стоит – достаточно почитать статьи, которые «подохи», вынырнув, пишут и публикуют в охотничье-рыболовной периодике.

Чтобы избежать соблазна подбирать лишь статьи, подтверждающие мою мысль, коротко проанализирую все статьи о подводной охоте, числом пять штук, опубликованные в одном рыболовном журнале за один год.

Итак, журнал «Рыболов» № 5/99, статья «Моя протока». Автор, В. Гадалов из города Шуи, далеко не выезжал, охотился на протекающей мимо города речке, и результат скромный: три выстрела за погружение. Первый – по «огромной щучине», поначалу принятой автором за бревно. Результат: раненая рыба сорвалась с гарпуна и ушла. После чего автор «добыл щуку и подъязка, общим весом не потянувших и на килограмм». Если считать по хвостам, коэффициент подранков – 33 процента. А если по весу?

Еще одна статья в том же журнале, № 3. Автор, Ю. Шевченко, охотится тоже неподалеку от дома, в реке Оскол. И первым же выстрелом пробивает хвост десятикилограммовому сому, и даже удачно доставляет добычу на берег. Ограничения на количество добычи Правила устанавливают для «подохов» те же, что и для рыболовов. И на этом охота должна бы завершиться – норма вылова выполнена, пора домой. Но неугомоннный Ю. Шевченко снова отправляется под воду, посадив сома на прочный шнур, пропущенный сквозь пробитый хвост. Новая добыча – «четыре приличных голавля, несколько рыб поменьше». Однако сом, разорвав простреленный хвост, уплывает… Вновь самая крупная рыба уходит подранком.

В той же статье описан еще один эпизод, вновь с неплохим сомом. И вновь сом уходит подранком, сломав стрелу. Дословно: «Одинарный наконечник с концом стрелы был обломан на месте захвата стрелы спусковым механизмом». Справедливости ради отметим, что смертельно раненый сом не пропал безвозвратно – всплыл в конце концов на поверхность. Но мог и не всплыть, испустив дух где-нибудь в густом коряжнике.

А вот Ю. Гладков (статья «Щуки на деревьях» в № 6/99) таких оплошностей не допускает. Он прямо-таки ворошиловский подводный стрелок – одним выстрелом, одной стрелой пронзил сразу двух сомов! И рыбины, доставляемые к поверхности, даже не шелохнулись! Дело в том, что охотился Ю. Гладков зимой, на незамерзающей реке Ингул, – и стрелял неподвижных сомов, находящихся в состоянии зимней спячки. Тут подранков оставить мудрено, согласен. Но заслуживает ли такое занятие название спорта или охоты? Есть для него, по-моему, более точные определения.

Две последних статьи – «Лицо подводной охоты» (№ 1/99) и «Подводные охотники: права и обязанности» (№ 4/99) анализировать не будем. Автор у них один, В. Виноградов, и о подводных подвигах своих и коллег он не рассказывает, больше рассуждая об общих вещах – о правовой базе подводной охоты, о проблемах «подохов», да о том, какой это увлекательный спорт. В общем, тема подранков не затронута.

Общий вывод прост: подранки на любой охоте – с острогой ли, с подводным ли ружьем, или с ружьем обычным – неизбежны. У мастеров-охотников их значительно меньше, у неумех – больше, но охотится совсем без подранков невозможно.

Так что все доводы противников остроги, касающиеся подранков, малоубедительны…

И вот еще о подранках, напоследок.

Спустя неполных четыре года после того, как подпись Никиты Сергеевича Хрущова украсила документ, запретивший острогу, Хрущеву пришлось отдать другой приказ. Весьма жесткий приказ.

Забастовал Новочеркасск. С голода забастовал. Осетры и крабы в магазины так и не вернулись, – сей факт новочеркассцы пережили бы, не впервой, привычные. Спасенная от остроги щука тоже почему-то на прилавках не громоздилась, – однако и это не фатально…

Но стал исчезать хлеб. И без того подорожавший, на четверть состоящий из отрубей, – почти исчез из продажи. Километровые очереди у булочных выстраивались затемно, и лишь немногим счастливцам доставалась сырая, плохо пропеченная буханка, одна в руки…

Вот тогда терпение лопнуло. Рабочие забастовали. Рабочие вышли на демонстрацию, многие горожане к ним примкнули. Хрущев отдал приказ стрелять…

Подранков в тот день случилось множество.

Да и убитых наповал немало.

* * *

Но как бы ни был плох закон, он все-таки закон. Соблюдать надо… По счастью, у нас, рыболовов Питера и Северо-запада, рядом – два часа по трассе «Скандинавия» – расположена Финляндия, где охота с острогой – одна из самых популярных разновидностей рыболовного спорта. Именно спорта – даже национальные соревнования по охоте с острогой проводятся, и широко освещаются в прессе, и по телевидению транслируются.

Причем, что характерно, финские реки и озера гниющими подранками не завалены, да и общего оскудения рыбных запасов не наблюдается.

Охотиться с острогой могут не только местные жители – финны охотно предоставляют такое право и рыболовным туристам из других стран. Плата достаточно символическая: разрешение на разовую охоту стоит шесть евро, но те рыболовы, кто постоянно навещает Финляндию и пристрастился к остроге, предпочитают покупать за двадцать евро годовую лицензию (фискекурт), экономия существенная.

Купить острогу тоже не проблема – продаются почти во всех рыболовных магазинах, стоят дешевле спиннингов, 10–15 евро (лишь металлическая часть, древко к ней приходиться приделывать самостоятельно). А можно и не приделывать, заплатить подороже и купить современную острогу с алюминиевой телескопической рукоятью, легкую и удобную.

Тем, кто никогда не занимался этой охотой, лучше для начала потренироваться под руководством инструктора – есть на финнов и такая услуга – и поехать бить рыбу с опытным специалистом. Он и рыбные места покажет, и правильный удар поставит, и про правила безопасности все расскажет.

Главных способов охоты с острогой в Финляндии три.

Способ первый – летний и дневной, применяемый исключительно для налима.

Летом налима на небольших реках с каменистым дном добывают острогой из-под камней, часто совмещая эту охоту с т. н. «щупаньем».

Ловля осуществляется вдвоем, ловцы идут по реке, непременно вверх по течению, выбирая небольшие глубины, не более чем по пояс, а зачастую гораздо меньше. Если попадается слишком большой камень, лежащий в воде, и длины рук не хватает, чтобы исследовать пространство под ним, то один из рыбаков приподнимает валун при помощи лома или ваги, изготовленной из толстой прочной жерди.

Налим – если он таился под камнем – внезапно оказывается вместо уютной темной пещерки на открытом и ярко освещенном месте. И, ошарашенный, оцепеневает, – ненадолго, всего на несколько секунд.

В эти секунды и должен последовать меткий удар острогой. Легко сказать, но выполнить несколько труднее… Дело в том, что отрыв камня ото дна чаще всего сопровождается небольшим облачком мути, и рыбак видит сквозь него рыбу смутно, или частично – голову, хвост, причем пятнистая окраска налима сливается с донными камнями… Иногда следуют удары по пустому месту, по чему-то, принятому за налима, иногда рыбина успевает уплыть, прежде чем ее успеют рассмотреть. В общем, игра идет с равными шансами.

Зато подранков при правильных действиях рыбака практически не остается. Дело в том, что слишком сильные удары острогой не нужны при малой глубине и каменистом дне – иначе прошедшие насквозь зубья будут тупиться и ломаться о камни. Поэтому загарпуненного налима не надо стремиться поднять вверх на остроге, наоборот, необходимо одной рукой продолжать нажимать на острогу, а другой нащупать налима, схватить под жабры и поместить в садок.

Кажется, что при охоте с острогой на мелководье промахнуться трудно, но у неопытных рыбаков нередко случаются промахи, если они не учитывают эффект преломления лучей в воде. Более того, при лучении ночью, на глубине, в рыбу попасть легче – поскольку охотник подводит острогу к добыче в воде и может корректировать направление движения. При охоте на налима из-под камней наносить удар приходится из другой среды, из воздуха, причем очень быстро, не давая рыбе опомнится.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 86 Истинное и видимое (показано штриховкой) положение предметов в воде.

Как видно из рисунка 86, цель всегда будет представляться находящейся несколько дальше своего истинного положения, поэтому удар надо наносить с определенной коррекцией – как бы перед рыбой, лежащей на дне, подобно налиму (по находящейся в толще воды – целиться под брюхо рыбы).

Чтобы избежать ошибок и довести коррекцию удара до автоматизма, лучше заранее потренироваться в ударах по неподвижным предметам, лежащим на дне. Естественно, мишенью для тренировок надо выбирать не камни, а что-нибудь более мягкое: жестянки, пластиковые лимонадные бутылки и т. д.

Острога для такой ловли годится в общем-то любая, но наиболее удобна с короткой, не более полутора метров, рукоятью – длинная, предназначенная для ночного лучения, будет мешать на узкой лесной речке, цепляясь за нависшие на водой деревья, крутые берега и т. п. Зубья остроги лучше всего сделать из стали какой-нибудь мягкой марки – тогда, попав в камень вместо налима, они не ломаются, но лишь гнутся. Тупятся зубья при такой ловле очень быстро, поэтому с собой необходимо иметь напильник с очень мелкой насечкой для заточки и плоскогубцы для выпрямления погнувшихся зубьев.

Тем же способом добывают налимов и осенью, надев теплые вейдерсы. Кстати, на некоторых частных водоемах Финляндии осенняя охота с острогой на налима разрешается бесплатно всем желающим. Дело вот в чем: лососи и форели поднимаются осенью для нереста в мелководные и холодные верховья финских речек. Другие рыбы там почти не водятся, а налимы, которым холодная вода не страшна, поднимаются вслед за лососевыми рыбами и почти полностью переходят на питание их икрой – порой в проколотом острогой усатом хищнике оказывается столько красной икры, словно он сам собрался нереститься… Так что в данном конкретном случае острогу не только невозможно назвать истребительным орудием – наоборот, с ее помощью сохраняются рыбные запасы.

* * *

Второй финский способ охоты с острогой остроги – классическое ночное лучение, столь поэтично описанное Сабанеевым.

Есть и отличия от России – финские водоемы более прозрачны, поэтому сезон лучения на них начинается не осенью, а в июне, после окончания нерестового запрета. Но все-таки самый пик лучения приходится на сентябрь-ноябрь, слишком коротки и светлы финские летние ночи.

Этот вид охоты, в отличие от описанного выше, направлен уже не только на налимов – добычей становятся и щуки, и крупные окуни, и лещи, и язи.

Лучение происходит с весельной лодки (иногда применяют и мотор, если до места ловли долго добираться), но и мотор, и вёсла используются лишь для того, чтобы приблизиться к избранному месту – мотор, чтобы не перебудоражить подводных жителей, глушат за четверть километра до места охоты и подплывают на веслах.

Движение лодки непосредственно во время лучения происходит при помощи шеста, которым помощник охотника по возможности бесшумно отталкивается от дна. Иногда охота производится в одиночку – тогда ловец стоит в лодке на коленях и использует в качестве шеста рукоять остроги.

Местом для ловли обычно выбирают мелководные, не глубже полутора метров, участки озер. Иногда доступная для охоты глубина ограничивается недостаточной прозрачностью воды, и тогда охотиться приходится на глубине в метр и даже менее.

Острога здесь применяется иная, чем при дневной охоте из-под камней, и дело не только в удлиненной рукояти. Рабочая часть тоже иная, так называемая «небулькающая» (рис. 87). Суть в том, что поперечина с зубьями крепится не к самой рукояти, а к тонкому и достаточно длинному стальному штырю. Тем самым снижается лобовое сопротивление ударной части остроги и уменьшается создаваемая ею гидродинамическая волна, способная вспугнуть рыбу.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 87. «Небулькающая» острога.

Зубья остроги делаются тонкими, из упругой стали, с далеко отогнутыми зазубринами. Причем зубья располагаются не совсем соосно, а чуть-чуть, почти незаметно, разведены в разные стороны. Многие, изготовляющие остроги своими руками, не придают значение этой тонкости, а зря. При ударе зубья «разведенной» остроги входят в тело рыбы не совсем параллельно, слегка отклоняются в разные стороны, изгибаются, – и когда рыбак подтягивает загарпуненную добычу к поверхности, зубья дополнительно стискивают рыбу, не давая ей сорваться. Большое количество подранков случается не только и не столько из-за неточных ударов, сколько из-за некачественных острог.

Касательно источников света для лучения единого мнения у любителей остроги нет. Сторонники «живого огня», якобы более естественного и менее пугающего рыбу, остались в явном меньшинстве, но и они могут приобрести в финских магазинах и хорошо просушенные смолистые чурочки, и приспособление, на котором те будут гореть над водой.

Но большинство все-таки предпочитает электрический свет. Однако и среди них единства нет: одни считают, что чем ярче, чем мощнее поток света – тем лучше, рыба и высвечивается лучше, и отчасти парализуется. Другие возражают: яркий и мощный свет не парализует, а лишь распугивает рыбу.

По моим наблюдениям, лучший источник тот, что дает поток света достаточно мощный, но мягкий, рассеянный. Весьма подходит для лучения, например, автомобильная противотуманная фара. Впрочем, повторюсь, у каждого любителя остроги имеется на сей счет свое мнение и свой проверенный осветительный прибор, покупной или самодельный.

Ну а сама техника удара острогой ничуть не изменилась со времен Сабанеева, и к советам классика мне добавить нечего.

* * *

Третий способ охоты с острогой сочетает черты первых двух: охотятся на небольших мелких речках, где на лодке не проплыть. Но рыбалка происходит ночью и с источником света.

Лучить с берега, особенно заросшего кустами, трудно, почти невозможно, поэтому непременная принадлежность ловли – вейдерсы или резиновые штаны-забродники. Этим способом чаще ловят в одиночку, чем при лучении с лодки, но если вы вышли на ночную охоту вдвоем, жадничать и брать две остроги ни к чему – один охотник светит, другой колет рыбу, затем можно поменяться ролями. При ловле в одиночку источник света крепят на грудь или голову (одну руку стоит оставить свободной).

Раньше широко использовались шахтерские фонари со щелочными аккумуляторами, сейчас появились очень удобные налобные фонари, мощные и с малой энергоемкостью за счет применения светодиодов и галогеновых ламп. Выбирая модель для лучения взабродку, лучше не поскупиться и приобрести специальный, водонепроницаемый, для рыбалки предназначенный фонарь гибридного типа. Работает он как автомобильная фара: можно включить дальний яркий свет от галогеновой лампы, а можно ближний, слабый и рассеянный, – от пяти светодиодов. Второй режим более экономичен и используется для того, чтобы пройти в темноте по берегу к месту ловли, снять рыбу с остроги и т. д. Аккумулятора при комбинированной работе хватает на всю ночь, проверено. А в экономичном режиме фонарь светит и двое, и трое суток подряд.

Продвигаться вброд по речке надо медленно и крайне осторожно, свести до минимума разговоры с напарником, – идущие вброд люди создают гораздо больше шума, чем плавно скользящая лодка.

Главная добыча этой ловли – налим, выползающий из своих дневных убежищ на ночную охоту. Встречающиеся в небольших речках щучки, окуньки и другие рыбы обычно мелковаты и не заслуживают удара. Но иногда можно встретить затаившуюся среди корней подмытого берега форель-пеструшку, и немаленькую, – и тогда меткий удар острогой вносит приятное разнообразие в ночной улов.

Переметы.

Термин «перемет», как и многие рыболовные термины, претерпел за последние два века значительные изменения. Первоначально им называлась исключительно речная снасть, натянутая поперек реки, от берега до берега. Причем снасть не обязательно крючковая, в словаре Ожегова, например, перемет определяется как «бечева с крючками или крупноячеистая сеть на кольях, устанавливаемая поперек течения».

В современном понимании перемет – это многокрючковая снасть, состоящая из длинного шнура, растянутого между двумя якорями или кольями, и оснащенного большим количеством поводков с крючками, насаженными той или иной приманкой. Применяются переметы как в реках (причем не обязательно натягиваются поперек течения), так и в озерах, водохранилищах и опресненных заливах морей. Большие переметы для сугубо морской ловли называются ярусами и в основном используются промысловиками.

Однако и в наше время с термином «перемет» существует определенная путаница. В некоторых регионах РФ переметом именуют самоловные, не наживляемые многокрючковые снасти, принцип ловли которыми основан на том, что рыба не хватает насаженную на крючок приманку, а зацепляется (багрится) за голые крючки. Очень часто переметами именуют подпуски – снасти, больше напоминающие донки с увеличенным числом крючков, которые не растягивают между якорями или кольями, но забрасывают с берега или опускают (вытравливают) с лодки. В республиках и областях европейского севера России для переметов общеупотребительное название – продольник.

В общем, если с кем-то из рыбаков зайдет разговор о переметах, не мешает для начала уточнить: а что, собственно, имеется в виду под этим термином?

Переметы подразделяются на донные и находящиеся в толще воды. Верховые переметы (у которых шнур натянут над поверхностью воды) в былые годы использовались достаточно часто на узких несудоходных реках, но в настоящее время их почти не употребляют, разве что в самых глухих, малонаселенных местах.

Шнур в толще воды удерживают либо располагающиеся на поверхности буйки, либо поплавки, укрепленные непосредственно на шнур.

Конструкция перемета проста на редкость, и изготовление никакой сложности не представляет.

Шнур делают из… Проще сказать, из чего его не делают: из слишком слабой на разрыв бечевы, или размокающей и теряющей прочность в воде. А в остальном фантазия рыбаков мало чем ограничена: используют толстую леску, веревки всех видов (нейлоновые и из других полимерным материалов, хлопчатобумажные, льняные и т. д.), провода, как в изоляции, так и без нее.

Шнур в разных регионах называют по-разному: хребтина, встёжка, длинник.

Забитые в дно колья, к которым привязан шнур, промысловики называют чипчиками; используют это название и многие любители.

Для поводков, называемых иногда поводцами или свесами, чаще всего применяется леска, но кое-где пользуются тонким капроновым шнурком (для ловли рыб, не боящихся грубых снастей, например, налима). При ловле переметом щуки поводок (целиком, или же только его примыкающую к крючку часть), делается металлический или кевларовый.

Крепятся к шнуру (прививаются, встегиваются) поводки разными способами. На шнурах из толстой лески зачастую делают петли на необходимом расстоянии, и крепят к ним поводки «петля в петлю» либо пристегивают при помощи карабинов с застежками и вертлюжков. Оба этих способа позволяют хранить поводки отдельно и пристегивать их к натянутому на водоеме шнуру, одновременно наживляя крючки.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 88. Крепление поводков к петлям на лесковом шнуре при помощи застежки (А) и «петля в петлю» (Б): 1 – основная леска; 2 – поводок с крючком; 3 – застежка; 4 – вертлюжок.

Крепление при помощи застежки значительно увеличивает стоимость снасти при ловле с большим количеством крючков, но его удобно применять при ловле рыб, глубоко заглатывающих насадку – так, что трудно снять добычу с крючка без нанесения ей сильных повреждений; в этом случае поводок просто отстегивается и заменяется новым, рыба вместе с поводком отправляется в садок и крючок из нее извлекается уже дома. Чтобы снять с перемета вместе с рыбой поводок, укрепленный «петля в петлю», приходится делать петлю увеличенного размера, чтобы через нее можно было протащить улов, – что неудобно при ловле достаточно крупных рыб.

Петля на основной леске делается при помощи простейшего узла (рис. 89.1). Но если основная леска небольшого диаметра (на коротких переметах или на подпусках, которые тоже можно считать разновидностью перемета), такой узел может «поползти», и тогда в него добавляют лишнюю петлю (рис. 89.2).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 89. Вязка петель на лесковом шнуре: 1 – на толстом; 2 – на тонком.

Если в качестве основы для изготовления перемета используется бечева или капроновый шнур, то петли вязать на них неудобно, снасть получается слишком громоздкой и неуклюжей (за исключением самых тонких шнуров, применяемых для небольших переметов).

На рис. 90 изображен способ, которым встегивают поводки в перемет из крученой бечевы: заготовив нужное количество поводков (нарезав из капронового тонкого шнура или лески) и привязав к ним крючки, свободные концы поводков закрепляют простым узлом. Затем поводки привязывают (встегивают) – поднимают жалом крючка одну прядь встежки и протаскивают под нее крючок и поводок, захлестывая затем поводок простой петлей кругом встежки. Отступив от места прикрепления первого поводка на необходимое расстояние, встегивают следующий поводок и т. д.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 90. Привязывание (встегивание) поводка в шнур из бечевы.

Изготовленные таким образом переметы хранятся вместе с поводками, и, соответственно, имеют больше шансов запутаться при установке или выборке. Чтобы избежать такой беды, некоторые рыболовы используют следующий метод: длина поводка делается на 1–2 см короче половины расстояния между поводками, а два соседних крючка втыкаются в небольшой отрезок кембрика, так чтобы жала не торчали наружу (можно использовать небольшие кусочки пробки, пенопласта и т. п.). Смотанный перемет имеет очень мало шансов запутаться, но размеры снасти надо выдерживать при изготовлении с большой точностью, и подготовка ее к работе требует большой аккуратности, даже педантичности.

Проще использовать отрезки кембрика, размещаемые прямо на шнуре (диаметр кембрика подбирается так, чтобы он не скользил по шнуру свободно, а передвигался с небольшим усилием, либо внутрь кембрика вставляется в качестве стопора обломок спички). Каждый крючок при таком способе цепляется за свой отрезок кембрика (рис. 91), и выдерживать длину поводков с точностью до сантиметра нужды нет.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 91. Использование кембрика для защиты крючков: 1 – перемет в транспортном положении; 2 – в рабочем.

Но такой способ хорош для небольших переметов – продергивать, например, двухсотметровый шнур сквозь сотню отрезков кембрика достаточно утомительно.

Поэтому большинство российских рыболовов применяют для сматывания переметов с неотделимыми поводками так называемую «лещедку» – мотовило из тонкой доски, длиной 40–60 см. По краям лещедки зачастую приклеиваются полосы пенопласта или пенопропилена (т. н. «пенки»), в которые втыкают при сматывании крючки – четные направо, нечетные налево, или наоборот. Иногда используется мотовило, целиком изготовленное из пенопласта средней твердости, однако такая лещедка пригодна лишь для того, чтобы перевезти перемет с одного участка водоема на другой, длительно хранить на ней снасть не следует: высыхая, шнур сокращается и может деформировать и даже сломать пенопластовую лещедку.

Если перемет высыхает на жестком мотовиле, то какая-то часть прочности шнура утрачивается. Многие рыболовы игнорируют этот факт, применяя шнуры с избыточным запасом нагрузки на разрыв. Другие, более предусмотрительные, предпочитают сушить переметы в ненатянутом состоянии, разложив или развесив на берегу. Шнуры, изготовленные из растительных материалов, полезно пропитывать веществами, препятствующими гниению (просмаливать).

Длина и толщина поводков, расстояние между ними, размер крючков определяются условиями ловли и добычей, на поимку которой ориентируется рыболов. Переметы применяются для лова самых различных рыб, но все же главным образом крупных и хищных.

Например, в Сибири для лова налима, язя и других рыб применяют переметы с длинниками по 15–20 м. Количество крючков на длиннике колеблется от 10 до 25, а расстояние между поводками от 60 до 150 см. Устанавливают его на дне на якорях. Наживку применяют самую разнообразную, в зависимости от породы ловимой рыбы.

Примерно так же, с большими или меньшими отличиями, устроены переметы и в других регионах. О некоторых из них, ориентированных на ловлю конкретных рыб, будет подробнее рассказано ниже.

Следует учитывать, что количество крючков на переметах у любителей (и, соответственно, длина снасти) далеко не всегда определяется удобством ловли. Рыболовам, не желающим расстаться с переметом, конфискованным рыбоохраной, приходится учитывать ограничения, установленные правилами.

В разных регионах они весьма разнятся: в центральных густонаселенных областях, где реки и озера испытывают большую рыболовную нагрузку, зачастую нельзя ставить на перемет более 10 крючков. Такая усеченная снасть малоэффективна, и успешно ловить ей могут лишь рыбаки, хорошо изучившие водоем и «подводные тропинки» его обитателей.

В других регионах правила более либеральные, и позволяют ставить на переметы по 50, по 100, порой по 200 крючков. Рекорд принадлежит, кажется, Архангельской области: любителям разрешается иметь на переметах до 100 крючков (причем без какого-либо разрешения или лицензии), а в отдельных водоемах – до 500! (Насколько ловля пятисоткрючковой снастью может считаться любительской, – вопрос отдельный.).

Установка перемета.

В реках перемет ставится чаще всего по старике, поперек реки, с берега на берег. Иногда – вдоль берега, особенно щучьи продольники; на мелководьях неподалеку от глубоких омутов. В озерах – вдоль берегов (на больших озерах – вдоль прибойного берега), рядом с подводными каменистыми отмелями (лудами). Единых правил тут нет – где держится и кормится рыба, там и растягивайте перемет.

Донные переметы ставят специально для ловли налимов и сомов, а верховыми и расположенными в толще переметами ловится всякая иная рыба.

Чтобы донный перемет не повисал над бровками, ямами, перепадами глубин и т. д., его ставят, не натягивая шнур, и подвязывают несколько дополнительных грузил, равномерно распределенных вдоль шнура.

Иногда, на достаточно глубоких водоемах, переметы натягиваются наклонно, под углом, как изображено на рис. 92. Имеет смысл выставлять таким образом снасть на незнакомых водоемах, для разведки – какая рыба и на какой глубине держится.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 92. Перемет, установленный наклонно.

Насадки.

Для ловли небольшими и средними переметами применяются самые разнообразные насадки: живцы, лягушки, резка (кусочки рыбы), выползки, кучки навозных червей, пресноводные моллюски: беззубки и перловицы (с раздавленной раковиной). Мелкие и растительные насадки – мотыль, опарыш, пареный горох, овес и т. п. употребляются редко или не употребляются вообще. Авторы старых рыболовных книжек весьма рекомендуют рачье мясо и линючих раков, но мало где в густонаселенных регионах сейчас раки водятся в таком изобилии, чтобы не жалко было тратить их на насадку.

Там, где любителям разрешено применять переметы с большим количеством крючков, раздобыть достаточное количество насадки бывает затруднительно. Попробуйте-ка откопать или изловить ночью с фонариком хотя бы сотню выползков! Применение же мелких червей, если в водоеме водится ерш, резко снижает эффективность донных переметов (от другой мелочи, любящей объедать червей, можно спастись, установив снасть после заката, но ерши активно питаются и в темноте).

Поэтому главная насадка для самых больших переметов – живец либо резка. Чтобы не тратить время на поимку многочисленных живцов, заядлые «переметчики» обычно ставят мелкоячеистую сеть у берега или у края травы, где держатся стайки мелочи.

Там, где водится ручьевая или речная минога, ее личинки – идеальная универсальная насадка для переметов. Насаженные за свои мясистые губы-присоски, личинки живут на крючке очень долго, и активно клюют на них не только хищники, но и рыбы, считающиеся мирными – сырть, язь, изредка попадаются даже крупные лещи, несмотря на всю свою осторожность. Личинку миноги добывают обыкновенной совковой лопатой, выбрасывая на берег с мелководья донный грунт.

Отдельные виды переметов, отличающиеся конструктивно и специализированные для ловли тех или иных рыб, описаны в статьях «Сом», «Щука» и «Сазан».

Пескарь.

Пескарь (Gobio gobio) – небольшая рыба семейства Карповые, вырастающая по мнению ихтиологов длиной 10–15 см, изредка до 20 см. Рыболовы (вообще-то склонные к преувеличениям) считают, что изредка попадаются одиночные экземпляры длиной до 30 см и весом до 200 г. Одного такого пескаря-переростка мне довелось подержать в руках – длина его от кончика рыла до кончика хвостового плавника составляла 27,5 см, но патриарх пескариного племени был необычайно толст – очевидно, с определенного возраста пескари больше прибавляют в толщину, подобно карасям и линям. Взвесить рекордного пескаря, к сожалению, не удалось, был он пойман другим рыболовом (на речке Славянке в Ленинградской области).

Но если не рассматривать исключения, то среднестатистический пескарь – весьма небольшая рыба с длинным, круглым в поперечном разрезе телом, покрытым крупной (в сравнении с размерами пескаря) чешуей. По бокам – ряд темных пятен, спинной и хвостовой плавники тоже пятнистые. В углах рта у пескарей имеются два небольших усика – судя по всему, атавизм, а не орган осязания: в донном грунте в поисках корма пескари не роются и корм добывают, в основном полагаясь на зрение.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 93. Пескарь.

В пределах России и СНГ обыкновенные пескари распространены почти повсеместно, образуя несколько подвидов, мало различающихся между собой. Кроме них, к тому же роду Пескари относится еще множество близких видов с ограниченными ареалами обитания: дунайские пескари, долгоперые, длинноусые, куринские, северокавказские, сибирские, ленские, амурские, туркестанские и т. д. и т. п. Некоторые из этих рыбешек не имеют пятнышек на теле, у других отсутствуют усики, но в общем и целом по внешности и образу жизни пескари разных видов достаточно схожи.

К условиям обитания пескари неприхотливы, живут в самых разных водоемах: в ручьях, в реках (небольших, средних и больших), в озерах, в опресненных заливах морей, даже в копаных прудах, но лишь том случае, если в последних имеется хоть какой-то источник свежей воды, впадающий ручеек или сильный родник, бьющий из дна, – в противном случае пескари рано или поздно погибают от заморов, причем как от зимних, так и от летних, вызванных бурным размножением одноклеточных водорослей.

К чистоте воды пескари достаточно чувствительны (хотя и не в такой степени, как налимы, гольяны или раки) и в водоемах с мутной и загрязненной водой не уживаются. Чистая, но при этом очень холодная вода для пескарей тоже дискомфортна – в родниковых верховьях речек стайки пескарей малочисленны.

Еще более привередливы пескари к характеру дна – им непременно нужно песчаное или песчано-галечное дно, несколько реже они встречаются на плитняковом дне (т. е. на гладком каменном). Если песчаные отмели на речке заиливаются за счет смыва земли с распаханных полей, пескари становятся большой редкостью, хотя весьма лакомы до живущего в иле мотыля. Зато при заиливании на смену пескарям часто появляются лини: можно сказать, что эти два представителя Карповых – рыбы-антагонисты. И наоборот – если, например, при создании пляжа на мелкое место реки высыпают несколько самосвалов песка, то не в этом сезоне, так в следующем на искусственной песчаной отмели непременно появляются пескариные стаи, причем даже в том случае, если в радиусе нескольких километров подходящих для пескарей мест нет. Из последнего наблюдения можно сделать вывод, что по крайней мере весной пескари совершают достаточно протяженные путешествия, но задерживаются лишь в подходящих им местах.

Летом пескари держатся и кормятся днем на небольших глубинах – от 30 см до 1,5 м, редко уходя глубже, а на ночевку уплывают к берегам, забиваясь в заросли прибрежной растительности. Там, где пресс хищников силен, утренний выход пескарей на кормежку иногда случается очень поздно – часа через три-четыре после рассвета. Эту особенность не мешает знать рыболовам, рассчитывающим по-быстрому наловить живцов перед утренней рыбалкой: там, где днем песчаное дно просто-таки усеяно пескарями, ранним утром можно не обнаружить ни единой рыбешки.

Иногда пескари на ночевку с песчаных перекатов никуда не уплывают – на широких реках, где до прибрежных зарослей пескарям слишком далеко добираться. Но в небольших речушках ночью пескари в больших количествах «вытаптываются» из прибрежных трав в мелкоячеистые наметки и даже в корзины, а при дневной ловле теми же снастями в тех же местах совершенно не попадаются.

При наблюдении с берега, с лодки или с моста может показаться, что пескари лежат на дне, подобно гольцам или бычкам, но это не так: подводные видео– и фотосъемки доказывают, что пескари держатся на расстоянии 1–2 см от донного грунта (хотя никогда не выстраиваются в несколько ярусов, как держащиеся у дна стаи гольянов). То есть пескарям постоянно приходится плавать, тратить мускульную энергию – поэтому, хотя они и любят быстрое течение, на самую быстрину не забираются, держатся поблизости, в небольших ямках на перекатах, за торчащими из песчаного дна камнями или собираются несколько ниже участков с очень сильным течением. Но в совсем тихих местах пескарей можно найти лишь в водоемах без течения – струя, приносящая корм, непременное условие при выборе пескарями мест для стоянок в реках.

Осенью, по мере похолодания воды, пескари уходят на более глубокие места, выходя на отмели уже не каждый день, лишь в ясную и теплую погоду. В октябре-ноябре пескариные стаи окончательно скрываются в глубоких ямах и омутах, где и проводят всю зиму, причем донный грунт уже особой роли не играет, в предзимье и зимой пескарей можно встретить и на иловатых местах.

Питаются пескари всем, что приносит течение: личинками насекомых, червями, мелкими водными беспозвоночными. Весной поедают икру ранее отнерестившихся рыб – но особого ущерба, очевидно, не наносят: не следуют за стаями плотвы или леща на нерестилища (по крайней мере не попадаются там в верши с мелкой ячеей, как другие любители поживиться чужой икрой), а подхватывают икру неоплодотворенную, приносимую течением.

Дедушка Брем поведал в «Жизни животных» про диету пескарей историю-страшилку. Вот какую:

«Когда после осады Вены в 1683 году убитых турок вместе с убитыми лошадьми, чтобы избавиться от них, побросали в Дунай, то спустя некоторое время, как рассказывает Марсильи, вблизи этой падали или в полостях этих тел нашли множество пескарей, причем было замечено, что людей они решительно предпочитали лошадям».

Может быть, австрийские пескари и в самом деле грешат людоедством и трупоедством, но наших, российских, от таких обвинений решительно оградим: устройство челюстно-ротового аппарата никак не позволяет им откусывать куски мяса. (А вот про поедание утопленников и утонувших животных балтийской корюшкой, заходящей на нерест в реки, историй доводилось слышать так много, что какая-та часть из них наверняка правдива).

Питается ли пескарь растительной пищей? Классик Сабанеев утверждал, что нет, и как исключение, подтверждающее правило, приводил случай поимки двух озерных пескарей (всего двух за всю карьеру) на хлебную насадку. Ранее примерно то же самое писал Аксаков: пескари, дескать, берут на хлебную насадку редко, и только в прудах, в реках же ни под каким видом на нее не попадаются.

Однако в наше время можно наудить очень много пескарей в реках на тесто или хлебный мякиш. В ловушки, где приманкой служит хлеб или сухари, пескари тоже заходят охотно. Остается лишь констатировать, что за полтора столетия вкусы российских пескарей несколько изменились – хлеб в девятнадцатом веке был дороже, и так запросто и в таких количествах в воду его не бросали. Но в любом случае на некрупных червей и на мотыля пескари клюют значительно лучше, чем на мучные насадки. На опарышей и на другие белые личинки поклевки случаются не так часто. Возможно, это связано с тем, что на светлом песчаном фоне светлые личинки менее заметны для рыб.

Но подводными растениями и тиной пескари и в самом деле не питаются, в отличие от большинства карповых рыб, – в их желудках никогда не найти зеленоватой слизи, а мясо летом не приобретает горечь и специфический травяной запах.

Нерестятся пескари поздно, позже других карповых рыб за исключением карася, карпа и линя; на северо-западе России это случается обычно в начале-середине мая, примерно в одно время с нерестом балтийской сырти, – но пескари дольше выметывают икру небольшими порциями и весь процесс завершается позже.

Мечут икру речные пескари там же, где и проводят летние месяцы – на песчаных мелководьях и обязательно при наличии течения. В слабопроточных прудах, где не водятся окуни и щуки, пескари перед нерестом (на северо-западе в первых числах мая) в громадных количествах концентрируются на прогретых мелководьях, на глубине до полуметра, – причем там, где есть источники свежей воды, т. е. впадающие в пруд небольшие весенние ручейки, летом пересыхающие. Один заброс накидной сети или один подъем «паука» приносят в таком месте до нескольких сотен рыбешек; поклевки на удочку следуют постоянно. Лишь в это время прудового пескаря можно выудить не только со дна, но и вполводы, и даже в верхних слоях, – либо на дне пищи на всех не хватает, либо близящийся нерест заставляет пескарей позабыть свои привычки, но снуют они на всех горизонтах во множестве и выдают себя всплесками на поверхности.

В реках такие многочисленные преднерестовые собрания пескарей обнаружить не удается, очевидно, виной тому служат хищные рыбы, разгоняющие пескариные скопления. И нерест у речных пескарей поневоле проходит парный или в составе небольших стаек, но и его можно неплохо наблюдать со стороны: видно, как две (реже три или четыре рыбешки) извиваются, трутся друг о друга на самой поверхности воды, постепенно сносимые течением. Потерявших осторожность пескарей в эти моменты активно преследуют и щуки, уже отнерестившиеся, и чайки, и даже птицы, обычно рыболовством не занимающиеся, – мне самому доводилось видеть, как вороны занимали позиции на торчащих из воды камнях, терпеливо поджидая, пока течение поднесет пескариную парочку, полностью увлеченную брачными играми, – выхватывали клювом рыбешку, уносили ее на берег и там расклевывали.

В больших реках, где долго не спадает уровень весеннего паводка, пескари поднимаются на нерест в притоки, но очень недалеко, до первого подходящего перекатика с прогретой до необходимой температуры водой; из озер пескари также поднимаются весной во впадающие в них ручьи и речки. В отсутствие ручьев и вообще свежей проточной воды нерест может вообще не состояться – в заливных пойменных озерцах иногда можно и в июне поймать икряных пескарей, причем икра уже начинает рассасываться.

В биоценозе небольших наших речек пескари (быстро растущие и способные нерестится уже на исходе второго года жизни) играют важную роль одной из главных кормовых рыб, особенно в отсутствие уклеек, не встречающихся в больших количествах в нешироких и незагруженных реках.

Там, где по причине заиления пескари переводятся, щуки начинают расти значительно медленнее, что хорошо видно по большему количеству мелких межмышечных костей у невеликих по размеру хищниц. Весьма лакомы до пескарей и жерехи, и окуни: и те, и другие порой выскакивают в азарте погони за пескарями на мелководье, на отмели с глубиной в несколько сантиметров. Для лососевых рыб, налимов и судаков пескари тоже излюбленная пища (особенного для последних, из-за своей узкой глотки клыкастые не жалуют широких рыбешек). Но особенно привержены к поеданию пескарей голавли – начиная с августа месяца на многих реках именно небольшие пескарики составляют главную часть голавлиного рациона.

* * *

Российские рыболовы мало обращают внимания на пескарей, ловят их в основном во вспомогательных целях, для использования в качестве живцов. Иное дело в густонаселенной Западной Европе: во Франции, например, пескари считаются вполне достойным объектом для ужения – отчасти из-за того, что жареные пескари почитаются во французской кухне за большой деликатес.

Некогда и в России, по сообщению Сабанеева, существовали рыболовы-промышленники, жившие тем, что пудами удили пескаря и продавали его в рестораны, французская кухня была весьма популярна среди состоятельных людей того времени. Ныне пескариная рыбалка служит в основном утехой для начинающих рыболовов.

Хотя лично я люблю поудить пескарей летним полднем – в жару крупная рыба хорошо клюет лишь на зорьках, и пескариная рыбалка позволяет скоротать долгий день между утренней и вечерней ловлей. К тому же (правы французы) крупный пескарь, трехлетний и старше, поджаренный на масле «с хрусточкой», – деликатесное блюдо. Если рассматривать рыбалку в гастрономическом плане, то ловить пескарей летом гораздо интереснее, чем пытаться соблазнить привередливую плотву, горькую и припахивающую тиной, хотя бы последняя и была втрое крупнее.

Ловят пескарей обычно длинными удочками, оснащая их по-разному, в зависимости от местных условий. Конечно, ловить пескарей с успехом можно и донками-закидушками, и донками с резиновым амортизатором, и фидерами, – но, как говорится, много чести.

Самый простой вариант оснастки – обычная поплавочная удочка (рис. 94.1), настроенная так, чтобы при проводке по течению грузило двигалось в непосредственной близости от дна, а крючок с насадкой по нему волочился. Такой снастью удобно ловить в тех местах с умеренным течением и дном чистым и ровным, без повышений и понижений.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 94. Варианты оснастки для ловли пескарей: 1 – поплавочная удочка; 2 –донка; 3 – полудонка.

Там, где проводка на расстоянии хотя бы трех-четырех метров невозможна из-за неровностей дна или завихрений течения, лучше применять полудонку или донку (рис. 94.2 и 94.3); поклевка в последнем случае определяется осязанием, – пескари клюют весьма уверенно и чуткие сторожки не нужны.

Иногда, при ужении в прозрачной воде и в удобных местах (при ловле в отвес с моста, например), пескарей добывают «в узерку» – поплавок и грузило в оснастку не включают, лишь крючок, который подводят к самому носу стоящих на мелководье пескарей, поклевка в этом случае определяется визуально. Если течение слишком быстрое и поднимает крючок с насадкой над головами пескарей, лучше привязать вместо крючка мормышку, либо пропустить леску сквозь небольшое скользящее грузильце весом 5–6 гр. (стопор-дробинку лучше не применять, ограничив движение груза стопорным узлом).

За пищей, проплывающей над ним на высоте хотя бы 15–20 см, пескарь поднимается, лишь если очень голоден, а летом с ним такого не случается почти никогда. Поэтому, если задача стоит обратная: избежать поклевок пескарей при ловле крупной рыбы, – для ее решения достаточно поднять приманку над дном.

К качеству снасти и к ее незаметности пескари абсолютно не требовательны. Их не смущает слишком яркая расцветка поплавка (отпугивающая более осторожных рыб при ужении в мелкой и прозрачной воде). Избыточная грузоподъемность поплавка тоже не помеха активному клеву – даже если пескари не могут потопить слишком крупный для них поплавок, всё равно продолжают клевать.

Толщина лески также не имеет особого значения, поэтому злоупотреблять супертонкими лесками не стоит, особенно если на песчаном дне имеются палки и другой принесенный течением мусор, – с ослабленной снастью любой зацеп, даже самый легкий, становится проблемой. Леска диаметром 0,2 мм пескарей совершенно не смущает, но позволяет доставать со дна реки зацепленные крючком ветки. К тому же стоит учитывать, что на пескариные стоянки любят врываться хищники – крупные окуни, жерехи, ближе к осени – голавли; при случайной поклевке крупной рыбы толстая леска дает куда больше уверенности, что пришелец отправится в садок.

Рот у пескаря небольшой и крупные крючки не нужны, № 3,5 по отечественной нумерации самый подходящий размер, при ловле на мотыля (2–3 личинки насаживают «кисточкой») можно брать на номер меньше, на червя – на номер больше. Эти две наживки наиболее употребимы, первая весной, вторая летом; на тесто и хлебный мякиш, как сказано выше, пескари клюют неплохо, но лучше ловить на них в прудах или в других местах без течения, – при речной ловле с волочащимся по дну крючком хлебные насадки быстро с него сваливаются.

Прикормка при ловле пескарей нужна редко, обычно достаточно время от времени длинной палкой рыхлить песчаное дно, – облака мути привлекают пескарей в зону ловли. Но иногда прикормку все же используют, если песчаная отмель слишком обширна и стаи пескарей кочуют по ней, отходя от крючков из-за появления хищников и т. д. Но и в этом случае шары прикормки состоят почти полностью из песка или супеси, с минимальным добавлением съедобных фракций (обычно это рубленые дождевые черви, для насадки мало пригодные, или распаренные крупы).

Никаких тонкостей в технике ужения пескарей нет. Главное условие – мягкая подсечка, губы у пескарей слабые, сильные взмахи жестким удилищем их отрывают. Клюет пескарь уверенно, но не заглатывает насадку так же глубоко, как ротан или окунь, – если промедлить с подсечкой, на крючке остается кусочек червя в несколько миллиметров длиной, а пескарь уплывает. Но после трех-четырех поклевок определить время подсечки труда не составляет, и дальнейшее ужение идет без осечек.

Целого червя при ловле насаживать не обязательно, пескарь хорошо берет и на половинку, и на треть червя, – при некотором опыте на одного червя можно выудить до десятка рыбешек.

* * *

Хотя пескари при удачном выборе места клюют часто и уверенно, но если задача состоит в том, чтобы быстро наловить несколько десятков, а то и сотен рыбешек (для наживления перемета, например), то лучше воспользоваться ловушками или сетными снастями.

Собственно в ставные сети пескари не попадаются, по своей мелкости беспрепятственно проскальзывая сквозь ячейки; теоретически мелкоячеистые «уклеечные» или «ряпушковые» сети могут принести успех, по крайней мере с самыми крупными пескарями, но на пескариных местах их никто не использует.

В бредни и наметки с некрупной ячеей пескари попадаются достаточно часто, но лишь в качестве прилова, среди прочих рыб. Лишь однажды довелось мне видеть бредешок, специально сделанный из двух тюлевых занавесок для пескариной ловли. Работала эта снасть неплохо, но для хороших уловов требовалось слишком много ловцов-помощников, с шумом и плеском нагонявших пескариные стайки на песчаной отмели, – иначе пескари успевали уходить от медленно ползущих крыльев бредня.

Немало пескарей попадается при ночной ловле в небольших речках наметками и т. н. «топтухами» или «клумлями» – большими цилиндрическими корзинами, опускаемыми на дно на мелководье, возле зарослей прибрежной растительности; затем рыбу вспугивают ногами, «вытаптывают». Но и эта ловля не направлена исключительно на пескарей, они попадаются опять-таки в качестве прилова.

Специально ловить пескарей лучше всего подъемником, опускаемым с моста, причала и т. п., при отсутствии таких удобных мест можно ловить взабродку или с лодки, хоть это и не так сподручно.

Подъемники применяются самые разные: и «пауки», и конструкции с жестким обручем, лежащим на дне. Для поимки маленьких пескариков-сеголетков (на исходе лета и осенью это одна из лучших насадок для ужения окуней) достаточно самых простых и небольших подъемников, сделанных из подручных материалов – из марли или тюля.

Для крупных пескарей нужны подъемники побольше, размером не менее 1×1 м. Снасти самого большого размера сооружать для пескарей резона нет: сетка должна иметь мелкую ячею, и с увеличением размера подъемника его все труднее будет вынимать из воды с надлежащей быстротой.

Иногда пескарей заманивают в подъемники хлебной прикормкой, или взмучивая воду. Но можно обойтись и без того, если сеть подъемника связана из белых неокрашенных ниток. Пескари испытывают какое-то странное, необъяснимое пристрастие к белому цвету – если поблизости от их стоянки ляжет на дно сеть белого цвета (или белое полотнище, или лист окрашенной белым жести), через некоторое время стайка подплывет и окажется на нем. Сначала осторожно подплывут два-три «разведчика» и встанут снаружи, у самого края подъемника, затем медленно, неприметно для глаза, наползут на него… После чего уже без опаски вваливается вся стайка и рыбак, внимательно наблюдающий за своей снастью, поднимает сетку резким движением.

Не менее удобно ловить пескарей и кастинговой (накидной) сетью, не требующей к тому же в отличие от подъемника громоздкой жерди и каркаса, даже в сложенном виде занимающего немало места. Однако ловят ей значительно реже, – ловля трудная, требующая не только умения, но и регулярных тренировок. Добывать пескарей можно самой небольшой кастинговой сетью, трехфутовой, но прозрачную воду необходимо в таком случае взмутить, иначе пескари при виде летящей на них сети стремительно бросаются в стороны, и даже совершая броски в густые скопления, удается накрыть за бросок не более одной-двух рыбок. (Последнее наблюдение относится к пескарям достаточно крупным, сеголетки и годовики далеко не так пугливы.).

Неплохо заходят пескари в рыболовные ловушки с хлебной приманкой, особенно эффективны морды, сплетенные из лозняка (с плотным, как у корзин, плетением) и мелкоячеистые верши. Вполне подходят для ловли складные верши с пружинным каркасом, продающиеся в рыболовных магазинах (корейского, кажется, производства) с ячеей 6 мм. Выставлять их необходимо непосредственно туда, где на отмели держатся пескари, – они не любят далеко удалятся от своих стоянок, в отличие от прудовых карасей, которые отыскивают по запаху ловушки, даже стоящие в отдалении от обычных мест кормежки.

Если под рукой нет морды или верши, можно наловить немало пескарей даже в самые примитивные ловушки, сооруженные из подручных материалов. В прежние годы были популярны стеклянные ловушки – винные бутылки с продолбленным дном или трехлитровые банки с направленной внутрь горловиной из марли или тюля. Но такие устройства громоздки, тяжелы и часто бьются при неосторожном обращении. В наше время в ходу прозрачные пластиковые бутыли из-под питьевой воды объемом 5–6 литров (наверняка из двадцатилитровых бутылей, применяемых в офисных кулерах, тоже получатся уловистые ловушки).

Изготовить такую импровизированную снасть очень просто: бутыль ровно и аккуратно обрезается «по плечи» – в том месте, где начинает сужаться к горлышку, верхняя часть переворачивается и вставляется в нижнюю горлышком внутрь. После чего остается только пробить или прорезать достаточное количество отверстий и прикрепить груз (длинный кусок свинца, обрезок металлической трубки и т. п.) вдоль одной из стенок, чтобы заброшенная ловушка всегда ложилась на дно горизонтально. Более сложные и в то же время более уловистые ловушки описаны в статье «Минога», но их изготовить в походных условиях трудно – для одной ловушки требуются три одинаковых по размеру и форме бутыли.

Для поимки мелкого пескаря (необходимого для ужения окуней на малька) можно использовать небольшие ловушки из лимонадных бутылок на 1,5–2 литра, аналогичные тем, что опускают зимой в лунки для добывания верховок, но если надо добыть пескарей крупных, лучше применять более объемные емкости. В удачном месте в ловушку-миножницу иногда за час набивается 30–40 пескарей.

Плавные сети.

Плавные сети – снасти, конструктивно наиболее сходные со ставными, главное отличие состоит в способе применения.

Если сеть в процессе ловли плывет вниз по реке, растянутая между двумя сносимыми течением лодками, и вылавливают рыбу, идущую навстречу, то она называется плавно́й, а лов ею – речным плавным ловом.

Сеть чаще всего идет по поверхности, реже – вполводы, еще реже – у дна.

Ловят плавом главным образом ходовую рыбу, т. е. перемещающуюся в определенное время года вверх против течения. Значительно реже плавными сетями ловят покатную рыбу, т. е. плывущую после нереста вниз по течению.

В северных и сибирских реках (Северная Двина, Печора, Обь, Енисей, Лена) плавными сетями ловят семгу, нельму, омуля, муксуна, плотву, стерлядь и др.

Для плава выбирают место, отвечающее следующим требованиям:

1) плав должен быть рыбным, т. е. через него должны пролегать основные пути следования рыбы;

2) участок реки должен быть ровным, без резких поворотов и колен;

3) течение должно быть параллельным берегу; нежелательны для плава такие участки реки, на которых главная струя течения отжимается то к одному, то к другому берегу;

4) на донном плаве дно реки должно быть ровным и чистым, без ям, бугров, коряжин и т. п.;

5) на донном плаве желателен песчаный или илистый грунт, так как при каменистом или ракушечном дне сети сильно изнашиваются.

Плавными сетями ловят лодок, обычно с двух. Экипаж каждой лодки – два человека.

Но есть специалисты этой ловли, умудряющиеся ловить в одиночку и с одной лодки, причем с достаточно несерьезных посудин: с маленьких челноков-долблёнок, а то и с одноместных надувных. Второй конец плавной сети в таком случае привязывают к шесту, огруженному с одного конца и стоящему в воде вертикально. Сверху к шесту привязывается буек белого цвета, иногда даже выкрашенный фосфоресцирующей краской – ловля происходит по ночам, и белый буек позволяет разглядеть в темноте положение снасти. Еще лучше этой цели служит лампочка с батарейкой, помещенная пластиковую двухлитровую бутылку.

Если учесть, что такая ловля производится на северных реках, где ровные плесы сменяются бурлящими порогами, а то и водопадами, причем ловят осенью, в самую ледяную воду, – то надо признать, что плавиться в одиночку занятие весьма экстремальное. Да еще объектом ловли служит семга, и если в сеть влетает «мамка» пуда на полтора, то поди разбери, кто тут кого поймал. (Но такая рыбалка гораздо активнее и интереснее, чем ловля огромными лососевыми сетями-гарвами, весьма к тому же трудоемкими при установке и выборке.).

Плывущая в воде сеть может занимать разное положение: 1) сеть плывет по поверхности воды; 2) сеть плывет вполводы, т. е. под поверхностью; 3) сеть движется у дна.

В первом случае сеть, движущаяся посередине реки, часто обгоняет лодку, так как течение там сильнее, чем у берега. Середина сети начинает выпячиваться. Чтобы выровнять сеть, рыбаки в лодке (или лодках) время от времени подгребают.

При лове по дну, наоборот, сеть движется медленнее лодок. Чтобы выровнять порядок, движение лодок необходимо тормозить, время от времени подгребая веслами в обратную сторону.

При ловле плавом в полводы сеть поддерживается на заданной глубине дополнительными буйками, прикрепленными к сети на буйковых поводцах, или буйковых тоньках. Взяв большую или меньшую длину буйкового поводца, можно опустить сеть глубже или, наоборот, поднять ближе к поверхности в зависимости от горизонта, на котором держится рыба. Буйками раньше служили т. н. кухтыли, ныне повсеместно используются пластиковые лимонадные и пивные бутылки.

Конструкция плавных сетей.

Речная плавная сеть представляет собой прямоугольное сетное полотно с размером ячей, соответствующим размеру предполагаемой добычи. Длина сети в посадке от 50 м и выше, высота от 1,8 м (оба размера зависят от ширины реки и др. местных условий). Сеть садят на верхнюю и нижнюю подборы с посадочным коэффициентом 1 к 2. Такая густая посадка увеличивает уловистость сети.

Способы посадки различны: например, крупноячеистые сети, для лова семги, садят путем пропускания подборы сквозь верхний ряд ячей и подвязки каждой пятой-шестой ячеи. Для увеличения уловистости иногда сеть садят только на верхний, наплавной шнур, при этом сеть свободно свисает наподобие занавески на окне. Такие плавные сети называют самоплавами.

Если сеть предназначена для сплывания по поверхности воды, то наплавной шнур должен удерживать в воде сеть и грузила. При этом предусматривают не менее чем двойной запас плавучести. Если сеть предназначена для лова донной рыбы и должна сплывать по дну, то наплавной шнур должен удерживать в воде только сеть, без учета веса грузового шнура. Грузила заставят сеть опуститься, нижняя подбора ляжет на дно, поплавки расправят сетное полотно и сеть займет рабочее положение.

Речные плавные сети, так же как и ставные, могут быть жаберными (одностенными), двухстенными (использовать трехстенные смысла нет – 95 процентов рыбы влетает в снасть с одной стороны) и рамовыми. Ряжу в двухстенных плавных сетях делают из толстых ниток, размер ее ячеи в 3–5 раз превышает размер ячеи частика.

Естественно, размеры, ячея, способы посадки плавных сетей весьма разнятся, в зависимости от рыбы, для ловли которой они предназначены. В качестве примера рассмотрим изготовление и применение плавных сетей для ловли семги и кумжи.

Ловля лосося плавными сетями.

Лососей ловят плавными сетями как на огромных, широких реках, таких как Амур (тихоокеанских лососей) и Печора (семгу), так и на относительно небольших – принцип ловли остается неизменным, меняется лишь длина применяемых снастей и некоторые приемы ловли.

Можно сказать, что плавные сети и спиннинг – снасти-антагонисты в деле поимки семги: на быстрых участках с неравномерным течением, где наиболее успешно применяется спиннинг, с плавной сетью делать нечего. И наоборот, ловля на блесну на протяженных плесах с равномерным течением и чистым дном не принесет успеха спиннингисту – лососи проходят такие места, не задерживаясь, и их шансы «пересечься» с блесной невелики; плавная же сеть, двигаясь поперек реки навстречу ходу рыбы, приносит вполне достойные уловы.

Плавные сети могут быть как одностенными, так и ряжовыми, но для ловли семги почти всегда используют ряжовые трехстенные. Почему не двухстенные, если рыба движется в одну сторону, вверх по течению? (Так называемых «вальчаков» – отнерестившихся и скатывающихся в море лососей, исхудалых и безвкусных, – в расчет никто из рыбаков не принимает, да и скатываются «вальчаки» после завершения сезона ловли плавными сетями.) Но все не так просто… Общее движение рыбы вверх по течению в сторону нерестилищ занимает не один месяц, и включает в себя длительные остановки, и даже локальные скатывания. Некоторые ученые-ихтиологи придерживаются мнения, что семга, даже поднявшаяся по реке на 30–40 км, при летнем падении воды скатывается вниз, в предустьевую зону реки и даже в открытое море, где проводит от нескольких дней до нескольких недель, отъедаясь перед второй попыткой – а затем опять идёт в реку. Теория эта не доказана, но в любом случае нельзя исключать вариант, что лосось «влетит» в сеть с той стороны, откуда его не ждут, и тогда трехстенная сеть не позволит упустить «неправильную» рыбу.

Для среднего полотна сети, называемого делью, используют те же «куклы», что и для ставных лососевых сетей, описанных выше, но сажают их более свободно – так, чтобы из 60-метровой «куклы» получалась не 30-метровая, а 20-метровая сеть. Принципы посадки те же: между узлами посадочной нити должны быть 1–2 ячейки дели, в зависимости от величины ячеи.

Иногда используется упрощенный способ посадки: крупноячеистые сети (от 100 мм), связанные из особо прочной нити, садят путем пропускания подборы сквозь верхний ряд ячей и подвязки каждой четвертой или пятой ячеи тем же узлом, что крепит к подборе ряжовое полотно. Для нижней подборы, чаще контактирующей с донными камнями и т. п., такой способ лучше не применять.

Ряжовые полотна рыбаки-лососятники обычно вяжут сами – под конкретную имеющуюся у них «куклу» (вернее, вяжут одно полотно, вдвое превышающее нужный размер, и при посадке перегибают его пополам). Размер ячеи ряжового полотна выбирается кратным размеру ячейки дели, с коэффициентом 4 или 5: то есть при ячее дели 70 мм ряжа вяжется с ячеей либо 280, либо 350 мм. Материалом служит капроновая нить толщиной 1 мм, для самых крупноячеистых сетей эту толщину увеличивают.

Особое внимание при посадке надо обратить на шнуры, употребляемые для подбор.

Во-первых, они должны быть достаточно толстые и прочные, не менее 5 мм в толщину. Некоторые любители плавной ловли используют чуть ли не канаты толщиной 10 мм – прочность их позволяет корчевать со дна реки топляки, занесенные песком и илом.

Во-вторых, шнур должен быть плетеным, а не крученым. В толстых крученых шнурах слишком большой остаточный крутящий момент, вредный при плавной ловле, когда сеть не растянута на кольях или якорях, а свободно плывет по течению.

Некоторые рыболовы, если им все-таки приходится использовать крученый шнур, подвергают его предварительной обработке. Вот какой: опускают в реку в месте с сильным течением, дают свободно вытянуться и выдерживают так некоторое время; затем высушивают (тоже в вытянутом состоянии, не скручивая в бухту; затем «просмаливают» – используя, впрочем, не смолу, а парафин и ему подобные вещества. Но обработанные таким образом шнуры теряют значительную часть гибкости.

Гораздо проще пустить в дело крученый шнур, сложенный вдвое таким образом, чтобы крутящие моменты двух шнуров были направлены в противоположные стороны и компенсировали друг друга. При таком способе посадки возрастают требования к прочности и надежности посадочных узлов (кроме прямой своей функции, узлы еще соединяют в единое целое половинки подборы).

Боковые подборы сети тоже делаются из шнура, хоть и менее прочного (а не из посадочной нити, как у любительских ставных сетей), и к ним подвязываются крайние ячейки как дели, так и ряжи.

«Приухи» – т. е. торчащие за пределы сети концы верхней и нижней подбор – оставляют значительно длиннее, чем на ставных сетях, до 2 метров длины. Иногда (для нешироких рек и коротких сетей) длинные «приухи» оставляют лишь с одного конца сети, а с другого – обычные.

Длина сети зависит от ширины плеса, на котором производится ловля, и колеблется от 20 до 150 метров. На широкой реке поймать что-либо короткой сетью затруднительно, поэтому там правила разрешают любителям относительно длинные сети (например, на упоминавшихся выше Амуре и Печоре – 120 и 80 метров соответственно). На узких реках получить лицензию на сеть длиннее 25–30 метров практически невозможно.

Огрузка плавной сети зависит от условий ловли. Идеальным для ловли семги считается вариант, когда сеть идет в придонном слое, слегка касаясь грузовым шнуром дна – сети в таком случае огружают, добиваясь небольшой отрицательной плавучести, близкой к нулевой.

Но жизнь обычно далека от идеала, трудно отыскать на наших реках тоню[7] с ровным, расчищенным дном, не используемую для промыслового лова, а любителям появляться на промысловых участках запрещено.

На Луге, например, с ее тяжким наследием молевого сплава, пустить сеть у дна невозможно – сразу начнет собирать торчащие под углом топляки. Поэтому для ловли выбирают плесы глубиной около 3 метров (имеется в виду глубина осенью, после сезонного повышения уровня воды в реке), и сеть двухметровой высоты пускается поверху, чтобы нижняя подбора шла примерно в метре от дна. Тогда почти со всеми топляками удается разминуться, но и часть лосося проходит мимо (ниже) сети.

Но, в любом случае, поплавки и грузила ставят на плавные сети чаще, чем на ставные. Например, при двухячеечной посадке поплавки ставятся через две «огнивы» на третью, грузила, соответственно, в точности под поплавками.

На реках севера, в Карелии и на Кольском полуострове, к последствиям лесосплава надо приплюсовать еще и валуны, в изобилии притащенные в те края ледниками, и оставшиеся как на суше, так и дне водоемов. Поэтому северяне пользуются так называемыми «самоплавами» или «верхоплавами» – сетью с достаточно грузоподъемными поплавками, но при этом с самой минимальной огрузкой; сила течения позволяет такой сети переползать через валун, не зацепляясь.

Иногда, в местах с очень слабым течением, «самоплавы» садят только на верхний, наплавной шнур, при этом сеть свободно свисает наподобие занавески на окне. В этом случае ряжовые полотна можно не ставить, одностенная сеть такой конструкции получается достаточно уловистой.

Ловля происходит всегда ночью, когда рыба не видит надвигающуюся на нее сеть. Там, где на реках имеются протяженные плесы и сплавляться с сетью можно на протяжении 1–2 километров, ловят исключительно с моторных лодок, позволяющих быстро возвращаться к началу тони (однако большие мощные катера мало пригодны, лодка должна достаточно ходко двигаться под веслами при выметывании сети в воду). На небольших реках с короткими ровными и прямыми участками можно использовать гребные лодки. Рыбаков обычно в лодке двое, хотя есть специалисты этой ловли, умудряющиеся ловить в одиночку.

Начинается ловля с того, что в реку опускается кляч с привязанной к нему сетью (кляч отличатся от применяемого при «флюгерной» установке лишь несколько большей длиной). При небольшой длине сети поплавок на вершине кляча имеет смысл красить белой краской, заметной в темноте; если сеть длинная, то смысла в такой окраске нет, лучше привязать к клячу поплавок с подсветкой (удобно использовать тоненький фонарик на пальчиковых батарейках, проходящий в горлышко пластиковой бутылки; если в фонаре стоит светодиод, а не лампа накаливания, емкости батарей хватает на всю ночь).

Затем один из рыбаков начинает отгребать в сторону от кляча, перпендикулярно течению реки, а второй выметывает в воду сеть, заранее аккуратно разложенную на корме лодки (если лодка гребная), или на плоском носу «казанки» (в этом случае моторка движется при установке сети задним ходом под веслами). Рыбаки-одиночки выметывают сеть через борт, умудряясь одновременно подгребать веслами несколько под углом (компенсируя снос течением в промежутках между гребками); выставлять сеть таким способом неопытному человеку я бы не посоветовал.

Движение лодки обычно направлено от середины реки к берегу, так, чтобы затем, при ловле, сеть двигалась по фарватеру; бывают исключения из этого правила на «прижимах» – в тех местах, где фарватер жмется к одному из берегов (обычно крутому, высокому).

Когда вся сеть ушла в воду, возможны различные варианты дальнейших действий. На узких реках к лодке крепится непосредственно длинный «приух» верхней подборы, на широких используют «отгоны» – привязанные между сетью и лодкой прочные веревки от 20 до 50 метров длиной. Если сеть длинная, то отгон и ближний приух крепятся ко второму клячу.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 95. Ловля плавной сетью: 1 – дальний кляч; 2 – приухи; 3 – сеть; 4 – ближний кляч (для коротких сетей не применяют); 5 – отгон (на узких реках не применяют).

При ловле поверху сеть, движущаяся ближе к середине реки, часто обгоняет лодку, так как течение там сильнее, чем у берега. Чтобы выровнять сеть, рыбаки в лодке время от времени подгребают. При лове по дну, наоборот, сеть движется медленнее лодки, за счет торможения грузилами, касающимися дна, – и движение лодки необходимо тоже тормозить, время от времени подгребая веслами в обратную сторону.

Есть места, не очень удобные для плавной ловли (узкие реки с неравномерным течением), где ловить можно только растянув сеть, обычно недлинную, между двумя лодками.

Пока один рыбак гребет, второй контролирует сеть, держась за «приух» или «отгон». Поимка лосося ощущается сразу – резкими толчками, отдающимися в шнур. После этого сеть выбирают и в ловле делают перерыв: плывут на берег, выпутывают рыбу, очищают сеть от мусора.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 96. Ловля плавной сетью с двух лодок (1) и при помощи «катамарана» (2).

Напоследок надо упомянуть о довольно оригинальной ловле плавными сетями – без лодки, с берега. Практикуется она в Мурманской области, и сеть при этом доставляется в реку шнуром, привязанным к «торпедке» (она же «катюша», «катамаран», «санки», «салазки», – проще говоря, разновидность «водяного змея»). Рыболов с берега, подергивая за шнур привязанную под углом к течению «торпедку», добивается того, чтобы она ушла к середине реки и вытянула за собой сеть, привязанную за верхнюю подбору к тому же шнуру; затем движется вдоль берега вниз по течению, управляя движением снасти. Естественно, что сети при таком способе ловли можно использовать лишь самых скромных размеров, и уловистым он может быть только на узких или богатых лососем речках.

Плотва.

Плотва (Rutilus rutilus) принадлежит к семейству карповых и в нашей стране одна из наиболее распространенных рыб. Плотву можно встретить в водоемах Калининградской области и в водохранилищах великих сибирских рык, в низовьях Дона и в студеных реках Приполярного Урала. Нет ее в бассейне Амура и в других реках, впадающих в Тихий океан. На северо-востоке плотву называют другим именем – сорога.

Внешний вид плотвы известен почти всем, а кому не известен – тот рыбалкой не интересуется и до этого места книгу не дочитает; поберегу бумагу и не стану давать словесный портрет самой популярной рыбы России.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 97. Плотва.

Встречается плотва в самых разных водоемах: в реках, озерах, водохранилищах и даже прудах. Предпочитает зарастающие водоемы с теплой, слабо проточной водой. Сильного течения плотва избегает, но на грани быстрой и медленной стайки плотвы держаться любят, подхватывая принесенный течением корм.

Различают жилую и проходную формы плотвы, последнюю называют во многих регионах «морской». Хотя заходит «морская» плотва в реки для икромета чаще всего не из морей: из больших озер, из крупных водохранилищ, вроде Рыбинского, в Ленинградской области – из Финского залива (залив, конечно, географически считается частью Балтийского моря, но условия жизни рыб в этом опресненном водоеме далеко не морские). Настоящие морские подвиды плотвы – вобла и тарань – ловятся лишь в реках каспийского и азовско-черноморского бассейнов.

«Морская» плотва – завидная добыча, не только для начинающих, но и для опытных рыболовов. При ловле по последнему льду поимка экземпляров по 400–500 гр. вполне заурядное дело, попадаются и вдвое большие плотвины – или не попадаются, обрывают тонкие лески, разгибают крючки мормышек. Вытаскивая в первый раз такого монстра, я был убежден, что сквозь лунку протискивается язь, – и убедился в ошибке, лишь взяв рыбу в руки.

Жилую плотву ловить скучновато. В центральных регионах, где рыболовная нагрузка на водоемы велика, надо очень постараться, чтобы выудить плотвицу свыше 200 граммов весом, да и рыбки меньше ладошки размером капризны как принцессы и угодить им – снастью, насадкой, прикормкой – порой не так легко. Однако столичные рыболовы, за неимением альтернатив, – угождают, и выдумывают хитроумные приемы ловли, и пишут статьи в рыболовные журналы: «Как перехитрить клязьминскую плотву?».

К тому же летом во многих водоемах жилая плотва переходит на растительную диету и мясо ее приобретает горьковатый привкус и запах тины.

Рекордных размеров достигает жилая плотва в озерах, богатых мотылем или мормышем, и расположенных в безлюдных местах. А в густо населенных – в прудах-охладителях ГРЭС и АЭС, теплые воды которых изобилуют кормом и зимой и летом, но далеко не все рыболовы решаются ловить там рыбу, хотя бы данные химического и радиометрического анализа были самыми успокаивающими – страшилки экологов делают свое дело. На примыкающих к электростанциям участках водохранилищ – т. е. в подогреваемой воде – средние плотвицы в уловах тоже заметно крупнее, чем в отдаленных частях тех же водоемов.

Питается плотва личинками насекомых, червями, моллюсками, мелкими ракообразными, икрой других рыб, водорослями и другой растительной пищей. Имеет, как и прочие карповые рыбы, развитые глоточные зубы, при помощи которых раздавливает раковины мелких моллюсков и размельчает грубую пищу. Отмечены случаи, когда при нехватке корма плотва поедала личинок и мальков рыб.

Способность к икрометанию у плотвы наступает в 3-4-летнем возрасте. Ранней весной, после вскрытия речек и озер, плотва держится у самого берега, а затем с подъемом воды выходит на нерестилища для размножения.

Перед икрометом расцветка плотвы становится ярче, количество красного пигмента в плавниках и глазах рыбы увеличивается, чешуя у самцов (отчего-то не у всех) покрывается мелкими твердыми наростами, рыба наощупь напоминает крупный наждак.

Нерест происходит близ берегов, на прогретых мелководных местах, в ручьях-притоках, в затонах, заводях и заливчиках, среди залитой растительности низких берегов, в том числе на затопленных кустах, на покрытых водой корнях прибрежных деревьев. Иногда трудно сказать по каким критериям плотва выбирает нерестилище: например, из речки на мелководье торчат несколько больших пучков осоки, вокруг одного вода прямо-таки кипит от серебристых рыб, постоянные всплески, икромет в самом разгаре – а возле остальных тишина. В любом случае плотва нуждается в подводных предметах, о которые могла бы тереться, выдавливая из себя икру и молоки. Если в роли такого предмета выступает не трава, кусты и т. д., а удачно выставленная рыболовная верша, уловы случаются баснословные – из небольшой по размеру снасти плотвиц извлекают сотнями.

После нереста плотва разбредается по всему водоему, но предпочитает заливы и заводи с подводной растительностью, находится у самых зарослей или в «окнах» внутри этих зарослей.

Летом, когда подводные камней, сваи мостов и т. д. обрастают длинными нитчатыми водорослями, плотва в медленно текущих реках скапливается у этих порослей, с жадностью объедая свежие (ярко-зеленые) побеги. Желудки рыб в это время набиты зеленой слизью, а на червей и другие животные приманки они обращают мало внимания. На реках, текущих быстро, плотва не столь привержена растительной диете и сохраняет летом вкус, делающий ее пригодной для сковородки (впрочем, на подобных водоемах стаи плотвы не столь многочисленны). Во время массового вылета поденки или ручейника плотвицы на время забывают про любую другую пищу – держатся в верхних слоях воды, подобно уклейкам, хватая насекомых, во множестве падающих на воду.

С осенним похолоданием плотва уходит на зимовку. В реках зимует в затонах, в других местах со слабым течением, в озерах держится в ямах умеренной глубины, нередко соседствуя в них с подлещиком (крупный лещ зимует на более глубоких местах), в оттепели выходит на мелкие места на кормежку.

По первому льду плотва кормится весьма активно, и отыскать ее можно в любом месте водоема, богатом кормом, да и позже случается порой найти плотву в местах, теоретически для нее не подходящих, но с благоприятным кислородным режимом. В марте стайки плотвы сбиваются в густые преднерестовые стаи и начинают постепенное движение к берегам – этого времени с нетерпением ждут зимние удильщики, особенно там, куда подходит «морская» плотва. Самые знатные уловы случаются на предустьевых участках рек, впадающих в крупные озера и водохранилища по последнему, уже разрушающемуся льду, и многие любители игнорируют запрет выходить на лед, рискуют – но наградой за риск становится десяток, а то и полтора десятка килограммов отборной икряной рыбы…

Ловля в сезон открытой воды.

К местам нереста плотва подходит крупными стаями, в которые начинает собираться еще в конце зимы, про последнему льду. Подхода этих стай нетерпеливо ждут рыболовы, даже те, кто позже, летом, игнорирует ловлю плотвы.

На реках Ленинградской области, едва лишь сойдет лед, по берегам речек, впадающих в залив, в Ладогу, в Неву начинают бродить первые, самые нетерпеливые удильщики, забрасывают снасти в подходящие заводинки, пробуют разные насадки, – проверяют, не пошла ли плотва? Плотва иногда поклевывает, но местная, жилая, некрупная… Но в один прекрасный день после поклевки на берегу оказывается совсем другая плотва – увесистая, в яркой нерестовой расцветке. И начинается большая ловля! Днем берега усеяны рыболовами-поплавочниками, ночью процеживают прибрежные воды саки-наметки, с каждого подходящего мостика опускаются подъемники… Плотвы хватает всем.

Единые рекомендации по ужению весенней плотвы давать трудно – и оснастка удочки, и насадка бывают самыми разными, в зависимости от условий ловли. Где-то хватает двухграммового поплавка, а где-то из-за сильного течения или необходимости дальнего заброса приходится ставить четырехграммовый. Если отправляетесь на ловлю в незнакомое место, лучше всего взять с собой несколько вариантов оснастки и выбрать подходящий, посмотрев, как и чем ловят местные рыболовы.

С насадкой несколько больше ясности. Растительные насадки во время весеннего хода успех не принесут, а по животным эмпирическим путем выведено следующее правило: во время преднерестовой концентрации и на первых этапах нерестового хода лучше всего плотва клюет на мотыля. Позже в дело вступают светлые личинки – опарыш, короед, репейник или чернобыльник (двух последних личинок в теплые апрельские дни уже не добыть, они окукливаются в стеблях полыни или шишечках репейника, но у многих рыболовов остаются в морозилках запасы с зимней рыбалки). Еще позже наибольший улов приносят черви, в основном небольшие навозные.

Но плотва тем и знаменита, что при ее ловле исключений из правил не меньше, чем самих правил. Иногда плотва начинает жадно клевать на червя, почти игнорируя опарыша – хотя по всем признакам время такой смены меню еще не наступило, земля не оттаяла и черви не попадают в большом числе в водоемы. Иногда мотыль на протяжении всего периода весеннего хода приносит лучшие уловы, далеко оставляя позади прочие насадки. В общем, отправляясь за весенней плотвой, имеет смысл брать два-три вида насадок, чтобы не оказаться в роли зрителя, наблюдающего, как ловят другие.

Сам процесс ловли опять-таки сильно зависит от местных условий. Общее правило таково: на сильном течении плотва клюет редко, забрасывать надо в тихие прибрежные заводинки, в центральные «мертвые» зоны водоворотного течения, на границу тихой и быстрой воды, – в те места, где плотва отдыхает и подкрепляется перед очередным этапом пути. Клюет плотва весной всегда в придонных слоях воды, если крючок поднять выше 40 см от дна, успех ловли весьма сомнителен. Лишь однажды я столкнулся с исключением из этого правила – дело происходило на обширной яме глубиной несколько метров, расположенной ниже разрушенной плотины. Большая стая проходной плотвы гуляла в верхних слоях воды и хватала насадки, пущенные не глубже 30–40 см. Очевидно, причина была в сильной струе воды, перехлестывающей через остатки плотины – весь приносимый течением корм проплывал над ямой поверху, не успевая опуститься на дно, и голодная плотва поневоле изменила своим весенним привычкам.

Непосредственно во время икромета плотву удить значительно труднее, чем во время нерестового хода. Многие рыболовы вообще считают, что нерестящаяся плотва на пищу внимания практически не обращает, занятая исключительно продолжением рода. Причиной тому многочисленные осечки, случающиеся с удильщиками на нерестилищах плотвы: вроде бы на небольшом участке реки рыбы больше, чем воды, но заброшенный туда поплавок лишь колышется, когда плотвицы задевают боками леску, – а поклевок нет и нет. И разочарованный рыболов отправляется на поиски других стай плотвы, лишь готовящихся к икромету (нерестится плотва не одномоментно, партиями), либо пытается изловить нерестящихся рыб другими способами: вершей, наметкой, накидной сетью…

На самом деле все не так плохо, и если знать некоторые тонкости, плотвы во время нереста можно наудить даже больше, чем во время нерестового хода.

Во-первых, насадка должна быть очень маленькой и желательно светлой, более заметной: один опарыш или короед. Дело в том, что для плотвы и в самом деле в такой момент размножение важнее, чем питание. Оказавшуюся под носом пищу она хватает, но тут же забывает, зачем схватила – инстинкт гонит рыбу заниматься совсем другими делами. При попытке ловить на червя происходит обычно следующее: рыба хватает насадку за кончик, поплавок чуть притапливается, – и на том все завершается. Червь слегка изжеван, а плотва уже забыла про него и уплыла нереститься. Именно потому насадка должна быть небольшая, позволяющая делать подсечку при первом погружении поплавка.

Но даже одинокий опарыш или короед может по часу мокнуть в воде среди нерестящихся рыб, если остается в неподвижности. Отсюда правило номер два – насадка должна постоянно двигаться. Если плотва мечет икру у самого берега, проще всего слегка приподнимать и опускать поплавок, как при ловле ротана (нерестящаяся плотва теряет осторожность и удить ее можно чуть ли не из под ног, с расстояния два-три метра). Еще успешнее можно применять удочку, оснащенную для ловли в отвес на мормышку – поклевки случаются на всех горизонтах, и у дна, и у самой поверхности.

Если плотва нерестится вдали от рыболова (в широкой мелководной протоке или на затопленной луговине), то насадку приводят в движение другим способом: после дальнего заброса поплавок подтягивают к берегу, чередуя короткие подергивания с паузами. При хорошей концентрации плотвы после второго или третьего подтягивания следует поклевка.

О ловле плотвы ловушками в местах нереста я долго распространяться не буду, хотя именно эта рыба является одним из главных объектов весенней ловли мережами и вершами. Но дело в том, что почти все способы установки этих снастей, описанные в статье «Щука», относятся и к плотве. Очень часто эти две рыбы нерестятся в одних и тех же местах и двигаются к месту нереста одними и теми же маршрутами. Надо лишь учитывать, что и нерестовый ход, и сам процесс икрометания у плотвы сдвинуты по времени на более поздние сроки (для развития икры плотвы требуется несколько большая температура воды). Точный срок этого разрыва указать нельзя, иногда он составляет 2–3 недели, а иногда всего несколько дней – все зависит от того, какая выдалась весна, затяжная или скоротечная, и, соответственно, с какой быстротой прогревается вода на нерестилищах. К тому же в разных водоемах, хотя бы и расположенных по соседству, сроки нереста могут различаться: бывает, что в прогревшихся речных заводях уже мечет икру плотва, а невдалеке, на глубоком озере, только-только начинает нереститься щука.

Точно также методы ловли подъемниками, наметками, ставными и накидными сетями описаны в соответствующих статьях этой книги.

В мае, когда плотва уже исполнит свой родительский долг, начинается последний этап весенней ловли – посленерестовый клев. Уловы уже не те, что в апреле, но все же можно еще удачно попасть на стаю не успевшей скатиться проходной плотвы (часть рыб вообще не скатывается после нерестового хода, особенно на реках, где имеются плотины, запираемые после паводка. В мае плотва еще голодна, но постепенно к ней возвращается обычная осторожность: оснастка требуется все более тонкая, с небольшими чувствительными поплавками. Мотыль, как насадка, с приближением лета выходит из употребления, в ходу червь и опарыш, личинки ручейника, все чаще плотва начинает попадаться на растительные насадки: хлеб, тесто, всевозможные каши. Постепенно клев слабеет, рыба становится все более привередливой и постепенно ловля переходит в летнюю.

О летней ловле можно писать бесконечно – способов перехитрить привередливую плотву рыболовы придумали множество. Но, как сказано выше, летнюю плотву ловить в большинстве водоемов интереса мало – горькая, почти несъедобная рыба.

Лишь осенью, когда плотва постепенно отходит от растительной диеты, к ней спустя какое-то время возвращается прежний вкус, да и клев в августе-сентябре становится более уверенным.

Подледная ловля.

Поиск плотвы зимой.

Если открыть любую книжку, посвященную зимней рыбалке, можно прочитать примерно следующее:

«Зимой плотву чаще можно встретить на песчаных скатах глубоких ям, вдоль речных берегов и оврагов, ушедших под воду, в устьях речек и ручьев. Случается, выходит она и на мелководья. Но следует помнить: если по первому льду плотва скитается по всему водоему, то в глухозимье она концентрируется в местах своей зимовки, которые рыболову надо знать. Только тогда можно успешно заниматься специальным ужением плотвы».

Порой к теоретическим выкладкам приложены красиво нарисованные схемы неких абстрактных водоемов: вот тут и тут, дескать, вероятнее встретить плотву.

И вот вы на берегу незнакомого водоема, перед вами ровное пространство, покрытое льдом и снегом. Где тут бровки? Где мелководья? Где песчаные скаты глубоких ям? Как начать поиск рыбы, чтобы не бурить впустую лунку за лункой?

Рыболовные авторитеты, когда дело доходит до практики, советуют (с вариациями) примерно одно и то же: просверлить с десяток лунок – в линию или в шахматном порядке – так, чтобы они охватывали диапазон глубин от 2 до 7 метров, каждую лунку прикармливать кормовым мотылем и тратить на ловлю в ней 15–20 минут: если плотва не начала клевать, переходить к следующей лунки.

Авторитетам видней, но нетрудно подсчитать, что проверка трех лунок по этому методу займет не менее часа (с учетом времени на сверление, прочистку, переходы между лунками). Чтобы проверить все десять лунок, придется затратить три с половиной часа… Плюс изрядное количество прикормки. А еще очень «весело» наблюдать, когда на твою прикормленную и не оправдавшую надежд разведывательную лунку садится другой рыболов и начинает таскать одну за одной серебристых плотвиц – существует масса причин, по которым прикормка может сработать значительно позже запланированного…

Поэтому теорию лучше оставить про запас, на редкий случай полного безлюдья на водоеме, и первым делом, еще с берега, заняться визуальной разведкой: поинтересоваться, где и как ловят коллеги-рыболовы?

Бинокль в такой разведке незаменим. Конечно, если водоем достаточно велик, тонкости ловли не позволит разглядеть даже лучшая оптика, но и тогда она позволит избежать лишних концов по льду: можно, например, разглядеть, что едва различимая вдали группа рыболовов «машет» судака, – и поплавочнику, охотящемуся за плотвой, шагать к ним смысла нет.

А вот за теми скоплениями рыболовов, что склонились над лунками, сидя на ящиках, стоит понаблюдать некоторое время – просто так, общения ради, удильщики на небольшом участке не собираются, вполне возможно, что и вас там ждет успех.

Не факт, конечно, что рыба клюет там, где на льду скопилось много рыболовов. Вполне может быть, что там она активно клевала вчера, а сегодня ушла – от звуков, издаваемых рыбаками на льду, от шума многих ледобуров, от переизбытка прикормки, портящейся на дне… А рыболовы еще не осознали изменения обстановки и ждут повторения вчерашней удачи.

Поэтому не спешите шагать к любому замеченному на льду скоплению удильщиков. Понаблюдайте: рыбаки не совершают характерные движения руками, часто встают, подходят к соседям, бурят новые лунки… А вон трое в сторонке плотнее составили ящики и потребляют бутерброды вместе с тем, что ими полагается закусывать… Дело ясное – клева нет.

Тогда имеет смысл присмотреться к одиноким рыболовам, сидящим в отдалении от основной группы – это наверняка те, кто предпочитает рыбу искать, а не ждать. Плотва зимой многокилометровые переходы не совершает – вполне возможно, кто-то из разведчиков отыскал отошедшую стаю плотвы и ловит, стараясь не привлекать лишнего внимания: аккуратными скупыми движениями выбирает леску с пойманной рыбой, тут же прячет добычу в специальную дверцу ящика… Наличие мощной оптики делает все эти ухищрения бесполезными.

Если люди сидят на лунках плотно, пусть и в небольшом количестве, и при этом можно разглядеть на льду флэшер, – тоже имеет смысл присоединиться. Если даже клева сейчас нет – рыба стоит в этом месте. И вполне возможно, что клев вскоре возобновится, желудка у плотвы нет и долгих перерывов в питании она не делает.

А еще лучше обзавестись своим флэшером. Стопроцентной гарантии обнаружения плотвы он не дает и не поможет на малой глубине или на илистом дне, когда плотва стоит над ним очень низко. Но шансы на успешный быстрый поиск повышаются многократно.

Ловля поплавочной снастью.

Удильники, используемые для зимней поплавочной ловли, более подробно рассмотрены в первой части книги. Плотву можно ловить любыми из них, избегая массивных «колодок» и «кобылок» – утянуть удочку под лед плотве не хватит сил (если не принимать в расчет весеннюю ловлю «морской» плотвы, там такое иногда случается). Но и миниатюрные, слишком легкие удильники неудобны – ветер их опрокидывает и сносит.

При осторожном клеве в середине зимы применяется легкая оснастка: маленький конический поплавок длиной 1,5–2 см, грузило-дробинка, два поводка с крючками № 2,5 для мелкой плотвы, № 3,5 – для плотвы покрупнее. Основная леска 0,1–0,12 мм, поводки – 0, 08 мм.

Иногда в глухозимье плотвички берут так осторожно, что снасть еще больше облегчают – поводок 0,06 мм, крючок № 19–20 мм по международной нумерации. Не мешает уменьшить и поплавок, если позволяют глубина и течение: февральская поклевка может начаться с того, что поплавок едва заметно вздрогнет, – и на этом же завершается.

В ужении по первому и особенно по последнему льду особых тонкостей нет (и в переносном смысле, и в прямом – леску для «морской» плотвы иногда приходится использовать диаметром 0,18 мм, и все равно случаются обрывы).

Поплавок должен иметь максимальную грузоподъемность при минимальных размерах, – до сих пор встречающиеся в продаже литые пластмассовые не годятся (они вообще ни для чего не годятся), гораздо надежнее самому выточить поплавок из бальсы или мелкозернистого пенопласта с небольшим удельным весом, по беде – вырезать из сердцевины репейника (такой поплавок, оставшись без снасти, можно вырезать прямо на водоеме).

Самая распространенные зимние насадки для ловли плотвы – мотыль и личинки репейной моли (в европейской части страны) и мормыш (на Урале и восточнее его).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 98. Насаживание мотыля при активном (1) и пассивном (2) клеве.

Если плотва зимой привередничает – короткое движение поплавка, пустая подсечка, один из насаженных «кисточкой» мотылей высосан – приходится насаживать мотыля по одной личинке, «чулком» – операция тонкая, на морозе трудная, а если крючок толстоват – попросту невозможная.

На мой взгляд, личинка репейной моли в такой ситуации предпочтительнее. Плотва иногда придерживается иных взглядов – берет на мотыля, не балуя вниманием белые личинки. Бывает и по другому – на личинку репейной моли поклевки случаются в 5–6 раз чаще, чем на самого мелкого опарыша, вроде бы мало чем отличающегося… Капризность серебристой принцессы стала притчей во языцех у рыболовов, и отправляясь на ловлю, необходимо брать не одну – 2–3 насадки.

Необходимость прикормки при зимней ловле плотвы не отрицает никто из рыболовов, но чем именно надо прикармливать, мнения расходятся. Растительные смеси или живой корм? Живой корм или он же, но в мертвом состоянии (раздавленный, вмороженный в брикеты)? Сколько людей, столько и мнений.

Я, скажу по секрету, всегда был сторонником растительной прикормки – ароматной и подаваемой на дно в весьма умеренных количествах. Отчасти из экономических соображений: намывать кормового мотыля лень, покупать – накладно. Но пользу животных прикормок отрицать не могу, опыты других рыболовов по ее применению приносят вполне убедительные результаты.

Ловля на мормышку.

Ловля на мормышку более мобильна, чем поплавочное ужение, наиболее успешна бывает по первому и последнему льду, – когда плотва достаточно активно передвигается по водоему и не нуждается в обильной прикормке: попав на стайку плотвы, достаточно изредка подбрасывать небольшие порции корма, чтобы удержать рыбу у лунки.

Удильник для ловли надо выбирать более тщательно, чем для поплавочного ужения – он находится в руке почти постоянно, и должен быть удобным, ухватистым, а при ловле без насадки небольшим по длине и максимально легким – тяжелая удочка не позволит придать мормышке высокую частоту колебаний. Многие любители безнасадочной ловли пользуются «балалайками» – спортивными удочками без рукоятки (вернее, роль рукояти выполняет корпус катушки). Другим рыболовам такое устройство удильника не нравится – по их мнению, он неухватистый и плохо лежит в руке, и они предпочитают либо самодельные удочки с вынесенной рукоятью, хотя бы совсем короткой, пятисантиметровой (держат ее хватом в три пальца), либо аналогичные фирменные (рис. 99. 3).

Для ловли с насадкой все спортивные варианты удочек вполне пригодны.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 99. Финские удочки «Karismax» для ловли на мормышку: 1 – с длинной пробковой рукоятью (для ловли с насадкой); 2 – спортивная («балалайка»); 3 – с короткой рукоятью из неопрена.

Катушки на фирменных мормышечных удильниках ставят маленькие, с диаметром барабана 45–55 мм. Для безнасадочной ловли чем меньше катушка, тем лучше – опять же исходя из весо-габаритных критериев. Мотовила используют лишь на самодельных удочках.

Хлыстики для ловли плотвы применяются мягкие – резкие подсечки не нужны, а с тоненькой леской грозят обрывом. Для ловли с насадкой хлыстик всегда длиннее (до 18 см в длину), для безнасадочных моделей оптимальная длина, на мой взгляд, 10–12 см. На некоторых самодельных или доработанных «балалайках» хлыстик полностью атрофировался до размеров шпенечка для крепления кивка; привычным к такой снасти людям мормышкой играть может быть и удобнее, – но что будет, если клюнет не плотва с ложку длиной, а кто-то посолиднее? Скорее всего, рыболову придется привязывать новую мормышку…

Если на поплавочных удочках можно немного сэкономить на оснастке, привязав тонкие поводки к более толстой основной леске, то при мормышечной ловле такая экономия неуместна. «Достать» плотву на глубине крохотной мормышкой – а в середине зимы она другую не возьмет – можно лишь при помощи качественной лески, чей диаметр измеряется сотыми долями миллиметра. Для «морской» весенней плотвы – 0,15 мм, в крайнем случае 0,18.

Кивок – важнейшая часть удочки. Для плотвы нужен некий промежуточный вариант пружинного кивка – средний между коротким окуневым и сверхдлинным и сверхчувствительным, применяемым для ловли леща. Оптимальны пластиковые (лавсановые, капролавсановые и т. д.), регулируемые по длине кивки, подстраиваемые под каждую мормышку, с длиной в максимально выдвинутом положении 12 см.

Не все кивки, хорошо фиксирующие поклевку на насаженную мормышку, пригодны для безнасадочной ловли – некоторые гасят колебания, передаваемые от удильника к мормышке. Причины явления лежат где-то в глубинах тех разделов физики, что касаются вибраций и резонансов, а следствия можно обнаружить экспериментальным путем, в глубинах собственной ванны, проверяя там новые кивки перед применением их на водоеме.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 100. Некоторые популярные при ловле плотвы мормышки, насадочные и безнасадочные.

Форма, вес и цвет мормышки определяются глубиной, течением, освещенностью, видом насадки, размером и активностью рыбы и т. д.

Главное различие в игре насадочной и безнасадочной мормышками состоит в следующем: в первом случае рыба должна хорошенько рассмотреть насадку, понять, что она съедобна – и попробовать «на зуб». А при безнасадочной игре рыболов, управляя мормышкой, добивается того, чтобы она производила впечатление живого существа, но разглядеть это существо рыба толком не могла – и опять-таки пробовала его «на зуб».

Профессионалы безнасадочной ловли утверждают, что способны придать своей мормышке частоту колебаний от 200 до 350 в минуту, – и рыба, даже сытая, такую мормышку не пропустит.

Мормышке с насадкой тоже колеблется, но с гораздо меньшей частотой и большей амплитудой – и не сливается для рыбьего зрения в что-то непонятно-съедобное. Ее можно положить на дно или подвесить в толще воды, выпустив удочку из рук – вероятность поклевки остается, снасть в таком случае работает наподобие поплавочной удочки, лишь сигнализатором поклевки вместо поплавка работает кивок. На мормышку без насадки, неподвижно повисшую на леске, не позарится даже голодная рыба. (Это в теории, на практике хоть и крайне редко, но поклевки случаются, однако всегда накладывается некий побочный фактор: течение или ветер, придающие колебания мормышке, либо неимоверная жадность рыбешки под названием ротан).

Научиться придавать мормышке невидимые глазу колебания не так-то легко, тренировки требуются изрядные. Многим рыболовом это умение так и не дается – одни из них, плюнув, возвращаются к ловле с насадкой, а самые настырные мастерят или покупают у умельцев электронные удочки с виброкивками…

Научившись придавать мормышке колебания необходимой частоты, осваивают следующий этап – ее проводку. В основном проводка идет по вертикали, а по горизонтали – насколько позволяет ширина лунки. При этом, естественно, колебательные движения мормышки не прекращаются гни на миг. Иногда удильник отводят вверх и в сторону от лунки, добиваясь движения мормышки в горизонтальной плоскости (рис. 101.1), иногда совершают хлыстиком движения от края до края лунки (рис. 101.2), совмещая их с подъемом или опусканием удильника. Первый способ не слишком полезен для тоненьких лесок, трущихся о неровности льда.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 101. Способы проводки безнасадочных мормышек: 1 – «лесенка»; 2 – «елочка».

На крючки безнасадочных надевают 1–2 бисеринки или одну чуть более крупную бусинку, крохотные, 1–1,5 мм длиной отрезки тоненького кембрика. Цвет подсадок самый разный: белый, желтый, красный, зеленый и их сочетания. У каждого рыболова есть свои, опытным путем найденные сочетания цветов.

Крючки на самодельные мормышки лучше ставить импортные, для безнасадочных мормышек – темного цвета, тонкие и с хорошей заточкой. При покупке недорогих мормышек, в огромном ассортименте производимых частными предпринимателями (бывшими нелегальными кустарями), надо проверять каждую на предмет остроты крючка, его мягкости и т. д. Фирменные финские мормышки можно покупать без проверки.

* * *

Сети специально на плотву зимой никто, по-моему, не ставит. Если растянуть в подходящем месте сеть-тридцатиметровку с некрупной ячеей (27–35 мм в зависимости от размера плотвы в водоеме), то большее или меньшее количество плотвы в нее попадается. Но овчинка не стоит выделки. В тех регионах, где сети разрешены, есть более завидные объекты для зимнего лова, а где запрещены – браконьерам нет резона рисковать ради нескольких килограммов дешевой плотвы. Гораздо чаще зимой плотву ловят несколькими экранами, обычно используя не более 5–6 штук и совмещая ловлю с ужением поплавочными удочками.

Иное дело весной, когда накануне схода льда густые стаи икряной «морской» плотвы собираются с больших водоемов на их небольшие участки у устьев рек. У нас в Ленинградской области жители приладожских деревушек покупают лицензии (весьма недешевые) и отбивают их стоимость за час-другой ловли – сети в буквальном смысле рвутся от набившейся в них отборной плотвы.

Подъемники.

Подъемниками, как и следует из названия, именуют все саки, которые при вынимании движутся вертикально вверх, захватывая проплывавшую над ними рыбу.

Подъемников изобретательными рыболовами придумано множество видов и типов, различающихся размерами, ячеей, величиной провиса сети и способами подъема. Но по типу каркаса, к которому крепится сеть, можно разделить этот вид снастей на две большие группы: подъемники-«пауки» и подъемники с жестким ободом. Исключением служит так называемая «люлька», вообще не имеющая каркаса.

«Паук».

Общий вид «паука» представлен на рис. 102. Сеть на него ставится без провиса или же с самым минимальным провисом, однако в момент быстрого подъема лапки, выгнутые из нетолстого и гибкого стального прутка, прогибаются еще сильнее от сопротивления воды и тяжести пойманной рыбы, и сетевое полотно провисает. Для лучшего захватывания рыб, плавающих в толще воды или на поверхности, иногда по периметру «паука» крепятся вертикальные стенки из сети высотой 10–20 см. Для ловли донных рыб, таких как налим, ерш, пескарь, – подобное усовершенствование употреблять не имеет смысла.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 102. Классический подъемник-«паук» с четырьмя лапами.

Конструкция «паука» проста: прямоугольный кусок сетки, четыре лапы и крестовина, в которую они вставляются и к которой крепится тяговый шнур. Однако, при всей простоте снасти, если вы собираетесь изготовить ее своими руками, надо знать некоторые тонкости. В своей книге «Подъемники, ловушки, кастинговые сети» я эти моменты опустил, считая общеизвестными. Но письма, полученные от некоторых читателей, доказали: не все так очевидно для человека, никогда не державшего снасть в руках, а иногда даже мельком не видевшего ее на водоеме.

Приношу извинения в оплошке и сейчас исправлюсь.

Часто задавали вопрос: как соотносится длина лап «паука» с его общим размером? Либо тот же по сути вопрос, но в другой формулировке: насколько при ловле крестовина «паука» должна быть выше лежащей на дне сети?

Ответ: рассмотрим на примере паука 2×2 метра, в наших местах снастью больших размеров ловить запрещают.

Итак, немного геометрии: 2×2 метра дают квадрат с площадью четыре метра и диагональю 2 м 83 см. В самом упрощенном случае, если лапы только растягивают сеть в квадрат и при этом лежат на ней, – их длина равна половине диагонали, т. е. 1 м 41,5 см (на самом деле чуть меньше – надо учитывать размер крестовины).

Но нам этот упрощенный случай не подходит: лапы должны быть согнуты, чтобы растягивать сеть в несколько напряженном состоянии. Согнуты, но не слишком туго – чтобы согнуться еще больше при подъеме снасти и не дать скатиться подхваченной рыбе (вернее, чтобы она скатилась к центру «паука»).

Для «паука» указанного размера длина лап должна быть примерно 185 см. Материал: стальной пруток диаметром 5 мм, умеренно пружинистый (никаких остаточных деформаций в лапе, разогнувшейся после разборки снасти, оставаться не должно). Уменьшать толщину прутка нельзя, снасть получится слишком «жидкой», увеличивать при определенных условиях можно (ловля заведомо крупной рыбы, быстрый подъем при помощи приспособления с противовесом и т. д.).

Следует учитывать еще один момент: энергия согнутых лап должна прилагаться не к самой сетке. Сквозь крайние ряды ячей сетного квадрата свободно пропускаются пожилины из толстой капроновой нити (или тоненького шнура) длиной 2 метра, к сети они прикреплены лишь на углах «паука», и там же к ним крепятся лапы. Именно пожилины принимают на себя всю нагрузку по растяжению, работают как тетива лука (точнее сказать, в нашем случае – двух крестообразно связанных луков). Капроновая нить со временем от нагрузки растягивается, но при длине 2 метра не настолько сильно удлиняется, чтобы деформировать снасть. К тому же сторона квадрата никогда не равна ровнехонько двум метрам (кратна размерам ячейки сети). Поэтому, вычисляя размер необходимого куска дели (вычисляя его не в сантиметрах, в ячейках), округлите результат до целой цифры в большую сторону – растяжимость пожилин это вполне компенсирует.

Вопрос: как изготовить крестовину?

Ответ: известно много конструкций крестовин. Самая ненадежная, на мой взгляд, та, что стоит на продающихся в рыболовных магазинах «пауках»: из двух спрессованных вместе квадратных пластин с диагональными пазами-выемками под лапы и с приваренным сверху кольцом для крепления тягового шнура. Применять ее можно лишь на небольших малявочниках. Первая же рыбалка с подъемником приличных размеров станет последней: после очередного резкого подъема вы извлечете из водоема лишь крестовину – расползшуюся от непомерных нагрузок. А сеть и лапы останутся в водоеме. Беду можно предотвратить, если сразу после покупки снасти доработать крестовину – просверлить и проклепать. Необходимы 8 заклепок – расположенные поближе к краю и в тоже время к пазам (чтобы не деформировать последние при работе, вложите в них обрезки прутка, равные по диаметру лапам «паука»).

Самодельные крестовины бывают самые разные, все зависит от того, какие технологии доступны рыболову, изготавливающему «паук». Можно, например, сварить крест-накрест два обрезка трубки подходящего диаметра, т. е. плотно стыкующейся с лапами (рис. 103). Иногда в центре, в месте сварки, трубки расплющиваются, чтобы отверстия не были сквозными, там же приваривается кольцо для крепления тягового шнура.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 103. Простейшая крестовина из трубок.

Можно крестовидно просверлить отверстия нужного диаметра (опять же не сквозные) в металлическом диске – дюралевом, латунном, подойдет даже прочный пластик вроде фторопласта. Если ничего подходящего под рукой нет, купите в спортивном магазине хоккейную шайбу, просверленные в ней отверстия вполне надежно удержат лапы.

Еще вопрос: как крепить сеть к лапам?

Ответ: опять-таки существует много вариантов. Я использую такой: концы лап просверливаю и при помощи заводных колец креплю карабинчики-застежки. И кольца, и карабины, – из оснащения для спиннинговой ловли, причем лучшего качества, из арсенала спиннингистов, охотящихся за лососем. На углах сети подъемника вяжу на пожилинах 4 петли (1,5 см в диаметре) и креплю их к карабинам. Не буду доказывать, что это лучший, самый оптимальный способ, – просто первый, пришедший в голову и оказавшийся вполне работоспособным. Зато самый худший способ не вызывает сомнений – применяют его на магазинных подъемниках: согнутые крючком концы лап надо цеплять за те же самые петли на пожилинах. Даже собрать снасть на берегу в одиночку не так-то легко, и весьма велик риск оставить сеть в водоеме.

Стоит ли делать лапы разборными?

Любое усложнение конструкции увеличивает число ее уязвимых мест. Если позволяют размеры подъемника, лучше сделать лапы цельными. Но с большими «пауками» – 2,5×2,5 метра, например, – встают проблемы с транспортировкой к водоему. Описанные выше лапы длиной 185 см – пожалуй, почти предельный размер, удобный для перевозки в не разобранном виде: и в общественный транспорт можно сесть в любой, и в салоне автомобиля размещаются, не мешая водителю и пассажирам.

Так что если ловля «пауком» планируется не возле самого дома, слишком длинные лапы разрезаются пополам и вновь соединяются при помощи обрезков трубки длиной 5–6 см (вполне можно использовать ту же трубку, что пошла на крестовину, изготовленную по первому из предложенных вариантов). Использовать резьбовые соединения не советую: то, что идеально свинчивается-развинчивается дома, на водоеме (особенно при ночной ловле) может вдруг не свинтиться, достаточно невзначай засорить витки резьбы. Поэтому лучше на конце одной половинки лапы трубку закрепить жестко (приварить, приклепать и т. д.), и добиться того, чтобы вторая половинка входила в отверстие трубки легко, но без малейшего зазора. Лучше всего это получается, если стык, как говорится, «завалить на конус», – но для этого нужна развертка и кое-какие слесарные навыки.

* * *

Размеры «пауки» имеют самые разные, от 1×1 м (т. н. «малявочники»), до 3×3 м (большие «пауки» для крупной рыбы). Чем больше размер снасти, тем легче захватить в нее крупную и сильную рыбу, но до бесконечности увеличивать размер нельзя – падающая скорость подъема сведет на нет все преимущества от увеличенной площади, и уловы упадут. К тому же большой паук требует гораздо больших затрат физических сил для ловли.

Поднимают из воды «пауки» разными способами. Мелкие и средние вытягивают, перебирая руками веревку. Этот способ распространен при ловле с мостов, пирсов и т. п. При ловле с берега или с лодки используют легкий прочный шест большей или меньшей длины. Самые большие подъемники вынимают при помощи специальных приспособлений: либо это шесты, заканчивающиеся вращающимся блоком, через который пропущена веревка, либо конструкции, напоминающие колодезный «журавль» – длинная стрела, шарнирно закрепленная на вкопанной в берег опоре, с тяжелым грузом-противовесом на коротком конце.

Сетка на «пауке» ставится обычно с некрупной ячеей, не более 20–25 мм, за исключением тех случаев, когда снасть ориентирована на ловлю исключительно крупной рыбы, например, леща. Но в большинстве случаев «паучники» (по крайней мере, в Ленинградской области), используют одну и ту же снасть при весеннем и осеннем ходе разной рыбы, в том числе мелкой (корюшки, ряпушки, ельца), поэтому наиболее часто сеть употребляется с мелкой ячеей, 10–16 мм. Иногда, чтобы сеть была менее заметна на дне и создавала меньшее сопротивление при подъеме, ее делают из мононити (лески), но такие «пауки» менее долговечны.

Место для ловли «пауком» выбирают с дном ровным, горизонтальным или слегка наклонным. Обычно ловят из года в год на одних и тех же облюбованных местах, но тем не менее перед началом ловли не мешает проверить дно багром или якорьком-кошкой, и при обнаружении посторонних предметов, принесенных при ледоходе или половодье, – удалить их.

Ловить надо там, где идущая на нерест или скатывающаяся рыба задерживается, концентрируется: у каких-либо препятствий, резко сужающих русло реки, у старых и действующих (если это разрешено правилами) гидротехнических сооружений, в заводях с медленным круговым течением, соседствующих с быстринами, – там рыба обычно передыхает и набирается сил перед штурмом быстрого течения. Поскольку сооружение постоянных преград (заколов, заязков) почти повсеместно запрещено, имеет смысл устанавливать преграды временные (привязывать на кольях крыло от мережи или мелкоячеистую жаберную сеть), но следует учитывать, что там, где установка подобных преград разрешена, они должны перекрывать не более 2/3 ширины реки, причем оставлять свободной наиболее глубокую ее часть (фарватер).

Чаще всего ловля осуществляется вслепую, с регулярным, более или менее частым, подъемом снасти, поскольку даже на небольшой глубине трудно разглядеть в мутной весенней воде зашедшую в «паук» рыбу. Когда идет некрупная рыба густыми стаями, этот метод лова себя вполне оправдывает. Но для крупных рыб, нечасто заходящих в «паук», придуман достаточно остроумный способ, так называемая «ловля на железе». Берется большой квадратный лист жести, превышающий размерами подъемник (или соединяются воедино несколько меньших листов), окрашивается в белый цвет водостойкой краской и плотно прижимается к дну положенными по углам тяжелыми камнями. «Паук», естественно, опускается так, чтобы сеть его лежала на окрашенной жести. На глубине до 1 метра (иногда и более, смотря по мутности воды) ловец может различить на белом фоне силуэт крупной рыбины, и резко поднимает снасть, когда добыча находится возможно ближе к центру «паука». Таким способом удается ловить даже столь осторожных рыб, как крупная форель и лосось, очень редко попадающихся при ловле вслепую. Да и сама рыбалка гораздо интереснее и азартнее.

На том же принципе, кстати, основана и ловля небольшими «пауками» – малявочниками, к которым вместо обычной сети подвешено полотно из белого оконного тюля: рыбак видит, как рыба (в основном пескари) заходит на белое полотнище, – и резко поднимает малявочник.

Кроме того, ловля осуществляется и непосредственно на местах нереста – здесь «пауки» используются уже меньших размеров (до 1,5×1,5 м, в редких случаях до 2×2 м) и поднимаются простой жердью, без блоков и «журавлей». Естественно, ловить можно только те породы рыб, что предпочитают нереститься на мелководье: карасей, карпов, щук и т. п.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 104. Ловля щук на прибрежном мелководье.

Обычно ловец в резиновом костюме осторожно входит в заросли подводной или затопленной растительности, где «трется» рыба, тихонько опускает в воду «паук» и быстро поднимает, едва увидит, что рыба начала играть и плескаться над ним. Вода на нерестилищах уже достаточно прозрачная, поэтому чем длиннее шест (т. е. чем дальше «паук» от рыболова), тем больше шансов на успех. Хотя щуки, даже изрядных размеров, могут подойти к самым ногам рыбака, если он стоит неподвижно, не шевелясь.

Летом, после окончания нереста, «пауки» используются уже гораздо реже, в основном там, где рыба скапливается естественным образом: у водосбросов плотин и т. д. Отдельная тема – летняя ловля «пауком» с прикормкой, и подробнее о ней будет рассказано в статье «Паук» со звонком».

Подъемник для ходовой ловли.

Эта снасть и этот способ ловли появились на свет в результате нежелания нарушать рыболовные правила и в то же время добиться хороших результатов при ловле подъемником разрешенных размеров, более чем скромных.

Дело в том, что действовавшие много лет в Ленинградской области правила рыбной ловли разрешали ловить подъемником с ячеей 10 мм и размером сетки не более 1×1 м. Норма вылова устанавливалась не в килограммах, а в штуках – не более 50 хвостов на ловца и снасть. Надо думать, люди, сочинявшие правила, резонно предполагали, что такой снастью трудно выловить что-то серьезнее пескаря или мелкой плотвички. Но, как говорили мудрые восточные люди, самурай не должен зависеть от длины своего меча. А рыболов, соответственно, от размера своего подъемника.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 105. Подъемник для ходовой ловли: 1 – шест, 2 – стропы, 3 – рама из стального прутка, 4 – сеть.

Изготовляется конструкция просто: круглый стальной пруток длиной 3,2–3,4 м и диаметром 6–8 мм тщательно ошкуривается и покрывается в 2–3 слоя водостойкой краской темного цвета. Затем из прутка сгибается квадрат со стороной 80–85 см. На него надевается и равномерно расправляется квадратный кусок сети 1×1 м с ячеей 10 мм. Концы прутка соединяются (вставляются натуге в отрезок алюминиевой трубки длиной 5–6 см и с соответствующим внутренним диаметром). Можно сделать каркас разборным, из четырех прутков, соединенных уголками из такой же трубки. Для надежности края сетки пришиваются к ободу капроновым витым шнурком диаметром 1,5 мм. К углам обода крепятся стропы, каждая длиной около 1 м. Поскольку стропы должны обладать некоторой жесткостью, лучше сделать их не из шнура, а из медной изолированной проволоки диаметром 4–5 мм (стропы из алюминиевой проволоки получаются слишком ломкими, а из стальной – слишком пружинистыми). Наверху стропы соединяются вместе и надежно крепятся короткой (10–15 см) веревкой к четырехметровой жерди, желательно хорошо высушенной и легкой.

Снасть готова, но поймать ей приличную рыбу не так-то просто, обычные способы ловли подъемником не принесут успеха.

Выбор места и времени. Лов производится на небольших речках и ручьях, но выбирать их надо тщательно: подходят малые притоки больших рек невдалеке от места впадения, ручьи, впадающие в богатые рыбой озера. Очень хороши маленькие речки, которые перекрывают дамбами в сельскохозяйственных целях (например, для полива), образуя небольшие водохранилища, – уровень воды в таких водоемах постоянно колеблется, берега зачастую представляют из себя голые глиняные склоны, на которых из-за постоянной смены уровня не успевает укорениться ни водная, ни сухопутная растительность. В результате рыба, привыкшая метать икру на затопленную прибрежную растительность, – не находит места для нереста, во множестве идет вверх по течению в поисках удобных нерестилищ, и попадает в узкую и неглубокую речку. Так же представляют интерес узкие и неглубокие верховья речек, на которых в нескольких километрах ниже по течению имеются богатые рыбой омута.

Время для ловли надо выбирать не менее тщательно, чем место, иначе будут попадаться только постоянно живущие в речке рыбы, обыкновенно некрупные. Первыми поднимаются в самые верховья язи (ход их бывает только в верховьях или же на малых притоках больших и средних рек), спасаясь от мутной воды. Календарные сроки этого хода назвать трудно, они не только разнятся в зависимости от конкретного места, но и на одном и том же водоеме могут сдвигаться на две-три недели в ту или иную сторону, в зависимости от того, ранняя или поздняя выдалась весна. Но поднимается язь всегда очень рано, когда на большой реке продолжается ледоход.

Щука начинает свой подъем к нерестилищам позже, иногда ее ход против течения совпадает со скатыванием язя, но чаще между ними проходит какой-то промежуток времени. Надо учитывать, что щука вообще-то к дальним нерестовым путешествиям не склонна, и чем больше пригодных для нереста мест ниже по течению, тем меньше щук поднимается в верховья. Верна и обратная зависимость. Например, если зима была бесснежной и по весне вода в озере не поднялась, не затопила прибрежные низины, – тогда в ручьях, впадающих в озеро, можно рассчитывать на блистательный улов щуки. С другой стороны, я знаю один большой проточный пруд, очень богатый щукой-травянкой, – но все попытки поймать ее весной в узкой речушке, образующей пруд, были безуспешны: водосброс поддерживал в пруду каждую весну один и тот же уровень воды, и щука привычно нерестилась из года в год на местных нерестилищах, не предпринимая весенних путешествий.

Плотва начинает свой ход несколько позже щуки, но в уловах (при ловле ходовым подъемником) соседствует с ней гораздо чаще, чем щука с язем. Поднимается плотва очень высоко, порой в такие узкие верховья, что не может найти подходящих тихих заводей для нереста, и не отнерестившуюся икряную плотву можно поймать там в конце мая, даже в июне, причем икра в последнем случае начинает уже рассасываться.

Окунь начинает свой ход еще позже плотвы. Массовым и регулярным он никогда не бывает – обычно вверх по течению поднимаются отдельные стайки из 3–4 икряных горбачей и полутора десятков некрупных молочников. Объясняется это тем, что окунь нерестится на большей глубине и не стремится найти прогретые неглубокие заводи, как щука или плотва; весенний его ход против течения связан не с поиском нерестилищ, а со стремлением уйти из мутной воды на чистую, более комфортную для рыбы.

Елец валит в ручьи и верховья очень дружно, густыми стаями. К сожалению, с этим ходом мне доводилось сталкиваться считанное число раз (на ручьях, впадающих в р. Нарву), и вывести каких-либо закономерности не удалось.

Иногда, не каждый год, в ручьи и притоки огромными стаями поднимается верховка из богатых ею водоемов. Вода просто кишит серебристой рыбешкой; как-то раз интереса ради я подсчитал верховок, попавшихся в подъемник за один подъем, оказалось их без малого четыреста штук, причем часть рыбок успела ускользнуть сквозь десятимиллиметровую ячею. Естественно, что такая масса сорной рыбы только мешает ловле, а любителям ужения почти вовсе не дает ловить, немедленно хватая любую насадку, кроме самой крупной. Вслед за верховкой поднимаются питающиеся ею окуньки и щурята, не доросшие до нерестового возраста.

Лещи, голавли, ерши, налимы, пескари весенних путешествий в притоки не совершают. Правда, я знаю одну узенькую лесную речушку, соединяющую два богатых лещами озера, – в ней по весне регулярно попадаются в мережи набитые икрой лещи, но это скорее исключение из правила.

Тактика ловли. Итак, допустим, вы в самых верховьях реки – перед вами струится и бурлит мутноватый поток 2–3 м шириной и глубиной менее метра. Рыбы хватает, так и всплескивает. Но если ширина речки в пять раз превышает ширину снасти, заставить рыбу зайти в подъемник не так-то просто…

Ловить приходится не с берега, взабродку, и резиновый костюм – непременная принадлежность рыбалки. Для начала ловец входит в воду, выбирая неглубокий перекатик с песчаным или глинистым дном, и без лишнего шума начинает ногами взмучивать воду. Иногда этот прием не требуется, но вообще вода в верховьях осветляется достаточно быстро, и становится слишком прозрачной для успешной ловли. При ночной рыбалке (более эффективной, но не везде применимой) взмучивать воду не надо.

Добившись, чтобы вода на 10–15 м ниже по течению стала абсолютно непрозрачной, начинают ловлю. Состоит она в почти одновременном выполнении двух приемов.

Во-первых, подъемник забрасывается почти вплотную к берегу ниже по течению от того места, где стоит ловец, причем так, чтобы снасть не ложилась горизонтально, но вставала под углом: одна сторона квадратной рамы касается дна, другая находится как можно ближе к поверхности воды, или даже слегка выступает над ней. Стропы находятся постоянно в натянутом положении, и рыбак постоянно контролирует положение снасти и управляет им. Наиболее эффективно ходовой подъемник работает, когда его рама находится под углом 45 градусов, т. е. на глубине 50–60 см.

Во-вторых, одновременно с забросом снасти, рыбак начинает нагонять в нее рыбу. Обе руки заняты, так что использовать что-то вроде известных «боталок» невозможно, приходится пугать стоящую под берегом рыбу ногами: шумно всплескивать сапогами, переворачивать подводные камни и т. д.

Синхронизация этих двух приемов – главный залог успеха. Механика тут следующая: подъемник при энергичном забросе опускается в воду достаточно шумно, и вспугивает стоящую поблизости рыбу. Та, что бросилась вниз по течению, нас пока не интересует – возможно, она будет поймана при последующих циклах ловли. А вот та, что устремилась в сторону рыбака, должна быть направлена прямиком в подъемник.

Я говорил, что и заброс, и нагон выполняются почти одновременно. «Почти» – в данном случае означает, что между ними выдерживается коротенькая пауза: достаточная, чтобы нижний край снасти коснулся дна, а течение вытянуло бы провис сетки, однако же за это время рыба, бросившаяся вверх по течению, не должна успеть проскочить мимо рыбака.

Умение чувствовать эту паузу дается исключительно с опытом. Человек, впервые взявший в руки подъемник для ходовой ловли, зачастую допускает осечку за осечкой, и изумляется, глядя на специалистов этой ловли, достающих из сетки добычу после каждого подъема.

Пугая и нагоняя в подъемник рыбу, рыбак одновременно делает несколько шагов вперед, – и, когда половина расстояния до подъемника пройдена, резким движением шеста поднимает снасть. Удары о сетку щук и язей (размером от 400 гр. и выше) хорошо ощущаются ловцом, и в таком случае поднимать снасть надо незамедлительно. Если рядом с подъемником всплеснула на поверхности достаточно крупная рыба (чаще всего поднимается наверх щука), тоже надо немедленно тянуть шест вверх, в большинстве случаев добыча окажется в сетке.

Вынув из сети рыбу, необходимо немедленно продолжить ловлю дальше по течению, пока напуганная и шарахнувшаяся вниз рыба не опомнилась и не начала подъем, проходя мимо стоящего у берега рыбака.

Наиболее трудно ловить этим способом язя – рыбу очень чуткую и осторожную, стремительно плавающую и к тому же склонную к воздушной акробатике. Крайне обидно бывает, когда крупный язь выполняет в воздухе сальто, выскочив из почти вынутого из воды подъемника, плюхается в речку и уходит. Иногда, особенно если вода стоит почти вровень с берегами, рыбина после прыжка падает не в речку, а на береговую траву, – тут уж рыбаку надо не зевать, а быстренько накрыть язя вынутой из воды снастью, иначе второй прыжок вернет рыбу в родную стихию.

Если после первых опытов стало ясно, что в речке или ручье преобладает язь, то тактику ловли слегка меняют: подъемник забрасывают как можно дальше, на всю длину шеста, и поднимают быстрее обычного, напугав рыбу всего лишь одним или двумя всплесками сапог, – осторожному язю этого хватает. Возможен и другой способ поимки чуткой рыбы: подъемник не забрасывается шумно у берега, но тихонько опускается ближе к середине речки, на быстрину; затем надо позволить течению снести его вниз, придерживая шестом, тихо и аккуратно приблизить к берегу и уже затем начинать нагон.

При ловли щуки и плотвы такие хитрости излишни. Но плотва более осторожна, чем зубастая хищница, и для ее поимки поднимать снасть надо несколько ранее, иначе ударившиеся о сетку плотвицы успеют из нее выскочить. Щука же не так пуглива и порой упорно не желает идти в подъемник, мечется под ногами (удары ее жесткого рыла хорошо ощущаются сквозь прорезиненную ткань костюма), выскакивая иногда на поверхность. И если ловля ориентирована именно на щуку, то нагон бывает более длительный и шумный, а снасть поднимают, когда до нее остается два-три шага.

Иногда случается, что пройдя по речке сто-двести метров, рыбак отнюдь не радуется улову: мелкие плотвички и щурята, пескари и гольцы, – в общем, местная, жилая рыба, постоянно держащаяся в верховьях. В таком случае имеет смысл продолжить ловлю, но идти быстрее, не столь тщательно облавливая приглянувшиеся места, – зачастую бывает, что ход рыбы только еще начался, и она не успела дойти до этого места. Однажды я поймал первую щуку, лишь пройдя около двух километров от места начала ловли, зато потом хищницы начали попадаться одна за одной.

Если нерестового хода все-таки нет, то ловить жилую, местную рыбу стоит лишь в том случае, если в речке водится налим. Эта рыба – домосед, ведет оседлую жизнь, и при этом даже в небольших омуточках и бочажках верховий достигает вполне приличных размеров. Тактика ловли налима разительно отличается от способов, применяемых к язю, – подъемник опускается в воду как можно ближе к рыбаку (налим на его всплеск совершенно не реагирует), а нагон производится очень долго и тщательно: переворачивается каждый подводный камень, рыба выгоняется из-под подмытых водой берегов, из-под корней прибрежных кустов и деревьев и т. д. Удар о подъемник налима, даже крупного, почти никогда не ощущается, очевидно, что плывет он не слишком быстро и не спешит покинуть сеть подъемника (возможно, принимая ее за подходящее для себя временное подводное убежище).

Ходовую ловлю подъемником удобно осуществлять вдвоем: один ловец идет вдоль одного берега, другой вдоль второго, и при этом оба должны по возможности синхронизировать забросы и нагоны. При ловле в одиночку приходится идти зигзагом, от одного берега к другому, стараясь если не поймать, то хотя бы согнать вниз всю стоящую под берегами рыбу. Встречающиеся на пути омутки глубиной более метра стоит проходить без ловли, лишь пугая рыбу, – за время подъема снасти с такой глубины рыба успевает уйти из сетки маленькой площади. Омута, превышающие своей глубиной высоту резинового костюма, обходятся по берегу. Естественно, что ловить лучше на хорошо знакомых водоемах, а на новых соблюдать максимальную осторожность, пусть даже и в ущерб улову.

Резиновый костюм для ловли надо выбирать очень тщательно. Сапоги и приклеенные к ним резиновые штаны при нагоне постоянно приходят в соударение с камнями, корягами и другими подводными предметами, и повредить некачественный (слишком тонкий) костюм очень легко. Нижняя часть от костюма химзащиты, например, для такой ловли решительно не годится, редко выдерживая более одной-двух рыбалок. В любом случае, на ловле не лишне иметь с собой велоаптечку, чтобы иметь возможность оперативно залатать дыру, – ледяная весенняя вода, затекающая внутрь костюма, может капитально испортить рыбалку.

Ловля эта интересная и азартная, но весьма трудная, требующая не только немалых физических сил, но и хорошего знания водоема и повадок подводных обитателей. Однако те, кто сумел ее освоить, никогда не жалуются на уловы.

«Парашют».

«Парашютом» некоторые рыбаки называют также кастинговую накидную сеть, но сейчас речь пойдет о подъемнике с тем же названием, предназначенном для ловли на реках с достаточно сильным течением, где подъемники обычного типа применять затруднительно, поскольку поток воды не дает снасти спокойно лежать на дне. «Парашют» же тем и отличается, что на дне не лежит, а стоит под углом, лишь касаясь его одним краем обруча. Второе отличие – гораздо больший, чем у классических подъемников, провис сети. Таким образом, «парашют» представляет собой нечто промежуточное между подъемником и саком.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 106 «Парашют» и его положение на дне реки: 1– сеть, 2 – обруч, 3 – стропы, 4 – веревка.

Обруч для снасти применяется достаточно большого диаметра (2–2,5 м) и сгибается из толстого металлического прутка толщиной около 20 мм (зачастую используется рифленая арматура). Разборным обруч никогда не делается и выгибается из одного прутка, за неимением такового – из нескольких, надежно сваренных.

К обручу крепятся четыре стропы из стальной проволоки, причем сделаны они разной длины, – так, чтобы подвешенная в воздухе снасть повисала под углом 45 градусов. Веревка, привязанная к месту соединения строп, берется весьма толстая, 25 мм, иногда даже толще, обязательно плетеная, а не витая. Конечно, прочность ее избыточна для веса снасти и улова, но поднимают «парашют» без каких-либо приспособлений, перебирая веревку руками, и при малой толщине веревки затруднительно сделать это быстро.

Сеть плетется из нитки, весьма превышающей диаметром обычную, фактически из тонкого шнура, иначе несомые сильным течением коряги, а порой даже камни, очень быстро ее порвут. Нетрудно понять, что в результате применения основательных материалов «парашют» отличается изрядной тяжестью, а если учесть сопротивление быстрого течения (а на ином «парашютисты» не ловят), то ясно – успешно управиться со снастью можно лишь, обладая немалой физической силой, женщинам и подросткам путь в «парашютисты» заказан.

Для ловли мелких рыб «парашют» не используют, ячейки сети плетутся от 50 мм (для сырти) до 80–90 мм (для лосося). Именно эти две проходные рыбы являются главными объектами ловли «парашютами», по крайней мере в тех районах Ленинградской области, где мне доводилось наблюдать за деятельностью «парашютистов». В качестве прилова попадаются лещи и налимы, реже щуки и сомы, совсем редко, в исключительных случаях, голавли и жерехи.

Причем ловится рыба, не только скатывающаяся вниз по течению, – но и поднимающаяся вверх, хотя, казалось бы, как раз она должна миновать «парашют». Очевидно, дело в том, что даже такая сильная рыба, как лосось, не плывет при подъеме постоянно в одном направлении, и временами, на самой быстрой струе, откатывается назад, дабы передохнуть и набраться сил, – и при этом откате попадается «парашютистам».

Ловят обычно с мостов, причем выбирают на них места, где огибающая опоры вода течет особенно быстро. Иногда, на относительно мелководных и быстрых перекатах, возводят так называемые «парашютные вышки» – сооружения, сваренные из толстых труб, на четырех ногах-опорах, с площадкой для рыболова наверху. Эта конструкция ничем не отличается от «помостов», используемых для ужения на прикормленных местах карпов и других крупных и осторожных рыб.

Ловля «парашютом» крупной рыбы производится не вслепую, так как удар, например, лосося о сеть очень хорошо ощущается рукой, держащей веревку (веревка, разумеется, постоянно натянута силой течения, а свободный ее конец привязывают к перилам моста, чтобы случайно не упустить снасть). При ловле сырти поимка ощущается не каждый раз, но в основном когда в сеть попадают хотя бы 3–4 рыбы, поэтому время от времени снасть вынимается из воды и осматривается. Характерно, что налим, даже самый крупный, совершенно не трепыхается, попав в «парашют», и не пытается выбраться из сети, так что порой ловцы принимают его, особенно ночью, за камень, корягу или пук водорослей, и лишь подняв снасть к перилам моста, убеждаются в ошибке.

Поскольку «парашют» снасть тяжелая, громоздкая и неразборная, то используется по большей части для местной ловли, – у кого имеются возле дома места, удобные для ловли, те там и ловят.

Ловля (на реках Ленинградской области) делится на весенне-летнюю, с конца апреля до середины июня, и осеннюю, с середины сентября до спадания осеннего паводка, – и два эти периода приурочены, соответственно, к ходу из Финского залива сырти и лососевых рыб. Причем при обратном ходе сырти, часто запаздывающем до конца июня, лов «парашютами» может и не состояться, если весеннее половодье уже спало.

Впрочем, если после обильных дождей случаются летние паводки, то на излюбленных парашютистами местах всегда дежурят два-три ловца со своими снастями, готовые в случае удачных уловов дать весть коллегам. Именно при летних паводках в «парашюты» попадается средний (1–2 кг) лещ, стаи которого сгоняются с летних стоянок усилившимся течением и бродят по реке в поисках новых удобных мест; в другое время эта рыба избегает быстрину.

«Паук» со звонком.

Этой снастью мне самому ловить не доводилось, равно как и видеть ее применение другими ловцами. Однако, как мне кажется, определенный интерес она представляет, поэтому заимствую сокращенное описание из книги Н. М. Михайлова «На рыбалке» (Лениздат, 1956 г.). Итак, слово Н. М. Михайлову:

«Паук» со звонком на первый взгляд несколько странное сооружение. Он представляет собой комбинацию «паука» с крючковыми подлесками, дополнительным шнурком и звонком, прикрепленным к шесту.

Ловля обычным круглым сачком-«пауком» не нова. Ее практикуют главным образом во время хода нерестующих рыб. Местных рыб среди лета такими ловушками почти не ловят, а если и ловят, так большей частью мелочь в ямах около плотин и в других подобных местах. Однако «пауком» можно ловить и летом, и весьма успешно, но для этого его нужно кое-чем пополнить.

Как известно, сачок-«паук» состоит из сетки с небольшим провесом, пришитой к металлическому ободу, крестовины, шнура, привязанного в центре крестовины, и длинного шеста с блоком на верхнем конце. Шнур, идущий от крестовины паука, заправляется в канавку блока, а свободный конец его находится в руках рыболова.

Такой сачок-«паук» опускают с берега или с лодки на дно водоема, выжидают 5–10 минут и, быстро перебирая шнур, поднимают сачок на поверхность. В него попадает та рыба, которая в момент подъема «паука» окажется в воде над сеткой.

Чтобы ловить «пауком» крупную рыбу, нужно действовать с приманкой для нее. Для этого крестовина сачка должна быть сделана из толстой проволоки в форме дуг (рис. 107), пересечение которых отстоит от обода на 50–60 см. На каждой дуге крестовины в 15–20 см от их пересечения нужно сделать маленькие петельки из мягкой проволоки. В каждую такую петельку пропускается тонкий жилковый поводок длиной до 1,5 м. К нижним концам поводков привязывают маленькие крючки, а верхние концы поводков вводят в пропускное кольцо, прикрепленное намертво к основному шнуру, и привязывают к колечку сигнального шнура. Сигнальный шнур соединен с колокольчиком.

Прежде чем начать ловлю «пауком со звонком», нужно, по возможности, измерить глубину на месте предполагаемого лова, так как крючки с приманками должны быть на 10–20 см приподняты над уровнем дна.

Чтобы избежать хлопот по определению глубины водоема, на одном из поводков, немного ниже пропускного кольца, ставят ограничитель – металлическое колечко, диаметр которого несколько больше диаметра пропускного кольца. Ограничитель привязывают к поводку и он препятствует подъему крючков выше определенного уровня.

При опускании сачка на дно одновременно отпускают и сигнальный шнур. Как только сачок лег на дно, что можно заметить по разматыванию основного шнура, к звонку с небольшой натяжкой привязывают сигнальный шнур. Достаточно легкого прикосновения к какой-нибудь из четырех приманок, чтобы колокольчик зазвонил. Тогда следует быстро поднять сачок, в котором почти всегда окажутся одна-две, а то и больше рыб.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 107. «Паук» со звонком: а – общий вид: 1 – колечко сигнального шнура; 2 – пропускное кольцо; 3 – колечко-ограничитель; 4 – поводки; 5 – колечко для пропуска поводка; 6 – крестовина; 7 – крючки с приманками; 8 – обод; 9 – колокольчик; б – в момент поднятия со дна.

Приманки над сачком нужно ставить с расчетом на различные виды рыб. Таким способом лучше ловить в местах постоянных прикормок на глубине до 5 м и обязательно на открытых местах, подальше от берега, чтобы в сетку не попадала мелочь[8].

Ротан.

Ротана часто называют бычком-ротаном или просто бычком, но это название ошибочное – с пресноводными и морскими бычками ротан в родстве не состоит, являясь единственным в наших пресных водах представителем семейства Головешковые.

Внешность у ротана-головешки примечательная: толстое округлое туловище, два спинных плавника и огромная, чуть приплюснутая голова, занимающая почти третью часть длины тела. Большая несоразмерная пасть, усеянная мелкими острыми зубами, выдает в ротане хищника (но, забегая вперед, отметим, что хищник он своеобразный, самый, пожалуй, ленивый и малоподвижный в наших водах). Мелкая чешуя, прочно держащаяся на коже, окрашена в разные оттенки серого, коричневого и темно-зеленого цвета, меняющиеся в зависимости от условий в водоеме, где обитает ротан, на брюхе окраска принимает желтый оттенок.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 108. Ротан.

До каких размеров может дорасти ротан, в точности не известно. На своей родине, в водоемах Приамурья, ротаны по свидетельству ихтиологов невелики, до 25 см длины и 300 г веса. В тоже время западнее Урала нередки случаи поимки ротанов, превышающих весом 1 кг.

Ротан получил широкое и быстрое распространение в водоемах европейской части России в 70-80-х годах двадцатого века, завезенный с Дальнего Востока, и история его появления довольно поучительна.

Специально никто вселением и акклиматизацией не занимался, а невольными виновниками ротаньего нашествия кого только не объявляли: аквариумистов, разводивших экзотических в те времена рыбок и выпускавших лишний приплод в близлежащие пруды, ихтиологов из комплексной экспедиции по изучению вод Амура, завезших якобы 1948 г. ротанов в подмосковные водоемы… В дальнейшем расселении ротанов обвиняли нерадивых рыболовов, использующих неприхотливых и живучих рыбешек в качестве привозных живцов, и выпускавших оставшихся от рыбалки в новые водоемы…

Мне все эти обвинения представляются далекими от истины. Особенно те, что предъявляли любителям ловли на живца: на пруды и болотца, по которым расселяется ротан, никто ловить хищную рыбу не ездит, за ней отправляются на реки, на большие озера, – но именно эти водоемы остались незаселенными ротаном, не выдерживающим соседства с щуками и судаками. Ихтиологи тоже едва ли виноваты – слишком много времени прошло с 1948 года до массового появления ротанов в водоемах и лавинообразного роста их численности. И уж вовсе нелепы упреки аквариумистам – они без каких-либо последствий для окружающих водоемов разводят ротанов с 70-х годов девятнадцатого века, после того как эта рыбешка была завезена с Амура экспедицией Б. Дыбовского.

Вероятно, причина в ином: в 60-е годы происходило массовое вселение в водоемы европейской части страны амурского серебряного карася, неприхотливого, быстро растущего и способного размножаться без участия самцов других карповых рыб (подробности этой истории изложены в статье «Карась»).

А в бассейне Амура карась и ротан – неразлучные спутники, обитают в одних и тех же водоемах. Когда мальков или сеголетков переселяют тысячами, никто, конечно же, не рассматривает каждую рыбешку, отсеивая «безбилетных пассажиров». Именно так ротан и очутился в водоемах, расположенных западнее Урала. А в массовом его расселении виноваты, без сомнения, водоплавающие птицы, а не халатные рыболовы, – нерестится ротан на мелководье, икра у него клейкая, вполне способная приклеиваться к перьям и лапам уток. Десять-пятнадцать лет как раз подходящий срок для проведения успешной ротаньей «интервенции».

Но каковы бы ни были причины появления ротанов, с последствиями пришлось столкнуться очень многим любителям рыбалки: в прудах и озерцах вместо привычных карасей начали клевать рыбешки с палец размером странного вида: голова да хвост…

Рыболовная общественность забила тревогу. Вот на вскидку несколько цитат из рыболовной периодики тех лет:

«Эта рыба катастрофически быстро распространилась в больших и малых водоемах европейской части России и, наверное, скоро подберется и к другим местам. Ротан стал настоящим бичом, агрессором многих вод, активно вытесняя из них других рыб».

«Ротаны по незнанию были выпущены в подмосковные водоемы, где быстро акклиматизировались, размножились и показали, на что они способны, став страшным бичом для всех подводных аборигенов. Отсюда орды бычков и начали свое губительное шествие…».

«Теперь поимка карася становится редкой и большой удачей. Виной тому – ротаны, численность которых возрастает, кажется, беспредельно».

«Ротан – агрессор, отличается страшной прожорливостью».

«Наши читатели должны познакомиться с биологией и повадками ротана, чтобы знать, какой он приносит вред и как изжить его из водоемов».

Меры по борьбе с напастью предлагались самые разные. Журнал «Юный натуралист», помнится, даже советовал пионерам, любящим природу, сооружать для ротанов ложные нерестилища, а затем выбрасывать их вместе с отложенной икрой на берег.

Прошло десять лет и тон статей, посвященных ротану, разительно изменился. Во-первых, сами ротаны подросли и заставили воспринимать себя как полноценный объект ужения – вместо советов по уничтожению публиковались рекомендации по ловле. Во-вторых, увеличились размеры карасей, обитавших рядом с ротанами – и амурского пришельца начали объявлять благом для водоемов, «биологическим мелиоратором», выполняющим в непроточных водоемах роль щуки и других хищников.

Журнал «Рыболов», полностью сменив ориентацию, призывал ротанов расселять: «Сколько у нас небольших озер с карликовыми карасями! Если запустить в такие озера ротана, то постепенно произойдет в них укрупнение карасей, которые станут желанным трофеем рыболова».

Прошло еще двадцать лет, улеглась и паника, и восторги. Можно спокойно оценить последствия расселения ротанов по нашим водоемам. Они, на мой взгляд, таковы:

Мелких прудовых обитателей – гольца, тугорослого золотого карасика, прудового пескаря – ротан повсеместно подавил, вытеснил и обитает во многих прудах единолично, поедая собственную молодь. Даже прудовая колюшка, яростно защищающая кладку своей икры и вооруженная острыми иглами, потерпела поражение. Единственное исключение – верховка, кое-где она исчезла, но в прудах и затопленных карьерах достаточно большой площади соседствует с ротаном, являясь объектом его охоты.

Надо заметить, что рыболовы, радовавшиеся увеличению размера золотых карасей, радовались недолго, всего несколько лет. Размеры рыб неуклонно увеличивались, но число столь же неуклонно уменьшалось: крупные производители постепенно вылавливались и погибали от естественных причин, а весь приплод поедался ротанами. И сейчас еще встречаются пруды, где клюют одни лишь ротаны, но очень редко среди них попадаются килограммовые золотые караси – последние могикане исчезнувшей популяции.

Карповые рыбы, растущие быстро и достигающие больших размеров – т. е. карп и серебряный карась – от соседства с ротаном не пострадали. Пожалуй, ротан и в самом деле оздоровляет их популяции, отбраковывая мелочь, отстающую в росте.

Ну а там, где хотя бы часть года обитает щука (например, в небольших пойменных озерах) ротан не уживается – его медлительная неповоротливая молодь не в состоянии спастись от речных хищниц и полностью уничтожается.

* * *

Ловля ротана тесно связана с его образом жизни. Ротан – хищник ленивый и малоподвижный, большую часть времени он проводит в засадах среди водной растительности, неподвижно маскируясь и осторожно передвигаясь среди растений. Стоит в пределах досягаемости появиться рыбешке или другой добыче, ротан делает стремительный рывок. Хвост у него толстый, мускулистый, хвостовой плавник мощный – к спринтерским рывкам ротан приспособлен хорошо, но дальние скоростные заплывы не его вид спорта.

Поэтому ротанов никогда не удят вдалеке от берегов, на чистой воде, а всегда на границе подводных зарослей или в окнах между ними. Единственное исключение – весна после схода льда, когда водная растительность еще не поднялась. Если на водоеме ровное дно, без коряг и других убежишь, стаи ротана медленно передвигаются по всей акватории и встретить их можно где угодно.

Лучшая насадка для ужения – червь, навозный или подлиственный, но не всякого червя ротан хватает, вопреки мифам о своей жадности и прожорливости. Червяк, неподвижно висящий в толще воды или лежащий на дне, ротанов почти не привлекает – поклевки случаются редко, и клюет в основном мелочь. Зато движущийся вверх-вниз червь очень быстро провоцирует ротана на поклевку. Очень хорошо ловятся ротаны в отвес на мормышку, насаженную червем (о поклевке сигнализирует длинный кивок, укрепленный на конце удилища). Но этот способ ловли трудоемкий, удочка постоянно находится в руках и в движении, поэтому многие рыболовы-ротанщики используют промежуточный вариант – ловят с поплавком, время от времени поддергивая его концом удилища, приподнимая над водой на 5-10 см и опуская обратно. Ротанов такое движение привлекает очень хорошо, даже если ловить не на мормышку, а на обыкновенный крючок.

Весной, когда ротан голоден после зимовки, он неплохо клюет и без подергивания насадки. Поклевки в эту пору резкие, поплавок быстро уходит в сторону или под воду. Летом, если пищи в водоеме достаточно, поклевки ротана осторожные и неуверенные, поплавок долго подергивается на одном месте (что достаточно странно, учитывая размеры пасти ротана). С непривычки трудно определить нужное время подсечки – стоит промедлить, и крючок оказывается в желудке ротана. По этой причине лучше использовать крючки больших номеров с длинных цевьем и всегда брать на ловлю экстрактор.

На прудах, где часто попадаются крупные (т. е. свыше 500 г) ротаны, их ловят на живца, чаще всего насаживая верховку. Например, на одном из прудов бывшего совхоза «Детскосельский» под Санкт-Петербургом на верховку берут исключительно крупные ротаны, зачастую весом свыше килограмма, и червей местные рыболовы не признают, считая, что они пригодны лишь для ловли мелочи.

Кроме червя и живца, ротан клюет (когда голоден) на любую животную насадку – на мотыля, опарыша, пиявку, головастика, на кусочки мяса и жабр собственных собратьев… Но сытый ротан достаточно привередлив и что попало хватать не будет.

Неоднократно я пытался соблазнить крупных ротанов спиннинговыми приманками, но без успеха. В чем дело, понять было трудно – небольшая «вертушка», медленно проводимая вдоль края зарослей, двигалась уж всяко не быстрее верховки, но ротаны ее игнорировали.

Дело пошло на принцип, и время от времени я возобновлял эксперименты. Успех пришел весной 2007 года, в одном из прудов Павловского парка. Крупные ротаны почти неподвижно грелись на солнышке, на мелком месте неподалеку от берега и были хорошо видны сквозь поляризационные очки. «Вертушки» они, как и обычно, проигнорировали, а вот один из воблеров принес успех – самоделка, купленная у лоточника на птичьем рынке. Маленький, 3,5 см длиной плавучий воблерочек имитировал формой фирменный мини-шэд (но без полостей с дробинками), а расцветкой напоминал известную аквариумную рыбку неон. Игра воблером происходила почти без проводки – коротким рывком я заставлял его заглубляться почти под носом у ротанов, затем позволял всплыть и так далее. И апатичные рыбы не выдержали – три ротана весом от 300 до 500 г отправились в садок. Эксперимент был признан успешно завершенным и более со спиннингом к ротаньим водоемам я не возвращался.

На небольшие джиг-приманки, твистеры и виброхвосты, ротанов ловят более успешно, но методами отвесного блеснения (как по открытой воде, так и подо льдом).

В мае вообще ловля ротана наиболее интересна – при условии, что вода прозрачна, а в пруду встречаются экземпляры приличных размеров. Есть возможность охотиться именно за ними, не отвлекаясь на ловлю мелочи. Даже без поляризационных очков, двигаясь в солнечный день по берегу пруда, можно разглядеть силуэты крупных рыбин, неподвижно застывших недалеко от берега над светлыми участками дна. В отличие от карасей ротаны абсолютно не желают понапрасну растрачивать мускульную энергию, и порой можно усомниться: действительно ли это рыба или какой-то неодушевленный предмет, или вообще игра света и теней… Если сомневаетесь, смело опускайте в водоем удочку – отвесно и медленно, подводя подергивающегося червяка к смутному силуэту. Ротан тут же приходит в движение, поднимается и хватает насадку. Особенно удобны для такой ловли удочки с кивком и мормышкой – легкие и достаточно длинные, не менее шести метров.

Зимой ротаны клюют неплохо, но в большинстве прудов клев к январю стихает и лишь в водоемах с хорошим кислородным режимом продолжается всю зиму.

В ставные сети, даже выставленные почти вплотную к краю зарослей, ротаны идут неохотно и чтобы не остаться без улова, их приходится выгонять из убежищ. Обычно вся ловля происходит с берега, без лодки и без залезания в воду – сеть заводят в воду переброшенной через водоем веревкой, а рыбу вспугивают, бросая в воду увесистые камни. Ловля далеко не добычливая, удочкой за утро можно наловить значительно больше, но применение крупноячеистых сетей позволяет добывать лишь крупных ротанов.

В верши, выставляемые в мае на мелких, не глубже метра, местах, ротаны заходят в больших количествах. Приманка не нужна – рыбы ищут удобные для нереста подводные предметы и верша в этом качестве их вполне устраивает. Летом ротаны попадают в рыболовные ловушки значительно реже, в основном достаточно крупные экземпляры – очевидно, их привлекает оказавшаяся в ловушке мелочь.

(По итогам сезона-2011 вношу поправку в последнее утверждение: есть пруды, где ротаны все лето регулярно заходят в верши, очевидно привлекаемые хлебной приманкой, предназначенной для карасей. Вероятно, причина в нехватке традиционного ротаньего корма. Любопытно, что и на булку и тесто в этих водоемах ротаны клюют нередко, но в основном мелочь с палец размером; в верши между тем попадаются вполне увесистые экземпляры.).

Ротаны – неплохие живцы, не уступающие карасю своей живучестью. Пожалуй, даже превосходящие, ротанчики способны выдержать две или три щучьих хватки и остаться живыми. Причиной тому их очень прочная кожа, она же позволяет насаженным за спинку рыбешкам очень долго не срываться с крючка. Есть у живцов-ротанчиков и крупный недостаток – маскировочная окраска и привычка неподвижно затаиваться делают их малозаметными для хищников.

С недостатком этим можно и нужно бороться. Я поступаю так: подвешиваю к грузилу жерлицы, кружка или живцовой удочки небольшой блестящий предмет. Иногда это лепесток от нерабочей вращающейся блесны, снабженный новой светоотражающей наклейкой, но чаще использую небольшие просверленные куски CD или DVD-диска (разумеется, тоже нерабочего). Щука, издалека привлеченная ярким блеском, подплывает и обнаруживает ротана, после чего следует хватка. Но если согласиться с теорией, утверждающей, что хищники руководствуются зрением в меньшей степени, чем колебаниями, возникающими от движения живца, – то можно предположить, что яркий блеск пугает самого ротана, заставляет дергаться и привлекать хищников.

Уловистость снастей, снабженных и не снабженных «зеркальцем», отличается в 3–4 раза. Так что мнение рыболовов, утверждающих, что щука ротана не жалует, истине не соответствует. Жалует, и хватает вполне охотно (отсутствие ротана в речках лучшее тому подтверждение), но зачастую не может обнаружить.

Держать в одной кане или иной емкости сильно отличающихся по размеру ротанов чревато тем, что крупные начнут поедать мелких. Честно говоря, я долго считал рассказы о таких случаях внутривидового каннибализма рыбацкими байками (ни окуни, ни щурята, ни налимчики, оказавшись в неволе, своих соседей по садку или ведру не поедают). Однако ротаны доказали свою прожорливость конкретным примером: в пластиковом пакете с водой и кислородом, стоявшем у меня в холодильнике, вместо шести ротанов утром обнаружилось пять – самый крупный сожрал самого мелкого.

Сазан.

Образ жизни.

Как уже сказано в статье «Карп», ученые-ихтиологи сазана и карпа не разделяют, для них это одна и та же рыба, именуемая по латыни Cyprinus carpio. Однако, например, овчарка и болонка тоже с точки зрения науки – один биологический вид. Но с практической точки зрения (как содержать и воспитывать, чем кормить и т. д.) болонка и овчарка – существа весьма отличающиеся.

Точно так же существуют различия, и весьма заметные, между карпом и сазаном – не только во внешнем виде, но и в местах обитания, в образе жизни, в приемах ловли.

Если карп в большинстве своем живет в спокойных водах – в озерах, затопленных карьерах, в прудах, порой весьма небольших по размеру, то основным местом обитания сазана являются бассейны Черного, Азовского, Каспийского и Аральского морей. Особенно многочислен он в низовьях крупных рек этих бассейнов и в прилегающих к устьям участках морей, также водится в старицах, в пойменных озерах. Можно встретить сазанов и в замкнутых, изолированных водоемах – но по большей части они переселены туда рыбоводами: особенно активно процесс акклиматизации сазана происходил в 30-е годы прошлого века, в Средней Азии и других регионах (именно сазана, не карпа – при вселении в «дикие» водоемы сазан приживается и отвоевывает себе экологическую нишу значительно быстрее, чем его одомашненный родственник).

Сазан – пресноводная рыба, не совершающая значительных миграций, однако в бассейнах Волги, Куры, Кубани, Днепра, Дона и некоторых других рек водятся многочисленные популяции полупроходного сазана, нагуливающегося на взморье и заходящего для нереста в реки.

В Амуре и его притоках обитает сазан, выделяемый ихтиологами в отдельный подвид – т. н. амурский сазан (Cyprinus carpio haematopterus). Внешние различия невелики: у обитателей Амура более ярко выраженный вырез в хвостовом плавнике, а верхняя линия спинного изогнута круче, чем у европейских сородичей. Несколько уступают амурские сазаны и в размере – вырастают до 80 см при 12 кг веса.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 109. Амурский сазан.

В некоторых реках – притоках Днепра, Волги и т. д. – обитают и сазаны, и речные карпы (потомки рыб, некогда ускользнувших из рыбоводных прудов и вновь одичавших). Чаще всего сазаны придерживаются низовьев реки, а речные карпы держатся выше по течению, но иногда зоны обитания родственных рыб пересекаются. На Хопре, например, в таких случаях рыболовы четко разделяют карпа и сазана, в других местах этих рыб смешивают, используя одно название для обоих разновидностей. Нередко сазан образует с речным карпом помеси, переходные формы.

Естественно, спутать сазана можно лишь с чешуйчатым карпом – зеркального или рамчатого карпа можно отличить от дикого родственника с первого взгляда, не говоря уж о карпах коа, окрашенных во все цвета радуги.

(Карпы коа пока что слишком мало распространились по «диким» водоемам, чтобы делать обобщения об особенностях их жизни и ловли, но пару выводов можно сделать и сейчас: во-первых, по размерам коа, ведущих вольную жизнь, значительно превосходят сородичей, содержащихся в аквариумах и бассейнах, во-вторых, приобретают менее вызывающую окраску; надо полагать, хищники быстро отбраковывают наиболее экзотично окрашенных мальков).

Сазан отличается от чешуйчатого карпа вытянутым телом, высота которого составляет около 1/3 длины (карп более высок в спине, «горбат»). Проявляется это различие у достаточно крупных рыб, мелкие же практически не разнятся силуэтом – отличить несовершеннолетнего, с ладонь размером, чешуйчатого карпика от сазанчика того же возраста я бы не взялся. К тому же во многих местах встречаются сазаны с более высоким телом – «чистая» это порода, или с примесью генов одомашненного карпа, сказать трудно.

Остальные различия касаются образа жизни и привычек двух рыб, при этом весьма зависят от мест обитания, – речной карп, например, значительно ближе к сазану по своему рациону и привычкам. В общем же случае сазанье меню шире, он питается практически всем, что способно послужить ему кормом: молодыми побегами водной растительности, икрой нерестящихся рыб, густой слизью, покрывающей стебли и листья подводных растений, личинками насекомых, червями, линючими раками, мясом ракушек, моллюсками – начиная с крошечной дрейсены и заканчивая перловицей с ладонь размером… Гораздо легче, чем карп, сазан при недостатке кормов переходит на хищный образ жизни.

А вот к искусственным кормам, особенно к гранулированным, сазан зачастую не приучен, отчего нередки осечки при попытках ловли в реке на бойлы. Хотя обильной прикормкой можно приучить сазанов и к бойлам, и к любой другой подходящей пище. Иногда рыбаки идут другим путем и используют бойловую оснастку удочек (с «волосом» и крючком, находящимся вне приманки) для ловли на естественные либо привычные для сазанов насадки.

В благоприятных условиях сазан живет около 30 лет и достигает в отдельных случаях огромных размеров – до 1 метра длины при весе 20–30 килограммов.

Сазан более теплолюбив, чем карп. Для нереста ему необходимо, чтобы вода прогрелась до 17–18° С, в то время как в результате искусственного отбора выведены породы карпов, нерестящиеся в относительно холодной воде (с температурой на 3–4 градуса ниже). Нерест у сазанов более дружный, чем у карпов – обычно заканчивается за неделю или две, карпы же в течение месяца и даже более попадаются и отнерестившиеся, и наполненные икрой. Впрочем, при неблагоприятных погодных условиях (при резком похолодании) и сазаны способны прервать свой нерест и возобновить его при потеплении.

Сам процесс нереста происходит в общем-то одинаково: мелкую икру зеленоватого цвета самки откладывают на прошлогоднюю растительность в мелких заводях, заливах, на травянистых отмелях. Как правило, процесс происходит на утренних зорях, реже на вечерних, и бывает достаточно шумным и заметным со стороны.

Зимой, подо льдом, тоже весьма ярко проявляются различия между карпами и сазанами. Аппетит у сазанов неуклонно падает по мере похолодания и снижения температуры воды: клев постепенно ослабевает и в сентябре или октябре (в зависимости от месторасположения водоема) полностью прекращается. Удить сазана при температуре воды ниже 12° С – практически безнадежное занятие в большинстве мест, где он водится. Зиму сазаны проводят в ямах, находясь у дна в близком к спячке состоянии. Карпы, напротив, зимой питаться и ловиться на крючковые снасти не прекращают – о причинах того и об особенностях зимней ловли карпов рассказано в соответствующей главе этой книги.

Ловля сазанов, живущих в реках, и речных карпов в сезон открытой воды различается мало.

Весной, до нереста, сазаны попадаются на крючок редко и случайно, причем зачастую при ловле совсем иной, куда более скромной по размерам рыбы. Со мной не раз случалось такое на весеннем, недавно очистившимся ото льда Балхаше: настроишься половить воблу и подлещиков, густыми косяками жмущихся к берегам – вдруг небольшой поплавочек резко наискось уходит под воду: на червя польстился сазан. Крючок маленький, леска рассчитана на рыб до полукилограмма весом, да и сачка обычно в такой ситуации под рукой не случается… Одно утешение – сазан весной еще вялый, в полную силу не сопротивляется. Рыб весом в 2–3 килограмма удавалось выводить, но самые рекордные экземпляры обрывали леску.

Концентрирующихся для нереста сазанов ловят в больших количествах сетными снастями (в основном неводами) и ловушками, но в южных районах рыболовные правила любителям такую ловлю не разрешают, посему останавливаться на ней не будем. А на крючки с насадкой нерестящиеся сазаны внимания практически не обращают.

По большому счету сезон любительской ловли сазана начинается во время посленерестового жора, наступающего через 7–10 дней после нереста. Наиболее успешной ловля бывает в теплые месяцы при температуре воды 18–26 градусов. По мере похолодания и снижения температуры воды клев постепенно ослабевает и в сентябре – октябре (в зависимости от месторасположения водоема) полностью прекращается. Хотя в кое-где в южных регионах (в Молдавии, например) сазана и зимой ловят в озерах, не покрывающихся льдом. Но это уже не тот сазан – апатичная, вялая рыба, вместо знаменитой мощной сазаньей потяжки – поклевки, едва определяемые по сверхчувствительному кончику фидерного удилища.

Для успешной ловли сазана требуется хорошее знание повадок этой рыбы, изучение особенностей водоема, выяснение стоянок рыбы и путей выхода на кормежку. Впрочем, многие рыболовы, раз в год выезжающие «на сазана» в дельту Волги или на Ахтубу, не забивают голову такими тонкостями – егеря с рыболовной базы всегда подскажут, где нынче искать встречи с золотистыми великанами.

Летом сазаны держатся небольшими стаями, совершая ежедневные небольшие путешествия с мест стоянки к местам жировки. Кормящихся сазанов можно обнаружить по характерной игре, по чавканью и чмоканью в зарослях камыша и водорослей. По ночам сазаны в поисках пищи заходят в мелкие заводи и затоны, заросшие травами. Места ночевок бывают самые разные – чаще всего это глубокие речные ямы, забитые коряжником (еще Сабанеев указывал, что сазан – рыба сметливая и выбирает своей штаб-квартирой места, защищенные от невода). Но там, где в изобилии водятся крупные сомы, – сазаны избегают закоряженных ям, спасаясь от единственного опасного для них речного хищника. В таких случаях они зачастую ночуют а мелководье, заросшем камышом или тростником, на глубине менее метра. Туда же, в зеленую чащу, иногда сазаны уходят в полуденный жар, в перерыве между утренней и вечерней кормежкой.

Сазан – рыба оседлая и подолгу, почти все лето, остается на своих стоянках, если не вмешиваются внешние факторы. Но летние паводки и резкие изменения уровня воды, вызванные иными причинами, вынуждают сазанов к кратковременным и недальним летним путешествиям в поисках удобных мест.

Сазаньи игрища – главный ориентир в поисках места ловли. Когда в утренней тишине раздается всплеск и тут же звонкий шлепок, будто лопастью весла по воде ударили, это значит, что сазан «взыграл». Затем снова тишина и опять всплеск. Один, другой, третий – в игру вступает целая стая….Сазанов можно найти у крутых берегов, вблизи русла, а если река неширока, то и в самом русле на слабом движении воды, протекающей над глинистым или иловато-глинистым дном. Подводные холмы, седловины между глубинами, границы отмелей, мысы выше заливов и затонов, глубокие протоки с обратным течением, неровные участки дна с крупными камнями – все это пути выхода и возвращения на стоянку сазанов.

Выбирая место для ловли, нужно отдавать предпочтение участкам с ломаным рельефом дна, идущего уступами, свалами, с глубинами 2–6 метров, учитывая при этом удобство вываживания. Ловить желательно с привадой, в качестве которой хороши разные жмыхи, перетертое мясо ракушек и т. п. В зависимости от течения приваду опускают либо в сетчатых мешках, либо в глиняных шарах из слабой, невязкой глины. Если течение совсем слабое, то можно просто бросать приваду в воду, в то место, где будет лежать насадка.

При поиске пищи сазан пользуется зрением, осязанием, вкусовыми ощущениями. В мутной воде и в период цветения воды он видит хуже, но и в этих условиях интенсивно кормится. Любую пищу, кроме водорослей и живого корма, берет осторожно, как бы пробуя ее, постепенно втягивая в рот, и если что-то настораживает, мгновенно выталкивает ее обратно. Голодный же сазан, особенно когда он соперничает с другими, берет естественный корм решительно и быстро.

Сазан крайне восприимчив к звуку. Неосторожное движение может надолго отпугнуть его. На глубине легкие береговые шумы скрадываются, но волны от различного рода стуков и звуков (скрип уключин, стук якорей и т. п.) доходят до него отчетливо. Сазан часто поднимается наверх, выскакивает из воды и отлично видит предметы над водой. Поэтому рыболову надо маскироваться.

Ловля донными снастями.

Все донки, начиная от самой простой однокрючковой закидушки и заканчивая «кольцовкой» или современной донной удочкой, оснащенной для ловли на бойлы, традиционно занимают первое место среди снастей, применяемых при ловле этой осторожной и сильной рыбы. В последнее время все большее распространение получает фидерная ловля – с кормушкой, размещенной непосредственно на снасти у крючка.

Донными снастями ловят как с берега, так и с лодки. В последнем случае ловят на среднем течении, где рыба не так настороженно относится к движущейся, колеблемой током воды насадке. Лески, применяемые для сазаньей донки, должны быть максимально прочными и в тоже время незаметными, что делает практически незаменимой плетеную леску – даже если основная леска монофильная, поводки все равно ставят из плетенки.

Если по тем или иным причинам приходится ловить сазанов на отечественные крючки, выбирать среди них нужно самые прочные, лучше – кованые, с коротким или средним цевьем. Для ловли сазанов среднего размера обычно берут крючки № 7-10 по отечественной нумерации, более крупных – до № 14. За остротой жала надо постоянно следить и при необходимости подтачивать его.

Рыболовы старой школы, ловившие в те времена, когда достать хоть какие-то острые и прочные крючки считалось большой удачей, «доводили до ума» крючки, прежде чем отправится с ними за сазаном. Подтачивали, отпускали перекаленные, у блестящих никелированных крючков обматывали ниткой часть цевья, выступающую за пределы насадки…

Ныне мало кто прибегает к таким ухищрениям, у большинства рыболовов появилась возможность применять качественные фирменные крючки, – специальные карповые. Их отличает, кроме повышенной прочности, короткое цевье и цвет покрытия, соответствующий конкретным видам насадок: «золотое покрытие» для зерен кукурузы и т. д.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 110. Линейка карповых крючков фирмы Robinson (нумерация международная): 1 – «золоченые» с лопаточкой; 2 – черные никелированные с лопаточкой; 3 – вороненые с лопаточкой; 4 – бронзированные с лопаточкой); 5, 6 – черные никелированные с колечком.

Кроме того, крючки, предназначенные для ловли на червя, отличаются наличием дополнительных насечек на цевье, не дающих сползать насадке. Для ловли «на волос» используются крючки особого вида, о них будет сказано отдельно при описании этого способа ловли.

Заводные и закидные донки.

Обстоятельно рассказывать об заводных донках не стоит – даже во времена, когда среди рыболовов еще не распространились донки с амортизаторами и «карусели», редко кто и мало где ловил заводными донками: в основном рыбу крупную, клюющую редко и при этом на значительном расстоянии от берега, недоступном обычному забросу – сазан этим критериям вполне удовлетворяет, оттого и служил одним из главных объектов ловли.

Однако окончательно достоянием истории заводные донки не стали: и сейчас еще можно встретить, особенно в южных краях, сазанятников старой закалки, пользующихся ими.

Суть ловли состоит в следующем: грузило и насаженные крючки донки завозят в водоем и опускают на заранее выбранное место, иногда в сотне, а то и в двух сотнях метров от берега, там же размещают обильную прикормку.

Чаще всего для этого используется какое-нибудь подручное средство – плотик, надувной матрас, автомобильная камера; если у рыбака есть нормальная, пригодная для ловли лодка, логичнее ловить с нее, но на ряде водоемов разрешена лишь береговая ловля, вот и приходится выкручиваться, совмещая рыбалку с купанием.

В остальном использование заводных донок мало чем отличается от обычной ловли закидушками. Поскольку добыча обычно имеет внушительные размеры (ловят этим способом не только рекордных сазанов, но и сомов, и осетровых рыб), то снасть тоже весьма мощная: в качестве основной лески чаще всего служит капроновый шнур, нередко используются большие самодельные крючки.

Поскольку донка завозится в водоем один раз и сменять насадку по ходу ловли (до поклевки) возможности нет, главное требование к ней – устойчивость против размокания и поклевок мелочи.

Одной-двумя заводной донками ловить бессмысленно – неудачно разместив их в водоеме, можно так и не дождаться поклевки. Поэтому их обычно применяют в достаточно большом количестве (не менее 10–12 штук на человека). Иногда, увеличивая вероятность поклевки, идут по другому пути – увеличивают не количество снастей, но число крючков на каждой снасти, – до нескольких десятков, благо длина шнура позволяет. Однако донками получившиеся орудия лова назвать уже нельзя, скорее их можно считать разновидностью перемета или подпуска.

Закидушки – забрасываемые вручную, без помощи спиннинга, тоже до сих пор кое-где в ходу, но все меньше остается умельцев, способных забросить простейшую снасть на 50 и более метров без риска для себя и окружающих. Закидушки становятся «оружием ближнего боя» и все чаще используются в лишь прибрежной ловле.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 111. Картинка, позаимствованная в старом наставлении по рыболовству, хорошо иллюстрирует: дальний заброс тяжелого грузила закидушки – дело непростое и рискованное.

Самая простая закидушка описана в главе, посвященной ловле карпа – прикормкой в ней служит «макуха» – небольшой просверленный кусочек жмыха, надеваемый на леску в непосредственной близости от крючков. Но кое-где использовались и более прогрессивные варианты оснастки, близкие к современным «пружинам», в которых крючки помещались прямо внутрь прикормки.

Например, на Днестре раньше для ловли сазана были весьма распространены донки-закидушки, забрасываемые с берега на расстояние до 50 метров. Основную леску ставили солидную, из мононити диаметром 0,7–1,0 мм, на конце ее привязывали проволочную яйцевидную кормушку (рис. 112), называемую иногда «бомбочкой» и два-три поводка с крючками.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 112. Снасть для ловли сазана (днестровский вариант): 1– проволочная кормушка-«бомбочка»; 2 – прикормка, она же насадка; 3 –поводки с крючками; 4 – основная леска.

Вот как работает эта снасть:

Кормушку заполняют и облепляют сверху приманкой (похожей на мамалыгу кашей на кукурузной основе, сваренной без соли) туда же утапливают крючки цевьем вниз, а жалом вверх; на рис. 112 изображена наполовину «заряженная» снасть, – полностью готовая к бою, она представляет собой ком из приманки с апельсин размером, из которого торчит наружу лишь основная леска. При ловле в тихих заводях для заброса и удержания снасти на одном месте хватает веса набитой кашей кормушки, при ловле на течении проволочная кормушка утяжеляется свинцовым грузилом большего или меньшего веса, размещаемым внутри.

Подготовленная снасть забрасывается на 30–50 метров от берега, леска зажимается в разрезе, сделанном на кончике метрового удильника, воткнутого в берег (обычно используется прут, срезанный на месте ловли). Свободный конец лески непременно прочно крепится к колышку, надежно вбитому в берег – иначе недолго лишиться снасти после резкой потяжки сазана.

Ловля производится вечером и ночью, поэтому сигнализатором поклевки служит клочок бумаги (белой, хорошо заметной в сумерках и темноте), укрепленный на леске рядом с вершинкой удильника. Расставив «батарею» из десятка таких снастей, рыболов внимательно наблюдает за сигнализаторами – как только один исчез, нужно подсекать и начинать вываживание сазана.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 113. Ловля сазанов закидушкой: 1 – удильник-прут; 2 – страховочный колышек; 3 – сигнализатор поклевки; 4 – леска; 5 – ком приманки с утопленными в ней крючками.

Принципиальных отличий от ловли карпа «пружиной» в виде бублика, описанной в статье «Карп», нет. Но коренные недостатки дедовского способа очевидны:

– не всегда видны первые стадии поклевки, когда рыба только начинает обсасывать приманку и еще не добралась до крючка; соответственно нет возможности неторопливо подготовиться к поединку с сазаном;

– выводить рыбу приходится, перебирая леску руками, без помощи удилища и катушки, и количество сходов значительно увеличивается, особенно если попадаются крупные экземпляры.

Именно поэтому сторонников столь экономной ловли осталось очень немного, и большинство рыболовов предпочитают ловить с берега донками, смонтированными на спиннинговых либо фидерных удилищах.

В некоторых регионах донные удочки, совмещающие крючок и кормушку, запрещены – т. е. в разряд браконьерских снастей попадают и фидеры, и «макушатницы», и все разновидности «бомбочек», «пружин» и «кольцовок».

Отчасти при таком запрете может помочь способ, описанный москвичом А. Гудковым (Рыболов, № 4/99): к грузилу донки не крепится жмых и не набивается тесто или каша, а прижимаются обычной упаковочной резинкой две капсулы с ароматизаторами (рис. 114). Капсулы используются желатиновые, применяемые для расфасовки лекарств, состоящие из двух половинок, вставляемых одна в другую, – капсулу разбирают, просроченное лекарство высыпают, внутрь помещают ароматизатор и прокалывают иглой множество мелких отверстий. При этом отсутствует риск, что какой-нибудь дотошный инспектор рыбоохраны начнет доказывать, что ароматизатор – тоже прикормка; способ крепления ненадежен, заброс капсулы выдерживают, но слетают при подсечке и даже при неторопливом вытаскивании снасти, когда грузило волочится по дну.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 114 Оснастка с капсулами-ароматизаторами: 1 – поводок; 2 – свинцовый груз; 3 – капсулы, прикрепленные резинкой; 4 – основная леска.

Конечно, такой способ привлечения рыбы к насаженному крючку все же лучше, чем вообще никакой, но эффективность его в разы ниже, чем при использовании той же «пружины». Гораздо надежнее использовать при ловле в местах без течения донку с резиновым амортизатором, способную раз за разом доставлять крючки в одно и то же место, хорошо прикормленное.

Спиннинговые донки и фидеры.

Этими снастями рыбачат уже как с берегов, так и с лодок, причем второй вид ловли предпочтительнее, даже в том случае, если сазаны держатся невдалеке от берега, под обрывом среди коряг и упавших в воду деревьев – гораздо удобнее вытаскивать подсеченного сазана из «крепких» мест в сторону от берега, на чистую воду, не позволяя запутать и оборвать леску.

Обычно дальнего заброса при ловле не требуется, вполне достаточно 20–30 м, а иногда сазан берет почти под лодкой, в 6–8 метрах от нее. Поэтому спиннинговое удилище для ловли донками с лодки требуется не очень длинное, до 2,5 м длиной, но достаточно жесткое, с большим тестом – порой предстоит забрасывать грузы весом свыше 100 гр. Не менее важная характеристика – прочность и надежность, позволяющая удилищу выдержать неожиданные рывки сазана, подтащенного к лодке и выглядящего утомленным и не способным к активному сопротивлению. Внешность обманчива – зачастую у рыбины при виде рыболова и подсачка открывается второе дыхание, следует отчаянный последний бросок – дешевые китайские удилища ломаются в такой момент как спички, растяжимость лески уже не помогает парировать рывок.

Катушка (мультипликаторная или, реже, силовая безынерционная) заполняется монолеской почти на всю вместимость шпули, диаметр лески очень сильно зависит от размера клюющих сазанов: где-то 0,3–0,35 мм, а где-то 0,5–0,6, иногда даже 0,7 мм. Некоторые рыболовы (меньшинство) предпочитают более прочные плетенки, и ими же пользуются любители фидерной ловли. Поводки в любом случае ставятся из плетенки.

Оснастка рабочей части донок в основном та же, что и при описанной выше ловле карпа. Широко используются многочисленные кормушки-пружины: и цилиндрические, и яйцевидные, и в форме бублика. Неплохо зарекомендовали себя имеющиеся в продаже фидерные решетчатые кормушки (рис. 115), вполне применимые и в оснастке обычных донок.

Свинцовое донце этих кормушек плотно «прилипает» к донному грунту, не позволяя катиться под действием течения, вес, колеблющийся у разных кормушек от 20 до 200 гр. позволяет подобрать оптимальный вариант для любой силы течения и любой дальности заброса. Вес грузила (вес снаряженной кормушки) при донной ловле выбирают в зависимости от конкретных условий ловли. Если течение умеренное, вполне достаточно 40–60 гр., на сильной струе – 80-100 гр.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 115. Фидерные кормушки, круглая и прямоугольная.

В эти кормушки удобно помещать куски жмыха – круглые покупные «таблетки» или прямоугольники, выпиленные из больших кругов по размеру кормушки. Жмых служит гораздо дольше, даже когда он размокает, сазанам невозможно отщипывать куски, приходится довольствоваться вымываемыми сквозь решетку крошками – и находящиеся поблизости насаженные крючки без внимания не остаются.

Вместе с тем эти кормушки можно использовать и на манер пружин: набивая внутри и обмазывая снаружи кашей или тестом и маскируя крючки внутри приманки.

Используют в оснастке донок и старый вариант с просверленным куском жмыха, укрепленном на основной леске невдалеке от крючков, но в таком случае расход прикормки значительно возрастает.

Ну и конечно же используются всевозможные варианты «макушатниц» и «жмыховников», подробно описанные в главе о ловле карпов.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 116. «Макушатница», она же «жмыховник» (без жмыха): 1 – плоское свинцовое грузило, 2 – поводки с крючками; 3 – основная леска; 4 – заводное кольцо.

Еще одна особая разновидность донок – так называемая «кольцовка», применяемая исключительно для рыбалки с лодки и на течении. Подробно эта снасть и ловля ею рассмотрены чуть выше, в статье «Лещ»; отличие сазаньей снасти в том, что кольцо всегда применяется разъемное, а для вываживания подсеченной рыбы всегда используется спиннинговое удилище.

Ловля поплавочными снастями.

Реже, чем карпов, жирующих у поверхности сазанов тоже ловят поверху, подкидывая им насаженную на крючок подсушенную корочку хлеба, нарезанную прямоугольными кусочками размером 3×3×2 см (более подробно эта ловля описана в статье «Карп»).

Поплавки при этом используются либо шарообразные водоналивные, либо специальные прозрачные, изображенные на рис. 117.3.

Удилища для ловли с поверхности на плавающие насадки имеют небольшой тест (2,5–2,75 lb) и мягкий параболический строй, позволяющий аккуратно, без сильного удара о воду «положить» насадку с поплавком на расстояние до 50 метров. Если дальний заброс не требуется, то сгодится любое удилище достаточной прочности – иногда, выбрав удачное, замаскированное кустами место, и подкидывая насаженную корочку к сазанам, кормящимся над прибрежным коряжником или у края тростников, можно «накоротке» выудить несколько приличных рыбин. Лучшее время для такой ловли – начало лета, вскоре после спада половодья.

И все же ловля поверху скорее исключение из правил. А главное правило при ловле сазанов гласит: удить надо на лежащую на дне насадку.

Удилище поплавочной снасти для ужения с берега должно быть длинным, прочным, с хорошо пружинящей жесткой вершинкой; для ужения с лодки обычно ограничиваются удилищами более скромных размеров, редко достигающими 4 м длины. Лучше всего покупать удилище специальное, промаркированное как карповое.

Однако там, где водятся рекордные сазаны и вполне вероятна встреча с 20-килограммовым богатырем, снасти с маркировкой «carp» могут оказаться слабоваты, и охотники за трофейными экземплярами предпочитают пользоваться удилищами для морской ловли. Катушки на них ставятся соответствующие – мощные морские, зачастую с передаточным числом примерно 3,5:1, – устройства крайне неудобные (до тех пор, пока приходится вытаскивать из воды лишь пустую оснастку, особенно с дальнего расстояния, – рука реально устает вращать рукоять). Но, как и при ловле лосося, все недостатки здоровенной «мясорубки» мгновенно забываются после поклевки рекордной рыбины.

В отличие от ловли донками, в поплавочной ловле безраздельно господствуют безынерционные катушки. Самые разные, зависящие от условий ловли, от применяемого удилища и от размера предполагаемой добычи. Но сазан – противник очень серьезный, надежность катушки, подвергающейся сильным нагрузкам, очень важна. Поэтому заядлые сазанятники предпочитают не экономить, покупая катушки неизвестных производителей, но отдают предпочтение проверенным фирмам, наибольшей популярностью пользуются Daiwa и Shimano. Европейские фирмы также выпускают достаточно надежные карповые катушки.

Единого совета по выбору катушки дать невозможно, выбирать ее надо под конкретные условия ловли. Например, морские «мясорубки» – совершенно излишняя роскошь в тех местах, где клюют лишь мерные сазанчики. не превышающие 2–3 кг, а катушки для дальнего заброса (с маркировкой «longcast») не нужны, когда ловля происходит на средних и небольших дистанциях.

Однако есть одно приспособление в механизме катушек, позиционируемое производителями как специально разработанное для карпов и других крупных рыб, – байтранер (транслитерируют его и как байтраннер, и как бентраннер, а иногда говорят попросту: катушка с двойным фрикционом или катушка со свободной шпулей).

Байтранер – это механизм, позволяющий рыбе свободно выбирать леску без открытия лесоукладывателя. Он включается после заброса нажатием кнопки и автоматически выключается после поклевки и начала вываживания, при первом движении рукояти катушки.

Казалось бы, байтранер навсегда избавит от извечной беды, возникающей при ловле карпов и сазанов: стоит рыболову зазеваться, не заметить начальную фазу поклевки – и удилище отправляется в водоем в результате знаменитой сазаньей потяжки, неожиданной и мощной. Теперь не надо крепить комель удилища страховочным концом к ближайшему деревцу, как советуют старые рыболовные наставления. И не надо излишне ослаблять фрикцион безынерционки, как рекомендуют рыболовы более поздних времен.

Однако многие карпятники и сазанятники байтранеры игнорируют, предпочитая ловить по старинке, ослабляя фрикционы и подтягивая их после поклевки. Резоны противниками байтранеров выдвигаются следующие: дополнительный вес и дополнительная стоимость катушек с байтранерами, усложнение их конструкции в ущерб надежности.

В общем, каждый ловит, как привык, как ему удобнее. Рыболовы старой школы до сих пор ухитряются вылавливать матерых сазанов при помощи самой обычной катушки «Невская».

Для поплавочной ловли обычно используются монолески диаметром 0,3–0,5 миллиметра, а для особо крупных сазанов – даже толще, но в основном рыболовами старой школы. Более продвинутое поколение в таких случаях предпочитает плетенку. Поводки в любом случае ставятся из плетенки. Цвет лески желательно подбирать под цвет дна. Самые дотошные сазанятники часть лески, лежащую на дне, окрашивают под цвет грунта (в черный, темно-коричневый, темно-зеленый или серый цвет), а остальную часть лески оставляют в первозданном виде (подобранном в зависимости от прозрачности воды в водоеме: светло-зеленый, серо-желтый и т. д.).

Крючки применяются те же, что описаны в разделе о донной ловле, подбираемые в зависимости от насадки и размера попадающейся рыбы.

Поплавок не должен оказывать чувствительного сопротивления при поклевке, поэтому даже если для дальнего заброса требуются большие поплавки, огружают их так, чтобы плавучесть системы поплавок-грузило была минимальна. В старые времена в ходу были поплавки из крупного гусиного пера длиной 25–30 см (при нужде для увеличения дальности заброса та же гусинка использовалась как сердечник для конического или яйцевидного поплавка из твердого пенопласта). Сейчас в ходу более современные поплавки (рис. 117).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 117. Поплавки для ловли сазанов: 1, 2 – для ловли в отсутствие течения и сильного ветра; 3 – прозрачный для ужения поверху; 4–5 – для ловли в условиях течения или сильного ветра.

Грузило применяют разнесенные, для небольших поплавков – две-три дробинки, для более грузоподъемных поплавков – системы из нескольких разных по весу грузил (чем дальше грузик от поплавка, тем меньше его размер и вес).

Оснастку настраивают так, чтобы не только крючок с насадкой, но и метр-полтора лески лежали на дне: сазан подозрительно относится к вертикально опускающейся леске (карпы более бесхитростны и вертикальная леска небольшого диаметра пугает их меньше). Исключением можно считать такую ловлю, когда насадку подкидывают к самому краю тростников или другой водной растительности – тогда настороженность сазанов уменьшается.

Чтобы обеспечить правильное положение лески, некоторые рыболовы добавляют еще одну дробинку меньшего размера, закрепляемую в 1,5 метра от крючка. При ловле на течении в ходу использование относительно крупного груза-оливки (просверленного и скользящего по леске между стопорами), лежащего на дне; поводок длиной 1–1,5 м при этом также лежит на дне, а дробинка-стопор не позволяет грузилу сползти на поводок, – в результате вес грузила клюнувший сазан практически не чувствует. Часто такая оснастка употребляется при поплавочной ловле «на волос», речь о которой пойдет ниже.

Ловля «на волос».

Ловля «на волос» или «с волосяной оснасткой» состоит в том, что насадка на крючок на надевается, а соединяется с ним короткой и тоненькой леской (она-то и называется «волосом»). Рыба втягивает в рот насадку без всякого подозрения – даже те осторожные и подозрительные рыбины, что подолгу держат пищу в губах, не смогут почувствовать жесткий крючок или уколоться о его жало. Пища отправляется в пищевод, но следом за ней в рот сазана попадает крючок.

Ловля «на волос» обычно ассоциируется с бойлами и считается новшеством, недавно завезенным к нам из Европы. Но в случае с сазаном это мнение ошибочно.

Во-первых, во многих местах сазаны на бойлы не клюют – к чему им, спрашивается, пробовать неизвестные подозрительные шарики, если вокруг изобилие хорошо знакомого корма? Однако и в таких местах сазанов ловят «на волос», используя привычные для рыбы насадки, речь о которых пойдет ниже.

Во-вторых, на южнорусских реках, где сазан водится в изобилии, издавна – задолго до появления в наших краях бойлов – применяется очень похожий способ ловли, при котором крючок и насадка разнесены. Крючок привязывается на отдельном тоненьком мягком поводке, – сазан затягивает его в рот вслед за пищей, а затем выбрасывает крючок через жабры, подобно другим несъедобным предметам, попавшим в рот. А дальше в дело вступает анатомия сазана – под жабрами у него имеется щель, где крючок застревает очень надежно (именно застревает, не впивается жалом).

По большому счету эта ловля мало отличается от ловли «на волос», но более надежна: рыба не засекается, а в некотором роде попадает на кукан, и крючок не может порвать сазану губу или выпасть из ранки, увеличившейся после долгого вываживания. Соответственно, качество крючков особого значения не имеет, более того – иногда роль крючка на снасти выполняет кусочек согнутой проволоки или самая обычная пластиковая пуговица, с двумя или четырьмя отверстиями, причем в последнем случае меньше шансов, что рыба преждевременно наколется, испугается и выплюнет пуговицу.

Рассмотрим сначала первый способ, отличающийся от ловли на бойлы только применяемой насадкой; многие рыболовы считают его более спортивным, дающим рыбе больше шансов на спасение.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 118. Ловля с волосяной оснасткой: 1 – на кубик жмыха, 2 – на картофель, 3 – на мясо перловицы (в мешочке, выкроенном из старого капронового чулка).

На рис. 118 изображены три варианта насадок, заменяющих бойлы при ловле «на волос». Однако, прежде чем их применять, стоит все же попробовать бойлы, покупные или самодельные: вполне может оказаться, что сазаны именно здесь прикормлены бойлами, либо голодны, и недостаток пищи в сочетании с ароматизаторами заставляет пробовать на вкус незнакомую пищу.

Но если на бойлы поклевок нет, можно попробовать «макуху», т. е. жмых (рис. 118.1), распиленный на меньшие порции, чем при ловле «жмыховником» или «макушатницей», на такие, чтобы сазан легко мог забрать их в рот. Конкретный размер зависит от того, какой величины сазаны водятся в тех местах, где планируется ловля, но начинать эксперименты можно с кубика жмыха со стороной 1,5 см. Крепится жмых на «волосе» так же, как и бойл, с единственным отличием – иглой эту насадку не проткнуть, и для проведения сквозь нее «волоса» приходится пользоваться дрелью с очень тоненьким сверлом.

В некоторых местах (в Белоруссии, например) сазаны неплохо попадаются на картофель (рис. 118.2). Для насадки используют либо самые крохотные клубни, в пищу обычно не используемые, либо нарезают кубиками крупный картофель (сырой), слегка скругляя ножом острые грани; в ход при этом идут только верхние слои – сердцевина, отличающаяся более рыхлой структурой, откладывается. Затем картофельную насадку варят, не снимая кожуры, слегка недоваривая – готовность определятся при помощи спички: когда она легко входит в насадку примерно на треть, а потом упирается в твердую, недоваренную сердцевину, огонь пора выключать. Мелкий целый картофель и части крупного вместе лучше не готовить, доходят до готовности они за разное время.

На Украине сазаны привычны не к картофелю, а к галушкам – это шарообразные кусочки теста, сваренного, а затем подсушенного. Фактически это самодельные бойлы, но в классическом варианте ловли насаживаемые на крючок. Однако вполне пригодны и для ловли «на волос».

Большой плюс трех вышеописанных насадок – они «не по зубам» мелкой рыбе, и плотва либо подлещики не будут докучать рыболову, позволяя спокойно дожидаться поклевки сазана.

С животными насадками дело обстоит хуже. Кучка из десятка проколотых поперек навозных червей – лакомство для сазана, но велика вероятность, что первой обнаружит деликатес мелкая плотва. Единственное спасение – крупный червь-выползок, но добывать их не так-то просто, а покупать накладно.

Мясо ракушки-перловицы тоже весьма лакомая насадка, эти моллюски занимают одно из главных мест в рационе сазана. Но и мясо перловицы, насаженное на крючок, норовит растрепать и сбить с крючка вездесущая мелочь.

Во избежание такой напасти мясо перловицы помещают в мешочек, или кулечек, перевязанный ниткой, материал для которого выкраивается из старых дамских капроновых колготок телесного цвета (рис. 118.3). Обычно начинкой служит мясо двух перловиц средних размеров. Червей в капроновую оболочку наши ловцы сазанов помещают редко, а зря – этот способ (позаимствованный у удильщиков осетра в канадских и североамериканских реках) позволяет свести к минимуму непроизводительный расход червей – они и от поедания мелочью защищены, и крючком не травмированы, гораздо дольше остаются живыми.

Крючки для ловли «на волос» используются особые, отличающиеся от тех, на которые надлежит цеплять насадку – все лишние зазубрины на цевье не только не нужны, но и вредны, сгиб крючка должен быть идеально круглым и идеально гладким, боковые изгибы отсутствуют, а жало чуть-чуть, самую малость, загнуто внутрь – заточка жала «beak», как указывается на упаковках фирменных крючков.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 119. Крючки германской фирмы DAM для ловли на волос.

Важен и цвет крючка – на темном грунте применяют темные, вороненые, на светлом (на песке или светлой глине) – бронзированные.

Что касается самого «волоса», то его можно купить готовый, уже в сборе с крючками, так что остается только проколоть и прицепить бойл или насадку, его заменяющую. Но для нестандартных насадок, типа капроновых мешочков с начинкой, лучше изготавливать «волос» самостоятельно, нужной длины – из обрезков тоненькой лески (непременно плетеной, более мягкой). Рекомендуемый диаметр лески для «волоса» – 0,09 мм. Длина «волоса» определяется в зависимости от размера предполагаемой добычи, обычно расстояние от насадки до сгиба крючка от 1 до 3 см, но чтобы спокойно выполнить все манипуляции по привязыванию волоса к крючку, по продергиванию его сквозь насадку или обвязывания мешочка с нею, – необходимо изначально отрезать кусочек плетенки 12–14 см длиной.

К крючку «волос» крепят двумя способами. В фирменном варианте «волос» заправляют под трубочку из тоненькой пленки, плотно прилегающую к верхней части цевья крючка (чтобы трубочка не торчала и не мешала крючку скользнуть в рот рыбине, проволока, из которой изготовлен крючок, там чуть тоньше). Самодельные «волосы» обычно попросту привязывают к центральной точке сгиба крючка.

Что касается второго способа ловли, при котором крючок (или то, что его заменяет) и насадка разнесены, то он хорошо иллюстрируется рисунком 120, где для наглядности представлен с теми же насадками.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 120. Оснастки для ловли сазана «жаберным» способом: 1 – с крючком и кубиком жмыха; 2 – с картофелем и пуговицей; 3 – с капроновым мешочком и проволочной скобой.

Выглядят эти оснастки, особенно вторая и третья, несколько странно на взгляд заядлого удильщика: да как же можно ловить вообще без крючка? Можно. Более того, если заменить в такой оснастке крючком пуговицу или проволочную скобку, снасть будет работать с меньшей эффективностью: возможны сходы, если жало крючка нечаянно воткнется в пасть сазана. Округлая же пуговица гарантированно без помех проскочит через жабры и сработает как застежка кукана.

При ловле на жмых с вынесенным вперед крючком несколько меняются пропорции оснастки по сравнению с классической ловлей «на волос»: крючок ставится несколько меньше, а кубик жмыха несколько крупнее, такой, чтобы сазан не мог сразу забрать его в рот, так и этак к нему прилаживался, обсасывал – тогда крючок рано или поздно будет затянут в пасть и выброшен через жабры.

Дополнительный поводок, изображенный на рис. 120.2 и 120.3, также делается из очень мягкой лески и одновременно очень прочной (именно ему придется выдерживать вес и рывки рыбы), – проще говоря, из плетенки. Длина его зависит от размера попадающихся сазанов и не превышает обычно нескольких сантиметров. Если перестараться с длиной дополнительного поводка, крючок или пуговица попросту не окажутся в пасти рыбы, останутся снаружи.

Приходилось слышать от знакомых рыболовов-спортсменов такое мнение: наше ужение сазанов на пуговицы и скобочки, согнутые из гвоздиков, – первобытная дикость и каменный век по сравнению с практикой западных спортсменов, поголовно ловящих карпов и сазанов высокоспортивными снастями на высокоспортивные бойлы.

Не всё и не везде там, за бугром, так уж высокоспортивно… В качестве примера приведем волосяную оснастку, именуемую Paste Carp Hooks, что можно перевести «Карповый крючок для теста».

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 121. Paste Carp Hooks.

Еще одна разновидность волосяной оснастки, мало чем отличающейся от описанных выше: совсем небольшая пружина, набиваемая тестом, вынесенный крючок на тоненьком флуорокарбоновом волосе… Карп обсасывает тесто, заодно затягивает в рот крючок… Но вот что любопытно: бородки на крючке нет. Вообще. Даже джеймисоновского изгиба, порой применяемого вместо стандартной зазубрины при ловле по принципу «поймал-отпустил», – нет! Такой крючок удержит бурно сопротивляющегося карпа или сазана в одном-единственном случае: если будет выброшен через жабры и сработает как застежка кукана. Заменить этот крючок пуговицей от рубашки, эффективность снасти ничуть не проиграет.

И ловили так на высокоспортивном Западе не в девятнадцатом веке, даже не в двадцатом – снасть описана в «Angling Industry International», в номере за июль/август 2003 года.

Волосяная оснастка иногда используется при поплавочной ловле, но чаще всего на донках. В последнем случае удилища обычно лежат горизонтально на подставках, а сигнализатором поклевки служит небольшой грузик, подвешенный на леску между двумя ближними к катушке кольцами. В простейшем случае это самая обычная бельевая прищепка, которая сваливается с лески при подсечке и начале вываживания. Западные фирмы, специализирующиеся на оснащении для бойловой ловли, предлагают электронные сигнализаторы поклевки – крепятся они на леску точно так же, но подают зазевавшемуся или отвлекшемуся рыболову звуковые и световые сигналы. Пока что российские рыболовы не очень жалуют такую электронную новинку.

* * *

Западные фирмы предлагают для ловли сазанов и карпов множество аксессуаров: подсачки, куканы и садки, подставки под удилища (и одинарные, и на три удочки сразу), палатки и тенты, складные стульчики (иногда их роль выполняет ящик с множеством отделений) и т. д. и т. п.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 122. Подставка (т. н. carpist stand) для трех карповых удилищ: ножки с регулируемой длиной позволяют компенсировать любые неровности берега; спереди подвешены сигнализаторы поклевки типа «swinger».

В принципе, без всех этих удобств можно обойтись либо заменить их чем-нибудь попроще – например, срезать пару раздвоенных на конце ветвей и сделать на месте поставку под удилище, или вместо фирменного ведерка для замешивания прикормки соорудить импровизированное, срезав верхушку с канистры из-под питьевой воды. Каждый сам выбирает, какая рыбалка ему по душе: наиболее комфортная или экономичная.

Но одна принадлежность необходима для ловли сазанов в обязательном порядке: подсачек с достаточно длинной рукоятью.

Выбирая этот аксессуар, обычно обращают главное внимание на размер обруча сачка и глубину провиса сетки. Оно и правильно: маленький и неглубокий сачок только напугает подведенного к берегу сазана. Но и большие по размеру подсачеки, произведенные братьями-китайцами, имеют скрытые дефекты, проявляющиеся только на рыбалке, причем в самый неподходящий для того момент.

Итак, на что стоит обратить внимание при покупке.

Во-первых, на толщину алюминиевой трубки обруча. Хорошо, если она имеет внешний диаметр 12 мм, а еще лучше 16 мм. Если обруч выгнут из цельного алюминиевого прутка (фактически из толстой проволоки) – откладываем в сторону, не годится.

Во-вторых, особое внимание обращаем на то, как обруч крепится к рукояти. Если крепление пластмассовое – в сторону. Языкастый продавец может убеждать, что пластмасса здесь особая, по космическим технологиям изготовленная и прочностью не уступает стали, – но его, продавца, не будет рядом, когда сачок развалится под весом пудового сазана.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 123. Пластмассовые крепления, способные подвести в критический момент борьбы с крупной рыбой.

Если ручка выдвижная, телескопическая, то в максимально раздвинутом состоянии может подвести пластмассовая муфта в месте соединения двух труб рукояти.

Складной обруч – т. е. шарнирно соединенный из нескольких частей – весьма удобен в перевозке, но по надежности уступает цельному.

Справедливости ради надо отметить, все что подобные неприятности чаще всего происходят от неумения пользоваться подсачком. Правильный алгоритм такой: осторожно заводят рыбу в подсачек с головы и, когда сазан полностью войдет в подсачек, выбирают подсачек, подтягивая его к лодке или берегу по воде, ни в коем случае не поднимая над водой за конец рукояти.

Уверен, что все читатели этой книги так и поступят. Но ведь нередко случается: пока вы отчаянно воюете с сазаном, за сачок хватается ваш сосед, впервые оказавшейся на сазаньей рыбалке… В общем, сачок надо выбирать правильный. Примерно такой, какие изображены на рис. 124: рукоять цельная, без слабых мест, обруч приличных размеров (не менее 650×850 мм) и крепление его к рукояти металлическое.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 124. Правильные сазаньи подсачки (в походном положении).

Сеть должна быть достаточной глубины – сазан бьется за свою свободу до конца и порой добивается победы, уже побывав в подсачке. Цирковое сальто – леска оборвана и сазан выпрыгивает из поднятого над водой сачка с неглубокой сеткой.

Насадки и прикормки.

Сазан всеяден и ловят его на разнообразные насадки, одни распространены очень широко, другие имеют местное применение. Часть этих насадок уже упомянута при описании тех или иных способов ловли, здесь же разберем их более систематизировано и подробно.

Летом наиболее часто ловят сазанов на растительные насадки – на зерна различных злаков, на картофель, на жмых, на тесто и каши, приготавливаемые по самым разным рецептам. На юге, там, где по берегам рек в изобилии встречаются дикорастущие плодовые и ягодные деревья, неплохой насадкой служат ягоды: вишня, шелковица и т. д.

Из злаков наиболее часто употребляема кукуруза – используют ее в виде зерен, сырых (из молодых початков молочно-восковой спелости), отварных, запаренных и даже консервированных, либо в виде каши, приготовленной из кукурузной муки или крупы.

Другая весьма популярная зерновая насадка – перловка, распаренная или отварная. Разница, в общем, небольшая – во первом случае один стакан перловой крупы заливают тремя стаканами холодной воды, затем ставят смесь на маленький огонь. Во втором случае воды на стакан крупы берут в два раза больше, и перловку высыпают в кипящую воду.

Значительно реже используются зерна распаренной пшеницы, в давние времена эта насадка была куда более употребляема. Причин тому, очевидно, две: во-первых, современному городскому жителю составляет немалую проблему разжиться не перемолотой пшеницей; во-вторых, в прошлом остались караваны барж, перевозящих зерно по великим русским рекам, зерна в прежних количествах в реки не попадают и перестали служить сазанам самой обыденной пищей.

Любопытно, что мнения рыболовов о необходимости солить зерновые и мучные насадки расходятся, и весьма кардинально. Одни основываются на заветах классика Сабанеева, утверждавшего, что соль сама по себе составляет приманку для любой рыбы, – и солят приготовляемые насадки достаточно круто. Например, один из рецептов запаренной перловки рекомендует засыпать в кастрюлю столовую ложку соли на один стакан крупы.

Другие рыболовы утверждают, что соль ловле не помогает, а пересоленная насадка даже отпугивает сазана. Выше уже упоминалось о том, что каша-мамалыга, которой заряжают свои пружины днестровские рыболовы, готовится несоленой. Далее, в главке об ужении обских сазанов, будет приведен рецепт не просто несоленой перловки – сладкой, сваренной с медом или сахаром.

Кто прав, кто нет – трудно сказать однозначно: сазаны клюют и у тех, и у других. По моим наблюдением, небольшое количество соли, добавленное к приманке, ловле не мешает и не помогает, зато позволяет каше или тесту дольше не испортиться, что при рыбалке в жару имеет немалое значение. На прокисшее тесто сазаны перестают клевать однозначно.

Про картофель и жмых в качестве насадок уже говорилось выше, при описании ловли всевозможными «жмыховниками» и на волосяную оснастку. Остается лишь добавить, что для варки картофель лучше выбирать менее рассыпчатый: молодой, желтого, а не розоватого цвета; варить его всегда, не снимая кожуры. При обычной ловле (когда крючок спрятан в насадке) картофель, ввиду его рыхлости, часто насаживают на небольшие крючки-тройники, тогда он держится несколько лучше.

Жмых доставляет другие проблемы. Пока он сухой, на крючок кусочек жмыха не насадить, но в воде размокает и распадается быстрее, чем хотелось бы рыболовам.

Чтобы продлить срок службы приманки, иногда ее крепят к грузилу «макушатницы» многими витками нитки, наматывая ее больше, чем нужно просто для удержания бруска жмыха. Получившийся «каркас» препятствует быстрому распадению жмыха, но избыток нити может насторожить сазана.

Другой способ, изложенный в статье И. Трусова «Цементированный жмых для сазана» (Рыболов № 5/1999), требует подготовки приманки заранее, за несколько дней до рыбалки. Вот как его описывает автор:

«Жмых, заранее разрезанный на бруски нужного размера, заливается в любой подходящей посуде подсолнечным маслом так, чтобы полностью покрыть их. Резать, вернее, пилить жмых удобнее всего лезвием отслужившей свой срок ножовки.

По желанию в эту же посуду можно добавить несколько капель анисового масла или любого другого ароматизатора, главное здесь не переусердствовать. Все это оставляется при комнатной температуре на сутки-двое. Потом бруски выкладывают на лист бумаги и выставляют на солнце. Проникшее во все поры масло играет роль забивающего их раствора. Настоянные в течение нескольких дней брусочки жмыха приобретают почти каменную твердость и приятный (для сазанов, конечно!) аромат.

Готовые к использованию бруски можно сложить в пластиковое ведро. Таким образом они могут храниться несколько недель, не теряя при этом своих качеств».

Еще одна распространенная насадка – кусочки отваренного теста, или галушки, как их называют украинские рыболовы. Вот один из рецептов приготовления:

В две мелкие тарелки насыпают по столовой ложке муки, затем в одну тарелку добавляют белок от одного яйца, а в другую – желток, несколько капель валерианы или аниса, досыпают немного муки, чтобы тесто было крутым.

Полученной массой заполняют два спичечных коробка, перевязывают их ниткой и опускают в кипящую воду. Через 15–20 минут вынимают, остужают и снимают коробки. Получаются брусочки вареного теста желтого и белого цвета. На рыбалке отрезают от брусочка кубик нужного размера и насаживают на крючок. Насадка долго не размокает и крепко держится на крючке.

Еще один рецепт: растолченный картофель смешивают с сырой манной крупой, добавляют немного сахара и лепят из смеси шарики, размер которых зависит от размера пасти предполагаемой добычи. Шарики бросают в кипящую воду примерно на 2 минуты и вылавливают после всплытия. Насадка получается упругая, резиноподобная, с крючка не сваливающаяся.

Рецептов сырого теста существует великое множество, но основной компонент – смесь пшеничной муки с водой (реже с сырым яйцом). Добавляют к нему в разных рецептах сухое молоко, молотые сухари, манку, тертый сыр, растолченный картофель и т. д., – полный простор для экспериментов. Плюс различные ароматизаторы (в простейшем варианте рецепта – растительное масло). На крючке сырое тесто держится не очень хорошо, даже если оно армировано волокнами ваты, поэтому в большинстве случаев годится лишь для ловли часто клюющей некрупной рыбы, но никак не сазана. И применяют его в основном для снаряжения «пружин» и «бомбочек», где насадка выполняет заодно и роль прикормки.

При ловле в жаркую погоду сырое тесто достаточно быстро прокисает и перестает привлекать сазанов. Но поскольку для его приготовления плита не требуется, на двух-трехдневной рыбалке всегда можно замешать новую порцию из захваченных с собой компонентов.

Каша – приманка тоже весьма популярная. Число известных рецептов по ее приготовлению из самых различных продуктов едва ли возможно подсчитать. Вот для примера один из них, достаточно простой:

На 100 граммов манки берется примерно полстакана воды и небольшая пригоршня поджаренных семечек, очищенных от шелухи. В кипящую воду постепенно высыпают манку, постоянно помешивая. Крупа превращается в кашу за 3–4 минуты, затем надо погасить под кастрюлей огонь, накрыть крышкой и дать блюду «доспеть» в течение нескольких минут. Затем выкладывают сваренную манку на блюдо или разделочную доску, на которой насыпана сухая манка, и замешивают тесто, периодически обмакивая его в тарелку с семечками, растертыми ложкой на мелкие частицы, – до получения однородной плотной массы, не прилипающей к рукам. Такая насадка несколько часов держится на крючке и не размывается водой.

Вот еще один рецепт насадки из манной каши, требующий некоторой предварительной подготовки продукта:

Насыпать полстакана манной крупы, залить доверху холодной водой и поставить размокать её на сутки. Разбухшую манную крупу сложить в марлевый или холщовый мешочек, туго завязать и выдержать в крутом кипятке 20–25 минут; в течение этого времени каша сварятся, станет полупрозрачной и приобретёт вязкость. На крючок кашу насаживают шариками (для сазана – диаметром от 10 до 15 мм), которые держатся очень прочно и не сбиваются с крючка при поклёвке рыбы. На такую насадку кроме сазанов хорошо берут лещ, плотва, голавль, язь и другие карповые рыбы (разумеется, для небольших рыб шарики изготавливаются меньших размеров).

Хлеб – и смятый в виде шарика мякиш, и кубики из корочки – самая простая и требующая долгого приготовления насадка, но применяют ее в тех редких случаях, когда есть основания ожидать быстрой поклевки сазана. Особенно недолговечна на крючке хлебная корочка: или мелочь растреплет, или сама размокнет и свалится.

Ягоды также применяются достаточно редко, но по иной причине – не везде сазаны к ним привычны. Но местами сазана очень успешно ловят на вишню и черешню, на малину и даже на крыжовник, – естественно, в сезон созревания этих ягод. На Ставрополье, когда в воду изобильно падают переспевшие ягоды шелковицы (тутового дерева), сазаны питаются только ими и не обращают внимания на другие насадки, что не очень радует местных удильщиков – на крючке эти ягоды держатся плохо, сваливаются даже без поклевок, под действием течения.

Бойлы – насадки, весьма популярные в Европе, но российским сазанам знакомые далеко не везде. О ловле на них и о приготовлении самодельных бойлов достаточно рассказано в статье «Карп» и повторяться нужды нет.

Животные насадки чаще используются для ловли сазанов не летом, а весной и осенью.

Мотыля и опарыша всеядные сазаны употребляют в пищу охотно, но эти насадки требуют слишком мелких крючков и для целенаправленной охоты на сазана употребляются очень редко (например, в Молдавии, при зимнем ужении на незамерзающих водоемах, когда вялый зимний сазан теряет значительную часть своей силы и снасти для его поимки используются «мелкокалиберные»). К тому же эти насадки наиболее подвержены атакам рыбьей мелочи.

Черви особенно привлекательны для сазанов весной, когда с талой водой в водоемы попадает множество дождевых червей (а также летом и осенью после сильных дождей). Ловят обычно на выползка или на кучку из десятка навозных червей. Неплохо ловится сазан и на зеленого червя, живущего в поймах южных рек, в илистой почве. Все черви, кроме выползков, весьма страдают от мелкой рыбы.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 125. Некоторые животные насадки для сазана и способы их насаживания: 1 – перловица; 2 – червь-выползок; 3 – кучка навозных червей; 4 – личинки навозного жука; 5 – ягода (вишня); 6 – раковая шейка на крючке-двойнике.

Моллюски употребляются сазанами в пищу самые разные: и те, что не имеют раковины (эти слизни во множестве держатся на нижних поверхностях листьев кувшинок и водяных лилий, откуда их активно объедают сазаны), и небольшие водяные улитки, и крупные двустворчатые ракушки (беззубка, перловица). Мощные глоточные зубы сазанов позволяют без труда раздавить раковину почти любого нашего пресноводного моллюска.

У рыболовов из всех моллюсков наибольшей популярностью в качестве насадки пользуется перловица. Но и ее мясо, извлеченное из раковины, любит теребить и раздергивать мелочь. Помещенная в капроновый мешочек насадка защищена от мелкой рыбы, но сазанов на нее хорошо ловить там, где их много, они голодные и непуганые – в местах населенных сазан может относиться к капроновому чехлу с подозрением. То же самое можно сказать и о многочисленных витках нити, которыми некоторые рыболовы крепят мясо перловицы к крючку.

Если сазаны держатся настороже, мясо моллюска перед ловлей подвяливают пару часов на воздухе (в тени), или отваривают, или слегка обжаривают на конопляном или подсолнечном масле. Мясо становится более упругими и жестким (при обжарке еще и аппетитно пахнущим). Мелкая рыба раздергивает отваренную, обжаренную или подвяленную ракушку гораздо дольше, чем свежую.

Ловят сазанов и на личинки жуков, навозного и майского, но особенно хороша крупная личинка жука-носорога – ее можно насаживать по одной даже для ловли больших сазанов, и мелочи такая насадка не по зубам. Перед насаживанием из личинок выдавливают темное содержимое кишечника, иначе в воде они быстро теряют «товарный вид».

По сообщениям многих рыболовов, в некоторых местах сазан хорошо ловится на мальков и на «резку» (т. е. кусочки рыбьего мяса). Известно, что любая карповая рыба достаточных размеров (за исключением амура и толстолобика) при недостатке корма начинает хищничать. Чаще такое происходит ближе к осени, когда сокращается количество растительного корма и личинок насекомых. Но личный опыт автора этой книги отчего-то противоречит известным фактам: мне доводилось очень много ловить на «резку» в местах, изобильных сазанами. Попадались сомы, судаки, жерехи, берши… и ни одного сазана. Наверное, им хватало другой пищи.

Линючие раки и раковые шейки – отличная насадка для сазана, однако используют ее рыболовы все реже и реже. Рак, весьма чувствительный к загрязнением, становится все более редким жителем в наших водоемах. К тому же рыболовные правила практически всех регионов запрещают добывать линяющих раков и сезон их ловли начинается по завершении линьки – но к тому времени завершается и период самой активной охоты сазана за раками. Однако если осторожно очистить от панциря шейку уже перелинявшего рака, вполне законно добытого, – насадка получается достаточно уловистая.

* * *

Отдельная прикормка при ловле сазана на большинство видов донок («пружина», «кольцовка», «макушатница» и т. д.) не применяется, так как кормушка является составной частью донной удочки; чем «заряжаются» эти кормушки, мы уже разобрали достаточно подробно.

Прикормка при ловле на поплавочные удочки обязательна, а еще лучший результат приносит привада, в течении нескольких дней бросаемая в предполагаемом месте ловли. Приваду подают в одно и то же время, стараясь приучить сазана регулярно брать корм в одном и том же месте. Делают это в сумерки или на рассвете, когда большинство мелких рыб не активны и не могут растащить приваду до подхода сазанов (накануне ловли лучше устроить рыбе разгрузочный день и не приваживать ее, тогда клев будет лучше). Разумеется, при ужении с берега в густонаселенных местах приваживание – дело рискованное, можно невзначай обеспечить отличным уловом постороннего рыболова.

Приваживают и прикармливают сазана в общем-то тем же, на что и ловят. Если удят на бойлы – обстреливают зону ловли прикормочными бойлами из специальной рогатки или перед забросом крепят на оснастке «ожерелье» из бойлов, нанизанных на растворяющуюся в воде нить. При ужении на выползка прикармливают рублеными червями закатанными в песчано-глиняные шары, при ловле на перловицу туда закатывают пропущенное через мясорубку мясо ракушек. При ловле на растительные насадки в ходу молотый жмых, сухари (тоже пропущенные через мясорубку), комбикорм, запаренные крупы, растолченный картофель.

В любом случае съедобные фракции прикормки должны быть значительно меньше по размеру, чем насадка, – их задача удерживать рыбу в месте ловли, но отнюдь не насыщать ее.

В последние двадцать лет ассортимент традиционных прикормок и привад пополнили фирменные прикормочные смеси и ароматизаторы. Все чаще в традиционную основу – в тесто или кашу – добавляются различные смеси типа «Фишка» и т. п., а также ароматизаторы.

При ловле с лодки прикормку подают как в глиняных и глиняно-песчаных шарах, так и в кормушках – сетчатых или жестких решетчатых. Иногда, на сильном течении, такую кормушку не держат под лодкой, а позволяют течению оттащить ее на шнуре на значительное расстояние, до 20 метров.

Выбор места для ловли.

Летом сазан (по крайней мере речной) большую часть дня проводит в глубоких ямах, расположенных иногда возле самых берегов (непременно крутых и обрывистых), иногда вблизи русла, а если река невелика и не быстра, то и в самом русле. Если есть выбор, то сазаны выбирают для своих штаб-квартир с глинистым или иловато-глинистым дном, но за отсутствием таковых могут держаться и на песчано-галечном, и на каменистом грунте.

Иногда сазан сам выдает свои стоянки, выпрыгивая из воды, – чаще всего это происходит летом, при температуре воды, превышающей 20 градусов. Часто рыбу можно обнаружить издалека: крупные рыбины взлетают над водой почти на метр, и звук при их падении раздается соответствующий. По одной версии, рыбы выпрыгивают непосредственно над местом постоянного обитания, перед тем как отправиться на кормежку; по другой – воздушной акробатикой занимаются уже сытые, наевшиеся рыбы. При том, что часто сазаний «бой» можно увидеть не самым ранним утром, трудно понять, какая из версий ближе к истине.

Но часто бывает, особенно ближе к осени, что сазаны никаких внешних проявлений своего присутствия не допускают, и лишь эхолот подтверждает рыболову: желанный объект ловли находится именно здесь.

Однако даже если в обнаруженной яме стоят сазаны – не факт, что они там будут клевать. Ловля в ямах может оказаться безуспешной, если рыбы приходят сюда на отдых уже сытым. Исключения случаются редко: чаще всего когда яма с достаточно сильным течением тянется вдоль закоряженного обрывистого берега и упавшие в воду деревья задерживают изобильно корм, приносимый течением и вымываемый из берега. То есть создаются идеальные условия для проживания и кормления рыбы в одном и том же месте.

Исключения второго вида более локальны – если какие-то внешние причины не позволяют сазанам выходить на привычные места кормежки: волна, разыгравшаяся на мелководье или источник тревожащего шума, – работающий землеснаряд, например.

Но даже если сазаны расположены хватать приманки, подбрасываемые прямо им в логово, рыбалка в захламленное яме – дело очень ненадежное. Слишком много будет оборванных снастей и ушедшей рыбы. Крупный сазан – не судак, позволяющий одним рывком поднимать себя над корягами и спокойно выводить в средних и верхних слоях воды. Сазан сам рванет так, что фрикцион задымиться, причем рванет прямо в свои убежища, в коряги и камни.

Поэтому для ловли выбирая места, находящиеся на периферии сазаньей ямы: уступы и свалы на ее краях, с глубинами 4–6 метров, учитывая при этом удобство вываживания (т. е. количество коряг). Вот на эти участки с неровным рельефом и необходимо выманивать сазанов при помощи привады. Главное после подсечки – попытаться немедленно отыграть у ошарашенного сазана десяток или полтора десятка метров лески, вывести его на чистую воду. Если рыбина успевает рвануть в густой коряжник, шансы на успешное завершение поединка сразу же падают.

Второй вариант выбора места ловли – это нащупать «подводную тропу» сазанов, ведущую от стоянки к местам кормежки. Надо отметить, что сазаны и в этом вопросе проявляют свою инстинктивную хитрость и осторожность – их «тропа» никогда не пролегает по кратчайшему расстоянию между двумя точками. Нет, сазаны движутся к изобильным кормами отмелям, максимально используя все неровности рельефа: подводные холмы и впадины, седловины между глубинами, свалы и бровки, неровные участки дна с крупными камнями, – все это пути выхода и возвращения на стоянку сазанов.

Карпы, особенно на копаных водоемах (прудах, карьерах), часто движутся на кормежку к прибрежным зарослям поверху, так что на поверхности воды расходятся характерные «усы», – но сазаны таким образом свои «тропы» не раскрывают. Но если удастся нащупать канаву, ложбину, ведущую из сазаньей ямы к местам кормежки – устроенная там «засада» принесет обильный улов, тем более что сазаны отправляются подкрепиться не все разом, а небольшими стайками.

Наконец, можно ловить непосредственно на местах кормежки. В тихую погоду кормящихся сазанов выдают цепочки пузырьков, поднимающихся к поверхности воды.

Иногда места жировок расположены на очень мелких и травянистых местах, не более полуметра глубиной. Прибрежные сазаньи столовые можно обнаружить по характерным звукам, по чавканью и чмоканью в зарослях камыша и водорослей. На мель сазаны выходят большей частью по ночам, и ловлю в мелких заводях и затонах, заросшие травами, начинают затемно, до рассвета, когда даже поплавков заброшенных удочек не видно – приходится ставить дополнительный сигнализатор на леску между кольцами или замечать поклевки по сотрясению или наклону вершинки удилища. Сазан берет на мелководье в темноте смело и жадно, но с рассветом рыбы уходят на более глубокие места, либо (забираются в глубину зеленых зарослей).

Местами распространено и настоящие ночное ужение сазанов – между вечерними сумерками и утренними. Фонарь – необходимый аксессуар при такой ловле, но использовать его при вываживании подсеченной рыбину надо с большой осторожностью. Вообще сазан сопротивляется ночью значительно слабее, чем в светлое время, но если в кульминационный момент, при заведении рыбы при сачок, неожиданно подсветить место действия ярким светом – испуганный сазан предпринимает яростные попытки освободиться и нередко уходит. Лучше использовать двухрежимный фонарь и подсветить финальную стадию борьбы с рыбой мягким, рассеянным светом от пары светодиодов.

Активнее всего сазаны питаются с 8 часов вечера до позднего утра, с двумя пиками жора, приходящимися на зори; вечерний клев в большинстве случаев менее активен, чем утренний. Естественно, в этом правиле существует множество исключений, вызванных местными условиями. В пасмурные дни сазан иногда ловится и в течение всего дня.

Интенсивность клева зависит и от погоды: лучше всего берут сазаны при отсутствии резких перепадов давления, при устойчивом, но не сильном южном или западном ветре, а также в пасмурные дни с кратковременными дождями.

По мнению некоторых рыболовов-практиков, фаза влияют на активность карпов и сазанов. По наблюдениям известного рыболова Ф. Юсупова, хороший клев происходит, когда Луна находится в первой фазе (молодой месяц). Сазаны держатся в это время на мелководье, вблизи берега. Клев значительно ухудшается, когда после полнолуния Луна идет на ущерб, а рыбы уходят на глубину.

Ужение сазанов с берега на перловку (обский способ).

Ловля сазанов всегда ассоциировалась с южно-русскими реками, отчасти с водоемами средней полосы, Средней Азии и Дальнего Востока, но никак не Сибири – сазаны там попросту не водились. Но в последние десятилетия ситуация изменилась, и яркий пример – распространение сазанов в бассейне Оби.

Сазаны не относятся к коренным видам обских рыб, акклиматизированы они там относительно недавно (значительно позже, чем в водоемах Средней Азии и Казахстана). Но среди обских рыболовов успел сформироваться свой отряд сазанятников, охотящихся за золотистыми речными гигантами, причем способами, отличающимися от европейских. Так, например, сазаны бассейна Оби игнорируют бойлы, предлагаемые им в качестве насадки – многочисленные эксперименты местных рыболовов не приводили к успеху.

Приводимые ниже особенности ловли сазанов относятся к верхнему течению Оби (Алтай) и позаимствованы из статьи И. Чевычеловой «Обские сазаны» («Рыболов» № 5/2000).

Свои поплавочные снасти барнаульские рыболовы монтируют на основе мощного четырехметрового спиннинга с безынерционной катушкой с 3 шарикоподшипниками. Оснастка состоит из плетеной лески фирмы Berkley диаметром 0,2 мм, средних размеров поплавка из бальсы, скользящего грузила и дробинки-стопора, в 12–15 см ниже которой прямо на основную леску привязывается крючок (поводок не используется). Ловят с подставок, как обычными удилищами; непременная принадлежность ловли – большой подсачек с глубокой сеткой.

Ловля, как и любое ужение сазанов на поплавочную снасть, происходит в местах без течения: в заливах и протоках Оби, на омутах ее малых притоков (невдалеке от устья), на пойменных водоемах – как на естественных, так и на котлованах, образовавшихся в результате добычи гравия и песка в речном русле.

И насадкой, и прикормкой служит каша из перловки. Вот как описывает автор статьи ее приготовление:

«С середины водоема делаем кормовую дорожку, под самыми поплавками прикармливаем обильнее. На прикормленном участке собираются плотва, караси, подлещики, поэтому мы не сидим без дела в ожидании подхода крупной рыбы – мелкая достается кошке.

Насадка, на которую мы ловим, – это обыкновенная вареная перловка с добавлением меда и сахара. Все карповые – сластены и от такого блюда просто не могут отказаться. Готовлю я насадку так: на 1 стакан сырой перловой крупы наливаю в кастрюлю 6 стаканов воды. Крупу тщательно промываю и засыпаю в кастрюлю с кипящей водой. Даю еще раз закипеть и убавляю огонь до минимума.

Перед концом варки добавляю чайную ложку меда и две столовые – сахара. Когда крупа впитает воду, насадку убираю с плиты, а кастрюлю укутываю полотенцем и даю постоять в течение часа. Насадка не переваривается и получается как бы глазированной, в сладкой оболочке. Перловка, приготовленная таким способом, хорошо зарекомендовала себя также при ловле карася, плотвы и другой рыбы. Ароматизаторы значительно усиливают привлекательность насадки».

К сожалению, ничего больше непосредственно о ловле автор статьи не сообщила (зато поведала, какая у нее, по наблюдениям мужа, красивая рыболовная стойка при вываживании сазанов – женщина всегда женщина, даже на рыбалке). Остается лишь догадываться о некоторых не упомянутых деталях: крючки, очевидно, барнаульские рыболовы применяют небольшие, не крупнее № 6 по отечественной нумерации – на здоровенный крючок перловку насаживать трудно, да и плотва едва ли попадется на него в качестве прилова.

Сазаний перемет.

Автору этой книги доводилось ловить в местах, весьма изобильных сазаном (на казахстанских озерах), но многокрючковые снасти, особенно переметы, использовать для ловли этой мощной стремительной рыбы не удавалось. Лишь иногда случалось неплохо половить не крупных, до 1 кг, сазанчиков на донку с резиновым амортизатором и с количеством крючков 5–7 шт.

Причина в том, что сазан не заглатывает крючок глубоко, как налим или щука, и, когда бьется на оставленной без присмотра снасти, расшатывает крючок в ранке и срывается с него. А небольшие и тонкие крючки могучая рыбина попросту ломает.

Тем больший интерес представляет перемет, предназначенный исключительно для ловли сазанов, используемый дальневосточными рыболовами. Снасть крайне оригинальная хотя бы тем, что оснащена не заводскими, а самодельными крючками – которые и крючками-то назвать трудно: нет ни бородки, ни хотя бы жала…

Сазаний перемет подробно описан в статье Н. Крылова «Ловля сазанов на перемет» (альманах «Рыболов-спортсмен», № 4 за 1954 г.). Ниже приводятся выдержки из этой статьи.

* * *

Принцип устройства этой снасти основан на том, что сазан любит сосать насадку, выбрасывая все ненужное за жабры и проглатывая только совершенно чистый корм. В указанной книге А. Степанова есть характерный пример. В садок с сазанами бросили горсть червей. Моментально они исчезли бесследно. Затем взяли еще червей, всунули в каждый из них по маленькой бамбуковой палочке и вновь бросили в садок. Черви исчезли также быстро, как и в первый раз, но из-под жаберных крышек сазанов в воду выскочили все палочки, которые были в выползках. Этот пример, между прочим, объясняет, почему сазаны редко попадаются на удочку: взяв наживку в рот и почувствовав в ней неудаляемое постороннее тело, сазан выбрасывает наживку изо рта.

Наиболее хорошим местом для установки перемета являются входы в глубокие ямы или широкие глубокие плесы. Очень важно наличие заметного течения: не менее 0,3 м/сек. Это нужно для того, чтобы поводок постоянно был натянут по течению реки и за насадкой тянулся маслянистый, питательный «шлейф».

Снасть устраивается следующим образом:

Поводок делается крученый, толстый (1,5–2,0 мм), достаточно прочный, длиной 40–50 см. Поводок нужно сделать таким, чтобы нельзя было порвать двумя руками: в воде нитка быстро преет и слабый поводок будет мало служить.

Крючок (рис. 126) очень прост по конструкции и на обычный рыболовный крючок походит мало. Его может сделать любой рыболов, имеющий плоскогубцы, кусачки и личной напильник (не круглый).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 126. Крючок: 1–загиб на верхнем пере: 2 – надпилы на нижнем пере для крепления «подсучки».

Материалом для крючка служит железная оцинкованная проволока (лучше из цинкового железа), иногда применяют и медную проволоку толщиной около 2 мм. Длина крючка – 1,2–1,5 см. Верхнее перо немного длиннее нижнего, кончик его чуть отогнут вверх и притуплен. На кончике нижнего пера с боков делается по два-три неглубоких надпила напильником для удержания крючка в «подсучке». Угол между перьями – 40–45°. Иногда применяют и обыкновенные крючки, но без бородок и сильно притупленные Но результаты с такими крючками много хуже, чем с самодельными.

«Подсучка» является очень важным элементом снасти, и делать ее нужно очень тщательно. Главное требование к ней – мягкость при достаточной прочности. Находясь во рту сазана, «подсучка» должна выдержать «жевание» губами.

Крученый капрон и сильно крученые шелковые лески на «подсучку» не идут. Лучшим материалом для «подсучки» будет натуральный шелк в одну нитку. Подходит также хлопчатобумажная нить несильного кручения. Цвет ниток любой. В обоих случаях подсучка делается из 10–12 ниток следующим образом. В край стола (подоконника, верстака и т. д.) вбивается маленький гвоздь. Вокруг гвоздя и пальца, находящихся на расстоянии 20–22 см, пять-шесть раз обвивается нитка, которая затем обрывается у пальца. Моток также разрезается у пальца Получается группа равных сложенных вместе концов длиной около 40 см. В центре ее привязывается «кнутовой» вязкой крючок. Узел должен получиться в развилке крючка, а кольца «подсучки» должны лечь рядом в надпилы (рис. 127).

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 127. Привязывание крючка к «подсучке» «кнутовым» способом: 1 – кольцо; 2 – правое кольцо заводится за левое; 3 – правое кольцо заведено за левое; рядом нижнее перо крючка с надпилами; 4– крючок продет в петли; 5 – «подсучка затянута узлом внутрь крючка; 6 – стержень крючка; 7 – надпилы на крючке.

Такая вязка очень проста и надежна. Затем крючок надевают на вбитый гвоздь и нитки скручивают: оба конца поочередно скручивают в одну сторону, затем складывают вместе и снимают крючок с гвоздя. «Подсучка» сама скрутится в обратную сторону. Не нужно только перекручивать концы, так как «подсучка» получится излишне жесткой. На самом конце завязывается узел. Длина «подсучки» – 16–18 см.

Своим концом «подсучка» привязывается к поводку внутри петли одним узлом. «Подсучка» должна передвигаться по окружности петли. Узел на конце «подсучки» предохраняет от отвязывания ее от поводка.

Хребтина. Лучшим материалом для хребтины служит медная или оцинкованная железная проволока (неоцинкованная проволока ржавеет и пачкает руки, а также портит поводки в месте привязки). На нешироких местах реки проволока (любого сечения) перекидывается с берега на берег и привязывается к прибрежным кустам. На широком месте реки привязывается к кусту (или колу) один конец (со стороны отмели), другой же крепится на якоре (большой камень) в глубине, на всю длину имеющейся проволоки. Проволока должна иметь значительную (до 10 м) стрелу прогиба. которая смягчает удары попавшегося сазана. Как правило, стрела прогиба получается сама, если один конец перемета ставится на прочный якорь.

После заброса проволоки необходимо проверить ее постановку: стоя в корме лодки ниже проволоки и перебирая ее руками, выйти на середину перемета и посмотреть, есть ли прогиб. Если прогиба не окажется, подойти ближе к якорю и подтянуть его за проволоку ближе к берегу. Между якорем и берегом вплотную к проволоке нужно привязать один-два камня (полкирпича) для лучшего прилегания перемета к дну реки. Нужно отметить, что шнур на хребтину не годится, так как, являясь мягким и податливым, будет временами ослаблять натяжение поводка, что приведет к сходу рыбы.

В Приморье насадкой служат кусочки соевого жмыха (макуха). В реках Европейской части СССР, по-моему, можно применять любой жмых, но брать его нужно свежим – пахучим и мягким. Обыкновенной ножовкой жмых распиливается на кусочки размером 2×2×3 см. Посередине длинных ребер делаются вырезы ножом для крепления в петле поводка. При отсутствии жмыха с успехом можно применять самодельные колобки, дающие зачастую лучший результат, чем жмых.

Техника рыбной ловли:

1. Постановка хребтины. Хребтина ставится двумя рыбаками с лодки. Один рыбак сидит на веслах и регулирует движение лодки, не давая ей спуститься ниже места привязки проволоки и не натягивая слишком разматываемую проволоку. Другой рыбак, стоя в корме лодки, разматывает проволоку, привязанную к кусту или вбитому на берегу колу. Перед этим проволока должна быть хорошо сложена в бухту, иначе она плохо будет разматываться. Когда останется один-два круга проволоки, стоящий в корме рыболов берет свободный конец и привязывает его к лежащему на кормовом сиденье якорю. В качестве якоря можно взять большой металлический предмет или камень (2–3 пуда весом). Привязав хребтину к якорю, нужно сильными взмахами весел натянуть проволоку и сбросить камень за корму. После этого проверить перемет и размер стрелы, как сказано выше. Следует помнить, что очень близко к якорю по перемету подходить не следует, так как при подтягивании якорь может приподняться и его снесет течением. Проволока на хребтину должна иметь длину от 50 до 100 м. Ставить ее нужно так, чтобы половина хребтины приходилась на косу, половина – на глубокое место – на случай, если сазан будет менять места клева.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 128. Общий вид хребтины в реке.

2. Наживление перемета. Целесообразнее всего наживлять перемет три раза в сутки: перед восходом солнца, в полдень (13–14 часов) и перед заходом солнца. Кусочек жмыха или колобок нужно вложить в петлю поводка и затянуть ее, не допуская надрезания колобка. «Подсучку» нужно передвинуть по петле так, чтобы она являлась продолжением поводка. Если сохранилось более половины насадки, ее менять не следует.

3. Вываживание рыбы. Обычно попавшийся сазан чувствуется по характерным рывкам, как только рыбак начнет перебирать перемет руками. В этом случае следует вернуться на берег за сачком, если он был по каким-либо причинам забыт. Снимать сазана с крючка без сачка, учитывая устройство снасти и неопытность рыболова, дело почти безнадежное. Опытные рыболовы снимают без сачка не более 50 % попавшейся рыбы. Сачок для сазана нужен большой, до 50 см в диаметре, из крепкой редкой дели. Иногда сазан пробивает дель, и тогда приходится вынимать его прямо в лодку, рискуя сходом рыбы.

О применении багра я сказать не могу – сам не применял и не видел, чтобы его применяли другие. Но мне кажется, он не подойдет, так как сазан, побившись первое время на крючке, потом долго отдыхает и при вываживании ведет себя довольно бойко: даже в сачок завести его с непривычки трудно. Зацепить же его багром, видимо, еще труднее. Но об этом позднее скажут «багорщики», попробовав багор на практике.

Итак, почувствовав удары сазана, необходимо пригнуться, чтобы хребтина не поднималась около лодки больше длины поводка. Стоять нужно в корме лодки, направив нос ее по течению. Перебирая проволоку руками и пропуская свободные от рыбы поводки, «дойти» до попавшейся рыбы. Что рыба именно на следующем поводке, будет видно по углу на проволоке в месте привязки поводка, резким, сильным рывкам проволоки и мельканию рыбы в воде. Необходимо, повернув туловище и не отпуская проволоки, взять сачок одной рукой и завести его под проволоку выше перемета, чтобы подсачка производилась по течению. Сачок нужно брать в правую руку, если лодка движется от правого берега (по течению).

Подтягивая лодку одной рукой, подвести ее не ближе 1,5 длины поводка к месту его привязки. Сазан в это время будет рваться во все стороны. Если проволока жесткая (сталистая), следует на сильных рывках немного сдавать ее, иначе снасть не выдержит. Как только сазан сделает рывок вверх по реке, «надеть» сачок ему на голову и одновременно повернуть сачок кверху. Охотясь сачком за рыбой, необходимо держать его полуопущенным (ребром) в воду.

Дальше уже все просто. Приподнять сачок над водой, подтянуть лодку к сачку и опустить в корму лодки сачок. Если сазан сам не отцепился, снять его с крючка; крючок находится под головой, в углу одной из жаберных щелей. Достаточно пальцем подать крючок назад и потянуть поводок изо рта, как сазан будет отцеплен. Поводок следует заменить новым, чтобы просушить и ослабить затянутые сазаном узлы. Если на перемете окажутся еще сазаны, следует действовать так же. Нельзя допускать удара сазана об лодку – он сойдет. Когда весь перемет будет проверен, при обратном движении лодки (к берегу) следует обновить наживку.

Многие рыбаки, читая эту статью, недоумевают: как может такая умная и разборчивая рыба, как сазан, попасть на такую до неправдоподобия простую снасть! А скептики заранее отказываются от нового способа, предвидя много хлопот и сомнительный улов. Напрасно! Хлопот, действительно, больше, чем при ловле на удочку, но зато какое удовольствие получаешь, снимая ежедневно пять-десять темножелтых красавцев!

Автор этих строк в свое время тоже очень удивлялся простоте и остроумности этого способа лова. Правда, по некоторым обстоятельствам, мне не пришлось много заниматься этой ловлей. Но и небольшой практики оказалось достаточно, чтобы понять всю прелесть описанной ловли. Кроме того, пять лет мне пришлось прожить буквально на берегу реки, из которой ежедневно местные рыбаки вылавливали десятки сазанов на моих глазах Все это дало мне основание сесть за перо и сообщить местный способ ловли рыбакам Европейской части СССР. Характерно то, что на описанную снасть не ловится никакая другая рыба, кроме сазана, если не считать того, что иногда попадается дальневосточная порода рыб – губарь.

Как же все-таки сазан ухитряется попасть на такую снасть? Почувствовав в струе воды питательные частицы, смываемые с насадки, сазан идет по струе вверх, пока не натыкается на жмых (колобок). Поскольку насадка большая и в рот не влезает, сазан старается пристроиться сзади и сосать край ее. Но мягкая эластичная «подсучка» играет в струе воды, мешает сазану взять в рот насадку, кроме того, крючок щекочет сазана под головой, что ему, видимо, неприятно. И, обозленный тем, что вкусная пища уходит у него изо рта, хватает «подсучку» с крючком и выбрасывает его за жабры. По жаберной крышке, которая попадает неминуемо в угол крючка, крючок соскальзывает вниз под голову и надевается на косточку, от которой начинается жаберная щель (рис. 198). «Садится» на крючок сазан настолько крепко, что самовольных сходов (узнаются по затянутым узлам снасти) почти не бывает, если выдерживает снасть.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 129. Положение крючка в жаберной щели попавшегося сазана.

Существует и несколько другая версия попадания сазана: взяв «наживку» в рот и сося ее, сазан незаметно для себя засасывает и «подсучку» с крючком, выбрасывая его за жабры как постороннее тело.

Ясно, что в обоих случаях мы обязаны появлению описанной снасти народной наблюдательности и изобретательности. Старожилы говорят, что принцип этого способа перенят у китайцев, которые вместо крючка, но с той же целью применяли маленькие бамбуковые палочки.

В заключение отмечу, что не следует надевать много крючков: достаточно одного крючка на 1–1,5 м хребтины.

* * *

Остается добавить, на предшествующих страницах уже описаны некоторые техники ужения сазана и карпа, основанные именно на том, что рыба поедает прикормку, которая одновременно является насадкой, и не заглатывает крючок, укрытый среди теста, каши или жмыха (или находящийся поблизости на отдельном тоненьком поводке), а выбрасывает его через жабры, как нечто инородное и несъедобное. Всевозможные разновидности «жмыховников», «макушатниц» и «пружин» ловят именно так.

Однако описанная Н. Крыловым снасть, слегка видоизмененная (поводки из шелка и льняной нити с появлением плетенки использовать смысла нет), вполне применима на озерах европейской части России, в которых встречаются в достаточном количестве карпы и сазаны.

Сноски.

1.

Судя по всему, массовый всплеск народного интереса к подледной рыбалке на Финском заливе напрямую связан с освоением советской промышленностью производства ледобуров: нелегко искать рыбу на огромной акватории, покрытой метровым (и даже более толстым) льдом, если рыбак вооружен лишь пешней.

2.

По мнению Л. П. Сабанеева, крупная красноперка нерестится значительно раньше мелкой и средней, после чего отходит с мелководий на глубину и возвращается к берегам летом, когда нарастает новая водная растительность.

3.

* в том случае, если размеры крючков незначительно различаются, размер согласно международной нумерации указан в скобках.

4.

Ихтиологи выделяют подвид – тонкохвостого налима, обитающего в бассейнах Колымы, Анадыря, в реках Новосибирских островов. Эта рыба размерами поскромнее и достигает 10 кг веса.

5.

В прудах непроточных, копаных налим может водиться, только если его туда пересадят; при наличии бьющих из дна родников рыбы живут иногда по нескольку лет, но рано или поздно погибают в заморные зимы.

6.

Одна, а лучше две свечи могут очень неплохо обогревать палатку для зимней рыбалки. Также для отопления используются спиртовки, примуса и самодельные мини-печки всевозможных конструкций.

7.

Тоня – участок реки, удобный для ловли бреднем, неводом, плавной сетью, кружками и т. д.

8.

Возможно, Н. М. Михайлов несколько преувеличил возможную глубину ловли. Пять метров – все-таки слишком глубоко для подобной снасти, рыба будет успевать уйти при подъеме.

Антон Шаганов.
Корюшка. Ужение со льда с поплавком. Ужение со льда без поплавка. Весенняя ловля сетными орудиями. Ловля ставными сетями. Весенняя ловля саками и подъемниками. Другие способы весенней ловли. Азиатская и малоротая корюшки. Красноперка. Весенняя ловля удочками и сетями. Летняя ловля сетями. Летнее ужение красноперки. Зимняя ловля. Кружки. Конструкция и оснастка. Тактика ловли. Крючки. Размеры крючков. Покрытие, цвет и заточка крючка. Привязка крючков. Кумжа (лосось-таймень, морской таймень). Образ жизни. * * * Ловля спиннингом. Подледная ловля. Ловля «корабликом» («водяным змеем», «катюшей»). «Перетяжка» для ловли форели. Лещ. Ловля поплавочными удочками в сезон открытой воды. Ловля донками. «Кольцо» («кольцовка»). Ловля бортовыми удочками (угличский способ). Ловля сетями. * * * * * * Ловля на спиннинг. Зимнее ужение. Оснастка зимних кивковых удочек. Насадки и прикормки. Аксессуары «лещатника» – зимника. Линь. Весенне-летнее ужение. * * * * * * Ловля ставными сетями. Ловля ловушками. Ловля кастинговой сетью. Прочие способы ловли. Ловушки рыболовные. Морда (жох, нерот). Стационарные ловушки. Катиска. Заплот. Ледяные ловушки. * * * Юридические аспекты применения рыболовных ловушек. Лососи (семейство). Род Благородные лососи. Озерный лосось. * * * * * * Черноморский лосось. Каспийский лосось. Аральский лосось. Камчатская семга (микижа). Стальноголовый лосось. Род Тихоокеанские лососи. Сима. Кижуч. Кета. Чавыча. Нерка. Горбуша. Мережа. Конструкция и изготовление. Вязка сетей для рыболовных ловушек. Ш = 1,41×в×к. К=Ш/1,41в. Ш = 3,14×100 = 314 см. К = 314/(1,41×2) ≈ 111,35 см. Посадка крыльев мережи, изготовление поплавков и грузил. a = (L-d)/2, a = (5–0,5)/2 = 2, 25 м. Техника ловли. Время ловли. Сбор улова. Вентерь (вятерь, ятерь, секрет). Мережа без крыльев. «Рукав». Минога. Налим. Способы ловли. Выбор места. Осенняя ловля подпусками. Весенняя ловля на донки. Зимняя ловля донками, «тычками» и подледниками. Зимнее ужение и ловля на блесну. Зимняя ловля «на шум». Зимняя ловля сетями и ловушками. Насадки и наживки. Окунь. Ловля в сезон открытой воды. Подледная ловля. Ловля на мормышку. Ловля на блесны и балансиры. Осетр. * * * * * * * * * * * * Острога. Л. П. Сабанеев, «Рыбы России. Жизнь и ловля наших пресноводных рыб». * * * * * * * * * * * * * * * Переметы. Установка перемета. Насадки. Пескарь. * * * * * * Плавные сети. Конструкция плавных сетей. Ловля лосося плавными сетями. Плотва. Ловля в сезон открытой воды. Подледная ловля. Поиск плотвы зимой. Ловля поплавочной снастью. Ловля на мормышку. * * * Подъемники. «Паук». * * * Подъемник для ходовой ловли. «Парашют». «Паук» со звонком. Ротан. * * * Сазан. Образ жизни. Ловля донными снастями. Заводные и закидные донки. Спиннинговые донки и фидеры. Ловля поплавочными снастями. Ловля «на волос». * * * Насадки и прикормки. * * * Выбор места для ловли. Ужение сазанов с берега на перловку (обский способ). Сазаний перемет. * * * * * * Сноски. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8.