rybarek.ru

Мережи, верши, вентери.

IV. Стационарные ловушки из несетных материалов.

Ловушки, открытые сверху и постоянно стоявшие на одном месте – такие, что в неразобранном виде их перенести на другое место невозможно – с древнейших времен употреблялись в прибрежной зоне моря, не позволяя рыбе, подошедшей к берегам в высокую приливную воду, уходить вместе с отливом. В простейшем виде эти древние рыболовные сооружения представляли из себя загородки более или менее сложной формы, выложенные из камня либо сделанные из дерева.

На внутренних водоемах приливы и отливы отсутствуют (вернее сказать, совершенно незаметны, хотя на пресную воду притяжение Луны воздействует так же, как и на соленую), однако их отчасти заменяют регулярные колебания уровня в водохранилищах, образованных плотинами гидроэлектростанций. Использовать эти спады и подъемы воды для ловли всевозможными плетнями, загородками и т. д. запрещают рыболовные правила, однако любая выемка, канавка, воронка или ложбинка на участке дна, с которого уходит вода, превращается в естественную ловушку для рыбы. На незапруженных реках «отливы» случаются не так часто – когда вода спадает после весенних половодий, реже после паводков, вызванных сильными дождями. Наблюдательные рыболовы наперечет знают все места, где остается рыба, не успевшая уйти при спаде воды, – и стараются в нужный момент первыми оказаться в нужном месте. Даже затопляемые густые заросли однолетней растительности (полыни, бурьяна) служат неплохой естественной ловушкой – щуки, налимы и другие речные рыбы очень часто в них застревают, и любой рачительный рыболов, конечно же, не допустит, чтобы они достались в пищу воронам. Весьма способствуют успешному улову небольшие подготовительные работы, выполняемые заранее, посуху, – невысокие земляные брустверы на обращенных в сторону русла реки краях прибрежных ям и воронок.

Искусственные стационарные ловушки устанавливаются обычно на мелководье, там, где случается ход рыбы, и представляют из себя лабиринты из вбитых в дно палок, кольев и тому подобных материалов – зайти в них рыбе легко, а выйти затруднительно. Подобные конструкции, именуемые котцами, когда-то были в большом употреблении, недаром в Новгородской области есть населенный пункт, с тех давних пор называющийся Речными Котцами.

Ловили деревянными ловушками в старину с размахом, не мелочась – при нужде перегораживая даже очень крупные реки. Вот какое описание ловли осетров и белуг оставил голландский путешественник семнадцатого века Я. Я. Стрейс, побывавший в Московском государстве:

«Ловля рыбы происходит замечательным образом. Волга усажена во многих местах кольями, которые спереди широко расставлены и суживаются сзади. Попавшаяся в них рыба из-за своей длины не может ни повернуться, ни уйти, ибо они бывают от 20 до 26 футов длиной. Завидев это, русские приближаются, закалывают рыбу насмерть, и, вынув икру, иногда в 300, даже 400 фунтов, обычно выбрасывают рыбу, хотя иногда солят ее и отвозят в Москву, где она считается хорошим и лакомым блюдом. Помимо того что икра рассылается по всему свету, русские употребляют ее во время своих постов вместо масла, и улов этой рыбы вызывает большую торговлю внутри и за пределами страны. Ловля этой рыбы производится при впадении реки Волги в Каспийское море. В один день можно наловить 200–300, а иногда даже 400 рыб».

Мережи, верши, вентери

Рис. 26. Ловля осетров на Волге. Гравюра из книги Я.Я. Стрейса «Путешествия в Московию, Татарию и Персию», 1681 г.

Но к началу двадцатого века – с развитием речного судоходства и с появлением более совершенных и компактных снастей – ловля деревянными ловушками переместилась на относительно небольшие водоемы и утратила прежний размах.

Вот записанный в 1998 году рассказ одного старого рыбака о том, как ловили во времена его детства в деревнях Курганской области:

Местные жители ловили рыбу в озере Могильном, в основном карасей. Ловили неводами, сетями и котцами. Крестьяне имели лодки, называемые бат. Это деревянная лодка, но более длинная, выдолбленная из толстой сосны. Бат хорошо скользит по воде, но его трудно поворачивать. Жители каждого края деревни ставили сети и котцы только напротив своих краёв.

Котец состоит из двух бочек и крыла. Я видел, как дедушка изготовлял котцы. Мы шли с ним в бор. Дед выбирал широкослойную сосну без сучков. У кондовой сосны слои тонкие. Срубали сосну. Распиливали её на глубину бочек, длина их может быть до двух метров. Дед раскалывал бревна на пластины, а затем щипал их специально откованным ножом. Ширина щепы 3–4 сантиметра. Один край щепы заострял. Эта щепа называлась зельё. Когда зельё было готово, дедушка шёл в бор, находил там корни сосен и драл их. Корни выбирал толщиной в палец. Приносил корни домой и раздирал их пополам. Они крепкие, белые, чистые. Бочку надо сплетать сразу же, как разодраны корни. Длина бочки два метра. Сплетали зельё в три пары нитей. На концах бочки из нитей делали петли, в которые на озере вставляли колья. Ставили котец на озеро сразу же после изготовления. При установке котца лодку привязывали к двум кольям. Поставят обе бочки и перед ним – крыло. Затем дедушка садком очищал дно. Рыба заходила в бочки, но в щели между зельём пройти не могла. У деда стояло 15–20 котцов. Они стояли и на Могильном, и на Окуневском озёрах. Котцы можно было проверять ежедневно. Но иногда дождь или ветер, или запирует дед – долго не едет, затем привезет ведро-два карасей, иногда попадались и гольяны. Я любил ловить рыбу саком из садка. Садок – это огороженное бочкой место на озере, вблизи берега, в которое дед опускал выловленную на озере рыбу, если дома её некогда было переработать.

Осенью, когда лёд застынет, деревенские мальчишки катались по озеру и часто ломали выступающее надо льдом зельё.