rybarek.ru

Мережи, верши, вентери.

Заключение. Юридические аспекты применения рыболовных ловушек.

У большинства российских рыболовов, как ни прискорбно, имеются весьма смутные представления о том, что им, рыболовам, на водоемах можно делать, а что нельзя. Знание законов, подзаконных актов, региональных правил рыболовства заменяется многочисленными мифами, порожденными «общественным мнением».

Например, такой миф: «Спиннинг снасть спортивная и всюду разрешенная, а сеть – браконьерская и запрещенная повсеместно». И убежденные в правдивости этого мифа рыболовы срываются на крик, доказывая инспектору рыбоохраны: они, дескать, ловили всего лишь спиннингом, а во-о-он за тем кустиком стоит сеть, ее хозяина и штрафуйте! Но протокол составляется именно на незадачливых спиннингистов, потому что к сети привязана бирка с фамилией владельца и номером именного разрешения, а спиннингом ловить в период посленерестового жора щуки в большинстве регионов нельзя…

О рыболовных ловушках распространены два типа мифов, весьма противоречащих друг другу. Одни рыболовы (в основном городские) свято убеждены, что любая мережа или верша – орудие браконьерское, и всякий, кто применяет их, – браконьер. Напротив, сельский житель, забрасывающий вершу в пруд на окраине своего села, очень удивится, если его назовут браконьером… Кто прав? Сейчас разберемся.

Начнем с того, что снастей, браконьерских по определению, в природе не существует. Все зависит от того, к каким снастям – запрещенным или нет – относят удочку, сеть, спиннинг или мережу правила рыболовства, действующие в данный момент в данном месте. Точно так же, кстати, нет и спортивных по определению снастей: в США, например, проводятся вполне официальные спортивные соревнования по багрению рыбы (веслоноса, питающегося планктоном и практически не попадающегося на наживленный крючок). В Финляндии спортсмены соревнуются в охоте с острогой… Российские же правила применять такой спортинвентарь запрещают категорически не только спортсменом, но и простым любителям.

К рыболовным ловушкам российские правила рыболовства, установленные разными бассейновыми управлениями, относятся тоже по-разному. В одних регионах (Западная Сибирь, европейский Север страны) ловушками может ловить любой желающий, без разрешений и лицензий (соблюдая, естественно, сезонные запреты, установленные размеры снастей, нормы вылова и т. д.). Обычно «бесплатные» ловушки в таких областях отличаются скромными размерами, за право ловить более уловистой снастью приходится доплачивать. Например, Северное бассейновое управление разрешает бесплатно ловить ловушками с общей длиной крыльев 3 м, а по платной лицензии – 10 м, разница существенная.

В других местах (Дальний Восток, например) применение ловушек ограничено, для любой ловли ими необходимо разовое именное разрешение либо лицензия.

Наконец, в третьей группе регионов (это центральные, самые густонаселенные области, края и республики) ловушки запрещены.

Третий случай наиболее интересен. Получается, что дедушка, закидывающий в своей деревне (где-нибудь во Владимирской области) вершу в пруд с карасями – злостный браконьер?

Не совсем так. В преамбуле либо основных положениях всех без исключения правил рыболовства, принятых после 2004 года, указана область их применения: водоемы данного региона, имеющие рыбохозяйственное значение.

Имеет ли рыбохозяйственное значение заросший ряской прудик на околице села Красная Горбатка Ковровского района Владимирской области? Вопрос интересный.

Исходя из размеров прудика, размеров обитающих в нем карасей с ротанами и банальной житейской логики – никакого рыбохозяйственного значения нет, не было и не предвидится.

Но логика и творчество российских законодателей весьма далеки друг от друга… Закон (Водный кодекс РФ в редакции 2007 года) отвечает на наш вопрос следующим образом: если упомянутый прудик внесен в соответствующий реестр Отделом водных ресурсов по Владимирской области Волжско-Каспийского водного бассейнового управления, – значит, рыбохозяйственное значение имеет и действие правил рыболовства на водоем распространяется, даже если в нем плавают лишь два с половиной ротана, даже если пруд напрочь вытравлен сточными водами, даже если давно высох… Ну а если не внесен – рыбнадзору на его берегах делать нечего.

Можно успокоить дедулю с вершей – на практике деревенские прудики в реестры Отделов водных ресурсов никогда не попадут. Даже многие небольшие озера – замкнутые, бессточные – туда не попадают…

Иное дело, что пруды и обводненные карьеры могут находится в собственности муниципальных образований, юридических и физических лиц. Могут – но находятся далеко не все, а в основном пруды и карьеры, используемые для разведения рыбы.

Дело в том, что владение землей, на которой расположен пруд или карьер, не дает автоматически право собственности заодно и на водоем. Владение землей и расположенным на ней водоемом регулируется разными кодексами (Земельным и Водным соответственно) и право собственности регистрируется в разных учреждениях. И чаще всего безымянные малорыбные пруды, не нанесенные на карты, с юридической точки зрения вообще не существуют – не числятся в реестре ни Федерального агентства водных ресурсов, ни Федерального агентства по управлению федеральным имуществом…

Дедушке с вершей на все эти юридические тонкости наплевать. Он проверяет свою вершу ранним утром, без свидетелей, и жарит в сметане пойманных карасей. Не нарушая при этом ни одного закона или подзаконного акта.

С прудами разобрались. Но если, например, дедушке надоели жареные караси, захотелось щучьих котлет, – и он поставил весной ту же самую вершу в протекающий мимо деревни ручей? Казалось бы, прудик или ручеек, разница невелика, все равно на карте не найти ни того, ни другого водоема.

Разница есть, и дедушка рискует схлопотать изрядный штраф. Реки – все, по определению – находятся в федеральной собственности, со всеми своими притоками, включая самые крошечные речки и безымянные ручейки. И попадают под действие рыболовных правил.

Короче говоря, чтобы ловить на реках и даже ручьях в центральных регионах, необходимо запастись разрешением. Но как же его получить, если в правилах черным по белому написано: «запрещена ловля ловушками всех видов»?

Ну, вот в такой стране мы живем… В правилах – запрет на ловушки всех видов, а в районной инспекции – продажа лицензий на ловлю мережами. Органам местной власти даны достаточные права для коррекции требований правил применительно к условиям данного района. Выдаются лицензии на ловлю в целях биологической мелиорации – например, для уменьшения поголовья щук и других хищников в водоемах, куда запускают или планируют запустить молодь ценных пород рыб. Можно получить разрешение на ловлю на отшнуровавшихся водоемах (т. е. на пересыхающих в летнюю жару пойменных заливных озерах – все равно зашедшая в них весной рыба обречена погибнуть или быть пойманной).

Решения о выделяемом числе путевок, лицензий и разрешений на ловлю сетями и ловушками обычно принимают (исходя из величины рыбных запасов) власти районного уровня в конце зимы или начале весны – т. е. перед началом массового весеннего хода рыбы. А выкупить их, кроме районных инспекций, можно в районных ОоиР (членам общества), и прямо на местах, у участковых инспекторов. Затягивать с получением разрешения не стоит, если цены не завинчены, то разбирают их достаточно быстро. Впрочем, не все и не всегда, и не только в высоких ценах дело. Многие рыболовы никогда не пробовали получить разрешение, заранее решив, что слишком уж это затратное и хлопотное дело, – лучше рискнуть, получше спрятать ловушку в укромном месте, не связываясь с разрешительными бумажками.

Совершенно ошибочный подход.

Рассмотрим на конкретном примере. В Архангельской области месячная путевка на ловлю мережей в весенне-нерестовый период обходится в 50 рублей (в другое время года можно ловить бесплатно). Правда, этой суммой затраты не исчерпываются – надо еще внести в сберкассу пошлину за пользование водными биоресурсами, целых 4 рубля.

А что грозит за незаконный лов той же мережей? Это зависит от улова. Если ловить щуку (а именно ее чаще всего ловят весной мережами), то за каждого угодившего в ловушку самца-молошника, хоть он с карандаш размером – 250 рублей штрафа. За самку-икрянку вдвое больше – 500 рублей.

Но 50 рублей за месячное разрешение – очень мало, далеко не везде ловля ловушками обходится так баснословно дешево. Рассмотрим другой пример: Томская область, лицензионный лов стерляди. Право ловить в течение месяца двумя ловушками (с суммарным уловом не более 100 рыб) обойдется в 4619 рублей.

Деньги немалые, но ведь и стерлядь ценится куда дороже щуки, в том числе и при начислении штрафа. 420 рублей за незаконно выловленного самца, за икряную самку вдвое больше – 840 рублей. И это еще не все – икра осетровых рыб, в том числе стерляди, оценивается по отдельной таксе: 5000 рублей за каждый килограмм. Пара икряных самок обойдется пойманному нарушителю куда дороже, чем лицензия на месячную ловлю – причем законную и спокойную ловлю, без шараханья от каждой тени и каждого шороха…

Вывод прост: ловить по правилам ВЫГОДНЕЕ, чем нарушать их.

Удачи на водоемах!