Вода. Рыба. Рыболовы.

Вода. Рыба. Рыболовы.

ЗАЧЕМ ЧЕЛОВЕК БЕРЕТ В РУКИ УДОЧКУ!

Сырой, зябкий денек поздней осени промелькнул как-то незаметно. Густые сумерки рано окутали озеро. Хочешь не хочешь — надо уходить. И мы со случайным попутчиком подались в поселок на автобусную остановку. Шли не спеша, неохотно — знали, что автобус придется ждать часа полтора. Тягостное дело. Утешало только то, что укрыться от сырого ветра можно будет в коридоре колхозного клуба.

И вот сидим.

— Вы что-нибудь поймали?

— Ничегошеньки. А вы?

— Даже поклевки не было… — И, помолчав, мой спутник добавил: — Зато мы хорошо отдохнули, подышали свежим воздухом…

— Ну, конечно. А скажите, если бы вы сегодня остались дома и жена вдруг предложила: «Оденься, дорогой, потеплее и пойди посиди там, в коридоре или во дворе, подыши свежим воздухом, отдохни». Пошли бы?

— Что вы, с какой стати?

— А с какой стати вы сидите в этом коридоре, за десятки километров от дома?

— Э, тут другое дело…

Я с ним согласен. Но непосвященные вряд ли нас понимают.

…Одна из сотрудниц нашего учреждения, живая черноглазая женщина, после выходного каждый раз интересуется:

— Опять, небось, пропадали на реке?

— Конечно, а то где же еще, — в тон отвечаю ей.

— И как улов? — допытывается она.

— Подлещик, две хорошие плотвы…

— И это за весь день? Просидеть целый день из-за трех рыбок?!

— В следующий раз, может, повезет, — отшучиваюсь я, не распространяясь о другом «улове».

Я знаю, в представлении практичной собеседницы рыбалка — это обязательно рыба. Впрочем, таково убеждение почти всех, кто никогда не брал в руки удочки. А между тем есть в рыбалке гораздо более притягательная сила.

…Однажды мы вышли в залив удить окуня. С нами была знакомая, которой давно хотелось понять все прелести рыбалки. Мы наладили ей снасть, наживили крючок. Размахнувшись удилищем как кнутом, она лихо забросила насадку. Оглянулась на нас:

— А дальше что?

— А дальше надо смотреть на поплавок: как только он утонет — вот так подсечь…

И каждый занялся своей снастью. Вдруг:

— Рыба, у меня рыба!.. — Мы видим, что женщина, кинув удилище в лодку, поспешно перебирает леску руками и поднимает над бортом трепещущего окуня.

Глаза ее светились, лицо раскраснелось… Сколько потом еще было восторженных возгласов, сколько рассказов!

Запомнилась мне и такая встреча.

Морозным зимним днем мы с компанией отправились в залив на подледное блеснение. Километрах в семи от берега мое внимание привлек как-то странно шагавший впереди человек. Неужели на протезе? Не верилось, но это было так. Когда же он вышел на лед, чтобы столько пройти? И как же сильна страсть, позвавшая в такой нелегкий для него путь!

…Перебирая в памяти подобные случаи, я пытаюсь ответить себе на вопрос: зачем человек берет в руки удочку? И что же такое рыбалка — отдых, спорт, легкое увлечение или страсть, болезнь или лекарство? И прихожу к выводу, что трудно ответить однозначно, ибо рыбалка счастливо соединяет в себе слишком многое. Именно счастливо — такой это волшебный, изумительный сплав.

Конечно, цель любой поездки рыболова на реку, озеро, залив, его «голубая мечта» — поймать рыбу. Но, согласитесь, никакая рыба не может заменить тех удовольствий, которые дает человеку общение с природой. И уж конечно, где еще испытаешь такие захватывающие чувства, как увлеченность, ожидание, азарт!

Могут возразить: чтобы общаться с природой, можно, мол, обойтись и без удочки: выехал в поле, на реку и, пожалуйста, любуйся красотами. Но берусь утверждать, что такое восприятие природы не оставит ярких впечатлений. Почему? Да потому, что оно пассивно, бесцельно. Сидя где-нибудь на лужайке или на пляже, вы, право же, не задумаетесь над явлениями природы, не дадите себе труда понять их. И здесь вы будете наверняка оставаться во власти своих повседневных забот. Какое вам будет дело до того, упала вода в реке или поднялась, тянет южный или восточный ветер, высокое атмосферное давление или низкое, как ведет сегодня себя та или иная рыба.

Да и не во всякую погоду вам захочется выбраться в лес, поле, поскольку вы убеждены, что осенью, зимой пребывание там доставит вам мало радости.

Есть люди с угасшим чувством поэтического восприятия. Они смотрят на все вокруг, как на вещи повседневного домашнего обихода: река — ну и река, день — так день, вода — что ж, она и есть вода. А что река плавная, тихая, красивая, ласковая, а день звонкий, хрустальный или серый, приглушенный, вода неугомонная или сонная — им все едино. Однако замечено, что даже у таких людей, когда они волею каких-то обстоятельств оказываются с удочкой на берегу реки, вырывается восторженное: «Ах, как хорошо!» В самом деле, разве не праздник для души — увидеть, например, как рядом с поплавком на темной глади воды, подернутой легкой дымкой, раскрывает лепестки белая лилия?..

Иногда можно услышать, что рыбалка — это своего рода болезнь. Что ж, если увлечение настолько завладело человеком, то, как говорится, дай бог такую болезнь каждому и избави его от всех остальных. Скорее же всего рыбалка-лекарство, ибо я не знаю более чудодейственного средства, которое бы так снимало напряжение трудовых будней, заряжало организм новыми жизненными силами, отключало, хотя бы на небольшое время, от повседневных забот и переживаний. Достаточно забросить удочку или отправиться по берегу реки со спиннингом — и все отступит. Здесь будете только вы, река, темная дубрава вдали и высокое небо над головой, как крыша гигантской кислородной палатки.

Мы, калининградцы, прямо-таки счастливцы. Такой широкий выбор водоемов и рыб, такие возможности для рыбалки, как у нас, есть не везде. Речушки, озера, реки, заливы. И все это буквально под боком. Немного у вас времени — прихватите удочку и отправляйтесь на озеро или речку в городе или за городом. Располагаете днем — можете выехать на водоем за полсотни километров. А когда настанет отпуск — езжайте на озеро Виштынецкое, на Шешупу, на заливы, тем более, что почти у всех этих водоемов имеются туристские базы, рыболовно-охотничьи домики, являющиеся своеобразными гостиницами.

Может быть, книга, которую я осмеливаюсь предложить читателю, в какой-то мере поможет людям, увлекающимся рыбной ловлей, не только в постижении некоторых рыболовных «секретов», но и в познании изумительной природы нашего края.

* * *

В водоемах Калининградской области обитает 58 видов и подвидов рыб и рыбообразных, относящихся к 19 семействам.

Самым многочисленным по количеству видов является семейство карповых (22 вида, или 38 процентов всего видового состава). Не исключено, что количество видов может увеличиваться благодаря заходу некоторых морских рыб, единично появляющихся в прибрежной морской зоне.

Всех рыбообразных и рыб можно разделить на морских и пресноводных. К морским относятся салака, шпроты (килька), четырехрогий бычок, речная камбала, треска, игла-рыба, игла-рыба змеевидная, малая песчанка, пинагор; к пресноводным — европейская ручьевая минога, стерлядь, форель, европейская ряпушка, хариус, снеток, плотва, елец, голавль, язь, гольян, красноперка, жерех, овсянка (верховка), линь, подуст, пескарь, усач, уклея, быстрянка, густера, лещ, синец, чехонь, горчак, карась, сазан, голец, вьюн, щиповка, сом, щука, судак, окунь, ерш, бычок-подкаменщик, девятииглая колюшка, трехиглая колюшка, налим.

Полупроходные рыбы, поднимающиеся из морского водоема для размножения в низовья рек, представлены следующими видами: морская минога, сельдь-финта, корюшка, а типичные проходные, идущие для размножения высоко вверх по рекам, — речная минога, балтийский осетр, лосось, кумжа, таймень, сиг, рыбец (сырть), речной угорь.

Таким образом, в водах Калининградской области 15,5 процента общего количества видов рыбообразных и рыб — морские, 67,3 процента — пресноводные, 17,2 процента — полупроходные и проходные. В Куршском заливе — 42 вида, в Вислинском — около 40.

«Калининградская Область. Очерки Природы».

* * *

Реки Калининградской области принадлежат в основном к бассейнам Немана и Преголи, ряд малых рек впадает непосредственно в Балтийское море и его заливы. Всего на территории области насчитывается 4610 рек, речек и ручьев, включая сюда и мелиорационные водотоки.

Густота речной сети в области составляет около одного километра на квадратный километр площади. Столь значительная густота сети обусловлена расположением Калининградской области в зоне избыточного увлажнения.

…Реки Калининградской области имеют смешанное питание — снеговое и дождевое. Водный режим рек — паводкового типа, с весенним половодьем, летними и зимними паводками. В соответствии с условиями питания в годовом ходе стока выделяются следующие основные фазы. Весеннее половодье вызывается стоком талых снеговых вод при сравнительно слабой проницаемости почво-грунтов вследствие увлажнения почвы осенью и оттаивания ее весной. Сравнительно низкие расходы воды летней межени обеспечены подземным питанием и некоторым регулированием стока озерами в верховьях речных бассейнов. Межень прерывается прохождением интенсивных паводков, вызываемых ливневыми дождями. Осенью из-за обложных дождей происходит плавное увеличение расходов и повышение уровней, что приводит к продолжительному паводку. Зима характеризуется прохождением высоких паводков во время резких и продолжительных оттепелей; при этом их высота часто превышает весеннее половодье.

Из 700 миллиметров атмосферных осадков, выпадающих в Калининградской области за год, на долю речного стока приходится 180–240 миллиметров, то есть коэффициент стока составляет около 30 процентов.

«Калининградская Область. Очерки Природы».

ТЕЧЕТ РЕКА ПРЕГОЛЯ.

Тихая Преголя — река сугубо областная. Образуется она у города Черняховска от слияния Инструча, берущего свое начало на северо-востоке области, в Краснознаменском районе, и Анграпы с ее правым притоком Писсой. Питается в основном водами Мазурского поозерья. Их в Преголю, кроме Красной и Анграпы, несут также река Лава и впадающие в нее Бородинка и Путиловка, Мазурский канал. По величине Преголя — вторая река области. Будучи связанной через Дейму с Куршским и непосредственно — с Калининградским заливами, богата самой разнообразной рыбой. Здесь много хороших, удобных мест для рыбалки, красивых, поэтичных уголков для отдыха. Преголя течет от Черняховска с востока на запад по широкой долине. Длина реки — 123 километра.

Однажды мне пришлось проплыть на лодке из Калининграда в Гвардейск. В нижней части Преголи, там, где ее рукава образуют в пойме заболоченный, вытянутый десятка на полтора километров остров, на заросших камышом труднодоступных берегах никого не было видно. Но уже где-то за поселком Рыбным на всем пути, то справа, то слева, с берегов над водой свисали удочки, а в прохладной тени кустов сидели рыболовы, видимо, каждый на своем излюбленном месте.

Вот и мы с другом знаем на Преголе такой берег, который понравится хоть кому, не может не понравиться!

Придя однажды летом в канун выходного ко мне на работу, Сергей попросил лист бумаги и молча стал рисовать какую-то схему. Потом подал лист мне:

— Разберешь?

Внизу — участок извилистой дороги. В двух местах по обеим ее сторонам прямоугольники, под ними надписи: «Тумановка», «Пруды». Чуть повыше — косая линия железной дороги. Еще выше — обозначение какого-то забора, а за ним — плавно изгибающаяся лента реки.

— Ты бывал когда-нибудь в Тумановке?

— Нет, не приходилось…

— Тоже мне, рыболов! Это же всего в четырех километрах от Озерков по дороге на Гвардейск. И знаешь, какие места для рыбалки! Рядом протекает Преголя, она делает здесь две излучины. В долине еще есть три залива-озера. А главное — берега здесь высокие, сухие, река глубокая.

Берега сухие… Ну тогда все понятно. Мой друг — заядлый доночник. А для такого способа ловли хороший берег — далеко не последнее дело.

Место это действительно меня поразило. Представьте возвышенность, амфитеатром спускающуюся в широкую зеленую долину. Реки почти не видно, она лишь угадывается по дуговым очертаниям берега. Прямо за рекой, на холме, в зелени рыжеют черепичные крыши поселка. Спереди и справа задумчивые островки леса, замыкающие перспективу реки. Но влево она открыта далеко-далеко, едва ли не до самого Калининграда.

Перебравшись на правый берег, я увидел и на левом берегу не менее живописную панораму. За долиной местность полого тянется к высокому гребню, по которому то и дело бегут поезда, рассыпая вокруг торопливую скороговорку, мелькая ночью желтыми прямоугольниками окон.

Так было здесь хорошо, привольно, что некоторое время мы кроме Тумановки никаких других мест не признавали.

* * *

Переход от зимней рыбалки к весенней у нас в области бывает весьма непродолжительным. Да и год на год не приходится. Как-то я еще 7 апреля со льда ловил в Куршском заливе плотву. А случалось начинать на реке весеннюю рыбалку и в марте.

Унесет вода лед, войдет в берега, — и путь на Преголю открыт. Собственно, у Тумановки даже в сильное половодье река берега не заливает, она лишь отрезает к ним путь, прорываясь в прилегающую низину.

Конец марта. Ночью прошел теплый-теплый дождь, после которого ярко зазеленела травка. И дождь, и травка ударили по чутким струнам души рыболовов, позвали в дорогу. В первое же воскресенье мы спешим в Тумановку.

Тепло. Море ослепляющего света. Высокие редкие облака. Острая, пьянящая свежесть. В ложбинах еще поблескивает не успевшая сойти вода. С проселка стремительные потоки местами снесли на луг песок, обнажили настил из хвороста. Река почти вровень с самыми высокими берегами. Вода глинисто-мутная, стремительная.

Разматываем снасти: Сергей свои донки, я удочки. Другу не нужно долго мудрить — насадил червяков, бултыхнул свои тяжеленные грузила подальше в реку — и готово. А мне, чтобы сильное течение не поднимало насадку, пришлось переоснащать удочки. Кроме обычных легких грузиков, в 30 сантиметрах от них я подвесил на поводке тяжелое плоское грузило, которое и удерживало насадку на глубине — она свободно ходила у дна, влекомая силой струи. Но течение дугой натягивало леску, поплавок зарывался в воду. Леску пришлось удерживать кончиком удилища, придав ему нужный угол рогульками.

Через какое-то время кончик удочки сильно задергался. Такое, оказалось, вытворяла крупная, толстая плотва. Вслед за первой клюнула еще одна.

Рыболовы, удившие поблизости, сбежались поглядеть на мой улов, — ни у кого не клюет, а тут… Что, как, на что? Пожалуйста, смотрите, пробуйте ловить так же.

Поймал я еще подлещика и окуня. Немного, конечно, но совсем неплохо для начала. А у Сергея ничегошеньки, если не считать ерша и плотвички, которых он выпустил обратно в реку. Имеет ли это какое-нибудь объяснение? Думаю, что имеет. В большую воду рыба держится у берега, здесь ей не приходится преодолевать столь сильное течение, как посредине реки. Да и больше здесь вероятности найти пищу — вымытых водой червячков, личинок.

После потепления наступило резкое похолодание, как это нередко бывает у нас в области. Температура упала до минус четырех. Земля снова замерзла. Повалил снег. Разыгралась метель. Все это несколько остудило наш пыл. Но как вернулось тепло, мы опять были на Преголе. На этот раз добрались до ее берега не без труда. После таяния обильно выпавшего снега река вздулась, переполнила близлежащие озера и устремилась оттуда в ложбины. По проселочной дороге нам пришлось идти, подняв голенища резиновых сапог.

Остановились на хорошо знакомых нам местах, но не спешили снимать рюкзаки, разматывать удочки. У наших ног плескалась, бурлила мутная вода — что можно в ней поймать? Потихоньку настроили снасти. Справа от меня вдоль берега выстроились четыре палочки, с которых свисают удлиненные рогульки. От них в воду протянулись лески с подвешенными колокольчиками. Это донки моего друга.

Подобная «стационарная» рыбалка меня не особенно прельщает: ну что, в самом деле, тут хорошего — сидеть, как привязанному, у этих палочек и ждать, пока рыба случайно наткнется на твою насадку? Если я ловлю поплавочной удочкой, то хотя бы приблизительно знаю, на что рассчитывать. А тут поди угадай, кто попадется — плотва или лещ, угорь или окунь, щука или налим?

А поклевки?! Вся соль, вся прелесть рыбалки, можно сказать, в том, чтобы сделать подсечку именно в тот момент, когда рыба берет насадку, — ты настороженно, с предельным вниманием ждешь этого момента, ждешь, когда поплавок шевельнется хотя бы чуть-чуть. А тут о «чуть-чуть» не может быть и речи. Хоть и заметишь поклевку, но пока добежишь, чтобы сделать подсечку, рыба может уйти.

Так считаю я. А вот для Сергея нет лучшего способа, чем ловля на донную удочку.

— Мое дело — предложить рыбе насадку. Если она захочет, то заглотит ее как следует. А чтобы я дрожал над поплавком — ни за что! И знаешь, как приятно услышать: дзинь, дзинь, дзинь…

И что же? Нашлась в тот день рыба, которая выступила серьезным аргументом в нашем споре на стороне моего друга. То был… прожора-налим. Он так усердно заглатывал выползков и так свирепо раскачивал колокольчики, что тревожиться особенно не приходилось. Одну мою донку, когда я зазевался, налим даже протащил вдоль берега.

— Ну, а я что тебе говорил! — торжествовал Сергей. — Когда рыба берет на донку — берет она что надо…

В моем улове оказались еще и два рака, которые, как прищепками, ухватились своими клешнями за леску одной из донок.

Сергей, увидев их, сказал:

— Коль раки пошли, быть теплу.

И правда, день к вечеру распогодился, засверкало солнце, и даже стало душновато.

Так мы узнали, какая рыба клюет в мутной весенней воде. С этого дня я чуть было не стал заядлым доночником.

Уже пора спешить на автобус, а я все сматываю лески своих донок на рогульки.

— Ну что ты там все копаешься?.. — подгоняет меня друг.

Процедуры с донками: смотать лески, отцепить грузила, упрятать крючки, снять колокольчики, — действительно занимают уйму времени. К концу рыбалки у меня ныли от боли пальцы — так стиралась на них кожа лесками от этого разматывания, сматывания и забрасывания донок.

— Куда годится такая снасть, которая доставляет рыболову одни мучения да к тому же отнимает у него столько времени? — ворчу я. Но я знаю, что настоящий поклонник донной удочки в общем-то не испытывает этих неудобств.

Можно оснастить донную удочку, например, так. Возьмите ровную палочку сухого орешника (а еще лучше, бамбуковую) длиною 80 сантиметров — метр. Аккуратно очистите от коры. Наденьте на верхнюю часть палочки три резиновых колечка — под них вы будете прятать жала крючков. С двух сторон примотайте крючки из медной или алюминиевой проволоки — в этом случае леска при натяжении, которого все же трудно избежать, не искривит палочку. На вершинку палочки наденьте резиновую трубочку, которая будет удерживать леску и служить своеобразным кивком-амортизатором (рис. 1). Расположенные на расстоянии 50 сантиметров крючки позволяют быстро сматывать и разматывать леску. Один моток — метр. Немаловажно это и для сохранности лески — меньше изгибов.

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 1. Удильник для донной удочки.

Важной рабочей частью донки является грузило. Каким оно должно быть по форме и весу? Это зависит от многих условий: скорости течения, дальности заброса, характера дна и берега. В магазинах продаются металлические грузила в виде усеченной пирамиды, вытянутого конуса. Но для реки, думается, более практичны свинцовые грузила, отлитые в чайной или столовой ложке. Будучи с одной стороны плоскими, они плотно прилегают к грунту и не сносятся течением. Прикрепляется такое грузило накидной петлей. Чтобы тонкая леска не оборвалась, на конец донки следует ставить утолщенную леску (диаметром 0,6–0,7 миллиметров) и к ней привязывать поводки. Леску и поводки неплохо окрасить в коричневый или серый цвет, чтобы они не выделялись на дне озера, реки. Привязывать поводки можно накидной петлей или двойным глухим узлом.

Такая донка — не чета простой рогульке. Она компактна, удобна для перевозки. Но все-таки у нее есть существенный недостаток — она плохо реагирует на прикосновение рыбы к насадке, поклевка заметна лишь, если взяла крупная и не очень осторожная рыба.

Однако можно сделать донную удочку и более чуткой. Для этого ее надо оснастить скользящим грузилом (рис. 2). Тут уж самая осторожная поклевка не останется незамеченной. А чтобы сделать продольное отверстие в грузиле, нужно перед его отливкой вдоль ложки закрепить иголку или стальную проволочку, слегка смазав ее жиром.

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 2. Скользящее грузило для донной удочки.

И вот вы пришли на реку, смотали леску на нужную вам длину, присоединили грузило, наживили крючки, воткнули удильник в землю. Размахнулись и плавно послали грузило, чтобы оно как можно тише легло в воду. Затем выбрали конец и закрепили его трубочкой-резинкой. Осталось последнее — прикрепить к леске колокольчик или какой-либо заметный предмет, который будет давать вам сигнал о поклевке.

У колокольчика в верхней части имеется язычок с дырочкой, через которую с помощью накидной петли его привязывают к леске. Такое крепление не совсем удобно — длина лесы при забросе меняется, значит, каждый раз нужно передвигать и колокольчик, так как он может оказаться слишком далеко или слишком близко от удильника. Чтобы колокольчик после каждого заброса оставался на своем месте и не мешал при подсечке и вываживании рыбы, нужно на его металлический язычок насадить деревянную колодочку, с помощью которой колокольчик можно навешивать на леску или подвешивать к ней (рис. 3). Колодочку обматывают в сильном натяжении капроновой нитью, затем набивают на заостренный напильником язычок, прожигают в ней раскаленной иглой дырочку так, чтобы она совпала с дырочкой язычка. В эту дырочку надо плотно забить деревянный штырек — теперь колодочка будет прикреплена надежно. К верхнему концу колодочки капроновой нитью плотно приматывается изогнутая в виде канцелярской скрепки стальная проволочка, которая и будет удерживать колокольчик на леске.

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 3. Оснащение колокольчика деревянной колодочкой с проволочкой для подвешивания на леску.

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 4. Способ подвешивания колокольчика с деревянной колодочкой взажим.

Можно подвешивать колокольчик к леске, слегка зажимая ее в разрез колодочки. Пожалуй, такое крепление — самое удобное. При подсечке леска легко освобождается. Чтобы колокольчик не потерялся, его следует привязать ниткой к палочке-удильнику (рис. 4). Подберите к своим удочкам разные по звуку колокольчики, и вы легко будете ориентироваться, на какой донке клюет.

Но не везде можно воспользоваться такой донной удочкой.

…Как-то весенним днем мне довелось побывать в Ленинграде на стрелке Васильевского острова. На гранитной набережной стояли рыболовы. Каких только донных удочек и приспособлений я там не увидел!

Рыболову не всегда приходится забрасывать донку с мягкого берега, в который можно воткнуть палочку, прутик или удильник. На гранитной, каменной набережной или бетонном пирсе в качестве донки нужно что-то другое. На выручку приходит спиннинг. Оснащенный вместо блесны грузилом и двумя-тремя поводками, он может служить поистине универсальной донкой. С любого берега и с лодки спиннингом можно легче и дальше забросить насадку. Им удобнее вываживать рыбу. И сматывается донка быстрее.

Придумали дотошные рыболовы к спиннингу и постоянный, неснимаемый сигнализатор поклевок. Использовали для этого белый ролик от электропроводки. Ролик привязывают к удилищу, а леску пропускают через его отверстие (рис. 5).

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 5. Ролик-сигнализатор для донки, заброшенной спиннингом.

С железного пирса на Рыбачьем острове у Балтийска лещей ловят только такими донками. Используют здесь в качестве сигнализатора также шары из пенопласта, подвешиваемые на леску с помощью крючка.

Широкое распространение при ловле окуня в заливах получила у нас ходовая донка. Забросив с лодки грузило и два-три поводка с крючками, насаженными выползками, рыболов не спеша делает подмотку — грузило и один крючок волочатся по дну, один-два крючка — у дна. Движущаяся насадка соблазнительна для хищной рыбы.

Ходовую донку лучше оснащать конусным грузилом — это предотвратит зацепы в камнях и ракушках.

Ездить на Преголю у Тумановки можно с апреля и вплоть до ноября. Но лучшие месяцы для рыбалки здесь май, июль, август. Места столь благословенны для рыболова, что однажды во время отпуска мы решили провести здесь несколько майских дней.

Прибыв в этот долгожданный зеленый рай, скидываем тяжеленные рюкзаки, присаживаемся на берегу и долго молча сидим, мечтательно созерцая все вокруг. Теплынь. Тихо. На реке ни морщинки. Вокруг желтоватая, робкая зелень. Слышатся птичьи трели в ближней рощице…

Так мы сюда торопились, так не терпелось нам забросить свои донки… и вот идут минуты, а мы сидим, плененные весенней красотой, и до рыбалки нам как будто и дела никакого нет.

— Так будем устанавливать контакт с рыбой или как?..

— Надо бы…

Сергей начинает хозяйничать на берегу у белого перевального знака, а я немного левее.

Потом ставим палатку, собираем сушняк для костра. И все время прислушиваемся, не зазвенит ли колокольчик. У обоих от всего этого состояние блаженства: с каким сожалением приходится обычно рыболову расставаться с вечерней зарей, прерывать неповторимые мгновения, потому что надо успеть на автобус или поезд. А тут — вы подумайте! — так много времени впереди. Солнцу еще долго катиться до горизонта. Но когда оно сядет за лес и даже спрячется совсем, нам не нужно будет покидать этот берег. Угаснет свет, повеет прохладой. Запылает костер, мы повесим над ним котелок и будем о чем-то неторопливо толковать, а может, вглядываясь в таинственную темноту, слушать, как заливаются соловьи…

…Потух костер. Замолкли соловьи. Глубокая ночь погасила все звуки. Впрочем, что это там так хлюпает у берега? Прихватываем фонарик, идем к реке.

Луч света упирается в колеблющийся в воде кустик травы, откуда метнулась длинная тень. Да это же разбойничает щука!

Улеглись мы поздно. И только начал я засыпать, как раздался громкий шепот:

— Ты слышишь?..

Я ровным счетом ничего не слышал, но чуткое ухо моего друга-доночника уловило трель колокольчика. Я был готов, конечно, пулей кинуться к донке. А Сергей еще какую-то минуту прислушивался, надежный ли это звонок, а потом не спеша вылез из палатки и направился к своим донкам. Не утерпел и я — вдруг там сидит огромная щука?

На одной из его донок леска совсем ослабла, повисший почти у земли колокольчик слегка вздрагивал. Нет, Сергей не бросился сразу же делать подсечку, а только через некоторое время, понаблюдав за колокольчиком, начал перебирать дергающуюся леску. В воде под лучом фонарика мелькало что-то длинное, сильно извивающееся.

— Хм-м… угорь! — изумленно произнес Сергей.

Он рывком выкинул его на берег и долго возился, пока сумел снять с крючка. С этой рыбой не так-то просто сладишь.

Об угре мы подумывали, оставляя донки на ночь в реке: знали, что берет угорь именно в это время да еще в сильное ненастье. Но главные наши надежды были все-таки связаны с утренним уловом.

Поднялись мы с рассветом, еще не было и четырех часов. Проверили донки — пусто. В это время к нам подошел рыболов, как выяснилось, из Озерков. Он предполагал, по-видимому, прийти сюда первым и удивился, что его опередили рыболовы из Калининграда.

— Разве там, ближе к городу, нет хороших мест для рыбалки?

В вопросе сквозило скрытое недовольство. Видно, на это место он приходит не впервые.

— Тут лучше всего…

— Да, здесь хорошо клюет. Я тут знаете каких окуней таскал!

— Ну так ловите и сейчас, пожалуйста…

Он размотал свою неказистую удочку, сделал спуск метра полтора, наживил крючок навозником и опустил (именно опустил, а не забросил) насадку в струю у самого берега. Слегка придерживая, чтобы не сильно сносило течением, он провел ее метра три до небольшого изгиба, где река чуть отклонялась влево. И тут пробка-поплавок резко нырнула. Окунь!

Наладился и я таким способом ловить окуней. Попадались прямо-таки отменные горбачи. А Сергей, забравшись на отмель, что-то там мудрил. Потом я догадался, увидев над водой наклонную палку, — он поставил жерлицу на щуку. Сработала жерлица безотказно.

* * *

Всего несколько дней тепла — и все вокруг преобразилось, стало живым, нарядным, радостным. По вечерам, правда, стоит тихая, пасмурная и довольно прохладная погода, но этому веселому миру не страшен уже холод, ничто не остановит триумфального шествия весны.

У каждого из нас за эти дни выработалась своя тактика ловли. Сергей по-прежнему как можно дальше швыряет в реку свои донки — там, мол, рыба менее пуглива. Я ищу рыбу у берега.

Утром, чуть было не поймав щуку, которая соблазнилась червяком, решился на эксперимент — предложил ей живца.

Но щука оставила моего живца без внимания: как я догадывался, течение прижимает рыбку ко дну, а поводок на донке слишком короток, чтобы она могла свободно ходить…

А на озере, что неподалеку, один из рыболовов поймал щуку даже не на жерлицы, а поплавочной удочкой. Длинным удилищем с большим поплавком на леске он забрасывал живца на маленьком тройничке к едва выступившим из воды камышам. Через пять-десять минут, если не было поклевки, шел дальше по берегу, неся ведерко с живцами. Внимательно наблюдал, где гоняется хищница за мелочью, и находил ее таким образом. Чем не оригинальный способ?

Опыт этого удильщика мне запомнился; подвернется случай — пригодится. Но в уме было свое — как ловить щуку в реке?

Через день, который мне потребовался, чтобы перестроить снасть, продолжал экспериментировать. На рогульки поставил удочку с кольцами и катушкой. На конец лески — плоское свинцовое грузило. В 40 сантиметрах от грузила к леске на, карабинчике присоединил поводок длиною 30 сантиметров с тройничком. Спустив с катушки семь метров лески (по глубине реки), насадил на тройник живца и забросил насадку в воду. Когда грузило опустилось на дно, выбрал катушкой слабину. С верхнего кольца леска под тупым углом уходила в воду. Присмотревшись, замечаю, что она чуть вздрагивает, — значит, там, в глубине, ходит живец. Все как надо.

Чуть поодаль таким же образом устанавливаю обыкновенную поплавочную удочку. Только у нее поплавок должен передавать момент поклевки, а не удерживать насадку.

Представляете, что испытал я, когда увидел, как поплавок потащило в воду и дугой изогнулся кончик удилища? Снасть сработала! Да, в разной воде и рыбу ловят по-разному. Как? Это надо разгадать.

Я так увлекся, что не заметил, как испортилась погода. Поднялся ветер, заморосило. С порывами ветра донеслись густые запахи мокрой молодой зелени и нежный аромат черемухи. И я не стал спешить (подумаешь, дождик!), хотелось надышаться этим тонким запахом. Знал я примету: щука начинает хорошо клевать с началом цветения черемухи. И никогда раньше примета так не подтверждалась, как в тот майский день.

* * *

А во второй половине мая, когда отцвела черемуха и стала распускаться сирень, я впервые на Преголе поймал судака. И произошло это совершенно случайно.

Научившись с помощью мормышки «малая дробинка» и очень легкого поплавка ловить здесь же, на месте рыбалки, великолепного живца — уклейку, я как-то забросил ее на донке, рассчитывая на щуку. Но, к моему удивлению, попался на донку судак.

Вообще-то я ловил судаков, но, сколько помню, попадались они при вечерних или утренних сумерках. А чтобы вот так, среди яркого дня — ни разу.

И теперь кроме судака меня уже ничто не интересовало. Раз он тут водится, надо было узнать о нем все: на что, когда и как его ловить. Вновь насаживал уклейку, забрасывал ее донкой в реку. Но судак больше не попадался ни днем, ни вечером.

Из рыболовной литературы мне было известно, что предпочитает судак всем прочим живцам пескаря. Что ж, привез я для него и пескарей. Наловил в одном озерке в Калининграде, где их немало водится. Вместе с пескарями попалось и несколько маленьких рыбок-горчаков, или, как их еще называют, синяков.

И вот оказалось, что прегольский судак предпочел пескарю именно горчака. Возможно, это объясняется тем, что горчак более заметен в воде, чем пескарь.

После нереста рыба очень прожорлива, поэтому в мае судак берет и днем, особенно в дождливую погоду. Попадался судак, как правило, у берегов в ямах на выползка и на кусочки рыбки. В июле и позже ловил я его только ночью и на заре.

* * *

Как только река мне стала более менее знакомой, я решил исследовать близлежащее озеро. Несколько раз уговаривал я друга пойти туда, но он не соглашался.

— Берега там в камышах, к воде не подступиться. Донку не забросишь. А если и забросишь, то не вытащишь, все крючки оборвешь…

— Но ведь можно найти просвет в камышах и ловить удочкой, почему обязательно только донкой?..

Сергей стоял на своем. Его поддерживал и Михаил Павлович, хозяин дома в поселке, где мы иногда ночевали, если ночь обещала быть особенно холодной.

— Дно там илистое, какая там может быть рыбалка?

Я возражал. В озере сейчас наверняка полным-полно рыбы.

— Может, вы и правы, — соглашался Михаил Павлович.

В конце концов я не выдержал и, оставив Сергея на реке, поспешил на озеро.

Размотал две удочки. Крючки одной наживил навозниками — это на леща, а другой, легкой и длинной, опарышем, насаженным на мормышку, — для красноперки. Только забросил насадку в окошко между листьями кувшинок — поплавок сразу же лежа поплыл в сторону. Кто еще может так клевать? Конечно, красноперка! Попались мне тогда здесь и подлещики.

Сколько потом я еще приходил сюда! На реке ни поклевки, а здесь — заберешься в камыши, вымахавшие выше головы, и красноперка, плотва, подлещики могут довольно быстро составить твой улов. А то и парочку лещей вытащишь.

Особенно хорошо в пойменных озерах красноперка берет, как подсказал мне Михаил Павлович, на кузнечика. Только при этом рыболов должен быть осторожным, ничем не выдавать своего присутствия.

В июне, после нереста, клев рыбы, по сравнению с маем сильно ослабевает. Не зря же есть даже такая поговорка: «Июнь — на рыбу плюнь». Однако это относится не ко всякой рыбе в Преголе. И в июне мы с успехом лавливали здесь судака, угря, щуку, плотву.

Помнится, в начале июня, оставив палатку, чуть свет направился я на канал через луг по траве, седой от росы, чтобы поймать живцов для щуки. У самого канала старался ступать неслышно, на пальцах; застыл у куста, забросив из-за него удочку. Матовая вода чуть дымилась. Насадка упала совсем неслышно. Спустя минуты две поплавок сделал несколько осторожных движений, потом замер, и через какое-то мгновение его кончик, чуть-чуть, самую малость, приподнявшись, исчез. Сразу же я почувствовал такие сильные рывки, что мне показалось, это лещ. Но попалась очень крупная плотва. И оказалась она не единственной.

* * *

Почти полночь. И все же светло. Слева, вдали над Калининградом то и дело высвечивались багрово-малиновые купола грозовых облаков. Но мрачная, почти совершенно черная туча прошла южнее. Горизонт на юге еще долго озарялся далекими молниями, а над нами высилось невинно-ласковое небо, упали только редкие дождевые капли. Низко катилась над сумерками, кутаясь по временам в легкие облачка, огромная червонная луна.

Нас трое на берегу: мы с другом да еще один рыболов из поселка — Сергей-железнодорожник, как мы его зовем. Сидим у костра, пьем чай, разговариваем.

— Не пойму, куда девался лещ? Что-то теперь он не очень звонит…

— Лещ рыба строгая, — говорит наш собеседник. — Даже тихо на берегу сидишь, и то она тебя чувствует. А уж если малейший шум, стук — никогда не возьмет. К тому же лещу нужна прикормка…

Он рассказал, как выше по течению, у Прудов, ловят леща на донки, прикармливая его пареной пшеницей. Почему пшеницей? Потому, что она тяжелая, быстро не относится течением. И душистая. Лещ издалека чувствует ее запах. Я уже приготовился услышать что-нибудь вроде:

— Чепуха!.. Когда рыба берет, она берет и без прикормки…

Но на сей раз приятель мой дипломатично промолчал.

Да, летом на реке в поведении рыбы многое переменилось. Воды сильно убавилось, рыба стала осторожной. Отсюда особенности летней рыбалки: рыболову надо вести себя на берегу неслышно, леска должна быть тоньше, крючок поменьше.

Около четырех утра мы тихонечко разошлись по своим местам. Я еще издали приметил, как у одной донки на леске слегка, даже не издавая звука, раскачивается звонок. Оказалось — судак. На лещевых донках я не обнаружил ничего, далее насадки. Долго не мог понять, кто же ее объедает, пока однажды не вытащил на крючке ракушку-перловицу. Много их здесь, у берега, это они ловко засасывают и обгладывают червяков.

Летом на Преголе только зори и приносят удачу, днем же рыбалка малоинтересна и утомительна. Тем более, что в это время по реке часто проходят суда, которые не только распугивают рыбу, но и стягивают, запутывают донки. То и дело приходится перезабрасывать снасть.

Заметно влияют на клев рыбы колебания уровня воды в реке. Сильный устойчивый западный ветер, который особенно чувствуется здесь, в открытой широкой долине, словно плотина подпирает и останавливает течение. Вода прибывает на глазах, переполняет озеро, заливает луга. В жаркие дни средняя и мелкая рыба выходит в залитые травы и там питается. Поэтому клева в реке почти не бывает. Восточный ветер, наоборот, сгоняет воду в залив, течение убыстряется, река мелеет.

Многие калининградцы рыбачат вблизи города на обоих рукавах реки и в самом городе. В последние годы немало сделано для того, чтобы уберечь реку от загрязнения сточными водами предприятий и остатками нефтепродуктов с судов. Поэтому рыба снова появилась в реке в черте города.

Особой популярностью пользуется у многих рыболовов остров Рыбачий у морского канала, куда специально от причала вагонзавода отправляется «Ракета» — теплоход на подводных крыльях. Вода в канале, близко расположенном к морю, чистая. Сюда из залива и моря заходит крупный лещ. Его прикармливают и ловят на донки. По каналу одно за другим идут крупные суда, и волнение воды сносит прикормку, поэтому ее приходится подбрасывать часто. Собственно, этот уголок не ахти какой — камни, песок, вода — и только. Да такой уж народ рыболовы — где есть вода, рыба, там им и хорошо.

* * *

Хотя бы вкратце расскажем и о старшей сестре Преголи — реке Лаве.

…Деревья клином подступили к самой кромке крутого обрыва. А дальше — полукругом простерся широченный плес. Справа от обрыва небольшим узким заливчиком вода упирается в низкий берег, на котором высится густая темная стена леса. Смотришь с обрыва, и глаз не оторвать — такую великолепную, неповторимую картину создало здесь сочетание холмистого рельефа, воды и буйной растительности. Право же, я не знаю другого уголка в нашей области со столь впечатляющей красотою, как это водохранилище на Лаве, расположенное южнее Правдинска. Приятно даже просто побродить по его живописным берегам. Вот почему в канун одного из выходных дней июня мы с друзьями устремились на эти берега. Удочки, спиннинг, разумеется, были прихвачены с собою — какой же рыболов может оставить их дома, отправляясь к воде?!

Впрочем, я не питал каких-либо надежд. Самые жаркие дни июня не очень-то подходящи для рыбалки. Но увидел я на водохранилище полным-полно доночников и поплавочников.

Мои попытки на первой же вечерней зорьке не увенчались успехом. Может быть, потому, что в качестве насадки у меня был лишь навозный червь. С самого раннего утра до восхода солнца вновь сторожу свои два поплавка. Но ни один из них даже не вздрогнет, хотя рыба вокруг так играет, что вода, кажется, кипит от всплесков. По временам раздаются мощные глухие удары, как будто кто-то кидает в воду булыжники. Эх, живца бы! Мне кажется, что гоняется за мелочью щука.

На одной из удочек сменил крючок и насадку — стал ловить на хлебные шарики. И вскоре в садке оказалось вполне достаточно рыбы для хорошей ухи: приличный подлещик, несколько плотвиц.

Вторую удочку, оснастив большим поплавком и тройником с живцом, забросил у коряги. Живец играл великолепно — вот-вот его должна была бы схватить щука.

Но обитала здесь вовсе не щука, а… голавль. Обнаружить это помог мне высокий обрыв. Усевшись на самом его краешке и долго, как зачарованный, глядя на воду, я вдруг увидел на ее ровной глади едва заметные плывущие клином к берегу стрелы, словно от движущегося под водой невидимого кораблика. Когда они приблизились к берегу, я разглядел у самой поверхности воды крупную рыбину. Это и был голавль. Подойдя почти к берегу, он развернулся и исчез, равнодушно пройдя мимо моей удочки с живцом. Плотвичка — лакомство не для голавля.

Щука, голавль, окунь, жерех, угорь, лещ, судак, сом и даже сазан водятся в Лаве. Не правда ли, есть где применить рыболову свое умение, смекалку, испробовать снасть.

Лава — самый крупный и наиболее полноводный приток Преголи. Она принимает массу воды из небольших речек, ручейков, Мазурского канала. Хотя до Правдинска расстояние от Калининграда примерно такое же, что и до залива у Полесска, берега Лавы посещаются немногими. Может быть, потому, что течет Лава в стороне от главных магистралей? А между тем добраться до нее так же несложно, как и до любой другой нашей реки: автобусы, следующие из Калининграда до Правдинска, через Правдинск до Железнодорожного, Ново-Бобруйска, Костромина или из Гвардейска до Правдинска через поселки Знаменск, Дружба, Курортное, расположенные на Лаве, доставят вас на рыбалку за час с небольшим.

КАКАЯ ТЫ, ДЕЙМА? ЧТО В ТВОЕЙ ГЛУБИНЕ?

Можно ли не любить реку, какой бы она ни была? А вот один человек, скривив губы, пренебрежительно говорит:

— Я не люблю Дейму… Берега сырые, не подступишься…

Когда я это слышу, мне обидно… Нет, не за Дейму, а за этого человека, не сумевшего разглядеть ее красоту. Чтобы судить о реке, надо ее изучить, узнать особенности, характер, а может быть, и ее капризы.

Если вы это узнаете и изучите, хотя бы в общем, повадки обитающих в ней рыб, — можно считать, что вы знаете уже очень много из того, что нужно знать рыболову.

Ну так какая же она, Дейма?

В старину она была небольшой речушкой, впадавшей в Куршский залив. Позже ее русло использовали для прокладки судоходного канала, соединившего в 1405 году внутренним водным путем через Преголю оба залива. На канале были построены четыре шлюза. Впоследствии они оказались ненужными, и Дейма приобрела характер самостоятельной реки.

Река берет свое начало, вернее, отделяется от Преголи почти в самом городе Гвардейске и течет в северном направлении. Течет? Да, иногда в Дейме у Гвардейска можно отметить и течение. Но чаще всего вода в ней как будто, стоит. Словно это о ней поется: «Речка движется и не движется…». За окраиной Гвардейска неширокая и ровная, как стрела, она пересекает зеленые луга и уходит к темнеющему на горизонте лесу.

Дейма принимает в себя воды двух-трех незначительных ручьев и каналов. Водонасосные станции периодически сбрасывают через каналы в реку тысячи кубометров воды из мелиоративной сети, и тогда в нижнем течении Дейма напоминает реку в половодье — вода вровень с берегами, желтовато-мутная, с мусором, травой. А течение такое, что к леске вместо грузила привязывай хоть утюг — вода и его унесет.

Дейма — труженица, рабочая река. С ранней весны и до поздней осени снуют по ней самоходные баржи, перевозящие гравий и песок, и катера с рыбой. В большей части реки глубина не превышает пяти метров. Исключение составляют предустьевые участки. Дно местами илистое, глинистое.

Дейму нельзя рассматривать как отдельный водоем, она лишь участок весьма разветвленной водной системы. И рыбы в ней водятся в основном те же, что и в заливах, Преголе, Полесском канале, который был вырыт в 1689–1697 годах для соединения Деймы с Немонинкой, а затем (через Приморский канал и реку Матросовку) с Неманом.

Длина Деймы — 35 километров. И на всем протяжении ее берега доступны рыболову.

К любому месту на реке нетрудно добраться — ежедневно в Полесск и через Полесск по нескольку раз ходят автобусы трех маршрутов: Калининград—Полесск, Калининград—Красное, Калининград—Советск. Вечером идет дизель-поезд Калининград—Советск с остановками в Полесске и поселке Шолохово. Вдоль левобережья Деймы курсирует маршрутный автобус Гвардейск—Заливино (поселок на берегу Куршского залива, недалеко от устья реки! Я уже не говорю о такси, поездка на котором в складчину не намного дороже, чем на автобусе.

Привлекательна Дейма и тем, что на отдельных участках (у Славинска, Изобильного, Речек, Шолохово) она протекает у леса. Здесь она прохладна, спокойна и величава.

Но наш рассказ — об участках реки у автодорожного горбатого моста: около четырех километров вниз, к заливу, и пять километров вверх — до железнодорожного моста. Почему об этих? Да потому, что… Впрочем, узнаете.

С городской площади в Полесске, где останавливаются автобусы, идем по дороге на Заливино — мимо рыбокомбината, водонапорной башни — до самой окраины города, где справа стоит длинный приземистый дом с телевизионными антеннами. У дома сразу же поворачиваем направо, где начинается мокрый, в отдельных местах болотистый луг. За ним виднеется в обрамлении свежей нежной зелени широкая серая лента реки, окутанная легким утренним туманом.

После половодья Дейма уже вошла в свои низкие берега, но, как всегда в конце апреля, едва-едва удерживается в них. Нет, в ботинках весною к этому берегу не подберешься. Нужны резиновые сапоги.

На реке у берегов несколько лодок. Минутку-другую наблюдаем: рыболовы нет-нет да вытаскивают плотву. Разматываем удочки и мы.

Многое приходится учитывать перед выездом на рыбалку. Но, пожалуй, главное — особенности места, водоема, на который собираешься. Я слышал, что в Дейме ловятся лещи. А лещ берет со дна — значит, ловить его надо на донки. А донки на этом участке реки не везде применишь, так как вдоль берега идет широкая, до пяти метров, полоса мелководья. Глубина начинается вертикальным обрывом, — по-видимому, стенкой вырытого в старину канала. Когда тянешь донку, крючки цепляются за края обрыва, за водоросли на мелководье. Если они и уцелеют, насадка все равно стаскивается.

Лишь в отдельных местах в направлении от моста к устью есть на Дейме пологие спуски на глубину, где можно применять донную удочку с берега. А вот правый берег реки, параллельный идущей вблизи шоссейной дороге от Полесска до поселка Шолохово, очень удобен для доночников.

Там же, где донки непригодны, можно ловить поплавочной удочкой. Но как я убедился на собственном опыте, есть здесь свои секреты.

Нужно длинное, не менее шести метров, удилище, которым можно было бы забросить насадку за полосу мелководья на глубину, где вдоль обрыва косяками идет плотва, проходят красноперка, лещ. Удилище должно быть легким, так как его все время приходится держать на весу. И непременное требование — прочность и гибкость всех колен, надежность их соединения тщательно подогнанными трубками, чтобы все удилище чувствовалось как единое целое.

Очень приятно вываживать такой удочкой рыбу. Плотва засечется — мягко, без рывков поднимаешь ее на поверхность, а затем осторожно подводишь трепещущую в воде рыбину к берегу. Есть что-то по-настоящему увлекательное, спортивное в такой ловле — ты весь в напряжении, все время начеку.

Для насадки можно использовать навозника, но лучше всего шитик. Хорошо берет плотва также на тесто, сдобренное подсолнечным маслом и каплей валерианки. Чтобы тесто удержалось на крючке в момент сильного рывка при забросе, в муку перед замесом добавляют мелко нарезанную вату.

Конечно же, снасть следует хорошо отладить. В первую очередь имеются в виду грузило и поплавок. Поскольку насадку приходится забрасывать далеко, поплавок должен быть легчайшим. И в то же время он должен удерживать тяжелое грузило, так как течение в реке здесь сильное, легкое грузило оно поднимает, и насадка будет ходить поверху. Можно ставить два-поводка длиною пять — шесть сантиметров, чтобы не путались. Леска на поводках диаметром 0,15—0,2 миллиметра. Крючки номеров 3,5–5, с коротким цевьем.

И еще вот что нужно иметь в виду на Дейме. Ветер на заливе и у залива ходит по кругу, за солнцем. С утра чувствуешь, как чуть слышно тянет он с востока, и река явно течет, куда ей и положено течь, — в залив. К полудню ветер усиливается, но он уже с южной стороны. А после полудня и вовсе крепчает, обойдя реку с юго-запада и даже северо-запада. По мере этих изменений направления ветра меняется и характер течения реки. В какой-то момент вода на поверхности как будто остановится, хотя в глубине она все еще идет к устью. А потом река идет вспять. Поворачивают ее ветер и устремляющаяся под его воздействием масса воды из залива. Река помаленьку прибывает и прибывает, потом выходит из берегов, разливается по лугу, даже рюкзак и улов приходится подвешивать на колышки…

Тому, кто привык сиднем сидеть у своих донок, это, конечно, может не понравиться. И напрасно. Река, захлебывающаяся от избытка воды, влажный, плавающий луг, весенний напористый ветер, косой дождь — есть во всем этом что-то бодрящее, захватывающее тебя свежестью и новизной.

* * *

Неуемные, беспокойные рыболовы с нетерпением ждут начала настоящего клева плотвы на Дейме. Обычно это вторая половина апреля, когда вода прогреется до 6–7 градусов. Хотя, если река не замерзает, плотва (правда, мелкая) хорошо клюет здесь и в январе—феврале.

А между тем можно не томиться в ожидании апреля, а уделить внимание рыбе не менее увлекательной, чем плотва.

…Поплавок чуть приподнялся. «Лещ!» — стрельнула мысль. Но вместо того, чтобы приподняться еще выше и лечь, он мелко задрожал, дернулся раз, другой, притопился. Нет, это не лещ, но и не ерш, который тоже «работает под леща». Это — густера. Считается она вялой, ленивой рыбой — порой все нервы вымотаешь, пока ее подсечешь. Но, как я убедился, ранней весной может она быть и прямо-таки свирепой, когда начинает активно питаться задолго до нереста (а не перед самым нерестом, что утверждается но многих книгах). Только подай ей лакомую насадку — и ждать поклевки не придется.

…Вспоминается небывало ранняя даже для нашего края весна 1973 года. Дейма полностью очистилась ого льда уже в феврале. В последней неделе марта температура воздуха поднималась до 20 градусов выше нуля. В один из таких теплых дней, 27 марта, я не удержался и отправился по реже на лодке.

Гребу и не узнаю привычных мест. Река совершенно обнаженная, воды очень много, луг по берегу голый, лес окутан, размыт дымной мглою. Отмечая изгибы реки, над правым берегом четко выделяются на столбах красные квадраты перевальных знаков. И луг, и кустарники со своими редкими темными ветвями, и река кажутся безжизненными.

Ставлю лодку на шесты в знакомом месте, где ловил не раз плотву, разматываю удочки. Проходит полчаса, час. Пусто.

Собираясь на первую весеннюю рыбалку, сунул я в карман градусник. И тут, дожидаясь плотвы, вспомнил о нем. Температура воды в верхнем слое оказалась только плюс два с половиной градуса — маловато для плотвы.

Я хотел было возвращаться домой, но на одной из остановок что-то сильно дернуло поплавок… Э, не надо спешить. Выдержка, рыболов, выдержка…

Спустя минуту с легким волнением я извлекал крючок из розоватого, словно подкрашенного, рта густеры.

— Ловим, что ли?

— Да вот, попалась…

Увлекшись, я не заметил, как на легкой плоскодонке подошел один из местных рыболовов — старик в очках, темной кепке, фиолетовом ватнике.

— А на что ловите?

— На червяка, на что же еще?..

— Не то. Снимайтесь-ка, покажу, как ловят густеру.

— Знаете хорошие места?

— А то не знаю! Двадцать шесть лет на реке живу. — И он замахал веслами.

Выдернув шесты, и я нажал на весла.

Мы подошли к створной мачте с опрокинутой решетчатой пирамидой. Постояли здесь, любуясь открывшимся простором залива, блестевшим под солнцем.

— А густеру ловить надо сейчас на снеток. Не слышали про такую насадку?

— Мельком слышал, но не пробовал.

— Так попробуйте! — Старик достал какую-то желтоватую полиэтиленовую посудину, наполненную нежными матовыми рыбками, и предложил мне. — Разрезайте рыбу пополам, насаживайте на крючок.

От души поблагодарил я старика за науку. И все же отнесся к его словам с некоторым сомнением. Рот у густеры небольшой, неужели она может заглотить такую насадку?

Снеток нерестится у восточного побережья залива и на предустьевых участках Деймы. Отнерестившись, он погибает. И кто только не прочь поживиться лакомой жирной рыбкой: и птицы, и рыбы-хищницы, и, оказывается, даже вполне мирные — густера, рыбец, плотва, лещ.

Мы закинули удочки сначала в реке. Старик вытащил одну густеру, а у меня не было даже поклевки.

— Не дело это. — Мой спутник смотал удочки. — Пойдем вон к той лодке, что далеко в заливе…

Пошли. Там оказался еще один полесчанин. На борту его лодки лежали два стеклопластиковых спиннинга тюльпанчиками вверх. От них в воду протянулись лески.

— Ну как тут?

— А вот так! — Рыболов на наших глазах сделал подсечку и быстро стал крутить катушку.

Хорошо было видно, как резко дергается кончик удилища. У самого борта лодки он поднял сразу… две рыбины. Да, тут уж сомневаться не пришлось.

С лодки спиннингом забрасывается донка. На конце лески плоский груз, чтобы течение не волочило насадку по дну, а повыше — два коротких поводка с крючками номер 6–7, наживленными снетком. Возьмет густера (дернется кончик удилища или запрыгает на леске белый ролик-сигнализатор) — тут уж не зевай. Хватает рыба насадку жадно, сопротивляется сильно.

Можно ловить густеру со дна и поплавочными удочками. Но около лодки она более осторожна. Поэтому с удочки надо смотать метров пятнадцать лески и кончику удилища придать такой угол, чтобы леска между точками «груз — поплавок — кончик удилища» составляла прямую линию. Поклевку густеры на волне зафиксирует кончик удилища, поэтому ее на удочку ловят и без поплавка. Если же легонько приложить палец к удилищу, поклевку можно даже почувствовать: густера, взяв насадку, как бы стучит: по леске передаются резкие, короткие толчки, напоминающие стук окуня при подледном лове.

Хорошо берет густера в заливе, но залив в это время редко бывает спокойным. Ранняя весна обманчива: то тепло, а то повеет стужей, небо заволокут хмурые тучи, невесть откуда навалится туман, поднимется ветер, разгуляются волны. Волей-неволей с залива приходится уходить. Но тем и хороши здешние места: нельзя рыбачить в заливе — можно в Дейме, где-нибудь в излучине, за густыми камышами. Густера берет и здесь.

Летом ловить густеру лучше в реке. Здесь клев ее устойчив, надежен, особенно если прикормка — пареный горох, для густеры это лакомство. Едва забросишь после прикормки насадку (особенно хорошо — опарыша или кашу из манки с геркулесом) — рыба тут как тут. Извлекаешь крючок, а у нее полон рот желтоватого горохового пюре — когда только успевает его нахватать? Густера, которую я узнал на Дейме, несколько дополнила мои сведения об этой рыбе, почерпнутые в основном из книг, внесла поправки в прежние ее характеристики. Что ж, это закономерно — «характер» рыбы, ее повадки определяются условиями ее обитания.

По своему внешнему виду густера сильно смахивает на подлещика. Но отличить ее от подлещика нетрудно, достаточно взглянуть на парные плавники — у густеры они у основания розоватые. Есть и еще одна отличительная черта — у анального плавника густеры насчитывается 20–24 ветвистых луча, у подлещика — 29.

* * *

Рыболовный сезон на Дейме начинается с густеры, плотвы. Но главная рыба здесь, конечно, лещ. Немало его обитает в Дейме постоянно, еще больше заходит сюда из залива.

Основная масса леща из Куршского залива идет на нерест в реки и каналы его восточного побережья — Немонин, Ржевку, Матросовку, Злую, Головкинский и Приморский каналы. На карте они обозначены тоненькими голубыми ниточками — ручейки да и только. А посмотришь, и дух захватывает от полноводного раздолья в лугах за поселком Головкино, там, где сливаются Немонин, Ржевка и Головкинский канал. Природа словно специально постаралась создать наилучшие условия для размножения рыбы, обитающей в заливе: мелководье с водорослями у берегов, спокойствие, тишина. Видели бы вы, как идет и нерестится здесь лещ! Мне посчастливилось наблюдать незабываемую картину. Опускались сумерки, река слегка дымилась, и берега едва угадывались в зарослях, над которыми темной стеной застыл мрачноватый ольховый лес. А вода вдоль зарослей бурлила, кипела от всплесков. Это шел лещ. На заре он так играл, что и заросли ходуном ходили…

На время нереста — с 20 апреля по 20 июня — все реки и каналы Полесского и Славского районов, за исключением Деймы и Полесского канала, протянувшегося от Полесска до поселка Головкино, управление рыбоохраны «Запбалтрыбвод» объявляет запретной зоной для рыболовства всеми без исключения любительскими снастями. По правилам рыболовства в весенний период ловля рыбы удочками разрешается только с берега. А на Дейме можно ловить и с лодки. С наступлением весны на реке начинается интенсивное судоходство — ежедневно катера Полесского рыбокомбината отправляются на рыбоучастки, расположенные по берегам залива, чтобы принять там выловленную колхозными рыбаками рыбу и доставить на комбинат. Это одна из причин того, что в Дейму идет значительно меньше леща из залива, чем в реки его восточного побережья. Дейма как бы стоит особняком, и здесь в виде исключения разрешено ловить с лодки.

И все-таки в Дейму леща заходит весной довольно много. На реке выше Полесска есть немало прекрасных для него мелководий-нерестилищ, мелиоративных каналов. Отнерестившись, лещ незаметно возвращается в залив. Но летом довольно много его снова заходит в Дейму. Что его здесь привлекает? Конечно же, свежая, богатая кислородом вода на глубине. В заливе, где только в отдельных местах глубина достигает 6 метров, вода в жаркие летние месяцы прогревается до 20 и выше градусов, цветет. Все это на леща, как и на другую рыбу, действует угнетающе, и он, по пословице, ищет места, где глубже. Дейма — очень подходящая для него река!

* * *

Весенний лов леща на Дейме требует знания некоторых особенностей реки и поведения рыбы в это время.

— Лет пять кряду каждую весну, — признавался мне один мой знакомый рыболов из Полесска, — как выходной — я на реке. Но у меня ничего не получалось. Одного-двух лещей поймаешь — хорошо, а то и вовсе без ничего домой возвращаешься. А потом понял, что к чему…

Но, думаете, он выложил свой «секрет»? Как бы не так! Встречаясь, с многозначительной улыбкой говорил:

— Лодка у вас хорошая, удочки загляденье. Да все равно ничего не поймаете! Дейма — она река капризная…

Рыболовы бывают разные, и не станешь человека тянуть за язык. Но самое неприятное для меня тогда было то, что он оказывался прав. Лещи словно нарочно обходили мои великолепные удочки, оснащенные тонкими и прочными лесками и крючками с любимой лещом насадкой — навозником или выползками. Однако я упускал из виду одну весьма элементарную истину: рыба должна насадку заметить.

Весной ни одно другое место, пожалуй, не пользуется такой популярностью у рыболовов, как Дейма. От железнодорожного моста и до самого устья стоят привязанные к шестам и на якорях лодки, лодки, лодки… Самые разные — от простой одиночки-плоскодонки до солидного катера. А те, у кого нет плавсредств, закидывают удочки с берега.

И каждый здесь рыбачит на свой лад: кто забрасывает донку, кто с борта лодки выставит веером поплавочные удочки. Конечно, не все одинаково удачливы, немало и таких, кто довольствуется лишь чистым воздухом, ласковым солнышком и другими прелестями весны. Долгое время в числе таких «неудачников» был и я, не сразу разгадал секреты успеха. Оказывается, почти не имеет никакого значения место, где вы будете ловить — лещ весной идет по всей реке. Идет он у дна, вполводы, иногда поднимается даже в верхние слои. Питается на ходу, со дна берет редко.

Чтобы удержать насадку на нужной глубине при сильном течении, берут весьма увесистое, до 100 граммов, грузило и, разумеется, соответствующий поплавок. Поводки сечением 0,2–0,25, крючки номеров 7–8 со средним цевьем. Вот, пожалуй, и все.

Нет, не все.

Рыбоинспекция на Дейме с пониманием относится к увлечению рыболовов. Я бы назвал режим, установленный на Дейме, даже несколько либеральным. Тем более важно, чтобы удача, сопутствующая нам на Дейме, не стала бедствием для этой прекрасной, щедрой реки.

* * *

Кончился ход леща — и снова пустынно русло Деймы. Теперь все: кто на веслах, кто на моторках — держат путь в залив, где хорошо берет окунь. Леща уже в реке почти никто не ловит: «Не берет, что попусту стоять», — жалуются те, кто привык к весеннему надежному клеву.

Да, после нереста клев леща почти прекращается. Но самое большее, через месяц он возобновляется, и тогда начинается самая увлекательная рыбалка, когда от рыболова требуется все: знание повадок рыбы, совершенная снасть, наблюдательность, осторожность, терпение, техника лова.

У леща есть свое «жилище» — яма на дне реки. Если глубина ямы 6–8 метров, это вполне приличное «жилище», если 10 и больше метров — «люкс». А именно таких ям предостаточно на Дейме. Остановившись однажды над одной из них, я отпускал и отпускал леску, чтобы измерить глубину, и ужаснулся (земля здесь пробита насквозь, что ли?) — оказалось — четырнадцать с половиной метров!

В глубоких, тихих, спокойных ямах прохладно и безопасно. Здесь днем обычно и держится лещ, а выбирается оттуда, когда надо подкрепиться, — у него на этот счет существует свой распорядок. Медленно, совсем медленно плывет лещ вдоль обрыва, выискивая и высматривая добычу — личинок, червячков. Ковыряется ртом-трубочкой в иле, высоко подняв свой мощный пепельно-серый хвостище. В это время на поверхности воды лопаются пузыри. Попадется этому копуну что-то съедобное, втянет он это в свою трубочку и примет горизонтальное положение: прежде чем заглотить, лещ-гурман сначала продегустирует найденное, пососет-пососет, а потом проглотит. И снова в путь, за добычей. Вот в потоке почувствовались еле уловимые вкусные запахи, стали попадаться какие-то крупинки, и лещ, ловко поворачиваясь, заглатывает их.

Осторожная рыба лещ. Там, где постоянно курсируют суда, он привыкает к шуму двигателей и не особенно на него реагирует. Но малейший незнакомый стук, скрип, разговор в лодке — и уже ничто не заставит леща взять самую соблазнительную насадку. Почувствовав опасность, он пускается наутек и может даже оставить свое излюбленное жилище.

* * *

Во всех книгах по рыбной ловле говорится: ловить леща надо не в самой яме, а на выходе из нее. Да, это так. Но как обнаружить на реке лещевые ямы?

Пройдите как-нибудь не спеша по реке на лодке, присмотритесь к ней, понаблюдайте. Вот она течет прямо, повернула вправо. Значит, прижимное течение в месте поворота будет по инерции с силой давить в изгиб левого берега, размывать и подмывать его. Если изгиб слишком крут, здесь может образоваться даже водоворот. Попробуйте спиннингом с увесистым грузом на конце лески промерить глубины до поворота, на самом повороте и после него. Вы наверняка обнаружите в таком месте яму.

Глубины на Дейме, как правило, и встречаются у вогнутых берегов в местах впадения мелиоративных каналов. Определить, где глубоко, можно сначала по виду водной поверхности. Над глубиной вода более темная, чем на мели, и обычно волнистая.

И еще ориентиры для определения места лова — водоросли на мелководье у глубин и полосы камышей по берегу. Камыши как бы защищают подступы к воде, от них тень. А рыба любит стоять в спокойном месте в тени, где она не так заметна и вода прохладнее.

Но мало узнать место предполагаемого обитания леща. Надо его еще привадой приучить охотно выбираться из ямы и подходить к месту, где вы будете забрасывать удочки.

Для привады годятся каши, жмых, овсяные хлопья геркулес, пареные пшеница и горох. Приваду вместе с грузом следует опустить на дно в густой сетке, откуда ее постепенно будет вымывать течение. Многие рыболовы прямо перед началом рыбалки спускают приваду на шнуре с борта лодки и, чтобы она интенсивнее вымывалась, время от времени поднимают и опускают сетку. Вряд ли это не отпугивает леща.

Для привлечения рыбы во время ужения прикормку предпочтительнее использовать небольшими порциями, желательно ту же, что для привады.

А теперь о насадке. Многие пользуются на Дейме одной насадкой — красным навозным червем. Но я убедился, что хорошо лещ берет на каши, различные смеси (овсяных хлопьев геркулеса с манной крупой или кукурузной мукой), на опарыша, на комбинированную насадку из опарыша и навозника.

Что и говорить, прежде чем отправиться ловить леща, надо, обстоятельно, серьезно к этому подготовиться, продумать все до мелочей.

Несколько советов, как распарить пшеницу, горох, приготовить лакомое для леща тесто, кашу.

Пшеницу, овес, горох сначала замочите. Когда зерно набухнет, ссыпьте в старый капроновый чулок. Плотно завяжите чулок, отрежьте концы. Мешочек-шар опустите в кастрюлю с водой, поставьте ее на конфорку с рассекателем и кипятите на слабом огне: горох — час-полтора, пшеницу — минимум два с половиной часа. Можете быть уверены: ваша привада и прикормка ни капельки не подгорит. По окончании варки мешочек положите в дуршлаг, пусть вода стечет. Так, в капроновой упаковке, вы и возьмете его с собой утром на реку.

Серьезная процедура — сварить кашу для леща. Стакан кипятку влейте в небольшую кастрюльку, поставьте на рассекатель. Высыпьте в кипяток треть стакана овсяных хлопьев. Размешайте их на малом огне, пока не растворятся. Затем к хлопьям добавьте стакан манной крупы или кукурузной муки с небольшой порцией молотого и тщательно просеянного жмыха. Перемешивайте все, пока не получится однородная масса. Чтобы каша упарилась, кастрюлю надо оставить на рассекателе еще на 15 минут. Еще лучше, когда она будет помещена в другую кастрюлю с кипятком и процесс варки в течение четверти часа продолжится на пару.

Готовую кашу выложите на доску, дайте остыть, затем хорошо разомните, добавив ложку подсолнечного нерафинированного масла. Каша должна получиться такой густоты, чтобы при забросе удочки удерживалась на крючке, но не старайтесь, чтобы она была слишком твердой, иначе лещ, попробовав, тотчас выплюнет ее. Шарики каши надеваются на крючок в виде груши так, чтобы скрыто было и цевье. Изредка подбрасывайте комочки этой насадки в воду для прикормки.

Кашу можно хранить в течение недели в холодильнике, она не потеряет своих качеств.

Несколько слов о снасти. Для ловли леща с берега, конечно же, нужно длинное, надежное удилище, но не обязательно легкое. Поклевки осторожной рыбы иногда приходится ждать долго, и томиться, стоя с удилищем в руках, нет смысла. Лучше положить его на рогульки, присесть и спокойно посматривать на поплавок.

При ловле с лодки удилище может состоять всего из одного колена, поплавки будут в этом случае находиться почти у самого борта лодки, а насадка немного подальше.

Кстати, я встречал рыболовов, которые ловили леща с помощью удилища, вмещающегося в карман. Оно представляет собой палочку длиной 25–30 сантиметров, оснащенную мотовильцами с 10–12 метрами лески. Нижний конец палочки заострен, к верхнему приделана пружинка-кивок, через которую пропускается леска. Для установки такой удочки из прочной жести делается основание в виде конуса, его острый конец укрепляется в борту лодки наклонно к воде, а в трубчатый конец вставляется палочка-удилище.

По особому к удочке-коротышке привязываются грузило и поводки с крючками. В полутора метрах от конца леска складывается вдвое и завязывается в петлю длиною 10–15 сантиметров, к ней-то и прикрепляется грузило. Ниже него, на расстоянии 30–35 сантиметров, привязываются короткие поводки.

Грузило удерживается на весу в 25–30 сантиметрах от дна. При этом один-два крючка с насадкой будут лежать на дне, а один — в придонном слое воды. И снасть не забрасывается, а медленно опускается с борта лодки.

Пружинка-кивок является чувствительным сигнализатором — она отметит любое прикосновение рыбы к насадке. Чтобы пружинка была хорошо заметна, на нее можно надеть кусочек цветной изоляции от провода.

Но как сделать подсечку коротышкой? Выхватить ее из основания и резко поднять вверх. Эта снасть, разумеется, на любителя. Но пользоваться ею удобно, рыбачить на средней, до 5–6 метров, глубине интересно.

Оптимальной снастью на леща я все-таки считаю двухколенную удочку. Неплохо одну удочку иметь даже трехколенную. Во-первых, можно подальше от лодки забрасывать насадку, ловить впроводку (движущуюся насадку рыба берет охотнее, чем ту, что лежит неподвижно), во-вторых, длинным удилищем удобнее вываживать рыбу.

Наиболее приемлемая леска — диаметром 0,25—0,3 миллиметра, не меньше. Слишком тонкая и длинная леска то и дело будет запутываться, особенно в ветреный день. А поводок должен быть но толще 0,15—0,2 миллиметра, на нем можно преспокойно подвести к подсачку двухкилограммового леща.

Насаживая червяка, надо сдвигать его через колечко на леску — оставленные кончики лески после завязывания узла будут препятствовать сползанию наживки на цевье.

Какие нужны грузила и поплавок — это зависит от силы течения. Поплавок должен быть легким и чувствительным, а не таким грубым, как для ловли леща весной. Отрегулировать его следует так, чтобы из воды выглядывала только вершинка. В качестве грузила лучше употреблять несколько дробинок, располагая их так: в 10–15 сантиметрах от крючка самая маленькая, а выше еще две-три, каждая с увеличивающимся диаметром. Такие дробинки удерживают насадку у самого дна в подвижном состоянии и чутко передают поклевку.

Крючок — максимум номер 7, одногибий, с коротким цевьем, лучше темного цвета (рис. 6). Такой крючок вы вряд ли найдете в магазине. Но придать нужную форму любому крючку можно с помощью плоскогубцев.

Если весной можно не обращать внимания на эти «мелочи», то в пору летнего ужения они существенны для клева и пренебрегать ими не стоит.

Будем считать, что вы готовы к ловле леща: в вашем рюкзаке лежит свежая и аппетитная для него прикормка, удочки отлажены, проверен каждый узелок, крючки остры, занозисты, по рыбе. Место, куда едете, изучено…

А какими должны быть ваши действия, ваше собственное поведение и техника ловли, вы не задумались?

…Кое-как подремав у знакомого товарища, живущего на самом берегу Деймы, я самым ранним утром уходил на реку, прихватив рюкзак, снасть, весла, насадку.

Поглядывая на темное небо, прислушиваясь к шелесту листьев могучих осин, растущих островком на берегу, пытаюсь определить, каков будет день — солнечный? Серый, но теплый? Или ненастный?..

Поскрипывание уключин, всплески воды под веслами, отражающиеся в темной воде огни рыбокомбината. Немного жутковато плыть в темноте. Виднеется перевальный знак на правом берегу, я знаю — это красный. А вот уже проступает белый на левом. Двадцать-двадцать пять минут ходу, и я ставлю лодку на шесты, втыкая их в берег (дно даже семиметровым шестом не достать). Светлеет. Где-то раздаются редкие слабые всплески. С каждой минутой они ближе, чаще и мощнее. По реке идут круги — глаз не оторвать. И тут вижу, как совсем близко над водой темным уголком вскидывается лещ. Казалось бы, такой неуклюжий, а на что способен!

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 6. Крючок для ловли леща.

Я немного опоздал. К тому времени, когда раздадутся его первые всплески, когда он начнет играть, когда несмело, смутно забрезжит свет нового дня, поплавки уже должны находиться в воде. Нельзя упустить этот миг. Лещ временами берет и в течение дня, но лучше всего—на заре.

Развяжем капроновый мешочек с прикормкой и бросим несколько горстей подальше вверх по течению, с тем расчетом, чтобы прикормка легла на дно в месте, где будут крючки с насадкой, а не уплыла невесть куда. Так как рассчитать это трудно, поскольку скорость течения под воздействием ветра постоянно меняется, есть смысл опустить прикормку в сетке с грузом с того борта лодки, который у вас за спиной.

Тут как раз время поговорить об осторожности. Лещ — рыба пугливая, рыболов это обязательно должен учитывать, действуя в лодке бесшумно, ничем не выдавая своего присутствия. При этом нужно иметь в виду, что на воде каждый звук усиливается и в окружающем безмолвии особенно резок. Даже падение в воду с веток капель росы довольно звучно. А уж стук удочек по борту, скрип сиденья, скрежет крышки консервной банки, откуда достаете насадку, отзываются громом.

Чтобы ваше присутствие на реке было абсолютно бесшумным для рыбы следует все разместить в лодке самым рациональным образом, чтобы любую вещь вы могли достать с сиденья, не передвигаясь по лодке. Удочки надо собрать до того, как вы отчалите от берега, подготовить и расставить так, чтобы они были под рукой.

Как осторожно ни клади удилище на борт, стука не избежать. Подложите на борт полосу ткани, поролона или что-нибудь из одежды. Кое-кто, особенно из тех, кто позволяет себе лихо подплывать к месту лова на моторке и, постояв немного, взревев мотором, помчаться на другое место, возможно, и скажет:

— Чепуха все это!

Ну что ж, кто это твердит, пусть чешет в затылке и теряется в догадках, отчего лещ не клюет.

* * *

…В полной тишине разматываю леску. Но нельзя второпях забрасывать насадку. Сначала измерим глубину. Каждый раз (каждый!), даже если ловлю на этом месте не впервые, прежде чем наживить крючок, измеряю глубину для удочки. Уровень воды в реке меняется, и дно у берега не бывает ровное.

Удочки стараюсь забрасывать поближе к обрыву, где пролегают лещевые «тропы».

Заброшена последняя удочка, максимум четвертая. Больше применять не следует, так как будет рассеиваться ваше внимание, и вы рискуете пропустить поклевку. А она всегда неожиданна. Умейте дождаться этого момента, он может наступить через час и два.

Но бывает нередко, что лещ не берет, что бы ты ему ни предлагал, хотя, казалось бы, сегодня все точно так же, как и в прошлый раз, когда рыба брала хорошо.

Точно так же? А вы присмотритесь получше. Лещ чувствителен к состоянию воды, перемене погоды. Иногда течение повернет вспять — и этого уже достаточно, чтобы клев прекратился. Нельзя долго держать червяков в воде — они размочаливаются, теряют свою привлекательность. Поэтому время от времени их надо менять независимо от того, брала рыба или нет. Насадку в начале рыбалки на каждой удочке следует применять разную. Узнаете, какая сегодня нравится лещу, и предлагайте.

Причины бесклевья могут быть различными. Их надо установить и, если это возможно, устранить.

Однажды, через час после того, как я стал на шесты, мои поплавки потащило под лодку — река пошла вспять. Что было делать? Ждать, пока утихнет ветер? Уехать с рыбалки?.. А что, если… Я отвязал лодку и, поставив ее кормой к течению, стал ловить в проводку на опарыша, изредка подбрасывая прикормку.

В проводку обычно ловят на глубине, не превышающей четырех метров. А здесь было вдвое больше. Но, оказывается, можно ловить и на такой глубине. Правда, в основном брала густера, а не лещ. Но ведь рыбалка состоялась!

Иной раз как будто никаких видимых причин нет, никаких изменений в природе не произошло, погода самая подходящая. Но если лещ не берет, значит что-то не так. Как-то, просидев от зари до зари, я поймал одного единственного леща.

Уж чего я только не делал: и менял насадку, и щедро подбрасывал прикормку, а результат — самый минимальный.

Возвратившись домой, не поленился заглянуть в желудок пойманного леща. И ахнул: да в нем полным-полно пшеницы! К чему ему еще червяки? Значит, советы не перекармливать рыбу чего-нибудь да стоят!

Рыболов всегда стремится к тому месту, где однажды ему повезло, да только рыбацкое счастье больше ему здесь не улыбается. А почему бы в таком случае не сменить место? Лещи, если что-то их потревожило, могут покидать облюбованную стоянку.

Или еще такой случай. Казалось, все я предусмотрел и не сомневался в удаче, но тут облюбовали мою насадку ерши и никакого с ними сладу не было, даже пришлось перебраться на другое место. А оказывается, нужно было всего на полметра-метр поднять насадку, и они бы ее не трогали. А лещ питается не только на дне, в поисках пищи он поднимается и выше.

Техника ловли леща известна. Лег поплавок, повело его в сторону — подсекайте. Но не надо ошалело рвать удочку. Я знаю, что призывы к темпераментным людям проявлять сдержанность при подсечке мало чем помогут. Да и любому трудно оставаться спокойным, когда поплавок словно кем-то с силой выталкивается из воды и падает плашмя. Хватаешься за удочку, как пронзенный током. И все-таки учитесь властвовать собой. Вываживайте рыбу без горячки, и ни в коем случае не давайте ей слабины. Иначе, повернувшись, лещ рывком легко освободится от крючка. Подсачек опускайте поглубже и подводите рыбу головой в него.

Но если лещ даже сойдет с крючка, если ему посчастливится выскользнуть из ваших рук, если вы, неловко покачнувшись, бултыхнете его мимо садка — спокойно, спокойно, не огорчайтесь! В реке не один этот лещ…

* * *

Самое благоприятное время для ловли леща на Дейме и в других водоемах области — июль, август, сентябрь. В конце сентября его клев резко ослабевает или вовсе прекращается (при хорошей погоде постепенно; при похолодании, в ненастье — резко).

Если же продолжительное время стоит теплая погода, то лещ и плотва ловятся здесь вплоть до ледостава.

Несмотря на замирание клева леща, с наступлением осени на реке снова оживление. Утром, днем и вечером вдоль берегов идут лодки, на корме которых можно приметить одно-два спиннинговых удилища. Это полесские рыболовы «тралят» щук — так называют они ловлю на дорожку. Берут щуки на блесну и вращающуюся, и колеблющуюся, если вести ее медленно. В летние месяцы нет-нет попадется и сом.

В Дейму заходит немало судака. После нереста в июне-июле его ловят все тем же способом — дорожкой. А вот кружочников я видел раза два, не больше, хотя для такого способа ловли здешние условия летом просто великолепны: река полноводная, открытая, течение слабое.

Никто из рыболовов специально, по-видимому, не задается целью ловить угря. Но, оставшись на ночевку, каждый не преминет забросить донки с крючками, наживленными выползками, и многие становятся обладателями завидного трофея. Иногда (даже днем) попадается угорь на поплавочную удочку.

…С первого раза, с первого взгляда как будто и неприметная река Дейма. Но когда по-настоящему ее узнаешь, навсегда полюбишь. Она будет манить тебя, как манит и влечет все прекрасное, и ты всегда будешь ждать встречи с ней, чтобы сказать:

— Здравствуй, Дейма!

60 процентов стока реки (Преголи) направляется в Калининградский и 40 процентов в Куршский заливы. На распределение воды между устьевыми рукавами Преголи и Деймы существенное влияние оказывает переменный подпор со стороны Калининградского и Куршского заливов, обусловленный сгонно-нагонными колебаниями уровня воды в заливах. При значительных нагонах со стороны Вислинского залива весь расход Нижней Преголи сбрасывается через Дейму в Куршский залив. При нагонах со стороны Куршского залива, что бывает гораздо реже, весь расход реки направляется в Калининградский залив. Только при значительных расходах воды выше разделения на рукава, наблюдающихся во время половодья, нагоны перестают оказывать влияние на распределение воды между устьевыми рукавами.

«Калининградская Область. Очерки Природы».

НА ПЕРЕКАТАХ ШЕШУПЫ.

Куда бы я ни приехал, в город или поселок, обязательно выкрою время, чтобы наведаться на реку, озеро или берег любого водоема, если они там есть. Придешь, постоишь минут пять, понаблюдаешь, как струится неугомонная река, как волнуется вода, овеет тебя ее свежестью — и ты уже другой человек.

Шешупа, Инструч, Анграпа, Писса, Красная… Каждая со своим обликом, характером, со своими плесами, перекатами, неповторимыми уголками.

Вот Неман. Стою в Советске на его берегу между мостами — тяжелым, угрюмым автодорожным, и легким, словно чертежный узор на ватмане, железнодорожным. Мутная вода стремительно несет и несет зеленоватые льдины.

В городской черте на Немане почти никто не рыбачит. Причиной тому — загрязненность воды из-за сбросов Неманского и Советского целлюлозно-бумажных комбинатов. Степень загрязнения не превышает допустимых норм, однако и не доставляет удовольствия обитателям реки. Рыболовы поэтому выезжают в район поселков Ясное, Русне, Заповедное. Осенью в эти места выбираются даже жители Калининграда.

На донки здесь ловятся отменные лещи, а на уклейку или кусочки плотвы — не менее отменные судаки, поздней осенью до ледостава — налимы. Спиннингисты охотятся на щуку.

Но есть в водоемах восточной и северо-восточной части области такие рыбы, которые в других местах не встречаются и представляют для рыболовов повышенный интерес.

Одна из них—сырть, которую в наших краях называют рыбцом.

Удивительная это рыба! И что у нее за организм, способный накапливать столько жира из той же в основном пищи, которую потребляют и другие рыбы.

Рыбец — рыба проходная. Водится он в прибрежной части Балтийского моря. Осенью, преимущественно в октябре, заходит на зиму в залив и скапливается в приустьевых и устьевых участках Немана и его рукавов. С середины апреля — в мае рыбец поднимается в Неман и его притоки на нерест.

Зимой и весной встречается даже в южной части залива, где случайно попадается любителям на мормышки или крючки, наживленные мотылем. На Немане ловят его в апреле с отмелей и кос на донки, насадка — навозный червь. Наиболее спортивный способ ловли рыбца — на поплавочную удочку с катушкой в проводку, его применяют главным образом на реке Шешупе.

…Как-то пришлось побывать мне в командировке в Краснознаменске. После окончания всех дел, уже совсем под вечер, спустился к реке в том месте, где ее пересекла плотина. Широким стеклянным полотном с легким шумом сливалась вода по бетонному откосу. Прошел вниз по берегу и за излучиной увидел в воде несколько мальчишек с удочками. В сторонке от них в резиновых сапогах с высокими голенищами стоял пожилой мужчина в шляпе с мятыми полями. Что-то показалось мне в нем знакомым.

Ба! Да это же мой фронтовой товарищ, коллега по профессии! Я знал, что живет он в Краснознаменске, но никак не думал его встретить в первый же вечер, да еще здесь.

Он, увидев меня, удивился не меньше. И тут же, после первых приветствий и расспросов, рассказал о том, что стал увлекаться рыбалкой.

— Живу я вон в том новом доме, что на пригорке. Оттуда и реку видно. И так я к ней привык, что чуть свободное время выдастся — я сюда. Глядишь, пара плотвиц попадется, несколько пескарей, а то и лещ, рыбчик…

Я, конечно, сразу задаю массу вопросов: что, где, когда и как. Пытливо осматриваю его простенькую снасть.

— Правда, из меня рыболов не ахти какой, — оправдывается он, уловив мое разочарование. — Одно баловство. Есть у нас тут рыболовы — настоящие артисты, академики. Один у нас в редакции работает фотокорреспондентом. Хочешь, познакомлю…

Хочу ли? Да как же не хочу, если этот человек может рассказать все об этой, пока мало знакомой мне реке.

Не зря говорится, что рыбак рыбака видит издалека — мы с Владимиром понимаем друг друга с полуслова.

— Да что там рассказывать! Леска хорошая — ноль пятнадцать, чувствительный поплавок, киевские кованые крючки номеров 4–5, телескопическое удилище с катушкой и резиновые сапоги с высокими голенищами — вот что вам нужно. А остальное сами узнаете. Как только рыбец пойдет, я вам сразу дам знать.

Леска, по его словам, должна быть особо прочной (та, что по-английски обозначается «xxs» — «дубль экстра стронг», или «супер-стронг»), незаметной, лучше радужной окраски, поплавки веретенообразные.

Я вспомнил, что есть у меня в запасе из лесок и крючков. У Владимира загораются глаза, но он огорчается, когда слышит, что лески лежат давно и, по-видимому, потеряли свою первоначальную прочность. Но зря он расстраивается, ведь лески можно «омолодить». Где-то я слышал, что для этого их надо опустить в разогретое до 80–90 градусов растительное масло и оставить в нем до полного остывания. Чтобы проверить, не перегрето ли масло, в него следует опустить кончик лески. Если не плавится — температура нормальная.

Дома, произведя эту операцию с лесками, решаю проверить их прочность. Оказалось, что они ни окраски не потеряли, ни эластичности, а груза поднимают даже на 100–150 граммов больше.

В середине апреля раздается сигнал из Краснознаменска. Собрав свое снаряжение, еду.

При встрече первым делом достаю приготовленные для Владимира лески — по себе знаю, с каким нетерпением ждешь что-нибудь новенькое для своей снасти. Тут же смотав с катушки конец лески, он пробует ее на разрыв и остается доволен. Затем дотошно осматриваем снасти: он мои, я его. Что ж, каких-либо «секретов» в его снасти я не открыл. Но удочка оснащена искусно. Крючок кованый номер 5, с коротким цевьем, в 20 сантиметрах от него крупная дробинка, а еще чуть выше — дробинка потяжелее. Поплавок пенопластовый, хорошо заметный в воде. Открытая безынерционная катушка.

Мы едем из Краснознаменска в сторону города Немана. Миновав поселок Тимофеево, где расположена центральная усадьба колхоза «Слава», подъезжаем к мосту через Шешупу.

— Вот тут, справа и слева, и ниже по течению вплоть до впадения Шешупы в Неман, мы и рыбачим. Неплохо берет рыбец и на перекатах у самого Краснознаменска.

Шешупа — красивая, не утратившая своей первозданной прелести, река. Начало берет в пределах Польской Народной Республики; от Кудиркос-Науместиса и едва ли не до самого Краснознаменска бежит по границе с Литовской ССР, течет среди холмов, лесов и впадает в Неман. Ее длина весьма прилична, свыше 300 километров. Шешупа — великолепное дополнение к заповедному уголку природы на северо-востоке нашей области!

Войдя из Немана в Шешупу, рыбец, когда нет половодья, далеко вверх не поднимается. Плотина, перегородившая реку в Краснознаменске, для него непреодолимая преграда (хотя небольшая часть все же проходит через отводной канал бывшей ГЭС).

— При ловле рыбца, — наставлял меня Владимир, — очень важно найти, где он стоит косячком. Вот смотрите туда, где бугрится и вихрится вода. Станьте повыше и пустите плавом насадку на границу струи, чуть придержите ее там. Если есть рыбец — схватит. А еще он может быть где-нибудь у берега на стремнине.

Мы идем каждый в свою сторону. Осторожно прощупывая дно, чтобы не провалиться в яму, забредаю в реку и занимаю подходящее, как мне кажется, местечко. Наживляю несколько крупных мотылей, опускаю в воду насадку и медленно наклоняю удочку. Сначала мне как-то непривычно смотреть и смотреть на эту бегущую беспрерывно, с легким шумом льющуюся воду. Чувствую даже легкое головокружение, кажется, что река меня самого несет. Но это лишь пока не заметил поклевку, которая произошла, правда, вовсе не в характерном месте.

С изумлением смотрел я на продолговатую серебристую рыбку с совершенно черным глазом.

С этого момента я перестал слышать и видеть реку — так предельно было натянуто внимание.

В общем-то все, о чем говорил Владимир, подтвердилось. Но как я ни старался, оказался все же не очень способным учеником — всего три рыбца за день.

— Ничего, — шутливо утешал «профессор», который, разумеется, меня обставил. — Немного поездите на Шешупу и сдадите экзамен более успешно!

ЕСТЬ ТАКОЕ ОЗЕРО…

Весенняя теплынь. Сонные, застывшие — ни одна веточка не шелохнется — деревья. Иногда проплывет в синеве распластанный ворон. И тихо-тихо…

Меня всегда поражает и влечет эта изумительная тишина, властвующая над широкой поймой Преголи, над домиками, разбросанными на пригорках, над разлившимися в долине озерами. Порой все вокруг кажется замершим, словно на картине. Но игра света, легкие порывы ветерка, иногда приглушенный перестук колес удаляющегося поезда где-то там, на гребне, у поселка Озерки, или неожиданный, как выстрел, крик петуха напоминают, что этот тихий мир живет своей жизнью.

…Над высоким холмом с могучими темными деревьями и прилепившимся к склону одиноким светлым домом на фоне нежнейшей голубизны простерлись, словно крылья, розовато-сизые размывы облаков. А от подножия холма по всей долине, насколько хватает глаз, разлилась вода. Она почти затопила камыши, пленила деревья на берегу, окружила холм, дошла до поселка.

Так выглядит Воронье ранней весной — не то озеро, не то просто разлившаяся Преголя.

Но вот спадает вода, и на ее месте вымахивают в рост человека травы. А вдоль пологих берегов озера и на мелководье появляются зеленые непролазные дебри из камышей, осоки, тростника, рогоза, кувшинок. Всмотришься с борта лодки в просвеченную солнцем воду — там откроется фантастический, причудливый мир. И в этом подводном мире — рыба. Плотва и красноперка. Лещ и окунь. Линь и густера. Угорь. И конечно же, щука. В реке и каналах — судак.

Воронье и расположенное рядом с ним озеро Пустое каналами связаны с Преголей, поэтому сюда открыты пути любой рыбе. Быстро прогреваемое, богатое кормом прибрежное мелководье этих озер является своеобразным рыбьим питомником. Ранней весной из реки рыба устремляется в укромные уголки озер на нерест. Здесь же она потом набирает, нагуливает силы.

Когда рыболов впервые попадает на озеро, чуждыми и неприветливыми кажутся ему его заросли и затерявшиеся в них берега. «Где тут закинуть удочки, что тут ловить? Тут бы лодку…» — невольно подумает каждый. Да, лодка нужна. А с берега можно удить не в озере, а на канале, соединяющем его с Преголей, и на речке Светлой, где берега чистые, сухие. И глубины порядочные.

Есть где побродить здесь и спиннингисту, лучшее для этого место — остров, образуемый реками и каналом. Право же, щука не оставит здесь без внимания хорошо играющую блесну «трофимовку», желтый или белый «шторлинг». А на «уралку» в Преголе может попасться и судак.

Мы с другом открываем сезон на Вороньем в начале мая… Сонный город позади. Автобус весело бежит по гладкому шоссе. Мы в приподнятом настроении от предстоящего удовольствия. Это настроение не могут омрачить даже густые облака, обложившие горизонт, и даже хлынувший вскоре дождь. Не привыкать! Натягиваем плащи и быстро покидаем уютный автобус.

К нашему счастью хозяйка дома, что на берегу озера, уже хлопочет во дворе. Значит, будет у нас и лодка. Без лишних расспросов она выносит нам весла. «Хочется вам мокнуть — ну и мокните. Мне-то что…» — словно написано на ее замкнутом лице.

А дальше все идет своим чередом. В заводинке слева от дома наловили плотвичек для жерлиц, прихватили длинные шесты и направились к заветным местечкам. Сергей не спеша гребет, а я расставляю снасть: втыкаю под углом в илистое дно шест, вешаю жерлицу, насаживаю на снасточку и опускаю в воду живца.

Оглянувшись на расставленную снасть, на какой-то миг немею от изумления: один из шестов то гнется к воде, то снова выпрямляется… Щука! Это она такое вытворяет — схватила живца, смотала леску, засеклась и вот теперь неистово пытается освободиться.

— Гони лодку! — выпаливаю я. Но друг мой не торопится.

— Чего ее гнать? Пожар, что ли? — невозмутимо говорит он.

— Разве ты ничего не видишь? Щука!

— Ну и что? Никуда она от нас не денется…

Как только лодка подплывает к шесту, я схватываю леску. Чувствую мощные, упругие рывки. Вот это экземпляр! Осторожно тяну леску, время от времени отпуская ее, чтобы рыба, рванувшись, не оборвала. Щука яростно сопротивляется. Несколько раз из воды показывается ее огромная пасть и темно-зеленое изогнутое тело.

— Подсачек, подсачек давай!

— Да я и так ее возьму, никуда она не денется, — отвечает мой невозмутимый приятель. Он выставляет руку за борт лодки, пытаясь ухватить рыбину. Но тут она еще шире открывает свою ужасную пасть и, отчаянно изогнувшись, рвет леску. Эх!..

В запальчивости, еще не остыв от азарта, выясняем, кто из нас виноват. Но что толку! Успокоились в конце концов — на одной щуке свет клином не сошелся.

Но в этот день нам так и не повезло.

— Подумаешь, — утешал друг, — не в этот, так в другой раз.

Он прав. Сколько еще мы будем возвращаться в эти места… Летом, правда, мы сюда ездим не часто — мелководное озеро с наступлением тепла быстро прогревается, и щука впадает в апатию. Но с конца августа — начала сентября как выходной — мы снова на озере.

* * *

…Утро. В тумане едва просматривается сонная гладь воды. Не слышно даже всплеска. Спокойно, со всей предосторожностью, чтобы не гремели уключины, медленными гребками направляю лодку вдоль зарослей по каналу. И вдруг справа у островка камышей пошли мощные круги, а над ними заблестели выпрыгивающие из воды мальки. Окунь! Это он, разбойник, гоняется за мелочью. Оснащаю спиннинг блесной «лепесток». И с первого же заброса — рывок. Спустя минуту крупный зеленый горбач барабанит в лодке.

Несколько бросков безрезультатны. Значит, окунь ушел. Да, так и есть. Круги замечаю в другом месте. Направляю лодку туда и через некоторое время вытаскиваю еще двух красавцев.

Я вовсе не собирался ловить окуней. Но на рыбалке так часто бывает — повезет там, где ты и не предполагал, умей лишь воспользоваться неожиданной возможностью.

Я не оставил своего первоначального намерения половить щук жерлицами и потому все-таки отправился за живцами.

Что, казалось бы, мудреного — поймать живца? Но иной раз сидишь час, другой… проходит утро — самое золотое время для рыбалки, — а плотвички или карасика нет как нет. Попадет то окушок, то маленький подлещик — совсем не то лакомство, на которое кидается щука.

Не скоро, но все же раскрыл я «секрет» живца и теперь могу посоветовать, где его надо искать.

В зарослях камыша всегда найдутся окна чистой воды. Тихо подберитесь к такому оконцу. Лучше, если вы лодку остановите в камышах, но так, чтобы можно было достать удочкой чистую, без зарослей, воду. Киньте туда несколько крошек размоченного хлеба и забрасывайте удочки. Лучше всего, если на крючок насадите опарыша.

Теперь несколько слов о том, как оснастить живцовую удочку. Вместо крючка я привязываю мормышку «малая дробинка» и ставлю легчайший поплавок из кусочка пенопласта. Длина спуска — самое большее 40 сантиметров. При таком оснащении вы не пропустите ни малейшего прикосновения рыбы к насадке.

Хорошо на эту снасть ловится уклейка, плотва и даже крупная красноперка. Пройдет не более получаса — и в вашем ведерке будет с десяток рыбешек.

А однажды… Мне потребовалось заменить на двух жерлицах живцов. Вблизи оказались такие водоросли, что через них трудно было пробиться даже на лодке. «Да может ли быть здесь какая-нибудь рыба?» — засомневался я. На всякий случай осторожно забросил дробинку с опарышем на границу зарослей. Поплавочек, едва он лег на воду, лихо повело в сторону. Мягко подсек и неожиданно почувствовал резкое сопротивление. Крупная рыбина, согнув мою легкую удочку, трепетала в воздухе, сверкая солнечными бликами: красноперка!

Тогда, выискивая между крупными лапчатыми листьями кувшинок зеркальца чистой воды, я стал забрасывать туда мормышку, и красноперки, одна крупнее другой, отливающие темно-латунной чешуей, с малиновыми плавниками, становились моей добычей.

Это было осенью, а летом в этих местах красноперка великолепно берет на кузнечика.

Но вернемся к жерлицам. Итак, в вашем ведерке плавают плотвички и красноперки. Остается только подыскать местечко, где расставить шесты.

Вдоль берега протянулись полосой заросли камыша, образующие небольшие заливчики, коридоры, плесы. На Вороньем их особенно много. Вот по кромкам этих зарослей и устанавливайте шесты. А чтобы живец не запутал леску, шест надо втыкать в грунт с большим наклоном. Когда в озере высокая вода, — а это бывает при устойчивых западных ветрах, — расставлять жерлицы надо ближе к берегу, где скапливается рыбья мелочь. Здесь за ней охотится щука.

Существенная вещь — насадка живца. Его можно поддеть под спинной плавник или за губу. Но при таком способе рыболов нередко не обнаруживает на крючке ни живца, ни щуки. А вот проверенный способ, гарантирующий от каких бы то ни было случайностей.

Для насадки живца сооружается простейшая снасточка: из перегоревшей спирали электроплитки сделайте поводок длиною 15 сантиметров с петельками на концах; на одну из петелек наденьте двойник, другую с помощью застежки присоедините к леске или капроновому шнуру жерлицы. Снасточка готова (рис. 7). Впрочем, еще один совет. Перед тем, как надеть двойник, плоскогубцами выгните его так, чтобы жала крючков не прилегали к телу живца — тогда щуке не уйти.

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 7. Снасточка для насадки живца.

Вот теперь у вас все готово. Накидной петлей привяжите жерлицу к выступающей из воды вершинке шеста. Сделав спуск метра полтора или метр, смотря по глубине, и отсоединив поводок с двойником от застежки, введите его в рот рыбки и выведите в анальное отверстие. Затем снова присоедините его к застежке. Теперь опускайте живца, пусть играет. Грузило над застежкой на леске — стандартная оливка — не позволит рыбке подниматься на поверхность.

Для перевозки поводков с двойниками вырежьте по длине каждого плашку из пенопласта, в торец плашки воткните жала крючков, а поводки прижмите к ней резинкой. Так перевозить поводки с двойниками не только удобнее, но и безопаснее, чем оставляя их на жерлицах.

Расставив пять-семь жерлиц или кружков, можете поспиннинговать.

Может быть, такая рыбалка — на жерлицы и спиннинг одновременно — кому-то покажется погоней за двумя зайцами, желанием поймать побольше. Отнюдь. Есть норма вылова — пять килограммов и не больше, если вам не попалась пудовая щука (а такие в Вороньем водятся). Что же касается применения разных снастей и способов ловли на одном водоеме в один и тот же день, то я и сам не поклонник такой рыбалки. И лишь в конце августа и сентябре, собираясь ловить щук на жерлицы, прихватываю спиннинг. И вот почему.

Воронье (да и Пустое тоже) летом сильно зарастает. Кроме канала, идущего от Преголи к водонасосной станции, найдется всего три-четыре небольших плеса, свободных от водорослей. Куда ни кинешь взгляд, увидишь кустики зелени, заводи в окружении камышей или кувшинок. Вот, изловчившись, и забросьте сюда блесну, проведите ее осторожненько, пусть она покажется щуке плотвичкой. Но учтите, что здесь заброс — это, как правило, зацеп. Нередко вместо рыбы тянешь зелень, а потом долго возишься, освобождая блесну. Вот почему, пока держится зелень, а день еще велик и не надо особенно спешить, я предпочитаю жерлицы. А спиннинг — на всякий случай: вдруг не поймаешь живцов, вдруг захочется в канале половить на дорожку с плотвичкой на оснастке вместо блесны.

Как-то в начале сентября мы приехали на озеро поздним вечером и сразу же отправились в дом ночевать. Вечер был душный, сильно парило. Надвинулись облака, и все вокруг скрылось в непроглядной темени. Неожиданно зигзагами запрыгали стремительные молнии, и вскоре вместе со свирепыми, оглушительными ударами грома обрушился небывалый ливень. Казалось, бушует летняя гроза.

А утром вдруг увидели, что камыши и травы утратили свою яркость, поникли…

Озеро в тот год так много дарило нам радости, так очаровывало, что мы рвались к нему, как одержимые. И всякий раз открывали здесь новые прелести: какой-нибудь удивительный уголок, заливчик с редкими, дугою согнувшимися стеблями камыша. В этих уголках и заливчиках или на плесах нам не раз сопутствовала удача.

А однажды мы увидели в дальней бухточке несколько белых сказочных птиц. Это были лебеди. Они поселились здесь летом и долго не покидали облюбованные места. Бывало, выйдешь на лодке, кинешь взгляд за кромку камышей и увидишь необыкновенно чистые облачка на темной глади воды. Как-то сразу станет светло и свободно на душе. И потом в течение дня нет-нет да и ищешь глазами эту живую красоту. Лебеди то скрываются в камышах, то появляется на воде цепочка их изящных силуэтов.

* * *

Октябрь. Все длиннее ночи, короче дни. Все чаще зябкие туманы, беспросветные дожди, неистовые ветры. И в воде — от недели к неделе — перемены. Эта пора для рыболова — настоящая школа наблюдательности.

Я перелистываю дневник, в котором каждая рыбалка на Вороньем — небольшая страничка или несколько коротких заметок для памяти.

2 октября. Мягкий солнечный день, по временам с легким ветерком, поднимающим рябь. Мой друг ловил спиннингом, а я жерлицами. Он вытащил порядочную щуку. Повезло и мне — я тоже поймал двух: золотистую, килограмма на два, ж другую темную, поменьше. А одна размотала жерлицу, помяла живца, но не засеклась — слишком близко прилегали жала крючков к телу живца. Щука ведь никогда не глотает добычу на месте, а отходит с ней куда-нибудь в укромное местечко. Видимо, в это время она укололась о крючки и бросила насадку.

9 октября. В автобусе, невероятно переполненном грибниками, снова приехали в Березовку, на Воронье. День был — не день, а сказка! Мы даже загорели. Опять повезло: возвращались с уловом. Были довольные и самоуверенные: что ни говори, но мы знаем, как и где ловить щук!..

23 октября. Да, на рыбалке от победы до поражения — один шаг. Утром мы с другом ничуть не сомневались в удаче. Но за весь день поймали лишь щуренка. На знакомых местах никак не удавалось добыть живцов. И куда только они девались? А когда я догадался поискать их в камышах, было поздно. Задул ветер, начало темнеть, пора было уходить. Злым завершением всех неудач был ледяной ливень, настигший нас по пути на автобусную остановку. Вымокли до нитки и прямо-таки окоченели. Погода безнадежно испортилась. Не из-за нее ли так пассивна щука?..

30 октября. Заранее договорились взять реванш. Едем на Воронье — будь что будет! Но друга моего на остановке не оказалось, так что поехал один.

Ночью ударил морозец, но день был солнечный, яркий. Несколько раз над озером кружили лебеди, — наверное, готовились к отлету.

Живца поймать не удалось, пустил в дело спиннинг. Провел блесну на чистой воде вдоль зарослей, где, по моим предположениям, должна была стоять щука. Но ни одной поклевки. Тогда забрался в камыши, стал проверять оконца чистой воды между ними. Жала тройников моей тяжелой блесны были защищены тонкими стальными проволочками — зацепов поэтому я не опасался. И все же, когда засеклась щука, мне показалось, что это зацеп: так упорно она сопротивлялась. Конечно же, в такой тихий солнечный день щука отсиживается в камышах. Следующие две поклевки подтвердили эту догадку.

* * *

И вот уже ноябрь. Когда выдастся мягкая осень, в начале месяца еще тепло, льют обильные дожди. Но, как правило, погода в это время крайне неустойчивая. Редко когда из-за угрюмых, мохнатых туч выглянет солнышко. Чаще свирепствуют штормовые западные и северо-западные ветры. Они терзают деревья, камыши и травы, переполняют реки и озера водой. Едва приоткроешь в доме окно или дверь — упругий сырой удар ветра ворвется в комнату, неумолчный шум ливня донесется из непроглядной тьмы. А однажды увидишь, что за окном все запорошено снегом. И почувствуется дыхание колючей морозной стужи. Одним словом, ноябрь.

Может ли быть рыбалка в эту глухую пору?

Может! Да еще какая! Особенно в дни, когда вслед за штормовой, промозглой ночью наступает такое умиротворенное спокойствие, что ни один уцелевший на дереве листик не дрогнет. Ну а если ноябрь стоит сухой, звонкий, с туманами и легкими морозцами по утрам — вообще не нарадуешься.

Что же там, на Вороньем, в ноябре? Перелистываю странички дневника.

8 ноября. В первом утреннем автобусе из рыболовов лишь мы одни. Даже те, с кем мы здесь часто встречаемся, не рискнули оставить домашний уют и праздничный стол. Правда, и день сегодня не из лучших: утро набухло влагой, моросит, облака чуть ли не ползут по земле. В озере так поднялась вода, что кажется, будто она сливается с низким хмурым небом. Молодь не резвится, ушла на глубину. А щука?

Друг настраивает спиннинг. А я думаю предложить щуке живца, решив поставить жерлицы у самой горловины канала.

Через час жерлицы были расставлены. Но оказалось, что старался я напрасно. После обильных дождей по каналу шла мутная вода, и, конечно, в ней щука не могла увидеть живца.

Другу моему повезло больше. У него на желтый «шторлинг» последовали одна за другой две поклевки, но это произошло, когда мы уже собирались домой.

13 ноября. Сегодня мы закрываем сезон на открытой воде. Выехали поздно и к месту добрались лишь в одиннадцатом часу. Долго и усердно спиннинговали. Однако щука не брала. Стало очевидно, что продолжать ловлю бесполезно. Мы сошли на берег. Молча перекусили и долго потом сидели, каждый думая о своем, любуясь своеобразной красотой природы в эту позднюю осеннюю пору. Затянутые дымкой дали, темная стена леса… Все вокруг утратило свои сочные краски, свою свежесть и будто прорисовано скупыми эскизными штрихами. Только лебеди на фоне пожелтевших камышей кажутся еще чище и грациознее. День тихий, какой-то серо-голубой. На всем лежит печать умиротворения. Нисходит оно и на тебя, тогда с легкой грустью думается о прошлом, откуда-то из тайников души всплывает самое заветное…

* * *

Не скажу, что предложение поехать в первый день декабря в Березовку вызвало у моего друга энтузиазм: «Погода какая-то неопределенная… Озеро, небось, только стало. Подождем до следующего воскресенья…».

И все-таки мы едем в Березовку. Рыбалка вряд ли может состояться. Что же тогда влечет нас на Воронье?

…С неделю назад у меня было ночное дежурство. Утомившись, открыл окно, чтобы подышать свежим воздухом, развеять сонливость. Город спал, было тихо и торжественно. И тут пошел густой снег! Этот снег тревожно кольнул: «А как же там лебеди?».

…Мы увидели здесь то, чего никак не ожидали увидеть. Ветры нагнали из реки в озеро столько воды, что она даже заливала пирс у дома и луг. Потом ударил крепкий мороз. И вот сегодня под выглянувшим солнышком вся долина сверкает зеркальным блеском.

Озеро посредине еще свободно ото льда, но лебедей нет, — видимо, они улетели, присоединившись к одной из стай. Что ж, счастливого пути, встретимся весною!

Река не замерзла, бежит мутным беспокойным потоком, шуршит у заберегов. Делать нам здесь нечего, возвращаемся к озеру. С разрешения хозяйки сталкиваем на открытую воду плоскодонку — хотим все-таки провести разведку. Но на воде донимает колючий морозный ветер. Спиннинговые кольца во время подмотки мигом забивают ледяные пробки. Выходит, и на озере делать нечего. Вытаскиваем лодку, переворачиваем ее днищем кверху и, поблагодарив хозяйку, — не столько за лодку, сколько за снисходительность к нашим, на первый взгляд, нелепым действиям (другая бы посчитала нас, по крайней мере, сумасшедшими), — отправляемся по берегу к карьеру у водонасосной станции. Денек-то, в общем, солнечный, свежий, и где-нибудь в затишье неплохо просто посидеть.

Располагаемся с южной подветренной стороны за высоким обрывом бывшего карьера, на месте которого возникло почти круглое, как чаша, озеро. Крутые обрывы укрывают его от студеного ветра, потому оно и свободно сейчас ото льда. Когда застынет озеро, обрывы укрывают его от теплого южного ветра, и лед тут дольше сохраняется, чем в других здешних озерах и канале. На противоположном берегу четко, до мельчайших подробностей, вырисовываются на бледно-синем небе темные шапки лип и ольхи. В начале осени, если смотреть с озера, деревья заволакивают облака стелющегося по долине молочно-белого тумана, и это придает им какую-то призрачность. А заштрихованные завесой дождя, они как бы удаляются от тебя.

— Ты о чем размечтался? Может, попробуем на живца? — предлагает друг.

На мотыля ловлю уклейку. Сергей насаживает ее на снасточку и пытается вместе с жерлицей на поводке забросить в озеро. Жерлица цепляется за куст, рыбка падает в воду…

Больше мы не пытаемся ловить. Обласканные солнцем, потихонечку шагаем к остановке.

* * *

13 декабря день выдался из тех, в которые особенно познаешь, какой суровой и неприветливой может быть природа. Резкий ветер, несущий грязные, лохматые облака по низкому небу, будто придавившему землю; вокруг голо, сыро, неуютно…

Несколько раз порывался возвратиться домой с остановки, тем более, что на этот раз был один, без попутчика. Но, видно, недаром говорят, что охота пуще неволи. И я сел в автобус.

В автобусе кроме меня оказалась еще и чета рыболовов. Они ехали ловить… окуня. И везли с собой в качестве наживки мальков в бидончике.

Я не сошел, как всегда, в Березовке, а поехал с неожиданными попутчиками в Озерки посмотреть, где ловят они окуня. Автобус остановился при въезде в поселок. Мы прошли по дороге мимо завода железобетонных изделий, спустились в долину и подошли к озерку, расположившемуся у подножия темнеющего впереди высокого обрыва.

Когда рассвело, супруги забросили здесь свои удочки. И вскоре я увидел, как один из перьев-поплавков с красным кончиком юркнул под воду. На крючок попался солидный окунь, не хуже тех, что водятся в заливе!

«Что ж, возможно, когда-нибудь мне пригодится то, что я увидел», — подумал я. А сам попробовал ловить на опарыша живцов. Рассчитывал, как всегда, на плотвичек. А вытаскивал уклеек, и каких! Я даже, было, подумал, что сюда каким-то чудом забрела салака. Поблагодарив своих новых друзей за науку, я поспешно отправился на Воронье. Взял лодку, быстро расставил несколько жерлиц.

Согласно прогнозам синоптиков, пора бы уже ударить крепким морозам. Но сегодня на Вороньем я еще на веслах. После сильного похолодания наступила оттепель, снова хлынули дожди с ветром, и льда как не бывало, остались только закраины да небольшие белые ноздреватые поляны в камышах. Льдины разрушенного дождем и ветром припая и волны почти совершенно очистили воду от зарослей. Уцелели только камыши, все остальное легло на дно. От этого озеро стало пустынным, неузнаваемым.

Несмотря на отличных живцов, из моей затеи ничего на этот раз не получилось. И причиной тому были не только жуткая непогода, крупная волна и мутная вода, но и… уклейка. Эта рыба, как известно, ходит поверху. А щука в такую погоду наверняка отсиживалась на глубине. Чтобы держать уклейку поглубже, нужны были грузила, а их у меня не оказалось.

* * *

Отношение к глухой осени хорошо выражено пушкинской строкой: «Дни поздней осени бранят обыкновенно…» Казалось бы, нет для нас, рыболовов, более тоскливого времени, чем чрезмерно затянувшаяся, перехлестнувшая календарные границы осень. Никакая другая пора года не тянется так медленно, как она. Мы еще выбираемся на открытую воду, а сами ждем не дождемся крепкого льда.

Можно перелистать метеосводки за многие годы и убедиться, что настоящая зима в наших краях, как правило, начинается не раньше, чем во второй половине декабря или даже в январе. А пока крепкий мороз не сковал озера, реки и заливы, мы томимся неопределенностью, с надеждой вслушиваемся в последние известия о погоде.

И что же? Где-то у людей дыхание перехватывает от лютой стужи, где-то бушуют метели, а у нас то дождь, то снег, а в среднем около нуля. Где-то люди, наверное, рады были бы, если не теплу, то хотя бы оттепели. А мы, наоборот, мечтаем о том дне, когда ртутный столбик опустится на десяток делений ниже нуля. У рыболовов своя логика и свои желания. С нетерпением ожидая зиму, мы, конечно, вовсю ругаем осень с ее бесхарактерной погодой. Но поразмыслим, справедливо ли это.

Слов нет, приятнее рыбачить, наслаждаясь природой, весной и летом. Очень увлекательна и азартна рыбалка зимой. Ну а осень имеет свой облик, и надо принимать ее такой, какова она есть — с частыми, иногда беспрерывными дождями, с редкой, но ласковой улыбкой солнца. Завзятый рыболов и в это неуютное время ни на что не променяет свой любимый вид отдыха. Холодно? Оденется потеплее. Мокро, промозгло, идет дождик? И это не страшно — есть на то резиновые сапоги, есть проолифенка, водозащитный костюм. Словом, непогода — вовсе не причина для отказа от целебной свежести воздуха, природных красот, от рыбалки и множества впечатлений, которые ей сопутствуют.

В этом отношении Воронье для рыболовов — не просто Озерова чудесный дар. Сезон на нем никогда не кончается. Уже пошли заморозки, у берегов появился припай, а спиннинг и жерлицы по-прежнему могут принести удачу.

Однажды мы с приятелем приехали сюда поспиннинговать 17 декабря. Хозяин дома у озера, увидев нас, заявил:

— Не получится у вас ничего. Не берет она сейчас.

Ему можно было бы поверить — озеро у человека под окнами. Я действительно в этот день отмахал себе плечо, но ровным счетом ничего не поймал. А вот друг мой, находившийся со мной в одной лодке, за каких-то два с половиной часа поймал четырех щук. Значит, не в погоде было дело!

* * *

Как ни долго стоит теплая погода, приходит и время холодов. Проснешься как-нибудь ночью в недоумении: почему так светло в комнате, неужели утро? Глянешь в окно, а там все засыпано снегом. Так иногда после долгих ожиданий тайком приходит в наши края «белая чародейка» зима. Глядишь, и морозы ударят градусов на десять-семнадцать. «Хоть бы недельку подержались», — делятся друг с другом своей надеждой рыболовы. И если морозы не отступят, постоят несколько дней, то пусть по заливам еще бегут холодные, тяжелые волны, прибивая к берегам шугу и громоздя торосы, я знаю: Воронье или канал, что рядом с ним, уже скованы надежным льдом.

Зимняя рыбалка — замечательное удовольствие, которое хочется оставить в памяти, запечатлев на страничках дневника.

22 декабря. Выпавший ночью снежок не тает. Похолодало, повеяло настоящей зимой. Уже несколько дней держатся морозы от 6 до 10 градусов.

Когда долго ждешь зимы, велико желание испытать счастье по первому льду. Поэтому в ближайший же выходной, одевшись и обувшись потеплее, прихватив пешни и снасти, держим путь в Березовку.

Автобус забит рыболовами — что может удержать их дома в первый день зимней рыбалки? Такой силы на свете, наверное, и не существует. Все возбуждены, вспоминают разные случаи, похваляются своими чудо-удочками, блеснами, мормышками. Только мой друг, как всегда, бесстрастен, кажется, что его вся эта суета ничуть не трогает.

— Подумаешь, понаделали финтифлюшек, — пренебрежительно говорит он. — Если не берет, ей все равно, какая у тебя в руках удочка…

— Рыбе-то все равно, но тебе, должно быть, не все равно, — справедливо замечает кто-то.

— А мне что… — Сергей достает из рюкзака изогнутую палочку, в которую вбито два обойных гвоздика, на которые намотана леска. — Вот простая удочка, без всяких усложнений…

Его «произведение» вызывает дружный смех.

— Скажи уж лучше — первобытная, а не простая.

— Смейтесь, смейтесь…

А тем временем автобус знай бежит от поселка к поселку по пустынной утренней дороге. И вот уже наша остановка.

С лязгом складываются дверцы, мы поспешно выпрыгиваем в темноту. Переждав, пока он, фыркнув, продолжит путь, поворачиваем влево. Со столба одинокая лампочка беспомощно протягивает свои короткие лучи. Поселок еще спит. Все застыло, погруженное в дремотную тишину. Все-таки стоит зимой хоть раз оставить домашний уют, чтобы увидеть поля в предутренней дреме, почувствовать свежесть первого снега, бодрящего морозца, услышать еле уловимый шорох жестких промерзших камышей.

За ночь еще подвалило снежку, на его фоне даже в темноте заметно выделяются стоящие вдоль дороги старые ивы с толстыми черными стволами и шапками прутьев. Молча шагаем через поле к ивам, а от них до Вороньего рукой подать. Собственно, можно и не спешить. Рассвет еще не скоро, над озером висят густые темно-синие сумерки, даже не видно берегов. Но места нам знакомые, поэтому, выйдя на лед, не дожидаемся рассвета, рубим лунки. Ухает, перекатывается звонкий гул.

У каждой лунки вмораживаем под острым углом прутик ивы и цепляем к нему накидной петлей жерлицу. Теперь остается надеть на снасточку плотвичку (мы это делаем точно так же, как летом и осенью) и опустить ее в лунку. Но где взять живцов?

Некоторые рыболовы запасаются ими загодя (чаще всего ловят плотвичек в озере Чистом, что у поселка Заозерье) и везут их в ведерках или бидончиках. На это уходит немало времени, зато на озере не требуется хлопот.

Мы же добывали живцов у самого Вороньего. В озере их ловить бесполезно — на зиму в мелководье остается, как правило, щука да в первые дни ледостава, когда еще не так ощущается недостаток кислорода, окунь. А вся мелочь уходит в глубоководные чистые карьерные озера. Здесь обычно мы и ловим живцов. Нужны для этого зимний удильник, червячок, тесто, а лучше всего опарыш.

…Жерлицы расставлены. Сергей достает свою примитивную удочку, снаряжаю и я свой удильник. Идем на канал и пытаемся блеснить там окуня. А сами, конечно, нетерпеливо поглядываем на косо торчащие прутики с жерлицами, не подаст ли нам щука сигнал. Много волнующего в этом ожидании!

Одни жерлицы-рогульки у нас с флажками на леске, другие представляют собою пенопластовые валики, на которые намотана леска; с помощью булавки они крепятся горизонтально; дернет щука живца — валик принимает вертикальное положение. И в том, и в другом случае поклевка хорошо заметна даже издали.

Товарищ мой пользуется также живцовыми удочками с катушками. О поклевке ему сигнализирует флажок на сталистой проволочке, которая распрямляется, когда щука потянет живца и провернет катушку. Некоторые рыболовы применяют для охоты на щук удочки с большими пенопластовыми поплавками, жерлицы в виде треугольных деревянных плашек, укрепленных на палочке, положенной в лунку. Под тяжестью груза и живца такая жерлица вертикально держится в воде. Когда щука схватит живца, жерлица всплывает — это и есть сигнал поклевки, Плашка удобна тем, что при замерзании лунки она все равно свободно плавает в воде. Правда, увидеть, взяла ли щука, можно лишь подойдя к лунке.

Использование удильников с катушками и поплавками занимает значительно меньше времени на установку снасти. А время в короткий зимний, день особенно дорого.

Возможно, на кого-то Воронье и не произведет такого впечатления, какое оно неизменно производит на меня. За многие годы в моем сознании сложился его совершенно неповторимый облик.

На Вороньем я отдаю предпочтение одной рыбе — щуке. А между тем здесь водятся, например, и лини, случается, весом до пяти килограммов. В весеннюю путину одна небольшая рыболовецкая бригада в течение полумесяца выловила здесь свыше трех тонн рыбы, и почти половину улова составил линь. Рядом с Вороньим на месте Озерковских карьеров образовались водоемы глубиной до 20 метров. Судак, налим и даже лещ облюбовали их. Это для рыболовов — «голубая целина», которая всегда манит еще неоткрытыми возможностями.

Надолго запечатлелся во мне зелено-голубой спокойный облик Вороньего. В сутолоке и спешке будней, в самой неожиданной обстановке, казалось бы, в неподходящую минуту вдруг вспомнишь это озеро: мелькнут перед глазами его разливы, зеленый ковер долины, домик под холмом, стайка лебедей… Тронут эти воспоминания и будто освежат живой: водой.

ВОДА СВЕТЛАЯ, ХРУСТАЛЬНАЯ.

Люди, любуясь древними памятниками материальной культуры, изумляясь их давности, пожалуй, мало задумываются над тем, что окружающим их ландшафтам еще больше лет. Что у холмов, равнин, рек и озер своя, весьма интересная, история.

Вот что рассказывают ученые об уникальнейшем водоеме нашей области, озере Виштынецком. Примерно 10–12 тысяч лет назад произошло последнее оледенение территории нынешней Западной Европы. Необъятная сплошная лавина льда в километр толщиной ползла со Скандинавских гор в юго-восточном направлении. Ползла, с невероятной силой утюжа землю и, словно чудовищный бульдозер, сгребая все на своем пути. Там, где почва оказывалась мягкой, болотистой, лед зарывался вглубь.

Через определенное время, в результате потепления климата, ледник начал таять и медленно отступать на север, оставляя после себя необозримое водное пространство. Среди этого пространства, когда вода постепенно стала уходить, обнажился огромный остров — наиболее возвышенная часть Балтийской гряды — Виштынецкая возвышенность. А когда на ней растаял зарывшийся на большую глубину лед, здесь появилось огромное озеро. Достаточно посмотреть на его географическое расположение, чтобы убедиться, что это классическое творение ледника: как двигался ледник с северо-запада на юго-восток, так и выпахал он ложе для озера. Там, где простираются сейчас воды Балтийского моря, еще долго-долго лежал ледник, а на Виштынецкой возвышенности огромная котловина уже была наполнена водой.

Виштынецкое озеро уникально во многих отношениях, и прежде всего своею глубиной, необычным рельефом дна, массой и особенностями воды. Как показали исследования, дно озера состоит из нескольких впадин, чередующихся со сравнительно мелководными участками. Впадины расположены ближе к восточному берегу в южной, центральной и северной частях озера и отделены друг от друга порогами. В южной части есть глубина, достигающая 47 метров, в центральной — 40, в северной — 43,9 метра. Даже в сравнительно мелководном Западном заливе озера встречаются глубины в 10 метров. Водоизмещение озера 250 миллионов кубометров. Вода чистейшая, богато насыщенная кислородом, прозрачность ее составляет восемь метров! На двадцатиметровой глубине температура воды в Виштынецком никогда не бывает выше восьми градусов. В озеро впадают 15 небольших ручьев, преимущественно ключевого питания, и одна речка. Вытекает из него только река Писса. Размеры озера внушительны: максимальная длина — 8,1, ширина — 2 километра.

Итак, озеро не замкнутый, не изолированный водоем. Его, следовательно, должны населять все те рыбы, которые водятся в близлежащих реках, заливах и озерах. Но, как это ни странно, некоторых рыб здесь нет и в помине.

Впрочем, укажем сначала некоторые из тех, которые есть. Всего обитающих здесь рыб — свыше двадцати видов: ряпушка, плотва, красноперка, окунь, щука, сиг, лещ, угорь, уклейка, голец, линь, налим, карп золотистый, пескарь, щиповка, бычок-подкаменщик и другие. А вот язя, голавля, судака, жереха, подуста, снетка, ерша, колюшки в озере не удалось обнаружить. Можно предположить, что для большинства из них здесь неблагоприятны гидрологические условия. Но чем объяснить отсутствие вездесущей неприхотливой колюшки, настоящего бича наших водоемов? Это остается загадкой.

Как же представлены в озере рыбы?

На первом месте стоит ряпушка, затем идут плотва, окунь, сиг. Запасы щуки, леща невелики, так как в озере не совсем хороши условия для размножения этих рыб, мало быстро прогреваемых мелководий.

Озеро, по заключению ученых, относится к типу малокормных. Однако рыбы в нем развиваются и растут хорошо. Плотва, окунь достигают веса одного килограмма, угорь, сиг — двух-трех, лещ — четырех килограммов. Установлено, что годовой прирост сига, например, здесь больше, чем в озерах Чудском и Ильмень. По-видимому, хорошему развитию, нагулу рыб способствуют чистота воды, благоприятные гидрохимические условия.

В одном из туристских справочников говорится, что «рыбалка на Виштынце — ни с чем несравнима!» Но что могут сказать рыболову эти обещающие слова? Что за ними стоит? Почему несравнима, в чем ее прелесть и особенности?

В двух словах об этом, пожалуй, не расскажешь. Например, плотва, обитающая здесь, отличается от той, которая водится в Куршском заливе. А окуня зимой здесь блеснят из глубины… 20 метров!

Особая речь — о виштынецком сиге. Эта рыба вообще-то не диковина в наших краях, балтийский сиг осенью заходит на нерест в Куршский залив, отнерестится и возвращается в море. А в Виштынецком озере сиг, оказывается, имеет постоянную прописку. Как сюда попал? Ведь обычно эта хладолюбивая рыба обитает в северных водах. Ответ я нашел в книге о сигах И. Ф. Правдина. Он писал, что балтийский сиг, обитающий, в отличие от других его видов, в солоноватой воде, акклиматизировался в пресных водоемах, обладающих оптимальными для жизни сигов условиями — прохладной, чистой, с высоким содержанием кислорода, водой, обилием пищи и наличием каменистых грунтов, пригодных для нерестилищ.

Эти условия как раз и есть в Виштынецком. В другом водоеме, где температура воды поднимается до 20 градусов, сигу, конечно, не выжить. А здесь даже в жаркие летние дни вода прогревается на глубину не больше, чем пять метров. К тому же в иные летние дни северо-западные и северные ветры сгоняют теплый слой воды в южную часть озера, а с глубины на поверхность поднимается по-осеннему студеная вода.

Меня интересовало, чем питается в озере сиг. Снетка, как в Куршском заливе, здесь нет. Неужели только донными организмами, или, как по-ученому их называют, бентосом? «Если так, то, наверное, этот виштынецкий сиг, — думал я, — не берет блесну».

Но один из здешних рыболовов-старожилов меня успокоил: — Еще как берет! Вот увидите…

…Асфальтовое шоссе, по которому мы едем из Нестерова к озеру, незаметно поднимается в гору. Где-то вблизи поселка Невское, справа и слева от него появляются холмы, то пологие, то крутолобые, то обрывистые, а между ними довольно просторные замкнутые понижения.

Шофер рассказывает о здешней зимней рыбалке (много лет он ездит на озеро, и оно подарило ему немало радостей), но насчет удачи высказывается осторожно.

— Не знаю, повезет ли нам нынче, — говорит он. — В январе сиг стал брать хуже, по-видимому, ушел на большую глубину. А вот в декабре редко кому он не попадался.

В декабре… Итак, вот она первая особенность спортивной ловли сига в озере по сравнению с ловлей этой рыбы в Куршском заливе. Там в декабре его поклевки носят единичный, случайный характер, а здесь, выходит, массовый.

Впереди, на горизонте, повторяя очертания холмов, темнеет зеленый волнистый массив — наши знаменитые краснолесенские леса. За поселком Ягодным дорога врезается в этот массив. Значит, озеро уже близко. Машина бежит какое-то время в лесных сумерках. И вдруг слева их как бы раздвигает масса света — открываются просторы Виштынецкого озера.

Когда, смотришь на него с берега Западного залива, возникает впечатление, будто ты остановился у огромного окна. Справа и слева высокий лес, а впереди, за темными острыми изгибами мысов, лежит открытая ширь, упирающаяся вдали в подножие высоких холмов.

Приехали мы далеко не первыми. Меж деревьев на высоком берегу уже стояли два автобуса и несколько легковых машин. На льду виднелись фигуры рыболовов.

В декабре сига ловили здесь, отойдя от берега метров 200, с глубины 8—10 метров. Но теперь, выходит, идти надо дальше. Останавливаемся метрах в ста за правым мысом, сверлим лунки.

Учитывая, что придется блеснить с большой глубины, я взял удильник с катушкой. Кинул в лунку блесну и смотал метров 20 лески. Прошла, наверное, минута, пока я едва почувствовал слабое натяжение лески. Смотал еще метров шесть и только тогда блесна дошла до дна. Дальше действовал, как бывало на Куршском заливе — подмотал с полметра лески и начал дергать удильником.

Оказалось, что те легкие блесны-пластинки, которые я применял раньше, на озере не годятся. Они долго идут до дна, а когда блеснишь, почти не чувствуешь, как они играют. Блесны на здешних окуня и сига примитивнее и тяжелее. Это прямые, зауженные к хвостовой части латунные или серебряные пластинки, на которые наплавлено много олова. Крючки двухподдевные номеров 5 и 6. Их не маскируют красной шерстяной ниткой, а головку блесны окрашивают красным лаком.

Не верится, что сиг может кинуться на такое увесистое изделие, но, как говорится, в Тулу со своим самоваром не ездят.

На первой остановке ни у кого из нас поклевок не было, и мы подались туда, где он скорее всего мог попасться, — в бухту Тихую, самую дальнюю на западном берегу. Пологий у залива, этот берег тянется к югу уступами, образуя несколько бухт. Покрытые лесом берега здесь высоко и круто поднимаются над тесно зажатым между ними извилистым коридором. Картина эта необычна, своеобразна, так что я в первое время не мог оторвать от нее глаз.

Пока я любовался увиденным, мой провожатый, Юрий Алексеевич, успел пробить лунку. Присматриваюсь, как он действует дальше, Опустив в лунку блесну, снимает катушку с тормоза, катушка быстро вращается: благодаря своей тяжести блесна сама сматывает леску. Но вот она на дне. Выбрав слабину, Юрий Алексеевич начинает блеснить: плавно поднимает кончик удильника примерно на полметра, завершая последнюю треть этого расстояния резким рывком, и тут же опускает удильник над лункой в горизонтальное положение. Выждав 3–5 секунд, резко подает кончик удильника вниз, блесна падает на дно. Через секунду-другую снова плавно поднимает ее.

— А зачем вы кидаете блесну на дно?

— Видите ли, рыба сейчас еще держится у дна. Если окунь или сиг не заметят блесну, то их могут привлечь небольшие фонтанчики мути, поднятые ее падением.

Интересное объяснение. Попытался таким способом блеснить и я. И что ж, небольшие окуни стали хватать блесну. А ведь глубина 16 метров! Видят они ее там или чувствуют боковой линией, как полагают некоторые? Как бы там ни было, окуни клевали. Правда, не так бойко, как на Куршском заливе. Но было занятно тащить их с большой глубины: перебираешь леску, перебираешь, а ей как будто и конца нет.

Но это окуни! А где же сиг? Хоть бы у кого-нибудь клюнул…

Перебираемся в бухту Глубокую. Вот здесь-то Юрию Алексеевичу он и подал сигнал с глубины двадцать с лишним метров. Видя, как тот медленно, с напряжением перебирает леску, я сразу понял, что это сиг, и, кинув свою удочку, побежал к товарищу.

Признаться, я сразу и не узнал в пойманной рыбе сига. Балтийский проходной, что на Куршском заливе, — красавец, весь так и сверкает серебром. А этот со спинкой грязно-темного цвета и пепельно-серыми боками. Хотя как ему сверкать, когда он постоянно находится на большой глубине, куда слабо проникает свет…

Не терпелось узнать, к какому же виду он относится. Но для этого надо было установить его некоторые «персональные» данные. Возвратившись домой, пересчитал количество тычинок на первой жаберной дужке и ряды чешуек на боковой линии: 38 тычинок, 95 рядов чешуек. Все стало ясно — типичный балтийский оседлый сиг, относящийся к третьей группе сигов, в которую входят также чудской, невский, сунский сиги. Вес этого сига был 820 граммов, длина 37,5 сантиметра. Словом, приличная рыбина. А вытащена была на леску диаметром 0,25 миллиметра.

— Наш сиг, — пояснили мне, — не очень-то строптив. Попав на блесну, идет легко и только у лунки дернется раза два-три. Поэтому толстую леску обычно никто не применяет.

Увидел я на Виштынецком и как рыболовы приспособились искать рыбу, выслеживая ее в лунках. На глубине до восьми метров сквозь хрустально прозрачную воду видно песчаное дно, а на его фоне и рыбу. Заметят ее — разматывают снасть, нет — идут дальше.

Мне рассказывали, что особенно здесь хороша рыбалка в марте — начале апреля, перед вскрытием озера. Крупная плотва хорошо берет на мормышку, наживленную мотылем, а окунь — на мормышку и блесну. По открытой воде окунь предпочитает малька.

И еще: с берега здесь почти никто не удит, только с лодки, которую в общем-то достать нетрудно, так как коллективы нескольких предприятий и организаций — Калининградского морского торгового порта, Восточных электрических сетей, механизированной колонны «Межколхозстроя» — создали на озере свои базы, завезли лодки.

…У Виштынецкого озера немало преданных поклонников. Оно берет в плен своею яркой красотою, своим таинственным величием и щедростью. Для каждого настоящего любителя природы привлекателен этот чудесный уголок нашего края, в котором всегда есть место новым и новым открытиям.

Ехать на Виштынецкое надо поездом до станции Кибартай, а оттуда местным автобусом до расположенного на северном берегу озера литовского городка Виштытис, или из города Гусева автобусом Гусев — Виштынец через город Нестеров и поселок Невское.

У САМОГО, САМОГО МОРЯ.

Есть место на извилистых берегах Калининградского залива, откуда, если смотреть вправо, он виден как на ладони. Это возвышенность, на которой находятся развалины старинного замка Бальга. А слева вы увидите отсюда Вислинский залив.

Вислинский (и его часть — Калининградский) залив обильно питают водой реки: Преголя, Прохладная с ее притоками Майской и Резвой, а на территории Польской Народной Республики река Пасленка и рукава Вислы.

На берегах залива и впадающих в него рек немало прекрасных мест для рыбалки — на морском канале, в Прибрежном, в Ушаково, у Ладушкино и Мамоново. Но в зимнюю пору, когда залив скован льдом, пользуется у калининградских рыболовов наибольшей популярностью район Бальги.

Обитают в заливе лещ, судак, угорь, окунь, плотва, красноперка, щука, налим. Весной с моря заходит сюда на нерест салака. Встречается лосось. Лещ и судак здесь даже более крупные, чем в Куршском заливе. Не буду ссылаться на официальные источники, но мне известен случай, когда один невезучий друг своей примитивной удочкой на неуклюжую блесну поймал судака весом 5 килограммов 400 граммов. Чтобы такие крупные экземпляры попадались в Куршском заливе, я не слышал. И трехкилограммовые лещи в Куршском заливе — сенсация, а здесь они попадаются нередко. Объясняется это близостью моря, в прибрежную зону которого лещ и судак выходят на нагул, тогда как в Куршском заливе эти рыбы обитают постоянно.

Залив у берегов мелководен. Поэтому те, кто сюда едет с удочками, останавливаются, как правило, в поселке Ушаково, в Светлом, на предустьевых участках Прохладной, других речушек и мелиоративных каналов. В самую раннюю весну здесь хорошо ловится плотва, щука, а позже — окунь, лещ.

Помню, на одном пойменном озерке, что слева от устья Черной речки, получил я первые уроки зоревой ловли плотвы на шитика.

Видел я, как ловят, и сам ловил подлещиков и лещей на мелководье залива с острова, что напротив поселка Комсомольского. Особенно хорошо берет он здесь, когда начинается осенний жор, — в августе, сентябре, в тихие, спокойные дни.

Несомненно заслуживают внимания рыболовов Голубые озера у поселка Прибрежный, куда из Калининграда ходит автобус городского маршрута.

У озер действительно голубоватый цвет, может быть потому, что в них очень чистая вода и большая глубина (до 16 метров). Каждое озеро — это заполненный водою бывший карьер, где добывались песок и гравий. Земснаряды размыли перемычки между карьерами и заливом — так образовалась система озер. Летом перемычка у залива обычно перекрыта. Но весной в половодье да при западных нагонных ветрах, когда уровень воды в заливе резко поднимается, залив и озера свободно сообщаются между собою. Заходит в них в это время немало рыбы.

Вид озер своеобразен и привлекателен: голубые прямоугольники среди чистеньких зеленых лужаек скорее похожи на благоустроенные бассейны, недаром они стали зоной отдыха тысяч калининградцев, которые устремляются сюда в летние жаркие дни.

Но как же рыбачить там, где масса народу? Во-первых, есть на озерах такие уголки, куда не доносится никакой шум. Во-вторых, наиболее подходящее время для рыбалки здесь — август, сентябрь, октябрь, когда отдыхающих становится здесь меньше, а то и нет вовсе.

Из рыб, что обитают в озерах, спортивный интерес представляют окунь, судак и салака. Снасть для их ловли применяется самая обычная: на судака — донные удочки, на окуня и салаку — поплавочные. Впрочем, я видел, как в октябре один из рыболовов, усевшись на огромную темную камеру от колеса МАЗа, блеснил окуней зимним удильником. Насадка для судака и окуня — малек. А салака (ее ловят в горловине, соединяющей озера с заливом) отлично берет на опарыша. Чтобы забросить донку и мальки остались живыми на крючках (мертвых судак не берет), требуется определенная ловкость: грузило надо посылать мягко, без рывков, оно должно быть плоским и не тяжелее 25 граммов — в озере вода стоячая, насадку сносить не будет. Нужно иметь с собой бойких, живучих мальков — лучше всего подходят пескарь, горчак. Их можно наловить в болотистых озерках мелкой сеткой. В сентябре-октябре на горчака судак берет и днем, а не только на зорях.

Любого малька жадно хватают окуни, причем отменные окуни — настоящие «лапти». Не следует теряться от неожиданности, если вместо окуня малька схватит щука. Она здесь водится. Есть смысл поэтому наведаться на Голубые озера и спиннингистам.

С дамб можно забросить донки на угря — весной и летом в теплые спокойные дни он заходит в прибрежные водоросли. На донку берут и лещ, и подлещик.

Знаю я одного страстного любителя ловить удочкой плотву и красноперку в камышовых зарослях. (Нет-нет, это не браконьерство: в береговой полосе камышей и в пятистах метрах от них запрещается ловить лишь в период нереста, а после удильщик вреда не причинит. Этот мой знакомый — типичный интеллектуал, который почему-то стыдится своего увлечения. Но когда приходит выходной, он едет в Ладушкин, где у его знакомого хранятся удочки. Там же на окраине наковыряет в жестянку десятка два навозных червей и направляется к заливу. На берегу в укромном местечке переодевается, натягивая почти по грудь прорезиненный костюм, собирает длиннющую стройную удочку с леской длиною всего 50–60 сантиметров. Затем он входит в воду и движется вдоль камышей со стороны залива. Нет, он не забрасывает удочку, а отыскав чистое оконце воды в камышах, просовывает туда ее кончик с коротким поводком. Если там есть плотва, красноперка или окунь, они хватают насадку. Затем ищется новое оконце. И в этом поиске для него — сладость азарта, лучшее удовольствие. Потому что в конце дня он оставляет у знакомого не только свою удочку, но и улов — рыбы он не любит.

* * *

Еще недавно не всем была доступна рыбалка на заливе, так как лишь немногие располагали собственными лодками. Теперь свою лодку иметь не обязательно: в живописных сосновых лесах по берегам залива калининградские предприятия построили базы отдыха. Не забыли при этом и о нуждах рыболовов — при базах созданы лодочные станции. Бурно растет и маломерный флот личного пользования. Причалы города Светлого, поселка Комсомольского забиты катерами, шлюпками, ялами, солидными плоскодонками.

Невелик залив, но ориентироваться, быстро определять место своего нахождения надо уметь. Присмотритесь к береговой линии, запомните ее характерные очертания, отдельно стоящие деревья, заводские трубы, махалки-вехи рыбацких сетей и другие выделяющиеся ориентиры на местности. Они помогут вам всякий раз верно определить район, то место, где вы удачно рыбачили, а потом и возвратиться к причалу.

Выйдя в залив, можно поставить лодку на шесты, если вы, собираясь ловить леща, хотите именно в определенном месте удерживать свою насадку. Если ваша цель — окунь, судак, можно воспользоваться якорем, пусть лодка свободно ходит по дуге — так хватка хищных рыб более вероятна.

Ловля окуня, леща здесь ничем особенным не отличается. В сентябре-октябре ловят в заливе спиннингом на удлиненные колеблющиеся блесны типа «уралка» судака.

Близок Калининградский залив, да не скорая дорога к нему зимой. Лед здесь бывает менее прочным, чем на других наших водоемах, из-за влияния моря. В этом районе всегда на два-три градуса температура выше, чем на Куршском заливе. Резко колеблется уровень воды, сильные ветры отрывают припай, образуют трещины, разводья, полыньи, разрушают лед. И поэтому, как ни велико желание рыболова блеснить судака, в иной год приходится ждать и ждать подходящие дни — в меру суровые, со спокойной, устойчивой, не слишком солнечной погодой.

…Утренний, самый первый дизель-поезд Калининград—Мамоново битком набит неуклюже, но надежно одетыми пассажирами. Ватники и полушубки, шапки, валенки или крепкие яловые сапоги. Ледобуры, пешни, рюкзаки, из которых выглядывают кончики зимних удильников.

Мы с другом в этой неугомонной компании. Я люблю поблеснить судака, хотя пока Калининградский залив — не самая большая моя привязанность.

— А я тебя уверяю, — упрямо твердит друг, — поймаешь два-три судака, и ездить больше никуда не будешь!

Для успешного блеснения судака нужны: хорошая блесна (рис. 8а, б), надежная леска. Блесны могут быть и меньше, и больше, но, как правило, светлые — серебряные, никелированные или из нержавеющей стали. Крючок к блесне припаян максимального размера — 25 миллиметров шириной. Для верной подсечки блесна выше основного крючка может быть оснащена дополнительным. Все это — и размеры крючка, и дополнительное оснащение диктуется особенностями поклевки судака. Он может схватить блесну, и его подтащишь к самой лунке, но, если крючок небольшой, подсечь рыбу не удастся.

Блесны на карабинчиках и гибкие, но прочные винипластовые удильники мы смастерили сами. Да ведь судак, обитающий в Калининградском заливе, на голую блесну не кидается, ему подавай вкусную приманку — кусочек корюшки. А вот корюшку достать — проблема. Хорошо она ловится в Куршском заливе, но туда далековато за ней ехать. Можно две-три штуки выудить у берега и на месте рыбалки, да на это уйдут утренние часы, самые ценные. Так и получилось, что при всем своем снаряжении едем мы ловить судака… без наживки. И не мы одни — в вагоне то и дело слышишь: «Нет ли корюшки?», «Не найдется хотя бы одна корюшка?».

— Поймаем корюшку, быть того не может. Или достанем, кто-нибудь поделится, — уверяет меня приятель.

Но мы перепробовали все, какие у нас были насадки: кусочки колбасы, сыра, червяка, наживляем мормышки мотылем, опарышем, — безуспешно. И тут нас действительно выручили рыболовы, дав три рыбки. Мы весело зашагали по направлению к искусственному острову, куда уже проложили торный путь многочисленные мотоциклисты и уйма «безлошадных» рыболовов.

Шли минут сорок.

— Где-то здесь должно быть то место… — Друг внимательно присматривался к лункам, вырубленным накануне, небольшим торосам льда, полосам снега.

— Ну почему надо искать «то место?» Разве судак не по всему заливу ходит?

— А может, в «том месте» у него «столовая»?..

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 8. Судаковые блесны.

— Так надо было оставить какой-нибудь более заметный ориентир…

Остановились все же наугад, по интуиции. Высверлили лунки, размотали по две удочки. Разрезав корюшку пополам, насадили на крючки. Я видел, некоторые рыболовы насадку привязывают к крючку нитками, чтобы крепче держалась и не сползала во время блеснения. Как бы тут пригодились крючки с одной-двумя зазубринами на цевье!

Блеснение судака, на мой взгляд, особого мастерства не требует. Медленно поднимай и опускай блесну так, чтобы она не доходила до дна сантиметров пятнадцать — двадцать. Сиди себе и работай руками: правую поднял — левую опустил, левую поднял — правую опустил. Блесны там, в глубине, ходят, словно чаши весов на коромысле. И так — сколько хватит выдержки и терпения, пока судак камнем не повиснет на блесне. Удобства ради многие рыболовы оснащают свои удочки большими поплавками. Время от времени они прекращают блеснение, и блесны в это время держатся на поплавках, а не лежат на дне.

Берет судак не только на блесну, но и на донки, наживленные кусочками все той же корюшки.

Случается, что с самого утра раз за разом следуют удачные поклевки — и тогда ты счастливчик. А на этот раз на поклевку ни намека, и все-таки огонек азарта и надежда теплятся.

Мы пытаемся понять причину своей неудачи. Погода? Нет, погода нормальная: день пасмурный, тихий, давление высокое.

В конце концов приходит более вероятное объяснение. Дня два-три в этом районе находилась зашедшая из моря корюшка. Вслед за ней двигался и судак. Переместилась дальше корюшка — ушел и судак, вот почему такими случайными стали его поклевки. Как мы узнали в поезде, более успешной была рыбалка на заливе в районе Бальги.

Нет, не удалось в этот день другу обратить меня «в свою веру». Но он не утратил надежды сделать это в другой, более удачный день.

Судак — завидный трофей. Но если вы любите ловить щук на жерлицы, прихватите с собой десяток живцов-плотвичек или насадите на тройник живую корюшку. Только редкие любители ловят со льда плотву, леща. А ведь они и здесь берут ничуть не хуже, чем, скажем, на Куршском заливе.

* * *

Речка Корневка, приток Майской, течет километрах в пятнадцати от Вислинского залива. В сущности, это речушка, а не река, сухим летом — небольшой ручей. И все же и саму реку, и места, по которым она протекает, я назвал бы достопримечательностью нашей калининградской природы. Глазу калининградца, привыкшему к равнинной, местности, как-то непривычно воспринимать горный пейзаж. А именно такое впечатление возникает, когда впервые попадаешь на Корневку: крутые холмы, глубокие, поросшие непролазным кустарником овраги, нагромождения камней-валунов, безлюдье.

…По крутому обрыву спускаемся на дно глубокого оврага. В сыром полумраке среди густых зарослей немного жутковато. Почему-то кажется, что из глухой чащобы за тобой кто-то наблюдает. Невольно осматриваешься, прислушиваешься. Где-то журчит вода. А вот и речушка. Сквозь прозрачную, словно бегущую из родника воду виднеется галька.

Ради чего мы забрались в эти глухие, дикие места?

Да ведь Корневка — одна из тех двух-трех рек в нашей области, где водится… форель.

Как-то в автобусе с рыболовами я услышал, как один из них, вспоминая о рыбалке на какой-то кавказской речушке, с восторгом сказал о форели:

— Я зову ее красавицей!

После этой фразы меня засверлили многие «почему?». Почему надо ехать за форелью на Кавказ, когда она от тебя, можно сказать, совсем близко — достаточно на автовокзале сесть в автобус, идущий в Корнево? Почему я ловлю только плотву да окуня, а поймать форель так и остается мечтой?..

Должен сказать, что мне повезло с самого начала. Повезло в том, что я встретил человека, который бывал в этих местах, ловил форель и уже имел кое-какой опыт. От него я узнал, какой должна быть снасть, насадка, как ловить эту красивую, очень сильную и бойкую рыбу.

Итак, нужно одно-единственное удилище с проводочной катушкой — не длинное, а скорее короткое, так как на Корневке особенно не размахнешься. Леска диаметром 0,3 миллиметра, поводки 0,2–0,25 миллиметра, крючок номер 7 со средним цевьем, лучше кованый. С собой следует взять с десяток запасных поводков с крючками — форель с удивительной ловкостью обрывает поводки — глазом не успеешь моргнуть после подсечки, как леска вылетает из воды без крючка.

Снаряжение должно быть тщательно пригнанным, легким, мобильным. Ибо едете вы ловить не сняв рюкзак и стоя над поплавком, а облавливать заводинки и ямы, двигаясь вдоль петляющей по оврагу, прыгающей по валунам речки.

…Посреди речки огромный валун, раздвинувший своим гранитным туловищем русло на два бурливых потока. Кажется, за этим камнем форель и должна стоять. Осторожно размахнувшись, забрасываю выползка на струю и спускаю леску с катушки. Течение понесло их к камню. Вот поплавок обогнул его, но не дойдя до тихого течения, вмиг исчез, Я машинально дернул удилище. У камня что-то забурлило. И это «что-то» вместо того, чтобы вываживать, пользуясь катушкой, я грубо поволок, поднимая удилище. В конце концов леска с поплавком оказались на берегу. Но без поводка. Я стоял растерянный, у меня будто перехватило дыхание. Казалось, так получилось потому, что я не ждал поклевки, думал, придется проводить насадку по течению два-три раза, а тут рыба схватила с первого заброса.

Но потом убедился: дело было не в неожиданности, а в том, что взяла насадку рыба, повадки которой мне были еще не знакомы, сильная, строптивая, упорная. Чтобы выйти победителем из поединка с ней, нужны особые навыки. Форель умеет вытворять такое… Это надо увидеть и испытать самому.

А то, что она красавица, это действительно: плотное, веретенообразное тело ее украшено множеством темно-коричневых и красных кружочков.

Форель водится в нашей области, кроме Корневки, еще в Нельме и Красной — очень своеобразной, живописной реке в Нестеровском районе, которая объявлена у нас памятником природы.

Посмотрите на карту. Куршский залив своими очертаниями напоминает прямоугольный треугольник — парус над картой области, почти примыкающий у основания к городам Зеленоградску и Полесску, а в вершине — к Клайпеде. Куршская коса, отгородившая залив от Балтийского моря, составила 98 километров его западного побережья, длина всей береговой линии около 600 километров. Площадь зеркальной поверхности залива превышает 1600 квадратных километров.

Залив вбирает воды могучего Немана с его притоками — рек Минин, Матросовки, Немонина, Деймы, множества речушек и мелиоративных каналов. Накапливаясь, воды залива через пролив у Клайпеды уходят в море.

В большей части своей огромной акватории залив имеет глубину 3–3,5 метра. Наиболее глубокие впадины, до 5–6 метров, находятся в районе поселков Рыбачий и Морское. Дно в нем песчаное, илистое. Лишь в прибрежной полосе у Рыбачьего, в районе поселков Каширское, Заливное, мыса Острого, Зеленого мыса оно каменистое, ракушечное.

Характер залива, его природные условия — постоянный обильный приток свежей воды, небольшие глубины, частые волнения, способствующие насыщению воды кислородом, богатая кормовая база — исключительно благоприятны для обитания рыб, не случайно их здесь свыше 40 видов. А такие из них, как лещ, снеток, судак, угорь, сиг, рыбец, окунь, плотва, корюшка, щука, налим, чехонь имеют серьезное промысловое значение.

ДНИ КАК ПАРУСА.

Неповторимый. Прекрасный. Жемчужина! Так говорят о Куршском заливе. И это не преувеличение. Следует добавить и еще одно определение — богатый. Куршский залив богат рыбой, как ни один из наших водоемов.

Очень многое в нем вызывает восхищение, восторг. Поднимешься на дюну Куршской косы, откроется он перед тобой — сверкающий, безбрежный — душа летит! Глянешь в Ниде с кручи, на которой стоит дом Томаса Манна, на гигантский голубой полукруг — покорит величие природы. Промчишься на мотоцикле с ветерком в яркий солнечный зимний день по ледяному простору — увлечет, заманит тебя даль… В спокойные летние дни он бывает ласковым, манящим, а когда разыграется ненастье, становится суровым, опасным.

О Куршском заливе написано немало книг, диссертаций, монографий. Многое можно почерпнуть из этих источников, но никакая книга, никакие самые обстоятельные сведения не могут заменить вам того эстетического наслаждения, того разнообразия чувств, эмоций, которые возникают у каждого, побывавшего на его берегах.

* * *

В кипении стихий, в противоборстве тепла и холода приходит на залив весна.

Конец марта. Залив еще окован ледяным панцирем, хотя на земле не отыщешь уже и лоскутка снега. Растопить темную гигантскую громаду льда как будто немыслимо, кажется, что он будет держаться еще долго-долго. Но весна делает свое дело. Засверкает она длинными и яркими солнечными лучами, полоснет хлесткими теплыми дождями, окутает залив покрывалом сырого тумана; и напитается лед влагой, станет рыхлым, разойдется трещинами. А остальное довершат тугие, стремительные ветры. Они будут раскачивать, ломать, крушить лед, гонять его плавучие острова из края в край, громоздить по берегам блестящие дворцы из торосов…

А в иной год уже в середине февраля гидрометеобюро сообщает: «Продолжительная оттепель, дождь привели к быстрому таянию льда. На Куршском заливе образовались многочисленные трещины, промоины, полыньи. Сильные юго-восточные ветры вызвали резкие колебания воды, образовались течения. Залив в отдельных местах вскрылся».

И коль скоро залив вскрылся — перестраивай, рыболов, снасть! Теперь, даже если ударят и десятиградусные морозы, с зимней рыбалкой покончено. Правда, некоторые не хотят с этим считаться: перебираются лодками на дрейфующий лед, сверлят лунки, блеснят и, бывает, успешно, но такие безрассудные вылазки небезопасны, случается, даже заканчиваются трагически. Так что уж лучше не подвергать себя смертельной опасности.

Когда ветры угонят в море лед, залив какое-то время будет все еще неспокойным, мутным, но постепенно он сравняется по чистоте красок с весенним голубым небом.

Время от вскрытия залива и до конца апреля — начала мая для рыболова «мертвый сезон». По крайней мере, я не слышал, чтобы в этот период пытались ловить здесь с лодки какую-либо рыбу (если не считать густеру, которую ловят в районе поселков Заливино, Красного). Да и какой смысл? Окунь, щука, судак перед нерестом не берут. А поймать леща, плотву, красноперку с лодки, да притом на волне, мудреное дело.

Но не такой народ рыболовы, чтобы усидеть дома, когда шумит, бурлит вода, сверкает солнышко, пробуждается земля, а вместе с этим — неодолимая тяга к природе. Они выбираются на берега залива, на впадающие в него речушки и каналы. Нет расчета на крупную рыбу. Но хорошая плотва, подлещики, густера клюют довольно неплохо в районе Зеленоградска, Заливного, Полесска, в Головкино и Матросово.

Что делает мартовское солнце! Перламутром отливают летучие облака в синеве неба; игра света, бег теней по земле. А на луг и в лес из канала выплеснулась вода. У стволов лениво ходят крути. В потоках отраженного водою света все стало каким-то легким, призрачным, невесомым.

…По дамбе вдоль канала пытаемся проникнуть через лес, к берегу залива. Прежде чем выберешься на сухие берега залива приходится преодолеть довольно большое пространство, залитое водой. Здесь не обойдешься без высоких резиновых сапог.

Тех, кто старается сюда попасть, я прекрасно понимаю: много в этом уголке привлекательного. На прикрытых лесом берегах и при ветре тихо, спокойно. Берега сухие и после весеннего половодья вполне доступны. В ходу здесь поплавочные, донные удочки, спиннинг, жерлицы. И в любое время, с самой ранней весны до поздней осени, можно надеяться на удачу. В канале хорошо идут на червя, а особенно на мотыля и шитика, средняя плотва, подлещики. Ловить надо вполводы. Крупная густера и даже лещ берут со дна. В конце апреля — начале мая в любом месте на канале в проводку ловится крупная плотва, только забрось шитика к кустикам в воде, к коряге, островку камышей.

А как после нереста кидается хищная щука на блесну! Хорошо ловить ее и поплавочной удочкой на живца.

Немного позже, где-то с середины мая у берегов залива появляется лещ, у зарослей кувшинок он клюет на навозника. Попадаются здесь на донки и отменные угри, лини.

Каналы и речушки являются своеобразными филиалами залива. Сюда заходят все его обитатели. Берег залива здесь немного приподнят, а дно песчаное. Один мой знакомый ездит сюда из-за… пескарей, которые здесь великолепны. Забросит длинным удилищем насадку подальше — и вот уже тащит увесистого «ковбоя», как он называет этих понравившихся ему рыбок.

…Коснется весна своим легким крылом души рыболова и взбудоражит ее, позовет в дорогу. Подумает он, прикинет, куда податься с удочками, да и махнет сюда, к южному берегу залива, на каналы и речки, где вода уже ожила.

* * *

Мы вышли в залив из поселка Каширское на надежных ялах. Удалились от берега километров на пять, стали на якорь. Мой товарищ, московский гость, извлек из чехла свою удочку. Что за чудо была удочка — хоть знак качества на ней ставь: из обыкновенной бамбуковой трехколенной он сделал ее телескопической, отполировал, покрыл темным лаком. Легкая, стройная, с гибким, изящным кончиком. Но я говорю «была», потому что увесистые калининградские окуни не любят, когда к ним идут со снастью, пригодной разве что на карасиков и ершей, обитающих где-нибудь в тихих прудах. Пока гость возился со второй удочкой, которую предложил ему я, поплавок на первой резко дернулся, быстро утонул.

— Клюет, клюет!..

Товарищ спохватился, сильно подсек, настолько сильно, что изящный кончик как ножом отрезало! Почувствовав, что леска ослабла, он подумал, что окунь сошел. Но поняв, что произошло, отставил удилище и выволок рыбу прямо за леску руками.

— Вот это окунь! Пожалуй, граммов восемьсот будет, а..? — спрашивал он, восхищаясь и показывая всем выловленного красавца.

— Конечно, будет! — без тени сомнения подтвердили мы (у каждого рыболова есть свои «внутренние» весы, эти весы выдают самую точную информацию о весе пойманной рыбы). — Да, не меньше чем восемьсот граммов!

Множество рыб встречается в заливе, вплоть до таких редких и ценных, как балтийский лосось. Но я не ошибусь, если скажу, что наибольшей любовью у рыболовов пользуется окунь. Что ни говорите, если уж берет окунь, так берет решительно, не осторожничает, а тащит поплавок напропалую. И рвет леску, пытаясь освободиться от крючка. И не особенно боится шума. Однако чтобы его поймать, тоже нужны известные навыки и знания.

По открытой воде особенно искать его не приходится, у него в заливе есть свои излюбленные места, где и весной, и летом он держится постоянно. Это участки в прибрежной зоне с песчаным, ракушечным и каменистым дном прямо у поселка Рыбачьего и справа от него, на 17-м и 28-м километрах Куршской косы, у поселков Каширское, Заливное, Заливино, у пионерского лагеря, справа от устья Деймы на так называемой «каменке» (против Зеленого мыса), у поселков Головкино, Матросово, в районе мыса Вентас. Из поселка Каширского за окунем надо уходить в залив километра на три-четыре, в остальных же местах его можно ловить и значительно ближе к берегу. Конечно, это не значит, что окуня нельзя встретить в других местах — после нереста он держится в прибрежной полосе повсюду. Но больше всего его именно здесь.

Начало рыбалки на окуня это, как правило, начало мая. Отнерестившись, он через весьма непродолжительное время начинает усиленно питаться. Примерно до середины июня берет окунь жадно, яростно, причем почти в течение всего дня. В это время он не доставляет рыболову особых хлопот с тщательной, искусной подготовкой снасти. Леска диаметром 0,3–0,4 миллиметра, приличное грузило, хорошо заметный поплавок, крючки номеров б—8 с длинным цевьем. Насадка с весны — выползок, летом — навозник, малек, ближе к осени — блесна.

В сильное волнение на заливе окунь, как правило, не клюет, даже несильный ветер, особенно северо-западный и северо-восточный, поднимает большую волну, по всему заливу катятся белые гребни, он как будто кипит. Поэтому нет смысла выходить на рыбалку в такое время, тем более что не только на плоскодонке, но и на крепком яле это опасно.

* * *

Никто, пожалуй, не может вот так запросто и быстро сходиться друг с другом, как рыболовы. Никогда раньше не видел человека, но достаточно встретиться с ним на берегу, перекинуться несколькими словами, и мы уже знакомы. Так произошло у меня и на этот раз.

Сергею Сергеевичу около шестидесяти. У него поседевшая голова, узкие, прищуренные глаза, живое симпатичное лицо. Работает он на одном из калининградских предприятий. Увлекаясь рыбалкой, соорудил своими руками небольшой катамаран. Я осматриваю снасти Сергея Сергеевича и в душе ахаю от восхищения — изящно, добротно, практично! Есть же такие умельцы с золотыми руками! Умение хорошо, с наслаждением работать, создавать великолепные вещи — большой дар, и я восхищаюсь людьми, которые им владеют.

В самую-самую рань, когда на востоке едва угадывается полоска зари, мы выходим из бухты. Залив совершенно спокоен. Облака темной лавой опустились где-то там, над Зеленоградском. Отчетливо слышно, как неподалеку урчит трактор, иногда на воду падают длинные, яркие огни его фар.

Гребем по направлению к Острому мысу. Идем спокойно, без спешки, и неторопливо беседуем. О чем? Конечно же, о клеве.

— Окунь только отнерестился, но уже хорошо берет на выползка, — говорит Сергей Сергеевич. — Особенно в небольшую волну, когда свет, переливаясь, меняет в воде направление, играет на глубине.

Бросаем якорь, когда наш катамаран минует одинокий белый домик на берегу справа от Каширского. Уже рассвело настолько, что на темноватой воде хорошо различаются поплавки.

Первым клюет на моей удочке окунь. Вторая поклевка — вытаскиваю приличного угря. Потом начало раз за разом клевать на удочки Сергея Сергеевича, причем у самого борта, а у меня клев совершенно прекратился. В чем же дело?

Когда двое ловят окуня с одной лодки, обычно лучше клюет у того, кто сидит на корме, а не в средней части или на носу. Видимо, якорь все-таки отпугивает рыбу, а к корме она как бы тянется, как и ко всякому безопасному предмету в воде или на воде. Но катамаран-то состоит из двух лодочек! Присмотревшись к удочкам своего знакомого, замечаю в ушках их острых, занозистых крючков кусочки красной резиновой губки, наподобие мотыля. Без слов товарищ достает из коробочки кусочки такой же губки и несколько крючков собственного производства: попробуйте, мол.

Не знаю уж точно, то ли благодаря кусочкам губки стала более заметной для окуня насадка, то ли по другой причине, но хорошо начало брать и на мои удочки.

* * *

Тому, кто привык ловить окуня в мае подальше от берега, на глубине, кажется нелогичным и странным искать его на мели, когда клев ослабевает. Но на рыбалке своя тактика, и надо подчиняться повадкам рыбы, а не устоявшимся представлениям.

…На лодке тихо прошли мы в прибрежную полосу, чуть правее Острого мыса, если смотреть с залива. В воде встречались крутобокие темные валуны, весла застревали в водорослях.

Легкий южный ветерок на чистой, чуть дымящейся глади воды поднимает рябь. Взойдет солнце — и ветер, конечно, усилится, а сейчас вода именно в том состоянии, что надо.

Поднимаю весла — пусть лодка идет сама по себе — и беру в руки легкий стеклопластиковый спиннинг с безынерционной катушкой. К концу лески привязана белая вращающаяся блесенка «лепесток» с красной шерстинкой на тройнике. Один бросок, другой… Гибкий кончик спиннинга отмечает резкую поклевку. Так вот куда забрался окунь — в заросли, забитые мальком! Все понятно.

Часа два поспиннинговал на июньской заре. Жарким днем: когда залив лежит как стекло, окунь не берет и в зарослях.

Интереса ради пробую ловить удочкой в тех местах, где останавливался весной. Как и тогда, насаживаю на крючок выползка. Безрезультатно. Предлагаю окуню мелкого красного червя. Не сразу, но клюет. Может, случайно? Забрасываю удочку еще раз — снова поклевка. А когда снял грузило и поставил тончайший поводок с крючком номер 5, вообще хорошо начал брать.

Да, в середине июня окунь — тихоня. Он осторожен, разборчив, не то что в мае. Но и в это время к нему можно «подобрать ключи».

Самое большее через месяц окунь снова входит в свою обычную агрессивную форму, и ловить его можно так же, как весной — на удочки со стоянки (хотя более успешны активные способы ловли, например, на ходовую донку). Забросив спиннинг на 30–40 метров с увесистым грузилом на конце лески и насадкой на трех-четырех поводках, прикрепленных выше грузила, медленно подматываешь леску. Окунь, приметив движущегося выползка, хватает его. Можно подтягивать насадку также короткими, энергичными рывками. Способ этот интересен, по-спортивному увлекателен, но имеет тот недостаток, что приходится часто менять насадку, так как на каменистом, ракушечном дне она часто срывается с крючков.

К осени окунь сбивается в косяки. Лучший способ напасть на косяк — свободный дрейф. Расставив две-три удочки по борту, лодку пускают плавом по ветру. Удочки оснащаются по принципу ходовой донки. Поплавок устанавливается так, чтобы грузило волочилось по дну. Когда лодку качнет волной, поводки с насадкой и грузило сделают скачок. В этот момент обычно и следует поклевка. Последуют три-четыре поклевки, значит надо бросать якорь и попробовать ловить на месте. Прекратился клев — снова в дрейф.

В дрейфе еще интересно ловить зимними удильниками с ныряющими блесенками. Тут уж по-настоящему чувствуешь, что такое окуневый рывок.

* * *

Есть две чем-то схожие поры в году, когда я больше всего люблю залив. Одна из них конец сентября — начало октября.

Бывает, приезжаешь в конце сентября на Дейму, а полесские друзья-рыболовы, жалуясь на внезапно наступившее бесклевье, рассказывают, что вот-де третьего дня на хлеб, тесто, опарыша хорошо брали на отмелях крупные плотва и густера. А вот сегодня ударил крепкий заморозок и клев прекратился.

Так сразу? Не может быть!

Нет, так и есть — не клюет.

На реке пустынно и как-то грустно. Сначала не можешь понять, почему овладевает тобою это настроение: серый, неприветливый день тому причиной, низкое небо или поблекшие, постаревшие краски вокруг? Не хочется верить, что лето ушло. Решаю перейти на залив — там другие краски, другая жизнь, и в его раздолье — ни капельки грусти…

С утра он тих и спокоен, лодка легко скользит по глади воды. Справа показывается Зеленый мыс, на изломе которого огромные камни-валуны; Знаю, что прямо против мыса, в глубине находится хорошо известная рыболовам «каменка», место, где обычно держится окунь. Вправо от мыса протянулась вдоль берега полоса мелководья. Недалеко от нее замечаю лодку на шестах. Наверное, это кто-то из знакомых.

Потихоньку подгребаю к одинокой лодке. Так и есть, с рыболовом я знаком, это мастер по плотве, густере и красноперке, хорошо изучивший их повадки.

— Ну как?

— Да так… — он кивает на несколько плотвиц на дне лодки. — А вот третьего дня что она тут вытворяла! Кипело все. Дотемна брала, и все крупная.

Поздней осенью плотва какая-то шальная — то подойдет косяками к берегу, то куда-то пропадет…

Но меня интересует не плотва, а окунь, поэтому, попрощавшись, отправляюсь дальше. Вот промелькнули одна, другая просеки в зеленом полукруге леса — узкие светлые коридоры в темном загадочном массиве. Где-то у середины полукруга глушу мотор, встаю на якорь, разматываю удочку. Глубина около трех метров. Проходит полчаса, но хоть бы дрогнул поплавок — знай раскачивается на легкой волне.

Направляюсь на новое место, глубина здесь больше пяти метров. Только забросил удочки, поплавок на одной сразу же исчез — попалась крупнющая плотва, вся в слизи, как в шубе (внезапное похолодание почувствовала и, видимо, соответствующе среагировала, «оделась», когда же потеплело вновь, ей стало жарко у берегов, и она ушла в глубину, где посвежее).

Кроме еще четырех таких же плотвиц поймал трех окуней. У одного в пасти застрял ерш, взявший на моего выползка.

«Ситуация» подсказывала поднять якорь и ловить окуня в дрейфе: раз уж он кидается на колючего ерша, то тем более схватит выползка или блесенку с кусочком червя на крючке. Но на уху мне было достаточно пойманной рыбы, и я предпочел присмотреться к окружающему меня пейзажу.

Мало-помалу распогодилось. По-летнему пригрело солнышко. Утих ветер, угасла волна. Облака растаяли, и пространство, залитое солнцем и расчерченное серебряными паутинами, стало совершенно прозрачным. Огромный берег, дугою охвативший залив с юга, как будто приблизился — четко прорисовался его тонкий своеобразный контур. У Головкино над водой протянулась цепочка круглых темных шаров, они словно плавали в воздухе. Оказывается, так неожиданно выглядели кроны придорожных деревьев. Плавилась, переливалась бликами огня бухта у Разине На западном берегу сгрудились белые домики рыбацкого поселка Заливино. А дальше — только вода, вода и синее небо над ней… Ты любуешься неоглядной далью и чувствуешь, как эти голубые, смыкающиеся по горизонту пространства неба и воды, этот хрустально-чистый, прозрачный день поднимают, несут тебя, словно паруса. И ты уже не знаешь, поют ли эти пространства или это в твоей душе звучит удивительная музыка, зовущая вдаль, наполняющая тебя неугомонным ветром исканий и жаждой открытий. Такой день для меня всегда как последняя улыбка лета, отзвук его радостей.

* * *

Всех рыболовов, в зависимости от их увлечения на зимней рыбалке в заливе, можно условно разделить на две группы: плотвишников и окуневиков. Первая намного многочисленнее второй, хотя ловить окуня куда интереснее, чем плотву. Почему же предпочтение отдается ей? Да наверняка потому, что ловить плотву зимой намного легче, чем окуня. Она, как известно, путешествует подо льдом в прибрежной полосе. Прошел по льду самое большее километр и, пожалуйста, руби лунку.

Окунь зимой, наоборот, скапливается на глубоких местах, которые находятся от берега довольно-таки далеко, в пяти, шести и больше километрах. Не каждый рискнет в тяжелой обуви и зимней одежде, с пешней или ледобуром тащиться в такую даль по скользкому или заснеженному льду. Надо ведь не только преодолеть это расстояние, но еще и сверлить лунки, искать окуня, а потом возвращаться обратно. Хватит ли на это сил, и не превратится ли рыбалка из удовольствия в мучение?

К тому же с первых дней ледостава увлекаться поисками окуня опасно. Нужны сильные, или хотя бы средние, но устойчивые морозы, когда лед запечатает все полыньи и залив станет окончательно. А у берега достигнет лед толщины 6–8 сантиметров — и этого уже достаточно, чтобы преспокойно ловить плотву. Разумеется, если есть уверенность, что не нагрянет штормовой ветер и не оторвет припай. Так что с начала ледостава и завзятые окуневики вынуждены быть плотвишниками.

Подледную ловлю плотвы ее приверженцы называют «философской» и, относясь к окуневикам с тенью некоего «презрения», считают их «гастролерами», «блескунами» (от слов «блесна», «блеснить»).

Я, типичный вынужденный плотвишник, мог бы тоже кое-что сказать в адрес «философов», но увлечения надо уважать. Поэтому не будем вдаваться в полемику и навязывать свою веру «нечестивым». Нет крепкого льда — займемся плотвой, постараемся постигнуть прелести ее ловли.

Зимняя рыбалка до предела сокращает расстояние между рыболовом и рыбой, и, по-видимому, в этом ее волшебная магия. В самом деле, лунка перед тобой как на ладони. На открытой воде ты можешь и не заметить осторожную поклевку: широкое поле обзора, ветер, волна подчас затрудняют наблюдение. А вот в темном небольшом кружке лунки любое прикосновение рыбы к насадке не может остаться незамеченным, поплавок или кивок фиксируют его как стрелка чуткого и особо точного прибора.

Разумеется, ожидая первого выхода на лед, рыболов не сидит сложа руки, а готовит снасть. Тем, кто еще не увлекся рыбацкими самоделками, посоветуем приобрести в магазине зимнюю удочку с закрытой несъемной катушкой, но съемными шестиком и ножками-подставками — снасть компактна, удобна, быстро собирается и разбирается, проста в обращении.

Простейший, элементарный удильник можно смастерить и самому. Для этого потребуется совсем немногое — отрезок бамбуковой трубки, брусок пенопласта и винипластовая палочка. Из них самым немудрящим инструментом вы сделаете ручку удильника и шестик (рис. 9). Впрочем, шестики продаются и готовые, правда, по прочности они уступают винипластовым.

Основная леска — диаметром 0,2 миллиметра, на поводках (в зависимости от качества лески)-0,08, 0,1, 0,15 миллиметра. Ставить основной 0,15-миллиметровую леску не следует: даже при небольшом ветерке она запутывается, а стоит ненароком задеть ею за льдинку — рвется.

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 9. Удильник для ловли плотвы.

Очень хорошо применять всплывающий поплавок. По своему размеру он должен быть таким, чтобы мормышка или грузило увлекли его под воду, где он не будет обмерзать. Стоит плотве взять насадку, поплавок тут же всплывает — самый верный миг для подсечки. Лучший материал для такого поплавка—цветной эластичный пенопласт, даже если он и покроется корочкой льда, помнешь его, как резинку, и корочка отскакивает.

Крючок или мормышка? Скажу так: кому что по душе. Сам предпочитаю мормышку — она устраняет лишнее звено и делает снасть более чуткой: мормышка — поплавок, а не крючок — грузило — поплавок.

Существует множество всяких мормышек, но, думается, что для ловли плотвы в Куршском заливе наиболее подходящи «дробинка» (малая и большая), «капелька» (большая). Мелкие мормышки выручают, когда клев слабый. Крупным надо отдать предпочтение тогда, когда плотва берет активно. К тому же даже большая рыба крупную мормышку глубоко не заглатывает, ее легко извлекать изо рта. И с этой, казалось бы, мелочью тоже нельзя не считаться.

Ловля на мормышку, пожалуй, самый распространенный способ зимней рыбалки. Б совершенстве владеть ее техникой, особенно когда вместо поплавка применяется кивок и мормышка без насадки, — своеобразное искусство, с помощью которого удается вызвать хватку рыбы в самую глухую и безнадежную пору и там, где ее вообще мало. Главное в этом искусстве — умение по-особому шевелить ею на дне или придавать ей другие движения в воде. Хотя вряд ли кому из наших калининградских рыболовов необходимо это искусство, особенно на заливе. Здесь нет нужды прибегать к подобным ухищрениям. Опусти мормышку с насадкой на дно, а немного повыше, сантиметрах в 12–15, поводок с крючком, время от времени шевели это снаряжение, чуть приподнимая и опуская его, — вот и вся техника. Плотва берет неплохо.

Подавляющее большинство рыболовов использует одну насадку — мотыль (изредка навозного червя, еще реже — тесто, опарыша). Что и говорить, мотыль — насадка универсальная. Но насаживать на крючок его надо умеючи: проколов личинку у темной головки жалом крючка, слегка подталкивают ее пальцем по изгибу крючка до упора в мормышку. Удобнее цеплять на крючок кисточку мотылей, скрепляя их резиновым колечком, вырезанным из ниппельной резинки. Удерживать небольшую мормышку загрубевшими на морозе пальцами затруднительно во время насаживания мотыля, воспользуйтесь для этого деревянной бельевой прищепкой.

Мотыля приходится менять почти после каждой поклевки, а вот на одного опарыша можно вытащить с десяток плотвиц — чуть подправишь его на крючке, и ладно. Поэтому не поленитесь немного заготовить их себе на зиму, осенью ссыпьте в небольшую баночку, закройте ее крышкой с мелкими отверстиями для поступления воздуха и поставьте в подвал или другое прохладное место.

Очень пригодится, когда начнет одолевать колючка, тесто из манной крупы.

Готовить его следует так: полстакана манной крупы разведите теплой водой до состояния густой сметаны, дайте ей набухнуть. Затем заверните в марлю и опустите в кипяток минут на 10–15. Выложите тесто на доску или клеенку и, добавив чайную ложку подсолнечного масла, тщательно разминайте (в перчатках) его до полного остывания.

Этой насадкой, как и вообще любыми насадками из теста, удобно пользоваться, поместив ее в пустую тубу из-под зубной пасты.

Я видел, как один товарищ ловил плотву на тонкие, натертые на терке полоски вареной красной свеклы. И как брала плотва!

Нужно позаботиться не только о насадке, но и о прикормке. Чаще всего для нее применяют хлеб и разные каши, преимущественно пшенную и перловую. И все же мне пришлось убедиться, что более активный клев вызывает применение смеси хлеба или сухарей с картофелем. Вот ее рецепт. Отварите в «мундирах» три — четыре картофелины. Водой, в которой варился картофель, размочите полбуханки зачерствевшего хлеба или примерно такое же количество сухарей. Разомните хлеб с картофелем (конечно, очистив его от кожуры) до однородной массы — и прикормка готова. Иногда применяют картофель как прикормку и в чистом виде, без примесей — разминают прямо в лунке одну — две картофелины.

…Итак, чуть свет сходим на лед у Рыбачьего. Нет, не в том месте, где в бухте левее поселка протянулся колхозный причал, а почти на самом острие мыса, покрытого густыми высокими зарослями пожелтевшего камыша. Прямо против мыса и вправо — самые плотвишные места.

Мы — не единственные, кто отдает предпочтение Рыбачьему. Без малого 70 километров до него от Калининграда, но тысячи любителей не останавливаются в Лесном или где-нибудь еще, они едут сюда. Одни считают, что здесь не так досаждают колючка и ерш, что их у Рыбачьего меньше. Другим кажется, что вода у Рыбачьего чище и плотва крупнее. Третьи имеют виды на корюшку — она сюда приходит раньше, чем к Лесному.

Затяжная, неспокойная была осень. Вплоть до самого ледостава залив штормил. Восточный ветер гнал и гнал к берегу шугу и такие торосы нагромоздил у берегов! Лишь в полукилометре от берега начинается ровный, чистый лед, где можно сверлить лунку. Однако вслед за вынутым ледобуром на лед выплескивается мутная, желтоватая вода. После волнений она у берегов даже подо льдом еще не отстоялась. Ловить в такой воде бесполезно — рыбы в ней немного. Поэтому идем дальше, еще метров триста. Здесь уже вода чистая, как в колодце, и кажется густо-синей. Глубина — почти пять метров. Просверливаем три лунки. В среднюю кидаем подкормку—смесь сухарей и картофеля, — в те, которые по сторонам от нее, опускаем мормышки с мотылем. Через некоторое время поплавок чуть колыхнулся и юркнул в глубину — так клюет, конечно, только крупная плотва, это ее «почерк». Варежки вмиг сброшены, подсечка — и великолепная плотва так и сверкает, искрится в лучах январского солнца!

Освобождаю крючок. А где же тряпка вытереть руки от слизи? Забыл дома! Что ж, достаешь носовой платок, вытираешь руки о голенища валенок, а то и об одежду. Даешь себе слово не забывать о такой «мелочи» в следующий раз. А сам торопливо насаживаешь мотыля и быстрее, быстрее мормышку в лунку — кажется, что вслед за первой сразу же возьмет вторая плотва. Но вот снова досадная «мелочь»: тонкая леска зацепилась за льдинки, надо подниматься, освобождать ее. Пока копаешься, как-то сами собой запутываются поводок и мормышка. Пока распутаешь их, срывается насадка. Пока меняешь ее, чувствуешь, как пальцы совсем окоченели и стали непослушными. И начинаешь грызть себя: ну что стоило прежде хорошенько подготовить «рабочее место», расчистить площадку вокруг лунок, чтобы не было этой нервотрепки. А теперь вот — плотва пропала!

Плотва не пропала, но и на месте она не стоит, где-то у дна снуют туда-сюда небольшие косяки. Киньте в лунку еще горсть крошек, щепотку каши, или еще лучше — овсяных хлопьев геркулес, которые, падая на дно, ходят зигзагами, «играют», словно маленькие белые блесенки. Не помогает? Видимо, просто плотва еще не подошла. Проявите выдержку и повторите процедуру. Ага, вот и зашевелился поплавок и все снова наладилось, снова рыба берет, да так, что оглянуться некогда!

Кстати, прикормку можно проводить по-разному. Можно просто подбрасывать ее в лунки; некоторые прикормку помещают в сетчатый мешочек и на шнуре опускают и поднимают его в воде. Видел я у рыболовов и специальные прикормочницы в виде спирали из медной проволоки длиною 150, диаметром 50 миллиметров. Спираль заполняется прикормкой и на леске опускается в лунку, крупинки постепенно вымываются из нее и падают на дно. Некоторые ловят в лунке, куда бросили прикормку, не сразу, а через час-два, когда здесь соберется рыба. Чтобы увеличить вероятность поклевки, некоторые рыболовы расставляют перед собой помногу удочек. Но представим себе: начался клев, берет на одной, другой, третьей удочках, а их у вас пять. Как тут управиться со всеми? Неизбежно какую-то поклевку пропустите, лески перепутаются. Нет, такая «многостаночная» рыбалка вряд ли доставит удовольствие. Лучше иметь всего две, максимум три удочки. Пусть одна в качестве контрольной находится где-нибудь в сторонке, а две с вами. Перестанет клевать — перейдите ради разминки на другую, попробуйте ловить там.

…Раз, другой половишь плотву, и такой привлекательной покажется тебе эта в общем-то спокойная рыбалка. Пусть стоит холод, пусть пронизывает ветер и заметает лунку порошей метель — что они тебе! Едва успев вернуться со льда домой, уже мечтаешь о дне, когда все это повторится. Честное слово, автор стал бы убежденным и неисправимым плотвишником, если бы не было такой рыбы, как окунь.

* * *

Как объяснить удовольствие, которое доставляет блеснение окуня? По-видимому, вся соль в мощном рывке, с которым хватает окунь блесну, в остроте переживаний, которые вызывают его неожиданные удары и сильное сопротивление при вываживании.

Окуня из-подо льда ловят по-всякому: на мормышки, наживленные мотылем, просто на крючки, блесенки с навозным червем. Но самым увлекательным, волнующим, азартным является, конечно, отвесное блеснение. С чего же начать рассказ об этом способе?

Для успеха на рыбалке важно многое: и хорошая снасть, и острый ледобур, и ладное снаряжение. Но едва ли не решающим условием, насколько я могу судить, является умение найти окуня, определить место его обитания. Как же этому научиться? Никаких признаков, по которым мы летом находим рыбу, зимой нет. Выбравшись в залив и увидев рыболовов, столпившихся у какого-то места, можно, конечно, присоединиться к ним, можно высверлить лунку и начать блеснить поблизости от какого-нибудь «счастливчика». Вполне возможно, что тут улыбнется удача. Но это будет не ваш успех, а того, кто первый нашел рыбу. И сколько же рыболовов, проблуждав по льду весь день, просверлив множество лунок в поисках «счастливой», так и не находят ее.

Спрашивается, существуют ли вообще признаки, по которым можно было бы найти окуня подо льдом? Такие признаки существуют! И лед, оказывается, можно «читать».

Когда впервые я попал на залив зимой, меня поразила эта безбрежная белизна. Она буквально ослепила меня настолько, что я не в состоянии был увидеть какие-то детали, подробности, особенности отдельных мест. Лед, запорошенный снегом, казался сплошным чистым листом. В самом начале зимы какое-то непродолжительное время — и то не везде — залив таким и бывает. А потом мороз и ветер, метель и дождь, туманы и солнце день за днем запечатлевают на этом листе свои узоры, штрихи, детали. Повадки окуня, как и других подводных обитателей, в какой-то мере определяются этими деталями, или, строго говоря, характером льда.

* * *

Глубины с отметками пять-шесть метров, где зимой скапливается окунь, находятся прямо и вправо от поселка Рыбачьего, между поселком Морским и городом Нидой почти в середине залива. Это весьма обширные участки, простирающиеся в широтном и особенно меридианальном направлениях на десятки километров. Посмотрим, каким бывает лед в глубине залива и поучимся читать «ледовые страницы».

Первыми в глубь залива по льду отправляются рыбаки-промысловики из Морского. За плечами у этих людей — годы, проведенные летом и зимой на заливе. Они изучили его вдоль и поперек и знают, когда можно без риска для жизни совершить первую далекую вылазку по льду на легких санках-финках. Тогда совершенно точно всем становится известно, какой там лед, можно выходить в залив или следует повременить.

Затем в залив устремляются промысловики из Рыбачьего и, разумеется, любители. Неписаная, никем не узаконенная традиция. Однако даже самым нетерпеливым и горячим головам не рекомендуется ее нарушать — слишком велик риск.

Но вот дорога на залив открыта, и наш черный мотоцикл, проскочив вдоль причала в Рыбачьем через белый полукруг бухты, вырывается на простор… За рулем мотоцикла — Иван Васильевич Тройников, механик колхозного катера, человек, с которым меня свела спортивная страсть.

Какое-то время Иван Васильевич ведет мотоцикл почти параллельно берегу. А затем, когда мы поравнялись с круглой, как шапка, песчаной дюной на косе (рыбаки называют ее «Лысой горой», поворачивает в залив. Чем дальше мы отъезжаем, тем ниже становится берег. Дома в поселке, маяк, темные горбатые возвышенности на косе сначала как бы оседают, врастают в землю, а затем и вовсе растворяются, пропадают из виду.

Бывало, когда вдруг залив окутывало густым туманом или разыгрывалась метель, я с опаской думал, а куда же ехать, как выбраться на берег. Но эти тревоги, казалось, никогда не беспокоили Ивана Васильевича. Он заводил мотоцикл и безошибочно вел его в кромешной тьме, словно по маяку. Меня это поражало — как человек ориентируется, внутренним чутьем, что ли? Но оказалось, что ориентирами для него, когда ни маяка, ни берега не видно, служат трещины, раскалывающие гигантский ледяной покров залива в разных направлениях. Местные рыбаки хорошо знают направления трещин, их характерные очертания, изломы и даже примерное время, необходимое на преодоление расстояния от одной трещины до другой. Учитываются также отличительные очертания торосов, в какой-то мере направление ветра и свои собственные следы.

Кстати, о направлении ветра. Зимой, как и летом, ветер на заливе в течение дня меняет свое направление, и это надо учитывать, иначе этот «ориентир» может завести неведомо куда.

Должно быть ясно, к чему весь этот разговор. Отправляясь в залив, присмотритесь к его облику, хорошенько запомните дорогу, а еще лучше, прихватите компас, тогда на обратном пути не придется блуждать. Не благодушничайте даже тогда, когда с утра стоит ясная, спокойная погода, ибо она может внезапно измениться, и вы окажетесь лицом к лицу со стихией. Я с ужасом узнал однажды о трагедии, которая произошла с хорошо знакомым человеком. На пути к берегу вечером его настигла пурга. Он кружил в белой мгле всю ночь. Вконец выбившись из сил, присел, чтобы отдохнуть, и больше не встал. А до берега оставалось 50 метров…

Тронников развернул мотоцикл и заглушил мотор на одной из полянок темного, гладкого, потрескавшегося льда. Вдали виднелся продолговатый торос, напоминающий прилегшего верблюда.

— Ну вот, здесь мы его и поищем.

Мой спутник снимает с люльки мотоцикла санки с прибитым к ним ящиком, берет ледобур «ложку» и удаляется от мотоцикла. Вот он останавливается, разом, без перерыва, высверливает лунку и, усевшись на санки, начинает блеснить. После ледостава окунь ходит еще по дну, значит блеснить его надо почти у самого дна, во всяком случае не выше, чем в 20–30 сантиметрах от него. Знаю я, что блесна должна «играть» плавно и как бы на одном месте. Так блеснит Иван Васильевич — взмахи удильником делает короткие) с небольшими перерывами.

Поспешно сверлю лед и я, разматываю удочку. Но, увы, поклевки нет ни у Тронникова, ни у меня. Мы мигом сматываем снасти и катим дальше…

На новой остановке Тронников быстро выхватывает из лунки среднего окуня, а у меня пока ни намека на поклевку. Он мне подсказывает: лунки надо сверлить не на заснеженном льду, как это делаю я, а на чистых площадках, лучше на границе светлого и покрытого снегом льда, на стыке трещин. Через затемненный снегом лед свет слабо проникает в толщу воды, она находится как бы под темным покрывалом. Вот в этой тени, вблизи хорошо освещенных участков, словно в засаде, караулит окунь всякую мелочь — прежде всего снетка.

Световые окна всегда привлекают рыбу, и дело не только в одном свете, но и в том, что вода на этих участках свежее, богаче кислородом. Почему? Чтобы понять это, надо представить себе, как среди сплошного поля белизны образуются эти поля чистого, совершенно прозрачного льда, уяснить, почему они встречаются чаще всего в глубине залива.

Как бы ни была спокойна погода и какие бы свирепые ни грянули морозы, залив застывает не сразу: у берегов — давно сплошной припай, а в глубине вода все еще остается открытой, образуя огромные полыньи и промоины. Затянет их ночью непрочным ледком, а днем ветер взломает его, и пойдут гулять льдины на волнах. Если же поднимается сильный ветер, то он разрушает и старый лед, гоняет льдины из края в край, образует в сплошных ледовых полях широкие, причудливо извивающиеся ленты открытой темной воды.

Это борение мороза и ветра, воды и льда бывает весьма продолжительным. Конечно же, рыба устремляется к открытой воде, где ей вольнее и легче дышится.

Но вот ветер утихает, и мороз берет свое. Иногда где-нибудь у торосов можно проследить, как он запечатывает полыньи. Внимательно присмотритесь, и вы увидите, что лед у одной из сторон тороса помечен едва приметными штрихами, напоминающими горизонтали на топографических картах. Каждый такой штрих показывает, как к вечеру, когда стихал ветер, наращивался лед. Когда ветер совсем угасал и вода становилась неподвижной как стекло, мороз затягивал ее гладко отполированным покрытием. Вот вблизи этих последних полыней, вновь наращенных участков льда вы и обнаружите окуней.

Казалось бы, не ахти какие истины. Но сколько пришлось побить ноги на льду, изведать неудач, разочарований, пока они мне как-то открылись. А поначалу выбирал место для лунки просто наугад, в какой из них была поклевка, та сразу же привязывала к себе, не хотелось ее оставлять, казалось, что вот-вот здесь еще клюнет.

Иван Васильевич же минуту-две поблеснит и идет дальше, сверлит новую лунку.

— Окуня нечего высиживать, его надо искать…

Тронников — промысловик, и его можно понять, он не жалеет усилий и энергии на поиск косяка.

Впрочем, в этот раз Ивану Васильевичу не удалось вытащить из одной лунки больше трех окуней. Объяснил он так: это еще бродячий окунь, после ледостава окуни какое-то время держатся разрозненно, в косяки сбиваются редко, притом небольшие.

Нам в этот раз, однако, еще повезло. Бывает, что окуня можно вовсе не встретить, особенно в том случае, если перед наступлением морозов залив штормит и вода уходит под лед грязная, перемешанная с илом, глиной. Пока она отстоится, станет светлой, проходит немало времени.

А как быть, когда лед на заливе сплошь покрыт снегом или, наоборот, когда снега на льду нет и в помине? Как обнаружить приметы, которые помогут найти окуня?

Думается, что некоторое представление об особенностях поиска в разной обстановке дадут приводимые ниже «заметки с натуры».

…Помнится, в конце ноября 1969 года выпал пушистый снег. Казалось, что зима делает слишком поспешную для наших мест заявку. А потом потихонечку до 17 градусов усилились морозы. И ранняя зима окончательно стала реальностью.

До конца года нам удалось даже раза два съездить на окуня, что бывает редко. Но в начале января выдалось несколько дней оттепели, потом повалил тихий, густой, мягкий снег, ровным толстым слоем покрыл лед, слежался. Вновь ударили морозы и накрепко «приварили» снег ко льду. Теперь его никаким ветрам было не смести. Новые снегопады и метели все больше наращивали этот белый слой. Дорога в залив на какое-то время оказалась совершенно закрытой, ибо туда по глубокому снегу невозможно было ни проехать, ни пройти. Даже грузовые машины не могли пробиться. Колхозные рыбаки к сетям, выставленным подо льдом, добирались на тракторе.

По тракторной колее и подбросил меня Иван Васильевич на мотоцикле километра на два от берега. А дальше уж я шагал, увязая в снегу. Колеи, пробитые до этого машинами, занесло. День хмурый, без единого просвета. Низкие, мутные тучи, тянет юго-восточный ветерок. «Куда меня несет? Что за удовольствие я ищу в этой белой, неуютной пустыне?» — закрадывалось сомнение.

Заставь ленивого домоседа оставить теплый квартирный уют с комфортом и проехать в переполненном душном автобусе, стоя, с рюкзаком за плечами, от Калининграда до Рыбачьего, — взвоет. Зачем это ему нужно? Но ведь есть же что-то такое, что заставляет кого-то это делать: тащиться в непогоду по заснеженному льду, сверлить до изнеможения лунки, мерзнуть. Что? Писатель и страстный рыболов А. А. Шахов заметил, что рыболов от людей, не испытывающих влечения к рыбной ловле, отличается уже тем, что он на одну мечту богаче других. Осуществление этой мечты подчас дается нелегко, но доставляет великое удовольствие.

Подбадривая себя этими размышлениями, продвигался все вперед и вперед. Наконец, пора было и остановиться, ибо дальше пошла сплошная снежная целина. Я начал сверлить лунки. И чем больше я их сверлил, тем нелепее казалась моя затея. Все же на одной мне повезло, вытянул сразу три окуня. Потом по одному еще на двух, потом еще. Помаленьку набралось десятка полтора.

Да что улов! Ведь я узнал для себя новое: можно, выходит, рыбачить и в такую погоду. Не такой уж большой ценою плачено мной за это «открытие». Иногда за истину приходится платить неизмеримо больше. Потом, в очередные выходы на рыбалку, то, что я узнал, подтвердилось. Когда же залив занесло снегом сплошь, колхозные рыбаки стали создавать площадки в снегу с помощью лопаты. Накануне очистят лед от снега, а утром идут сюда блеснить.

Итак, и при чистом льде, и при заснеженном окунь, хорошо или похуже, но берет в январе. А вот в феврале…

* * *

Глухое зимнее время. Капризная, как никогда, погода. Самые трудные дороги на залив. Февраль для рыболова — месяц испытаний.

Если к вечеру в зимний день вы услышите воронье карканье — утром ждите ветер, метель. Надо бы поверить примете и остаться дома, но как сладить с нетерпением? Ветер южный, может, утихнет, мелькает надежда. И все-таки едешь.

Выйдя из автобуса в Рыбачьем и услышав, как упруго гудят вершинами сосны, вновь невольно думаешь: ничего хорошего из этой рыбалки не получится. Но среди моих друзей в Рыбачьем есть такой же неуемный любитель-рыболов, как и я, которому непогода тоже нипочем.

Стоит, однако, нам лишь высунуться в залив, как пыл наш сразу же охладевает. В лицо жгучим холодом бьет ветер, кажется, что он пронзает тебя насквозь, пробирает до косточек. По гладкому, с салатным оттенком, льду, извиваясь, несутся тончайшие газовые струи поземки.

После сильной оттепели на льду стояла вода — снег растаял и даже разрушились торосы. А потом морозы из этой воды прирастили к старому льду новый толстый, совершенно гладкий, как зеркало, слой. Лишь кое-где остались шероховатости, островки снега да следы машин, колесивших в оттепель.

Часа через три с пустыми руками возвращаемся на берег. Есть же еще и такое понятие, как благоразумие. С утра, допустим, можно было еще на что-то надеяться, но теперь совершенно очевидно, что никаких шансов на то, что распогодится, нет.

Прописные истины, они, конечно, хороши, с ними нельзя не считаться. Но ведь выходной день не всегда приходится на хорошую погоду. И поэтому, как ни взывает февраль своим ненастьем к благоразумию, полно на заливе рыболовов и в феврале. Слишком долго приходится ждать зимней рыбалки, слишком коротка она бывает.

В следующий раз погода все же ничего — по крайней мере, нет ветра и не метет. Но приходится далеко идти пешком. «12 километров — не проблема!» — храбрюсь про себя. Одет я легко — кирзовые сапоги, теплые, но легкие поролоновые брюки и бушлат. Со мной ледобур, удочки.

В компании с колхозными рыбаками шагается легко. Под ногами похрустывает ледок, схваченный легким морозцем. В глубину идем по торному пути, пробитому на льду в направлении сетевых порядков — лав, как называют их рыбаки, обозначенных вмороженными в лед елками. И только от сетей мы поворачиваем влево. Иначе ориентироваться невозможно — над заливом висит туман. О, этот туман! Туманы бывают светлые, молочные. А сейчас серый до темноты, в котором чувствуешь себя неуютно и подавленно. Когда стали попадаться участки прозрачного льда у торосов, все разбрелись кто куда. Но мы с одним товарищем держимся вместе, не теряя друг друга из виду.

Недаром мы шагали — окунь брал хорошо. Увлеченные поиском, не заметили, как начала оседать мелкая влажная пыль и как стало быстро темнеть. Спохватились — вокруг никого. Какое чувство тревоги и неуверенности возникает, когда угрожающе надвигается темнота, а вокруг глухо и пустынно. Горе тому, кто из-за клева не в силах заставить себя вовремя поставить точку. Но у меня были компас и карта-схема залива.

Шли мы долго, очень долго. Незримо сеялась влага и тут же замерзала. Наша одежда, обувь и рюкзаки покрылись блестящей ледяной корочкой, мы вскоре превратились в фантастические ледяные призраки.

Мне не раз приходилось наблюдать, как возвращаются с залива окуневики — они едва тянут ноги. Но выражение лиц так красноречиво: кто с удачей, тот бодр, смотрит весело — победители не знают усталости! А неудачи выражены печатью разочарования, угрюмой отрешенностью.

По нашим измученным лицам, когда мы вышли на берег, трудно было догадаться об удаче. Но в глубине души все-таки мы испытывали удовлетворение от успешной рыбалки.

* * *

Ранняя весна на заливе — это весна света.

…С утра все окутано морозным туманом. На сухих камышах осел мохнатый иней, неподвижно застыли, словно боясь растерять свой серебряный убор, метелки. Как они засветятся, заиграют мириадами искр, когда из-за леса покажется солнце!

За камышами у мыса выходим гурьбой на лед и торопливо шагаем проторенной дорогой. Только она и служит ориентиром, ибо туман скрыл дали. Удивительные картины возникают в этом тумане, все в нем приобретает фантастические очертания. Вот в стороне как будто бродит стадо оленей. Приблизишься — всего лишь вороны. Спустя минуту новое видение — с неба спускаются великаны, а это идущие навстречу рыболовы.

Светлый мартовский низко стелющийся туман не внушает тревоги, знаешь — это предвестник славного солнечного дня. Пока шагаешь, он незаметно редеет, и открывается поле темного с белыми заплатами льда.

Нигде так далеко, как на заливе, не распахивается перед тобой пространство, и нигде, пожалуй, не возникает такое осязаемое чувство раскованности, свободы, окрыленности.

Март — месяц самого активного клева окуня. Но где его искать, когда весь лед открытый?

Сверлим лунки, переспрашиваем друг у друга, как дела, и разводим руками — снова задал нам загадку этот полосатый горбач. Поди разгадай!..

Ивану Васильевичу приходит в голову остроумная идея — заглянуть под лед. Находим старую большую лунку. Тронников ложится животом на лед и просит плотно накрыть ему голову плащ-накидкой. Минуту-другую мы ждем результата.

— Нет, здесь окуня не видно, — говорит он, поднявшись.

После Ивана Васильевича заглядываю в лунку таким же манером я. Потоки света через прозрачный лед пронизывают воду почти до дна — прекрасно все видно.

Заглядываем под лед еще в нескольких местах. И под одной площадкой, покрытой слежавшимся снегом, почти на границе со светлым прозрачным льдом, обнаруживаем окуня. Пытаемся блеснить, но безрезультатно.

— Ближе к вечеру начнет брать. Лучше уж подождать немного, чем попусту гоняться по заливу, — советует Иван Васильевич.

Мы прислушиваемся к его слову.

Потом не раз я убеждался, что в мартовские солнечные дни на поклевки можно рассчитывать, как правило, в местах с непрозрачным льдом или покрытым бывшими снежными заносами, которые образуются у торосов и трещин. В затемненных участках окунь как бы ищет себе укрытие от того моря света, что насквозь пронизывает и прозрачный лед, и воду под ним.

Любит окунь бродить и у открытых трещин, которые в марте раздвигаются все шире. Его, по-видимому, привлекает сюда свежая, насыщенная кислородом вода.

Зная, когда и где искать окуня, каждый раз мобилизую свою «проницательность» и пытаюсь найти единственно верное решение, сделать единственно верный шаг. Если бы это мне всегда удавалось, то, как вы понимаете, это было бы движение по прямой. Но такого не бывает. Чаще всего все-таки выписываешь немыслимые зигзаги в поисках рыбы. Вот, казалось бы, именно такое место, где он непременно должен быть. Но сколько ты ни сверлишь лунок — ни одной поклевки. Косяк в погоне за снетком наверняка переместился на другое такое же место, которых в заливе немало.

А если он никуда не ушел, и все-таки не берет? Тут тоже десятки своих причин: насытился, влияет перемена погоды, не пришло время брать (рыбы, как бы рыболовам этого ни хотелось, питаются тоже не беспрерывно), и… практически невозможно учесть все факторы, влияющие на поведение рыбы. Я сомневаюсь, что их смогла бы учесть и кибернетическая машина. Мы можем заложить в нее все данные, но в те доли секунды, пока будем получать ответ, где должна находиться рыба, этой самой рыбе достаточно вильнуть хвостом, чтобы оказаться в другом месте.

* * *

Что остается делать рыболову, когда не клюют ни плотва, ни окунь или когда в залив не выберешься, потому что разыгралась метель? Казалось бы, никакого другого выхода нет, как только ждать лучших времен. Но «выручает» в этих затруднительных обстоятельствах корюшка.

Эта длинноватая зеленовато-серебристая рыбка, пахнущая свежим огурцом, относится к семейству лососевых. Заходит она в Куршский залив из моря в начале зимы. Какое-то время держится в северной части залива у поселков Юодкранте, Прейла, у города Ниды. Затем постепенно перемещается вдоль побережья Куршской косы к Морскому, Рыбачьему, Лесному.

Клюет корюшка, как правило, активно, временами даже жадно, только успевай менять насадку.

Снасть на нее самая простая: леска диаметром 0,2–0,25, можно и 0,3 миллиметра, увесистое грузило на конце, а повыше — два поводка с крючками номеров 6, 7 с длинным цевьем (их удобнее извлекать изо рта рыбы, глубоко заглатывающей наживку). Грузило можно ставить и между поводками. Поплавок — соответствующий грузилу. Хорошо реагирует на поклевку корюшки кивок: беря насадку, она чуть приподнимает ее, и кивок выпрямляется. Тотчас следует подсекать.

Наживка — кусочки корюшки. Ловится со дна или вполводы, иногда даже у самого льда. При слабом клеве корюшку следует искать, меняя глубину. Хорошо берет рыбка также на небольшие блесенки с наживкой из корюшки же и на крупную мормышку, наживленную мотылем. Некоторые рыболовы вместо естественной насадки успешно используют искусственную — на крючок надевают кусочек поролоновой губки белого или желтого цвета.

Корюшка заходит и в Калининградский залив, но, поскольку она держится здесь разрозненно, поймать ее труднее.

Нередки случаи, когда при ловле корюшки кто-либо вытаскивает налима или даже сига. Нежное мясо корюшки — лакомая пища не только для нее самой, но и для других хищных рыб.

* * *

Я не удивляюсь, когда слышу, что вот, мол, опытный рыболов не поймал ничего, а новичку повезло. Что ж, на рыбалке многое объясняется случайностью. Но при всем при том опытному, знающему человеку, даже с поправкой на случайность, удача будет сопутствовать чаще, чем тому, кто действует вслепую, наугад.

Всегда, когда мне приходится видеть, как кто-то удачно ловит окуня, я потихоньку подхожу и прошу:

— Покажите мне вашу блесну…

И каких только я не перевидел окуневых блесен! И по форме, и по размерам, и по цвету…

Интересовали меня, конечно, и блесны, на которые ловят колхозники-промысловики. «Судя по уловам, блесны у них особенные», — думал я. А увидел примитивные медные пластинки, надраенные шкуркой, с грубыми медными крючками. Сделать такие же ничего не стоит: срисовал контур, а дома вырезал из листовой меди пластинку, выгнул из медной проволоки, заточил и приладил крючки — всего-то на час работы. Особенно вызывали интерес медные крючки и «восьмерка», к которой, вместо колечка, привязывалась леска. Что в них за скрытый смысл?

— Нам некогда возиться с блеснами, полировать их, паять крючки, — объяснил мне один из колхозных рыбаков. — Вырезал пластинку, начистил шкуркой, пробил в ней гвоздем две дырочки, согнул медную проволоку, завел ее в одну дырочку, малость наточил, а в другую вставил «восьмерку» — вот тебе и блесна. Зачем «восьмерка»? Да чтобы лучше блесна играла и леска не перетиралась и не развязывалась.

Но действительно ли так «небрежно» относятся рыбаки к блеснам? Конечно, нет.

От размера, формы, цвета блесны в немалой степени зависит успех. Замечено, что в начале зимы в пасмурную погоду окунь лучше берет на небольшие по размеру блесенки белого цвета (из нержавеющей стали, мельхиора и особенно серебряные), в светлые дни — на комбинированные цветные.

Довольно тонкое дело — сделать блесну с наиболее оптимальным весом (форма и вес — главные факторы, определяющие ее способность имитировать движение рыбки). Медная, которой блеснят промысловики, хороша тем, что в воде идет почти горизонтально, и в самом деле, как рыбка. Но она долго опускается ко дну — а это уже недостаток, так как после первой поклевки очень важно как можно быстрее «подать» блесну снова на то место, иначе окуни могут уйти.

Некоторые рыболовы настолько утяжеляют свои блесны, что они колом идут ко дну. Но такой снастью можно скорее отпугнуть, чем привлечь рыбу. Правда, в начале весны, когда окунь не особенно разборчив, можно смело применять и крупную блесну.

Я чаще всего пользуюсь блесной универсальной, которую, за отменные качества и высокую уловистость, назвал «идеалом».

Между рыболовами нередко идет спор, следует ли полировать блесны или достаточно их почистить шкуркой. Трудно стать в этом споре на ту или другую сторону. Тут надо учитывать видимость: плохая — значит блесна должна быть поярче; хорошая — сойдет и тусклая.

У каждого рыболова есть своя «везучая» блесна, он всячески будет расхваливать ее достоинства. И ему не возразишь: хороша блесна, раз оказалась уловистой.

Несколько слов об особенностях блеснения окуня. У каждого своя техника: один волоком тащит блесну снизу вверх, другой через равные промежутки подергивает ее, третий беспрерывно шевелит и т. д.

Короткие, энергичные взмахи удильником с небольшими паузами в 5–7 секунд — вот в чем состоит техника блеснения. Казалось бы, так просто, но тут есть свои тонкости. Амплитуда колебаний при взмахе не должна быть слишком большой, не больше 40 сантиметров. Можно вести блесну вверх и зигзагами. Взяв удильник за самый конец ручки, надо держать его вершиной шестика вертикально над лункой. Затем медленно приподнимая удильник, колебать шестик, словно маятник, из стороны в сторону, после чего пустить блесну с верхней точки в свободное падение.

О поклевке окуня узнаешь по натяжению лески или по стуку. Но иногда поклевку можно не только почувствовать, но и заметить по едва уловимому ослаблению лески. Это бывает, когда блесна после падения зависает у дна, и окунь не хватает, не рвет ее с ходу, а спокойно берет, чуть-чуть ослабляя леску. В этот миг и следует подсекать.

В начале зимы блеснят, как правило, у самого дна, а спустя месяц — вполводы. Подчеркиваю: как правило, ибо окуня надо и в зимнее время активно искать не только у дна, но и в толще воды, маневрируя блесной. Следует иметь в виду, особенно когда удалось напасть на косяк или стайку, что окунь и сам идет за блесной, постепенно укорачивая леску, его можно приманить к самой поверхности лунки.

* * *

В один из поздних осенних вечеров у меня на квартире раздается телефонный звонок из Рыбачьего. В трубке четкое, как боевая сводка, сообщение:

— Последние известия. Вечерний выпуск. Вам привет от «пришельца»!

— Уже пожаловал?!

— Конечно! На ближних подступах обнаружены разведчики…

Эта загадочная для непосвященного весть означает, что в Куршском заливе в районе нерестилищ появился сиг.

Весть о сиге наверняка побывала не только в моем доме и заразила нетерпением многих рыболовов. В это позднее время, почти на пороге зимы, когда залив редко бывает спокойным, промысловики срочно выставляют в разрешенных местах сети. Рыбинспектор обозначит буями проходы для сига к нерестилищам и сами нерестилища, куда никто не посмеет даже приблизиться. Потом он будет до самого ледостава строго следить, чтобы колхозники выловили во время сиговой путины только норму, и ни центнера больше того, что разрешено на основании прогнозов, составленных научными сотрудниками сектора лиманов АтлантНИРО. Кстати, ими же определяются нормы вылова в заливе и всех других ценных рыб. Глубоко заблуждается тот, кто считает, будто рыбу гребут здесь без меры.

Пока идет промысел сига, пока наступит ледостав, нам, любителям-рыболовам, остается только в ожидании своего часа мечтательно гадать, посчастливится ли нынче хотя бы испытать его поклевку.

Один мой хороший знакомый, коллега по увлечению, сказал:

— Сиг — это счастье, это характер…

Да, действительно, это само счастье рыболова — призрачное, неуловимое, редкое, но яркое, незабываемое и потому страстно желаемое.

Что я знал раньше о сиге? Самые общие, как говорят, данные. Что эта рыба относится к семейству лососевых. Что обитает сиг в нашей стране преимущественно в северных водах, особенно богаты им Чудское, Ильмень, Ладожское, Онежское озера и многочисленные озера Карелии. Что в Куршский залив заходит нереститься балтийский сиг. В бассейне Балтийского моря он встречается также в глубоких озерах и реках с чистой холодной водой. Отметав икру при температуре один-два градуса, остается на зиму в заливе, а весной, когда ветры взламывают и угоняют лед, уходит в море. Но прежде чем оставить залив, сиг должен нагулять жир, пополнить энергию, утраченную за период нереста.

«Личное знакомство» с сигом состоялось у меня неожиданно. В то время я еще увлекался плотвой. Удили мы с компанией на заливе на 17-м километре Куршской косы, там, где начинаются дюны. Места здесь сразу же у берега глубокие, дно песчаное. Было это в конце января. За первыми крепкими морозами последовала оттепель, и день выдался сырой, пасмурный. Я высверлил лунки, размотал удочки, наживил мормышки мотылем и опустил их в темные оконца. Плотва не заставила себя долго ждать, как всегда в оттепель, она хорошо брала.

Одна из поклевок мне показалась странной, плотва брала «не по правилам»: поплавок, вместо того чтобы чуть приподняться, как полагалось, резко ушел в воду. Сделав подсечку, я почувствовал сильный рывок, но рыба сошла. Едва снова опустил мормышку, как поплавок опять неожиданно нырнул. Я вмиг схватил удочку и… как будто подцепил крючком увесистый камень — леска натянулась так, что, казалось, вот-вот лопнет. И все же я выволок свою добычу: длинная красивая серебристая рыба с темной спинкой затрепыхалась на мокром льду.

— Гляди ты, сиг! — с изумлением сказал кто-то из моих соседей-плотвишников. — Повезло же человеку…

Тогда, кроме этого сига и полутора десятков плотвиц, попались, к моему удивлению, и три снеточка. Прошло много лет, прежде чем я смог связать эти «случайности», объяснить их: после нереста, месяца через два, два с половиной, сиг начинает усиленно питаться снетком. «Сига мы, — отмечал большой знаток этих рыб, ученый-ихтиолог И. Ф. Правдин, — считаем (в противоположность таким рыбам, как щука, судак, окунь) рыбой мирной, а не хищной, сигу не свойственно поедание своих сородичей-рыб. Однако не совсем верно мнение, что сиги не охотятся за рыбой».

Да, не совсем правильно. Самая лакомая пища нашего балтийского сига — снеток. Не пощадит он и зазевавшуюся корюшку. Но корюшка для сига велика.

С ледоставом снеток сбивается в косяки. В поисках этих косяков и передвигается сиг (впрочем, не только он, но и окунь, судак, щука).

Ловят сига на червя, снетка, но хорошо он идет в Куршском заливе преимущественно на блесну, цвет, форма и игра которой имитируют любимую им рыбку.

* * *

Не скажу, что та, первая удача как-то увлекла меня. Я, конечно, порадовался, но специально не искал с сигом встреч. И вот однажды…

Мы с товарищем выбрались на сверкающий под ярким солнцем лед и двинулись туда, далеко к горизонту, где маячили темные фигуры колхозных рыбаков. Одни долбили лунки, другие сматывали удочки и в деревянном ящике, прикрепленном к санкам-финкам, перевозили снасти к новому месту. А кто-то у удачной лунки быстро перебирал леску и через мгновение вытаскивал на лед окуня. И вдруг один из рыбаков вытащил сига. Стоило это увидеть, как во мне вспыхнули искорки азарта. Поспешно просверлив лунку, торопливо разматываю удочку. И вот поклевка — я чувствую упругие толчки, живую тяжесть. Душа ликует… Даже несмотря на то, что вытащить рыбину не удается.

Так хотелось, чтобы поклевки следовали еще и еще и чтобы все-таки попался красавец-сиг. Но нужно было уже возвращаться в поселок, тем более что и колхозные рыбаки снялись. Я направился вдоль берега к Рыбачьему. Вечернее красное солнце словно высветило весь залив — стало далеко-далеко отчетливо все видно. Но что там за странный рыболов впереди в торосах? Стоит, стоит и вдруг пропадет куда-то, потом снова появится. Интересно…

На гладком темном льду между торосами над одной из трех лунок стоял юноша в серой заячьей шапке. Его стеганые черные брюки и ватник были мокры. Парень, не обращая на меня внимания, вдруг лег на живот и, глядя в лунку, стал дергать удочку, отводя руку в сторону.

Минуты через две он поднялся.

— Прямо подо льдом сиги ходят. Так и крутятся. А не берут. Вот посмотрите, если желаете…

Ложусь рядом на лед и всматриваюсь в воду. Стоило парню раза два-три дернуть свою удочку, как какие-то большие синие тени, словно призраки, появились у блесны. Во мне все замерло: ведь они совсем-совсем близко…

Парень побежал со своей удочкой на другую лунку, а я, не поднимаясь, размотал свою и попробовал блеснить. Рыбы-призраки вновь заходили. И вдруг — рывок! Словно в забытьи, тащу леску. Это сиг, я вижу его длинное, серебристое тело под самым льдом! Но рыба стала поперек лунки и никак не идет. Немного отпустил и снова потащил леску. Пошел все-таки! И, наконец, отчаянно трепеща своим длинным телом, будто сам выпрыгнул на лед.

Прибежал юноша. В руке он держал сетку с большущим, килограмма на три, сигом.

— Хорошая, значит, у вас блесна. У меня тоже была хорошая, вот этого вытянул, а другой утащил ее с леской.

Что была за блесна у меня, скажу сразу же. Она была комбинированной: небольшой, продолговатый, чуть изогнутый желобок из меди, залитый оловом, сверху запаян серебряной пластинкой. Крючок номер 6 с крутым поддевом впаян под пластинку. Блесна тщательно была очищена мельчайшей шкуркой и отполирована иглой. К леске диаметром 0,3 миллиметра присоединялась с помощью заводного колечка.

Солнце скоро спряталось, слегка подрумянив горизонт. На залив легли синие сумерки. Мы смотали удочки и пошли в поселок. Под ногами громко хрустел и поскрипывал снег, крепко схваченный вечерним морозцем, день завтра обещал быть солнечным. Шли молча. Не знаю, о чем думал Петя (так звали моего знакомого), но у меня вновь и вновь перед глазами, словно синий мираж, возникала картина, которую я увидел в лунке… Конечно, завтра нужно идти только туда, на это удивительное место, окруженное торосами.

Я плохо спал в эту ночь, ворочался, часто просыпался. С тревогой вдруг начинал думать, что за ночь сиги уйдут куда-то в другое место. Еще затемно вышел я на лед и зашагал к вчерашним лункам. Первым мне попался окунь. Но вторая поклевка явно сиговая — леска в лунке идет по кругу, и словно тащу на ней ведро из колодца. Да, сиг. Но у самой лунки… сошел. Какая досада! Передвигаюсь к границе торосов и тут вдоль кромки заснеженного льда рублю несколько лунок. Поблеснив немного на одной, перехожу на другую, третью… И вот—удача!

Я на радостях предвкушал, что вытащу минимум парочку. Но скоро убедился в своей чрезмерной самонадеянности. Сиг, оказывается, не такая беззащитная рыба, чтобы не уметь постоять за себя. Когда я попытался подвести к лунке клюнувшего спустя некоторое время второго сига, он что было сил сопротивлялся. И, представьте себе, у самой лунки остановился. Как это получилось, трудно объяснить. Я было волоком потащил леску, но в этот момент сиг мощно вильнул хвостом, ударил им об лед, и моя прочная леска, коснувшись острой кромки лунки, лопнула.

Потом еще будут случаи, когда пожалеешь, что не проверил леску и не избавился от случайно завязавшихся узлов, что оснастил блесну слишком мягким или перекаленным, хрупким крючком — каждый раз эта сильная рыба словно знает, в чем твоя снасть уязвима.

А теперь надо было делать новую блесну. Но какую?

Окунь против сига — толстый коротышка. Но у него не рот, а пасть, которой он хоть какую блесну схватит, этому не помешает даже большой крючок. А у сига рот маленький и, как у леща, вытягивается трубочкой книзу. Значит, и блесну сигу подавай маленькую, и крючок большой, наверное, не годится.

Мнения рыболовов и на этот счет были самыми противоречивыми. Одни соглашались со мной: да, блесна должна быть маленькой. Другие утверждали, что крупный сиг схватит и большую блесну. А И. В. Тронников вообще заявил:

— Блесна годится любая, с малым крючком…

Если бы я не видел блесен Ивана Васильевича, то и вправду мог бы подумать, что он не придает им значения. Но говорил он так скорее потому, что этой проблемы для него не существовало. Его блесны были универсальными — и на окуня, и на сига, их размер 5–6 сантиметров, крючок изогнут таким образом, что его жало и внутренняя поверхность блесны составляют острый угол. И в этом есть свой резон: такой крючок нисколько не помешает сигу схватить блесну, она свободно войдет даже в его рот-трубочку.

Что же касается цвета блесны, то все сходились на том, что предпочтительнее белая блесна, матовая, из серебра: именно серебро в воде будто ближе всего по цвету подходит к цвету снетка. Но у того же Ивана Васильевича немало было сиговых поклевок на блесну из медной пластинки.

Переполненный всяческими советами, ищу дома материал для блесны: старый полтинник или серебряную ложку, которые можно было бы раскатать на пластинку.

Но что сам по себе кусочек металла, хотя бы и самый подходящий? Ему еще надо придать форму, припаять крючок, отполировать. И поэтому вместе с кусочком металла в твоей домашней мастерской появляется самодельный штамп, разные формочки, электромоторчик. Не говорю уже о паяльнике, напильниках и прочих необходимых вещах, без которых рыболову никак не обойтись. И ты становишься настоящим ювелиром, как-никак, тонкая работа.

Наконец настает и то желанное время, когда сиг после нереста начинает клевать. Это где-то в конце января — начале февраля. Правда, поклевки в это время носят единичный, случайный характер, но чем ближе к весне, клев все интенсивнее.

* * *

Мы с приятелем лихо катим по льду на его мотоцикле. Вчера в глубине залива напротив поселка Морского будто бы хорошо ловили окуня. Кое-кому попадался и сиг. Сюда держат путь и многие-многие другие мотоциклисты, едут машины, шествуют группами рыболовы — народу столько, что, кажется, негде будет повернуться. Но странно: вся эта масса словно растворилась в белых просторах.

Большинство рыболовов приехали сюда на окуня. А у нас своя надежда — сиг. Мне не терпится испытать свою блесну, как-то она покажет себя?

Но сиг в этот день, казалось, задался целью опровергнуть все наши надежды. Мы терялись в догадках и предположениях, перепробовали все блесны, какие только у нас были, продырявили все обещающие участки, льда — все напрасно. А много ли нужно рыболову, чтобы быть счастливым? Ну что, в самом деле, стоило этому сигу, нет, ну хотя бы не засечься, а просто тронуть блесну, пошутить, что ли?

К вечеру я едва передвигаю ноги. Не милы мне ни блесна, ни сиг, ни сама рыбалка. В душе созревают искренние слова скупой мужской клятвы, которую сегодня же смиренно дам жене, вернувшись домой: я не буду больше ездить на залив, гоняться за сигом. Я буду сидеть дома… С досады готов выкинуть в лунки остатки своих бутербродов, бросить туда свой ледобур, удочки, швырнуть мои «непревзойденные» блесны.

Сверлить новую лунку нет сил, поэтому распечатываю какую-то старую, пнув пяткой сапога тонкую корку льда. Лунка хряснула, плеснув тугим комком воды. Кинул под колыхающиеся льдинки блесну да на поводке повыше крючок, обмотанный красной шерстяной ниткой. И тут, едва дошла блесна до дна, как почувствовал знакомый «почерк»! Сиг шел даже без особого сопротивления, не устраивал никаких фокусов у лунки. Понравился ему крючок с красной ниткой, видимо, она показалась очень аппетитным червяком.

И что за магическая сила у поклевки! Как будто и не было усталости, куда-то пропали мои невеселые мысли, а вместе с ними… и «железные» клятвы.

Вытащив сига, я стал присматривать новое подходящее местечко. Вблизи нашел небольшую поляну светлого кристаллического льда, расколотую свежею трещиной. Просверлил на краю лунку. После нескольких взмахов удочкой последовала поклевка. Да какая — рыба не просто сопротивлялась, она раза два даже перетягивала леску в свою сторону. Вот минута, о которой мечтаешь годами! К восторгу примешивается острое чувство страха: а вдруг сойдет? Временами кажется, что это я сам повис на леске над пропастью…

Но счастье рыболова ох как изменчиво! Весь вечер мы переоснащали удочки — привязывали к леске повыше блесны по два поводка с крючками, обмотанными красной шерстяной ниткой, и ничуть не сомневались в успехе. А назавтра сиг словно исчез из залива. Наверное, на него подействовала смена погоды, решили мы. Сыро, серо, идет мокрый снег…

Но оказалось, что именно в этот ненастный день недалеко от нас были пойманы два сига. Поинтересовались подробностями. И услышали нечто для себя новое. За сигом вовсе не надо гоняться, это не окунь. Тут нужны спокойствие, выдержка, неторопливость. Душевное равновесие и никакой горячности. Сиг сам тебя найдет. Эта рыба все время находится в стремительном движении. Поэтому в том районе, где обнаружено его присутствие, не спеши менять лунки, прояви терпение, характер.

Сиг, как правило, держится вполводы, ходит и под самым льдом. Значит, нужно по всей глубине маневрировать блесной, причем стараться, чтобы она безостановочно двигалась в горизонтальном положении — именно в этом случае наиболее вероятна поклевка.

Следует учитывать и то, что рыба эта большая, длинная. Она не может с такой же увертливостью, как окунь, гоняться за блесной. Попала блесна в поле зрения — схватит ее, исчезла (если сделан резкий взмах удочкой) — не станет искать, а уйдет стремительно дальше. Поэтому взмахи удильником должны быть короткие, безостановочные.

Выходит, сиг — счастье вовсе не слепое. Хоть и трудное, но доступное. И пусть в эту зиму мне не очень повезло. Я знаю, снова настанет звонкий март…

НЕСКОЛЬКО СОВЕТОВ.

НЕ ПЕРЕСТУПИТЕ ЧЕРТУ.

Есть такая граница, черта в спортивному любительском рыболовстве, которая пролегает между тем, что можно и чего нельзя.

Если мы внимательно прочитаем Правила рыболовства в Балтийском бассейне, утвержденные на основании постановления Совета Министров СССР «Об усилении охраны рыбных запасов в водоемах СССР», то убедимся, что рыболовы-любители в нашей области располагают поистине прекрасными возможностями.

В соответствии с Правилами, спортивная и любительская ловля рыбы для личного потребления разрешается с соблюдением установленных сроков всем гражданам бесплатно, удочками всех наименований, во всех водоемах, за исключением запретных мест, и всех видов рыб, кроме балтийского лосося.

Однако с целью создания наиболее благоприятных условий для воспроизводства и охраны рыбных запасов от расхищения и хищнического истребления Правилами рыболовства установлены некоторые строгие ограничения. Эти ограничения касаются определенного времени, отдельных мест на водоемах, способов и орудий ловли рыбы.

Прежде всего надо уяснить, что в течение всего года запрещается ловить рыбу:

— перед устьями рек Матросовка, Немонин, Дейма и Зеленоградского канала, на расстоянии 500 метров вправо и влево от их устьев и на 2 километра в глубь Куршского залива, а также в районах установки промысловых орудий лова на расстоянии не менее 300 метров от промысловых орудий лова на заливах и 200 метров — на реках и озере Виштынецком;

— от устья реки (рукава Немана) Северной (Скирвите) до поселка Мысовки, на три километра в глубь залива от береговой линии и в реке Северной — от устья до старого рукава;

— у плотин, шлюзов и железнодорожных мостов на расстоянии ближе 500 метров, а также между устьями и ряжами мостов;

— в прудовых хозяйствах.

В весенний период происходит массовый нерест рыбы. Чтобы обеспечить наиболее благоприятные условия для ее размножения, управление «Запбалтрыбвод» ежегодно проводит двухмесячник по охране нерестилищ. С 20 апреля по 20 июня запрещается ловля рыбы всеми без исключения любительскими орудиями в реках и каналах Полесского и Славского районов, за исключением реки Деймы и Полесского канала до поселка Головкино.

С 20 апреля по 20 июня запрещена любительская ловля рыбы донными удочками в реке Немане и его притоках.

В этот период устанавливается запрет на ловлю рыбы в прибрежной зоне Куршского и Калининградского (Вислинского) заливов на расстоянии 500 метров от камышовых зарослей, а там, где их нет, в километре от берега, а также от берега реки Зеленоградки до насосной станции № 68, в Безымянном озере, расположенном на правом берегу Зеленоградского канала близ устья.

В период нереста выход в заливы на лодках через запретную полосу должен производиться с выключенным мотором, на веслах.

С замерзанием Калининградского (Вислинского) залива запрещается подледная любительская ловля рыбы в пятикилометровой полосе на рубеже: поселок Щукино — мыс Главный.

Существуют ограничения и размерного характера. На ряд ценных рыб установлена так называемая промысловая мера, которая определяется длиною тела рыбы от начала ее рыла до средней части хвостового плавника. Промысловая мера леща — 29 сантиметров, судака — 40, угря — 45, рыбца (сырти) —24, сига—32, щуки—40 сантиметров. Вылавливать этих рыб меньшего размера запрещено, их надо выпускать обратно в воду.

А теперь уточним, что следует понимать под выражениями «запрещенные способы» и «запрещенные орудия рыболовства». Эти выражения означают, что категорически запрещено бить рыбу острогой, багром, из ружей, использовать для глушения рыбы взрывчатые и отравляющие вещества, электроток, преграждать пути движения рыб на нерестилища. Нельзя ловить рыбу на поддев, на стук подо льдом, на блесну дорожкой с моторных лодок, спиннингом и удочкой-пулькой в реках, в которые заходит на нерест лосось.

Рыболовам-любителям запрещено применять сети, невода, сачки, бредни, наметки, накидки, «пауки», переметы, вентеря, верши, остроги.

За нарушение Правил рыболовства советским законодательством установлена строгая ответственность. Виновные подвергаются в административном порядке штрафу до 50 рублей, а за грубые нарушения привлекаются к уголовной ответственности.

Грубыми нарушениями считаются: незаконный вылов ценных видов рыб, вылов рыбы в значительных размерах, лов хищническим способом, тралами, сетями, применение взрывчатых и отравляющих веществ, электротока, повторные нарушения. Один человек может применять любительские орудия ловли общим количеством не более 10 крючков и выловить за сутки не более 5 килограммов рыбы (никто не предъявит претензий и в том случае, если будет поймана одна рыба, вес которой превышает 5 килограммов!).

Итак, 5 килограммов. Однако некоторые рыболовы пытались обойти эту вполне определенную норму под тем предлогом, что они, мол, находились на рыбалке двое-трое суток и, следовательно, поэтому, мол, имеют право поймать больше пяти килограммов рыбы. В связи с этим «Главрыбвод» специально разъяснил, что любительский лов не должен носить потребительский характер и сводиться к заготовке рыбы впрок. Поэтому рыболов-любитель, независимо от времени пребывания на водоеме, имеет право вывезти с собою не больше пяти килограммов рыбы.

У лиц, нарушивших Правила рыболовства, отбираются находящиеся при них орудия лова, плавучие и другие транспортные средства, а также незаконно добытая рыба.

С целью улучшения охраны ценных видов рыб установлены следующие размеры материального взыскания за их незаконную добычу: за осетр — 100 рублей; лосось — 75 рублей; сиг, уторь — 10 рублей; рыбец — 5 рублей; судак — 3 рубля; лещ — 2 рубля.

Повсеместно запрещена продажа частными лицами ценных видов рыб.

Следует также напомнить обязательные требования, касающиеся тех рыболовов, которые имеют в личном пользовании гребную или моторную лодку, катер.

Все плавсредства, принадлежащие гражданам, должны быть зарегистрированы в Калининградской областной навигационно-технической инспекции по маломерному флоту при областном комитете ОСВОД РСФСР, и на них должны быть нанесены полученные в инспекции бортовые номера с индексами.

Каждый владелец моторной лодки, катера обязан иметь «Судовой билет маломерного судна» и «Удостоверение на право управления маломерным судном» и предъявлять их по первому требованию представителей навигационно-технической инспекции, работников милиции, инспекторов рыбоохраны.

В соответствии с решением Калининградского облисполкома плавсредства, находящиеся в личном пользовании граждан, должны базироваться на оборудованных стоянках водно-моторных клубов. Содержание моторных, парусных и гребных судов вне пределов баз-стоянок организаций и водно-моторных клубов запрещено.

Незарегистрированные плавсредства, а также безнадзорно оставленные владельцами за пределами мест стоянки подлежат изъятию.

* * *

Как неисправимый рыболов, я слишком пристрастен и готов боготворить рыбалку за все, что она дает. Но в то же время абсолютно убежден, что каждого, кто берет в руки снасть, не должно покидать высокое чувство ответственности.

Речь идет прежде всего о том, каким должно быть отношение рыболовов к источнику всех наших благ и удовольствий—природе и к своему увлечению.

Ведь рыбалка — это помимо всего прочего вмешательство в жизнь природы. И скажем откровенно — не всегда оно бывает осторожным, деликатным, подчас граничит и с настоящим варварством.

Казалось бы, ну что тут такого: человек закинул удочку и вытащил рыбку. Какой тут вред природе? На первый взгляд, как будто совершенно никакого. Но ведь рыболовов миллионы, и становится все больше.

Сейчас немало говорят о всяческих «взрывах» — информационном, демографическом, туристическом, музейном, спортивном и т. д. Если иметь в виду невиданную массовость того или иного увлечения, то любительское рыболовство среди них стоит едва ли не на первом месте. И нет никаких признаков, несмотря на столь мощные притягательные силы, как телевидение, кино, туризм, что рост «великого племени рыболовов», как назвал его Аркадий Гайдар, прекратится или пойдет на убыль.

Как же в таком случае быть с охраной природы?

Наряду с утвержденными правительством Правилами рыболовства, в которых на научной основе для каждого бассейна определены нормы вылова рыбы любителями, а также места и время рыбалки, большую роль призвано сыграть совершенствование организации любительского рыболовства. Ведь даже безобидная удочка может стать браконьерским орудием в руках безответственного человека, хотя и не относится к запрещенным снастям.

Долгим, а иногда прямо-таки тернистым бывает путь к удаче на рыбалке. Но после многих лет вы так научились понимать повадки рыб, так изучили водоемы, умеете учитывать особенности времени и погоды, что для вас нет особых загадок, нет тайн. Ваша снасть — верх совершенства, и вы, кажется, преодолели «барьер невезения». Вы поймали одного, допустим, леща, другого, пятого…

Стоп, довольно! Даже если клев еще продолжается, и день еще впереди, придется сказать себе: хватит, надо знать и меру.

Жаль? Но почему, собственно, жаль? Разве вас не порадовала удача? Разве вы не вознаграждены за умение выбрать место, насадку, снасть? Да и пять килограммов рыбы, которые вам разрешается поймать, не такой уж пустяк.

Некоторые рыболовы пытаются оправдать нарушение правил тем, что находились в плену азарта: трудно, невозможно, мол, остановиться в такие волнующие мгновения, хочется их как можно дольше продлить… Очень опасно, когда рыболов, поддавшись чувствам, забудет о долге.

На берегу или на лодке вы один-одинешенек. Поблизости нет не только инспектора рыбоохраны, но решительно никого. Как вы должны действовать? Когда в рамках, под контролем — тут ясно: не каждый посмеет нарушить правила. А вот без рамок, когда ты сам себе контролер и судья? Тогда самый строгий инспектор — это твоя собственная совесть, твоя сознательность.

КАК ЛАДИТЬ СНАСТЬ.

Настоящий рыболов — это не только любитель природы, знаток рыбьих повадок и вкусов, но и искусный мастер, умеющий создать или усовершенствовать любую снасть. И поверьте, это доставляет не меньшее удовольствие, чем сама рыбалка. Почему? Отлично сделанная снасть — не только важный залог успеха, она вызывает эстетическое наслаждение, как вообще всякая добротно сработанная вещь.

Но чтобы что-то смастерить, нужно, как минимум, иметь хотя бы простейший инструмент. Вот с этого и начнем.

Рекомендуется такой, например, оптимальный набор инструментов для вашей маленькой домашней мастерской: молоток весом 0,5 кг, плоскогубцы, круглогубцы, кусачки (лучше прямые), пассатижи, напильник, набор надфилей, паяльник, ножовка, ножницы для резки металла, тиски, электромотор мощностью 380 ватт.

Это только для начала. А потом, взявшись что-нибудь делать, вы убедитесь, что неплохо было бы для удобства приобрести и другие инструменты (которые, кстати, вообще не лишни в домашнем хозяйстве).

Займемся удочкой.

Она пришла к нам, как показывают новейшие исторические данные, из каменного века. Собственно, у иных рыболовов и сейчас удочка мало чем отличается от первобытной: кривой тяжелый хлыст — это удилище, два гвоздика, вбитые в хлыст, — мотовильца. Леска, пробка-поплавок, кусочек свинца и крючок — вот, пожалуй, и все приметы, отличающие такую удочку от ее далекой прародительницы. Что ж, это тоже снасть. И ею тоже можно ловить. Но удовольствия от нее мало: такую удочку долго не продержишь, рука занемеет, далеко ею насадку не забросишь, мягкую подсечку не сделаешь.

За многие века поплавочная удочка в принципе не изменилась, но ее составные части доведены прямо-таки до совершенства. Удилища стали длинные, из нескольких колен, легкие, гибкие бамбуковые или стеклопластиковые, а то и телескопические. Лески мало заметные в воде и особо прочные. Поплавки и крючки самые разнообразные…

Но пусть у вас удилище не бамбуковое, а орешниковое или березовое, а вместо изящного поплавка обыкновенная пробка или кусок пенопласта. Важно, чтобы удочка была удобная, надежная, чтобы ее можно было быстро размотать и смотать, без затруднений перевозить, чтобы она не подводила в решающую минуту. А для этого ее надо умело и очень аккуратно оснастить. Казалось бы, дело это нехитрое, но тут есть свои тонкости, маленькие, но важные «секреты».

В зависимости от способа ловли рыбы удочки подразделяются на несколько типов: поплавочные, проводочные, донные, нахлыстовые; в зависимости от времени применения — на летние и зимние. Удилища по своему строению бывают цельными и складными (состыкованными).

Если вы купите складное бамбуковое удилище, то увидите, что мотовильца для лески расположены на первом или втором колене. Авторы книг по спортивному рыболовству советуют прикреплять мотовильца к первому колену, но не к среднему и не к концевому, которое трудно поймать, если оно случайно вырвется при забросе удочки.

Чтобы подготовить удочку, вы соединяете колена, разматываете леску, крепите ее узлом или накидной петелькой к вершинке удилища, делаете необходимый спуск лески. Однако, если вам потребуется сменить место ловли, увеличить или уменьшить длину спуска, вы сразу же убедитесь (если уже не убедились), как это неудобно: сколько тут возни, отнимающей дорогие минуты, тем более если у вас не одна, а две-три удочки.

Я давно избавился от этих неудобств, оснастив удилище по-своему, а не так, как это принято и как рекомендуют многие авторы. Мотовильца прикрепил к последнему колену, первый крючок расположил у соединительной трубки, а второй — сантиметрах в двадцати пяти-тридцати от него: через бамбуковый узел у очередного узла.

Могут возразить: это лишает удилище гибкости, делает его несколько неуклюжим, вся нагрузка при подсечке и вываживании рыбы будет приходиться не на все удилище, а лишь на кончик, который может сломаться и т. д. Если в этих возражениях есть какая-то доля истины, то, думается, не столь существенная, чтобы это имело какое-то практическое значение. Попробуйте переоснастить свою удочку по моему совету и убедитесь в этом сами.

Но прежде чем вы примотаете крючки мотовильца, накатайте на стержень кончика два-три резиновых колечка. Под них вы будете прятать жала крючков, когда смотаете леску. Обычно для этого между крючками натягивается нитка с пробкой. Но пробка плохо держит крючок, сдвигается, когда удилище вставляется в чехол или извлекается оттуда. За нее нередко при забросе удочки зацепляется крючок с насадкой и леска. Резиновые же колечки плотно прилегают к бамбуку, и в то же время их нетрудно сдвинуть на требуемое для крючков расстояние. Они надежно укрывают жала крючков, а цевья прижимают к удилищу — зацепы крючков и обрывы лески исключены (рис. 10).

Крючки для мотовильцев следует сделать из двойной медной проволоки (железная ржавеет) диаметром один миллиметр. Чтобы крючки не сдвигались, их концы надо расклепать, плотно, с натяжением, примотать капроновой ниткой. Обмотки покройте клеем БФ-2 или лаком.

Чтобы не перевязывать каждый раз леску, когда нужно увеличить или уменьшить длину спуска, конец ее, до того как вы привяжете к нему крючок и поводки, пропустите через кусочек ниппельной или более прочной резинки длиною два сантиметра. Спустив леску с мотовилец на нужную вам глубину, закрепите ее резинкой, надетой на кончик удилища. Когда вы будете менять длину лески, резинку снимайте, так как леска может ее порезать, к тому же от трения не исключено повреждение и самой лески. Учтите и еще одно: если леску не обмотать вокруг удилища по спирали двумя-тремя витками, она при подсечке и вываживании рыбы будет провисать, резко изгибать кончик, вернее самую его вершинку.

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 10. Оснащение верхнего колена удилища.

Насадка соединительных трубок.

Эта операция тоже не представляет особой сложности. Подогнав конец колена под соединительную трубку, обмотайте его по длине насаживаемой трубки капроновой нитью слой в слой. Чтобы последний виток не сползал при насадке, оградите его медной туго закрученной проволочкой. Трубку сильно нагрейте на газовой горелке, затем пассатижами нацепите ее на конец колена так, чтобы она лишь удерживалась. Обмотка из капроновой нити начнет плавиться. Тогда, быстренько обхватив обеими руками колено, уприте трубку в заранее приготовленную плашку на полу. Небольшое усилие, и колено по расплавленному капрону войдет в трубку, как по маслу. Теперь трубку подставьте под струю воды. Мгновенно сжавшись, она еще прочнее прижмет капроновую пленку, заполнившую пространство и все неровности между бамбуком и трубкой, скрепив их намертво.

О поплавках.

Вы забросили удочку и теперь… Теперь для вас больше ничего не существует. Перед вами только поплавок. Настороженно, с пристальным вниманием и затаенной надеждой будете вы следить за ним.

Назначение поплавка — удерживать насадку на определенной глубине и сигнализировать о поклевке. У этого посредника между вами и рыбой весьма выразительный «язык». По характеру его движения вы, еще не видя рыбы, узнаете, какая из них удостоила своим вниманием вашу насадку.

Существует множество самых различных поплавков. Любой из них должен прежде всего отвечать главным непременным требованиям — быть чутким и не отпугивать рыбу. Но при выборе поплавка непременно надо учитывать также место и способ ловли.

Если вы ловили в предыдущий раз окуня в заливе на волне, а теперь собираетесь ловить плотву или красноперку в реке или озере, то один и тот же поплавок вряд ли подойдет: окунь, даже средней величины, уверенно топит большой пенопластовый поплавок — поклевку тут не прозеваешь, — а вот плотва, «почувствовав» поплавок, бросит насадку.

Но неужели каждый раз надо ставить новый поплавок? Да. Когда характер рыбалки меняется, это не просто желательно, а необходимо. Ведь от того, как поплавок передаст вам поклевку, во многом зависит, удастся ли вам подсечь и поймать рыбу.

У большинства рыболовов поплавок на все случаи один и тот же — конусный или яйцевидный кусок пенопласта, через который протянута леска. На определенную глубину такой поплавок устанавливается с помощью спички, которая прижимает леску к пенопласту. Часто конусный или круглый кусок пенопласта насаживают на перьевой поплавок. Такие поплавки при ловле леща и окуня в заливе устойчивы на волне, хорошо заметны. Но, во-первых, менять их весьма затруднительно (это значит, или отвязывать леску, или разрывать ее там, где крепятся грузила), во-вторых, перевозить удочки с большими поплавками неудобно — их можно повредить. К тому же надо иметь весьма и весьма вместительный чехол.

Как же быть? Ответ прост — оснастить свои удочки съемными поплавками. Штука эта несложная, но удобная в любой обстановке. На леску, опять же до того, как вы привязали к ней крючок и поводки, наденьте кусочек ниппельной резинки и вырезанный из бамбука или другого твердого дерева штырек с двумя дырочками у основания (прожечь раскаленной иглой) (рис. 11). В дырочки пропустите леску, поднимите штырек вслед за резинкой до нужной вам длины лески и закрепите резинкой — она будет удерживать поплавок от смещения. Теперь достаточно воткнуть штырек в кусок любого плавучего материала, и поплавок в сборе. Вы уже, наверное, поняли, как легко и просто менять глубину — стоит только придержать штырек и протянуть леску. Величина пенопласта или пробки будет определяться нужной вам грузоподъемностью, форма — тем, для ловли какой рыбы, предназначена снасть.

Но, пожалуй, еще лучше поплавки из легчайшего пенопласта с полиэтиленовой трубочкой для лески (рис. 12). Этот пенопласт служит упаковочным материалом для пишущих машинок, различной счетной техники, можно его найти и у колхозных рыбаков. Очень он, правда, капризен в обработке, но поплавки из него просто незаменимы: по размеру небольшие, однако весьма грузоподъемные и чувствительные.

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 11. Съемный поплавок.

К примеру, поплавок, который изображен на рис. 12, весит 0,5 грамма, а его грузоподъемность 8,5 грамма. Вес стандартной оливки — 8,8 грамма. Для сравнения укажем, что перьевой поплавок весом 1,3 грамма удерживает в воде грузило весом лишь 2 грамма.

Легчайший пенопласт состоит как бы из слипшихся снежных крупинок, поэтому непрочен. Однако от этого недостатка можно избавиться. Сначала острым, с тонким лезвием, ножом следует вырезать брусок по величине предполагаемого поплавка, слегка придав ему цилиндрическую или веретенообразную форму. Теперь металлическим упругим стержнем (вязальной спицей) с острым конусным концом нужно осторожно проколоть по центру сквозное отверстие. Вставьте в отверстие полиэтиленовую трубочку (использованный стержень шариковой ручки или трубочку для коктейля). Но просто так трубочка в пенопласт не войдет, она будет гнуться и может даже разломать заготовку. Поэтому ее лучше надеть на иголку шприца (есть такие толстые иглы, которые как раз входят в эти трубочки). Трубочка упрется в утолщение, на которое надевается игла на шприц, и не сдвинется, когда вы будете ее продвигать в пенопласт. Кстати, чтобы трубочка шла легче и не выламывала крупинки пенопласта, ее кончик нужно чуть-чуть сточить на конус, а в отверстие пенопласта протолкнуть сколько можно казеинового клея (именно казеинового, и ни в коем случае не синтетического, от которого пенопласт вздувается и деформируется. Клей размажется по всей длине трубочки, плотно прижатой пружинистым пенопластом, и надежно закрепит ее. Вставив трубочку, выньте иглу и оставьте заготовку часа на два, чтобы высох клей.

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 12. Пенопластовый поплавок с полиэтиленовой трубочкой от шариковой ручки.

Затем остается лишь обработать заготовку. Вырежьте из фанеры кружок диаметром 14 сантиметров, наклейте на него с обеих сторон тем же казеиновым клеем мелкозернистую и среднезернистую шкурки, насадите этот кружок на вал вашего электромоторчика и обтачивайте заготовку. В ходе обработки на пенопласте образуется чистая твердая корочка. Она и полиэтиленовая трубочка и придадут поплавку достаточную прочность. Передвигать и закреплять такой поплавок на леске очень удобно, и любой узел теперь не помеха. И сама леска не будет портиться, так как трубочка эластична. Прижатая к ней спичечным колышком леска надежно будет удерживать поплавок: он не сдвинется ни на миллиметр.

Подобным образом можно сделать совсем миниатюрные поплавки, раскрасить их, покрыть затем прозрачным лаком. Что не рекомендуется — это втыкать в них крючки, так как этим самым уменьшается прочность поплавка и нарушается его водонепроницаемость.

Иногда насадку надо забросить подальше от берега. Но как это сделать и удержать ее на определенной глубине? Здесь пригодится скользящий поплавок. Сделать его можно из большой пробки, цилиндрического или конического куска пенопласта. Пробку или пенопласт проколоть стальной проволочкой (можно разогнуть английскую булавку), концы проволочки согнуть под прямым углом так, чтобы они выступили за край поплавка, на концах выгнуть маленькие колечки, через которые и пропускается леска. Ограничителем для поплавка будет завязанный в узел кусочек лески (рис. 13).

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 13. Скользящий поплавок.

Оснастите таким поплавком спиннинг или проводочную удочку с катушкой и кольцами и забрасывайте насадку хоть метров на двадцать. Увлекаемая грузом, насадка уйдет на глубину, а поплавок, поднявшись по леске до ограничителя, остановится.

Бывает немало случаев, когда, казалось бы, недосягаемое для удочки место с помощью скользящего поплавка становится доступным.

Зимние удильники.

Для подледного блеснения окуня нужен удильник, максимально простой в обращении, так как на холоде не очень-то сподручно укорачивать или удлинять спуск, привязывать крючок и производить другие манипуляции (рис. 14).

Хлыстик должен быть не только гибкий, но и довольно прочный. Наиболее подходящий для него материал—винипласт.

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 14. Удильник для подледного блеснения.

На кончик хлыстика следует надевать резиновую трубочку, которая при поклевке придает жесткому кончику гибкость и гасит резкие рывки рыбы. А кроме того, резинка удерживает леску. Для того чтобы можно было быстро менять глубину спуска, леску следует пропустить в дырочку, просверленную или выжженную раскаленной иглой в торце кончика наискось. Если требуется смотать или подмотать леску, достаточно отвернуть резинку, и она пойдет свободно. Сколько бы вы ни блеснили, леска не будет изнашиваться в месте изгиба, так как она лежит на резинке и вместе с ней мягко пружинит при каждом взмахе удильника.

А каково назначение примотанного к вершине хлыстика крючка? Двоякое: он позволяет быстро наматывать леску при смене места, что немаловажно, так как при поиске окуня лунки приходится менять часто. Крючок будет также служить своеобразной опорой, которая предотвратит сползание лески по хлыстику, когда вы будете вываживать окуня, поднимая удильник как можно выше.

Еще одно. При смене места удильник удобнее всего переносить, засунув его за голенище валенка или сапога, так как кроме него вам придется нести ледобур, черпачок и, может быть, стульчик и рюкзак. А куда же девать блесну с острым крючком? Ее лучше всего прятать в вырезанное в конце пенопластовой ручки удильника гнездо (рис. 15).

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 15. Гнездо в ручке удильника для блесны.

Я не рассказываю об устройстве кивка: рисунки самых разнообразных кивков из лески, щетины, различных пружинок много раз приводились в альманахе «Рыболов-спортсмен», журнале «Рыбоводство и рыболовство», в подборках «Голубого стадиона» газеты «Советский спорт».

Блесны.

На окуневые идет различный материал: медь, латунь, нержавеющая сталь, на сиговые блесны — серебро, мельхиор или их комбинации.

«Пластинка» (рис. 16), пожалуй, самая распространенная среди колхозных рыбаков блесна. Применяются различные формы. С внутренней стороны покрыта тонким, даже с некоторыми просветами, слоем олова. Крючки или припаиваются, или продеваются в дырочку, выгибаются и связываются шерстяной красной ниткой. Вес 8 граммов.

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 16. Блесна «пластинка».

«Снеток» (рис. 17). По внешнему виду эта блесна напоминает рыбку, именем которой она названа. Паяется из двух серебряных пластинок, с крючком заподлицо. Почти до самого дна идет ровными короткими зигзагами, так как центр ее тяжести находится ровно посредине. Отлично берет на нее окунь, попадается и сиг. Вес 7 граммов.

«Идеал». С виду тоже похожа на рыбку в горизонтальном, лежачем положении. Паяется из двух фигурно выпресованных пластинок с крючками заподлицо. Блесна получается полупустотелой, что придает ей плавучесть. Сначала идет более крупными, чем «снеток», зигзагами, а затем падает по спирали. Вес 8 граммов.

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 17. Блесна «снеток».

Форму этой блесны, которая показалась мне идеальной, я нашел после долгих экспериментов. Но долго ли потерять блесну, а точной копии не сделать. Значит, нужен штамп.

Я изготовил формочку, в которой свободно помещалась блесна. Затем залил ее наполовину раствором зуботехнического гипса и, утопив в нем наполовину блесну, дал гипсу застыть. Развел новый раствор гипса и, смочив водой застывший с блесной, залил формочку доверху. Смачивать застывший гипс необходимо для того, чтобы он не превратился в сплошную массу и формочку можно было бы разделить на половинки. Спустя 20 минут, постукивая молотком по отливке, я рассоединил ее и осторожно извлек блесну.

Все это у вас прекрасно получится. А чтобы изготовить штамп (рис. 18), наверняка придется прибегнуть к помощи слесаря. Обязательное для штампа условие — размеры окошка в нем должны точно соответствовать размерам формочки, в которой вы гипсовали блесну.

Одна из гипсовых половинок помещается в окошко штампа и заливается легко плавящимся (при температуре 65 градусов), но прочным металлом мелот — это матрица. Теперь ее следует хорошенько закоптить, вставить в окошко штампа вместо вынутой гипсовой половинки и вновь залить мелотом. Если вы его не перегреете при плавке, то копоть не даст ему сплавиться с нижней отливкой. Это пуансон.

Между матрицей и пуансоном стоит вставить тонкую пластинку из отпущенного цветного металла (раскалить и опустить в воду), поместить в окошко штампа. Закрыв его крышками, посильнее зажать штамп в тисках, и вы получите точную копию одной из поверхностей своей блесны. Таким же способом делаете вторую поверхность. Остается подогнать их, вставить между ними крючок и спаять.

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 18 Штамп для изготовления блесен.

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 19. Блесна «идеал».

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 20. Блесна «азарт».

«Идеал» — блесна универсальная, годится и на окуня, и на сига, но с соответствующим крючком (рис. 19).

«Азарт». Конфигурацией напоминает «идеал», но меньше по размерам. Линии более плавные. Изготовляется точно, как «Идеал». Можно ставить один крючок с бородкой или два без бородок — (рис. 20). Наиболее приемлема для применения на окуня после ледостава. А вообще-то это преимущественно сиговая блесна. Для того чтобы «слышать», как она играет, надо применять леску не толще 0,3 миллиметра. Вес от 3–5 граммов с одним крючком, до 6 граммов — с двумя.

Можно было бы привести еще несколько образцов окуневых и сиговых блесен, но, думается, не стоит этого делать, как большое разнообразие блесен практически ничего не дает, но только отнимает время на их изготовление, а на рыбалке вносит сумятицу в поведение рыболова. При отсутствии поклевок рыболов без конца меняет свои блесны, между тем как бесклевье, как правило, имеет другие причины.

Две окуневых — «идеал», «снеток», две «пластинки» (средняя и большая); две сиговых — «азарт» и «идеал», многократно проверенные и показавшие высокую уловистость, вполне достаточны для любого рыболова: и новичка, и аса.

«Две восьмерки».

Существует множество способов привязки блесен к леске: с помощью заводного колечка, простого колечка или без них, а прямо через дырочку в блесне. Во всех этих случаях колечко или блесна к леске присоединяются накидной петлей. Двойная леска должна быть как будто надежной, но, увы, имеет уязвимую точку — узел, образовавший этот самый двойной конец: в узле она переламывается и, значит, теряет половину своей прочности. Леска, присоединенная к блесне напрямую может быстрее перетереться, ухудшает игру блесны. Простое колечко ненадежно в месте спайки, а заводное грубо для изящной блесны.

Способ привязки блесны с помощью «восьмерки» лишен всех этих недостатков — он наиболее надежен и, главное, блесна на этой «восьмерке» ходит совершенно свободно.

«Восьмерка» (рис. 21а) выгибается с помощью круглогубцев из сталистой проволочки диаметром 1,1 миллиметра (лучше всего из английской булавки). Нижнее колечко заводится в дырочку блесны, к верхнему привязывается леска.

Вода. Рыба. Рыболовы.

Рис. 21. «Восьмерка» для привязывания блесны и узел «восьмерка».

Но как привязать леску, чтобы ее и рабочий конец не пересекался в узле и не терял своей прочности? Для этого придется, дважды обмотав верхнее колечко, выполнить узел в виде… восьмерки (рис. 21б). При таком способе рабочий конец лески не пересекается, а только прижимается, и леска полностью сохраняет свою прочность. А это означает, что для определенного вида рыбы можно использовать леску самого минимального диаметра, без излишней толщины на разные «случайности». Для окуня это леска 0,25—0,3 миллиметра, для сига — 0,3–0,36 миллиметра.

Чистка и полировка блесен.

Чистка блесен производится мелкой шкуркой, зубным порошком, а полировка (при отсутствии электромоторчика) — иголкой. С электромоторчиком все проще. Грубо, начерно блесна обрабатывается на мелком абразивном круге, затем на зуботехнических кругах — резиновом и войлочном, покрытом пастой гои.

Чтобы блесны не тускнели, их следует обертывать фольгой от чайных пачек и ни в коем случае от конфет и шоколада, так как такая фольга несет на себе всяческие остатки, от которых блесны тускнеют.

На рыбалке, чтобы освежить потускневшую блесну, достаточно иметь красную (для химического карандаша) резинку или палочку, обернутую фетром с нанесенным на него тонким слоем пасты гои. Некоторые рыболовы поступают еще проще—наносят слой пасты на голенище валенка и при необходимости чистят о него свои блесны.

При ловле окуня и сига крючок блесны обматывается красной, желательно пушистой, шерстяной ниткой. У нас без этого «дополнения», кажется, никто не ловит.

Пешня или ледобур?

Если ловить плотву, сидя над двумя-тремя лунками весь день, то их, на худой конец, можно вырубить даже топором, а не только пешней. Но я помню и то время, когда колхозные рыбаки при поиске окуня долбили лунки только пешнями и не признавали никаких ледобуров. Да какими пешнями! У меня холодело в душе, когда я взирал на эти орудия под стать физической силе какого-нибудь былинного богатыря. Но рыбаки, люди физически крепкие, натренированные, управлялись с ними запросто. Над моим ледобуром-ложкой, входившим тогда еще в моду, они лишь посмеивались: что, мол, еще за детская игрушка? Но когда убедились, что я своим орудием без особых усилий раза в два быстрее сверлю лунку, посмеиваться перестали и сами начали приобретать ледобуры. К чему пускать по ветру свои силы, если они даже богатырские?

Но ледобур (я считаю наиболее удачным из всех типов «ложку», или, как еще ее зовут «лопатку», «совок») требует бережного обращения. Режущая часть должна быть заточена столь же тщательно и остро, как бритва, и так же всячески оберегаться от заусениц, забоин, щербинок. Тогда и лунку сверлить — не в тягость, а удовольствие. Не следует «ложкой» очищать лунку от льда, лучше иметь с собою для этого черпачок.

В инструкции указаны строгие правила заточки «ложки». В частности, там рекомендуется затачивать лезвие только с внутренней стороны. Но когда это не помогает и «ложка» сама не врезается в лед, надо заточить и внешнюю окружность лезвия. Дело это весьма тонкое, и чтобы совсем не испортить лезвие, лучше обратиться к мастеру. Чтобы сверлить было легче, нерабочую часть «ложки» снимают напильником на 3 миллиметра, разумеется, если эта операция не была произведена на предприятии.

Но полностью игнорировать пешню тоже нельзя. С нею хорошо идти по первому льду, пробуя его прочность. Удобнее пользоваться пешней при ловле щук на жерлицы: и лунку сделаешь побольше, и шестик для жерлицы поставишь надежнее.

ЧТО ДЕЛАТЬ С РЫБОЙ.

Поскольку большинство увлекающихся рыбной ловлей — мужчины, то наши советы о том, что делать с пойманной рыбой, прежде всего — для них.

Незачем надеяться, что во всех случаях жизни их будет выручать жена, которая сумеет вовремя и вкусно приготовить рыбу, или соседская кошка.

Есть много разных кушаний из рыбы. Уха, жареная или отваренная рыба — такие блюда известны всем, хотя допускаю, мало кто знает, что для придания аромата ухе к другим рыбам надо добавлять густеру, а чтобы уха не горчила, если для ее приготовления использовалась и плотва, у плотвы надо удалять глаза.

Мужчины должны уметь готовить рыбу не хуже, а даже лучше, чем женщины, не только ради элементарной справедливости, но даже из чисто престижных соображений. Поэтому, если вам повезло на рыбалке, вы принесли домой рыбу и хотите отведать ее на вкус (ведь нет более вкусной рыбы, чем та, которую сам поймал!), а в ответ слышите что-нибудь вроде: «Сам поймал — сам и чисти», — не отнекивайтесь («я устал, я то, я сё»), а берите нож или терку и (подумаешь, великое дело!) вычистите улов.

Или, допустим, почему бы вам не показать жене…

Как фаршировать щуку.

Ведь рано или поздно вы ее поймаете… Ножом или рыбочисткой освободите щуку от чешуи, затем вымойте ее. Аккуратно обрежьте вокруг кожу у самой головы и чуть отделите ее от мяса, так, чтобы можно было захватить ее пальцами через тряпку. Держа рыбу одной рукой за голову, другой снимайте кожу чулком. Дошли до плавника — подрежьте его, чтобы снять вместе с кожей. В хвостовой части перережьте позвоночник, чтобы хвост остался вместе с «чулком». Если на коже осталось много мяса, осторожно соскребите его на доске ножом.

«Чулок» отложите. Очистите рыбу от внутренностей, отделите мясо от костей.

Удалив жабры, голову, кости положите в кастрюльку, залейте водой, поставьте на огонь варить бульон. Чтобы он получился круче, желательно сюда добавить несколько рыбок других видов: окуней, плотвичек, густеры, можно и ершей. Положите 200 граммов овощей, два лавровых листика, несколько горошин перца.

Мясо щуки пропустите через мясорубку. За ним прокрутите примерно 50 граммов слегка размоченной в молоке булочки. К полученному фаршу из килограммовой щуки добавьте следующие компоненты: яйцо, немножко молока, пассированный лук, 20 граммов сливочного масла, 20 граммов жира, соль, перец, а если нравится, то для остроты и вкуса — чеснок. Тщательно перемешайте все. Теперь «чулок» нужно не очень плотно заполнить этой массой, зашить возможные повреждения, пришить голову — щука вновь примет свой прежний вид. Уложите ее на противень, залейте полученным от варки костей, рыбок, приправ и овощей бульоном и поместите в духовку. Время от времени поглядывайте на свое произведение. Чтобы не пересыхала и не трескалась кожа, увлажняйте ее оставшимся бульоном. Минут через сорок пять щука покроется золотисто-коричневой корочкой. Значит, готова. Минут пять подержите в выключенной духовке. Затем ее выложите на блюдо, живописно украсьте зеленью петрушки, дольками лимона, морковки, варившейся в бульоне. Ешьте сами, угощайте членов семьи, друзей и знакомых и облизывайте пальчики!

Как солить и вялить плотву, красноперку, густеру.

Рыбу вымыть от слизи. В эмалированном тазике густо пересыпать крупнозернистой (бунтовой) солью или солью нулевого помола. Аккуратно уложите рыбу, накрыв ее кружком с гнетом — увесистым булыжником, тщательно вымытым и ошпаренным кипятком. Пусть так рыба солится двое суток. Затем в течение двух часов отмачивайте ее, меняя через каждые полчаса воду.

Подвесьте рыбу крючками за рыла на веревку. Когда стечет вода и тушки подсохнут, переверните их хвостом вверх, воткнув крючки у самого основания хвоста.

Рыба должна висеть где-нибудь в тени, на хорошо продуваемом месте. Через семь-десять дней она готова к употреблению.

Таким способом можно воспользоваться ранней весной, поздней осенью и зимой, когда нет мух. Зимой рыбу придется подвесить в теплом месте — у батарей, над котелком отопления и т. д. Кстати, зимой гнет на кружок можно и не ставить.

Вялят рыбу и летом, но в это время неизбежны дополнительные приспособления и операции. После отмачивания ее следует опустить в раствор столового уксуса. Это нужно для того, чтобы, пока она подсыхает, не отложили яички мухи. А уж после этого ее помещают в каркасный ящик, обтянутый марлей. Ящик также должен находиться в тени и на сквозняке, чтобы воздух мог проникать через марлю. В безветренные сырые дни для обдувания рыбы следует воспользоваться обыкновенным комнатным вентилятором.

Как солить и вялить леща.

Делается все точно так же, как с плотвой, красноперкой, густерой. Но леща надо не просто пересыпать солью, а втереть ее под чешую, забить солью жабры, рот. Его выдерживают в соли полторы — две недели, пока тушка не станет твердой (если потянуть такого леща за голову и хвост, послышится скрипящий звук), только тогда рыба хорошо просолилась. Отмачивать леща надо двое суток, меняя воду через каждые три часа.

Летом засолку леща надо производить в холодильнике, тоже в течение двух недель, вялить в каркасном ящике.

Вялится лещ в зависимости от его величины две-три недели. Считается готовым к употреблению, когда мясо, если вяленую рыбу посмотреть на свет, приобретает янтарный цвет и утратит привкус сырости.

Как солить и вялить корюшку.

После просаливания, которое продолжается два-три часа, ее споласкивают, нанизывают на веревку и вывешивают в теплом месте (у батарей и т. д.). На третий-четвертый день деликатесная закуска готова. Пересушивать корюшку не рекомендуется, так как она теряет свои вкусовые качества.

Балык из сига.

Как и любую другую рыбу, сига можно жарить, готовить из сигового фарша пельмени. Но вкуснее всего он все же в сочном, вяленом и холодного копчения видах.

Солят сига так. Очищают внутренности и засыпают брюшную полость солью, делают вдоль позвоночника глубокий надрез и тоже засыпают солью. (Кстати, вместе с солью в килограммового сига добавляют чайную ложку сахару). Затем в брюшную полость укладывают в несколько слоев конец чистого кухонного полотенца, а другим концом плотно обматывают тушку сига. Процесс просаливания состоит в том, что соль, проникая в мясо рыбы, вытесняет оттуда воду. Полотенце в данном, «сухом», способе посола будет служить «промокашкой», впитывающей воду.

Завернутую в полотенце рыбу следует выставить в холодное место, и пусть там она просаливается в течение недели. Через неделю можете считать, что отличнейшая закуска или составная часть для бутербродов (к булочке с маслом и луком кольцами) готова.

Как вялить сига.

Посол сига колодкой — длительный процесс. Рыбу натирают солью, набивают солью жабры, рот и укладывают в посуду на решетку, чтобы стекала вода. Время от времени в течение трех недель сига переворачивают, посыпая солью. Затем, сполоснув его, вывешивают вялиться на чердак или в теплое место. Нельзя вешать эту рыбу слишком близко к печкам, дровяным плитам, так как жирное мясо сига быстро испортится, будет отдавать застарелым жиром.

Можно завялить сига и быстро, в течение пяти дней. Для этого рыбу следует распластать, сделав разрез тушки вдоль позвоночника, включая и голову. Удалите внутренности, снимите пленки вдоль позвоночника и высушите кровь бумажными салфетками или тряпкой. Со стороны позвоночника сделайте глубокий надрез и сильно протрите его солью. Всю внутренность посыпьте крупной солью. Распластованную и посоленную рыбу на кухонной доске выставьте в холодное место на ночь. Утром хорошо сполосните ее от соли и, взяв на распорки тушку, продев веревку через глаза, подвесьте ее у источника тепла. Когда на внутренней поверхности начнут выступать капельки жира, вяленый балык готов.

Как приготовить окуня горячего копчения.

Опустите окуня на два часа в тузлук. Затем подвесьте его на веревке на ветру, чтобы стекла вода и рыба подсохла. Теперь укладывайте по три-пять окуней в рыбокоптилку рижского производства, ставьте ее на газовую плиту или в костер, и через 7 минут получится великолепный окунь горячего копчения. Конечно же, перед тем как поставить коптилку в огонь или на огонь, в нее под решетку надо засыпать опилки, только не сосновые или еловые, так как рыба будет отдавать смолистым привкусом, а березовые или лучше всего ольховые.

Степан Саввич Гриньков.
ЗАЧЕМ ЧЕЛОВЕК БЕРЕТ В РУКИ УДОЧКУ! * * * * * * ТЕЧЕТ РЕКА ПРЕГОЛЯ. * * * * * * * * * * * * * * * * * * КАКАЯ ТЫ, ДЕЙМА? ЧТО В ТВОЕЙ ГЛУБИНЕ? * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * НА ПЕРЕКАТАХ ШЕШУПЫ. ЕСТЬ ТАКОЕ ОЗЕРО… * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * ВОДА СВЕТЛАЯ, ХРУСТАЛЬНАЯ. У САМОГО, САМОГО МОРЯ. * * * * * * ДНИ КАК ПАРУСА. * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * НЕСКОЛЬКО СОВЕТОВ. НЕ ПЕРЕСТУПИТЕ ЧЕРТУ. * * * КАК ЛАДИТЬ СНАСТЬ. Займемся удочкой. Насадка соединительных трубок. О поплавках. Зимние удильники. Блесны. «Две восьмерки». Чистка и полировка блесен. Пешня или ледобур? ЧТО ДЕЛАТЬ С РЫБОЙ. Как фаршировать щуку. Как солить и вялить плотву, красноперку, густеру. Как солить и вялить леща. Как солить и вялить корюшку. Балык из сига. Как вялить сига. Как приготовить окуня горячего копчения.