rybarek.ru

Мережи, верши, вентери.

Заплот.

На небольших реках Севера и Сибири малые коренные народы зачастую используют конструкции, схожие с катисками, но более примитивные. Одну такую ловушку мне довелось видеть в действии. Именовалась она «заплот» и устроена была следующим образом: узкую, но достаточно глубокую речку 10–12 метров шириной полностью перекрывала перпендикулярная берегам изгородь из довольно толстых бревнышек, вбитых в дно, обшитых горизонтально расположенными досками (горбылем). Сверху было настелено нечто вроде мостков из досок, позволяющих и подбираться к центральным камерам ловушки, и использовать ее в качестве пешеходного мостика. Щели между досками-горбылями позволяли протекать воде и проходить мелкой рыбе, крупная же протиснуться в них не могла.

Центральные камеры, числом две, были направлены горловинами в противоположные стороны и более всего напоминали здоровенные двухстворчатые шкафы, открытые сверху, – их полураспахнутые дверцы были направлены внутрь «шкафа», работая как горло мережи, а при проверке снасти плотно закрывались, не давая рыбе выйти. Глубина в том месте реки была около 2 м, а шкафы довольно большие, площадью примерно 1,5х2 м, поэтому попавшуюся рыбу из них извлекали при помощи некоей разновидности подъемника – четырехугольной металлической сетки, привязанной за углы, постоянно лежащей на дне внутри «шкафа», а при подъеме плотно прилегавшей к его стенкам. По слухам, на той же речке имелись и заплоты, стоявшие на меньшей глубине и с камерами меньших размеров – для извлечения улова из них пользовались большими сачками.

Размеры снасти выглядели внушительно, но уловистостью она не поражала – нередко при ежедневной проверке обнаруживался лишь принесенный течением мусор, мешающий открывать и закрывать дверцы – его удаляли багром. Справедливости ради надо отметить, что ловлю мне довелось наблюдать летом, когда хода рыбы не было…

Естественно, такие громоздкие ловушки в менее патриархальной и более населенной местности никто применять не станет, даже браконьеры, – слишком много труда и материалов уходит на их сооружение (а сооружать заново приходится после каждого весеннего ледохода).